митрополит Иларион (Алфеев)

Вечерня, повечерие, полунощница, утреня, часы

Вечерня

В соответствии с традицией, унаследованной от Ветхого Завета, литургический день в христианской Церкви начинается с вечера. Соответственно первым богослужением суточного круга считается вечерня. Устав различает несколько типов вечерни – вседневную, великую, малую, а также соединяемую с литургией. Вседневная вечерня совершается по будням; великая – накануне воскресных и праздничных дней (она входит в состав всенощного бдения); малая – лишь в некоторых монастырях перед трапезой, предшествующей всенощному бдению. Вечерня соединяется с литургией в тех случаях, когда Устав предписывает совершение литургии вечером: по средам и пятницам Великого поста, в навечерия Рождества и Богоявления, в Великий Четверг и Великую Субботу. В этом случае от вечерни остается лишь ее начальная часть, которая заменяет начальную часть литургии (службу антифонов).

Современная вечерня включает в себя элементы, заимствованные из константинопольского «песненного последования» и иноческого вечернего правила. Слияние этих двух различных по происхождению последований происходило уже в VII веке.

Вседневная вечерня начинается словами: «Приидите, поклонимся Цареви нашему, Богу. Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему, Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему». Эти воззвания, по принятой в Православной Церкви традиции, произносятся перед началом чтения псалмов. Они указывают на то, что псалмы, несмотря на свое ветхозаветное происхождение, являются, в церковном понимании, христоцентричной молитвой, и переживаются верующим через призму поклонения Христу как Царю и Богу.

Если великая вечерня входит в состав всенощного бдения, то она начинается возглашением диакона «Востаните», после чего Устав предписывает священнику совершать полное каждение храма. Затем хор поет «Господи, благослови» и священник возглашает: «Слава Святей и Единосущней и Животворящей и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно и во веки веков». После «Аминь» начало обычное опускается и сразу же следует «Приидите, поклонимся», которое, по обычаю, поется священнослужителями в алтаре. К трем воззваниям в таком случае добавляется четвертое: «Приидите, поклонимся и припадем Ему». На практике, однако, каждение совершается не перед начальным возгласом священника, а после пения «Приидите, поклонимся», во время пения псалма 103.

Этот псалом вошел в чин вечерни, как предполагается, из палестинского иноческого правила (он содержится в Часослове Лавры преподобного Саввы Освященного, относящемся к VIII или IX в.). На вседневной вечерне псалом 103 читается, а на великой поется хором. Он избран для исполнения на вечерне не только благодаря тому, что в нем упоминается вечер и ночь («солнце позна запад свой, положил еси тьму и бысть нощь»), но и потому, что его общее хвалебное содержание соответствует началу литургического дня. Основной тон псалма – восхищение премудростью Божией и многообразием тварного мира. В практике Греческой Церкви значительная часть псалма 103 при совершении великой вечерни читается и лишь последние его стихи поются. По традиции Русской Церкви псалом исполняется нараспев; в приходской практике, однако, он поется в значительно сокращенном виде.

Во время пения псалма священник читает так называемые светильничные молитвы. Эти молитвы были частью вечерни, входившей в константинопольское «песненное последование». Тематически каждая из светильничных молитв была связана с определенным псалмом. Первые три светильничные молитвы («Господи, щедрый и милостивый», «Господи, да не яростию Твоею», «Господи Боже наш, помяни нас грешных») в литургических рукописях X-XII веков называются «молитвами трех антифонов» (первого трехпсалмия). Четвертая молитва («Немолчными песньми») исполнялась во время пения 129-го псалма. Пятая и шестая молитвы («Господи, Господи, пречистою Твоею дланию», «Боже великий и дивный») являются, возможно, одной из древних редакций литургических молитв о верных. Седьмую молитву («Боже великий и вышний») древние литургические памятники называют молитвой отпуста, т.е. читалась она в конце вечерни. Тематически она близка к одной из молитв из 8-й книги «Апостольских постановлений».

Постепенно, по мере развития чина вечерни и замены одних псалмов и антифонов другими, светильничные молитвы выделились в самостоятельное последование и сегодня читаются священником подряд. Их содержание раскрывает смысл вечерни как благодарственного и вместе с тем покаянного и ходатайственного богослужения. Собственно вечерняя тематика присутствует в последних двух молитвах («путесотворивый нам и дне прешедшую часть от всякаго уклонитися зла», «вечернее Тебе славословие принести», «подаждь же нам и настоящий вечер и приходящую нощь мирну, облецы ны во оружие света, избави ны от страха нощнаго, и всякия вещи, во тьме преходящия, и даждь сон, егоже во упокоение немощи нашея даровал еси»).

За псалмом 103 и светильничными молитвами следует великая ектения, которая не отличается от произносимой за другими богослужениями, в частности за литургией и утреней.

Далее Устав предписывает исполнять кафизму. В Православной Церкви, как уже говорилось, Псалтирь за богослужением прочитывается полностью в течение одной недели, причем кафизмы распределяются между вечерней и утреней: одна кафизма читается на вечерне, две на утрени. Началом чтения является воскресная вечерня (совершаемая в субботу вечером): на ней положено читать 1-ю кафизму (псалмы 1–8). Соответственно вторая и третья кафизмы читаются на воскресной утрени. На вечерне понедельника (совершаемой с вечера воскресенья) кафизма опускается, а с утрени понедельника вплоть до субботней утрени читаются кафизмы с четвертой по двадцатую. На воскресной же вечерне поется антифон «Блажен муж»: он состоит из отдельных стихов, выбранных из первой кафизмы.

Затем, после малой ектении, Устав предписывает петь псалмы 140, 141, 129 и 116. В современной монастырской практике первые несколько стихов псалма 140, начинающиеся словами «Господи, воззвах к Тебе, услыши мя», поются хором, последующие стихи читаются; в приходской практике часть стихов опускается. Псалмы поются на определенный глас, в зависимости от текущей седмицы. Во время пения «Господи, воззвах» диакон совершает полное каждение храма.

К последним стихам псалма 141 и к стихам псалмов 129 и 116 добавляются стихиры, называемые «стихирами на «Господи, воззвах». В зависимости от дня стихир может быть 6, 8 или 10. На вседневной вечерне обычно бывает 6 стихир, на праздничном всенощном бдении – 8, на воскресной вечерне – 10. При этом, если, например, воскресенье совпадает с попразднством двунадесятого праздника и памятью великого святого, 3 воскресные стихиры берутся из Октоиха, 3 праздничные из Минеи и 4 стихиры святому тоже из Минеи (но из другой службы). Последняя стихира всегда посвящена Богородице и называется «Богородичном».

Стихира – древний поэтический жанр, окончательное формирование которого относится к VII–VIII векам. Значительное число стихир, вошедших в богослужебные книги Православной Церкви, принадлежит перу студийских гимнографов этого периода. Тематически стихиры связаны с празднуемым событием: воскресные стихиры посвящены Воскресению Христову, стихиры праздников – празднуемому событию, стихиры святому – жизни и подвигам святого, чья память совершается в этот день.

После стихир на «Господи, воззвах» на воскресной и праздничной вечерне следует вход с кадилом. Совершается он по подобию малого входа на литургии – с той разницей, что на нем не выносится Евангелие. Молитва входа на вечерне («Вечер и заутра и полудне хвалим, благословим, благодарим и молимся Тебе, Владыко всех») отличается от аналогичной молитвы на литургии.

После входа, если он совершался, или сразу по окончании стихир, если входа не было, исполняется песнопение «Свете тихий», текст которого восходит к эпохе раннего христианства:

Свете тихий святыя славы, безсмертнаго Отца Небеснаго, Святаго Блаженнаго, Иисусе Христе: пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний, поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога. Достоин еси во вся времена пет быти гласы преподобными, Сыне Божий, живот даяй, темже мир Тя славит.

Тихий свет святой славы бессмертного Отца Небесного, Святого, Блаженного, Иисус Христос! Придя на закат солнца, увидев свет вечерний, воспеваем Бога – Отца, Сына и Святого Духа. Ты достоин быть воспеваемым во все времена благоговейными устами, о Сын Божий, дающий жизнь, потому мир и прославляет Тебя.

В славянских Часословах авторство гимна приписывается святителю Софронию, патриарху Иерусалимскому (6з4–644), однако на самом деле гимн значительно древнее. Текст гимна приводится в Александрийском кодексе Библии (V в.). Еще ранее, в IV веке, на него как на «древнюю» песнь ссылался Василий Великий в доказательство веры Древней Церкви в Божество Святого Духа:

Отцам нашим заблагорассудилось не в молчании принимать благодать вечернего света, но при явлении его тотчас благодарить. И хотя мы не можем сказать, какой отец был творцом этих речений светильничного благодарения, народ во всяком случае возглашает древнюю песнь: «Хвалим Отца, Сына и Святаго Духа, Бога». Если бы кто знал и гимн Афиногена, который он вместо предохранительного врачевства оставил ученикам, когда сам спешил уже ко всесожжению, тот бы узнал мысль мучеников о Духе.

Греческие Часословы называют «Свете тихий» «творением древним, или, как некоторые говорят, Афинагора мученика». Некоторые греческие Часословы называют его творением «Афиногена мученика», очевидно, на основании приведенных слов Василия Великого (хотя в них как будто бы речь идет о двух самостоятельных гимнах – одном, содержащем слова «Хвалим Отца, Сына и Святаго Духа, Бога», и другом, составленном мучеником Афиногеном).

В ранней Церкви пение гимна «Свете тихий» сопровождало обряд возжжения светильников. В гимне Иисус Христос назван тихим Светом святой славы Небесного Отца. Славянские переводчики избрали слово «тихий» для передачи греческого;, означающего не только «тихий», но и «светлый», «радостный». Слова «пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний» выявляют тематическую связь гимна с вечерним временем суток. Гимн обращен ко Христу, однако одновременно содержит в себе тринитарное славословие («поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога»).

После «Свете тихий» следует прокимен, включающий в себя несколько стихов из псалмов. На каждый день недели полагается свой прокимен; особые прокимны посвящены праздникам. После прокимна в праздники и дни памяти некоторых особо чтимых святых читаются паремии – специально подобранные отрывки из Библии. Таких чтений бывает, как правило, три. Далее следуют сугубая и просительная ектении, по содержанию не отличающиеся от аналогичных ектений литургии.

Между двумя ектениями (если служится вечерня со входом) или перед первой ектенией (если входа не было) читается молитва «Сподоби, Господи, в вечер сей без греха сохранитися нам». Эта молитва составлена из отдельных библейских стихов. В частности, стих «Благословен еси, Господи Боже отец наших, и хвально и прославлено имя Твое во веки» заимствован из песни трех отроков в книге пророка Даниила (Дан. 3:26). Из Псалтири заимствованы стихи Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя (Пс. 32:22); Благословен eси, Господи, научи мя оправданием Твоим (Пс. 118:12); Господи, милость Твоя во век, дел руку Твоею не презри (Пс. 137:8). В практике Русской Православной Церкви эту молитву на воскресной и праздничной вечерне принято петь.

После просительной ектении исполняются «стихиры на стиховне»: их бывает не более шести, и они тематически связаны с празднуемым событием. Последняя из них посвящена Богородице.

После стихир на стиховне Устав предписывает читать «Ныне отпущаеши» – песнь Симеона из Евангелия от Луки (см.: Лк. 2:29–32). В качестве вечерней молитвы «Ныне отпущаеши» упоминается уже в «Апостольских постановлениях». В контексте вечернего богослужения песнь Симеона тематически связана с завершением дня и предстоящим отходом ко сну. В то же время она служит напоминанием о последних днях жизни каждого человека и его переходе в вечность. Согласно христианскому пониманию, жизнь прожита не напрасно, если человек, подобно Симеону, встретил на своем пути Христа – спасение, которое Господь уготовал «пред лицем всех людей». И день прожит не зря, если человек в течение дня не забывал о Христе, обращался к Нему с молитвой.

Далее читается «Трисвятое по Отче наш» и после возгласа священника поется заключительный («отпустительный») тропарь. На воскресной вечерне отпустительный тропарь представляет собой песнь «Богородице Дево, радуйся», исполняемую трижды. Эта песнь составлена из обращенных к Богородице слов Архангела Гавриила (см.: Лк. 1:28) и праведной Елисаветы (см.: Лк. 1:42). Это одна из наиболее ранних и наиболее широко употребляемых христианских молитв, обращенных к Богородице. Молитва похожего содержания  употребляется в Западной Церкви.

Воскресная и праздничная вечерня завершается (подобно литургии) пением «Буди имя Господне», псалма 33 и благословением священника, за которым следует отпуст. Если вечерня совершается в составе всенощного бдения, то отпуст отсутствует, и сразу же за благословением священника начинается утреня.

В воскресные и праздничные дни Устав предписывает вставлять в вечерню особый чин, называемый литией. В современной приходской практике лития добавляется к вечерне лишь на всенощных бдениях великих праздников и дней памяти особо чтимых святых. Лития совершается в притворе храма, куда священнослужители выходят из алтаря. Современная лития является остатком древних литургических процессий, входивших в состав ночных бдений. Подобные процессии упоминаются уже Иоанном Златоустом в конце IV века и константинопольскими литургическими памятниками X века. В Иерусалимской Церкви IV века торжественные процессии были принадлежностью каждой воскресной вечерни. Современная лития – синтез константинопольской и иерусалимской традиций.

Выход на литию совершается при пении стихир, называемых в Уставе «стихирами на литии». Эти стихиры на праздничной вечерне посвящены празднику. Если лития совершается в обычное воскресенье, Устав предписывает петь «стихиру храма» (т.е. стихиру, посвященную святому или празднику, в честь которого назван храм).

По окончании стихир следуют четыре диаконских прошения и две священнические молитвы. Первое диаконское прошение, начинающееся словами Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое (Пс. 27:9), представляет собой молитву о даровании спасения христианам по молитвам Богородицы и святых: в этой молитве поименно перечисляются наиболее почитаемые святые. Второе прошение содержит молитву о духовных и светских властях, а также о тех категориях лиц, которые обычно упоминаются в сугубой ектении. В третьем прошении диакон молится о сохранении города и храма от стихийных бедствий. Четвертое прошение наиболее краткое: «Еще молимся и о еже услышати Господу Богу глас моления нас, грешных, и помиловати нас». После каждого прошения диакона хор поет многократно «Господи, помилуй»: после первого – 40 раз, после второго – 50, после третьего и четвертого – по 3.

Затем священник произносит молитву «Услыши ны, Боже, Спасителю наш, упование всех концев земли и сущих в море далече». Частое упоминание «сущих в море» или «плавающих» в литургических прошениях обусловлено тем, что в эпоху, когда составлялись богослужебные чинопоследования, мореплавание представлялось наиболее опасным и рискованным способом передвижения; поэтому считалось, что о плавающих нужно возносить сугубую молитву. В настоящее время в тех странах, где в богослужении используется современный язык, добавляется также прошение о «летающих» или «путешествующих по воздуху» (например, в английском языке «For those who travel by land, by sea and by air»). Однако в славянском и византийском греческом языках нет слова, которое передавало бы идею путешествия на самолете.

После молитвы «Услыши ны, Боже» священник благословляет народ и произносит еще одну молитву, начинающуюся словами «Владыко многомилостиве». По содержанию эта молитва близка к первому из четырех диаконских прошений литии; на ней тоже поименно поминаются святые.

По окончании молитв литийная процессия из притвора движется в центр храма, где священнослужители остаются до благословения хлебов, пшеницы, вина и елея. Этот чин имеет древнее происхождение; молитва, используемая в нем и читаемая священником, упоминает о чуде насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами (см.: Мф. 14:13–21; Мк. 6:31–44; Лк. 9:11–17; Ин. 6:1–14). Он является составной частью всенощного бдения и имеет целью телесно подкрепить участников всенощного бдения по окончании вечерни и перед началом утрени. В приходской практике Русской Церкви, где бдение длится два-три часа, этот чин в значительной степени утратил свой практический смысл и рассматривается как символическое действие. В афонских же монастырях, где и поныне совершаются многочасовые всенощные бдения, чин сохраняет практическое значение и всенощное бдение прерывается вкушением хлебов, пшеницы, вина и елея (масла).

Повечерие

Церковный Устав знает два вида повечерия – великое и малое. Название этой службы указывает на то, что она совершается после вечерней трапезы («по вечери», т.е. после ужина). Великое повечерие совершается только в праздники Рождества и Богоявления (в этом случае оно входит вместо вечерни в состав всенощного бдения), а также в период поста. Малое повечерие представляет собой ежедневную службу, которая совершается в некоторых монастырях и входит в келейное правило монаха. В те дни, когда совершается всенощное бдение, Устав предписывает опускать повечерие.

Молитва перед сном с чтением 90-го псалма упоминается в числе монашеских служб уже Василием Великим. Псалом 90 сохранился в числе псалмов, исполняемых на великом повечерии. Оно начинается возгласом «Благословен Бог наш» и затем, после «начала обычного» следуют псалмы 4, 6, 12, 24, 30 и 90. После этого начального «шестопсалмия» читается, а в великие праздники поется гимн, начинающийся словами «С нами Бог, разумейте, язы́цы, и покаряйтеся, яко с нами Бог». Этот гимн составлен из стихов книги пророка Исаии (см.: Ис. 8:9–18, 9:2–7). Исполнение гимна на великом повечерии в праздники Рождества и Богоявления имеет особый смысл, так как в нем содержится пророчество о рождении Мессии; торжественный и приподнятый характер гимна соответствует смыслу обоих праздников.

Далее следуют три тропаря, первый из которых начинается словами «День прешед, благодарю Тя, Господи»: в них молящиеся испрашивают Бога даровать им благополучный вечер и ночь. Затем читается гимн, начинающийся словами «Безплотное естество херувимское немолчными песньми Тя славословит» и заканчивающийся песнью «Святый, Святый, Святый, Трисвятый Господи, помилуй и спаси нас. Аминь». Следует чтение Никео-Цареградского Символа веры. Затем священник обращается с краткими молениями к Богородице, Ангелам и святым (поименно поминаются святые храма и дня). Хор повторяет молитвы священника. Читается «Трисвятое по Отче наш».

После «Отче наш» в праздничные дни исполняется тропарь праздника; в обычные дни читаются другие тропари, в которых вспоминается смерть и Страшный Суд. Затем читается молитва, надписанная именем Василия Великого и начинающаяся словами «Господи, Господи, избавлей нас от всякия стрелы летящия во дни». Эта молитва входила в состав константинопольского песненного последования в качестве молитвы второго антифона. Она печатается также в составе вечерни праздника Пятидесятницы. В молитве священник от лица общины просит Бога принять «жертву вечернюю, рук наших воздеяние» (что указывает на древний обычай молиться с воздетыми руками) и помочь «нощное поприще без порока прейти, не искушены от злых».

Далее следует вторая часть великого повечерия, включающая в себя псалмы 50 и 101, а также «молитву Манассии, царя Иудейского». Об этой молитве стоит сказать особо. Царя Манассию упоминает 4-я книга Царств, где о нем говорится, что он делал неугодное в очах Господних, сооружал жертвенники в честь языческих богов, делал другие «мерзости» и пролил... много невинной крови (4Цар. 21:2–17).

Сходная информация о Манассии содержится и во 2-й книге Паралипоменон, однако там имеется также рассказ о пленении Манассии: И говорил Господь к Манассии и к народу его, но они не слушали. И привел Господь на них военачальников царя Ассирийского, и заковали они Манассию в кандалы и оковали его цепями, и отвели его в Вавилон. И в тесноте своей он стал умолять лицо Господа Бога своего, и глубоко смирился пред Богом отцев своих. И помолился Ему, и Бог преклонился к нему, и услышал моление его, и возвратил его в Иерусалим на царство его (2Пар. 33:10–13). В той же книге далее говорится: Прочие дела Манассии и молитва его к Богу своему... находятся в записях царей Израилевых. И молитва его, и то, что Бог преклонился к нему... описаны в записях Хозая (2Пар. 33:18–19). Из этих упоминаний очевидно, что Манассия составил молитву, которая известна была авторам 2-й книги Паралипоменон. В еврейском тексте книги такая молитва отсутствует, однако она имеется в Септуагинте, где дана в приложении ко 2-й книге Паралипоменон (она имеется, в частности, в известном Александрийском кодексе Библии IV в.). Молитва приводится также в «Постановлениях апостольских». Оригинальным языком молитвы был, очевидно, греческий, и она могла быть составлена палестинским иудеем Маккавейской эпохи. Так или иначе, молитва имеет дохристианское происхождение.

По содержанию молитва представляет собой яркий пример покаянного обращения к Богу от лица грешника. Манассия в молитве вспоминает свои грехи и беззакония, которые «многочисленны», «паче песка морского». Кандалы и цепи, в которые закован Манассия («я согбен многими узами железными»), становятся образом духовного плена: человек согрешивший находится в плену у своих грехов и страстей. Молитва проникнута надеждой на милосердие «Бога кающихся», Бога, Который «благоутробен, долготерпелив и многомилостив». Редкий термин «благоутробие», буквально означающий «хорошие внутренности» и переводимый обычно как «милосердие», благодаря этой молитве прочно вошел в восточно-христианский богословский лексикон. Он указывает на любовь Бога к человеку, которая подобна любви матери к своему ребенку. Об этой любви говорится в книге пророка Исаии: Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя (Ис. 49:15). Благодаря такому содержанию молитва получила широкое распространение в восточно-христианской традиции, вошла в греческие и славянские списки Библии, была включена в богослужение.

По окончании молитвы Манассии следует «Трисвятое по Отче наш» и – в праздничные дни – кондак праздника; в другие дни читаются покаянные тропари «Помилуй нас, Господи, помилуй нас».

Третья часть великого повечерия включает псалмы 69 и 142, а также «великое славословие». Псалом 142 является заключительным псалмом шестопсалмия, читаемого на утрени. Великое славословие также является принадлежностью утрени: о его происхождении и содержании будет сказано при рассмотрении чина утрени.

Если повечерие входит в состав всенощного бдения, то сразу же после чтения великого славословия клир выходит на литию, а после литии начинается утреня. Если же повечерие совершается отдельно (например, в Великом посту), то после славословия следует заключительная часть великого повечерия. Она включает в себя песнопение, состоящее из стихов 150-го псалма, к которым присоединяется припев: «Господи сил, с нами буди, иного бо разве Тебе помощника в скорбех не имамы. Господи сил, помилуй нас». К гимну присоединяются покаянные тропари, «Господи, помилуй» 40 раз и молитва «Иже на всякое время» (о ней будет сказано ниже, в разделе, посвященном часам). В заключение читается две молитвы – одна обращена к Богородице, другая к Иисусу Христу: последняя из них тематически связана с предстоящим отходом ко сну («и даждь нам, Владыко, на сон грядущим, покой тела и души»). Повечерие заканчивается отпустительной молитвой, после которой священник испрашивает прощения у «братии» и произносит краткую ектению о здравии светских и церковных властей.

В своем современном виде великое повечерие представляет собой чинопоследование, составленное из нескольких разнородных элементов. Некоторые молитвы, входящие в него, ранее входили в другие службы, а некоторые и сейчас в них входят. По содержанию и составу великое повечерие частично дублирует вечерню, частично (особенно в своей третьей части) утреню. В целом великое повечерие представляет собой одно из самых содержательных и духовно насыщенных богослужебных чинопоследований. Преобладают в нем тексты из Ветхого Завета; христианская гимнография в нем занимает скромное место.

Малое повечерие представляет собой значительно сокращенный вариант великого повечерия. Оно включает начало обычное, псалмы 50, 69 и 142, великое славословие и Символ веры . На малом повечерии читается канон, который для каждого дня особый. В конце малого повечерия читаются те же две молитвы, которыми завершается великое повечерие.

Полунощница

Вставать на молитву в полночь было древней традицией, восходящей к дохристианским временам. Псалмопевец говорит: В полночь вставал славословить Тебя за праведные суды Твои (Пс. 118:62). Павел и Сила в темнице воспевали Бога около полуночи (Деян. 16:25). Как мы помним, Василий Великий ссылается на оба эти текста в качестве оправдания монашеской практики полунощной молитвы.

В древности, когда не существовало электрического освещения и ритм жизни подчинялся естественному природному ритму смены дня и ночи, было принято ложиться спать вскоре после захода солнца и вставать на рассвете. Монахи стремились к тому, чтобы максимально сократить время сна, а потому монашеские службы совершались и после заката, и в полночь, и рано утром. «Полноценная» восьми- или даже шестичасовая ночь была недоступна монаху, который должен был прерывать сон молитвой в полночь. Некоторые монахи спали, не раздеваясь и не ложась в постель, подобно воинам, готовым к битве. Воздержание от сна воспринималось как один из важных аскетических подвигов, составляющих монашеский образ жизни.

В современном виде полунощница представляет собой плод длительного развития. Ученые расходятся во мнениях относительно происхождения полунощницы, поскольку многообразие литургических источников не позволяет сделать по этому вопросу однозначные выводы. Неоспоримой, однако, является изначальная связь полунощницы с монашеской традицией: связь эта сохраняется и поныне, поскольку полунощница совершается только в монастырях (причем не в полночь, а в ранние утренние часы). Единственное исключение составляет пасхальная полунощница, совершаемая в приходских храмах перед началом ночного пасхального богослужения.

Полунощница бывает трех видов – вседневная, субботняя и воскресная. Основным элементом вседневной полунощницы является чтение псалма 118, разделенного на три части. В восточно-христианской традиции отношение к псалму 118 было особенно благоговейным: этот псалом воспринимался как мессианский, произносимый от лица Христа. В то же время 118-й псалом представляет собой своего рода компендиум аскетической жизни:

В этом псалме Давид описывает жизнь святых, подвиги их, скорби, труды, также восстания демонов, тысячи внушаемых помыслов, сети и прочие средства к уловлению, а вместе с тем и то, чем святые одерживают победу: закон, слова Божии, терпение, помощь свыше и, наконец что последует за трудами, награды, венцы, воздаяния.

Смысловое содержание полунощницы с наибольшей полнотой выражает тропарь, заимствованный из богослужения Страстной седмицы:

Се, Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща, недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо, душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия затворишися. Но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси Боже, Богородицею помилуй нас.

   Вот, Жених идет в полночь, и блажен тот раб, которого Он обретет бодрствующим, недостоин же тот, которого Он найдет унывающим. Будь внимательна, душа моя, не впади в сон, чтобы не быть вне преданной смерти и не остаться вне затворенных (врат) Цapства (Божия). Но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже,(молитвами) Богородицы помилуй нас.

Тропарь основан на притче о десяти девах, которые пришли на брачный пир, но забыли купить масла в светильники; когда пришел жених, они оказались неготовыми и остались вне брачного чертога (см.: Мф. 25:1–13). В то же время тропарь содержит аллюзии на притчу Христа о рабах, ожидающих возвращения своего хозяина с брачного пира (см.: Лк. 12:35–40). Обе притчи в восточно-христианской традиции трактуются как призыв к духовному бодрствованию. Главным же содержанием полунощницы является ожидание Второго Пришествия Сына Человеческого.

К этому тропарю добавляются два других, за которыми следует заключительная часть полунощницы, включающая несколько утренних молитв, псалмы 120 и 132, два заупокойных тропаря и одну заупокойную молитву.

Полунощница субботняя почти полностью отличается по составу от вседневной. В состав субботней полунощницы вместо 118-го псалма входит 9-я кафизма, включающая псалмы 64–69. На ней также читается молитва святого Евстратия. Эта молитва, по преданию, принадлежит мученику, осужденному на сожжение в царствование императоров Диоклетиана и Максимина. Согласно житию, молитву «Величая, величаю Тя, Господи» святой Евстратий произносил по пути к месту казни.

Полунощница воскресная отличается от субботней и вседневной тем, что на ней не читается кафизма, а вместо кафизмы исполняется канон. Октоих предписывает читать на воскресной полунощнице троичные каноны, принадлежащие перу Митрофана II, патриарха Константинопольского (1440–1443).

Утреня

Наиболее продолжительным и разнообразным по содержанию неевхаристическим богослужением суточного круга является утреня. По Уставу, она должна начинаться до рассвета и заканчиваться после восхода солнца. Этим в значительной степени обусловлена общая динамика данного богослужения. Оно начинается в сумраке, при погашенных светильниках, и начальная часть его носит покаянный характер. Постепенно общее настроение службы меняется, и завершающая ее часть проникнута духом благодарения и хвалы Богу, «показавшему нам свет».

Если утреня совершается отдельно от вечерни и не входит в состав всенощного бдения, она начинается с «двупсалмия», включающего в себя псалмы 19 и 20, за которым следует краткая ектения с прошениями о церковных и гражданских властях. После ектении следует возглас: «Слава Святей и Единосущней и Животворящей и Нераздельней Троице, всегда, ныне и присно и во веки веков». Этот начальный возглас – характерная особенность утрени, отличающая ее от всех других богослужений. В том случае, если утреня входит в состав всенощного бдения, этот возглас переносится в начало вечерни, а двупсалмие и ектения в начале утрени опускаются.

В начале утрени, после возгласа «Слава Святей», звучит так называемое малое славословие. Оно включает троекратное чтение ангельской хвалы Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение (Лк. 2:14) и двукратное чтение стиха Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою (Пс. 50:17). Сразу за славословием следует шестопсалмие, в которое входят псалмы 31, 37, 62, 87, 102, 142. Читается оно чтецом, стоящим посреди храма; светильники в храме, по Уставу, должны быть в начале шестопсалмия погашены.

Шестопсалмие представляет собой выборку из всей Псалтири, включающую наиболее характерные по тону и настроению псалмы покаянного и хвалебного содержания. Псалмы 3 и 37 выражают чувство внутреннего смятения, перерастающего в надежду на Господа. Псалом 62 проникнут чувством томительной жажды общения с Богом, влечения к Богу. Псалом 87 представляет собой утреннюю молитву, соединенную с воспоминанием о смерти. Псалом 102 содержит торжественную хвалу Богу, Творцу видимого мира. Псалом 142 вновь возвращает к настроению 3-го псалма и завершается просьбой о помощи и об освобождении от печали и уныния. В конце каждого псалма повторяется один или два наиболее выразительных стиха, как бы суммирующих его содержание.

Причиной, по которой именно эти псалмы вошли в состав утрени, являются многократные упоминания в них ночи, утра и пробуждения: аз уснух и спах, востах (Пс. 3:6); к Тебе утренюю (Пс. 62:2); поминах Тя на постели моей, на утренних поучахся в Тя (Пс. 62:7); во дни воззвах и в нощи пред Тобою (Пс. 87:2); и утро молитва моя предварит Тя (Пс. 87:14); слышану сотвори мне заутра милость Твою (Пс. 142:8). Шестопсалмие приобрело свою окончательную форму около VII века. Отдельные псалмы из него вошли в состав утрени в значительно более раннюю эпоху. Так, например, псалом 62 указывается в составе утреннего богослужения уже в «Апостольских постановлениях».

Во время чтения шестопсалмия священник, стоя перед царскими вратами, читает про себя 12 светильничных молитв. Эти молитвы некогда были распределены по тексту всей утрени, и каждая из них соответствовала определенному моменту богослужения. Древние Евхологии, в том числе кодекс Барберини, датируемый концом VIII века, включают почти полную подборку этих молитв (за исключением 9-й), причем в том же порядке, в каком они помещаются в современных Служебниках.

О том, в каком месте утрени произносились светильничные молитвы, можно судить по сохранившимся в современном чинопоследовании утрени возгласам, каждый из которых завершал ту или иную молитву. Первая из этих молитв выражает благодарение Богу за пробуждение ото сна: она заканчивается возгласом «Яко подобает Тебе всякая слава» и произносилась, следовательно, на великой ектении. Вторая и третья молитвы начинаются словами «От нощи утреннюет дух наш»; тематически они связаны с песнью пророка Исаии (ср.: Ис. 26:9–19); молитвы могли произноситься на малых ектениях после кафизм. Четвертая молитва является ходатайственной и по содержанию связана с сугубой ектенией: на эту связь указывает и возглас «Яко милостив». В пятой молитве упоминается «кадило»: вероятно, она совершалась перед каждением или во время каждения в начале канона; завершающий возглас этой молитвы «Яко Ты еси Бог наш» сейчас звучит после 3-й песни канона. Шестая молитва завершается возгласом «Ты бо еси Царь мира», звучащим в современной утрени после 6-й песни канона. Седьмая и десятая молитвы тематически связаны с 50-м псалмом и частично составлены из стихов этого псалма; возглас десятой молитвы «Милостию и щедротами» в современной утрени звучит после 50-го псалма. Восьмую молитву заканчивает возглас «Яко благословися всесвятое имя Твое»: аналогичный возглас в современной утрени звучит на ектении перед чтением Евангелия. Девятая молитва («Возсияй в сердцах наших») заимствована из литургии Василия Великого и Иоанна Златоуста, где она предшествует чтению Евангелия. Одиннадцатая тематически соответствует хвалитным псалмам и великому славословию; ее завершающий возглас «Яко Тя хвалят вся Силы Небесныя» в современной утрени звучит после 9-й песни канона, перед хвалитными псалмами. В двенадцатой молитве упоминается восход солнца и начало дня, что соответствует концу утрени.

По окончании шестопсалмия произносится великая ектения, за которой следует «Бог Господь» – избранные стихи из псалма 117. После них поется тропарь праздника, воскресный или святому, в зависимости от празднуемого события. Тропарь представляет собой один из древнейших жанров литургического творчества: в сжатом виде тропарь выражает основное содержание праздника. На «Бог Господь» тропарь обычно поется дважды, к нему добавляется Богородичен (тропарь, посвященный Богородице). Если богослужение совершается в Великом посту, а также в некоторых других случаях (например, на заупокойной утрени), Устав предписывает вместо «Бог Господь» петь «Аллилуйя» со стихами и тропарями.

После «Бог Господь» или «Аллилуйя» читаются две кафизмы, после каждой из которых произносится малая ектения и «седален» – краткое песнопение, по форме напоминающее тропарь. Слово «кафизма», которым в греческом обиходе обозначаются разделы Псалтири, происходит от глагола   «сидеть»; он указывает на обычай слушать псалмы сидя. Термин «кафизма» употребляется также для тех тропарей, которые следуют за псалмами и которые по-славянски называются «седальнами», что указывает на обычай сидеть также во время исполнения этих тропарей.

По окончании кафизм и седальнов на воскресной и праздничной утрени поется полиелей – псалмы 134 и 135. В приходской практике из этих псалмов поется лишь четыре стиха: Хвалите имя Господне, хвалите раби Господа (Пс. 134:1); Благословен Господь от Сиона, живый во Иерусалиме (Пс. 134:21); Исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость Его (Пс. 135:1); Исповедайтеся Богу Небесному, яко в век милость Его (Пс. 135:26). К каждому стиху добавляется троекратное «Аллилуйя». При начале пения полиелея в храме зажигаются все светильники; отверзаются царские врата, и священнослужители выходят на середину храма с зажженными свечами.

На праздничной вечерне сразу за полиелеем следует величание – краткий стих, прославляющий празднуемое событие. На воскресной утрени поются тропари «Ангельский собор удивися». Во время пения величания или воскресных тропарей священник с диаконом совершают полное каждение храма. В три воскресенья, предшествующие Великому посту, в состав полиелейных псалмов включается псалом 136 («На реках Вавилонских»), выражающий покаянное настроение.

Церковный Устав предписывает исполнять полиелей по воскресеньям только в определенный период года (с 22 сентября по 20 декабря и с 14 января до Недели сырной). В остальные воскресенья положено петь «Непорочны» – псалом 118.

Вслед за полиелеем и воскресными тропарями на воскресной утрени произносится малая ектения и читается ипакои (от греческого  – «внимательное слушание») – короткий припев, прославляющий воскресение Христово. Затем следуют «антифоны степенны» – стихи, авторство которых приписывается Феодору Студиту. «Степенными» они называются потому, что были написаны в качестве припевов к стихам тех псалмов, которые в греческой Библии названы «песнями степеней» (см.: Пс. 119–133). Вслед за степенными читается и поется прокимен – избранные стихи псалма. Далее звучит песнь «Всякое дыхание да хвалит Господа», составленная из псалма 150. Прокимен и эта песнь исполняются поочередно диаконом и хором.

На всех утренях, на которых совершается полиелей, положено также чтение Евангелия. На праздничной утрени читается Евангелие, тематически соответствующее празднику. На воскресных утренях читаются евангельские отрывки о воскресении Христовом. Таких отрывков из четырех Евангелий выбрано одиннадцать: один из Матфея (см.: Мф. 26:16–20), два из Марка (см.: Мк. 16:1–8, 9–20), три из Луки (см.: Лк. 24:1–12, 12–35, 36–53), из Иоанна (см.: Ин. 20:1–10, 11–18, 19–31, 21:1–14, 15–25). Прочитываются они целиком в течение одиннадцати воскресений; по окончании одного круга начинается новый круг.

После Евангелия на воскресной утрени звучит песнь «Воскресение Христово видевше», заимствованная из пасхального богослужения. Далее по Уставу следует чтение псалма 50. К нему добавляются припевы, возвращающие к теме празднуемого события. В воскресенье, например, поется: «Воскрес Иисус от гроба, якоже пророче, даде нам живот вечный и велию милость». Затем следует молитва «Спаси, Боже, люди Твоя», содержащая поименное поминовение святых.

Далее по Уставу положено исполнять «библейские песни», представляющие собой выбранные из различных книг Ветхого и Нового Заветов молитвы, произнесенные при различных обстоятельствах. В церковный обиход вошло десять библейских песней: первая – песнь Моисея после перехода евреями Чермного моря (см.: Исх. 15:1–18); вторая – предсмертная песнь Моисея во Второзаконии (см.: Втор. 32:1–43); третья – песнь Анны о рождении Самуила (см.: 1Цар. 2:1–10); четвертая – песнь пророка Аввакума (см.: Авв. 3:1–19); пятая – песнь пророка Исаии (Ис. 26:9–19); шестая – песнь пророка Ионы (см.: Ион. 2:3–10); седьмая и восьмая – песнь трех отроков в печи (см.: Дан. 3:26–45 и Дан. 3:52–88), девятая – песнь Пресвятой Богородицы (см.: Лк. 1:46–55) и десятая – песнь Захарии о рождении Иоанна Крестителя (см.: Лк. 1:68–79).

К заключительным стихам девяти из десяти библейских песней (в число девяти не входит предпоследняя – песнь Богородицы) принято добавлять тропари, в совокупности составляющие канон. Следовательно, в каноне должно быть тоже девять песней. В большинстве богослужебных канонов, однако, после первой песни следует сразу третья. Это связано с тем, что вторая библейская песнь по содержанию отличается крайней суровостью и потому употребляется за богослужением только в Великом посту. Соответственно вторая песнь присутствует лишь в Великом каноне Андрея Критского и некоторых других великопостных канонах, тогда как в прочих канонах она отсутствует.

Каждая песнь канона, как правило, состоит из четырех тропарей. Их предваряет ирмос – тропарь, наиболее тесно связанный с содержанием библейской песни и в то же время служащий образцом для последующих тропарей канона. Поскольку в Византийской Церкви каноны исполнялись нараспев, одна и та же мелодия использовалась для ирмоса и тропарей канона. Поэтому и количество слогов, и их расположение в ирмосе и тропарях должно было быть одинаковым. Данное ритмическое соответствие является характерной жанровой принадлежностью канона. При переводе на славянский и другие языки это соответствие утрачивается, из-за чего теряется представление о каноне как о поэтическом произведении.

На утрени обычно исполняется одновременно два, три или четыре канона. Например, на воскресной утрени читаются каноны Октоиха воскресный, крестовоскресный (посвященный кресту и воскресению) и Богородице; к ним добавляется канон празднуемому святому из Минеи. При этом из канона воскресного берется 4 тропаря, из крестовоскресного и Богородичного по 3, из канона святому 4: итого 14 тропарей. В начале песни исполняется ирмос, а в конце – катавасия. Они соответственно должны присоединяться к 14 последним стихам каждой из библейских песней. При наличии в каждом каноне восьми песней общее число исполняемых тропарей должно составить 112, а вместе с ирмосами и катавасиями – 128.

Библейские песни в сочетании с канонами – наиболее сложная по структуре, наиболее продолжительная и наиболее трудная для восприятия часть утрени. Именно этим, очевидно, обусловлен тот факт, что библейские песни, за исключением 8-й (песни Богородицы), в современной практике – как приходской, так и монастырской – полностью вышли из употребления. Они исполняются целиком лишь в Великом посту. В обычные же воскресные и праздничные дни, а также на утренях по будням читаются только каноны, причем в приходской практике они значительно сокращаются: как правило, из 14 тропарей каждой песни оставляется только по 4. Таким образом, на воскресной утрени на обычном приходе звучит по одному тропарю из каждой песни каждого канона: воскресного, крестовоскресного, Богородичного и святому.

Перед каждым из тропарей канона читается припев: «Слава, Господи, святому воскресению Твоему» перед тропарями воскресного канона; «Слава, Господи, Кресту Твоему Честному и воскресению» перед тропарями крестовоскресного; «Пресвятая Богородице, спаси нас» перед тропарями Богородичного; «Святителю отче (имя), моли Бога о нас» – перед тропарями канона святителю. Эти припевы не предусмотрены церковным Уставом; они вошли в употребление в качестве замены стихов библейских песней.

После 3-й, 6-й и 9-й песней канона произносится малая ектения. После 6-й песни исполняются также кондак и икос, представляющие собой первую пару песнопений из древнего жанра кондака, о котором говорилось выше. В некоторые праздничные дни Устав предписывает после икоса читать «синаксарий» – поучение, раскрывающее смысл праздника. Такие синаксарии содержатся в Минее праздничной, Триодях постной и цветной, некоторых службах Миней месячных. В дни памяти святых в этот момент положено читать житие святого из Пролога – сборника житий. На практике эти чтения повсеместно опускаются.

После 8-й песни диакон произносит: «Богородицу и Матерь Света в песнех возвеличим». Хор поет песнь Богородицы «Величит душа Моя Господа». Это единственная из библейских песней, которая сохраняется в повсеместном употреблении. В некоторые праздники ее пение отменяется и вместо нее поются специальные припевы.

В Русской Православной Церкви сложился обычай во время чтения канона совершать помазание верующих святым елеем. Совершается оно так: верующий прикладывается к Евангелию или праздничной иконе, лежащей посреди храма на аналое, после чего подходит к священнику, и он крестообразно помазывает ему лоб. Типикон не предусматривает такого чина в этом месте утрени; в Типиконе лишь упоминается помазание елеем «от лампады» после завершения утрени в некоторые праздники.

По окончании канона в воскресный день поется стих «Свят Господь Бог наш». Далее на воскресной утрени читается «экзапостиларий» – гимн, посвященный воскресению Христову и тематически связанный с читавшимся на утрени Евангелием. Таких экзапостилариев одиннадцать, по числу Евангелий; автором их, как уже указывалось, является византийский император Константин VII Багрянородный.

Далее следуют хвалитные псалмы – 148, 149 и 150, входившие в состав синагогального утреннего богослужения. В составе христианской монашеской утрени они упоминаются уже в V веке Иоанном Кассианом Римлянином. К заключительным стихам псалма 149 и к стихам псалма 150 добавляются стихиры на Хвалитех – обычно их бывает шесть или восемь. В заключение этих стихир поются так называемая «стихира евангельская» и Богородичен. Стихира евангельская тематически связана с утренним евангельским чтением: как и экзапостилариев, стихир евангельских в общей сложности одиннадцать.

Затем следует возглас священника «Слава Тебе, показавшему нам свет», знаменующий собой восход солнца. Вслед за возгласом на воскресной и праздничной утрени поется, а на будничной читается великое славословие. Оно начинается, как и малое славословие, ангельской хвалой «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Далее следует прославление Бога Отца и Бога Сына, напоминающее начало анафоры из литургии Василия Великого:

Хвалим Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя великия ради славы Твоея. Господи Царю Небесный, Боже Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный Иисусе Христе и Святый Душе. Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй грех мира, помилуй нас: вземляй грехи мира, приими молитву нашу: Седяй одесную Отца, помилуй нас. Яко Ты еси Един Свят, Ты еси Един Господь, Иисус Христос, во славу Бога Отца, аминь.

Последующая часть великого славословия состоит преимущественно из избранных стихов Ветхого Завета (в частности, Пс. 144:2; Дан. 3:26; Пс. 32:22; Пс. 118:12; Пс. 89:2; Пс. 40:5; Пс. 142:9–10). Подборка завершается словами: Яко у Тебе источник живота; во свете Твоем узрим свет. Пробави милость Твою ведущим Тя (Пс. 35:10–11). Слова «во свете Твоем узрим свет» указывают на восход солнца, что тематически соответствует заключительной части утрени. Эти слова в христианской традиции получили христологическое толкование: под светом понимается Бог Отец, а под другим светом Бог Сын. В соответствии с таким пониманием Григорий Богослов говорит: «Во свете Твоем узрим свет, то есть как бы в Духе Сына». Славословие заканчивается пением «Святый Боже».

По окончании великого славословия на воскресной утрени поется воскресный тропарь либо тропарь празднику. Далее на воскресной и праздничной утрени следуют сугубая и просительная ектении, после которых совершается отпуст. На вседневной утрени сначала следует просительная ектения, затем поются стихиры на стиховне, далее сугубая ектения и отпуст.

Помимо перечисленных выше песнопений и молитв, в состав утрени, согласно Типикону, должны входить чтения из творений святых отцов. Такие чтения, в частности, предусмотрены между вечерней и утреней, если они соединены во всенощное бдение, после первой и после второй кафизм, после полиелея, после 3-й и 6-й песней канона, а также перед 1-м часом. В общей сложности всенощное бдение должно прерываться чтениями семь раз. За утреней Типикон предписывает читать толкования Иоанна Златоуста на Евангелия от Иоанна и от Матфея, его же «Толкование на Шестоднев» (начальные Беседы на книгу Бытия), толкование Феофилакта Болгарского на Евангелие от Луки, «Лавсаик» Палладия Еленопольского, творения Ефрема Сирина и некоторых других авторов. На богослужениях великих праздников предписывается читать проповеди Григория Богослова, посвященные этим праздникам.

Утреня является тем православным богослужением, где в наибольшей степени проявляется расхождение между церковным Уставом и практикой, будь то монастырской или приходской. Это связано с целым рядом обстоятельств. Прежде всего, утреня в том виде, в каком она описана Типиконом, является богослужением по своему составу и содержанию преимущественно монастырским, рассчитанным на людей, чьим основным занятием является участие в богослужении. При совершении ее по Уставу, то есть без сокращений, она может длиться от четырех до семи и даже более часов (в зависимости от стиля пения). Если же утреня соединяется с вечерней при вхождении в состав всенощного бдения, то богослужение может длиться девять или десять часов – от заката до рассвета. Участие в подобных службах возможно для монахов, но крайне затруднительно для мирян.

Чтение святоотеческой литературы на утрени было необходимо ввиду того, что монахи в Византии, как правило, не имели личных библиотек: рукописные книги были слишком дорогими, чтобы их можно было приобрести в личную собственность. Однако в наше время всякий может приобрести святоотеческую литературу и читать ее дома; необходимость в выслушивании длинных поучений во время богослужения фактически отпала. Кроме того, значительная часть текстов, которые предписывается читать за богослужением, адресована инокам (например, «Лавсаик»): предлагать их в качестве обязательного назидания мирянам нет надобности.

В византийских монастырях значительная часть богослужения выслушивалась сидя – в частности, седальны, все чтения из святых отцов. Отсутствие сидений в храмах Русской Церкви сделало сокращение этих частей богослужения неизбежной необходимостью.

Наконец, исключительная сложность для восприятия некоторых входящих в утреню молитвословий, в частности тропарей канона в соединении с библейскими песнями, привела к тому, что эти части стали повсеместно опускаться или существенно сокращаться.

Отметим, что в греческой приходской практике утреня подверглась еще более радикальным сокращениям, чем в русской. Прежде всего, как уже говорилось, в Греческой Церкви практически отсутствуют всенощные бдения, состоящие из вечерни в соединении с утреней. Вечерня у греков служится вечером, а утреня – утром, как и предписывается Уставом. Утреня совершается перед началом литургии, причем опускается двупсалмие, нередко опускается (или значительно сокращается) шестопсалмие, полностью опускаются кафизмы, из восьми песней канона читается (поется) только одна, а сразу же за великим славословием следует начальный возглас Божественной литургии. Таким образом, в греческой приходской практике утреня занимает почти то же место, что в русской чтение третьего и шестого часов перед началом литургии; часы же у греков на приходах опускаются вовсе.

Часы

В Православной Церкви богослужение часов включает в себя первый, третий, шестой и девятый часы. В Древней Церкви эти службы были связаны с определенными временами дня. В современной практике первый час совершается после утрени, третий и шестой – перед литургией, а девятый – перед вечерней. На приходах девятый час, как правило, опускается.

Источники II–IV веков, как мы видели, неоднократно упоминают третий, шестой и девятый часы как время, установленное для молитвы. Богослужения третьего, шестого и девятого часов существовали в IV веке как в монастырях, так и в соборных храмах. Более поздним по происхождению является первый час. По вопросу о происхождении этой службы существуют различные гипотезы: наиболее вероятно предположение, что изначально он был частью утрени и лишь впоследствии выделился в самостоятельное богослужение.

Все часы имеют сходную структуру: они включают в себя три псалма, чтение дневного тропаря и кондака, 40-кратное «Господи, помилуй», молитву общую для всех часов и отдельную завершительную молитву для каждого часа. Общая для всех часов молитва начинается словами «Иже на всякое время и на всякий час на небеси и на земли покланяемый, Христе Боже» и включает слова «приими и наша в час сей молитвы», что делает ее нейтральной по отношению ко времени суток. В состав первого часа входят псалмы 5, 89 и 100, на третьем часе читаются псалмы 16, 24 и 50, на шестом – псалмы 53, 54 и 90, на девятом – 83, 84 и 85.

Чтению псалмов на часах 3-м и 9-м предшествует так называемое «начало обычное». Оно включает в себя возглас «Благословен Бог наш, всегда ныне и присно и во веки веков», ответ чтеца «Аминь», молитвы «Царю Небесный», «Святый Боже», «Пресвятая Троица» и «Отче наш». (Такое же начало имеют некоторые другие вседневные службы, в том числе утреня.) В нынешнем виде начало обычное – довольно позднего происхождения, однако все молитвы, входящие в него, датируются первым тысячелетием. Из них самая древняя – молитва «Отче наш», автором которой является Христос.

После возгласа «Яко Твое есть Царство», завершающего молитву «Отче наш», следует «Господи, помилуй» 12 раз. Многократное произнесение «Господи, помилуй» включено во все основные богослужения суточного круга: во многих случаях, например в последовании часов, это краткое молитвенное воззвание читается 40 раз; в некоторых случаях, например на литии, Устав предписывает читать его 50 раз; часто встречается также троекратное и двенадцатикратное «Господи, помилуй». Нередко чтецы произносят многократное «Господи, помилуй» с поспешностью. Между тем эта молитва, как и все другие молитвы, требует внятного и неспешного произнесения, поскольку является наиболее лаконичным выражением сути всякого богослужения и всякой молитвы.

Содержание каждого часа наиболее полно раскрывается его тропарем (в современной практике «тропарь часа» исполняется только в Великом посту; в обычные дни на часах читаются тропари празднуемым святым). Тропарь первого часа указывает на его связь с утреней: «Заутра услыши глас мой, Царю мой и Боже мой». Тропарь третьего часа посвящен сошествию Святого Духа на апостолов – событию, которое произошло в третий час дня (см.: Деян. 2:15): «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим низпославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас, молящих Ти ся». Тропарь шестого часа говорит о распятии Господа Иисуса Христа на кресте: «Иже в шестый день же и час на кресте пригвождей в раи дерзновенный Адамов грех, и согрешений наших рукописание раздери, Христе Боже, и спаси нас». Тропарь девятого часа посвящен крестной смерти Спасителя: «Иже в девятый час нас ради волею смерть вкусивый, умертви плоти нашея мудрование, Христе Боже, и спаси нас».

В особых случаях, а именно в навечерия Рождества и Богоявления, а также в Великую Пятницу, часы совершаются в качестве самостоятельной службы, при этом на каждом из часов читается паремия (отрывок из Ветхого Завета), Апостол и Евангелие, исполняются праздничный тропарь и кондак. В таком случае часы принято называть «царскими», поскольку в Византии на них присутствовал император.


Вам может быть интересно:

1. Православие. Том 2 митрополит Иларион (Алфеев)

2. Последование часов и изобразительных. Историческое исследование Евфимий Петрович Диаковский

3. Толковый Типикон – НАЧАЛО УТРЕНИ профессор Михаил Николаевич Скабалланович

4. Литургика. Учебное пособие для Духовных Семинарий Гермоген Иванович Шиманский

5. Таинства и обряды Православной Церкви протоиерей Геннадий Нефёдов

6. Пособие к изучению устава богослужения Православной Церкви протоиерей Константин Никольский

7. Христианская православная утреня профессор Николай Дмитриевич Успенский

8. О богослужении Православной Церкви митрополит Вениамин (Федченков)

9. Толкование на паремии из книги Бытия епископ Виссарион (Нечаев)

10. Православное богослужение протопресвитер Александр Шмеман

Комментарии для сайта Cackle