митрополит Иларион (Алфеев)

  Рождественский циклПасхальный цикл 

Глава IV. Годовой Круг богослужения

Богослужение от Недели о мытаре и фарисее до Великой Субботы

Начиная с Недели о мытаре и фарисее вплоть до Великой Субботы за богослужением используется Триодь постная. Богослужение периода пения Триоди постной задумано как единый литургический цикл, развертывающийся на протяжении десяти недель. Этот цикл включает три подготовительных недели к Великому посту, шесть недель поста и Страстную седмицу. Молитвы и песнопения Триоди ведут верующего по пути великопостного покаяния через «пасху распятия» к «пасхе воскресения». Период действия Триоди постной – наиболее духовно насыщенный период годового богослужебного круга. Интенсивность литургического переживания возрастает по мере приближения к Пасхе и достигает своего апогея в дни, когда вспоминаются страдания, крестная смерть и воскресение Христа.

Подготовка к Великому посту

Неделя о мытаре и фарисее является первым из четырех воскресных дней, предваряющих Великий пост. Основной темой богослужения в этот день является притча о мытаре и фарисее, читаемая за литургией (см.: Лк. 18:10–14). В этой притче перед взором верующего представлены два типа религиозности. Фарисей – человек, исполняющий предписания закона, соблюдающий установленные посты, дающий десятину на храм. А мытарь – тот, у кого презренная профессия, кто не соблюдает установления закона, но у кого есть смирение и покаяние. Фарисей все свои добрые дела ставит себе в заслугу, а мытарь лишь со смирением сознает свое недостоинство.

Мытарь в притче отнюдь не представлен в качестве идеала для подражания, так же как фарисей – отнюдь не исключительно отрицательный персонаж. Притча завершается словами: Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится. Иными словами, оправданы оба – и мытарь, и фарисей, но мытарь оправдан более фарисея за свое самоуничижение.

В контексте предстоящего Великого поста притча о мытаре и фарисее напоминает о том, что соблюдение поста не должно становиться поводом для гордыни и превозношения. Кроме того, эта притча является напоминанием о смирении как об основании всех добродетелей и о гордыне как о корне всех пороков. В стихирах и тропарях смирение и покаяние мытаря противопоставляются надменности и гордыне фарисея:

Триодь постная. Неделя о мытаре и фарисее. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах»

Не помолимся фарисейски, братие: ибо возносяй себе смирится. Смирим себе пред Богом, мытарски пошением зовуще: очисти ны Боже, грешныя. Не будем молиться по-фарисейски, братья, ибо возносящий себя смирится. Смирим себя перед Богом, в посте взывая, как мытарь: Боже, очисти нас, грешных.

 Триодь постная. Неделя о мытаре и фарисее. Утреня. Канон. Песнь 1. Тропарь.

Притчами вводяй вся Христос, к жития исправлению, мытаря возвышает от смирения, показав фарисеа возвышением смиряема. Вводя всех притчами к исправлению жизни, Христос возвышает мытаря от смирения, показывая фарисея, смиряемого из-за возношения.

Триодь постная. Неделя о мытаре и фарисее. Утреня. Кондак.

Фарисеева убежим высокоглаголания, и мытареве научимся высоте глагол смиренных, покаянием взывающе: Спасе мира, очисти рабы Твоя. Избежим фарисейского хвастовства и научимся высоте смиренных слов мытаря, в покаянии взывая: Спаситель мира, очисти рабов Твоих.

На утрени в Неделю о мытаре и фарисее после 50-ro псалма начинается пение покаянных стихир, которые затем будут исполняться на каждой воскресной утрени в течение всего Великого поста:

Триодь постная. Неделя о мытаре и фарисее. Утреня. Стихиры по 50-м псалме.

Покаяния отверзи ми двери Жизнодавче, утреннюет бо дух мой ко храму святому Твоему, храм носяй телесный весь осквернен: но яко шедр, очисти благоутробною Твоею милостию.

На спасения стези настави мя Богородице, студными бо окалях душу грехми, и в лености все житие мое иждих: но Твоими молитвами избави мя от всякия нечистоты. Множества содеянных мною лютых, помышляя окаянный, трепещу страшнаго дне суднаго: но надеяся на милость благоутробия Твоего, яко Давид вопию Ти: помилуй мя, Боже, по велицей Твоей милости. Двери покаяния открой мне, Податель жизни, ибо дух мой взывает к святому храму Твоему, нося на себе храм тела, весь оскверненный, но, как щедрый, очисти меня благосердной Твоей милостью.

Наставь меня на стези спасения, Богородица, ибо я осквернил душу постыдными грехами и всю жизнь свою растратил в лени, но молитвами Твоими избавь меня от всякой скверны. Думая о множестве совершенных мною злых деяний, я, окаянный, трепещу перед страшным днем Суда, но, надеясь на милость благосердия Твоего, взываю к Тебе, как Давид: помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей.

Первая из этих стихир навеяна тематикой притчи о мытаре и фарисее, во второй слышны мотивы притчи о блудном сыне, а в третьей говорится о Страшном Суде. Таким образом, стихиры тематически связаны с тремя воскресеньями, предшествующими Великому посту.

В Неделю о блудном сыне за литургией читается притча (см.: Лк. 15:11–32), представляющая пример неизреченного милосердия Божия по отношению к кающемуся грешнику. Она показывает, что Бог любит человека вне зависимости от его праведности или греховности и что Его любовь по отношению к человеку не оскудевает, даже если человек покидает Бога и уходит от Него «на страну далече». Человек может удалиться от Бога, но Бог никогда не удаляется от человека. Путь покаяния – это путь возвращения к Богу, Который всегда готов принять кающегося. Более того, как и сама вера, покаяние – это путь, по которому Бог и человек идут навстречу друг другу: образ отца, выходящего навстречу блудному сыну, наглядно иллюстрирует эту мысль.

Блудный сын – образ всякого человека, который недолжным образом распорядился собственной жизнью. Каждый человек получает от Бога и от своих предков то духовное наследие, которое дано ему для того, чтобы он жил им и передавал его своим детям. Но нередко человек по молодости или по безрассудству расточает это наследие, накопленное веками, трудом многих поколений. Расточив богатство, он затем приходит к осознанию собственной нищеты и обращается к Богу.

История блудного сына – пример последовательного, поэтапного покаяния. Обращение блудного сына началось с того, что он «пришел в себя», то есть осознал свою беспомощность и нищету. Затем он вспоминает о том, что у него есть отец. Он встает и идет к отцу с решимостью принести перед ним покаяние. При встрече с отцом он произносит заранее продуманную и заготовленную формулу покаяния: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим». В ответ на его покаяние отец восстанавливает его в сыновнем достоинстве.

В притче есть еще один герой – старший сын, который выражает недовольство приемом, оказанным блудному сыну. Старший сын, как и фарисей из притчи о мытаре и фарисее, являет пример религиозности внешней, – религиозности, основанной на чувстве долга и движимой ожиданием справедливой награды за добродетели. Этому типу религиозности не соответствует представление о «несправедливом» Боге, Который милует грешника, вместо того чтобы наказывать его, и Который вознаграждает пришедшего в одиннадцатый час так же, как трудившегося от первого часа (см.: Мф. 20:1–16).

Богословское и нравственное содержание притчи о блудном сыне раскрывается в богослужебных текстах, содержащих призыв к обращению и покаянию:

Триодь постная. Неделя о блудном сыне. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах»

Познаим, братие, таинства силу, от греха бо ко отеческому дому востекшаго блуднаго сына преблагий отец предусрет лобзает, и паки своея славы познание дарует: и таинственное вышним совершает веселие, закалая тельца упитаннаго, да мы достойно сожительствуем, заклавшему же Человеколюбному Отцу и славному заколению, Спасу душ наших. Познаем, братья, силу таинства, ибо всеблагой отец, выбежав навстречу, лобзает блудного сына, вернувшегося от греха к отеческому дому, и снова дарует ему познание своей славы, и приносит таинственную радость Ангелам (см.: Лк. 15:10), заколов упитанного теленка, чтобы мы жили достойно и Человеколюбивого Отца, принесшего жертву, и самой славной жертвы – Спасителя душ наших.

 Триодь постная. Неделя о блудном сыне. Утреня. Кондак.

Отеческия славы Твоея удалихся безумно, в злых расточив еже ми предал еси богатство. Темже Ти блуднаго глас приношу: согреших пред Тобою Отче Щедрый, приими мя кающася, и сотвори мя яко единаго от наемник Твоих. От Твоей отеческой славы я безумно удалился, в злых делах расточив богатство, которое Ты дал мне. Поэтому приношу Тебе голос блудного сына: согрешил пред Тобой, Милосердный Отец, прими меня, кающегося, как одного из наемников Твоих.

В Неделю о блудном сыне и два последующих воскресенья к полиелейным псалмам добавляется псалом 136 «На реках вавилонских». В этом псалме изображен плач еврейского народа, находящегося в вавилонском плену и тоскующего об утраченной родине. В восточно-христианской экзегетической традиции псалом воспринимается как покаянная песнь, в которой человек оплакивает утрату небесного отечества в результате греховной жизни. Вавилон трактуется как символ греха; соответственно, вавилонское пленение – символ пребывания в плену у греха. Последний стих псалма – «блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень» – толкуется в аллегорическом ключе как призыв к борьбе с греховными помыслами.

В субботу перед Неделей о Страшном Суде, называемую в Типиконе Субботой мясопустной, Церковь совершает поминовение всех от века усопших. Причина, по которой установлено поминовение, излагается в синаксарии этого дня. Здесь говорится о том, что некоторые люди встречают неожиданную смерть в путешествиях, в морях и непроходимых горах, в стремнинах и пропастях, умирают от стихийных бедствий, голода, пожара, обледенения, войны, мороза и других причин. Многие из них, а также иногда бедные и больные не удостаиваются отпевания. По этой причине святые отцы, движимые человеколюбием, установили особое поминовение всех усопших, дабы ни один из них не был лишен молитвы Церкви. В синаксарии особенно отмечается, что не все, падающие в пропасть, гибнущие в огне, на море или от стихийных бедствий, претерпевают это по повелению Божию: с одними это случается по воле Божией, с другими – по попущению Божию.

Значительная часть богослужебных текстов Субботы мясопустной совпадает с текстами из Последования погребения мирских человек (отпевания). В каноне, читаемом на утрени, особое внимание уделяется описанию различных видов смерти и перечислению разных категорий умерших:

Триодь постная. Суббота мясопустная. Утреня. Канон. Песнь 3.

Напрасно восхищенныя, попаляемыя от молнии, и измерзшия мразом, и всякою раною, упокой Боже, егда огнем вся искусиши. Внезапно умерших, попаленных молнией и замерзших на морозе и погибших от всякой раны упокой, Боже, когда будешь все испытывать огнем (Страшного Суда).

Триодь постная. Суббота мясопустная. Утреня. Канон. Песнь 4.

Отцы и праотцы, деды и прадеды, от первых и даже до последних, во благозаконии умершия и благоверии, вся помяни Спасе наш. Отцов и предков, дедов и прадедов, от первых до последних, умерших в следовании доброму закону и вере, всех помяни, Спаситель наш.

Триодь постная. Суббота мясопустная. Утреня. Канон. Песнь 4.

В горе, на пути, на местех пустых житие оставльшия в вере, монахи же и бельцы, юноши и старцы, со святыми Христе всели. В горах, на пути, в пустынных местах покинувших жизнь в вере, монахов и мирян, юношей и старцев, посели, Христос, вместе со святыми.

Триодь постная. Суббота мясопустная. Утреня. Канон. Песнь 4.

Яже уби мечь, и конь совосхити, град, снег и туча умноженная: яже удави плинфа, или персть посыпа, Христе Спасе наш упокой. Кого убил меч или сбросил конь, кто погиб от града, снега и бури, кого удавила глина или засыпала земля, упокой, Христос, Спаситель наш.

Заупокойные песнопения Субботы мясопустной напоминают о той надежде на воскресение всякой плоти, которая проистекает из веры в воскресение Христа:

Триодь постная. Суббота мясопустная. Утреня. Стихира на хвалитех.

Христос воскресе, разрешив узы Адама первозданнаго, и адову разрушив крепость. Дерзайте вси мертвии: умертвися смерть, пленен бысть и ад с нею, и Христос воцарися, распныйся и воскресый: Той нам дарова нетление плоти, Той воздвизает нас, и дарует воскресение нам, и славы оныя с веселием вся сподобляет, в вере непреклонней веровавшия тепле в Него. Христос воскрес, разорвав путы первозданного Адама и разрушив силу ада. Дерзайте, все мертвые, смерть умерщвлена, ад пленен вместе с нею, и Христос воцарился, распятый и воскресший: Он даровал нам нетление плоти, Он воздвигает нас и дарует нам воскресение, и сподобляет той славы всех, кто твердо и горячо веровал в Него.

В Неделю о Страшном Суде Церковь напоминает верующим о событии, которым будет ознаменован конец человеческой истории. О богословском и нравственном значении Страшного Суда мы говорили в соответствующем разделе 1-го тома. В литургических текстах, прежде всего, подчеркивается универсальный, всеобщий характер Страшного Суда, на который все предстанут в равном достоинстве:

 Триодь постная. Неделя мясопустная. Утреня. Канон. Песнь 4.

Наста день, уже при дверех Суд, душе, бодрствуй, идеже царие вкупе и князи, богатии и убозии собираются и восприимет по достоянию содеянных от человек кийждо. Бодрствуй, душа: настал день, уже при дверях Суд, на котором цари вместе с князьями, богатые и бедные собираются и каждый из людей получит достойное за свои дела.

Триодь постная. Неделя мясопустная. Утреня. Канон. Песнь 4.

В чину своем, монах и иерарх, старый и юный, раб и владыка истяжется, вдовица и дева исправится: и всем горе тогда, не имевшим житие неповинное. Каждый будет истязан в своем чине – монах и иерарх, старик и юноша; вдова и дева будут судимы. И горе тогда всем, кто не вел беспорочный образ жизни.

Напоминая о Страшном Суде, Церковь призывает христиан «алчущих напитать, жаждущих напоить, нагих одеть, странников ввести в свой дом, больных и заключенных посетить». Именно нравственный призыв к доброделанию является главным содержанием слов Иисуса Христа о Страшном Суде, читаемых за литургией (см.: Мф. 25:31–46). И именно наличие или отсутствие добрых дел по отношению к ближним будет тем критерием, по которому овцы будут отделены от козлищ.

Напоминание о Страшном Суде является также призывом к покаянию, необходимому перед приближением Великого поста:

Триодь постная. Неделя мясопустная. Вечерня. Стихира на стиховне.

Увы мне мрачная душе, доколе от злых не отреваешися? Доколе унынием слезший? Что не помышляеши о страшном часе смерти? Что не трепещиши вся Страшнаго Судища Спасова? Убо что отвещаеши? или что отречеши? Дела твоя предстоят на обличение твое, деяния обличают клевещуща. Прочее, о душе, время наста: тецы, предвари, верою возопий: согреших, Господи, согреших Ти... Увы мне, омраченная душа. До каких пор не отказываешься от зла? Доколе рыдаешь в унынии? Почему не думаешь о страшном часе смерти? Почему не трепещешь вся перед Страшным Судом Спасителя? Что ответишь или чем отговоришься? Дела твои предстоят на обличение твое, деяния твои обличают твою ложь. Итак, душа, настало время: беги, пока не поздно, и с верой воззови: согрешила, Господи, согрешила пред Тобою...

Неделя о Страшном Суде в церковном Уставе называется также Неделей мясопустной, потому что это последний день, когда Устав разрешает вкушать мясо. Со следующего дня наступает седмица сырная, когда в пищу можно употреблять яйца и молочные продукты. Богослужение в среду и пятницу сырной седмицы совершается по образцу великопостного, с поклонами и молитвой преподобного Ефрема Сирина. Литургия в эти два дня не совершается. В среду сырной седмицы поется стихира, возвещающая приближение Великого поста:

Триодь постная. Среда сырная. Вечерня. Стихира на стиховне.

Возсия весна постная, цвет покаяния, очистим убо себя, братия, от всякия скверны, Светодавцу поюще рцем: Слава Тебе, Едине Человеколюбче. Наступила весна поста, цветение покаяния; очистимся, братья, от всякой нечистоты, воспевая Подателю света: слава Тебе, Единый Человеколюбец.

Последнее воскресенье перед Великим постом носит название Недели сыропустной; в просторечии оно также называется «Прощеным воскресеньем». В этот день за богослужением вспоминается изгнание Адама и Евы из рая: накануне поста Церковь напоминает верующим о том, что человек был создан для жизни в раю и что он отпал от райского блаженства из-за непослушания Богу. Богослужебные тексты написаны от лица кающегося христианина, который отождествляет себя с падшим Адамом, потому что грех Адама повторяется в опыте каждого человека:

Триодь постная. Неделя сыропустная. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Одежды боготканныя совлекохся окаянный, Твое Божественное повеление преслушав, Господи, советом врага, и смоковным листвием, и кожными ризами ныне облекохся: потом бо осужден бых хлеб трудный снести: терние же и волчец мне принести, земля проклята бысть. Но в последняя лета воплотивыйся от Девы, воззвав мя введи паки в рай. Одежды, сотканной Богом, я лишился, окаянный, ослушавшись Твоей Божественной заповеди по совету врага, и облекся ныне в листья смоковницы и кожаные одежды. Я осужден на то, чтобы в поте лица добывать хлеб, а земля проклята, чтобы приносить мне терния и волчцы (см.: Быт. 3:18–19). Но Ты, воплотившийся от Девы в конце времен, позвав меня, введи снова в рай.

Триодь постная. Неделя сыропустная. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Раю всечестный, краснейшая доброто, богозданное селение, веселие некончаемое и наслаждение, славо праведных, пророков красото, и святых жилище, шумом листвий твоих Содетеля всех моли, врата отверсти ми, яже преступлением затворих, и сподобитися древа животнаго прияти, и радости, еяже прежде в тебе насладихся. Рай драгоценный и прекрасный, созданный Богом, нескончаемое веселье и наслаждение, слава праведников, красота пророков и жилище святых, шумом листьев твоих моли Создателя вселенной открыть мне врата, которые я затворил из-за преступления, и сподобить меня принять древо жизни и радость, которой я когда-то в тебе наслаждался.

Путь Великого поста есть путь возвращения к Богу, покаяния за нарушение Его заповедей. Поэтому воспоминание об Адамовом изгнании перерастает в призыв к подвигу поста и исполнению евангельских заповедей:

Триодь постная. Неделя сыропустная. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Адам изгнан бысть из рая преслушанием, и сладости извержен, женскими глаголы прельщенный, и наг седит, села, увы мне, прямо рыдая. Темже потщимся вси время подъяти поста, послушающе евангельских преданий: да сими благоугодни бывше Христу, рая жилище паки восприимем. Адам был изгнан из рая из-за ослушания, и отторгнут от наслаждения, прельщенный словами женщины, и сидит нагим, увы мне, напротив рая, рыдая. Итак, постараемся все использовать время поста, слушаясь евангельских заповедей, чтобы, через них угодив Христу, снова воспринять жилище рая.

Вступление в Великий пост ознаменовано вечерней, совершаемой вечером в Неделю сыропустную и относящейся уже к понедельнику первой седмицы поста. Первая часть вечерни носит торжественный характер. Совершается вход с кадилом и произносится великий прокимен: «Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю, скоро услыши мя». Во время произнесения прокимна все находящиеся в алтаре переоблачаются в темные одежды, и далее вечерня совершается уже по великопостному чину. Меняются и напевы, используемые при богослужении.

Стихиры, исполняемые на вечерне, напоминают о смысле поста как духовной весны, времени воздержания не только от скоромной пищи, но и от греховных поступков:

Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Воздержанием тело смирити вси потщимся, божественное преходяще поприще непорочнаго поста, и молитвами и слезами Господа спасающаго нас взыщем, и забвение злобы всеконечное сотворим, вопиюще: согрешихом Ти... Постараемся все смирить тело воздержанием, проходя божественное поприще непорочного поста, и будем молитвами и слезами искать спасающего нас Господа, и полностью оставим злобу, взывая: согрешили пред Тобою...

 Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Постное время светло начнем, к подвигом духовным себе подложивше, очистим душу, очистим плоть, постимся якоже в снедех от всякия страсти, добродетельми наслаждающеся духа: в нихже совершающеся любовию, да сподобимся вси видети всечестную страсть Христа Бога и святую Пасху, духовно радующеся. Время поста с радостью начнем, предоставив себя для духовных подвигов, очистим душу, очистим плоть, будем воздерживаться, словно от снеди, от всякой страсти, наслаждаясь добродетелями духа, совершенствуясь в которых с любовью, да сподобимся увидеть драгоценное страдание Христа Бога и святую Пасху, духовно радуясь.

 Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Вечерня. Стихира на стиховне.

Возсия благодать Твоя Господи, возсия просвещение душ наших. Се время благоприятное, се время покаяния, отложим дела тьмы, и облечемся во оружия света: яко да преплывше поста великую пучину, в тридневное воскресение достигнем, Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, спасающаго души наша. Воссияла благодать Твоя, Господи, воссияло просвещение наших душ. Вот время благоприятное, вот время покаяния. Отложим дела тьмы и облечемся в броню света, чтобы, переплыв огромный океан поста, достигнуть тридневного воскресения Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, спасающего души наши.

Перед отпустом вечерни произносится великопостная молитва «Господи и Владыко живота моего». По окончании богослужения по обычаю бывает чин прощения. Совершается он следующим образом. Настоятель выходит на амвон и произносит проповедь, в конце которой просит прощения у причта и прихожан. Проповедь завершается следующей формулой, заимствованной из последования полунощницы: «Благословите мя, отцы святии и братие, и простите мне грешному, елика согреших в сей день и во вся дни живота моего словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы». При этом он делает земной поклон духовенству и народу. Все отвечают ему земным поклоном, произнося: «Бог простит ти, отче святый. Прости и нас, грешных, и благослови». Затем каждый из членов клира подходит к настоятелю и испрашивает у него прощения. Вслед за этим и все прихожане подходят к настоятелю, целуют находящийся в его руке крест и просят у него прощения, затем подходят к другим клирикам и также испрашивают прощения; клирики в ответ просят прощения у прихожан.

О чине прощения не упоминается в Триоди постной, однако он является древней традицией Церкви, восходящей ко временам раннего палестинского монашества. В «Житии преподобной Марии Египетской», написанном святителем Софронием Иерусалимским (ок. 560–638), упоминается о том, что в начале Великого поста монахи собирались в церковь, где испрашивали прощение у игумена, а затем покидали монастырь и уходили в пустыню на весь пост, возвращаясь только к Страстной седмице.

Великопостное богослужение. Молитва Ефрема Сирина

Великий пост для православных верующих является временем покаяния и сугубой молитвы. Богослужение, совершаемое в дни поста, отличается от обычного некоторыми существенными особенностями. Прежде всего, исключаются тексты, носящие торжественный, праздничный характер. Облачения используются темного цвета. Совершаются многочисленные земные поклоны. Псалтирь, согласно Уставу, прочитывается в течение недели дважды (в обычное время – один раз). На утренях вместо полных канонов, состоящих из восьми или девяти песней, читаются «трипеснцы» (отсюда и название богослужебной книги трипеснец). На вечернях читаются паремии из книги Бытия и книги Притчей Соломоновых: в течение поста обе книги прочитываются почти целиком (Быт. 1:1–46:7 и Притч. 1:1–24:5). На 6-м часе прочитывается значительная часть книги пророка Исаии. В седмичные дни поста не совершается полная литургия. По понедельникам, вторникам и четвергам литургии вообще не бывает, а по средам и пятницам совершается литургия Преждеосвященных Даров. В седмичные дни поста не читаются Евангелие и Апостол.

За каждым великопостным богослужением – а за некоторыми по нескольку раз – читается молитва преподобного Ефрема Сирина:

Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения, и любве, даруй ми рабу Твоему.

Ей Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения, и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков, аминь.

Господи и Владыка жизни моей, дух праздности, уныния, любви к начальствованию и празднословия не дай мне.

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй мне, рабу Твоему.

Да, Господь и Царь, даруй мне видеть мои прегрешения и не осуждать брата моего, ибо Ты благословен во веки веков, аминь.

Эта покаянная молитва читается один раз целиком, с тремя земными поклонами после каждой части. Затем двенадцать раз произносится «Боже, очисти мя, грешнаго» с двенадцатью поясными поклонами, после чего молитва прочитывается вновь и завершается одним земным поклоном. Молитва содержит напоминание о той духовной «программе», которая составляет существо Великого поста и включает в себя борьбу с основными пороками и стремление к приобретению главных добродетелей.

В первой части молитвы упомянуты четыре порока: праздность, уныние, любоначалие и празднословие. Праздность – не что иное, как лень, пассивность, неспособность ценить и контролировать свое время, отсутствие целеустремленности, собранности, сосредоточенности. От праздности проистекает уныние – грех, который Иоанн Лествичник характеризует как «расслабление души» и «изнеможение ума». Бес уныния, по словам Евагрия, «есть самый тяжелый из всех бесов». Любоначалие – это стремление начальствовать над людьми, возвышаться над ними. Любоначалие – разновидность гордости, которая есть «отвержение Бога» и «презрение людей». Что же касается празднословия, то это широко распространенный порок, который многие даже не считают грехом: он заключается в том, что человек не следит за своими словами, проводит время в разговорах на суетные и праздные темы.

Четырем порокам противопоставляются четыре добродетели – целомудрие, смиренномудрие, терпение и любовь. О смысле христианского целомудрия мы подробно говорим в другом месте. Смиренномудрие, или смирение, по словам Исаака Сирина, есть «риза Божества»: в него облеклось Божественное Слово при вочеловечении, и всякий, кто облекается в него, уподобляется «Нисшедшему с высоты Своей, скрывшему добродетель величия Своего и славу Свою прикрывшему смирением, чтобы тварь не была попалена видением Его». Терпение необходимо человеку как по отношению к ближним, так и по отношению к жизненным обстоятельствам, скорбям и испытаниям; подвиг поста тоже требует терпения. Наконец, вершиной всех добродетелей является любовь – тот дар Божий, который является пределом подвижничества.

В заключительной части молитвы говорится о том, что христианин должен видеть свои грехи и не осуждать ближнего. Одним из самых распространенных духовных пороков, на который указывал еще Христос в Евангелии (см.: Мф. 7:3) является неспособность или нежелание человека видеть собственные недостатки с одновременным осуждением других людей за их грехи и пороки. В слове «О том, чтобы не судить ближнего» авва Дорофей пишет: «Нет ничего хуже осуждения». По словам подвижника, если ум человека «начинает оставлять свои грехи без внимания и замечать грехи ближнего», то человек в конце концов впадает в тот самый грех, за который осуждает другого. Великий пост – время, когда христианин призван сосредоточиться на самосовершенствовании, а не на исправлении пороков других людей.

Молитва преподобного Ефрема Сирина благодаря своей простоте и безыскусности, а также благодаря тому, что она столь часто повторяется за великопостным богослужением, оказывает благотворное воздействие на душу верующего. Об этом свидетельствует, в частности, А.С. Пушкин в стихотворении, включающем в себя поэтическое переложение молитвы:

Отцы пустынники и жены непорочны,

Чтоб сердцем возлетать во области заочны,

Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,

Сложили множество божественных молитв;

Но ни одна из них меня не умиляет,

Как та, которую священник повторяет

Во дни печальные Великого поста;

Всех чаще мне она приходит на уста

И падшего крепит неведомою силой:

Владыка дней моих! Дух праздности унылой,

Любоначалия, змеи сокрытой сей,

И празднословия не дай душе моей.

Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,

Да брат мой от меня не примет осужденья,

И дух смирения, терпения, любви

И целомудрия мне в сердце оживи.

Богослужение первой седмицы Великого поста. Великий канон

В течение первых четырех дней поста на повечерии читается покаянный канон преподобного Андрея Критского. Этот канон называется «Великим», поскольку содержит более 200 тропарей (в обычном каноне их бывает около 30), а также в силу богатства и разнообразия своего богословского содержания. Основной темой канона является покаяние: эта тема раскрывается в контексте христианского учения о пороках и добродетелях. Многочисленные примеры покаяния, праведности и греховной жизни, заимствованные из Ветхого и Нового Заветов, проецируются на жизнь верующего, от лица которого написан канон. Верующий идентифицирует себя с теми или иными персонажами Священной истории:

Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Повечерие. Великий канон. Песнь 1.

Первозданнаго Адама преступлению поревновав, познах себе обнажена от Бога и присносущнаго Царствия и сладости, грех ради моих. Первозданному Адаму в преступлении поревновав, познал я себя отчужденным от Бога, от вечного Царства и блаженства, грехов ради моих (см.: Быт. 3:6–7)

Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Повечерие. Великий канон. Песнь 1.

 Увы мне, окаянная душе, что уподобилася еси первей Еве? Видела бо еси зле, и уязвилася еси горце, и коснулася еси древа, и вкусила еси дерзостно безсловесныя снеди. Увы, несчастная душа моя, для чего уподобилась ты первозданной Еве? Ибо ты бросила недобрый взгляд и уязвилась горечью, прикоснулась к древу и с дерзостью вкусила пагубный плод (см.: Быт. 3:6).

Триодь постная. Четверг 1-й седмицы Великого поста. Повечерие. Великий канон. Песнь 2.

Поползохся яко Давид блудно, и осквернихся, но омый и мене, Спасе, слезами.

 Я впал в блуд, как Давид, и осквернился, но омой меня, о Спаситель, слезами (см.: 2 Цap. 11:4).

Молящийся, вслед за автором канона, нередко обращается к собственной душе с призывом к покаянию:

Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Повечерие. Великий канон. Песнь 4.

 Приближается, душе, конец, приближается, и нерадиши, ни готовишися, время сокращается: востани, близ при дверех Судия есть. Яко соние, яко цвет, время жития течет: что всуе мятемся? Приближается конец, душа, приближается, а ты не заботишься, не готовишься. Время сокращается, встань, близко, при дверях Судия. Время жизни течет, как сновидение, как цветок; что мы суетимся напрасно (см.: Мф. 24:33; Пс. 38:7)?

 Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Повечерие. Великий канон. Песнь 4.

Воспряни, о душе моя, деяния твоя, яже соделала еси, помышляй, и сия пред лице твое принеси, и капли испусти слез твоих; рцы со дерзновением деяния и помышления Христу и оправдайся.

Пробудись, о душа моя, помышляй о делах твоих, которые сделала ты, представь их пред лицом твоим и пролей капли слез, поведай откровенно дела и помышления Христу и оправдайся.

Традицию обращения к собственной душе автор Великого канона, преподобный Андрей Критский, заимствовал у другого песнописца – преподобного Романа Сладкопевца, которому принадлежит кондак, исполняемый после 6-й песни канона:

 Триодь постная. Понедельник 1-й седмицы Великого поста. Повечерие. Кондак по 6-й песни канона.

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый, и вся исполняяй.

Душа моя, душа моя, восстань, что спишь? Конец приближается, и ты смутишься. Итак, воспрянь, чтобы пощадил Тебя Христос Бог, везде присутствующий и все наполняющий.

В Великом каноне немало аллегорических толкований библейских событий. Две жены Иакова – Лия и Рахиль – трактуются как символы деятельной и созерцательной жизни. Иосиф, проданный в рабство, становится символом души, связавшей себя греховными деяниями. Саул, погубивший ослов своего отца, но внезапно обретший царство, становится напоминанием о том, чтобы душа не возжелала скотских похотей больше Царства Христова. Вся жизнь Моисея – в соответствии с традицией, восходящей к Оригену и Григорию Нисскому – превращается в серию аллегорий:

Триодь постная. Вторник 1-й седмицы Великого поста. Повечерие. Великий канон. Песнь 5.

Моисеов слышала еси ковчежец, душе, водами, волнами носим речными, яко в чертозе древле бегающий дела, горькаго совета фараонитска.

Аще бабы слышала еси, убиваюшия иногда безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, ныне, яко великий Моисей, сси премудрость.

Яко Моисей великий египтянина, ума, уязвивши, окаянная, не убила еси, душе; и како вселишися, глаголи, в пустыню страстей покаянием?

В пустыню вселися великий Моисей; гряди убо, подражай того житие, да и в купине Богоявления, душе, в видении будеши.

Моисеов жезл воображай, душе, ударяющий море и огустевающий глубину, во образ Креста Божественнаго: имже можеши и ты великая совершити. Ты слышала, душа, о Моисее, который некогда был носим водами, волнами реки в ковчежце, как в чертоге, и избежал горестной участи, (уготованной ему) умыслом фараона (см.: Исх. 2:3).

Ты слышала, несчастная душа, как повивальные бабки умерщвляли некогда новорожденных младенцев мужского пола – плод целомудрия, но ты, как великий Моисей, напитайся премудрости (см.: Исх. 1:16).

Как великий Моисей, поразивший египтянина, ты не умертвила, окаянная душе, нрава (греховного); как же, скажи, ты вселишься в пустыню от страстей посредством покаяния (см.: Исх. 2:12)?

В пустыню вселился великий Моисей; иди и ты, душа, подражай его жизни, чтобы и тебе узреть в купине Бога явление (см.: Исх. 3:2).

Жезл Моисея вообрази, душа, ударяющий море и открывающий глубину, в образ Божественного Креста, при помощи которого и ты можешь совершить великое (см.: Исх. 14:21).

Понимание богословского и нравственного смысла покаянного канона, так же как и других подобного рода богослужебных текстов, сопряжено для современного человека с определенными трудностями. В большинстве приходов Русской Православной Церкви канон читается в славянском переводе слово в слово, воспроизводящем греческий оригинал. Порядок слов, который в греческом тексте обусловлен исключительно ритмикой стиха, полностью сохраняется в славянском переводе: в результате для того, чтобы понять смысл некоторых тропарей, необходимо мысленно переставлять слова местами. Давно назрела необходимость в новой редакции славянского перевода Великого канона.

Впрочем, даже если бы появилась новая редакция или если бы канон читался по-русски, это лишь в некоторой степени упростило бы задачу его восприятия на слух. Проблема заключается, прежде всего, в том, что современный человек в большинстве случаев не знает Библию так же хорошо, как ее могли знать палестинские монахи VII века. А между тем едва ли не каждый тропарь канона содержит аллюзию на то или иное библейское событие, упоминает тех или иных персонажей Библии, из которых многие неизвестны рядовому верующему даже по имени (Ианни, Иамври, Зан, Ахитофел, Ровоам, Иеровоам, Ахаав, Гиезий и др.). Кроме того, современному человеку чужд и непонятен аллегорический метод толкования, на котором построен канон: многие аллегории (например, сравнение Лии и Рахили с деланием и созерцанием) кажутся искусственными. Автор канона апеллирует к сознанию человека, жившего тринадцать веков назад, в условиях, радикально отличающихся от нынешних, к сознанию человека, воспринимавшего мир совсем не так, как воспринимает его современный человек.

Воскресенья Великого поста

В воскресные дни Великого поста богослужение совершается с особой торжественностью. Устав предписывает в эти дни совершать Божественную литургию Василия Великого, отличающуюся большей продолжительностью, чем литургия Иоанна Златоуста. К празднованию Воскресения Христова в каждый из этих дней добавляется воспоминание о каком-либо особом событии или память святого, внесшего особый вклад в развитие православного аскетического учения.

Первое воскресенье Великого поста называется Неделей Православия, или Неделей Торжества Православия. Празднество установлено патриархом Константинопольским Мефодием в память об окончательной победе Церкви над иконоборчеством в IX веке. Поскольку торжественное восстановление иконопочитания произошло в Константинополе в первое воскресенье Великого поста 842 года, то и литургическое воспоминание этого события было назначено на первое воскресенье поста.

О богословском значении иконопочитания мы уже говорили достаточно подробно. Теме иконопочитания посвящены многие литургические тексты Недели Православия:

Триодь постная. Неделя Православия. Великая вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Благодать возсия истины, прообразуемая древле сеновно, ныне явленно скончася: се бо церковь воплощенным образом Христовым, яко прекрасною утварию облачится, скинии свидения образ пронаписующи, и православную веру содержащи: да егоже почитаем, сего и образ держаще, не прельщаемся, да облекутся в студ сице неверующии: нам бо слава зрак Воплотившагося благочестно покланяемый, не боготворимый... Воссияла благодать истины, которая была некогда прообразована, словно тенью, а ныне явственно совершилась, ибо Церковь облекается воплощенным образом Христа, как прекрасной одеждой, являя то, образом чего была скиния завета, и храня православную веру, дабы Кого почитаем, Того и образ сохраняя, мы не прельщались, но неверующие облеклись бы в срам, ибо слава для нас – образ Воплотившегося. Этому образу мы благочестиво поклоняемся, но не обоготворяем его.

Триодь постная. Неделя Православия. Великая вечерня. Стихира на стиховне.

 Из нечестия во благочестие прешедше, и светом разума просветившеся, псаломски руками восплешим, благодарственно хвалу Богу приносяще: и на стенах, и дсках, и на священных сосудех, начертанным священным образом Христовым, и Пречистыя, и всех святых, честно поклонимся, отлагающе злочестную злославных веру: честь бо образа, якоже глаголет Василий, на первообразное преходит...  Придя из нечестия в благочестие и просветившись светом разума, будем рукоплескать в псалмопении, с благодарением принося хвалу Богу, и досточестно поклонимся образам Христа, Пречистой и всех святых, написанным на стенах, на досках и на священных сосудах, отбрасывая злочестивую веру еретиков, ибо, как говорит Василий, честь, воздаваемая образу, восходит к Первообразу.

В Неделю Православия в кафедральных соборах совершается чин Православия, включающий в себя торжественное поминовение всех, кто на протяжении веков своими трудами, а иногда и подвигом исповедничества и мученичества защищал православную веру. Этот чин совершается, как правило, после Божественной литургии. На середину храма выносятся иконы Спасителя и Божией Матери, архиерей становится на кафедру, священники – по двум сторонам кафедры. Произносится великая ектения, поются благодарственные тропари, читаются Апостол (Рим. 16:16–20) и Евангелие (Мф. 18:10–18). Следует сугубая ектения, после которой архиерей произносит молитву о еретиках и раскольниках, прося Бога, чтобы Он просветил их Божественным светом, умягчил их ожесточение, отверз им слух, исправил их развращение и жизнь, не согласующуюся с христианским благочестием.

Далее протодиакон трижды возглашает: «Кто Бог велий яко Бог наш? Ты еси Бог творяй чудеса един». Затем он призывает верующих благодарить Бога за сотворение мира, промыслительную заботу о человечестве после грехопадения, воплощение Сына Божия, научение истинам веры через пророков и апостолов. Читается Никео-Цареградский Символ веры , по окончании которого протодиакон произносит: «Сия вера апостольская, сия вера отеческая, сия вера православная, сия вера вселенную утверди». После этого произносятся анафемы еретикам, возглашается вечная память древним отцам Церкви, благоверным царям и царицам, поются многолетия церковным и светским властям. При пении многолетий архиерей осеняет верующих иконами Спасителя и Божией Матери. В завершение чина архиерей читает молитву: «Святая Троице, сих прослави и утверди даже до конца в правоверии, развратники же и хульники православныя веры и Христовы Церкве, и не повинующияся оней обрати, и сотвори, да приидут в познание вечныя Твоея истины...»

В странах, где сосуществуют Православные Церкви различных юрисдикций (в частности, в Западной Европе), в день Торжества Православия, как правило, совершается межправославная литургия или вечерня. Такое богослужение является видимым свидетельством молитвенного и евхаристического единства Православной Церкви.

Второе воскресенье Великого поста называется Неделей светотворных постов. В этот день совершается память святителя Григория Паламы. О жизни и учении этого великого святителя XIV века мы уже неоднократно говорили. Празднование памяти святого Григория приурочено к Великому посту, поскольку его учение напоминает о созерцании Божественного света и обожении как об увенчании аскетического подвига. Служба святителю составлена его учеником патриархом Константинопольским Филофеем (XIV в.), а канон – патриархом Геннадием Схоларием (XV в.). В богослужебных текстах он назван «столпом веры», «поборником Церкви», органом Премудрости, светильником, показавшим солнце, сыном божественного и невечернего Света. О Григории Паламе говорится как о человеке, победившем страсти и соединившемся с Богом:

Триодь постная. Неделя 2-я Великого поста. Утреня. Канон 2-й. Песнь 9.

 Зерцало Божие был еси Григорие: еже бо по образу нескверное соблюл еси, ум же владыку на страсти плотския мужески поставив, еже по подобию восприял еси. Отонудуже дом был еси Святыя Троицы светлейший.  Зеркалом Божиим ты был, Григорий, ибо сохранил неоскверненным то, что по образу, ум же мужественно сделав владыкой над страстями, воспринял то, что по подобию. Благодаря этому ты стал светлейшим домом Святой Троицы.

Третье воскресенье Великого поста называется Неделей крестопоклонной. Богослужебные тексты этого праздника сосредоточены на осмыслении значения Креста Христова как орудия спасения. Церковь напоминает о подвиге поста как о подготовке к Страстной седмице и подражании крестоношению Господа Иисуса Христа. На утрени исполняется гимн, принадлежащий преподобному Роману Сладкопевцу и повествующий о сошествии Христа во ад:

Триодь постная. Неделя 3-я Великого поста. Утреня. Икос.

 Три кресты водрузи на Голгофе Пилат, два разбойников, и един Жизнодавца. егоже виде ад, и рече сущим доле: о слуги мои, и силы моя! Кто водрузив гвоздие в сердце мое, древяным мя копием внезапу прободе? И растерзаюся, внутренними моими болю, утробою уязвляюся, чувства моя смущают дух мой, и понуждаются изрыгати Адама, и сущия от Адама, древом данныя ми: Древо бо сия вводит паки в рай. Три креста водрузил на Голгофе Пилат – два для разбойников и один для Подателя жизни, Которого увидел ад и сказал находившимся долу: «Слуги мои и силы мои! Кто вонзил гвоздь в сердце мое? Деревянное копье пронзило меня внезапно, и я терзаюсь. Внутренности болят, чрево мое страдает и чувства мои; смущен дух мой, и я принужден извергнуть Адама и происшедших от Адама, древом данных мне; ибо древо вводит их снова в рай».

В конце утрени совершается вынос креста по тому же чину, что и в праздник Воздвижения Креста Господня.

В Неделю 4-ю Великого поста Церковь празднует память преподобного Иоанна Лествичника. Личность этого святого представлена как пример для подражания, а его учение – как руководство к духовной жизни, особенно пригодное для чтения в период Великого поста. В богослужебных текстах Иоанн назван «лествицей добродетелей» и человеком, который взошел к высоте боговидения.

В Неделю 5-ю Великого поста совершается память преподобной Марии Египетской – подвижницы, житие которой было составлено в VII веке и приобрело огромную популярность в Византии. Это житие, по Уставу, должно читаться в церкви целиком на утрени в четверг 5-й седмицы поста, на которой также целиком прочитывается Великий канон преподобного Андрея Критского (обычно эту службу называют «Мариино стояние»). Согласно житию, Мария в молодости была блудницей и в течение многих лет вела порочную жизнь. Однажды она отправилась в Иерусалим на праздник Воздвижения Креста. В Иерусалиме она хотела посетить храм Гроба Господня, но какая-то таинственная сила удерживала ее и не давала войти в храм. Осознав свою греховность, Мария тотчас оставила мир, ушла в пустыню и провела 47 лет в строжайшем воздержании и непрестанной молитве. Единственным человеком, который после этого встречался с ней, был инок Зосима: он и поведал миру о ее подвигах. Под конец жизни Мария достигла такой степени святости, что во время молитвы поднималась на воздух, переходила реку по воде и цитировала наизусть Священное Писание, которого никогда не читала. Житие преподобной Марии Египетской читается в Великом посту, и память подвижницы совершается в 5-е воскресенье поста, дабы напомнить верующим о том, что покаяние может вызволить человека из бездны греха и возвести на вершины святости.

Благовещение Пресвятой Богородицы

Праздник Благовещения Пресвятой Богородицы совершается 25 марта по юлианскому календарю (или 7 апреля по новому стилю), за 9 месяцев до Рождества. В большинстве случаев этот праздник выпадает на период Великого поста. Благовещение может совпасть также с Лазаревой субботой, праздником Входа Господня в Иерусалим, одним из дней Страстной седмицы, Пасхой или одним из трех первых дней пасхальной седмицы. Устав соединения службы Благовещения с различными богослужениями Триоди достаточно сложен: обширный раздел Типикона представляет собой «благовещенские главы», регламентирующие совершение богослужения на Благовещение в зависимости от того, с каким днем годового подвижного круга этот праздник совпадает.

Благовещение – событие, о котором рассказывается в Евангелии (см.: Лк. 1:26–38). С этого события началась история Боговоплощения. Явление Архангела Гавриила Пресвятой Деве и Ее смиренное согласие стать Матерью Божией стали отправной точкой этой истории. Воплощение Сына Божия произошло по воле Бога Отца, но необходимо было и согласие человечества. Оно было дано устами Пресвятой Девы, когда Она произнесла: да будет Мне по слову твоему (Лк. 1:38). Поэтому в тропаре праздника это событие названо «началом нашего спасения»:

Днесь спасения нашего главизна, и еже от века таинства явление; Сын Божий Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует. Темже и мы с ним Богородице возопиим: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!  Ныне начало нашего спасения и явление предвечной тайны: Сын Божий становится Сыном Девы и Гавриил благовествует благодать. Поэтому и мы с ним воскликнем Богородице: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!

Богослужение праздника Благовещения Пресвятой Богородицы отличается особой поэтичностью. Канон, читаемый на утрени, написан в форме диалога между Богородицей и Ангелом Гавриилом. Подобного рода диалоги встречаются в гимнах преподобных Ефрема Сирина и Романа Сладкопевца, в проповедях Иоанна Дамаскина. В одной из них говорится:

...Когда пришла полнота времени (Гал. 4:4), как говорит божественный апостол, послан был Ангел Гавриил от Бога этой подлинно дщери Божией и сказал Ей: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою (Лк. 1:26–28)... Она смутилась от слов его, будучи не привыкшей к общению с мужчинами... И размышляла Сама в Себе, что бы это было за приветствие. Архангел сказал Ей: «Не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога (Лк. 1:29–30). Подлинно Ты обрела благодать, достойная благодати. Обрела благодать Ты, Которая потрудилась, возделывая поле благодати, и пожала многоплодный клас благодати. Обрела бездну благодати Ты, Которая невредимой сохранила ладью сугубого девства: ведь Ты сохранила душу девственной не менее тела; а отсюда сохранилось и девство тела. И родишь Сына, и наречешь Ему имя Иисус (Лк. 1:31)»... Что же отвечает на это Сокровищница подлинной премудрости? Она... вот как отвечает на слова Ангела: «Как будет Мне это, когда Я мужа не знаю? (Лк. 1:34) Ты говоришь невозможное... ибо слова твои разрушают законы естества, которые установил Творец. Не допускаю мысли стать второй Евой и ослушаться воли Создателя»... На это посланник истины Ей ответил: «Дух Святой найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим (Лк. 1:35). Совершаемое ныне неподвластно законам естества, ибо Создатель и Владыка естества Своей властью изменяет его пределы».

Некоторые стихиры также в поэтической форме воспроизводят речь Архангела, обращенную к Пресвятой Деве:

Минея праздничная. Благовещение Пресвятой Богородицы. Великая вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Совет превечный открывая Тебе, Отроковице, Гавриил предста, Тебе лобзая и вещая: радуйся, земле ненасеянная; радуйся, купино неопалимая; радуйся, глубино неудобозримая; радуйся, мосте, к небесем приводяй, и лествице высокая, юже Иаков виде; радуйся, божественная стамно манны; радуйся, разрешение клятвы; радуйся, Невесто Неневестная, с Тобою Господь.

Открывая Тебе, Отроковица, предвечный совет, Гавриил предстал, лобзая Тебя и говоря: радуйся, земля незасеянная; радуйся, купина неопалимая; радуйся, глубина бездонная; радуйся, мост, приводящий к небесам, и лестница высокая, которую видел Иаков; радуйся, божественный сосуд с манной; радуйся, освобождение от проклятия; радуйся, Невеста Неневестная, с Тобою Господь.

В этой стихире перечислены все основные ветхозаветные прообразы Богоматери. О них говорит, обращаясь к Божией Матери, преподобный Иоанн Дамаскин:

Тебя предызображала купина, предначертали богонаписанные скрижали, предвозвестил ковчег Завета, Твоим ясным прообразом послужили золотой сосуд, светильник, трапеза и жезл Ааронов расцветший (Евр. 9:2–4). Из Тебя произрос огонь Божества, Определение и Слово Отчее, сладчайшая и небесная манна, Имя неименуемое, которое выше всякого имени (Флп. 2:9), Свет вечный и неприступный (см.: 1Тим. 6:16), Небесный хлеб жизни (Ин. 6:48), Плод невозделанный. Не Тебя ли предвозвестила печь, явившая огонь, одновременно орошающий и пылающий, – образ Божественного огня, в Тебе обитавшего (см.: Дан. 3:24–26)?.. Едва не забыл я о лестнице Иакова... Ведь как Иаков видел небо, соединенное с землей концами лестницы, Ангелов, нисходящих и восходящих по ней, и подлинно Сильного и Непобедимого, предызобразительно с ним Боровшегося (см.: Быт. 28:12, 32:24–30), так и Ты сочетала разделенное, став Посредницей и лестницей для нисхождения к нам Бога, Который воспринял наш немощный состав, сочетал и соединил с Самим Собой и сделал человека умом, способным видеть Бога. Благодаря этому и Ангелы спустились, чтобы послужить Ему как Богу и Владыке, и люди, восприняв ангельское житие, восхищаются на небо.

В приведенном отрывке прообразы Божией Матери выстроены вокруг темы Боговоплощения. Эта тема звучит и в богослужебных текстах праздника:

Минея праздничная. Благовещение Пресвятой Богородицы. Утреня. Стихира на хвалитех.

 Сын Божий, Сын Человечь бывает: да хуждшее восприем, подаст ми лучшее, солгася древле Адам, и бог возжелев быти не бысть: Человек бывает Бог, да бога Адама соделает...  Предвечное таинство открывается сегодня, и Сын Божий становится Сыном Человеческим, чтобы, восприняв худшее, даровать мне лучшее. Обманулся некогда Адам и, захотев стать богом, не стал им; Бог стал Человеком, чтобы сделать Адама богом...

Таким образом, Благовещение мыслится как начало обожения человека, совершенного Христом. Более того, Благовещение открывает путь к обновлению и преображению всего мироздания:

Минея праздничная. Благовещение Пресвятой Богородицы. Утреня. Светилен по 9-й песни канона.

 Ангельских сил Архистратиг послан бысть от Бога Вседержителя к Чистей и Деве, благовестити странное и неизреченное чудо. Зане Бог, яко Человек, из Нея младодействуется без Семене, назидаяй весь человеческий род: людие, благовестите обновление мира  Предводитель ангельских сил был послан Богом Вседержителем к Чистой Деве, чтобы возвестить о странном и неизреченном чуде. Ибо Бог, как Человек, от Нее рождается без семени, научая весь человеческий род: люди, благовествуйте обновление мира.

Лазарева суббота и Вход Господень в Иерусалим

Переходом от Великого поста к Страстной седмице служат два праздника: Лазарева суббота и Вход Господень в Иерусалим. Пост святой Четыредесятницы завершается в канун Лазаревой субботы, и, хотя верующие продолжают поститься до Великой Субботы включительно, значение поста изменяется: это уже не покаянный пост, а пост в память о Страстях Христовых. Начиная с Лазаревой субботы Православная Церковь день за днем и час за часом вспоминает последние дни и часы земной жизни Господа Иисуса Христа.

В Лазареву субботу вспоминается событие, о котором подробно рассказывается в Евангелии (см.: Ин. 11:1–44) и которое непосредственно предшествовало Входу Господню в Иерусалим. В богослужебных текстах это событие трактуется, прежде всего, как предвозвещение того всеобщего воскресения, которое ожидает всех людей в конце истории:

Триодь постная. Лазарева суббота. Вечерня. Тропарь.

 Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря Христе Боже. Темже и мы яко отроцы победы знамения носяще, Тебе Победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне.  Давая уверенность во всеобщем воскресении накануне Твоих страданий, Ты воскресил Лазаря, о Христос Бог. Поэтому и мы, как дети, держа в руках знаки победы, воспеваем Тебе, Победителю смерти: осанна в вышних, благословен Грядущий во имя Господне.

Как в этом тропаре, так и в других литургических текстах Лазаревой субботы говорится не только о воскрешении Лазаря, но и о Входе Господнем в Иерусалим. В богослужении же Входа Господня в Иерусалим многократно упоминается воскрешение Лазаря. Таким образом, оба события трактуются авторами богослужебных текстов как неразрывно связанные одно с другим, и два праздника превращаются в единый двухдневный праздник. Особенностью Лазаревой субботы является то, что на этой службе поются гимны, прославляющие воскресение Христово, в частности воскресные тропари «Ангельский собор удивися». В день же Входа Господня в Иерусалим, приходящийся на воскресенье, напротив, все воскресные песнопения опускаются.

О воскрешении Лазаря в богослужебных текстах говорится как о событии, предшествовавшем схождению Христа во ад. Тематическая связь между Лазаревой субботой и Великой Субботой прослеживается в каноне и стихирах, исполняемых на утрени:

Триодь постная. Лазарева суббота. Утреня. Канон. Песнь 4.

 Глас Твой разруши, Спасе, смертную всю силу, основания же адова Божественною Твоею силою поколебашася.  Голос Твой, Спаситель, разрушил всю силу смерти, а основания ада были поколеблены Твоей Божественной силой.

Триодь постная. Лазарева суббота. Утреня. Экзапостиларий.

 Словом Твоим, Слове Божий, Лазарь ныне возскачет к житию паки потек, и с ветвьми людие Тя державне почитают, яко в конец погубиши ад смертию Твоею.  По слову Твоему, Слово Божие, Лазарь ныне вскакивает и бежит снова к жизни, а народы приветствуют Тебя, Властителя, с ветвями (в руках), ибо смертью Своей Ты окончательно погубишь ад.

Триодь постная. Лазарева суббота. Утреня. Ин экзапостиларий.

 Лазарем тя Христос уже разрушает смерте, и где твоя аде победа?..

 (Воскрешением) Лазаря Христос уже разрушает тебя, о смерть. А твоя, ад, где победа?..

Триодь постная. Лазарева суббота. Утреня. Стихира на хвалитех.

Лазаря умерша четверодневнаго воскресил еси из ада Христе, прежде Твоея смерти, потряс смертную державу, и единем любимым, всех человек провозвешаяй из тли свобождение...

 Перед Своей смертью Ты воскресил из ада умершего четверодневного Лазаря, поколебав державу смерти, и через одного, любимого (Тобою), предвозвестив освобождение всех людей от тления.

Вход Господень в Иерусалим – один из самых радостных праздников церковного года. В богослужебных книгах он называется Неделей цветоносия, или Неделей ваий (пальмовых ветвей); в русской традиции он получил название «Вербного воскресенья», поскольку пальмовые ветви на Руси заменяются вербой. За литургией в этот день читаются слова апостола Павла: Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь (Флп. 4:4). В богослужебных текстах многократно повторяется еврейское слово «осанна» (хвала), которое звучало из уст народа еврейского, когда Иисус, сидя на молодом осле, въезжал в городские ворота. Говорится и об участии детей во встрече Христа:

 Триодь постная. Неделя ваий. Великая вечерня. Стихира на литии.

 Радуйся и веселися, граде Сионе: красуйся и радуйся, церкве Божия: се бо Цaрь твой прииде в правде, на жребяти седя, от детей воспеваемый: осанна в вышних, благословен еси Имеяй множество щедрот, помилуй нас.  Радуйся и веселись, город Сион, красуйся и радуйся, церковь Божия, ибо Цaрь твой пришел в правде, сидя на молодом осле, воспеваемый детьми: осанна в вышних, благословен Обладающий великими милостями, помилуй нас.

Триодь постная. Неделя ваий. Утреня. Кондак.

На Престоле на небёси, на жребяти на земли носимый, Христе Боже, Ангелов хваление, и детей воспевание приял еси зовущих Ти: благословен еси грядый Адама воззвати.

 На небе на Престоле, на земле на молодом осле носимый, Христос Бог, Ты принял хвалу от Ангелов и песнь от детей, взывающих к Тебе: благословен грядущий спасти Адама.

В то же время через все богослужебные тексты праздника проходит тема страданий. Авторы литургических текстов напоминают о том, что Христос входил в Иерусалим не для того, чтобы Его прославили, но чтобы пострадать и умереть на кресте для спасения «младенцев и старцев»:

Триодь постная. Неделя ваий. Утреня. Икос.

 Понеже ада связал еси, Безсмертне, и смерть умертвил еси, и мир воскресил еси, с ваиами младенцы восхваляху Тя, Христе, яко победителя, зовуще Ти днесь: осанна Сыну Давидову. Не ктому бо, рече, заклани будут младенцы, за Младенца Мариина: но за вся младенцы и старцы, Един распинаешися... Темже радующеся глаголем: благословен грядый Адама воззвати. Поскольку Ты, Бессмертный, связал ад, умертвил смерть и воскресил мир, дети с пальмовыми ветвями восхваляли Тебя, Христос, как победителя, взывая к Тебе сегодня: «Осанна Сыну Давидову!» Ибо, говорит, младенцы более уже не будут убиваемы ради Младенца Марии, но один Ты распинаем за всех младенцев и старцев... Поэтому мы с радостью говорим: «Благословен Грядуший воззвать Адама!»

Триодь постная. Неделя ваий. Утреня. Седален.

 Восхвалите согласно людие и язы́цы: Царь бо ангельский взыде ныне на жребя, и грядет хотяй на Кресте поразити враги, яко силен. Сего ради и дети с ваием взывают песнь: слава Тебе, пришедшему Победителю; слава Тебе, Спасу Христу; слава Тебе, благословенному, Единому Богу нашему.  Воссылайте вместе хвалу, люди и народы, ибо Царь Ангелов воссел ныне на осленка и идет с намерением на кресте поразить врагов, ибо Он силен. Поэтому и дети с пальмовыми ветвями воссылают песнь: слава Тебе, пришедшему Победителю; слава Тебе, Спасителю Христу; слава Тебе, Благословенному, Единому Богу нашему.

Лейтмотивом богослужебных текстов Входа Господня в Иерусалим является тема Царства: Христос прославляется как кроткий Царь, пришедший спасти новый Израиль – Церковь Божию. Тема Царства сближает этот праздник с Благовещением Пресвятой Богородицы. В Назарете Ангел говорил Деве об Иисусе: Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова вовеки, и Царству Его не будет конца (Лк. 1:32–33). А в Иерусалиме народ приветствовал Иисуса словами: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев! (Ин. 12:13). В обоих случаях речь идет о Царе и о Царстве. Но Ангел возвещал о вечном Царстве Бога над человечеством, иудеи же тосковали о земном царстве Давида над Израилем. Они видели в Иисусе пророка, который исцеляет людей и совершает чудеса: только что Он воскресил из мертвых Лазаря четверодневного. И они надеялись, что такой Человек сможет стать достойным царем, а потому и вышли навстречу Ему с пальмовыми ветвями.

В течение всей Своей жизни Иисус был нищим странствующим проповедником, не имевшим, где приклонить голову (Мф. 8:20). В то же время Он всегда сознавал Себя Царем. Даже на суде у Пилата, оболганный и поруганный, преданный Своим народом, на вопрос прокуратора: Ты Царь Иудейский? – Он отвечал утвердительно (Мф. 27:11). В то же время Он говорил: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда (Ин.18:36). В Царстве Христа нет служителей, которые могли бы помочь Ему, применив, например, военную силу; там есть только друзья Его, такие же кроткие и смиренные, как Он Сам, готовые следовать за ним на Голгофу.

Трагизм события, которому посвящен праздник Входа Господня в Иерусалим, в том, что Христа встречали как царя, который воссядет на престоле Давидовом, как политического вождя, пришедшего освободить Иудею от ненавистных оккупантов-римлян; надеялись, что Он восстановит утраченную государственность, державность – идеалы, столь дорогие многим из тех, для кого земное превыше небесного. Но Он не оправдал эти надежды. И потому уже через несколько дней та же толпа, которая сегодня восторженно приветствует Христа, закричит: Распни, распни Его! И те, кто ныне провозглашает «Благословен Царь Израилев», будут восклицать со злой иронией: Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него (Мф. 27:42). Со словами «Радуйся, Царь Иудейский!» Иисуса будут бить по голове тростью и плевать на Него. Разочарование иудеев будет так велико, что, когда Пилат напишет на Кресте Христовом: Сей есть Иисус Назорей, Царь Иудейский, они скажут ему: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я, Царь Иудейский (Ин. 19:19, 21).

В богослужебных текстах говорится о том, как быстро меняется настроение толпы, которая сегодня прославляет Христа как чудотворца, а завтра будет требовать Его распятия:

Триодь постная. Неделя ваий. Утреня. Ипакои.

С ветвьми воспевше прежде, с древесы последи яша Христа Бога, неблагодарнии иудее...

Неблагодарные иудеи сначала восхваляли Тебя, Христа Бога, с ветвями в руках, а потом с оружием в руках схватили...

Иудеи ждали мессию, могущественного монарха, самодержца, перед которым они могли бы рабски склониться. Ему – Создателю вселенной – ничего не стоило, если бы Он захотел, не только стать властителем Иудеи, но и подчинить Себе всю Римскую империю. Но то, что велико в глазах людей, ничтожно перед Богом. Иисус отверг искушение земного владычества в самом начале Своего пути, когда диавол искушал Его в пустыне, предлагая Ему все царства мира (см.: Мф. 4:8–10). Вместо земных царств Иисус взыскал одного – сердца человеческого, которое Он покорил не силой и могуществом, но кротостью и смирением. Иисусу нужны не рабы, но свободные сыны, которые избрали Его своим Царем потому, что полюбили Его, а не потому, что Он сумел подчинить их Своей власти. Сын Божий стал Сыном Человеческим, чтобы сыны человеческие стали сынами Божиими – свободными и богоподобными. И в этом усыновлении людей Богу, в этом призвании к богоуподоблению и обожению – величайшая тайна Боговоплощения.

Иудеи не узнали своего Мессию: они не вместили благовестия о Царстве, которое внутри сердца человеческого, о горнем Иерусалиме, о небесном Престоле Небесного Царя. Он учил их притчами о Царствии Божием, а они все пытались узнать, когда и где увидят они это обещанное Им Царство. Но Он отвечал: не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:20–21). Царство Божие приходит не «приметным образом», но таинственно и тихо и наполняет собою сердце человека. Христос приходит к каждому христианину с той же кротостью и смирением, с какими Он вошел в Иерусалим. Он покоряет людей не силой и могуществом, но смирением и любовью, и люди выходят навстречу Ему с зажженными свечами и ветвями вербы, символизирующими пальмовые ветви. И в этой встрече людей с Господом – величайшая победа, которая когда-либо была одержана.

Страстная седмица

Страстная седмица представляет собой особый период в литургической жизни Православной Церкви. Каждый день этой седмицы в Триоди постной называется «святым и великим». В дни Страстной седмицы не совершаются памяти святых, отменяется поминовение усопших: все внимание верующих сосредоточено на сопереживании страждущему Спасителю.

В течение первых трех дней Страстной седмицы богослужение совершается по великопостному чину, с поклонами и молитвой Ефрема Сирина. Во все три дня совершается литургия Преждеосвященных Даров, предваряемая вечерней. На часах Устав предписывает читать Евангелие: в понедельник положено прочитывать полностью Евангелие от Матфея и половину Евангелия от Марка, во вторник другую половину Евангелия от Марка и две трети Евангелия от Луки, а в среду последнюю треть Евангелия от Луки и Евангелие от Иоанна до середины 12-й главы. Ввиду большого объема чтений на практике в некоторых приходах они распределяются по дням предыдущих седмиц (5-й и 6-й седмиц поста), с тем чтобы на Страстной седмице начиналось чтение Евангелия от Иоанна.

В Великий Понедельник, Вторник и Среду на утрени, после шестопсалмия и кафизм, поется тропарь, тематика которого навеяна притчей о десяти девах (см.: Мф. 25:1–13):

Триодь постная. Святой и Великий Понедельник. Утреня. Тропарь.

Се, Жених грядет в полуноши, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися, но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси Боже, Богородицею помилуй нас.

Вот, Жених идет в полуночи, и блажен раб, которого Он найдет бодрствующим, недостоин же тот, которого Он найдет дремлющим. Итак, будь внимательна, душа моя, не отягощайся сном, чтобы не быть преданной смерти и не остаться вне дверей Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже, Богородицей помилуй нас.

Тропарь этот представляет собой призыв к духовному бодрствованию и трезвению. Вместе с тем – в общем контексте богослужений Страстной седмицы – он напоминает о приближении часа крестной смерти Спасителя, который верующие должны встретить духовно подготовленными. Ввиду особой значимости тропаря «Се Жених» Устав предписывает исполнять трижды «косно (медленно), и велегласно, и со сладкопением».

В конце утрени в первые четыре дня Страстной седмицы поется экзапостиларий, тематика которого соответствует притче о званых на брачный пир (см.: Мф. 22:2–14):

 Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь. Просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.  Чертог Твой уготованный вижу, Спаситель мой, но не имею одежды, чтобы войти в него. Просвети одеяние души моей, Податель света, и спаси меня.

Предписывая исполнять этот экзапостиларий трижды «косно и со сладкопением», Устав уточняет: «Поется же посреде церкве от певца, и противу глашается от нас». В соответствии с этим указанием песнопение должно сначала исполняться одним певцом, который для этого выходит на середину церкви, а затем повторяться верующими (хором).

В богослужебных текстах Великого Понедельника вспоминается ветхозаветный патриарх Иосиф, проданный братьями в египетское рабство (см.: Быт. 37:26–28): его страдания трактуются как прообраз страданий Христа. За литургией Преждеосвященных Даров читается Евангелие о проклятии Христом смоковницы (см.: Мф. 21:18–22). Толкование этого события содержится в синаксарии Великого Понедельника:

Триодь постная. Святой и Великий Понедельник. Утреня. Синаксарий.

 Смоковница убо есть, сонмище иудейское, на немже плода подобнаго Спас не обрет, точию осеняющее закона, и сие отъят от них, праздное всячески содеяв.  Смоковница есть иудейский народ, на котором Христос не обрел достойного плода, кроме прообразовательного закона, но и закон отнял у него, лишив его всего.

В то же время смоковница является символом души христианина, не живущего по заповедям Христовым и не приносящего плоды покаяния:

 Триодь постная. Святой и Великий Понедельник. Утреня. Стихира на стиховне.

Изсохшия смоковницы за неплодие, прещения убоявшеся братие, плоды достойны покаяния принесем Христу, подающему нам велию милость.  Убоявшись проклятия, наложенного на смоковницу за бесплодие, принесем достойные плоды покаяния Христу, дарующему нам великую милость.

В Великий Вторник вспоминается притча Христа о десяти девах и другие притчи и наставления, которые Господь произнес в храме Иерусалимском: о дани кесарю, о Втором Пришествии, Страшном Суде и воскресении мертвых, о талантах (см.: Мф. 22–25). Эти притчи и наставления комментируются в богослужебных текстах:

Триодь постная. Святой и Великий Вторник. Утреня. Стихира на хвалитех.

Скрывшаго талант осуждение слышавши, о душе, не скрывай словесе Божия, возвещай чудеса Его, да умножающи дарование, внидеши в радость Господа твоего.  Услышав об осуждении того, кто скрыл талант, душа, не скрывая слово Божие, возвещай чудеса Его, чтобы, умножая таланты, ты вошла в радость Господина своего.

Триодь постная. Святой и Великий Вторник. Утреня. Стихира на стиховне.

Се, тебе талант Владыка вверяет, душе моя, страхом приими дар, заимствуй давшему, раздавай нищим, и стяжи друга Господа, да станеши одесную Его, егда приидет во славе, и услышиши блаженный глас: вниди, рабе, в радость Господа твоего...

 Вот, Владыка вверяет тебе талант, о душа моя, со страхом прими дар, отдай взаймы Давшему, раздай нищим и приобрети в Господе друга, чтобы стать по правую руку от Него, когда Он придет во славе, и услышать блаженный голос: войди, раб, в радость Господина своего...

В Великую Среду Церковь вспоминает о вечери в Вифании, на которой жена-грешница омыла слезами ноги Спасителя. Этому событию посвящены основные богослужебные тексты данного дня, включая стихиры и канон. В одной из стихир, принадлежащей перу византийской поэтессы инокини Кассии, раскрывается сила покаяния жены-грешницы, которая благодаря встрече с Христом осознала глубину своей греховности:

Триодь постная. Святая и Великая Среда. Утреня. Самогласен.

 Господи, яже во многия грехи впадшая жена, Твое ощутившая Божество, мироносицы вземши чин, рыдающи миро Тебе прежде погребения приносит: увы мне глаголющи! яко нощь мне есть разжжение блуда невоздержанна, мрачное же и безлунное рачение греха. Приими моя источники слез, иже облаками производяй моря воду. Приклонися к моим воздыханием сердечным, приклонивый небеса неизреченным Твоим истощанием: да облобыжу пречистеи Твои нозе, и отру сия паки главы моея власы, ихже в рай Ева, по полудни, шумом уши огласивши, страхом скрыся. Грехов моих множества, и судеб Твоих бездны кто изследит? Душеспасче Спасе мой, да мя Твою рабу не презриши, иже безмерную имеяй милость.  Господи! Женщина, впавшая во многие грехи, ощутив Твое Божество, взяв на себя роль мироносицы, с рыданием приносит Тебе миро перед погребением, говоря: «Увы мне, ибо ночь для меня – огонь невоздержанного блуда, мрачное и безлунное влечение к греху. Прими мои источники слез, Ты, Который производишь морскую воду из облаков. Склонись к моим сердечным воздыханиям, Приклонивший небеса Своим неизреченным истощанием, чтобы я облобызала Твои ноги и отерла их снова волосами головы моей, которые Ева со стыдом покрыла после того, как в раю после полудня поддалась на увещания (змия). Кто исследует множество грехов моих и бездну Твоих судеб? Спаситель душ, Спаситель мой, не презирай меня, рабу Твою, ибо Ты имеешь безмерную милость.

В конце литургии Преждеосвященных Даров в последний раз читается молитва преподобного Ефрема Сирина, после чего земные поклоны прекращаются до вечерни праздника Пятидесятницы, за исключением поклонов перед святой плащаницей в Великую Пятницу.

Великий Четверг является днем, посвященным воспоминанию Тайной Вечери. В богослужебных текстах этого дня говорится о смысле Таинства Евхаристии, об умовении ног как о примере Божественного смирения, о предательстве Иуды и о молитве Спасителя в Гефсиманском саду. На утрени поется тропарь, в котором повествуется о «несытой душе» Иуды-предателя и прославляется благость Господа Спасителя:

Триодь постная. Святой и Великий Четверг. Утреня. Тропарь.

 Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе Праведнаго Судию предает. Виждь имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия: Иже о всех Благий Господи, слава Тебе.  Когда достославные ученики просвещались на умовении вечери, тогда злонравный Иуда был омрачен недугом сребролюбия и предает Тебя, Праведного Судию, беззаконным судьям. Смотри, накопитель богатств, на того, кто из-за них повесился! Беги от ненасытной души, которая дерзнула так поступить с Учителем. Всеблагой Господь, слава Тебе.

Канон, читаемый на утрени, посвящен осмыслению Таинства Евхаристии. Прообразом Христа и Его Тайной Вечери является ветхозаветная Премудрость, которая создала себе дом, утвердила в нем семь столпов, уготовала трапезу и послала слуг провозгласить: идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное (Притч. 9:1–5). Этот образ, прежде всего, напоминает о Боговоплощении и о Той, Которая стала первой Причастницей Бога, приняв в Себя воплощенное Слово Божие:

Триодь постная. Святой и Великий Четверг. Утреня. Канон. Песнь 1.

 Всевиновная и подательная жизни безмерная Премудрость Божия созда храм Себе от чистыя неискусомужныя Матери, в храм бо телесно оболкийся славно прославися Христос Бог наш.  Безмерная Премудрость, Которая есть причина всего и подательница жизни, создала Себе храм в Пречистой и не познавшей мужа Матери, ибо, облекшись в храм тела, Христос Бог наш славно прославился.

Началом пути Божественного истощания было Боговоплощение, а концом – крестная смерть Спасителя, когда Господь принес Себя в жертву за спасение всего человечества. Воспоминанием о крестной жертве Христа является Евхаристия, которую совершает Сам Христос, преподающий ученикам Свои Тело и Кровь:

Триодь постная. Святой и Великий Четверг. Утреня. Канон. Песнь 3.

Господь Сый всех и Зиждитель Бог, Безстрастный, обнищав, созданное естество с Собою соедини, и пасха за яже хотяше умрети Сам Сый Себе предпожре: ядите, вопия, Тело Мое, и верою утвердитеся.  Бесстрастный Бог, будучи Господом и Создателем всего, обнищав, соединил с Собой созданное естество и принес Себя в пасхальную жертву за тех, за кого хотел умереть, взывая: ешьте Тело Мое и утвердитесь в вере.

Триодь постная. Святой и Великий Четверг. Утреня. Канон. Песнь 3.

Избавительною для всего рода человеча веселия чашею Твоею, Блаже, Твоя ученики напоил еси, наполнив ю, Сам бо Себе священнодействуеши, пийте, вопия, кровь Мою, и верою утвердитеся.

 Благой Господи, Ты напоил учеников Своих избавительной для всего рода человеческого чашей ликования, наполнив ее. Ибо Ты Сам Себе совершаешь священнодействие, взывая: пейте кровь Мою и утвердитесь в вере.

Причащение Святых Христовых Тайн является залогом того обожения, которое ожидает христиан в эсхатологическом Царстве Божием:

Триодь постная. Святой и Великий Четверг. Утреня. Канон. Песнь 4.

 Питие новое паче слова, Аз глаголю, во Царствии Моем, Христос другом, пию, якоже бо Бог с вами боги буду, рекл еси: Единороднаго бо Мя очищение Отец в мир послал есть.  Ты сказал: говорю вам Я, Христос, друзьям (Моим): «Я буду пить новое вино, которое превыше слов, ибо в царстве Моем Я буду с вами, как Бог с богами, ведь Отец послал Меня, Единородного, для очищения мира».

Утреня завершается стихирами, в которых повествуется о предательстве Иуды. Этими же стихирами начинается вечерня, переходящая в литургию Василия Великого. По Уставу это богослужение должно совершаться в 8-м часу дня, т.е. около 14.00, однако на практике оно начинается утром. На литургии Великого Четверга ввиду ее особого значения по традиции причащаются все православные верующие, в том числе и те, которые редко приступают к причастию. Вместо Херувимской песни, вместо запричастного стиха и во время причащения многократно поется тропарь, посвященный Таинству Евхаристии (по традиции Русской Православной Церкви этот тропарь произносится перед причащением за каждой Божественной литургией):

 Триодь постная. Святой и Великий Четверг. Литургия. Тропарь вместо Херувимской песни.

Вечери Твоея Тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем.  Прими меня причастником Твоей Тайной Вечери, о Сын Божий, ибо я не выдам Твою тайну врагам, не дам Тебе поцелуя, как Иуда, но, как разбойник, исповедаю Тебе: помяни меня, Господи, в Царстве Твоем.

В некоторых кафедральных соборах в Великий Четверг по окончании литургии совершается чин умовения ног. Этот чин, содержащийся в современном Чиновнике архиерейского священнослужения, восходит к Типикону Великой церкви, отражающему богослужебную практику константинопольского храма Святой Софии IX-XII веков. В Константинополе чин совершался между вечерней и литургией, что более соответствует его смыслу (согласно Евангелию, Христос сначала умыл ноги ученикам, а потом уже совершил пасхальную трапезу и преломление хлеба). Согласно константинопольской практике, патриарх умывал ноги трем иподиаконам, трем диаконам, трем пресвитерам, двум митрополитам и одному архиепископу. В современной практике архиерей умывает ноги двенадцати пресвитерам.

Чин совершается следующим образом. Архиерей выходит из алтаря в полном облачении, без посоха; перед ним идут диакон с Евангелием и два иподиакона с блюдом, на котором стоит кувшин с водой. Архиерей садится на кафедру, диакон становится позади кафедры у аналоя, на котором полагает Евангелие, сосуд с водой ставится перед архиереем. Затем из алтаря попарно выводятся священники, которые рассаживаются в два ряда перед архиереем. В это время поется 5-я песнь канона Великого Четверга и стихиры на «Умовение ног». По окончании пения диакон произносит ектению с прошениями «о еже благословитися и освятитися умовению сему силою и действом и наитием Святаго Духа» и «о еже быти ему на омовение скверны согрешений наших». Затем архиерей стоя читает молитву, в которой просит Бога омыть всех участников чина от плотских скверн и душевной нечистоты. Во время чтения молитвы священники продолжают сидеть. Далее читается еще одна молитва – о даровании смирения, за которой следует чтение из Евангелия от Иоанна (гл. 13). При начале чтения все священнослужители сидят. Протодиакон начинает чтение: «Во время оно, ведый Иисус, яко вся даст Ему Отец в руце, и яко от Бога изыде, и к Богу грядет, востав с вечери (в этот момент архиерей встает) и положи ризы своя (архиерей без помощи иподиаконов снимает с себя митру, омофор, крест, панагию и саккос), и прием лентион, препоясася (архиерей возлагает на себя полотенце). Потом же влия воду во умывальницу (архиерей вливает воду в блюдо) и начат омывати ноги учеником и отирати лентием, имже бе препоясан (архиерей омывает ноги пресвитерам, начиная с младшего, и отирает полотенцем)» (Ин. 13:3–6). Евангельские стихи при необходимости повторяются. Когда архиерей умоет ноги одиннадцати пресвитерам, он подходит к старшему; в этот момент протодиакон читает: «Прииде же к Симону Петру, и глагола ему той». Следует диалог между Петром и Иисусом, полностью воспроизводимый старшим пресвитером и архиереем (Ин. 13:7–10). По окончании умовения ног архиерей вновь садится на кафедру, а протодиакон дочитывает Евангелие до слов «яко не вси чисти есте» (Ин. 13:11).

Далее следует второе евангельское чтение (Ин. 13:12–17), во время которого архиерей при словах «прият ризы своя» самостоятельно облачается, при словах «возлег паки» садится на свое место и после слов "рече им" дочитывает Евангелие от слов «Весте ли, что сотворих вам» до слов «Аще сия весте, блажени есте, аще творите я». В то время как архиерей читает Евангелие сидя, пресвитеры слушают чтение стоя. По окончании Евангелия архиерей встает и произносит заключительную молитву, в которой вновь просит Господа омыть всякую скверну и нечистоту души.

В патриаршем соборе в Великий Четверг за Божественной литургией совершается чин освящения мира. Об этом чине будет сказано отдельно.

В Великую Пятницу Церковь вспоминает распятие и смерть Спасителя. Евангельские чтения, звучащие в этот день в Церкви, и богослужебные тексты повествуют о том, как в последние дни Своей земной жизни Иисус Христос был оставлен один перед лицом Своих ненавистников, перед лицом страданий и смерти. Он испил до дна ту чашу, которая была уготована Ему, и пережил самое страшное, что может выпасть на долю человека, – одиночество и богооставленность.

Он был один в Гефсимании, ибо ученики Его уснули крепким сном. Он был один на суде первосвященников, на допросе у Ирода, на суде Пилата, ибо ученики Его в страхе разбежались. Он был один, когда шел на Голгофу: случайный прохожий, а не любимый ученик помог Ему нести крест. Он был один на кресте, один умирал, оставленный всеми. На кресте Иисус взывал к Отцу Своему: Боже Мой, Боже Мой! для него Ты Меня оставил (Мф. 27:46)? В этом крике вместилась боль всего человечества и каждого человека – боль всякого, кто чувствует, что он одинок и оставлен Богом.

В богослужебных текстах Великой Пятницы говорится и о предательстве Иуды, и о суде над Иисусом у первосвященников Анны и Каиафы, и о суде Пилата, и о ненависти к Иисусу еврейского народа, требовавшего Его распятия, и о самом распятии. В то же время подчеркивается: Христос умер не потому, что был предан Иудой и осужден на смерть Пилатом, не потому, что Его смерти требовали иудеи, а потому, что такова была воля Бога Отца. Если бы Бог Отец захотел иначе, этой смерти бы не произошло. И никакая человеческая злоба, никакое предательство и коварство не были бы способны умертвить Мессию, Который пришел, чтобы спасти мир.

Богослужебные тексты говорят о том, что Господь сознательно шел на смерть: Он родился для того, чтобы умереть на кресте, воплотился, чтобы стать жертвой за людей. И Он совершил этот подвиг по послушанию Своему Небесному Отцу. Нет более сильного свидетельства о любви Бога к человеку, чем крест, на котором был распят воплотившийся Бог. Нет более сильного слова о спасении человека, чем та тишина, которая исходит из гроба Единородного Сына Божия. И нет более великой жертвы, которую Бог мог бы принести за человека, чем та, которую Он принес. Преподобный Исаак Сирин говорит, что если бы у Бога Отца было что-то еще более драгоценное и любимое, чем Его Сын Единородный, Он и это бы отдал за спасение каждого человека.

В память о страданиях и крестной смерти Спасителя в Великую Пятницу полагается строгий пост, не совершается Божественная литургия и богослужение по своей структуре значительно отличается от обычного.

Главным богослужением Великой Пятницы является утреня с чтением 12 страстных Евангелий: в Триоди эта служба носит название «Последования святых и спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа». По Уставу, она совершается «во вторый час нощи» (около 20.00). Аналогичное богослужение, включавшее в себя 11 евангельских отрывков, совершалось в Иерусалиме и Константинополе уже в конце первого тысячелетия. Евангельские отрывки подобраны таким образом, чтобы образовать связный рассказ, в котором отражены все события последних часов земной жизни Спасителя вплоть до Его смерти на кресте и погребения. Чтения из Евангелия чередуются с антифонами, тропарями и стихирами, представляющими собой поэтический комментарий к читаемым отрывкам. Эти тексты, удивительные по красоте, глубине и содержательности, представляют собой подлинные шедевры христианского гимнотворчества. В целом Последование Страстей Христовых является одним из самых грандиозных богослужений всего церковного года.

Первое Евангелие (Ин. 13:31–18:1), самое продолжительное, содержит последнюю беседу Иисуса со Своими учениками. Следующие четыре Евангелия (Ин. 18:1–28; Мф. 26:57–75; Ин. 18:28, 19:16; Мф. 27:3–32) содержат рассказ о предательстве Иуды, аресте Иисуса, суде над Иисусом у первосвященников Анны и Каиафы, суде у Пилата и вынесении Иисусу смертного приговора. За каждым чтением следует по три антифона, малая ектения и седален. В антифонах и седальнах воспроизводятся и молитвенно осмысляются события, о которых повествуется в читаемых Евангелиях:

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Антифон 2.

Тече глаголя Иуда беззаконным книжником: что мне хощете дати, и аз вам предам Его? Среди же совещавающих Сам стоял еси невидимо Совещаваемый Сердцеведче, пощади души наша.

 Иуда прибежал к беззаконным книжникам, говоря: «Что вы дадите мне за то, чтобы я предал Его вам?» Среди же совещавшихся стоял Сам Тот, о Ком они совещались. Сердцеведец, пощади души наши.

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Антифон 5.

Днесь глаголаше Зиждитель небесе и земли Своим учеником: приближися час, и приспе Иуда предаяй Мя. Да никтоже отвержется Мене, видя Мя на кресте посреде двою разбойнику: стражду бо яко человек, и спасу яко Человеколюбец в Мя верующия.

 Сегодня Создатель неба и земли сказал Своим ученикам: приблизился час, и пришел Иуда, предающий Меня. Никто пусть не отречется от Меня, видя Меня на кресте между двумя разбойниками, ибо Я страдаю как человек, но спасу как Бог верующих в Меня.

 Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Седален после 6-го антифона.

 Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела? Еда от лика тя апостольска разлучи? Еда дарования исцелений лиши? Еда со онеми вечеряв, тебе от трапезы отрину? Еда иных ноги умыв, твои же презре? О, коликих благ непамятлив был еси! И твой убо неблагодарный обличается нрав, Того же безмерное проповедуется долготерпение и велия милость.  Каким образом, Иуда, ты сделался предателем Спасителя? Или Он отлучил тебя от собрания апостолов? Или лишил дара исцелений? Или, пригласив их на вечерю, тебя отверг? Или их ноги умыл, а твои презрел? О, о скольких благах ты позабыл. И изобличается твоя неблагодарность, проповедуется же Его долготерпение и великое милосердие.

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Антифон 7.

 Трищи отрекся Петр, абие реченное ему разуме, но принесе к Тебе слезы покаяния: Боже, очисти мя и спаси мя.  Отрекшись трижды, Петр тотчас вспомнил о том, что было ему предсказано, и принес Тебе слезы покаяния: Боже, очисть меня и спаси меня.

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Седален после 12-го антифона.

 Егда предстал еси Каиафе, Боже, и предался еси Пилату, Судие, Небесныя Силы от страха поколебашася. Егда же вознеслся еси на древо, посреде двою разбойнику, вменился еси с беззаконными, Безгрешне, за еже спасти человека: Незлобиве Господи, слава Тебе.  Когда Ты, Боже, предстал перед Каиафой и был предан Пилату, о Судия, Небесные Силы от страха поколебались. Когда же Ты вознесся на крест между двумя разбойниками, Ты был причислен к беззаконникам, о Безгрешный, ради спасения человека. Незлобивый Господи, слава Тебе.

По окончании антифонов исполняется седален, в котором говорится об искупительном значении крестной смерти Спасителя (этот же текст вновь прозвучит в самом конце службы):

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Седален после 15-го антифона.

Искупил ны еси от клятвы законныя честною Твоею кровию, на кресте пригвоздився и копием прободся, безсмертие источил еси человеком, Спасе наш, слава Тебе.

 Ты искупил нас от законного проклятия Своей драгоценной кровью, будучи пригвожден к кресту и пронзен копьем, Ты стал источником бессмертия для людей. Спаситель наш, слава Тебе.

За антифонами следуют 6-е Евангелие (см.: Мк. 15:16–32), посвященное распятию Христа, и Блаженства, перемежающиеся со стихами на тему распятия. Далее диакон произносит прокимен «Разделиша ризы моя себе, и о одежде моей меташа жребий» со стихом «Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси». Эти стихи из 21-го псалма подводят к 7-му и 8-му Евангелиям (Мф. 27:33–54 и Лк. 23:32–49), повествующим о смерти Спасителя и отделенным одно от другого 50-м псалмом. Сразу же за 8-м Евангелием следует трипеснец, в котором упоминаются все основные события последних двух дней жизни Христа, начиная с умовения ног. По окончании трипеснца трижды исполняется экзапостиларий:

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Экзапостиларий по 9-й песни трипеснца.

 Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил сей, Господи, и мене древом крестным просвети и спаси мя.  Благоразумного разбойника Ты, Господи, за один час сподобил рая. И меня просвети древом креста и спаси меня.

Последние четыре Евангелия (Ин. 19:25–37; Мк. 15:43–47; Ин. 19:38–42 и Мф. 27:62–66) перемежаются с хвалитными псалмами, стихирами и заключительными молитвами утрени.

Лейтмотивом через все богослужение Великой Пятницы проходит тема Матери, стоящей у креста Своего Сына. В Евангелиях о присутствии Матери Божией на Голгофе упоминается лишь вскользь. Богослужебные тексты, напротив, уделяют этой теме большое внимание, вкладывая в уста Богородицы трогательные монологи, обращенные к Ее распятому на кресте и умирающему Сыну:

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Стихира на хвалитех.

 Распеншуся Ти, Христе, вся тварь видящи трепеташе, основания земли позыбашася страхом державы Твоея: Тебе бо вознесшуся днесь, род еврейский погибе, церковная завеса раздрася на двое, и мертвии от гробов воскресоша, сотник же, видев чудо, ужасеся. Предстоящи же Мати Твоя вопияше, рыдающи матерски: како не возрыдаю и утробы Моея не бию, зрящи Тя нага, яко осуждена, на древе висяща? Распныйся и погребыйся, и воскресый из мертвых, Господи, слава Тебе.  Когда Ты, Христос, был распят, все творение, видя, трепетало, основания земли колебались от страха перед властью Твоей. Ибо когда Ты вознесся (на крест), род еврейский погиб, завеса в храме разорвалась надвое и мертвые воскресли из гробов, сотник же, увидев чудо, ужаснулся. Матерь же Твоя, предстоя, восклицала, рыдая по-матерински: как не буду рыдать и ударять Себя в грудь, видя Тебя обнаженным, висящим на кресте словно осужденного? Распятый и погребенный и воскресший из мертвых, Господи, слава Тебе.

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Стихира на стиховне.

На древе видящи висима, Христе, Тебе, всех Зиждителя и Бога, безсеменно Рождшая Тя вопияше горько: Сыне Мой, где доброта зайде зрака Твоего? Не терплю зрети Тя неправедно распинаема: потщися убо, востани, яко да вижу и Аз Твое из мертвых тридневное воскресение.

 Видя Тебя, Христос, Создателя и Бога, висящим на кресте, бессеменно Родившая Тебя взывала с горечью: «Сын Мой, куда ушла красота Твоего облика? Не терплю видеть Тебя неправедно распинаемым: поспеши, восстань, чтобы и Я увидела Твое тридневное воскресение из мертвых».

Еще одним лейтмотивом богослужения Великой Пятницы является тема духовной гибели еврейского народа, распявшего Христа. Авторы богослужебных текстов обращаются к иудеям с обличениями от имени Бога:

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Антифон 12.

Сия глаголет Господь иудеем: людие Мои, что сотворих вам? Или чим вам стужих? Слепцы ваши просветих, прокаженныя очистих, мужа, суща на одре, возставих. Людие Мои, что сотворих вам? И что Ми воздаете? За манну желчь, за воду оцет, за еже любити Мя, ко кресту Мя пригвоздисте. Ктому не терплю прочее, призову Моя языки, и тии Мя прославят со Отцем и Духом, и Аз им дарую живот вечный.

 Вот что говорит Господь иудеям: народ Мой, что сделал Я тебе или чем тебе досадил? Слепцов твоих Я сделал зрячими; прокаженных очистил; человека, лежащего на одре, восставил. Народ Мой, что сделал Я тебе и чем ты отплатил Мне: за манну желчью, за воду уксусом, за любовь – вы пригвоздили Меня ко кресту. Более этого Я уже не потерплю и призову к себе Мои народы; они прославят Меня с Отцом и Духом, и Я дарую им жизнь вечную.

 Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Утреня. Стихира на хвалитех.

 Два и лукавная сотвори перворожденный сын Мой Израиль: Мене остави Источника воды животныя, и ископа себе кладенец сокрушенный: Мене на древе распят, Варавву же испроси и отпусти. Ужасеся небо о сем, и солнце лучи скры: ты же, Израилю, не усрамился еси, но смерти Мя предал еси. Остави им, Отче Святый, не ведят бо, что сотвориша.  Два зла сделал первородный сын Мой Израиль: Меня, Источник воды живой, оставил и высек себе водоем разбитый (см.: Иер. 2:13), Меня на древе распял, Варавву же выпросил и отпустил. Ужаснулось этому небо, и солнце лучи скрыло, ты же, Израиль, не устыдился, но предал Меня смерти. Прости им, Отче Святый, ибо они не знают, что сделали (см.: Лк. 23:34).

Подобные тексты до недавнего времени содержались и в латинском богослужении, однако папа Римский Иоанн Павел II принял решение исключить их из богослужения из-за их ярко выраженной антииудейской окрашенности. В Православной Церкви тоже раздаются отдельные голоса, призывающие изъять так называемые «антисемитские» тексты из богослужения Страстной седмицы.

В ответ на подобные предложения следует, во-первых, сказать о том, что цитированные тексты отнюдь не имеют антисемитский характер: они лишь содержат нравственную оценку того, как иудейский народ поступил со Спасителем. Одновременно они являются предупреждением для всякого народа, который встанет на путь богоборчества. Ведь в истории человечества было немало народов, которые считали себя богоизбранными, но которые, подобно Израилю, оставляли Источник воды живой и выкапывали себе разбитые колодцы.

Во-вторых же, сама идея ревизии богослужебных текстов для приведения их в большее соответствие с современными стандартами и правилами политкорректности представляется неприемлемой. Один раз ступив на этот путь, остановиться будет уже крайне сложно. Православное богослужение тем и драгоценно, что оно дает четкий критерий богословской истины, и именно богословие надо всегда сверять с богослужением, а не богослужение корректировать под те или иные богословские посылки. Lex credendi вырастает из lex orandi: вероучительные истины и нравственные установки христианства родились в опыте молитвы, были открыты Церкви через богослужение. Поэтому если в понимании какого-то богословского или нравственного вопроса усматривается расхождение между, с одной стороны, современными стандартами, а с другой – богослужебными текстами, то предпочтение должно быть отдано последним.

Богослужение часов в Великую Пятницу совершается по особому чину: часы 1-й, 3-й, 6-й и 9-й читаются подряд, и на каждом часе прочитывается отрывок из Ветхого Завета, Апостол и Евангелие.

Вечерня Великой Пятницы совершается, по Уставу, «о десятом часе дне» (т.е. около 16.00). На этом богослужении совершается вход с Евангелием, исполняется прокимен «Разделиша ризы», читаются отрывки из Ветхого Завета (Исх. 33:11–23; Иов. 42:12–17; Ис. 52:13–15, 53:1–12, 54:1) и Апостол (1Кор. 1:18–2:2). Евангелие составлено из нескольких фрагментов и воспроизводит всю историю Страстей Христовых (Мф. 27:1–38; Лк. 23:39–43; Мф. 27:39–54; Ин. 19:31–37; Мф. 27:55–61). После этих чтений исполняются стихиры, в которых звучит тема победы Христа над адом и смертью:

Великая Пятница. Вечерня. Стихиры на стиховне.

Егда во гробе нове за всех положился еси, Избавителю всех, ад всесмехливый видев Тя ужасеся, вереи сокрушишася, сломишася врата, гроби отверзошася, мертвии восташа...

 Когда Ты, о Избавитель всех, ради всех был положен в новом гробе, ад, достойный всяческого осмеяния, видя Тебя, ужаснулся, засовы сокрушились, врата сломались, гробы отверзлись, мертвые воскресли.

Великая Пятница. Вечерня. Стихиры на стиховне.

Егда во гробе плотски хотя заключился еси, иже естеством Божества пребываяй неописанный, и неопределенный, смерти заключил еси сокровища, и адова вся истощил еси, Христе, царствия...

 Когда Ты плотью добровольно заключил Себя в гробу, оставаясь по Божественной природе неограниченным и беспредельным, Ты запер погреба смерти и опустошил все владения ада, о Христос...

Великая Суббота. Утреня. Тропарь на «Бог Господь».

 Егда снизшел еси к смерти, Животе безсмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества. Егда же и умершия от преисподних воскресил еси, вся Силы Небесныя взываху: жизнодавче Христе Боже наш, слава Тебе.  Когда Ты сошел к смерти, о Жизнь бессмертная, тогда Ты умертвил ад сиянием Божества. Когда же Ты воскресил умерших от преисподней, все Силы Небесные взывали: Податель жизни, Христос Бог наш, слава Тебе.

Заключительная стихира исполняется с особой торжественностью. Во время пения этой стихиры священник совершает каждение лежащей на престоле плащаницы с изображением умершего Спасителя:

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Вечерня. Стихира на стиховне.

 Тебе одеющагося светом, яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом и, видев мертва нага непогребена, благосердный плач восприим, рыдая, глаголаше: увы мне, Сладчайший Иисусе! егоже вмале солнце на кресте висима узревшее мраком облагашеся, и земля страхом колебашеся, и раздирашеся церковная завеса: но се ныне вижу Тя, мене ради волею подъемша смерть. Како погребу Тя, Боже мой, или какою плащаницею обвию? Коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему Телу? Или кия песни воспою Твоему исходу, Щедре? Величаю Страсти Твоя, песнословлю и погребение Твое со воскресением, зовый: Господи, слава Тебе.  Тебя, одевающегося светом, как одеждою, Иосиф, сопровождаемый Никодимом, снял с древа и, видя мертвым, нагим, не погребенным, начав в глубоком сострадании погребальный плач, с рыданиями возглашал: «Увы мне, Сладчайший Иисус, недавно увидев Которого висящим на кресте, солнце мраком облекалось, и земля от страха колебалась, и разрывалась завеса храма. Но вот я ныне вижу Тебя ради меня добровольно принявшим смерть. Как буду погребать Тебя, Боже мой, или как пеленами обовью? И какими руками прикоснусь к нетленному Твоему телу? Или какие песни буду воспевать Твоему исходу, Милосердный? Прославляю страдания Твои, воспеваю и Твое погребение с воскресением, восклицая: Господи, слава Тебе!»

Далее совершается вынос плащаницы и положение ее на середину храма. При соборном служении четыре священника поднимают плащаницу на специально приготовленных шестах, а предстоятель (архиерей или старший священник) с Евангелием в руках становится под плащаницу. Процессия выходит из алтаря северными дверьми, подходит к царским вратам, где предстоятель произносит «Премудрость, прости». Затем процессия движется к середине храма, где плащаница полагается на специально приготовленное возвышение. Совершается каждение плащаницы с троекратным обхождением вокруг престола. В это время поются тропари, первый из которых посвящен погребению Христа, а второй – Его воскресению:

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Вечерня. Тропари по «Ныне отпущаеши».

Благообразный Иосиф с лрева снем пречистое тело Твое, плащаницею чистою обвив и вонями, во гробе нове покрыв положи.

 Благообразный Иосиф, сняв с креста пречистое Твое тело, обвил его плащаницей и, умастив благоуханиями, положил в новом гробе.

 Мироносицам женам при гробе представ Ангел, вопияше: мира мертвым суть прилична. Христос же нетления явися чуждь.  Ангел, представ при гробе женам-мироносицам, возгласил: миро подобает мертвым, Христос же оказался нетленным.

Как правило, сразу же после выноса плащаницы священнослужители читают «Канон на плач Пресвятыя Богородицы» (Устав предписывает читать его в кельях на малом повечерии). Авторство канона усваивается византийскому поэту X века Симеону Логофету; многие тропари написаны от лица Богородицы, Которая обращается к Своему возлюбленному Сыну со скорбными и недоуменными вопрошаниями:

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Повечерие. Канон. Песнь 3.

Се, Свет Мой сладкий, Надежда и Живот Мой Благий, Бог Мой угасе на кресте, распалаюся утробою, Дева, стенющи, глаголаше.

 «Вот, Свет Мой сладкий, Надежда и Жизнь Моя благая, Бог Мой угас на кресте, Я внутренне терзаюсь», – говорила Дева, рыдая.

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Повечерие. Канон. Песнь 5.

 Едину Надежду и Живот, Владыко, Сыне Мой и Боже, во очию свет Раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.  «Ты был единой Надеждой и Жизнью, Владыка, Сын и Бог Мой, и светом очей для Меня, рабы Твоей, ныне же Я лишилась Тебя, сладкое Мое Чадо и любимое».

Триодь постная. Святой и Великий Пяток. Повечерие. Канон. Песнь 6.

 Мертва Тя зрю, Человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люто утробою. Хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше: не терплю бо без дыхания мертва Тя видети.  «Мертвым вижу Тебя, Человеколюбец, оживившего мертвых и держащего вселенную, тяжко страдаю, – говорила Пречистая. – Я хотела бы умереть вместе с Тобой, ибо для Меня невыносимо видеть Тебя мертвым, бездыханным».

Богослужение Великой Субботы посвящено прославлению умершего на кресте и погребенного Спасителя мира. Особенностью этого богослужения является то, что верующие еще стоят перед гробом Господним, но уже начинают праздновать Воскресение Христово.

О смысле великосубботнего торжества говорится в одной из стихир: «Сия бо есть благословенная суббота, сей есть упокоения день, в оньже почи от всех дел Своих Единородный Сын Божий». Субботствование Господа во гробе и упокоение после мук и смерти на кресте сравнивается с окончанием сотворения мира:

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Стихира на хвалитех.

 Днешний день тайно великий Моисей прообразоваше глаголя: и благослови Бог день седьмый. Сия бо есть благословенная суббота, сей есть упокоения день, воньже почи от всех дел Своих Единородный Сын Божий... Великий Моисей таинственно предвосхитил нынешний день, когда сказал: и благословил Бог сельмой лень (Быт. 2:3). Ибо это благословенная суббота, это день покоя, когда Единородный Сын Божий почил от всех дел Своих.

Основной и наиболее продолжительной частью утрени Великой Субботы является пение псалма 118, разделенного на три части («статии»); этот псалом с глубокой древности употреблялся христианами при погребении. В данном случае к каждому стиху псалма добавляются краткие «похвалы», авторство которых принадлежит неизвестному поэту, жившему не позднее XIV столетия. В «похвалах» говорится о том, что Сын Божий пострадал и умер, исполняя волю Отца, пославшего Его для спасения мира; в то же время Его смерть неоднократно называется «добровольной». Особо говорится о Божией Матери, стоявшей у креста и оплакивавшей Своего Сына. Некоторые из «похвал» обращены к Божией Матери и Иосифу Аримафейскому; некоторые написаны от лица Божией Матери и обращены к Иисусу. В словах, обращенных к Иуде, автор обличает его за предательство. В тексте неизвестного автора «похвал» содержатся также обвинения в адрес иудеев, не принявших своего Мессию и предавших Его на позорную смерть.

Центральной темой «похвал» и других богослужебных текстов Великой Субботы является сошествие Христа во ад. В «похвалах» говорится об искуплении и спасении человечества сошедшим во ад Христом: выйдя на поиски падшего Адама, но не найдя его на земле, воплотившийся Бог сошел в бездны ада, для того чтобы искупить его (этот образ не может не напомнить евангельские притчи о заблудшей овце и о потерянной драхме). Как и во многих песнопениях Октоиха, подчеркивается универсальный характер искупления, совершенного Христом не для какой-либо определенной категории людей, но для всего человечества и каждого человека. Говорится и о воскрешении Христом мертвых, которое описывается как «опустошение» ада воскресшим Христом:

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Похвалы.

 Животе, како умираеши? Како и во гробе обитаеши? Смерти же царство разрушаеши, и от ада мертвыя возставляеши.

Иисусе Христе мой, Царю всех, что ища к сущим во аде пришел еси; или род отрешити человеческий?

Ад како стерпит, Спасе, пришествие Твое, а не паче болезнует омрачаемь, блистания света Твоего зарею ослеплен?

Тебе положену во гробе создателю Христе, адская подвизашася основания, и гроби отверзошася человеков.

Из истления возшел еси животе, Спасе мой, Тебе умершу, и к мертвым пришедшу, и сломившу адовы вереи.

На землю сшел еси, да спасеши Адама, и на земли не обрет сего, Владыко, даже до ада снизшел еси ищай.

Якоже пшеничное зерно, зашед в недра земная, многоперстный воздал еси клас, возставив человеки, яже от Адама.

Под землю хотением низшед яко мертв, возводиши от земли к небесным, оттуду падшия Иисусе.

Аще и во гробе погребаешися, аще и во ад идеши; но и гробы истощил еси, и ад обнажил еси Христе.

Послушав Слове, Отца Твоего, даже до ада лютаго сошел еси, и воскресил еси род человеческий.

Убояся Адам, Богу ходящу в рай; радуется же, ко аду сошедшу, падый прежде, и ныне воздвизаемь.

Ужасеся ад, Спасе, зря Тя, Жизнодавца, богатство онаго упраждняюща, и иже от века мертвыя возставляюща. Жизнь, как умираешь? Как в гробу обитаешь? Но Ты разрушаешь царство смерти и воскрешаешь из ада мертвых.

Иисус Христос мой, Царь всего, чего искал Ты, когда пришел к находящимся в аду? Не освободить ли род смертных?

Как вытерпит ад пришествие Твое и не будет страдать, омрачаясь, ослепляемый молнией света Твоего сияния?

Когда Ты, Христос, был положен во гробе, основания ада поколебались и отверзлись гробы людей.

Ты воскрес от тления, Жизнь, Спаситель мой, когда умер, пришел к мертвым и сломал вереи ада.

Ты сошел на землю, чтобы спасти Адама, но, не найдя его на земле, сошел в поисках его даже до ада.

Словно пшеничное зерно, упавшее в недра земли, Ты произрастил обильный урожай, воскресив людей, происшедших от Адама.

Добровольно сойдя под землю, как мертвый, Ты возводишь от земли к небесам ниспавших оттуда, о Иисус.

Хотя Ты и погребаешься в гробу и идешь в ад, но и гробы Ты опустошил, и ад обнажил, о Христос.

Послушавшись, о Слово, Отца Своего, Ты сошел даже до страшного ада и воскресил род человеческий.

Адам испугался, когда Бог ходил в раю, но обрадовался, когда Он сошел во ад: ибо воскрешен ныне тот, кто некогда пал.

Ад, о Спаситель, вострепетал, видя Тебя, Подателя жизни, опустошающего его сокровищницы и воскрешающего от века мертвых.

Сразу же по окончании «похвал» поются воскресные тропари Октоиха, из которых один посвящен сошествию во ад («Ангельский собор удивися»). Прочие тропари посвящены собственно Воскресению Христову: их исполнение на утрени Великой Субботы знаменует постепенный переход от погребального настроения к «пасхальному». По сути, празднование Воскресения Христова начинается не в пасхальную ночь, а в Великую Субботу: на утрени поются воскресные песнопения, а на литургии читается Евангелие, посвященное Воскресению (Мф. 28:1–20), и священнослужители переоблачаются из темных одежд в светлые.

Еще одним ключевым текстом утрени Великой Субботы, более древним, чем «похвалы», является канон, авторство которого приписывается трем лицам: ирмосы – Кассии (IX в.), последние четыре песни – Косме Маиумскому (VIII в.), а первые четыре – Марку, епископу Идрунтскому (IX-X вв.). В тропарях канона, обращенных к погребенному и воскресшему Сыну Божию, с особой силой выражена мысль о гибели ада благодаря сошествию в него Христа, о прекращении власти ада над людьми:

 Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Канон. Песнь 1.

 Господи Боже мой, исходое пение, и надгробную Тебе песнь воспою, погребением Твоим жизни моея входы отверзшему, и смертию смерть и ад умертвившему.  Господи Боже мой, исходные песнопения и надгробную песнь воспою Тебе, Своим погребением открывшему для меня входы жизни и смертью умертвившему смерть и ад.

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Канон. Песнь 6.

Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим: Ты бо положся во гробе, Державне, живоначальною дланию, смерти ключи развергл еси, и проповедал еси от века тамо спящим, избавление неложное быв, Спасе, мертвым первенец.

 Царствует ад над родом человеческим, но не вечно, ибо Ты, Державный, будучи положен во гробе, живоначальной рукой разомкнул ключи смерти и возвестил спящим там от века истинное избавление, став первенцем из мертвых, о Спаситель.

 Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Канон. Песнь 7.

 Уязвися ад, в сердце прием уязвенаго копием в ребра, и воздыхает огнем Божественным иждиваемь, во спасение нас поющих: Избавителю Боже, благословен еси.  Ранен был ад, приняв в сердце раненного копьем, и стонет, уничтожаемый Божественным огнем во спасение нас, поющих: «Избавитель Бог, Ты благословен.

Как понимать слова, выделенные курсивом, о том, что царство ада над людьми не является вечным? Можно ли в них усматривать отголосок мнения о конечности адских мучений, выраженного в IV веке святителем Григорием Нисским? Или речь идет о том, что ад не совечен Богу, поскольку появился как нечто «привнесенное», чуждое Богу, а потому подлежащее упразднению? На эти вопросы нет однозначного ответа. Богослужение Великой Субботы приоткрывает завесу тайны, не подлежащей обсуждению: тайна эта будет раскрыта только в том эсхатологическом Царстве, в котором Бог станет всё во всем (1Кор. 15:28). Сейчас можно говорить лишь о том, что власти ада над родом человеческим положен конец смертью и воскресением Спасителя. Если мучения ада и являются вечными, то только для тех, кто вечно противится воле Божией о спасении всего мира. Но попытка ада навечно отвоевать себе у Бога некое собственное, автономное царство, навесить на его врата замки и засовы, запереться в нем изнутри и запереть в нем людей в качестве пленников – потерпела неудачу. До тех пор, пока остается хотя бы один человек, который отвечает Богу «нет», ад продолжает царствовать над родом человеческим. Царствовать, но не вечновать, ибо его власть навсегда поколеблена Христом, Своей смертью подписавшим ему смертный приговор. Царствовать, но не вечновать, ибо само бытие его отныне зависит от воли человека, а не от его собственной воли и не от воли диавола.

В конце великосубботней утрени исполняются стихиры, в которых говорится о «субботствовании» Господа во гробе. В стихирах проводится параллель между погребением Спасителя, Своей смертью завершившего «домостроительство спасения» рода человеческого, и тем субботним покоем, которым завершилось сотворение мира:

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Стихира на хвалитех.

Днесь содержит гроб содержащего дланию тварь, покрывает камень покрывшаго добродетелию небеса; спит Живот, и ад трепещет, и Адам от уз разрешается. Слава Твоему смотрению, имже совершив все упокоение вечное, даровал еси нам, Боже, всесвятое из мертвых Твое воскресение.  Сегодня гроб удерживает Того, Кто рукою держит творение; камень покрывает Того, Кто благоукрасил небеса; Жизнь спит, и ад трепещет, и Адам разрешается от уз. Слава Твоему домостроительству, по которому, окончив все вечное субботствование, Ты даровал нам всесвятое Твое воскресение из мертвых.

 Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Стихира на хвалитех.

 Что зримое видение? Кое настоящее упокоение? Цapь веков, Иже страстию совершив смотрение, во гробе субботствует, новое нам подая субботство...  Что это за зрелище, видимое (нами)? Что это за покой? Цapь веков, страданием (Своим) завершив домостроительство, субботствует во гробе, даруя нам новое субботство.

По окончании стихир поется великое славословие, в конце которого совершается крестный ход с обнесением святой плащаницы вокруг храма. При архиерейском служении впереди крестного хода идет чтец со свечой (светильником), затем иподиаконы с посохом, дикирием и трикирием, рипидами. Далее следуют священнослужители с плащаницей: четверо священников держат плащаницу на четырех шестах, а архиерей идет под плащаницей с Евангелием в руках. За священнослужителями следуют прихожане. Процессия выходит из храма через западные двери и движется вокруг храма в направлении против часовой стрелки. Обойдя храм, процессия заходит в него через западные двери, и плащаница полагается на свое место в середине храма.

Здесь сразу же прочитывается пророчество Иезекииля о поле, наполненном мертвыми костями (Иез. 37:1–14), Апостол (1Кор. 5:6–8; Гал. 3:13–14) и Евангелие (Мф. 27:62–66). Чтения перемежаются со стихами псалмов: «Воскресни, Господи, помози нам и избави нас имене ради Твоего»; «Воскресни, Господи Боже мой, да вознесется рука Твоя, не забуди убогих Твоих до конца»; «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его». Эти стихи вместе с пророчеством Иезекииля о всеобщем воскресении относятся не столько к погребению Спасителя, сколько к Его воскресению.

Чтение пророчества Иезекииля о костях – смысловая сердцевина великосубботнего богослужения. Это пророчество, как и вся служба Великой Субботы, говорит о смерти и воскресении. Смерть была привнесена в этот мир человеческим грехом, и по вине людей смерть царствует над родом человеческим. Много раз в течение истории человечество уподоблялось полю, полному мертвых костей. В войнах и сражениях, которыми наполнена вся человеческая история, одна сторона побеждала, другая терпела поражение; нередко в одном сражении решались земные судьбы целых народов. Но главным результатом всех вооруженных конфликтов всегда было одно: поле, усеянное мертвыми телами.

Размышляя о человеческих судьбах и о миллионах безвинно погибших в войнах, эпидемиях, стихийных бедствиях, человек может спросить: «Где же Бог? Куда Он смотрел? Где справедливость Божия? Где Его любовь к людям, если Он столь безжалостно предает смерти тысячи и миллионы людей?» Но люди видят только одну сторону – только то, что случается на земле; они не видят того чуда, которое происходит с каждым человеком после смерти, – чуда воскресения. Сколько бы людей ни умерло, какова бы ни была их смерть, все они воскреснут благодаря смерти и воскресению Господа. Для того Господь и сделался человеком, для того прошел через страдание и смерть, чтобы воскресло все человечество.

Богослужение Великой Субботы свидетельствует о том, что судьба человечества решается не на полях сражений, а в том живоносном гробе, который стал источником спасения для всего мира. Этот гроб символизирует плащаница Спасителя, помещенная посреди храма. Сразу же по окончании утрени Великой Субботы совершается целование плащаницы: священнослужители, а затем и миряне с благоговением подходят к плащанице, полагают три земных поклона и лобызают ее. Во время целования поется стихира, в которой говорится о Христе как о страннике, не имеющем, где приклонить голову (тема странничества Христа, как мы помним, – один из лейтмотивов рождественской службы):

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Утреня. Стихира на целование плащаницы.

Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго, в нощи к Пилату пришедшаго и Живота всех испросившаго. Даждь ми Сего страннаго, Иже не имеет где главы подклонити; даждь ми Сего страннаго, егоже ученик лукавый на смерть предаде; даждь ми Сего страннаго, егоже Мати, зряши на кресте висяща, рыдающи вопияше и матерски восклицаше: увы Мне, Чадо Мое! Увы Мне, Свете Мой и утроба Моя возлюбленная! Симеоном бо предреченное в церкви днесь собысться; Мое сердце оружие пройде, но в радость воскресения Твоего плач преложи. Покланяемся Страстем Твоим, Христе, покланяемся Страстем Твоим, Христе: покланяемся Страстем Твоим, Христе, и святому воскресению.  Придите, восхвалим приснопамятного Иосифа, пришедшего ночью к Пилату и испросившего Жизнь всех: «Дай мне Этого Странника, Который не имеет, где приклонить голову; дай мне Этого Странника, Которого злой ученик предал на смерть; дай мне Этого Странника, Чья Мать, видя Его висящим на кресте, с рыданием взывала и по-матерински восклицала: увы Мне, Чадо Мое, увы Мне, любимый Мой Сын! Ибо сегодня произошло то, что предрек в храме Симеон: Мое сердце прошло оружие (см.: Лк. 2:35). Но в радость воскресения Твоего претвори плач». Поклоняемся Страстям Твоим, Христос, поклоняемся Страстям Твоим, Христос, поклоняемся Страстям Твоим, Христос, и святому воскресению.

Литургия Великой Субботы начинается с вечерни, которая, согласно Уставу, должна совершаться «о часе десятом» (около 16.00), однако в современной практике совершается утром. Вечерня включает в себя пение стихир, посвященных победе Христа над адом; в этих стихирах, как и в памятниках раннехристианской литературы, посвященных теме сошествия Христа во ад (в частности, в «Евангелии Никодима», а также в гимнах Ефрема Сирина и кондаках Романа Сладкопевца), ад персонифицирован:

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Днесь ад стеня вопиет: уне мне бяше, аще бых от Марии Рождшагося не приял: пришед бо на мя, державу мою разруши, врата медная сокруши; души, яже содержах прежде, Бог сый воскреси...

 Сегодня ад стенает и вопиет: лучше было бы мне не принимать Родившегося от Марии, ибо, придя ко мне, Он разрушил мою державу, сокрушил медные врата, а души, которыми я прежде владел, Он как Бог воскресил.

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Днесь ад стеня вопиет: разрушися моя власть, приях Мертваго яко единаго от умерших; Сего бо держати отнюдь не могу, но погубляю с Ним, имиже царствовах; аз имех мертвецы от века, но Сей всех воздвизает...  Сегодня ад стенает и вопиет: разрушена моя власть, я принял Мертвого, как одного из умерших, но удержать Его никак не могу и теряю вместе с Ним тех, над кем царствовал: я от века содержал мертвецов, но вот Он всех воскрешает.

Триодь постная. Святая и Великая Суббота. Вечерня. Стихира на «Господи, воззвах».

Днесь ад стеня вопиет: пожерта моя бысть держава, Пастырь распятся, и Адама воскреси; имиже царствовах лишихся, и яже пожрох возмогий, всех изблевах. Истощи гробы Распныйся, изнемогает смертная держава...  Сегодня ад стенает и вопиет: поглощена моя держава, Пастырь распят и Адама воскресил; тех, над кем царствовал, я лишился и, кого смог поглотить, – всех извергнул. Распятый опустошил гробы, и держава смерти обессилена.

Еще раз с новой силой утверждается мысль о том, что ад сделался пуст, истощился, лишился всех своих обитателей после того, как в него сошел Христос. На этой победной ноте заканчивается «пасха распятия» – литургическое воспоминание смерти и погребения Христа. После чтения паремий служба окончательно приобретает характер «пасхи воскресения». Заканчивается путь, которым Триодь постная вела верующего на протяжении десяти недель: от покаяния великопостных служб к воспоминанию Страстей Христовых, смерти и погребения Спасителя и через это воспоминание – к празднованию Воскресения Христова.

По окончании пения стихир совершается малый вход и начинается чтение пятнадцати паремий – ветхозаветных текстов, которые в ранней Церкви воспринимались как прообразы смерти и воскресения Христа. Самые ранние свидетельства о чтении 12 отрывков из Ветхого Завета перед литургией Великой Субботы относятся к V веку. Впоследствии число паремий увеличилось до 15, однако их состав не претерпел существенных изменений. В настоящее время в состав великосубботних ветхозаветных чтений входят:

1) библейский рассказ о сотворении мира (Быт. 1:1–13);

2) пророчество о славе Иерусалима (Ис. 60:1–16);

3) рассказ книги Исход об установлении пасхи (Исх. 12:1–11);

4) книга пророка Ионы (прочитывается полностью);

5) рассказ о праздновании пасхи при Иисусе Навине (Нав. 5:10–15);

6) повествование о переходе евреев через Чермнoе море (Исх. 13:20–14:31)> завершающееся припевами «Славно бо прославися»;

7) пророчество Софонии о призвании язычников в церковь (Соф. 3:8–15);

8) рассказ о воскрешении юноши пророком Илией (3Цар. 17:8–23);

9) пророчество Исаии о новозаветной церкви (Ис. 61:10–62:5);

10) рассказ о принесении Авраамом в жертву Исаака (Быт. 22:1–18);

11) пророчество о Мессии (Ис. 61:1–9);

12) рассказ о воскрешении юноши пророком Елисеем (4Цар. 4:8–37);

13) молитва народа израильского (Ис. 63:11–64:5);

14) пророчество о Новом Завете (Иер. 31:31–34);

15) рассказ о спасении трех отроков в печи вавилонской (Дан. 3:1–51), завершающийся припевами «Господа пойте и превозносите Его во веки».

В совокупности 15 паремий представляют собой грандиозный компендиум всего Ветхого Завета: перед духовным взором верующих проходят наиболее значимые события дохристианской Священной истории. Сразу же за паремиями следует пение «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» и чтение Апостола (Рим. 6:3–11). По Апостоле, вместо обычного «аллилуйя», многократно поется стих «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты наследиши во всех языцех» с добавлением других стихов из 81-го псалма. Во время пения «иереи и диакони извлачаются черных одежд и облачаются в белыя».

В современном богослужебном обиходе Православной Церкви переоблачение в светлые одежды при пении 81-го псалма воспринимается как переход от Страстной седмицы к празднованию Воскресения Христова, тем более что сразу же за переоблачением священнослужителей следует евангельское чтение, повествующее о воскресении (Мф. 28:1–20). Исторически, однако, белые одежды священнослужителей были связаны не столько с пасхальным торжеством, сколько с крещением оглашенных, происходившим в Великую Субботу. Пока священнослужители были заняты совершением Таинства крещения, прихожане, собравшиеся в храме, слушали ветхозаветные чтения. По окончании чтений новокрещеные в светлых одеждах входили в храм с пением «Елицы во Христа крестистеся», после чего вся община участвовала в Евхаристии.

За чтением Евангелия следует литургия Василия Великого, на которой вместо Херувимской песни поется тропарь:

 Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет. Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же Сему лицы ангельстии со всяким Началом и Властию, многоочитии Херувими и шестокрилатии Серафими, лица закрывающе и вопиюще песнь: аллилуиа.  Да молчит всякая плоть человеческая и да стоит со страхом и трепетом, и да не помышляет ни о чем земном. Ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит, чтобы принести Себя в жертву и отдать Себя в пищу для верующих. Перед Ним идут лики Ангелов со всяким Началом и Властью, многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, закрывающие лица и воспевающие песнь «аллилуйя».

Этот тропарь с максимальной полнотой и выразительностью передает настроение Великой Субботы как дня, когда весь космос, включая всякую плоть человеческую и мир ангельский, замирает в молчаливом предстоянии Господу, принесшему Себя в жертву и ставшему пищей для верующих. Поклонение Христу, умершему на кресте, перерастает в трепетное ожидание воскресения Христова, и оба настроения – страстное и пасхальное – соединяются в евхаристическом благодарении.

Устав предписывает по окончании великосубботней литургии не покидать храм, но оставаться на местах и слушать чтение Деяний апостольских, по окончании которых начинается пасхальная служба. Однако ввиду того, что в настоящее время великосубботняя литургия совершается утром, а не вечером, прихожане расходятся по домам и собираются в храм вновь на ночную службу. По традиции в Великую Субботу после литургии бывает освящение куличей, крашеных яиц и другой снеди для пасхального стола.


Вам может быть интересно:

1. Православие. Том 2 – Формирование седмичного богослужебного круга митрополит Иларион (Алфеев)

2. Толковый Типикон – VI-VIII века профессор Михаил Николаевич Скабалланович

3. Литургика. Учебное пособие для Духовных Семинарий – ЧАСТЬ 2 Гермоген Иванович Шиманский

4. Основы православия – Часть II. Богослужение протопресвитер Фома Хопко

5. Толкование на паремии из книги Бытия – I. Паремия за вечернею в навечерие праздников Рождества Христова, Богоявления, Пасхи, также в понедельник первой седмицы Великого поста... епископ Виссарион (Нечаев)

6. Богословие и богослужение протопресвитер Александр Шмеман

7. Дни богослужения Православной Кафолической Восточной Церкви. Том 1 протоиерей Григорий Дебольский

8. Постная Триодь. Исторический обзор профессор Иван Алексеевич Карабинов

9. Об изменяемости и неизменности православного богослужения протоиерей Иоанн Мейендорф

10. Чтения по литургическому богословию – Идейное содержание Богослужения на Рождество Христово епископ Вениамин (Милов)

Комментарии для сайта Cackle