схиархимандрит Иоанн (Маслов)

БЛАГА МАТЕРИАЛЬНЫЕ

В молитве «Отче наш» испрашивается самое необходимое, повседневное.

Хлеб наш насущный, даждь нам днесь

1) Хлеб насущный, по Златоустого разумению, разумеется повседневный. 2) Зде не только разумеется хлеб, но и все к житию сему временному нужное, напр., питие, одеяние, покой, или дом, и прочее, как некоторые толкуют. 3) Не просим богатства, но просим нужного к содержанию жития сего. Не о деньгах, не о роскоши, не о многоценном одеянии, ни о ином подобном молиться повелел, но о хлебе только, и о хлебе повседневном, да о утреннем не печемся, глаголет Златоуст. 4) Отсюда последует, что христианину не должно пещись о богатстве, многоценном одеянии, богатых домах, богатой пище и прочем, сему подобном. Ибо христианин всегда готов должен быть, когда его позовет Господь его, и тогда все сие принужден будет оставить. Зовет же Господь всякого к Себе чрез смерть. Хощет, глаголет Златоуст, всегда нам готовыми быть и тем довольствоваться, что естеству нашему нужно (3:108).

Блага материальные расходовать во славу Божию

Богатство бо и имение наше есть Божие добро; и дано нам ради бедности и нужды нашей, а не ради похвалы и славы нашей; дано, чтобы мы и сами тем пользовались умеренно, и ближних наших в честь и славу имени Божия пользовали. Но когда того не творим; но от того ищем себе похвалы и славы, то похищаем себе славу, Богу единому подобающую. Все бо Божие добро есть. «Господня бо земля и исполнение ея» (Пс. 23,1). Да будет убо все и всякое добро Божие во славу Божию, а не нашу! Довольно нам Божиим добром пользоваться, и за тое Бога благодарить и славить Святое имя Его, а не себе похвалы и славы от того искать (4:409).

Блага материальные даются на нужды и дела благотворения, а не на прихоти и роскошь

Правильное употребление всех мирских вещей есть такое, которое бывает ради нужды, а не ради угодия похоти плотской. «Имеющие пищу и одеяние, сими довольни будем» (1Тим. 6, 8) (5:59).

Блага материальные даются на нужды, а не на роскошь

Бог дает имение и богатство людям на то, дабы они и сами довольствовались тем умеренно, и бедных тем снабдевали. Но когда люди или удерживают его в сундуках, или на роскоши и прихоти расточают, то они подобно, или паче много более, делают досаждение Богу и бедным обиду. Все бо богачи суть приставники и приказчики Божии, а не хозяева суть. Бог един хозяин и господин есть всякого добра и богатства, и кому хощет, дает тое, и дает на общую пользу (5:367).

Употребляй богатства не на прихоти мирские и плотские, не на богатые трапезы, дома, кареты, сосуды, одеяния и прочее, как обычай есть миролюбцам и плотолюбцам, но со страхом и смирением, яко не свое, но Божие добро, умеренно и воздержно, на нужды, а не на плотоугодие. Помни, что за расход его ответ Богу отдати имееши: расходчик еси, а не хозяин, строитель, а не господин. Един бо Господь есть Господь имений наших, как и всего мира: пред Тем следует нам явиться и ответ за все отдать (5:54).

Истяжет и тебя Господь о данном тебе от Него богатстве. Готови убо Ему ответ. Не спросит Он у тебя: имел ли ты богатое и красное платье, богатые дома, коней, кареты и прочее, часто ли принимал гостей, и прочее? Нет, ничего то не видно в Писании Святом. Но что, чего Он у тебя спросит? Спросит: питал ли ты Его добром, тебе данным, алчных? одевал ли нагих? делал ли домы неимущим где главы подклонить? принимал ли в дом странных и учреждал ли их? Выкупал ли сидящих в темницах за долги и прочие требования, и прочим бедным и неимущим уделял ли от данного тебе добра? (Мф. 25, 35–36). Дается бо нам богатство не ради нас единых, но и ради ближних наших, которые того требуют. Видишь, как неправедно делают люди, когда то добро, которое дано на общую пользу, на свои прихоти расточают, и так воли Божией противятся (2:161).

Каждый человек даст ответ, как расходовал свои средства

Богатый еси? како, и на что расточаеши богатство твое? помнишь ли, что оно добро Божие есть, данное тебе не для прихотей твоих и роскошей, но для нужды твоей и ближнего твоего? Помнишь ли, что ты «приставник и расходчик еси, а не хозяин?» (Лк. 16,1). Все бо есть Божие: «Господня земля и исполнение ея» (Пс. 23,1). Как убо Божия добра расход чиниши? снабдеваеши ли ты нищих и бедных людей Божиих? Помнишь ли, что ответ следует тебе дать о данном тебе богатстве? Помнишь ли, что богатство, на роскоши и прихоти расточенное, погибает, но в руки нищих и бедных людей данное сохраняется и с великим прибытком в вечном животе дающему возвращается (Лк. 14, 13–14)? «Внимай себе» (5:301).

Блага материальные есть суетное пустое блаженство, есть мыльный пузырь на воде, прельщающий человека

Вторая часть, которая горькое мира сего составляет блаженство, есть «богатство». Многие и сего, как чести и славы, желают и ищут, но не все обретают, а которые обретают, со многим такожде трудом обретают, с большим берегут, с великою печалью лишаются. Сколько таковых есть, которые богатства, толикими трудами снисканного, в един час лишились и лишаются! Огню и татю и прочему бедственному случаю всякое подлежит богатство. Но, хотя кто до кончины пребудет в сем своем мнимом благополучии, возмет ли с собою тое, исходя от мира? Нет, оставляет все в мире, что в мире имел. Сребро, злато, камение дорогое, земли, вотчины, крестьяне, слуги, кони, кареты и все сокровище в мире остается; един отходит от света, как в свет вшел. Гроб мал как нищего, так и богатаго восприемлет и вмещает... Весьма убо убогий тот богач, который деньгами изобилует. Бедственное тое богатство, которое от истинного блаженства отводит. Нет там никакой прибыли, где урон душе. Весьма худо христианину за временным богатством гоняться, которое вскоре оставить принужден бывает, и оставлять вечное, к которому позван (3:155–156).

Все мира сего блаженство есть, как мех, надутый воздухом, который извне видится нечто, но в себе ничего не имеет, и так только прельщает нас, и есть как пузырь на воде, который нечто показавшись, исчезает. Так все мира сего сокровище только показует нечто и так прельщает человеков, как несмысленных детей углие огнем раскаленное, за которое руками хватившеся обжигаются и болезнуют и плачут. Тоежде и мир любителям своим делает. Красное нечто им себе показует; но сия красота после обращается им в болезнь и плач неутешный, когда при кончине живота своего ничего более, как только уязвленную совесть и пагубу души, отсюда относят. Примечайте сия и разумейте, любители и чада мира! (3:363).

Блага материальные часто служат в погибель души

Многие не умеют владеть богатством и не по воле Божией, но по своим прихотям расточают то, и развращаются. Многие не умеют владеть здравием тела своего, и развращаются и на все злое дерзают. Благополучие бо телесное и временное, хотя и добро есть, однакож растленному человеческому сердцу есть, как безумному меч, которым себя самого убивает. Блудный сын, пока еще имел имение отеческое в руках своих, не думал ко отцу своему возвратиться; но когда уже потерял то, и начал лишаться, и голод терпеть, тогда уже вздумал, как выше сказано. Почему и написано нам в предосторожность: «богатство аще течет, не прилагайте сердца» (Пс. 61, 11)... В благополучии бо человек, яко немощен, удобно совращается и развращается (4:333–334).

Богатство редко правдою собирается, но и праведное многих портит и погубляет, ибо при богатых почти всегда бывает или скупость, или роскошь и гордость житейская. Отсюда сказано от Спасителя: «Яко неудобь богатый внидет в Царство Небесное» (Мф. 19, 23). В чести или сане или великие добродетели, или великие грехи бывают. Кто на высоком месте сидит, на того все смотрят, и приемлют или созидание, или СОБЛАЗН; и обще от всех говорится: «ЧЕСТЬ применяет НРАВЫ, «но редко в лучшие, – что самою вещью видишь. На чести сидящему много ласкателей, которые, похваляя, что непохвально, в грехе утверждают; при чести такожде приседит роскошь и ГОРДОСТЬ, что все есть христианского сердца язва. СЛАВА и ПОХВАЛА человеческая и неимущего в кичение, самомнение и высокоумие приводит, что «пред Богом мерзость есть» (Лк. 16, 15). А что уже делает тому, кто ищет ее? Рассуждай сие, и не ищи того, что вредит. Безопаснейший путь есть нищих и подлых. Лучше убо в мире нищим быть и в Бога богатеть; лучше подлым быть и христианином быть; лучше от мира презренным быть и в небе славу получить. Сей путь низкий, но в высокое отечество – небо ведет (5:58–59).

Мало, весьма мало богатых обретается, которые бы были истинными христианами. Не богатство тому виновно, но злое сердце человеческое, которое или неправдою собирает богатство, или правдою собранное неправедно расточает, или хранит его, как сторож. Ктому ж едва сыщется какий богач, который бы о богатстве своем не гордился и не превозносился тем, хотя то не его оно есть, но Божие. Все бо Божие есть, что ни имеем, кроме грехов. Неправда же, роскошь, скупость и гордость много с собою вводят беззаконий, и лишают христианина христианства истинного. Истинное бо ХРИСТИАНСТВО не может быть без христианского жития, которое должно от внутренности происходить. И так богатство, Божие добро, безумному богачу, как безумному меч, бывает, которым сам себе закалает и погубляет, что и о всяком Божием даровании разуметь должно (3:317–318).

Похоть богатства вооружает человека против всех заповедей и против Самого Бога

Похоть богатства не токмо сама собою зла и вредна, но и всему злу виновна. Она противу всех заповедей Божиих вооружает человека и научает их разоряти. Противу заповеди первой. «Аз есмь Господь Бог твой». Отводит человека от послушания, надежды на Бога, и в бесстрашие приводит. Многие собирают богатство ради того, чтобы помощью его от бед находящих избавиться, и в находящей напасти глаголют к сокровищу: «ты – моя надежда», – что в нынешнее наипаче время бывает, когда злато и сребро на суде голос свой издает, а правда молчит (5:302).

Неправильно употребляющие блага лишаются блаженства и подлежат суду

Многие христиане, несмотря на то, что милостыня так великое получает награждение, или как сторожи имение свое хранят, или расточают то на прихоти и роскоши. Хранимое имение останется чуждым, а часто и врагам в руки попадает. Расточаемое на прихоти и роскоши погибает, как сам видишь, человече. Но и хранители и расточители таковые не токмо лишаются блаженства, но и истязаны будут от Господа, яко злые раби. Берегись сего, христианине. Богатство человеку или вредит, или пользует: пользует, когда по воли Божией расход его чинишь; вредит, когда не так, как надлежит, его употребляешь. Буди убо верный строитель имения Господня, человече, и истинно богат будеши (5:181).

Ежели неправдою собранное имение имеешь, расточи их на бедных, да не обличит оно тебе на втором Христовом пришествии. Подражай в сем деле Закхею мытарю (Лк. 19, 8), которого Христос Господь во образ всем положил. Лучше в нищете жить, нежели в богатстве неправедном. Избери убо лучшее, и зле собранное добре расточи; аще сотворши тое, веруй Господеви, яко не оставит тебе, и подаст тебе нужное к житию твоему, Который и птичек не оставляет и питает, и о всей промышляет твари (5:160).

Причина гибели богатых – не в богатстве, но в самолюбии и привязанности к благам

Самолюбие, скупость, сребролюбие и немилосердие много вымышляет причин и извинений, которых и исчислить невозможно. Сих-то ради причин «не удобно богатые входят в Царствие Небесное» (Мф. 19, 23). Понеже 1) уповают на богатство свое, а не на Бога живого, что есть идолослужение; 2) в богатых скупость и сребролюбие гнездятся; 3) гордость, и тоя дщерь – презрение бедных и убогих; 4) немилосердие к страждущей подобной братии; 5) пагубная роскошь и проч. А всему корень самолюбие. Не богатство погибели богатых виновно бывает, – ибо богатство Божие есть дарование, и многие богатые были, но были благочестивые... Сердце самолюбивое и прилепляющееся к богатству и от Бога живаго отвращающееся. Чего ради Псаломник глаголет: «богатство аще течет, не прилагайте сердца» (Пс. 61, 11) (2:352).

Блага материальные вредны не сами по себе, но от того, как человек к ним относится

Богатство само в себе есть добро, и не вредит человеку, но пользует; но вредит или пользует от стороны человека: каков человек есть, который имеет его, таково и бывает ему, или вредно, или полезно. Тако вино разумному лекарство, безумному – яд; меч доброму защищение, злому – пагуба и ему, и другим; огнь и пользует и вредит; пользует тому, кто опасно его употребляет; вредит, кто не опасно с ним поступает, и на злое ближнему употребляет. Самый разум и пользует и вредит: пользует, кто на пользу свою и ближняго его употребляет; вредит, кто его на вред ближнему, следственно и себе, употребляет, не может бо человек вредить ближнему без вреда своего большаго. Тако и богатство таковое бывает, каково сердце у человека. Но понеже человек развращенное имеет сердце, и в счастии не может умеренно поступать, то по большей части богатство вредит ему не от стороны своей, но от стороны человека, который не может добре добра употреблять (5:305).

Кто богат и кто убог

Кто богат и кто убог? Богат, кто более не желает, но довольствуется тем, что имеет: убог, кто более и более желает. Сытым называем, кто есть не хощет, алчным, кто хощет; тако богатым назвать должно, кто более не желает, и убогим, кто более желает богатства. Ни клеть, ни сундуки, ни карман богатыми называются, но человек. Следственно, хотя кто и пустые сундуки и клеть имеет, но довольствуется тем, что имеет, богат есть: а хотя кто и полны сундуки имеет, но более желает, убог есть и беден, яко в сердце ничего не имеет; не имеет яко желает. Много тому не достает, кто много желает; мало не достает, кто мало желает; ничего тому не достает, кто ничего не желает. Есть у него что – хорошо: нет чего – и то хорошо: и имением и неимением, и богатством и убожеством доволен. Пища и одеяние довольство ему есть. Блаженно есть таковое сердце! Сей есть путник и странник в мире сем (5:304).

Плачущие о временном и небрегущие о вечном подобны малым детям

Видим, что малыя дети несмысленны суть. Когда игралища их и шуточныя вещи отнимаются у них, – плачут и рыдают; но когда злодеи, нашедше, дом и имение расхищают, – смеются и небрегут о том. Таковым детям подобны и имеются многие Христиане. Когда у них временное что отнимается: плачут и рыдают, а часто и смерти себя предают; а что вечное блаженство чрез грех от них отнимается, о том нерадят. Лишаются или богатства, или чести, или славы временной, – сетуют и печалуют, плачут и рыдают; но что злодей душ человеческих, диавол, хитростию своею лишает их вечного живота, богатства, чести и славы, и всего блаженства онаго, небрегут о том (4:374).

Блага материальные необходимы в жизни временной, но нельзя сердцем к ним прилепляться и делать их вместо Бога

Что убо? Злато-ли-де и сребро и прочее временное добро охуждаешь? Никак! не охуждаю злата и сребра и прочаго богатства, ибо все есть Божие создание и Божий есть дар, человекам данный. Но охуждаю златолюбие и сребролюбие, которым сердце от любви и почитания Бога живаго отводится. Не хулю злата и сребра, но не хвалю сребролюбца, который, оставивши Бога, к сребру и злату сердцем прилепляется, и вместо Бога, мамоне работает. Негрешно иметь злато и сребро, но грешно прилагать ему сердце. Оно должно служить нам, а не мы ему. Служит же нам как прочее создание, так злато и сребро, чтобы мы Богу служили. Но когда любим тое и прилагаем ему сердце, то уже не оно нам, но мы ему работаем, и тако, работая мамоне, уже Богу не работаем. «Никтоже бо может двема господинома работати» (Мф. 6, 24) (3:281).

Не прилагать сердца, чтобы не отступить от Бога

Ежели богатство имеешь, берегись к нему сердца своего прилагать, да не тако сердцем твоим отступиши от Бога: «не можете Богу работати и мамоне» (Мф. 6, 24). Такожде берегись на прихоти и на роскоши расточать Божияго добра. Дано оно тебе от Бога не ради тебе единаго, но и ради прочиих бедных людей. Помни, что ты строитель, а не господин добра; «Господня земля, и исполнение ея» (Пс. 23, 1). Буди убо верный строитель Господа твоего, а не расточитель имения Господня, и сам ты умеренно довольствуйся, и благодари Творца всего добра, и убогих людей снабдевай. Безответны будут и посрамятся на суде Христовом и тии, которые как сторожи хранят имение свое, и тии, которые па прихоти и роскоши расточают его (Мф. 25, 30). Ты того берегись, да не со злым рабом осудишися (5:159–160).

Не прилагай к нему сердца твоего, по увещанию Пророка: «богатство аще течет, не прилагайте сердца» (Пс. 61, 11), но Богу единому прилепляйся и люби, с Пророком глаголя: «Мне же прилеплятися Богови благо есть». Ибо должно любить благодетеля, а не благодеяние, и дателя, а не дарование, и создателя, а не создание (5:54).

Следует довольствоваться только необходимым

«Ищу-де, чтоб было чим питаться?» – «Ответ». Не возбраняется тое; надобно трудиться и искать, чим питаться, но праведно. Однако собирать и «богатеть в мире сем возбраняется» христианам (Лк. 12, 15–32). К тому ж естество малым довольствуется; оно требует только нужнаго, «пищею и одеянием довольствуется» (1Тим. 6, 8). Похоти много надобно; она недовольна тем, что имеет, но более и более желает, как жар внутрь имеющий всегда жаждет и напитися не может. Смотри, не под видом ли нужды мамоне угождаешь, и где пропитание предлагается, не кроется ли сребролюбие. Похоть лукава и прелестна, много вымышляет ради себе, и всегда под видом пищи, яд душе замышляет (5:320).

Благами материальными не гордися

Не гордись, не возносись богатством, понеже не твое; на время оно тебе дано, на твою и ближняго пользу, и со временем отъидет от Тебе. Держи, что ты нищ и убог еси, как и прочие человеки. Вси бо наги рождаемся в мир, наги и отходим от мира (5:54–55).

Блага материальные не почитать главными в мире

Ежели кому дается богатство от Бога, тое не на роскоши и неумеренная строения употреблять, но умеренно тем довольствоваться, и Богу благодарить и нищих, бедных и скудных снабдевать во славу Божию; ежели кому дается ЧЕСТЬ, на той о славе Божией и о пользе общества тщатися, а не мамоне работать; ежели кому СЛАВА и похвала дается, той недостойным себе почитать, но все тое единому Богу восписовать. – Ему бо единому подобает всякая слава и похвала, яко источнику всех благ, – а человеку, яко грешному, смирятися. «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу» (Пс. 113, 9). «Мудр» и блажен, кто тако поступает (5:288).

Христианин почитает блага материальные за ничто

Сыны века сего, или по плоти живущие люди, за велико имеют богатство, славу и роскошь мира сего, и сие, как тройственнаго бога, почитают, ищут и прилепляются тому. Идеже бо сокровище их, тамо и сердце их есть (Мф. 6, 21). Христиане сие все за мало или паче за ничто почитать должны, яко они к великим воистину вещам позваны, как сказано и ниже скажется; яко все сие великое мимоходит: «преходит бо мир и похоть его» (1Ин. 2, 17), яко их от того отводит Апостол: «не любите мира, ни яже в мире» (1Ин. 2, 15). При нашедшей же кончине все сие отступает от человека, и так не остается ему ничего, и бывает он, как един от малых, подлых, нищих и убогих. И тогда сам он познает, что сие великое есть весьма малое, или как ничто, и подобное тогда страждет, как и тот, который во сне нашел сокровище, но пробудившися ничего не имеет; или как тот, который во сне от всех почитается как вельможа, но возбудившися видит себе в прежнем подлом состоянии и презрении: или как тот, который во сне сладкое питие пиет, но воспрянувши, вместо сладости, чувствует жажду. Тако сие великое воистину есть ничто! (3:255–256).

Понеже ничего дорогаго в мире сем не признает просвещаемый, то все вещи, в мире сем находящияся, равно почитает. Ему сребро, злато и прочие, по мнению человеческому, дорогие металлы суть как медь, железо, олово, свинец и проч. Он камение дорогое, которое люди в сундуках и сокровищницах своих хранят, равно вменяет как и тое, которое по дорогам валяется и ногами попирается. Его равно питает как богатая, так и убогая пища, только бы была здоровая. Он равно как шелковою, так и суконною, как цветною, так и темною одеждою, как лисьею, так и овчинною кожею покрывается и согревается. Ему равно жить как в каменном, так и в деревянном покое, как в богатых палатах, так и в убогой хижине и проч. Понеже он всего, что ни имеется в мире сем, ради нужды только употребляет, и ни к чему сердца своего не прилагает, но к единому только Создателю своему (2:157).

Материальные блага, сокрываемые на земле, доставляют много беспокойства и забот

Сокровище, сокрываемое на земли, делает страх и печаль сокрывающему, чтобы не окрадено было. Ты, сокрывая сокровище свое на небеси, от сего страха и печали свободишися, и тако свободен, покоен и мирен душею будеши, – что есть превеликое добро душевное. Христианине! куда ни обращай мысль твою, однако не будешь иметь покоя, ежели во оное отечество и дом не предпослешь твоего сокровища. Хотя в земли сокрывай его, хотя в клети и сундуках заключай, хотя сторожам поверяй, хотя на прихоти и роскоши расточай: однакож не убежишь мучительныя о нем заботы; всегда, и где ни будешь, будет с тобою попечение, печаль и страх, и, как червь внутрь дерево, злое сие внутрь сердце твое и душу твою будет снедать и мучить; и так сугубое зло постраждеши – грешить и мучиться будешь. А когда в небо чрез руки нищих и убогих людей послеши, то всего сего зла свободишися. Сего ради поверь слову Христову: «идеже есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше», и перенеси сокровище твое от земли на небо, и тамо с сокровищем твоим сердце твое обращаться будет (4:77–78).

Блага материальные использовать так, чтобы достигнуть Царства Небесного

Богатство же, которое зде оставляем, по смерти погибает и нам никакой пользы не принесет; а которое зде во имя Христово расточится, тое на небесех с великим ростом обрящется. Ибо вместо тленнаго нетленное, вместо земнаго небесное, вместо временнаго вечное, вместо малого несравненно большее сокровище от щедрой руки Господни восприимет расточаяй и даяй убогим имение во имя Его: милуяй бо нищаго, взаим дает Богови; по даянию же воздается ему, глаголет Соломон (Притч. 19, 17). Тако бо милостив и щедр Господь наш, что и тот, который чашу студеныя воды подаст во имя Его, не погубит мзды своея (Мф. 10, 42; Мк. 9, 41) (2:349).

Никто не хочет ради материальных благ потерять жизнь временную, тем более не должно пренебрегать из-за этого ЖИЗНЬЮ ВЕЧНОЙ

Какая тебе польза с того, хотя ты все богатство, всю славу и все утехи мира сего будешь иметь, но спасение вечное потеряешь? Нет никакой пользы тамо, где души погибель. Не токмо вечный, но и временный живот дороже человеку паче всего мира. Кто бы не назвал того безумным, который бы захотел живот сей временный и краткий потерять, чтобы мир весь приобрести? Что бо тогда пользует ему мир, когда сам погибает? За славным слава, за богатым богатство и за роскошником роскошь в след не пойдет, но все от всякаго отстает и отлучается при кончине его. Аще временнаго живота никто не хощет погубить ради приобретения всего мира, кольми паче не должно нам, христианине, вечнаго погублять, который есть несравненно лучший, блаженнейший и вожделеннейший паче временнаго, и «един есть нам на потребу» (Лк. 10, 42) (3:286).

Если весь мир – ничто перед спасением души, то тем более малая частичка богатства (5:294, см. СПАСЕНИЕ, 968).

Блага материальные не помогут спасению души

Сокровище душевное и зде внутрь себе носит человек, и на оный век с ним отходит, и с тем является небесному Отцу, и показует свидетельство о себе, что он именем и вещию есть христианин. А богач, который много вещественнаго богатства имеет, но душевнаго не имеет, с чем на оный век отъидет, и какое о себе свидетельство покажет, что он в мире сем был христианин? Разве тое, что много имел? Много имеют и Турки и идолопоклонники. Или тое, что имя Божие исповедывал? «И бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2, 19). Что убо пользует, сундуки веществом наполненные, но душу праздную иметь? Нищ тот богач, который внутрь сокровища духовнаго не имеет, хотя и все вне себе имеет (4:320).

Блага материальные, при стремлении к вечности, не представляют никакой ценности

Злато, сребро, камение драгое, украшение одеяний, доброта личная и все, что очесам человеческим в мире показуется дорогим и приятным, что есть, аще не прелесть и похоть очес наших?.. В нощи не распознаем злата и сребра от железа, меди и прочих металлов, камения дорогаго от простаго, ибо и то и другое осязанию рук наших равно показуется. Слепому как риза златотканная, так и одеяние многошвенное и рубищное; как хламида многоценная, так и мантия монашеская одинакова кажется... Тако и мы, христианине, когда отвратим очи наши от суеты, и будем их вперять в вечное блаженство, тогда не будем ценить злата, сребра, камения драгаго и прочаго мирскаго украшения паче других вещей, по мнению людскому, некрасных. Тогда, истину тебе говорю, все нам равно будет, как злато и сребро, так железо и олово, как камение дорогое, хранимое в сундуках, так поверженное на дороги и попираемое ногами; как одеяния шелковое и разноцветное, так и рубище, покрывающее наготу (3:280).

Человек – странник на земле, и собирать богатство следует не для земли, но для неба

Помяни, что странник еси и пришлец в мире сем, путник еси на пути мира сего, и к небесному отечеству идеши. Кто в странствовании обогащается! не собирает ли богатства, и в отечество посылает? Христианское отечество есть небо: тамо сокрывать себе сокровище повелел нам Христос: «скрывайте себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, идеже татие не подкопывают, ни крадут. Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше» (Мф. 6, 20–21). Туда нам предпосылать сокровища наша должно, сокровища не мира сего, но онаго отечества достойная: любовь, терпение, кротость, милосердие, и прочая; тамо их без сумнения обрящем. Путник еси: кто идучи по пути обременяется? не паче ли свергает с себе бремя, да легчая творит путь? Бремя человеку, идущему по пути мира сего, есть богатство, которое воспящает путь ему и удерживает его, и не допущает к отечеству стремиться. Коль многих бремя сие воспятило от неба и погрузило во дно адово! «Узкая врата, и тесный путь вводяй в живот» (Мф. 7, 14), глаголет Христос (3:320).

Кто на чужой стороне сокрывает сокровище? не предпосылает ли в отечество? Кто на пути обременяет себе? не паче ли свергает в себе? Кто в пленении и ссылке ищет прославитися? не паче ли к отечеству воздыхает и свобождения желает? Странник еси на земли и пришлец: почто убо сокрываеши зде сокровище твое? Путник еси: почто ищешь зде прославитися? почто к потерянному отечеству не воздыхаеши, и того славы не ищеши, где честь, богатство и слава вечная, как и жизнь вечная? Знать, что чуждую страну вместо отечества, и путь вместо дома поставляешь, что зде много ищешь. Горе чуждую страну, как отечество, и путь как дом имеющим! «Идеже сокровище их, ту и сердце их» (Мф. 6, 21) (5:320).

Памятуя о СМЕРТИ, человек может уклониться от СУЕТЫ и неразумного стремления к богатству

Памятуя смерть, не пожелаем различных и богатых одежд, ведая, что при погребении едина только срачица для прикрытия наготы нужна. Памятуя смерть, не будем доставать злоковарным происком многих сел, деревень, земель, ведая, что по смерти не более трех аршин надобно будет земли. Итак, памятуя смерть, великое опасение будем иметь к избежанию козней неприязненных. А когда смерть будем помнить, то на ум приидет и СУД СТРАШНЫЙ, который по смерти следует, где за слово, дело и помышление худое, истязани будем. Итак, памятуя смерть, будем и к страшному суду приготовляться, и Судию праведнаго всякими мерами умилостивлять (1:79).



Источник: Симфония по творениям святителя Тихона Задонского / Схиархимандрит Иоанн (Маслов). - М. : "Самшит-Издат", 2003. - 1199 с. ISBN 5-98106-004-2

Вам может быть интересно:

1. Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского – Ищущие Христа (Господа) святитель Димитрий Ростовский

2. Симфония по творениям свт. Иоанна Златоуста – РАСТОЧИТЕЛЬНОСТЬ святитель Иоанн Златоуст

3. Симфония по творениям святителя Василия Великого – Власть святитель Василий Великий

4. Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского – БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ праведный Иоанн Кронштадтский

5. Симфония по творениям Святителя Игнатия (Брянчанинова) – Желание святитель Игнатий (Брянчанинов)

6. Симфония по творениям свт. Тихона Задонского – Гнев святитель Тихон Задонский

7. Симфония по творениям преподобного Ефрема Сирина – Развлечения преподобный Ефрем Сирин

8. Симфония по творениям святителя Григория Богослова – Радость святитель Григорий Богослов

9. Духовные рассуждения и нравственные уроки схиархимандрита Иоанна (Маслова) – Молчание схиархимандрит Иоанн (Маслов)

10. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том I – Августа профессор Александр Павлович Лопухин

Комментарии для сайта Cackle