схиархимандрит Иоанн (Маслов)

ИСПОВЕДЬ

Пастырь должен увещевать исповедника открыть все грехи

Когда, ты, пресвитере, сына своего духовнаго исповедуешь, то должно тебе его первее со всякою кротостью, тихостью, как врачу душевному, увещевать, чтобы он все грехи объявил, какие прежде исповеди бывшей содеял (1:6).

Пастырское увещание к исповеднику об открытии всех грехов

«Богу ты, чадо, исповедуешися, Котораго грехами прогневал; а я служитель Его недостойный, и свидетель твоего покаяния. Ничего не утаи, не стыдись и ничего не убойся, понеже трое только здесь нас: Бог, пред Которым ты согрешил, Который все твои грехи так, как они делались, совершенно знает; понеже Бог везде есть, на всяком месте, и где ты что делал, или говорил, и думал худое, или доброе, Он тут был, и все тое совершенно знает, и ныне с нами есть, да только единаго твоего покаяния и исповедания самовольнаго ожидает. Ты сам такожде свои грехи знаешь. Не стыдись же их выговорить всех, которых делал не стыдился. Я третий, тебе подобострастен, такойжде человек как и ты, того ради и мене нечего стыдиться» (1:6).

Смирение, благоговейное с самоукорением исповедание грехов есть необходимое условие таинства Покаяния (1:3, см. ПОКАЯНИЕ, 731).

Ради спасения души не должно смягчать слова, обличающие грех

Обличение, когда единому какому лицу бывает, не должно умягчать слова, но изъяснять важность греха, да не в грехе утвердившися погибнет; кольми паче тое чинить должно, когда бывает обличение вообще без поминания лиц, да не на ласкательство, а на обличение будет простираемо слово. Почему не для чего и гневаться за обличение, хотя и за тое, которое прямо в лице бывает, а паче за тое, которое вообще говорится. На лекаря не гневается никто, что жестокое лекарство подает ради излечения тела: почтож нам гневаться на того, кто хощет душу нашу исцелить, и жестоким словом, как жестоким лекарством, грех из нас выгнать? (2:168–169).

Чем более застарелый ГРЕХ, тем более горького лекарства он требует

Иный грех от немощи, иный от произволения, предразсуждения и противу совести бывает. От немощи грех, какому и благочестивые люди подлежат, легко и ласково обличать должно; но грехи, противу совести и от произволения творимые, а паче застарелые и в обычай вшедшие, требуют жестокаго и строгаго обличения, как застарелая болезнь горькаго и жестокаго лекарства. Таковые бо грехи явно к погибели ведут грешников, и не могут иначе, как жестоким наказанием с помощию Божиею отгнатися. Строго убо должно таковых обличать, дабы таковым гласом, как громом, пробудилися от сна греховнаго, и сотворили истинное покаяние. Надобно бо везде истину говорить и не молчать, что должно говорить (2:169).

Пастырь должен убедить исповедника простить всех и примириться с обиженными

Притом объявить исповедающемуся, чтобы всем простил, на кого имеет вражду; понеже и Бог тому не оставляет, кто сам ближнему не оставляет согрешений; так Христос сам научает: «аще не отпущаете человеком согрешений их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 15); да с прочими примирился бы, кого чим ни обидил, и ежели что похитил, возвратил бы. А когда сам прощает обидевшаго и ежели кого обидел, и что похитил, обещается возвратить, поступай с ним в исповеди так, как в Требниках о исповеди напечатано (1:6–7).

Должно его увещевать, чтобы престал от тех грехов и от других береглся, представляя, что Бог грехов весьма ненавидит. И ежели кто его чим обидел, простил бы от сердца, понеже и Бог тому прощает грехи, кто сам прощает ближним своим. Так Христос научает: «аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный» (Мф. 6, 14) (1:14).

Необходимо со вниманием исследовать жизнь свою, чтобы все грехи рассказать

Когда исповедуете кающегося, со всяким разсуждением и опасением исповедуйте. Когда грешник кающийся исповесть грехи своя, должно его спрашивать, все ли грехи сказал, которые помнит, и пусть бы разсмотрел совесть свою, и житие свое во ум привел и разсмотрел, нет ли еще чего, в чем он пред Богом виновен (1:14).

Устное исповедание без СОКРУШЕНИЯ сердечнаго не приносит пользы

А притом ему напоминать, чтобы крепко жалел и сокрушался сердцем, что Бога Творца своего прогневал; понеже устное исповедание без сокрушения сердечнаго не пользует; кающемуся же с жалением и сокрушением сердечным, милосердие Божие представлять, которым Бог всех грешников кающихся объемлет, и прощает грехи, как о том Христос в Евангелии Своем довольно изобразил (1:14–15).

Если исповедник не имеет сердечного СОКРУШЕНИЯ, пастырь должен привести его в такое состояние

Когда при исповеди приметишь исповедающагося сокрушение сердца и печаль за грехи: хорошо; Богу благодарение! А ежели не приметишь в нем того жаления и сокрушения сердечнаго, то всячески старайся к тому его привести, чтобы жалел, что Бога так благаго, так милостиваго, так великаго благодетеля, грехами прогневал. Что можешь и примером сделать, показуя свою сердечную болезнь, что Бога мы вси прогневляем, и речи умилительныя употребить (1:7).

Пастырское увещание к исповеднику о необходимости сердечного сокрушения

Таким ты образом можешь говорить: «Веси ли, чадо, каковыми тогда пред Богом являемся, когда грешим? Являемся мы крайне неблагодарными; тогда мы отстаем от Бога, а пристаем к противнику Его и нашему врагу диаволу; отметаем Его отеческую любовь, уничтожаем кровь Сына Божия, нас ради излиянную; презираем Его святое Евангелие; что нас Он питает, греет, сохраняет от всякаго зла, солнце на нас сияет, подает нам дождь и всякие плоды на пищу, – мы сия благодеяния забываем тогда, когда грешим. Понеже когда грешим, не слушаем Его, отвращаемся от Него. А на все сии неблагодарности Бог с небесе глядит. Разсуди ж, каково Богу видети такую нашу неблагодарность. Богу – благодетелю и Отцу нашему, так нас возлюбившему, так нас жалующему и милующему! Ах, что мы это делаем, что мы так безчувственны!.. Но жалко ли родителям нашим, отцу и матери, когда мы их приказу не слушаем, и им противимся? Не жалко ли благодетелю нашему, когда ему вместо любви ненависть, вместо добра зло воздаем? Не паче ли Богу жалостно, Богу нас питающему, одевающему, сохраняющему от всякаго зла, и прочиими благодеянии исполняющему, когда Ему вместо любви ненависть воздаем и толикия являем неблагодарствия? Ах, лучше бы нам тогда солнце не сияло, лучше бы света сего не видеть, лучше бы родителей и другов лишиться, лучше бы сто крат умереть, лучше бы на свете не жить!...» (1:7).

О поведении после исповеди

По «исповеди», когда уже отпущаешь от себе сына духовнаго, должен ты, пресвитере, исповедавшагося увещевать, чтобы он впредь от грехов всячески берегся, и того крепко наблюдал, чтобы ничего в свете любезнейшего не имел, паче своего Создателя Господа Бога, и за честь Его в случаях и здравия и живота своего не щадел; и все бы тое и думал делать, что воле Его святой угодно; а за грехи бывшие, чим можно, удовлетворить потщался (1:7).

Исповедь больного пред причащением

При исповеди должен ты, иерее, больнаго увещевать, чтобы всем простил, от кого как ни обижен; такожде и кого чим обидел, наградил бы, как можно; а по исповеди утешати его должен, предлагая ему Божие милосердие, никакими грехами непреодолеваемое, только бы исповедавшийся жалел, что чрез все житие Бога Благодетеля своего прогневал (1:8).

Исповедь избавляет от скорби (3:115, см. СКОРБЬ, 869).

Исповедь укрепляет терпение (2:301, см. ТЕРПЕНИЕ, 1047).

Исповедание без послушания – не угодно Богу (3:67, см. ПОСЛУШАНИЕ, 749).


Источник: Симфония по творениям святителя Тихона Задонского / Схиархимандрит Иоанн (Маслов). - М. : "Самшит-Издат", 2003. - 1199 с. ISBN 5-98106-004-2

Комментарии для сайта Cackle