Азбука верыПравославная библиотекаИлья Степанович БердниковКраткий курс церковного права Православной Церкви


Илья Степанович Бердников

Краткий курс церковного права Православной Церкви

Часть 1

Содержание

Введение
Религия и религиозное общество
Церковь и церковное право
Содержание науки церковного права
Метод изложения и задача церковного права
Отношение науки церковного права к другим наукам
История науки церковного права
Отдел I Об источниках церковного права и собраниях церковных правил 1. Понятие об источниках церковного права Период первый – от начала церкви до отпадения от нее Западной церкви А) Источники церковного права 2. Первоисточник церковного права 3. Заповеди Господни 4. Заповеди Апостольские 5. Норны церковного права, сохранившиеся в Св. Предании 6. Правила в сборнике апостольских правил 7. Правила вселенских соборов 8. Правила поместных соборов 9. Правила св. отцов 10. Источники права в западной церкви 11. Церковный обычай как источник права 12. Государственные постановлена по церковным делам 13. Действие законов византийских императоров в западной половине империи. Законы немецких королей до учреждения Карловой монархии Законы франкской монархии Б) Сборники церковных правил и государственных постановлений по церковным делам 14. Первоначальная история собрания церковных правил 15. Собрание в 50 титулов 16. Синтагма в XIV титулов 17. Синопсис церковных правил 18. Сборники византийских государственных постановлений по церковным делам 19. Номоканоны 20. Номоканон в XIV титулов 21. Эклога Льва н Константина 22. Сборники специальные 23. Покаянный номоканон Иоанна Постника 24. Собрания правил в западной церкви Период второй – от отделения западной церкви от восточной до настоящего времени I. История законодательства восточной церкви А) Источники церковного права 25 Постановления Константинопольского патриаршего Синода 26. Государственные постановления по церковным делам. 27. Новейшие постановления турецкого правительства по церковным делам Б. Сборники церковных правил и государственных постановляли по церковным делам 28 Употребление номоканонов Иоанна Схоластика и Фотия 29. Синтагма Матфея Властаря 30. Краткий покаянный номоканон 31. Пидалион 32. Сборники гражданских постановлений по церковным делам II. Церковное законодательство церквей инославных А) Источники католического права с X века 33. Постановления соборов; папские декреты, решения конгрегации, конкордаты 34. Средневековые католические сборники церковного права 35. Государственные законы по делам церковным Б) Источники права в Евангелической церкви 36. Символические книги. Церковные уставы. Постановления государственные В) Источники церковного права армяно-грегорианской церкви. 37. Правила вселенской церкви. Правила местных соборов. Распоряжения католикосов. Государственные законы III. История источников церковного права в русской церкви Период первый (до 1589 г.). А) Источники церковного права. Употребление правил древней церкви и постановлений Константинопольского патриаршего Синода 38. Употребление правил древней церкви и постановлений Константинопольского патриаршего Синода 39. Источники церковного права местно-русского происхождения 40. Московские соборы 1503–1504 г 41. Московский собор 1551 г. называемый Стоглавым 42. Московские соборы 9 окт. 1573 г., 15 янв. 1580 г., 20 июля 1584 г 43. Отношение к соборам светской власти 44. Канонические ответы и послания русских пастырей 45. Канонические памятники XIV века 46. Грамоты и поучения митр. Фотия 47. Свиток законный, рукоположение епископа 48. Чины избрания и постановление в епископы, священники и диаконы XV в 49. Светские законы по церковным делам Законы русских князей по делам церковным. Церковные уставы в. князей Владимира и Ярослава. 50. Устав князя Владимира 51. Устав князя Ярослава 52. Уставные грамоты удельных князей 53. Льготные грамоты монастырям и церквам XIII-XVI в. Б) Сборники церковного права 54 Период второй Отдел первый А. Постановления церковного происхождения. Учреждение в русской церкви патриаршества 55. Учреждение в русской церкви патриаршества. 56. Постановлена русских соборов XVII в. 57. Постановления большого Московского собора 1667 года 58. Московский собор 1675 г. 59. Московский собор 1682 г. 60. Наказы епархиальных архиереев распорядительного характера 61. Печатная кормчая. 62. Покаянный номоканон Иоанна Постника Б) Государственное законодательство по церковным делам 63. Употребление византийских законов 64. Местно-русское законодательство 65. Уложение царя Алексея Михайловича Отдел II Со времени учреждения св. Синода доселе А) Постановления церковного происхождения 66. Духовный Регламент 67. Прибавление к Д. Регламенту о правилах причта церковного и чина монашеского 68. Указы св. Синода 69. Устав духовных консисторий 70. Инструкции благочинному приходских церквей и монастырей 71. Положение об управлении военным духовенством 72. Кормчая и Книга правил 73. Книга о должностях пресвитеров приходских Б) Государственные постановления 74. Государственные постановления по церковным делам  

 
Введение
Религия и религиозное общество
В числе потребностей человека, удовлетворение которых обеспечивается правом, первое место принадлежит религиозной потребности. История человечества показывает, что стремление к общению с Богом присуще человеческому духу, на всех ступенях человеческого развития. А божественное откровение нас научает, что удовлетворение религиозной потребности составляет высшую задачу человеческого бытия. Сообразно со своей природой, человек удовлетворяет своей религиозной потребности не духовно только – в своем уме и сердце, но и внешним образом – богослужебным чествованием Бога и исполнением Его заповедей. Кроме того человек и в богопочтении, как и в удовлетворении других своих потребностей, не может обойтись без общения с другими себе подобными. Таким образом из удовлетворения религиозной потребности человека, как это бывает при удовлетворении других его потребностей, возникает ряд правовых отношений, составляющих в своей совокупности особый сложный правовой институт – религиозный. Религия и религиозное общество.
Впрочем нужно сказать, что религиозно-правовой институт достиг до полной обособленности и самобытности только в откровенной религии, в особенности в религиозном обществе верующих во Христа, которое называется Церковью Христовою. В язычестве же религиозные отношения переплетались с житейскими отношениями. Это зависело от неправильного, слишком низменного понятия язычников о Боге. Язычники понимали Бога почти исключительно как подателя благ житейских, покровителя в обыкновенной жизни человека, в его обыденных радостях и интересах. У них были особые боги покровители семейного очага, покровители различных общественных групп, обществ, компаний, городов, племенных союзов, покровители земледелия, промыслов, искусств и проч. Каждый из этих богов заведовал только тою группою людей и сферою интересов, где его чествовали и считали покровителем (далее этих пределов влияние его не простиралось). Естественно поэтому, что отношения человека к божеству у язычников подчинялись обыкновенным правовым отношениям, сплетались с отношениями семьи, обществ, товариществ, городов, политических союзов, составляя часть этих отношений. Установление обрядов чествования богов, наблюдение за исполнением их и самое совершение их принадлежало тем же лицам, которые пользовались властью и авторитетом в семье, обществе и государстве. Этим же лицам, каждому в своей сфере, принадлежало право регулирования религиозных отношений и законодательства в деле культа. В римском язычестве напр. религиозное право (jus sacrum) не составляло особой области или ветви права. Оно находилось в тесной связи с общей системой общественно-правовых отношений и поэтому распределялось по тем же самым категориям, по которым было разделено это право. Одна часть священного права, касавшаяся государственных отношений, была отнесена к jus publicum, другая, соприкасавшаяся с семьей и другими частноправовыми обществами и корпорациями, была причислена к jus privatum.
Церковь и церковное право
Другое положение занял религиозный институт по отношению к системе права в Христианстве. Христианская вера научила нас, что главное назначение человека состоит в теснейшем духовном общении его с Богом в будущем вечном царстве Божием, что настоящая земная жизнь человека с ее благами и бедствиями есть не более как приготовление к будущей загробной жизни, что в этом состоит ее высший смысл и значение. Чтобы дать человеку средства к достижению указанного назначения, низошел на землю Сын Божий, который преподал нам правила веры и жизни христианской и своею крестною смертью избавил нас от рабства греху, которому мы подпали в грехопадения Адама, а для продолжения дела спасения людей на земле, Он основал Церковь т. е. общество верующих в Его учение и исполняющих Его заповеди. Церковь Христова получила от своего Основателя прочную самостоятельную организацию, имеет свою иерархию в лице Апостолов Христовых и преемников их пастырей, имеет свой закон в вид заповедей Господних и Апостольских и правил св. отцов, имеет свой правительственный и судебный строй. Таким образом Церковь Христова представляет собою общество особого рода, отличное по своему назначению и характеру от других исконных форм общежития, самобытное по своему происхождению и существованию. Она не сливается ни с государством, ни с семьей, ни с каким-либо другим институтом общественно-житейского характера. Она заняла особое положение среди других культурных факторов и форм общежития, имеющих в виду житейские назначения. Соответственно этому и правовые нормы, по которым живет и управляется Церковь, составляют особую область права, стоящую параллельно праву, получающему свое происхождение и значение от государства. Церковные правила являются особым регулятором христианского общежития стоящим наряду с государственным законом.
Но может ли быть еще другой регулятор человеческого общежития, кроме закона государственного? На чем может основываться сила церковных правил, если не на общей гарантии всякого права? Основание силы церковных правил совсем другое чем у закона государственного. Последний имеет внешне-принудительный характер; его исполнение обеспечивается материальной силой; его нарушение влечет за собой наказание, соединенное с очень чувствительными в житейском отношений последствиями. Церковный закон силен авторитетом Божественного Законодателя, чувством благоговения к Нему тех, кто желает жить по Его уставам. Он принимается к исполнению свободно при самом поступлении в Церковь. А упорное неисполнение его было бы равносильно прекращению отношений к Церкви. Таким образом церковное право имеет нравственно-принудительный характер.
Не смотря на такое отличие от права, истекающего из государственных полномочий, церковное право не лишается однако же права быть и называться правом. Принудительность правовых норм конечно составляет необходимый признак в понятии права. Но не необходимо, чтобы эта принудительность была непременно материального характера. Для признания за известными нормами правового значения существенно необходимо лишь то, чтобы они осуществляли задачу всякого права – обеспечения порядка в правовом институте. А какими мерами достигается эта задача, – материально или нравственно-принудительными, это вопрос второстепенный. Поэтому, и церковный нормы, не смотря на то, что они соблюдаются по свободному и разумному подчинению членов церковного союза установленному в нем порядке и не смотря также на особый их источник сравнительно с правом истекающим от государства, по всей справедливости должны быть названы правовыми нормами в особом смысле, потому что ими также осуществляется задача права, как и нормами, исходящими от государства. Это сходство права церковного с правом светским в существенном признаке всякого права и служит родственною связью между ними; эта общая черта их дает нам возможность, без логического противоречия, с одной стороны считать церковное право особой областью права, стоящею на ряду с правом светским, а с другой рассматривать и изучать его в связи со светским правом в одной общей системе юридических наук1.
Но эта одна сторона дела. Указанный нормы церковного происхождения регулируют только внутренний строй христианского религиозного института. Но церковь существует в государстве и юридически подчинена ему. От государства зависит указать христианско-религиозному институту то иди другое место среди государственных учреждений, предоставить ему те или другие гражданские права. Отсюда возникает ряд государственных законов о внешнем положении Церкви в государстве. Кроме того, нужно признать, что Церковь Христова не может занять в государстве положение частноправового общества. По своим важным задачам, по своему сильному и глубокому влиянию на народную массу в просветительном и нравственно-воспитательном отношении, Церковь Христова является могущественною пособницей государству в достижении культурных задач. Государство чувствует это очень хорошо, находит выгодным для себя вступить с таким помощником в более или менее тесные союзные отношения, возводя ее в положение института публичного права. В силу такого отношения к Церкви государство сообщает нормам церковного происхождения силу государственных законов, а с другой считает себя в праве контролировать действия церковной власти напр. при назначении на иерархические места, а также предупреждать церковные мероприятия, по чему-либо не удобные для интересов общества в данную минуту2. Отсюда возникает категория норм смешанного церковно-государственного характера. Та и другая серия норм, вытекающих из государственного положения церковного института, составляют в своей совокупности особую категорию норм церковных, – постановляемых государством.
Содержание науки церковного права
Содержание науки церковного права определяется самою природою церковного организма, составляющая предмет науки церковного права. Церковь, как мы говорили, имеет свои нормы, регулирующие жизнь ее членов, имеет свою строгую организацию, имеет свое особое управление, свой суд; у нее есть своя сфера деятельности и свои полномочия; она не может обойтись в своем земном существовали без своих материальных средств; наконец по внешне правовому своему положению она находится в союзе и под охраной государства. Отсюда в систему церковного права необходимо должны входить следующие отделы: об источниках и памятниках церковного права, о церковном устройстве, о церковном управлении и суде, о полномочиях церковно-правительственной власти, о государственном положении церкви и о церковных имуществах.
Метод изложения и задача церковного права
Для разработки материала, входящего в состав науки церковного права, могут быть употреблены общие методы или приемы систематического изложения. Эти приемы имеют различное научное достоинство. Самый простой прием – это практический прием, состояний в систематическом изложены действующего права Церкви. Этот прием может удовлетворять лишь самым насущным потребностям приступающего к изучению церковного права, может сообщить сведения необходимые в жизни и юридической практике. Но при таком изложении, система церковного права будет не многим возвышаться над кодексами и сборниками церковного права, излагающими церковные постановления в известном порядке. Несравненно выше стоить в научном отношений метод историко-генетический. Посредством этого метода мы знакомимся не только с настоящим состоянием того или другого церковного института, но и с его историей и его генетическим развитием. История генезиса известного правового института дает нам ключ к пониманию и надлежащей оценке его настоящего состояния. С другой стороны изучение форм его исторического бытия выясняет нам идею изучаемого института, дает нам понять, что в нем существенное, и что преходящее, привнесенное историческими обстоятельствами. Такое изучение научного материала всего более удовлетворяет научным требованиям, в силу которых наука обязана не только систематизировать свой материал, но и осветить эту систематизацию указанием основных начал, действующих в изучаемом правовом институте. Кроме указанного научного достоинства этого метода, он уместен в науке церковного права еще и потому, что источником церковного права признаются не только постановления, изданные церковною властью настоящего времени, но и правила древней вселенской Церкви, – и последние стоят в основании церковного законодательства. В помощь к этому методу важно присовокупить еще и метод сравнительный, при котором изложение права православной Церкви дополняется параллельным указанием норм, действующих в других церквах кроме православной. Дело в том, что кроме православной греко-восточной Церкви ныне существуют еще другие христианские религиозные общины, усвояющие себе тоже названия церквей, каковы: церковь армяно-грегорианская, римско-католическая в протестантская. Хотя по предначертанию Господа, Основателя Церкви, Церковь должна быть одна во всей вселенной и следовательно религиозные общины, не находящаяся в общении с единою вселенскою церковью т. е. православною, не имеют права называться церквами, но факт остается фактом и с ним нужно считаться. Знакомство с католическим и протестантским церковным правом должно принести известную долю пользы и для изучения православного церковного права. Нормы католического, армяно-грегорианского и протестантского права не только сходством с правом православной церкви, но и самыми уклонениями от последнего служат к уяснению его и к уразумению истинной природы тех институтов, которых они касаются. Кроме этого чисто научного значения, сравнительный метод изложения церковноправовых норм имеет и практическое значение, так как в нашем государстве очень много последователей инославных церквей, и все они пользуются покровительством государственного закона в своей религиозной жизни.
Отношение науки церковного права к другим наукам
Церковное право, как мы видели, заключает в себе нормы двоякого характера – церковного и государственного происхождения. Поэтому наука церковного права соприкасается с одной стороны с науками богословскими, с другой с науками юридическими.
Из богословских наук она соприкасается всего ближе с догматикой, историей Церкви и литургикой. С догматикой церковное право соприкасается в учении о Церкви и таинствах. Но догматика и церковное право рассматривают Церковь с разных сторон. Догматика рассматривает Церковь с внутренней стороны, со стороны ее задачи и спасительных средств к достижению этой задачи. Церковное право занимается внешней организацией Церкви как общественного союза, ее устройством, ее дисциплиной, ее отношением к другим общественным союзам, в особенности же к государству. Для пояснения этого положения возьмем несколько частностей. Церковная иерархия рассматривается в догматике как богоучрежденный проводник благодати в Церкви, в церковном же праве рассматривается как церковное правительство. Таинства церковные рассматриваются в догматике как средства благодатного освящения; в церковном же праве они имеют значение по тем правовым последствиям, которые они влекут за собой для принимающих их. Так крещение и миропомазание имеют значение в области церковного права с той стороны, что дают право быте членом Церкви; причащение Св. Таин рассматривается как средство церковного общения; покаяние как средство поддерживающее общение грешника с Церковью; таинство священства как законный способ постановления на священное служение Церкви: браковенчание как средство к проведению церковных правил в жизнь семейную; все вообще богослужение рассматривается с точки зрения внешних отношений, напр. со стороны его обязательности для членов Церкви, со стороны права устанавливать тот или другой порядок его и пр. При этом нужно заметите, что догматическое учение о Церкви, об устройстве иерархии церковной, пастырских полномочиях, о форме совершения таинств и их спасительном действии должны считаться аксиомами и в церковном праве, не подлежащими пересмотру или критике. Внимание к догматическому учению Церкви должно предохранять православного канониста от увлечения западными церковно-общественными воззрениями и идеалами, вытекающими из вероисповедных особенностей католичества либо протестантства.
Внешняя организация Церкви не имеет характера не изменяемости, какая свойственна догматическому учению о Церкви и ее спасительных средствах. Формы церковного управления, церковного суда, правила церковной дисциплины, не имеющие тесной связи с догматическим учением о церковной иерархии, допускают изменения, сообразно историческим обстоятельствам места и времени. Излагать порядок церковного управления, церковного суда, характеризовать другие церковные институты по одним действующим правилам, по настоящей практике, без надлежащего объяснения их исторического развития, нет никакой возможности. Настоящего состояния организации церковного союза нельзя понять без его прошедшего. Таким образом канонисту нельзя обойтись в своем деле без помощи церковной истории. Но обращаясь к содействию церковной истории, канонист не вторгается в чужую область, не теряет почву под ногами. Пользуясь фактами истории, канонист преследует свою задачу. Он имеет дело с правовыми отношениями, следит исторически развитие церковных институтов напр. церковного суда, брачного института, покаянной системы и т. д. с целью выясните истинную природу того или другого института, остающуюся неизменной среди смены исторических его форм. Историк же имеет в виду изобразите быт церковного общества в то или другое время, в том или другом месте, со всеми его хорошими и слабыми сторонами. Конечно и историк не может оставите без внимания состояния церковных институтов в то или другое время, но он рассматривает их в связи с общей картиной церковной жизни известного времени, изображаете как одну из сторон этой жизни и именно в тех особенностях, с какими они являются в описываемое время; значит и здесь опять историка интересует бытовая сторона церковного института, а не его постоянная природа.
Выше мы заметили, что церковный таинства влекут за собой известные юридические последствия для лиц, над которыми они совершаются. Но таинства относятся к составу церковного богослужения. Да и все вообще богослужение имеет много точек соприкосновения с церковноправовыми отношениями. Отсюда проистекает то, что богослужебные чины, в особенности чины совершения таинств церковных служат выражением церковноправовых норм. Отсюда история богослужебных чинопоследований содержит в себе много важных данных для истории церковных институтов напр. покаянного института, брачного института и др. Отсюда же памятники, содержащие в себе указания на порядок отправления христианского богослужения или же самые чинопоследования богослужебные, служат вместе и памятниками познания церковноправовых норм.
И юридических наук всего более точек соприкосновения у церковного права с правом государственным. Это понятно само собой, в виду того положения, какое занимает Церковь в государстве. Затем оно соприкасается во многих отношениях с правом гражданским (по брачному институту и по имущественным отношениям церковных установлений), с полицейским правом (по вопросу о содействии светской администрации сохранению церковного благочиния во время отправления богослужения и предупреждению религиозных преступлений, по вопросу о погребении и пр.), с уголовным правом и судопроизводством (по вопросу о наказании за деяния оскорбляющие религиозное право и о судопроизводстве над духовными лицами по делам уголовным и пр.), с гражданским судопроизводством (по делам брачным) и др. Кроме того весьма важное значение для канониста имеет изучение догмы римского права, и знакомство с историей права – римского, византийского, западно-европейского, славянского и русского, – первое для выработки юридического мышления, второе в виду тех тесных уз, которыми были связаны церковное и светское право в их историческом существовании и развитии, и их многоразличного взаимного влияния.
В виду указанного отношения науки церковного права к наукам богословским и юридическим, она, совершенно естественно, преподается на двух факультетах – богословском и юридическом.
История науки церковного права
Происхождение науки церковного права на западе современно развитию университетского преподавания. В средние века церковное право стояло по своему значению на ряду с римским правом и преподавалось в связи с ним. Юридическое образование тогда и состояло собственно в изучении этих двух главных юридических наук. Образованный юрист назывался doctor juris utriusque, под которым разумелось римское право вкупе с каноническим. Такое значение канонического права обусловливалось могуществом папской власти в средние века и чрезвычайным расширением духовной юрисдикции насчет светской. В протестантских странах сначала не преподавалось церковное право, так как Лютер относился к нему враждебно. Но со временем сила вещей взяла свое. И юристы-протестанты должны были заниматься изучением канонического права как необходимого пособия к уразумению институтов средневекового гражданского права.
Преподавание каноническая права, так же как и римского, состояло первоначально в чтении текста правил, объяснении их смысла, примирении правил противоречащих друг другу и в применении предписаний правил к частным случаям жизни. Этот прием изучения правил назывался глоссированием их. С XV века начинается уже критическая разработка источников церковного права и являются полной системой церковного права. Но построение этих систем носило механический характер. Сначала оно подражало декретарной системе, усвоивши себе обычные пять рубрик сборников папских декретов: judex, judicium, clerus, connubia, crimen, а впоследствии придерживалось институционной системы принятой при изложении римского права: personae, res, actiones.
Научно-плодотворное направление в собственном смысле приняло изучение и разработка церковного права в начале истекшего столетия, под влиянием исторической школы в области юриспруденции. С такими научными приемами составлены немецкие руководства по церковному праву Эйхгорна, Вальтера и Рихтера. Последние две системы церковного права, принадлежащие одна католику, другая протестанту, считаются лучшими учебниками церковного права. Учебник Вальтера выдержал 14 изданий (последнее 1871 г., первое 1822), а учебник Рихтера восемь изданий (последнее 1886 г. первое 1842 г.). Стоит упомянуть о системе и учебнике церковного права Шульте. Система эта состоит из двух томов, из которых первый посвящен всецело обозрению источников церковного права. Как система, так и учебник Шульте отличаются строго-юридическим построением: в них опущено все, что относится к области богословия, оставлено только то, что имеет церковноправовой характер Затем обращает на себя внимание система и учебник церковного права католического писателя Филипса; она отличается обилием исторического материала и строго католическим направлением. Среди протестантов выступил в последнее время канонист Гиншиус, предпринявший издание системы католического и протестантского права по очень обширной программе и в значительной степени выполнивший ее.
Весьма много сделано западными канонистами и для православного церковного права. Прежде всего мы обязаны западным ученым лучшими изданиями памятников церковного права и византийского законодательства. Затем западные же ученые оказали существенный услуги и разработке истории церковного права православной Церкви. Уже в самих изданиях канонических памятников содержатся более или менее полные исторические сведения о помещенных в них памятниках. А затем имеется много нарочитых трудов у западных ученых по истории источников церковного права православной Церкви. Из них более замечательны следующие: 1) Исследование двух братьев итальянцев Петра и Иеронима Баллерини „De antiquis collectionibus canonum». Это сочинение отличается обилием исторического материала и строго научным анализом; оно не утратило своего значения и доселе, хотя было издано во второй половине XVIII в. 2) Бинера, профессора юридич. наук в Бонне – De collectionibus canonum ecclesiae grecae. Не смотря на незначительный объем, эта книга доселе служила главным пособием по вопросу, которым она занимается. Его же Geschichte der Novellen Iustinians. Она имеет для нас значение, потому что касается наряду с другими и новелл, относящихся до Церкви и дел церковных. 3) Труды Цахариэ: а) История греко-римского права (Historiae juris graeco-romani delineatio). б) Внутренняя история греко-римского права (Innere Geschichte des grieschisch-romischen Rechts). в) О греческих номоканонах (Die grieschisch Nomocanones. 1877). г) О руководствах церковного права из последних времен византийской империи (Die Handbucher des geistlichen Reschts aus den Zeiten des untergehenden bysantinischen Reichs 1881). д) Об авторе и источниках номоконона в XIV титулов (Uber den Verfasser und die Quellen des (Psendo-Photinianischen) Nomocanon in XIV Titeln: 1885). 4) Труд Мортреля по истории византийского права, в том числе и церковного (Histoire du droit bysantin. Paris. 1843 – 46. V. I – III). 5) Труд Биккеля (Geschichte des Kirchenrechts. В. I. 1843). К сожалению, труд остановился на первой части, и излагает историю церковного права только в течении первых трех веков христианства. 6) Маасена История источников церковного права на Западе (Geschichte der Qnellen und der Litteratur des canonischen Rechts in Abendlande bis zum Ausgange des Mittelalters. В. I. 1871.). Для нас важна первая часть этого многоученого труда, касающаяся собраний церковного права Западной Церкви в древнее время. В этом случае Маассен дополняет и исправляет братьев Баллерини на основании новых данных, которые он тщательно собирал во всех западноевропейских рукописных библиотеках. 7) Hefele. Concilien geschichte. В. I – VII. 1855 – 1869. В. VIII von Gergenrother. 1887.
Западные ученые не оставляют своим вниманием и внутренней истории права православной Церкви, истории различных институтов входящих в ее область напр. управления, суда, брака и пр. Прекрасный пример этого представляют труды Зизмана по брачному праву и управлению Восточной Церкви (Zhishman. Das Eherecht der Orientalischen Kirche. 1864. Wein. – Die Synoden und die Episcopal-Aemter in der morgenlandischen Kirche. 1867. Wien.), также сочинение Зильбернагля (Silbernagl. Verfassung und Gegenwartiger Bestand sammticher Kirchen des Orients 1863). В некоторых курсах церковного права у западных ученых наряду с церковным правом католическим и протестантским излагаются кратко нормы церковного права православной Церкви. Лучшим образцом этого рода руководств служат учебники церковного права Вальтера и Веринга. Заметим еще, что труды западных канонистов и по разработке права католического весьма полезны для исследователя по истории права восточной церкви, так как в древнее время, в течении первых десяти веков, Западная Церковь жила одною жизнью с Восточной.
И на востоке изучение церковного права интересовало образованных юристов и входило в круг юридического образования. Государственный постановления по делам церковным входили в состав свода законов и должны были поэтому уже изучаться юристами. И церковные правила также изучались с интересом юристами. До нас дошли сборники церковных правил, составленные образованными юристами. В XII в. и в Восточной Церкви появились толкования на церковные правила и государственный постановления по церковным делам, входившие в наши номоканоны, – толкования составленные тоже людьми сведущими в гражданской и церковной юриспруденции частью по их частной инициативе, а частью по поручению церковного и гражданская правительства. Затем оставался уже один шаг до зарождения школьного изучения и систематической обработки церковно-юридического материала, но этого шага не было сделано благодаря крайнему расстройству внутренних дел в византийской империи со времени крестовых походов и затем падения империи под ударами азиатских завоевателей. Только с XIX в. началась в греческой церкви разработка церковного права как в духовных так и светских высших школах и явилась ученая литература по церковному праву.
В России тоже изучение церковного права до недавнего времени состояло просто в практическом ознакомлении с правилами, действовавшими на практике и помещавшимися в Кормчей книге и богослужебных книгах. Школьное преподавание церковного права было введено в духовно-учебных заведениях во второй половине XVIII в.; именно в первый раз оно введено в Московской Славяно-греко-Латинской Академии Митрополитом Платоном в 1776 г. Преподавание состояло в объяснении Кормчей книги, по инструкции начертанной самим митр. Платоном, которая состояла в след.: «Студентам надобно знать соборные деяния и правила св. отцов т. е. содержание Кормчей книги; но так как Кормчая книга написана темно, то ее надобно сводить с подлинным (греческим) текстом правил апостолов, вселенских и поместных соборов, с показанием, ежели где с греческим текстом у нас не сходно или невразумительно, для чего рекомендуется Beveregius по изданию ученого англиканского пресвитера Бевериджа. Причем дозволяется учителю употреблять основательную и благоразумную критику; поелику многие правила относились не к настоящим обстоятельствам и по временам имели нужду некоторую отмену быть». В 1798 г. Св. Синод распорядился, чтобы и в прочих дух. академиях читали и объясняли Кормчую книгу по вышеупомянутой программе митр. Платона. С преобразованием духовно-учебных заведений при Александре I, церковное право было внесено в курс богословских наук. В проекте устава духовных академий 1810 г. сказано о нашей науке: „Каноническое право нашей Церкви требует особенного внимания профессора, тем более, что доселе оно не приведено еще в надлежащий порядок и должно быть пояснено собственными его (профессора) изысканиями». С этого времени церковное право стало преподаваться в дух. академиях в систематическом виде. В 1814 г., ректор Александро-Невской Академии арх. Филарет составил для второго курса академии конспект по всем богословским наукам, в том числе по церковному праву, под заглавием: „Обозрение богословских наук в отношении к преподаванию их в высших духовных училищах». В этом обозрении богословских наук наша наука названа „Богословие правительственное или каноническое право (theologia retrix seu jus canonicum)». Ей указано в составе богословских наук последнее место, потому что, по замечанию составителя, она „далее всех прочих частей отстоит от средоточия Богословских познаний». Приступая к составлению программы церковного права, арх. Филарет замечает, что в прежнее время познание канонического права приобреталось в России чтением книг, содержавших в себе собрание церковных правил, что древний способ изложения канонического права был „собирательный» т. е. в виде сборников правил, изложенных в хронологическом порядке их происхождения. Составитель находит такой способ познания церковного права неудобным и недостаточным. По его мнению, потребно исследование и система. По мысли составителя обозрения, правильный состав канонического права образовать могут следующие важнейшие члены (или отделы): 1) Предварительный понятия о Церкви, соборах и преданиях, 2) Церковное чиноначалие (Hierarchia), 3) Церковное чиноположение (Hierurgia), 4) Церковное домостроительство (Oeconomia ecclesiastica) и 5) Церковное судопроизводство (Juridica ecclesiastica). (Собр. Мнен. т. I. стр. 149). Неизвестно, как исполнялась на деле эта программа преподавания церковного права; первый печатный опыт системы церковного права явился только в пятидесятых годах текущего столетия.
В 1835 г. преподавание церковного права было введено и в русских университетах. И здесь наша наука является первоначально с богословским характером; преподавателем ее был обыкновенно профессор богословия, а слушателями студенты юристы православного исповедания. В уставе 1863 г. церковное право причислено к составу наук юридического факультета под именем церковного законоведения, в качестве особой от богословия самостоятельной юридической науки. Такой же характер она сохраняет в университетском преподавании и по новому уставу 1884 г. под именем церковного права.
Школьное преподавание церковного права в наших духовных и светских школах имело своим последствием появление научных трудов по этому предмету – систем и монографий. Первая система по церковному праву издана профессором богословия и церковного права в Киевском университете протоиреем Скворцовым под заглавием „Записки по церковному законоведенью»; издана в 1848 г. Она есть кратки учебник; очевидно вызвана потребностями учащихся. Для своего времени она была „изрядная книжица», как выразился о ней Иннокентий архиепископ Харьковский. Теперь она может быть пригодна лишь для некоторых справок. Архимандрит Иоанн (впоследствии епископ Смоленский) задумал составить Курс церковного законоведения по очень обширному плану и с чисто научными приемами. По его проекту, курс должен был состоять из трех частей. В первой предполагалось обозреть различные источники церковного права как в историческом отношении (т. е. по их происхождению), так и в каноническом отношении (т. е. по их содержанию и важности). Во второй части предполагалось сделать общий свод основных церковных законов, извлеченных из разных источников; этот свод должен был составите собою систему общего права Церкви. Третья часть предназначалась к изложению действующего права русской Церкви. К сожалению этому плану талантливого канониста не суждено было осуществиться. В 1851 г. вышла только первая часть курса, разделенная на два объемистых выпуска; в ней помещено введение в церковное законоведение и обозрение (как в историческом так и в каноническом отношении) древних канонических источников его. Других двух частей не явилось в печати. Только отчасти, в отдельных монографиях, автор успел впоследствии в духовных журналах предложить читающей публике то, что должно было входить во вторую и третьею часть его курса. – Затем профессор Московская университета Н. Соколов предпринял печатание своих лекций по церковному праву в 1874–75 годах; но успел выпустите два выпуска, из которых в первом помещено введете в церковное право, а во втором содержится трактат о составе церковного общества. Нельзя не пожалеть о преждевременной кончине автора; напечатанные им два выпуска свидетельствуют что автор был основательно знаком с иностранной литературой предмета и обладал недюжинными способностями. В 1882 году вышел краткий курс лекций по церковному праву священника Альбова. Он представляет собою сокращение лекций, штанных автором в Военно-Медицинской Академии. Этот курс заключает в себе далеко не все отделы, входящие в науку церковного права, и по своему исполнению есть труд, составленный на скорую руку. В 1872 г. издано в русском переводе при Христианском Чтении Краткое изложение канонического права единой святой, соборной и апостольской Церкви, составленное на румынском языке А. Шагуною, митрополитом Румын в Венгрии и Семиградии. Этот курс представляет смесь догматики с церковным правом. Книга может быть пригодна разве по тем сведениям, какие можно найти в ней о состоянии и практике местной Церкви. В 1888–89 вышел наш краткий курс церковного права с дополнением к нему. Появление его было вызвано потребностью слушателей курсов высших учебных заведений в руководстве по церковному праву для приготовления в сдаче экзаменов.
В 1889–1890 г. явился курс церковного права проф. Суворова. В 1898 на основании курса составлен тем же автором Учебник Церковного права, снова переделанный в 1902 году. Руководства по церковному праву проф. Суворова представляют собою попытку познакомить русскую ученую публику и учащуюся молодежь с выводами и приемами западноевропейской литературы по церковному праву. Жаль только, что ученый автор не счел нужным объяснить русской православной публике, что в основе западноевропейских систем по церковному праву лежат веро-исповеднические начала или католические или протестантские и что поэтому православным читателем не могут быте приняты без критики с точки зрения учения православной Церкви. Сам же автор не редко, и именно в основных канонических вопросах (напр. в вопросе о церковном законодательстве, о юрисдикции церковной власти, об отношений между церковью и государством) стоит на протестантской точке зрения, отождествляя ее с учением православной Церкви. Впрочем к чести автора нужно заметить, что в своем учебнике и особенно во втором издании его проф. Суворов значительно сгладил свои увлечения протестантскою догмою церковного права. Учебник г. Суворова по приемам изложена и по языку трудно доступен для студентов юридических факультетов, для которых он назначен.
В 1893 году начал печататься Очерк Православного Церковного права проф. Остроумова. Харьков. Пока издана только первая часть очерка, заключающая в себе обозрение памятников церковного законодательства в древней Церкви и в Церкви Константинопольской после периода вселенских соборов. Автор обнаруживает основательное и подробное знакомство с литературой предмета и сделал бы большое одолжение науке церковного права, если бы поторопился с продолжением так удачно начатого своего труда.
Православное церковное право Епископа далматинского Никодима Милаша. Спб. 1897. Перевод с Сербского издания 1890 года ва Задре. Нельзя не поблагодарить переводчика г. Петровича за то, что он познакомил русскую ученую публику с таким важным для науки церковного права научным трудом. Автор может быть причислен к западным ученым по месту своей службы и образования и по обширному знакомству с западноевропейской литературой. Но в тоже время он строго православный ученый, стоящий на точке зрения древней церковной дисциплины. По своим научным достоинствам и по своему солидному направлению, Курс Епископа Никодима может быть противопоставлен курсу церковного права проф. Суворова как корректив ученых увлечений последнего. Кроме того он весьма важен в том отношений, что сообщает сведения о действующем праве греческой Церкви турецкой империи и поместных церквей православного востока.
Красножен. Краткий очерк церковного права. Юрьев. 1900. Это издание назначено в пособие студентам слушателям профессора для приготовления к экзамену; оно удовлетворяет своему назначению.
Курс церковного права проф. Павлова. 1902. Издание сделано, по смерти автора Богословским Вестником под наблюдением доцента Московской Д. Академии Громогласова. Нельзя не поблагодарите за это редакцию журнала Богословский Вестник и г. Громогласова; своим содействием изданию курса проф. Павлова они сослужили великую службу канонической науке. Каноническая наука должна была знать систематическое изложение науки церковного права такого заслуженного и выдающегося по своим дарованиям профессора, каким был покойный А. Ст. Павлов; она должна была знать его взгляды на коренные вопросы церковного права. Нет беды в том, что эти взгляды произвели некоторое разочарование у критиков в роде проф. Суворова; за то они будут приняты с великим уважением всеми верными сынами православной Церкви и последователями православных начал науки церковного права. Курс церковного права проф. Павлова излагает его в довольно краткой концепции. Поэтому он не может служите наглядным показателем всей обширной эрудиции автора. Но при краткости изложения научного материала Курс проф. Павлова хорошо знакомит со всем существенным содержанием науки. Изложение ясное, доступное всякому, стройное, увлекательное. Система одна из лучших хотя и не без недостатков3.

* * *

1Такого именно взгляда держится один из самых видных современных представителей Западноевропейской науки в области государственного права Еллинек, изложивший его в своем сочинении. Das Recht des modernen Staates. B. I. Allegemeine Staatslehre. Von. S. Iellinek Berlin. 1900. По его учению, действующее право основывается на внутреннем признании его обязательности, которое является одним из существенных его признаков. Другой признак права-его гарантия. Гарантировано право тогда, когда оно способно побороть в большинстве людей силою своего психического воздействия сопротивляющиеся ему душевные побуждения. Конечно, не одно лишь принуждение или боязнь невыгодных юридических последствий служит для права гарантией в указанном выше смысле: одного взгляда на историю церковного права достаточно для опровержения такого мнения. Для права необходима лишь наличность гарантии, но при этом безразлично, повинуется ли человек правовой норме из страха принуждения или же из боязни общественного мнения в силу обычая, или по религиозным соображениям. (Право. 1900. № 4. Отдел библиографии).
2Колер. Введение в науку права. § 61. 64. Вести. права. 1902. т. 9–10. стр. 142–149.
3См. Рецензию Суворова на книгу Павлова в Жур. Мин. Нар. Пр. 1903. Янв.-Темниковский. О курсе церковного права проф. С. Павлова. Ярославль. 1903.

Часть 1