А.А. Горбачев

Жизнь и труды священномученика Илариона

Содержание

Предисловие

О предках и родственниках Детство и юность Россия в начале XX века Где границы Церкви? Студент академии Церковь и идолы Кандидатская диссертация Профессорский стипендиат Церковь и Писание Работа над магистерской диссертацией Начало преподавательской деятельности Христианство или Церковь? Служение Церкви Защита магистерской диссертации Монашество Архимандрит и инспектор академии «Воин Христов Иларион» Церковь и наука Церковь и инославие Православие и католичество Православие и протестантизм Церковь и Боговоплощение Человеколюбие без человекоугодия Начало войны Прогресс и преображение Борьба с сектантством, «немецкою верою» Академический участок фронта Христианства нет без Церкви Защита ученого монашества Монашество и брак «Письма о Западе» Церковь и интеллигенция Единство Церкви и Всемирная конференция христианства Поместный Собор Православной Российской Церкви 1917–1918 гг Выборы патриарха Угасание академии Первый арест Архиерейство Настоятельство в Сретенском монастыре Богослужения, проповеди, диспуты Изъятие церковных ценностей Арест и ссылка Обновленческий раскол Возвращение из ссылки. Борьба с обновленчеством Тихон и Иларион Последние месяцы свободы Власть соловецкая Духовные основы Легенды и реалии Борьба за церковное единство «Вот теперь-то я совсем свободен!»  

 

«Насколько христианин должен

осознавать свои грехи и скорбеть о них,

настолько же он должен радоваться

бесконечной милости и благодати Божией

и никогда не сомневаться и не отчаиваться

в своем жизненном подвиге».

Священномученик Иларион

Книга кандидата богословия А. А. Горбачева посвящена священномученику Илариону (Троицкому). Святитель Иларион – яркая личность, талантливый богослов, самый молодой в свое время архимандрит и профессор МДА, имя которого значилось на Поместном Соборе 1917/1918 гг. в числе кандидатов на патриаршество, сподвижник Святейшего Патриарха Тихона, активнейший борец с обновленческим расколом. Церковь – сфера особого интереса владыки Илариона. То понимание Церкви, к которому он пришел, основываясь на внимательно изученных писаниях святых отцов и учителей Церкви, священномученик пронес неизменным через всю жизнь. Тема книги – раскрытие связи учения о Церкви, которого придерживался владыка, с его духовным обликом и исповедническим подвигом.

Предисловие

«Грехи некоторых людей явны

и прямо ведут к осуждению,

а некоторых открываются впоследствии.

Равным образом и добрые дела явны)

а если и не таковы,

скрыться не могут»

(1Тим. 5, 24–25)

В подвиге мученичества выражается крайняя степень готовности следовать за Христом даже до смерти и смерти крестной (Фил. 2, 8), когда для мученика, по слову святителя Григория Богослова, «страдать со Христом и за Христа вожделеннее, нежели наслаждаться с другими»1. Но тот внутренний путь, которым идет мученик к своей Голгофе, у каждого свой, и связь между предыдущей жизнью святого и его подвигом не всегда явна.

Так, священномученик Игнатий Богоносец, носивший «Христа в своем сердце»2, всею жизнью стремившийся к мученическому подвигу, эта «пшеница Божия», желающая стать «чистым хлебом Христовым»3, горячо убеждал римских христиан не только не препятствовать, но и посодействовать его мученической кончине: «Лучше приласкайте этих зверей, чтобы они сделались гробом моим... Молюсь, чтобы они с жадностью бросились на меня. Я заманю их, чтобы они тотчас же пожрали меня... Если же добровольно не захотят, – я их принужу»4.

Если обратиться к личности священномученика Вениамина (Казанского), то, на первый взгляд, может показаться, что такого рода настроения не были ему близки. Не слишком заметный среди других современных ему иерархов, Петроградский митрополит любил совершать богослужения в храмах на окраинах российской столицы, проповедовать и читать воскресные лекции простому народу, был, «вероятно, самым аполитичным во всем российском епископате»5, и трудно было заметить в нем стремление к мученичеству. Но после того как Петроградский владыка по ложным обвинениям был приговорен к смертной казни, обнаружилось, что он еще «в детстве и отрочестве... зачитывался житиями святых и восхищался их героизмом... жалел душой, что времена не те и не придется переживать, что они переживали»... И вот, когда на его долю выпала смерть за Христа, он оказался в полной мере готов к исполнению своих детских желаний и при этом «радостен и покоен, как всегда», исповедуя мученический подвиг нормой христианской жизни: «Нам ли, христианам, да еще иереям, не проявлять подобного мужества даже до смерти, если есть сколько-нибудь веры во Христа, в жизнь будущего века!»6

Есть и мученики, добродетели которых до их подвига представляются совершенно сокрытыми. Наиболее известный пример – святой мученик Вонифатий. Пристрастный к винопитию, живущий со своей госпожой «в нечестивой связи», Вонифатий, увидев невинные страдания христиан, возгорелся огнем любви и веры Христовой, исповедал себя христианином и ценой жизни получил не только отпущение грехов, но и мученический венец. Но, несмотря на внешнюю неожиданность такого обращения, можно твердо сказать, что предпосылки его имелись ранее, и добродетели мученика Вонифатия, сделавшие бывшего грешника способным воспринять мученический венец, существовали до их проявления. Так, из жития святого нам известно, что он «был милостив к нищим и охотно принимал странников». Кроме того, «сознавая себя рабом греха, Вонифатий молил Бога, чтобы Он избавил его от сетей дьявольских и сделал бы его победителем над своими вожделениями и страстями»7.

В этом отношении (то есть в приготовлении к мученичеству добродетелями) не является исключением и священномученик Иларион (Троицкий). Конечно же, высокие нравственные качества владыки Илариона, приобретенные им Божией милостью в предшествующей жизни, помогли ему достойно вынести исповеднический подвиг до самой мученической кончины. Но связь этого подвига и предшествующей жизни священномученика Илариона имеет свои особенности. Как богослов архиепископ Иларион был занят разработкой в основном одного из направлений богословской науки – учения о Церкви. Церковь – сфера особого интереса владыки Илариона «от младых ногтей», и то понимание Церкви, к которому он пришел, основываясь на внимательно изученных писаниях святых отцов и учителей Церкви, священномученик пронес неизменным через всю жизнь. Поэтому целью нашего скромного труда будет не только обзор основных работ и событий жизни архиепископа Илариона (Троицкого), но и, насколько это возможно, раскрытие связи учения о Церкви, которого придерживался священномученик, с его духовным обликом и исповедническим подвигом.

А. Горбачев

* * *

1

Григорий Богослов, свт. Собрание творений: В 2-х т. Репр. изд. – [Б.м.] : Св.-Троицкая Сергиева лавра, 1994. Т. 1. С. 677.

2

Филарет (Гумилевский), архиеп. Историческое учение об отцах Церкви: в 3 т. Репр. изд. – М.: Паломник, 1996. Ч. 1. С. 20.

3

Игнатий Антиохийский, св. К римлянам // Ранние отцы Церкви: Антология. – Брюссель: Жизнь с Богом, 1998. С. 124.

4

Там же. С. 124–125.

5

Цыпин Владислав, прот. История Русской Церкви: В 9 кн. – М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского мон-ря, 1997. Кн. 9:1917–1997. С. 85.

6

Цит. по: Щелкачев А.В. Новая и новейшая история Православной Церкви: Продолжение. – М.: ПСТБИ, 1997. С. 53–55.

7

Минея: Декабрь: В 2-х ч. – М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. Ч. 2. С. 81.


Источник: Жизнь и труды священномученика Илариона. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2016. – 208 с.: ил.

Комментарии для сайта Cackle