схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Симфония по творениям святителя Тихона Задонского

ЛЮБОВЬ

I. ЛЮБОВЬ БОЖИЯ К ЧЕЛОВЕКУ

Бог есть едина любовь (5:17, см. ПОКАЯНИЕ, 709)

Любовь Божия – источник благодати (3:39, см. БЛАГОДАТЬ, 34).

Любовь Божия к роду человеческому

Солнце всю поднебесную согревает, и как бы оживляет: тако БОГ, Солнце вечное, теплотою любве Своея все создание, и наипаче род ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ согревает и оживляет. «О Нем бо живем и движемся и есмы» (Деян. 17,28). А наипаче всю теплоту любве Своея излиял на нас в послании единородного Сына Своего к нам, – к НАМ, отступившим от Него, и погибшим (4:10).

Видишь или в жене-матери – к своим детям, или в птице к своим птенцам, или в скоте и звере к своим детищам горячую любовь. От сего случая возведи ум твой к любви Божией, которую к разумному Своему созданию человеку по образу Своему созданному имеет. Ежели в созданиях Своих, напр. матерях к своим исчадиям, толикую насадил любовь: коль несравненно большую Сам Он имеет любовь к ЧЕЛОВЕКУ, котораго по образу Своему и по подобию сотворил. От сего источника проистекает, что Он толико благодеяний человеку показует, которых не токмо исчислить, но и умом понять невозможно. Любовь Его несказанная делает, что Он так жаждет спасения нашего, так много терпит согрешающим нам, с толиким желанием ожидает на покаяние нас, с таким благоприятием и радостью кающихся приемлет, с толиким неблаговолением некающихся наказует. «Тако возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный» (Ин. 3, 16). Откуду Сам чрез пророка глаголет: «егда забудет жена отроча свое, еже не помиловати исчадия чрева своего? Аще же и забудет сих жена, но Аз не забуду тебе, глаголет Господь» (Ис. 49, 15). Сия отеческая Небеснаго Отца любовь праведника увеселяет, грешника утешает и увещавает не отчаятися милости Его, но паче поощряет прибегать к Нему с покаянием и не сумнительно милости Его ожидать (2:21).

В ЛЮБВИ и благодеяниях Божиих заключаемся вси. На что ни посмотришь, к чему не обратишь ум твой: все тое показует любовь Божию к нам и БЛАГОДЕЯНИЯ. Самая ГЕЕННА, объявленная нам от Него, благодетельствует нам: убо устрашает нас, да каемся и плачем пред Господем, сотворшем нас, да помилует нас и избавит нас от нея. Самого ДИАВОЛА попущает Создатель наш в пользу нашу, и столько попущает, сколько пользует нам, и столько сей враг искушает нас, сколько полезно нам. Как пользует? Возбуждает нас от ЛЕНОСТИ, побуждает к МОЛИТВЕ, да, чувствуя присутствие сего врага, прибегаем к Богу и от Него помощи и защищения просим (4:36).

Никто не может объяснить степень этой любви

Но и любовь, которую к роду человеческому имеет Бог, какое слово изречет? «Тако бо возлюбил Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть» (Ин. 3, 16). Что сея любовь более может быть? Великую любовь имеет матерь к своему отрочати, но Бог большую к человеку: «аще и забудет жена отроча свое, но Аз не забуду тебе» (Ис. 49, 15), глаголет Господь. И паки Христос, великую любовь являя, глаголет: «якоже собирает кокош птенцы своя под криле своя, тако восхотех собрати чада твоя» (Мф. 23, 37) (1:87).

Все творение свидетельствует об этой любви

Благодеяния же к нам Божия вся тварь проповедует: проповедует солнце, согревая и освещая нас, проповедует луна и звезды, просвещая нощь; проповедует воздух, сохраняя жизнь нашу; проповедуют облака, орошая дождь нам; проповедует земля, подая нам плоды на пищу; проповедуют травы, врачуя болезни наши, и питая скот наш; проповедуют скоты, иные одевая нас, иные питая нас, иные служа нам; проповедуют птицы, иные увеселяя нас пением, иныя питая нас; проповедуют воды, напояя нас и подая нам рыбу и пищу. Словом, вся тварь, на службу нашу созданная, проповедует Божие к нам благодеяние (1:87–88), (также 4:36, см. ЛЮБОВЬ, 453).

Господь любовь Свою к нам показует через создания Свои (5:36, см. МИР, 520).

Бог постоянно изливает благодеяния

Тако много получаем Божиих благодеяний на всяк день и час, которых не видим и часто не знаем. И кто может их узнать и исчислить? Как река непрестанно течет, и живый источник непрестанно источает воду: тако благодеяния Божия непрестанно на нас изливаются. Таковый Любитель и Благодетель наш Бог есть (4:351–352).

Все блага человек получает от Бога

Бог есть высочайший наш благодетель, и столько благодеяний нам показует, сколько дышем мы, так что и минуты без благих Его жить не можем мы. Окружены и заключены мы в любви Божией и благих Его. От Него пищу, от Него питие, от Него одежду, от Него дом получаем мы; Его свет светит нам и показует путь, добро и зло, пользу и вред; Его огонь согревает нас и варит пищу нашу; воздухом Его сохраняется живот наш; Его повелением работают нам скоты. Какое бы житие наше было, когда бы хотя некоторая от благих Своих отнял Бог у нас? Что бы нам пользовали глаза наши, когда бы свет Свой отнял Бог у нас? блудили бы, как слепые. Подала ли бы земля плоды своя нам, аще бы Бог дождя Своего не ниспослал на нее? «Ибо Господь дает благость, и земля наша даст плод свой?» (Пс. 84, 13). Без воздуха и минуты не может жить человек. Сия и прочая безчисленная видимая суть Божия благодеяния, которая Он подает нам от единой Своей любви к нам (4:351).

Бог любит человека, хоть он и отступил от Него

Любитель с любимым всегда совокупно и неразлучно быть желает. Тако Бог, Иже есть вечная любовь, понеже любит человека, когда человек отступил и отлучился от Него, благоволил с ним в воплощении соединитися, и тако любовию Своею привлещи к Себе человека, и благодатно обитает в рабах Своих, кровию Христовою очищенных, якоже писано есть: «Вы есте церкви Бога живаго» (2Кор. 6, 16) (3:141–142).

В чем выражается любовь Божия к человеку

Видим, какую и как горячую любовь имеет Бог к роду человеческому, как хочет, и аки алчет и жаждет спасения его. Кокоши уподобляет Себе зде Господь. Кокош или курица, как малых своих птенцов любит, хранит их, как печется, чтобы хищныя птицы не похитили их, как кричит, когда видит находящую на них напасть, как во время бури и стужи собирает их под криле своя, и согревает их, как старается напитать их, – всякому видно; сама бедствует и страждет, только чтобы детей своих сохранить. Тако Бог милосердый и благий печется о нашем СПАСЕНИИ. Создал нас от любви по образу и по подобию Своему, но мы погибли; подал нам святое слово Свое, и чрез тое нас призывает к Себе: устрашает примерами казнь пострадавших и геенною: привлекает милостивыми Своими обещаниями, чтобы обратилися и пришли к Нему; послал к нам пророков Своих; после и Сам пришел взыскати и спасти нас погибших; и апостолов послал к нам, и повелел им увещати и молити нас, чтобы мы обратилися и примирилися с Ним; возбуждает учителей и пастырей к наставлению, научению и исправлению нашему; подает пищу, питие, одежду, времена прохладна; сияет на нас солнце Свое, и дождит на нас; наказует нас, да аки от сна, от греха пробудившеся, покаемся, и тако спасемся; и прочая неисчетная к спасению нашему изобретает посредствия. Тако хощет нас, аки кокош, под криле благости Своя собрати, и вознести в вечные отечества небеснаго кровы (5:115).

Бог падшаго человека так чудным и уму непонятным образом возстановил и обновил и в первое состояние, паче же в лучшее, чрез единороднаго Сына Своего Иисуса Христа привел, так, что «елицы прияша его, даде им область чадом Божиим быти, верующим во имя Его» (Ин. 1, 12). Небо вместо рая со всеми благими, «ихже око не виде, ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша» (1Кор. 2, 9), человеколюбно отворил им, и того жителями и царствия Его вечнаго участниками учинил. Духа Святаго, Утешителя, Просветителя, Наставника и Хранителя просящим им подает, Который вопиет в сердцах их: «Авва Отче» (Гал. 4, 6). Заблуждших и отвратившихся со всяким желанием призывает и ожидает на покаяние; кающихся с радостию приемлет. Вся сия и прочая недоведомая благая от единой любви делает нам. Истинное бо благодеяние не от инаго чего, как от истинной и горячей любви, происходит. Достойно убо и праведно любить Того, Который «первее возлюбил нас» (1Ин. 4, 10 и 19) (2:279).

Любовь Божия свела Сына Божия на землю и побудила все претерпеть

Требует того от нас Христова любовь, да любовию последуем Ему, возлюбившему нас. Любя нас, Он сошел с небес и пришел в мир; любя нас, высокий смирился, Сын Божий сыном человеческим нарицатися и быть благоволил, Бог во плоти явитися и на земли пожити, Царь и Господь наш к нам подлым, бедным, окаянным и отверженным рабам приити и в рабском зраке беседовати, и образ смирения, терпения, кротости и любве нам показати, крест понести и на кресте распятися нас ради изволил. Сия Его Божественная и горячайшая любовь да привлечет нас вслед Его. «Христос пострада за нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его» (1Пет. 2, 21) (3:186).

Высочайшая Его и непостижимая любовь к нам открылася в том, что единородный Сын Его, благоволением Его, к нам пришел, взыскати и спасти нас погибших. О сей любви Сам Христос Господь наш глаголет: «Тако возлюби Бог мир, яко и Сына Своего единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь, не погибнет, но имать живот вечный», и проч. (Ин. 3, 16) (4:186–187).

Погибли мы, о человеки! Бог, милосердый Создатель наш, так нас возлюбил, нас, недостойных любве, и так чудный о нас промысл показал, что Сына Своего Единороднаго послал к нам, взыскати и спасти нас. Слава человеколюбию Его! Сия Его любовь к нам убеждает и нас Его любить (4:352).

От сего познавай, коль великую любовь и милость нам бедным показал Бог, что и «Сына Своего не пощадил, но за нас предал Его» (Рим. 8, 32; 5,8), Который так ужасно за наши грехи обезчещен, посмеян, уязвлен, мучен и поносною смертию умер. Ум созданный сея БЛАГОСТИ и МИЛОСТИ Божией постигнуть не может, христианине (3:53).

Любовь Божия к человеку в том, что Сын Божий воплотился и пострадал

Сам для тебе с небесе сшел и воплотился от Пресвятой Девы Марии; Сам для тебе, как человек на земли между человеками жил; все немощи твоя на Себе приял; словом сказать, во всем тебе уподобился, кроме греха. Не отреклся за тебе укоризны, хулы, безчестия, оплевания, заушения, раны, страшныя страсти, распятие, так безчестную смерть претерпеть, и тем тебе от казни вечной свободил, и тако чудно избавивши тебе от беды той горькой, отворил тебе небесное царствие; сверх того всего и другими благодеяниями тебе обогащать не престает (1:29) (также 5:9, см. СЫН БОЖИЙ, 1032) (5:89, см. ХРИСТОС, 1133).

Любовь Божия открылась в страданиях Христовых

От Христовых страданий видим, коликую Бог, коль горячую и пламенеющую «любовь» имеет к роду человеческому, так что и Сына Своего ради нас не пощадел; и видим тое делом, что Христос Сын Божий словом Своим изъяснил: «тако возлюби Бог мир, яко и Сына Своего единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный» (Ин. 3,16). Якоже бо чадолюбивый отец, видя детей своих в пленении или в ином каком великом несчастии, от любви к ним соболезнует и состраждет им; любовь бо есть сострадательна: тако человеколюбивый Бог, видя нас плененных от диавола и в погибели, сострадал нам и умилосердился над нами (4:274).

Все люди делают что-то ради своей пользы, но Господь искупил человека из-за любви к нему

Но что Ты видел во мне достойное очесам Твоим, что в юдоль сию плачевную пришел взыскати мене? Ищут пастыри овец заблуждших, но ради своей пользы ищут; ищут потеряннаго добра люди, но ради своей корысти ищут; исходят люди в чужие страны, но ради своей корысти; искупают цари пленников, но чрез сребро и злато, чрез посланников своих и, по большей части, ради себе. Но Ты что таковое сыскал во мне, Владыко мой? Какую пользу, какую корысть и какое добро, когда пришел ко мне взыскать мене, и пришел Сам Царь небесе и земли, а не чрез посланников. Сам Господь пришел взыскати раба своего и искупити, – искупити не сребром и златом, но честною Своею кровию? Весьма ничего, кроме единаго растления, немощи, окаянства, непослушания и вражды к Тебе!.. Посетил мя еси человеколюбием Твоим, Господи мой; поискал ми еси без Твоей корысти, Пастырю мой; возлюбил ми еси без Твоей пользы, Боже мой! Сия бо есть истинная любовь – любить без всякия своея пользы и делать добро без надежды воздаяния. Ты мене тако возлюбил, Любителю мой: изшел бо еси на спасение мое без Твоея корысти (5:248).

Любовь Божия к человеку в том, что Бог постоянно ПРОМЫШЛЯЕТ о человеке

Он тебе питает, одевает, солнце на тебе сияет, дождь подает, ангела своего тебе приставил, души и тела твоего хранителя, согрешающа тя видит и терпит, ожидая твоего покаяния, от всяких вредных и смертоносных напастей невидимо сохраняет тя. А хотя и посылает тебе когда НЕМОЩЬ или иную какую БЕДУ, но тое только ради того делает, чтобы ты тем очувствовался и пришел в ПОКАЯНИЕ, и СПАСЕНИЕ вечное возмогл получити (1:29).

Проявление любви Божией к человеку есть случающиеся скорби (1:88, см. СКОРБИ, 854).

Любовь Божия. Глава четвертая, третьей статьи, второй части, первой книги «О истинном христианстве» (2:276–278).

II. ЛЮБОВЬ К БОГУ

Любовь – стремление соединиться с Источником любви

Истинный Божий любитель желает всеусердно с любимым соединитися, почему часто молится, воздыхает, плачет, с Пророком сердцем вопия: «имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа мое к Тебе, Боже» (Пс. 41, 2). Таковому смерть не страшна, но желаема, понеже чрез нее к лицу любимаго Бога прейдет. Таков был Павел, который «желал разрешитися и со Христом жити» (Флп. 1, 23) (2:277).

Любовь – постоянное памятование о Боге

Истинный Божий любитель Бога в сердце всегда объемлет и носит, любовь бо истинная в сердце свое место имеет: почему всегда с любовию и почтением святое имя Его поминает, радуется о Нем, благодарит Ему, хвалит, поет и прославляет Его с радостию, без лицемерия. Так и сын добрый матерь или отца своего, понеже сердечно любит, часто поминает, когда не видит их или удален от них имеется (2:277).

Плод любве Божия есть усердное и частое о Бозе и Его благости размышление: «идеже бо сокровище наше, тамо и сердце наше», по словеси Христову. Ибо сие бывает между человеками, что кого кто сердечно любит, того из памяти никогда не выпущает: так, кто Бога сердечно любит, всегда в богомыслии поучается, а от того следует, что частою молитвою с Ним беседует (1:159).

Любовь есть богоуподобление

Колико в ком большая и чистейшая любовь, тем тот более Богу уподобляется, Иже есть вечная любовь и благостыня (1:164).

Любовь к Богу состоит в уподоблении, подражании Ему

Примечаем и тое, что когда люди хотят царям, властям и отцам своим угодить, то делают тое, что они делают, и тако им, последуя нравам их, угождают. Христианине! будем подражатели и мы Богу, небесному нашему Царю и Отцу; да последуем Божественным нравам Его, и да делаем тое, что Он делает, и тако угодим Ему. Любит Он всех, что показуется и от всех созданий Его, и от святаго слова Его, и от воплощения единороднаго Сына Его: потщимся и мы любить Его от всего сердца нашего, Его, возлюбившаго нас, и друг друга любить. «Исполнение закона любовь есть» (Рим. 13, 10). Он Свят есть: будем и мы святи, творяще святыню в страсе Божий. Он праведен есть: будем и мы праведни, отдая Ему всякую честь и славу, и ближним нашим должная им... Тако уподобимся Ему; тако будем подражатели Ему; тако будем последовать пресвятым нравам Его; тако будем чада Света, и живые и истинные уды Христа, Сына Божия; тако покажем, что мы не напрасно называем Его Отцем (4:406–407).

Любовь – великое суть дарование и от Бога происходит (1:207, см. СТРАХ БОЖИЙ, 994).

Любовь, ею нужно украшать душу (2:28, см. ДУША, 311).

Любовь – плод семени Христова (3.18, см. ВЕРА, 138).

Любовь есть признак благочестия (3:328, см. БЛАГОЧЕСТИЕ, 47).

Любовь есть признак духовной жизни (2:101, см. ДУША, 330).

Любовь есть предвкушение жизни вечной

Любовь есть предвкушение ВЕЧНЫЯ ЖИЗНИ, в которой едина токмо будет друг друга любовь, друг о друге радость и утешение (1:164, также 2:338).

Истинная христианская любовь есть предвкушение вечнаго живота; она зде начинается, а в вечном животе совершается. В вечном бо животе избраннии Божии взаимно друг друга будут любить, друг о друге радоваться, друг друга духовно наслаждатися. Не великое ли бы благополучие было в том дому, в коем муж и жена, и дети их, и рабы в надлежащей христианской любви пребывали? Воистину не погрешил бы тот, кто оный дом назвал бы земным раем. Аще убо кто хощет некое предвкушение вечнаго живота иметь, сей любовь христианскую должен стяжать (1:91).

Любовь есть легкая работа Христу

Ищут люди легкой паче, нежели тяжелой работы. Иисусу работать легко есть. Не велит Он камения носить, не велит горы разрывать, и прочая сим подобная делать рабам Своим; нет, ничего такого не слышим от Него – но что? «любите друг друга» (Ин. 13, 34; 15, 12 и 17). Что бо легчае, как любить? Тяжко ненавидеть, ибо ненависть мучит; но любить сладко, ибо любовь веселит. Сам Он о сем свидетельствует: «иго Мое благо, и бремя Мое легко есть» (Мф. 11, 30). Возьмем убо, возлюбленный христианине, на себе иго Христово благое, и понесем бремя Его легкое, и последуем Ему (3:172).

Любовь есть конец закона, как естественного, так и написанного

Как естественнаго, так и написаннаго закона, не иный конец есть, как только – «любовь» одна. Ибо ведая премилосердый и человеколюбивый Бог, что без любви никакое не может быть в роде человеческом благополучие, сея ради причины, яко Отец, промышляя о чадех своих, дал закон нам в пользу нашу и нашего ради благополучия, – который в том состоит, чтобы мы во-первых Бога, а потом ближнего нашего любили (1:85).

Любовь это единственное, что мы можем воздать Спасителю

Чтож нам так милостивому Избавителю, так чудному Любителю нашему воздать? Послушай, я тебе скажу. Он от нас не требует великаго. Он нас так чудно возлюбил: единой от нас требует любви. За любовь убо Его к нам ЛЮБОВЬ воздадим, за благодеяние БЛАГОДАРНОСТЬ покажем таким образом. Если же ты (всякому здесь говорю) за какое преступление в такую попался беду, что уже следовало тебе по законам и по определению монаршему смертная казнь – а сыскался б такой добрый человек, который тебе от так великой беды, как ходатайства своего употребляя, так и сам всякия страдания и бесчестия за тебе приемля, избавил, и таким бы образом привел он тебе в монаршую милость и первое достоинство: что бы ты такому своему благодетелю делал? Непременно бы возлюбил его так, что и имени его никогда же выпустил из памяти, всегда бы ты о нем с радостными и благодарными слезами всякому хвалился и прославлял имя его до смерти. Да притом и все, что бы он тебе ни приказал делать, с охотою и любовью исполнить тщался и всяким бы образом ему угождать старался (1:28).

Любовь к Богу приносит христианину пользу (3:254, см. НЕБЛАГОДАРНОСТЬ, 600).

Любовь соединяет

Свойство любве сие есть, яко она любителя соединяет с любимым. Так Бог, понеже любит человека, соединился с человеком, и человеком стался, и все немощи, болезни, бедствия человеческая на Себе взял, чтобы таким образом в благополучие человека привести возмогл. Так человек, когда Бога любит, с Богом соединен есть, Божественным, а не плотским есть, Духом Божиим преисполнен, Духом Божиим водится; и понеже любительным духом Божиим преисполнен, то темжде Духом и ближнему плоды любве показует (1:167).

Чего не делает человек, чтобы любимому угодить и чем его не оскорбить? Не токмо богатства, но часто и чести, и, что более, здравия своего не щадит? И, что ни хощет любимый, делает ради его любитель. Словом, любовь пленяет сердце любителя, и в след влечет любимаго, и связует с любимым, и едино с ним делает, что примечается в плотской и скверной любви (3:356).

Любовь соединяет с Богом и делает верующего истинным учеником Христа

Кто любит, тот «в Боге пребывает, и Бог в нем» (1Ин. 4, 16). Великое дело – с Богом соединение. Кто любит, тот Христов ученик есть (Ин. 13, 34 и 35) (1:163).

Кто Христов, в том является любовь (4:132, см. ЖИЗНЬ ХРИСТИАНСКАЯ, 369).

Где любовь, там Христос обитает

...Тамо почивает Он, тамо покоище Его, где любовь христианская. А что есть любовь христианская? Есть тая, которая, как научает апостол святый, «долготерпит, милосердствует, незавидит, не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своих, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, вся любит, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит и николиже отпадает» (1Кор. 13, 4–7). Се есть любовь христианская, тут и Христос, как в прекрасной палате, обитает. Вот где сыскали мы Христа, слышателие, сыскали посреде любви христианской (1:31–32).

Истинной любовью христианин приближается к Богу

Истинною любовию приближаемся к Богу, «понеже Бог любовь есть», как апостол глаголет. И чем чистейшая, теплейшая и усерднейшая любовь есть, тем ближайшая Богу; чем более и усерднее человек любит Бога и ближняго, тем более уподобляется Богу, или паче с самим Богом СОЕДИНЯЕТСЯ: «пребываяй бо в любви», глаголет Иоанн Богослов, «в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает» (1Ин. 4, 16). О, коль великое блаженство человеку с вечным и блаженнейшим Божеством соединиться! (1:91–92).

Любовь делает верующего истинным учеником Христа

Любовь к ближнему соделывает любящаго учеником Христовым, Сам бо Христос глаголет: «о сем разумеют вси яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13, 35). Якоже древо от плода познается, тако истинный христианин «от веры, любовию поспешествуемыя, ибо вера без дел мертва есть». Что бо пользует христианином называться, Христа усты исповедовать, а воли Его не исполнять, Ему не последовать? (1:90).

Пребывающий в любви, пребывает в свете

Кто любит ближняго, тот во свете пребывает, как глаголет Апостол: «любяй брата своего, во свете пребывает» (1Ин. 2, 10). Свет же зде разумеется душевный, а не телесный. Вси, бо в свете телесном, то есть чувственном, пребывают, – вси, глаголю, то есть, праведные и грешные, любящии и нелюбящии; но в душевном свете едины любящии пребывают, едины любящии того наслаждаются. Как «бо ненавидящих тма» греховная «ослепляет очи» душевныя, «и не ведят, камо идут», не ведят, яко в ров погибели имеют впасти (Ин. 2, 11) (2:337).

Любовь Божия побуждает любить Его взаимно

Оказавшаяся, хотя и во всех делах, однакож наипаче в страдании Христовом любовь Божия к нам, возбуждает нас Его «взаимно любить», яко Отца благоутробнаго. Бог высочайшее, вечное и непременяемое добро есть: и потому Сам в Себе достоин нашей любви. Кто бо великаго и непременяемаго добра не любит? Оно само собою, но познанное, к любви своей всякаго сердце влечет. Не дела любве Его, а паче страдание Христово, в котором непостижимая любовь Его к нам показалась, убеждают нас взаимно любить Его. Возлюбил Он нас, возлюбил недостойных: возлюбим и мы Его достойнаго всякия любве. Он наш Создатель, Он наш промыслитель, Он наш Искупитель, Он наш Любитель, Он наш Отец. «Господи! что есть человек, яко познался еси ему? или сын человечь, яко вменяеши его?» (Пс. 143, 3). Чувствуем святую Его любовь, хотя и во всем, но наипаче в спасительном Его о нас смотрении. Возлюбим убо и мы Его, яко высочайшее наше добро и блаженство, и от любви покажем Ему ПОСЛУШАНИЕ и соблюдем святыя ЗАПОВЕДИ Его, и от всякаго греха, котораго Он ненавидит, уклонимся. Тако покажем любовь нашу к Нему, то есть, когда волю Его сотворим; без сего бо ЛЮБОВЬ быть не может (Ин. 14, 15 и 21). Любителю неотменно должно волю любимаго творить. Иначе ложная и лицемерная любовь будет (4:275).

Любовь Божия приводит к духовному совершенству (2:19, см. МУДРОСТЬ, 569).

Все дарования без любви ничто

Прочая дарования, как то многими языки глаголати, чудеса творити, и прочия, «без любви ничтоже суть» (1Кор. 13, 2). «Без любви, глаголет Златоуст святый, все дарования ничего не пользуют тем, кои имеют оныя» (Бес. 32-я на 1-е посл. к Кор.) (1:164).

Без любви не может быть благодарение (5:281, см. ПРОМЫСЛ БОЖИЙ, 767).

Любовью Христовой побеждается злоба и ненависть (4:143, см. БРАНЬ, 176) (2:32, см. ПОДРАЖАНИЕ, 696).

Любовь Божественная привлекает к добру (2:17, см. ПРЕМУДРОСТЬ, 763).

Любовь Божия побуждает к ПОСЛУШАНИЮ

К послушанию Его да подвигнет нас Божественная Его «любовь», которую Он о Христе Иисусе показал к нам. Сию любовь Его проповедал нам Христос, Сын Его: «тако возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк, веруяй вонь, не погибнет, но имать живот вечный»... (Ин. 3, 16). Сие Его великое и умом непостижимое человеколюбие может и должно нас возбудить к послушанию Его, и творению повелений Его. Возлюбил Он нас, как Отец, возлюбим и мы Его, как отца чада, и от любви послушание Ему, как Отцу милостивому, показать потщимся, яко «чада послушания» (1Пет. 1, 14) (3:64).

Любовь познается по плодам

Что есть любовь Божия и какая сладость ея, слово изобразить не может; едины только тии познают ее, которые вкушают сладости ея: понеже любовь сия есть духовная и дело Святаго Духа, «яко плод духовный есть любы» (Гал. 5, 22). Однакож плодами своими, как солнце лучами, оказывает себе, и в познание подает себе и другим (2:276).

Плод любви есть милосердие (2:355, см. МИЛОСЕРДИЕ, 506).

Первый плод любви – презрение МИРА СУЕТНОГО

«Первый» плод – презрение мира и всего, что в мире. Что бо истинному боголюбцу слава, честь, богатство мира сего? ничтоже. Он все тое в любимом своем превосходным образом обретает: ему и слава – Бог, и честь – Бог, и богатство – Бог, тем мнит быти себе славна, честна, богата, что любить Того, Коего слава страшна есть, и богатство всякое в руце Его. А понеже утешение свое в едином любимом полагает Бозе, потому вся благая мира сего в уметы вменяет. Хотя бо и течет ему богатство благословением Божиим, но он не прилагает к нему сердца (1:85).

Когда христианин любит создания, отступает любовь от Создателя (5:34, см. ХРИСТИАНИН, 1087).

Пренебрежение мира и всего, что в мире, – следствие любви

Бог бо и мир суть две вещи противныя, и потому единаго любовь другаго любовь выгоняет. Кто любит Бога, нет в том любви мирской; а в ком мирская любовь есть, в том нет любви Божией. Итак Божия и мирская любовь в едином сердце поместиться не может, так точно, как огнь с водою. Бог бо есть ревнитель, хощет, чтобы «всем» сердцем Его любил человек, а не половиною: «возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим» (Мф. 22, 37) (1:159).

Любовь к Богу у того отсутствует, у кого сердце прилепилось к суетному миру (1:85, см. МИР СУЕТНЫЙ, 525).

Плод любви – частое размышление о Боге

Второй плод любви Божия есть усердное и частое о Бозе и Его области размышления: «идеже бо сокровище наше, ту и сердце наше», по словеси Христову. Ибо сие бывает между человеками: что кого кто сердечно любит, того из памяти никогда не выпускает, о нем всегда думает: так, кто Бога любит сердечно, всегда в БОГОМЫСЛИИ поучается, а от того следует, что частою с Ним МОЛИТВОЮ беседует, благодеяние Его и чудеса поминает и проповедует. Следственно, кто умом от Него отвращается, и МОЛИТВОЮ к Нему не восходит, в том другою любовью занято СЕРДЦЕ (1:86).

Плод ЛЮБВИ – ревностное исполнение Его воли

«Третий» плод любви Божия – тщательное угождение воли Его святой. Чего бо воля Божия хощет, о том тщится и боголюбец: и чего воля Божия не хощет, от того отвращается и боголюбец, – и потому волю свою воле Божией покорять тщится. Чего ради истинный боголюбец часто в слове Божием, в котором воля Божия открыта, поучается, дабы узнать, что есть воля Божия и в чем состоит, и тако бо узнавши, самим делом исполнять ее. А от сего следует и тое, что когда истинный боголюбец противу воли любимаго своего от немощи что сделает, о сем весьма печалится, сокрушается, воздыхает, а часто слезы проливает, что от Апостола называется «печаль по Бозе, яже покаяние нераскаянное» (неизменное) «во спасение соделывает» (2Кор. 7,10). Следственно, что тем, которые воле Божией угождать не тщатся, и более печалятся о погублении богатств, о потерянии чести и прочиих временных вещей, нежели о преступлении Божия закона, любви к Богу не имеют: «идеже бо сокровище их, тамо и сердце их» (1:86, также 1:159).

Любитель любимаго волю исполняет, дабы не опечалить любимаго, ибо оскорбление любимаго противно есть любви, и разрушает союз любви... Тако, кто Христа Сына Божия любит, тщится волю Его святую исполнять. Воля Христова в заповедях Его означается; и тако кто Христа любит, тщится заповеди Его исполнять, якоже глаголет Сам: «имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя» (Ин. 14, 21). Христова же заповедь есть, чтобы мы любили друг друга, якоже паки глаголет: «сия заповедаю Вам, да любите друг друга» (Ин. 15, 17) (3:142) (также 1:155, см. ХРИСТИАНИН, 1079).

Истинный Божий любитель тщится волю Божию исполнять не ради страха наказаний, но ради того, чтобы Любимаго не оскорбить. Откуду последует тщательное соблюдение Божиих ЗАПОВЕДЕЙ, в которых воля Божия изображается; о чем Сам Христос глаголет: «имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя». Так сын добрый волю отца своего, жена добрая волю мужа своего тщится исполнять, чтобы любимаго не опечалить: опечаление бо противно есть любви и любовь разоряет (2:276) (также 4:275, см. ЛЮБОВЬ К БОГУ, 461).

Плод любви к Богу – ревность об умножении славы Божией

Плод любве Божия есть усердное попечение о умножении славы Божия; истинный бо боголюбец везде и во всяких случаях и делах ищет славы и чести Создателя своего; звание свое тщательно проходит во славу и честь имени Божия; и ежели начальник есть, тщится всяким образом искоренять в подкомандных пороки и беззакония, ими же имя Божие хулится. Отсюду востает ревность по Бозе, которая с великою печалию, негодованием слышит имя любимаго своего хулимо, и более желает само быть в бесчестии, ругании, поношении, озлоблении и в смерти, нежели чтобы честь Божия умалилась. Отсюду бывает, что истиннаго боголюбца «ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни глад, ни нагота, ни беда, ни меч не возможет разлучити от любви Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем», как великий научает Павел (Рим. 8, 35) (1:159–160, также 1:86).

Истинный христианин познается по любви (2:43, см. ХРИСТИАНИН, 1076).

Истинно верующий не может не любить Христа

Аще бы кто тебе от временного бедствия и смерти избавил, и избавил бы не иным чим, как своим бедствием и страданием самовольным: скажи пожалуй, как бы ты его любил, почитал, имя его, яко благодетеля своего, везде с любовью и почтением поминал? не все ли бы ты делал, что он хощет? Бесспорная сия есть истина. Аще убо веруешь, что ХРИСТОС Сын Божий, от бедствия и смерти, не временныя, но вечныя избавил, и избавил не сребром и златом и иною какою тщетною вещью, но страданием, кровью и смертью Своею, и отворил небесное вечное царствие: како не будешь Его, такого так высокаго и великаго, Благодетеля любить, почитать, благодарить от всего сердца и во всем Ему угождать? како усерднаго и любовнаго не будешь Ему послушания показывать? Малаго благодетеля – человека, который временно тебе обдолжил, любишь и высоко почитаешь: как не будешь Того, Который вечно обдолжил, любить и почитать? (5:24).

Христианин должен иметь в сердце любовь к Богу (3:86, см. ПОДВИГ, 685).

Если в сердце нет любви, то и вообще ее нет

Якоже всякая ДОБРОДЕТЕЛЬ, тако и любовь на сердце должна быть. Когда в сердце нет ея, то и в самой вещи нет. Бог не ко устам нашим глаголет: люби, смиряйся, милосердствуй, молись, проси, призывай Мене и проч., – но к сердце нашему. Должно убо иметь любовь, СМИРЕНИЕ, МИЛОСЕРДИЕ, МОЛИТВУ, и проч. в СЕРДЦЕ. А когда в сердце будет, то неотменно, как отрыжка от желудка, вне окажется. Огнь бо сокровенный оказывает себе теплотою, и благовонный бальзам добрым запахом (5:234).

Любовь иметь не только на языке, но и в сердце

Многии мнят о себе, что любовь Божию имеют. Спроси всякаго: любиши ли Бога? Непременно отвещает: как Бога не любить? и совесть бо к тому убеждает. Но, вместо Бога, себе и мир любит. Любовь истинная познается от дел, а не от слов, как и всякая добродетель. СЕРДЦЕ человека одно есть, и раздвоено быть не может; и так непременно или к Богу, или к миру преклоняется, желает, ищет и прилепляется: и когда к одному пристает, от другаго отстает. Откуду глаголет Господь: «не можете Богу работати и мамоне» (Мф. 6, 24)... Аще убо хощем Бога любить, то изженем из сердца нашего любовь к миру и самолюбие, да не вместо любителей врагами своими будем. Ибо «любы мира сего, вражда Богу есть» (Иак. 4, 4) (2:99).

Многии мнятся любити Бога, но вместо того любовь мира сего имеют, и тако обманываются. Божия бо любовь и любовь мира сего купно в едином сердце быть не могут, но единая другую изгоняет. Как спросить всякаго: любиши ли Бога, – никто не отречется, но скажет: как не любить Бога, кого же и любить, как не Бога? Но в самой вещи себе и мир любит, а не Бога. Верно бо слово апостольское и истинно: «аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем» (1 Ин, 2, 15). Неотменно, кто что любит, тамо и сердце его есть. Должно убо нам испытовать себе, имеем ли любовь Божию, да не прельстимся суетным и ложным мнением; и молить Бога усердно, дабы Сам Духом Своим возжегл любовь сию в сердцах наших, да не вместо любителей Божиих врагами Его будем (2:104–105).

Любящее сердце всегда стремится к Богу

Видишь, что огнь всегда к верху идет, и сколько ни воспящается от того, однакож никак не изменяет действия своего, но всегда в высоту стремится: естество бо его такое есть. Сей случай показует тебе, что истинная к Богу любовь такое ж действие имеет. Сею бо возгоревшееся сердце всегда к центру своему, прелюбезному существу стремится, и чем ни воспящается от того, удержатися не может: ни красота, ни сласть, ни слава, ни страх, ни меч, ни смерть не сильны тому учинить препятствия. Дознал на себе избранный сосуд Христов, Павел, силу ея, который известившися сказал: «ни смерть, ни живот, ни ангелы, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь, кая возможет нас разлучити от любви Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем» (Рим. 8, 38, 39). Такой любви, сласть мира сего есть горесть, красота смрад, слава ничтоже, царство неволя и пленение. Такой человек на земле ногами, а на небеси сердцем; на земли телом, а на небеси духом обращается; с человеками живет, но духом Богу «любезному» предстоит и поклоняется Ему; в вере, яко «зерцалом в гадании», зрит Его; телом яст и пиет: но духом сея пищи непрестанно алчет, с Давидом глаголя: «имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе, Боже» (Пс. 41, 2). Сие рассуждение научает тебе тщаться вкусить и видеть, коль благ Господь и молить Его, чтобы Он Сам возжегл искру любве Своея в сердце твоем (2:23–24).

Любовью согретое сердце теплоту издает (2:40, см. СЕРДЦЕ, 838).

Сердце не может быть раздвоено в любви (3:146, см. СЕРДЦЕ, 839).

Любовь зажигается в сердце благодатью (4:342, см. БЛАГОДАТЬ, 38).

Благодать распаляет сердце любовью (4:344, см. БЛАГОДАТЬ, 38).

Как человек должен любить Бога

Как и каким образом должно нам Бога любить, святое Божие слово показует. «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею» (Мф. 22, 37; Втор. 6, 5). Понеже человек от Бога все воспринял, бытие свое, тело и душу, жизнь и дыхание, и без Бога жить не может, – «в Нем бо живем и движемся и есмы» (Деян. 17, 28), – и весь свет ему повелением Божиим служит; и чрез единороднаго Сына Божия так чудно возстановлен падший и возобновлен, и к так высокому благородию возведен, и потому такою любовию от Бога почтен, какой большая быть не может; и самую тую любительную силу, которою может Бога любить, с прочиими душевными силами от Бога принял: того ради такую любовь одолжен Богу показывать, какой большая быть не может (2:280).

Должно единому Христу прилепляться, понравляться, угождать (2:33, см. ВЕРНОСТЬ, 164).

Христианин должен хранить любовь к бессмертному и небесному Жениху – Христу (3:33, см. ХРИСТИАНИН, 1105).

Христианин должен подражать Христу в любви (4:160, см. ХРИСТИАНИН, 2211).

Со вниманием рассмотреть, есть ли в душе взаимная любовь к Богу (4:186, см. БЛАГОДАРНОСТЬ, 33).

Человек должен почитать Бога любовью (5:80, см. БОГОПОЧИТАНИЕ, 107).

Бога любить более всего

Должность сия требует, чтобы Его единаго, яко благаго и самаго крайняго Благодетеля, любили паче всех вещей, и паче себе самих. «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем помышлением твоим» (Мф. 22, 37). Убо грешат противу сей должности, который безмерно себе самих, или иную какую созданную вещь любят, и к ней всем сердцем прилепились, так что от ней отстать не могут. Таковыи суть, который сердце свое приложили к богатству, к славе суетной, плоти угождают в похотех ея, чреву работают (1:57).

Бог есть высочайшее добро, от Которого всякое добро и блаженство, какое есть и может быть, проистекает. Без Бога всякое блаженство – окаянство есть и бедность, житие – смерть, радость и сладость – горесть. С Богом жить и в несчастии есть счастие, в нищете – богатство, в безславии – слава, в безчестии – честь, в скорби – утешение. Без Бога не может быть истинный покой, мир и утешение. Сего ради люби Его, яко высочайшее добро твое и блаженство, люби паче всякаго создания, паче отца и матере, паче жены и детей, и паче себе самого; к Нему единому прилепляйся сердцем твоим, и паче всего единаго Его желай и ищи, понеже Он вечное твое добро и блаженство, без Которого и в нынешнем веке нет, и в будущем не будет живота и блаженства. Всякое создание Божие – добро, но Создатель несравненно лучший. Люби убо и желай самое тое Добро, яко существенное, безначальное, безконечное, и присносущное и непременяемое, от которого вси создания добрыми сделались (5:153–154).

Любовь ко Христу должна быть выше жизни нашей

Христа бо, возлюбившаго нас и предавшего Себе по нас, должно любить не токмо паче родителей наших, отца и матери, и прочаго в мире сем находящагося, но и паче живота нашего. Видишь отсюда, что никакой любве ко Христу не имеют, которые сродников своих преизобильно награждают, а просящим ради имене Христова отказывают, или мало что дают. Таковые плоть и кровь свою любят, а не Христа, ради Котораго не токмо имения, но и живота своего щадить не должно христианину (5:145–146).

Христианин должен Бога, яко Отца своего, сердечно любить (4:15, см. ХРИСТИАНИН, 1102).

Что значит любить Бога более всего на свете

Должен Его любить не токмо паче всего создания, паче всех человек, паче брата и друга, паче жены своей и детей, паче отца и матери, но и паче самаго себе. Ибо человек всем собою Богу должен; тело и душу, временную и вечную жизнь, и «все сие» по любви единой от Бога приял (1Кор. 4, 7). И того ради человек всего себе любви Божией предать должен, душу и тело, сердце все, и разум, память и волю, намерение, начинание, слово, дело и помышление Богу в любовь посвятить, яко вся сия от Бога восприял (2:280–281).

Любить Бога бескорыстно

Понеже Бог туне, без всякой пользы, человека так сильно возлюбил, то и человеку должно просто, без всякой своей пользы, нашей, не так Самаго Его любим, как Его благодеяние и нашу пользу, и потому самих себе более любим, и тем показуем, что не любили бы Его мы, ежели бы не надеялись от Него добра какого (2:281).

До крови защищать имя и честь Божию

Когда злый язык имя Божие хулит и честь Его терзает, то тогда должны не молчать, но стоять за честь имене Его, и хульника злоречивая уста заграждать, хотя бы и до излияния крове и лишения живота нашего следовало дело, – что Спаситель наш и в приведенном ответе, и на прочиих местах показал, и Своим примером нас научил. Любить бо Бога должны мы паче себе самих (5:131).

Следует все оставить ради Бога

Видишь ли, христианине, что естественная и плотская любовь действует? Все прочее оставить убеждает любителя, и прилепляется единому любимому. От сего познавать учись, что есть любовь Божия. Так точно любитель Божий поступает, все позади себе оставляет: честь, славу, богатство и утеху мира сего, как сметение и гной, ради любви Божией вменяет, все ему мерзеет, и как смердящая мертвечина кажется. Самаго живота своего, котораго нет человеку дороже ничего, не щадит. К единому любимому своему Сокровищу стремится, как пламень огненный в высоту; туды воздыхания, желания, помышления и сердце свое непрестанно возводит. Тамо сердцем и умом обращается, медлит и живет, где любимое и неоцененное Сокровище его: «идеже бо есть сокровище его, тамо есть и сердце его» (Мф. 6, 21) (2:104).

Ради любви к Богу, презреть свою волю, честь, славу

Должен Божию волю своей воли предполагать; вместо своей чести, славы, похвалы, – Божией чести, славы и похвалы искать во всяких случаях, во всяком деле, слове и помышлении.

Не токмо честь и славу свою и всякое благополучие, жену и детей, отца и матерь, друга и брата, но и самый живот свой презреть и оставить должен, когда того требует честь и слава Божия (2:281).

Отречься своей воли – значит последовать Христовой любви (3:180, см. САМООТРЕЧЕНИЕ, 814).

Кто Бога любит, тот отвращается от мира и о Боге часто помышляет

Кто к Богу истинно и сердечно обращается, тот от мира и всех созданий отвращается. Кто Бога сердечно и истинно любит, тот о любви мира сего, то есть: чести, славы, богатства, сладострастия и утех отвращается. Кто Бога любит, тот о Нем часто помышляет, разсуждает, Ему угодить тщится, Его оскорбить боится, и, все создание позади себе оставивши, Его единаго, яко вечнаго своего сокровища, ищет; тот со Псаломником от сердца глаголет к Богу: что ми есть на небеси, и от Тебе что восхотех на земли (Пс. 72, 25–27) (1:206).

Кто к миру обращается, тот от Бога отвращается и не любит Его

Кто ко греху и миру обращается, тот от Бога отвращается. Кто грешит, и мир, то есть: честь, славу, богатство и утехи мира сего, любит, тот Бога не любит (1Ин. 4–6). Кто к временным вещам обращается, тот о вечности забывает (1:207).

В искушении познается, кого мы более любим, себя или мир, или Бога (5:102, см. ИСКУШЕНИЕ, 404).

Кто за Христом с любовью последует, того мир преследует (4:13, см. ХРИСТИАНИН, 1082).

Любовь к миру не совмещается с любовью ко Христу

Но любовь богатства, чести и славы мира сего не помещается с любовию Христовою, а едина другую изгоняет. Не может любить Христа, пока любит сребро, злато, почитание и прославление от человек: напротив того, не любит сребра, чести и славы человеческой, пока любит Христа, по словеси Христову: «никтоже может двема господинома работати», и проч. (Мф. 6, 24). Как ни обращай и превращай имение свое, непременно надобно к единому из них пристать и прилепиться – или ко Христу, и оставить мир, или к миру, и оставить Христа. И от сего видно, что пристрастившиеся к миру, то есть, чести, богатству и сласти мира сего, оставляют Христа, и тако веру погубляют, и отрекаются Его сердцем, хотя устами исповедуют, якоже учит Апостол: «Бога исповедуют ведети, делы же отмещутся Его» (Тит. 1, 16) (3:147).

Любовь мира сего приносит вред (2:33, см. ВЕРНОСТЬ, 164).

Любящий мир – враг Божий (там же).

Упившийся любовью к миру не понимает, что делает (4:116, см. МИР СУЕТНЫЙ, 526).

Упившийся любовью к миру суетному не замечает вреда (4:120, см. МИР СУЕТНЫЙ, 527).

Упившийся любовью к миру суетному приносит больше вреда, чем пьяница (4:117, см. МИР СУЕТНЫЙ, 526).

Упившийся любовью к миру суетному имеет помраченный ум (4:118, см. МИР СУЕТНЫЙ, 527).

Любить бездушную вещь более Бога есть безумие

Коль великое безумие есть, любить несмысленную и безчувственную вещь, от которой взаимно любимы быть не можем!.. Вещь бо безчувственная и мертвая, как-то: злато, сребро, любить нас не может, но токмо прельщает, ослепляет, пленяет и погубляет нас убо и нам не подобает любити его, но токмо единаго «живаго и безсмертнаго» Бога, любящаго нас, – и подобнаго нам человека (2:270).

Чрезмерная любовь к женщине приносит много зла

Хотя любить и должны жен своих мужи, но пленяться любовию их и без разума им угождать не должны. Видим, коль вредно угождать женам без разума. Адам безмерною любовию жены пленился, и пал в тяжкий грех, и себе и род человеческий погубил (Быт. 3, 17). Соломон премудрый, излишним жен люблением плененный, в грех богоотступства и идолопоклонения пал (3Цар. 1, 4 и след.). Иезавель нечестивая научила мужа своего Ахава, царя Иерусалимскаго, беззаконновать. Ирод беззаконный не устрашился неповинно обезглавить великаго Предтечу ради любви женския. Тоежде читаем и в церковной истории. Подобныя беды и напасти и ныне бывают от жен, когда им мужи не по разуму угодие творят (3:395).

Уклоняться от того, что Бога оскорбляет

Истинный любитель от всего того уклоняется, чим любимый его оскорбляется, оскорбление бо противно любви. А понеже Бог всяким грехом оскорбляется: убо истинный Божий любитель от всякаго греха бережется, как Пророк увещавает: «любящии Господа, ненавидите злая» (Пс. 96, 10) (2:277).

Любящий Бога уклоняется от любви к миру

Истинный Божий любитель уклоняется от любви мира сего, понеже любовь Божия с любовию мирскою поместиться не может, якоже глаголет Апостол: «аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем» (Ин. 2, 15) (2:277) (также 2:33, см. ВЕРНОСТЬ, 164).

Любовь к миру угашается размышлением о смерти, страшном суде и вечной участи (4:121, см. СУЕТА, 1027).

Любящий Бога ищет славы Божией, для чего уклоняется от зла

Истинный Божий любитель во всем ищет славы Божией, а не своей, и молится о том, чтобы имя Божие славилося: «да святится имя Твое, Отче небесный», как Христос научил (Мф. 6, 9). Чего для от всякаго зла уклоняться, и всякое добро делать тщится не ради суетныя своей славы, но в славу и честь имене Божия. Отсюду бывает, что за честь Божию во всякую беду и самую себе повергает, и желает лучше умереть, нежели безчестие видеть или слышать имене Божия, – каковы были мученики святые (2:277).

Любящий скорбит, если ОСКОРБЛЯЕТ Бога ГРЕХОМ и спешит принести покаяние

Любитель жалеет, когда любимаго чем оскорбит сам, или от другаго кого оскорбленным видит. Тако, кто любит Христа, когда от немощи что согрешит, сокрушается, жалеет, окаевает себе, и со смирением и горячим исповеданием своего греха, и самого себе уничтожением и укорением, падает пред Ним нелицемерно, и сам себе судит всякаго наказания достойным. Таковый, хотя бы во аде был за преступление, и тамо бы хвалил Божию правду (3:144)

Любящий Бога, если согрешит, печалится и смиряется

Истинный Божий любитель, когда от немощи что согрешит и почувствует в совести ударение, вельми жалеет о том, скорбит, окаевает себе, гневается на себе, смиряется и повергает себе с любовным смирением пред Создателем и Отцем своим небесным. Тако сотворил искренний и теплейший любитель Христа Бога Петр святый, который отрекшися Любимаго, «изшед вон, плакася горько» (Мф. 26, 75) (2:277).

Бог ищет любовь человека, чтобы даровать ему блаженство

Бог хощет от человека любим быти: любит человека и от него хощет любитися, и тако в дружество с ним войдти. Дружество бо не иное что есть, как взаимная любовь, то есть, любить и любиму быть. За велико почитаем подданному рабу с царем земным дружество иметь, коль несравненно больше есть человеку с Богом, убогому созданию с Создателем, земному и перстному с небесным Царем иметь дружество! Чести сея не токмо словом изобразить, но и умом понять невозможно. К сему так высокому достоинству любовию Своею призывает нас Бог; и благодеяниями, как вестниками и свидетелями любве Своея, привлекает и убеждает. Зде достойно с Пророком удивиться и воскликнуть: «Господи, что есть человек, яко помниши его?» (Пс. 8, 5) (2:280).

Когда Бог требует от человека любви, то это ради пользы самого человека

Хотя Бог и хощет, чтобы мы Его любили, однакож не ради Своей какой пользы хощет того, но ради нашей пользы. Бог бо, как совершенно Сам в Себе блажен есть, так и ничего не требует от нас, но нам все подает, и ради нас все делает, и ради того, когда любим Его истинно и нелицемерно, Ему отсюду никакой не бывает пользы, но только нам самим любовь сия пользу приносит. И отсюду можно всякому видеть, коль великую Он имел к человеку любовь, что, когда и любим быть от Него хощет, не ради Себе того хощет, но ради единаго человека. Польза же двоякая последует о любви Божией (2:281).

Бог наказывает христиан не от гнева, но от любви за согрешения их (4:15, см. ИСПЫТАНИЕ, 420).

Любящий Бога терпит в скорбях

Истинный Божий любитель безропотно терпит всякую беду и напасть, ведая, что не без воли Божией все бывает; и хотя в таком случае немощная плоть и начинает смущаться, однако духом терпения усмиряет ее (2:277).

Доказательство любви – ТЕРПЕНИЕ в скорбях

Ничто бо так не показует любве Божия, как благодарное бед и скорбей терпение. Многие мнят о себе, что Бога любят; но нашедшая противность показует, истинное ли мнение их. В благоденствии и злые мнятся Богу благодарить, но в злоденствии ропщут. В благополучии же и злополучии быть Богу благодарным, единаго боголюбиваго сердца дело есть (2:300–301).

Через скорби проявляется любовь Божия (4:352, см. СКОРБИ, 854).

Сила любви есть духовная, она чем более претерпевает, тем сильней и крепче бывает (3:147, см. ЛЮБОВЬ, 488).

Кто в беде отступает от Христа, тот и не любил Его

Ложная есть любовь тех, которые вечно со Христом царствовать хотят, но смирения Его, страдания и поругания срамляются, и убегают от того. Таковые суть, которые в благополучии мнятся Богу БЛАГОДАРИТЬ, но в неблагополучии РОПЩУТ; не ТЕРПЯТ и обращаются к снисканию помощи от создания, дабы от нашедшей беды избавиться. Таковые самих себе и благополучие свое любят, а не Христа. Делают они подобно тени, которая во время сияния солнечнаго не отлучается от вещи, и стоит ли, или движется, и тень с нею; а когда нет сияния солнечнаго, тогда отступает и тень. Тако поступают и неистинные любители Христовы: хотят быть со Христом воскресшим и прославленным, но с обезчещенным, поруганным, посмеянным, уязвленным, распятым быть не хотят, ужасаются Его и убегают. Истинныя бо любви и дружества союз ничем разорваться не может (3:142).

Нести крест свой значит подражать Христу любовью (4:24, см. СЛЕДОВАНИЕ ЗА ХРИСТОМ, 878).

Человек своею любовью отвечает на любовь Божию

Тщись убо любовь за любовь Ему воздавать; угождай Ему во всем, дай сей только единой Его к тебе безмерной любви. Ибо Он тебе туне, без всякой от тебе пользы, так возлюбил: тщись же и Ему угождать для единой только к Нему любви. Ибо хотя бы Он тебе такой любви и не показал (но выше изъяснено, как велика Его к тебе любовь), однако обдолжаешься ты Ему, как раб Господу своему, угождать и Его исполнять волю... А когда сих не учиним, то как Господу раби непотребнии и непокоривии, как Благодетелю неблагодарными явимся. И так за обоя, за непослушания неблагодарность паки тойжде казни, от коей Он нас избавил чудно, паче же большей повинни явимся, яко толикую благодать презревши (1:29).

Ответная любовь к Богу требует исполнения Его заповедей

Сей долг требует от нас, чтобы мы всякое Ему показывали послушание, и не свою, но Его волю исполняли. Сей долг требует от нас, чтобы мы, когда Ему не можем ничего дать, рабам Его, требующим ради имени Его, давали, алчущих питали, нагих одевали, безкровных в домы наши вводили, печальных утешали, странствующих упокоевали, болящих и в темницах седящих посещали, и в прочиих требованиях и нуждах им служили (Мф. 25, 35, 36). Сей долг требует от нас, чтобы мы согрешившей братии нашей от сердца «оставляли согрешения их» (Мф. 6, 14–15)... Сей долг требует, чтобы и душ наших не щадили, где честь имене Его требует, – словом: все, что воле Его святой угодно, со усердием и радостию творить не отрицалися (Еф. 5, 10) (2:306).

Исполнение ЗАПОВЕДЕЙ – признак любви

Где любовь ко Христу есть, тамо и послушание Христу неотлучно есть; где послушание, тамо тщательное исполнение заповедей Его; где заповедей Его исполнение, тамо творение добрых дел, заповеди бо Его добрым делам научают. И тако видишь, что ВЕРА истинная есть матерь добрым делам, якоже НЕВЕРИЕ есть корень злых (3:162) (также 4:22, см. ХРИСТИАНИН, 1105).

Любовь к Богу познается от исполнения ЗАПОВЕДЕЙ

Любовь же к Богу познается от соблюдения заповедей Его, яко глаголет Христос: «имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя» (Ин. 14, 21), следственно и от ПОСЛУШАНИЯ. Ибо тот соблюдает ЗАПОВЕДИ БОЖИИ, кто Богу послушание показует. И тако видишь, что без ПОСЛУШАНИЯ ничего Богу угоднаго сделать не можем, что ни делаем. Причина тому сия есть; понеже, когда человек не тщится Богу послушания показывать – во гневе у Бога находится: и тако когда самое лице во гневе у Бога имеется, то и всякое дело его неугодно Ему бывает (3:68).

Любитель бо любимаго во всем непременно со всякою охотою слушает, во всем волю его исполняет, чтобы он не огорчился. Как убо и Бога возможно любить, а воли Его противиться. Таковая-то вера твоя и любовь! (1:69).

Постоянно помнить о Христе и исполнять все Его заповеди

Делай же то и Христу Сыну Божию, великому твоему Благодетелю. Возлюби Его всем сердцем твоим. Не выпуская никогда благодеяния Его из памяти твоей, воспоминай всегда имя Его сладчайшее пред всеми. Ради Его имени люби враги твоя, добро твори ненавидящим тя; благослови клянущия тя, ради Его имени просящему у тебе дай; ради Его имени алчущаго напитай, жаждущаго напой, нагаго одей, страннаго введи в дом, болящему послужи, в темнице седящего посети, печальнаго утешь, страждущему состражди; ради Его имени всякие беды с охотою и благодарным сердцем претерпи, да притом берегись Его прогневлять, но во всем тщися Ему угождать; угождать будешь, когда заповеди Его с любовию будешь исполнять, отсюду бо и любовь твоя к Нему покажется; так Он Сам говорит: «имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя» (Ин. 14, 21) (1:28).

Любящий Христа должен любить и Его нравы, и подражать им

Когда любишь Христа, то должен любити святое Евангелие Его и святое житие Его; невозможно бо любящему лице, не любить нравы его... аще нравы Его любишь, то ревнуй им и последуй, и тщись их, сколько возможно человеку немощному, на душе своей изображать, да тако Ему сообразен будеши и зде, в житии сем, и в славе будущия жизни... Якоже магнит железо, тако христолюбивую душу нравы Христовы привлекают к себе; и якоже чувствующие благовоние более и более хотят обонять того; тако познающие Христа и святые и пресладкие нравы Его более и более тщатся подражать им... Ощущающему Христову любовь и смирение в сердце своем невозможно в след Его и святым нравам Его не следовать. Познавай убо Христа, и будешь любить Христа и святое житие Его, и будешь последовать преблагим нравам Его (4:220–221).

Истинный Божий любитель тщится подражать Богу во нравах Его; старается быть кротким, терпеливым, незлобивым, милостивым, милосердым, щедрым не ради инаго чего, но ради того только единаго, что Любимый его таков есть. К сему Апостол нас увещевает: «бывайте подражатели Богу, якоже чада возлюбленная» (Еф. 5, 1). Истинное бо Божие чадо не может не любить Бога, яко Отца своего (2:277).

Любитель любимаго нраву последует, и всяк ищет иметь дружество с подобным себе. Отсюда бывает, что истинное дружество не может быть, как между добрыми и единонравными. Нет сообщения смиренному с гордым, трезвенному с пияницею, целомудренному с нечистым, щедрому и милостивому с сребролюбцем, хищником и жестокосердым; но един от другаго уклоняется, и всяк ищет тое, что любит. Тако Христа любящий тщится последовать преблагим и Божественным нравам Его; бывает смирен, терпелив, кроток, незлобив, любителен, мирен, простосердечен, чистосердечен, милостив, милосерд, сострадателен, и проч., «не ради заслуги какой», но ради единаго того, что Христос есть таков и такия имеет добродетели (3:145).

Любовь приходит от Бога

ЛЮБОВЬ бо истинная, как от Бога происходит, так к Богу и обращается (2:24).

Любовь Божия – результат познания Бога (2:19, см. МУДРОСТЬ ДУХОВНАЯ, 569).

Любовь – от духовного мудрования и рождения (3:57, см.БРАНЬ, 116).

Христос поучает нас Своей жизнью любви (5:80, см. СЛЕДОВАНИЕ ЗА ХРИСТОМ, 881).

Любовь Дух Святый соделовает в душе через слово Свое святое (4:70, см. СЛОВО БОЖИЕ; 908).

Любовь происходит от веры и Духа Святого

Истинная ко Христу любовь происходит от истинныя во Христе веры и от Духа Святаго. ВЕРА бо представляет Христа верному, яко Он есть истинный живот, истинное блаженство, истинная и вечная радость и сладость, кроме которого истинное БЛАЖЕНСТВО не может быть. И тако верою просвещенное СЕРДЦЕ чрез благодать Святаго Духа разжигается к любви высочайшаго того ДОБРА, которое есть Иисус Христос, Сын Божий, со Отцем и Святым Духом. И чем более ПОЗНАЕТСЯ Христос, ощущается БЛАГОДАТЬ Его в сердце вернаго, тем горячайшая к Нему ЛЮБОВЬ возжигается: чем более познается добро, тем более любится. Ибо любить добра без познания того не можем, якоже сладости меда познать не можем без вкушения меда. Откуда написано: «вкусите и видите, яко благ Господь» (Пс. 339) (3:148; 3:18, см. ВЕРА, 138; 3:29, см. ВЕРА, 146).

Потерявший веру теряет и любовь (3:149, см. ВЕРА, 132).

Без любви нет ВЕРЫ

Христиане, горе нам без любви! где нет любви, тамо нет веры, вера бо без любви не бывает; где нет веры, тамо нет Христа и СПАСЕНИЯ (5:233).

Вера и надежда прекратятся, а любовь пребывает во век

Ныне верные веруют, надеются и любят, но в будущем веце только будут любить. Увидят бо, что веруют; получат, чего надеются, и для того вера и надежда престанет, но любовь во веки не престанет. Ибо Бога будут видеть во веки, Котораго будут любить; и друг с другом совокупно будут во веки, и так друг друга будут любить. Паче же тогда совершится любовь, ибо «лицем к лицу увидят Бога» (1Кор. 13, 12), Котораго ныне верою видят; и увидят друг в друге совершенную взаимную любовь, друг в друге совершенный образ Божий сияющий и совершенное блаженство, о котором будут радоваться (2:335).

Любовь есть дар Божий, который входит в СЕРДЦЕ, очищенное покаянием

Любовь Божия высочайшее есть Божие дарование, и тамо вмещается, где сердце истинным покаянием, сокрушением и жалением испражнено от злых пристрастий и греховных обычаев, и очищено и уготовано есть к восприятию того небеснаго дара. Аще убо хощем, христиане, чтобы любовь Божия в сердце наше вселилась: испраздним тое от любви мира сего и того прихотей и греховных обычаев, и обратим сердце наше к Богу, единому существенному нашему добру и блаженству, и вечным благим: тогда сладчайшая Божия любовь вселится в сердца наша, и тогда «вкусим и увидим, яко благ Господь» (Пс. 33, 9) (4:354).

Кто хочет от Бога просветиться и от любви Его согреться, тот должен приступать к Нему с покаянием (4:12, см. ПОКАЯНИЕ, 711).

Чтобы иметь любовь к Богу, следует возненавидеть грех

Христианине, когда хощешь Бога любить, ненавиди грех, Богу противный и ненавидимый. Грех и Бога любить никак невозможно. Когда хощешь Бога искать, то не ищи в мире сем ни чести, ни славы, ни богатства, ни прочих угодий; все сие оставить надобно ищущему Бога; надобно от всего сего сердце испразднить, чтобы в нем место было Богу – вечному добру с любовию Его святою (4:355).

Ради приобретения любви необходимо приложить много труда

Видим, что люди что любят, того и ищут со тщанием, и чем более что любят, тем усерднее того и ищут... А кто чего ищет, тот посредствие и способ к снисканию желаемаго удобный употребляет, и всякаго препятствия уклоняется... Тако кто истинно Бога, высочайшее оное добро любит, Того со всяким усердием и прилежанием ищет, и посредствие и способ к тому употребляет, и всякаго препятствия, которым желание его пресекается, убегает. Препятствие, которым к снисканию вечнаго онаго добра препинаемся, есть греховный обычай и любовь суетнаго мира. Сего ради, когда хощем Бога любить и Его искать, должно от грехов отвратиться и покаяться, и мир с прелестию и суетою оставить, и тако «единаго» Бога желать и искать (4:355).

Взирая на спасительный подвиг Христа, верующий возбуждается к взаимной любви (3:19, см. БЛАГОДАРНОСТЬ, 30).

Любовь удовлетворяется только взаимной любовью

Долг любве ничим иным, как любовию платится. Любовь бо ничим иным, как взаимною любовию удоволяется. Ибо любителю ничто не приятно, что бы ни делал, что бы ни приносил ему любимый, когда взаимной от него не видит любви. Кольми паче Богу, Любителю и Благодетелю нашему, Господу нашему, Который «благих наших не требует» (Пс. 15, 2), и Котораго благая суть, какия мы ни имеем, ничто не приятно, что ни принесем, когда любовнаго и благодарнаго сердца не принесем. За долг убо любве Божия, которою мы несказанно от Него обязаны ничего принести не можем, как взаимную любовь и благодарное сердце (2:306).

Любовь требует единомыслия и единодушия

Любитель едино с любимым мыслит, и согласует во всем ему, и о чем тщится любимый, о том и любитель. Иначе не было бы в них согласия и единонравия, когда бы един из них о том, другий о другом противном мыслил, намеревал и начинал, – что взаимной любви и дружеству противно, и от того взаимная любовь разоряется и дружество престает. Дружество бо, как сказано, не может быть, как между единонравными (3:145).

БОГ есть любовь и источник любви, что возбуждает нас к ответной любви

«Бог есть любы», как Апостол глаголет (1Ин. 4, 16), и есть любы вечная и непременяемая. Аще в созданиях, напр. в матерях и своим детям горячую насадил любовь, то несравненно большую и превосходную Сам имеет. Самая бо божественная Его любовь к люблению привлекает сердце человеческое. И человек бо ничим так, как любовию своею к люблению себе других привлекает, ибо без любви ничто нам не приятно. Любовь и самых жестокосердых, как магнит железо, влечет к себе и привлекает. Хотя и не знаем кого, а слышим, что любительный человек есть, сердце наше возбуждается к люблению его. Мы же в Божией любви заключены есмы, яко в «Нем живем, движемся и есмы» (Деян. 17, 28). И куды ни обратимся, Божия любовь везде сретает нас; и столько ея свидетелей и проповедников, сколько Божиих к нам благодеяний, так что и на малейшее время без нея не можем быть. Как убо такая любовь не подвигнет сердца нашего к взаимной любви? (2:278).

Любовь возбуждается рассуждением, что БОГ есть совершеннейшее благо

Бог есть благость высочайшая, естественная, вечная и безконечная. И кто ни есть от человек благ, не сам в себе благ, но поелику благости Божией участник есть. Бог же Сам в Себе по своему естеству благ. Откуду Христос глаголет: «никтоже благ, токмо един Бог» (Мф. 19, 17). Самая убо благость Божия привлекает всякаго к любви Божией. И хотя люди любят и зло, однакож под видом добра любят, как добро любят, а не как зло: зла, поелику зло есть, никто не любит, но уклоняется от него. Аще убо созданное добро и несовершенное любим, кольми паче естественное и совершенное добро, которое есть един Бог, должно любить. К сему Пророк увещавает: «вкусите и видите, яко благ Господь» (Пс. 33, 9) (2:278).

БОГ есть совершенная красота, и это возбуждает любовь

Бог есть красота всех красот, который Ангели святии и вси Божии угодники насытитися не могут. Красное солнце, луну, звезды сотворил Он: то несравненно превосходную красоту имеет Сам. «Во исповедание и в велелепоту облеклся еси, одеяйся светом яко ризою», глаголет к нему Псаломник, Духом Божиим просвещаем и восхищаем (Пс. 103, 1–2). Красота же сия разумеется не телесная, но духовная некая любезность и благоприятие, всю красоту телесную несравненно превосходящее, и духи святых неизреченно веселящее. «Бог бо есть Дух» (Ин. 4, 24), и что ни есть в Бозе, духовное есть, и есть Сам Бог. Сего сладкаго и увеселительнаго благоприятия некую каплю и ныне любящия Бога в сердцах своих ощущают (2:273).

Любовь возбуждается рассуждением, что ЧЕЛОВЕК сотворен по образу и подобию

Бог человека создал не так, как прочия вещи, но особенным советом. Весь мир созидая, преблагий Создатель наш и Бог глаголет: «да будет! – и бысть тако» (Быт. 1, 3, 6, 9, 11, 14, 15, 20, 24); «рече, и быша; повеле, и создашася» (Пс. 148, 5). А когда человека хотел создать, аки некое великое и преславное дело имея создать, глаголал тако: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию» (Быт. 1, 26). О, коль великия чести сподобился человек в создании от Создателя своего! Великое почтение человеку, что он таким Божиим советом сотворен, но большее есть, что по образу Божию сотворен. Все прочия созданныя вещи, небо и земля и все украшение их, суть свидетельства всемогущества, премудрости и благости Божией; но человек есть образ Божий. Ум не может постигнуть сего Божия к человеку благоволения (2:279).

Чем более познается Христос, тем горячейшая любовь к Нему возжигается (3:148, см. ЛЮБОВЬ, 472).

Кто более Бога познает, тем более любит Его (5:61, см. БОГОПОЗНАНИЕ, 104).

Которые во Христа сердечно веруют и толикую милость Божию в сердце своем чувствуют, последует неотменно любовь сердечная (2:72, см. ВЕРА, 261).

Любовь укрепляется словом Божиим (1:185, см. СЛОВО БОЖИЕ, 909).

От размышления о страданиях Христа возгорается любовь к Нему

Он мене и тебе, врага сущаго, возлюбил так, что и умер за нас: нет более сея любви! Како убо нам такого любителя не любить, и любовь за любовь взаимно не воздавать? Человека, малое какое нам добро сделавшего, любим: Христа ли, Сына Божия, так высокаго и великаго благодетеля не любить? (4:27).

Размышления, которые возбуждает любовь к Богу

Понеже Бог есть самое высочайшее добро, от Котораго как от источника всякое добро на всех нас проистекает. Понеже Бог есть Создатель наш, Который нас из небытия в бытие привел. Понеже Бог нас создал не так, как прочия твари, но особенным неким образом, глаголя: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию»; и так нас образом Своим почтил, так высоко паче прочиих созданий превознесл! Понеже Бог нас падших, чрез Сына Своего единороднаго, так чудным образом возставил, Который нас ради воплотитися, с человеки пожити, страшныя страсти, смерть и погребение претерпети изволил. Понеже Бог ангелов хранителей душ и телес наших, приставил. Понеже Бог грехи наши терпеливо сносит, не абие казнит нас, но ожидает нас на покаяние. Понеже Бог для нас все создал: небо, солнце, луну, звезды, воздух, воды, землю со всякими плодами, скоты, птицы, и прочая. Понеже Бог о нас промышляет, и вся нам нужная и полезная подает, вся же сия от безмерной к нам любви делает. Наконец, Бог есть Отец наш; сие имя единое – «Отец» – может и должно во всяком возбудить любовь к Богу: как бо сынам отца не любить и не почитать? Когда Бог Отец наш, то и любитель, промыслитель, хранитель, питатель и прочая (1:160; 1:28, см. ЛЮБОВЬ, 459).

Любовь к Богу усиливается размышлением о благости Божией

Чтобы «Бога любить», должно о благости Его размышлять, то есть, что Он нас создал, падших чрез Христа возставил, что недостойных нас питает и прочиими благими снабдевает, яко Отец наш щедрый, и высочайший наш Благодетель. Благость Его есть, что мы не погибли согрешившии, и кающиися надеемся вечное блаженство получить о Христе Иисусе. Всяк грешник, не токмо живота вечнаго и вечных благ, но и временнаго живота и благих временных недостоин. Бог же временных благих и недостойных сподобляет, и вечный живот недостойным, но истинно кающимся, подает о Христе Иисусе (1:207).

Все творения, указывая на благость Божию, научают истинной любви и БЛАГОДАРНОСТИ

Тем самым, что благость Божию проповедуют, отводят нас от себе, то есть от любви своей, и приводят к любви Божией: отвращают сердце наше от себе, и привлекают к люблению высочайшаго того Блага, от Котораго сами начало и бытие свое восприяли; якоже истекающие ручьи указуют на самый источник водный, да из него паче самого пием воду, а не от ручьев. Научают нас благодарить Богу, что Его созданными благами пользуемся, довольствуемся и теми живот наш сохраняем; без создания боли единой минуты жить не можем (2:80).

Благость Божия, Его величество и любовь к нам возбуждают нас любить Бога

Ибо и самая совесть всякому сказует, что Бога как Творца и Отца своего любить, почитать и бояться всякому должно: обаче три причины главнейшия суть (тако Златоуст святый научает), которыя в нас усердную к Богу любовь возжигать должны: первая – благость и доброта Его неизреченная и всякий разум и понятие превосходящая; вторая – любовь Его к нам неизреченная; третия – величество и множество к нам благодеяний Его, от единыя любве происходящих (1:87).

Познание БЛАГОСТИ Божией научает истинной любви

«Вкушение благости Божией», от которой, как источника живаго и приснотекущаго, изливаются на нас неисчетныя щедроты, милости и благодеяния, возбуждает нас к истинной и сердечной Божией любви. Ибо естественным разума законом убеждаемся благо и благодетеля любить, благодарить и от любви прославлять и почитать Его. И хотя часто бывает, что люди и зло любят; но любят тое не поелику зло есть, но под видом добра. Тако любят нечистоту, сласть, роскошь и прочия безчинныя сласти, яко теми плоть их утешается и услаждается, хотя душа и бедствует (3:75).

Признаки истинной любви

Повидим, какие суть знаки любве к Богу, да не вместо любве ложное мечтание любве будем иметь. Ни в чем бо так человек не обманывается, как в любви.

Знаки любве сея суть: 1-й. Сам Господь указует, глаголя: «имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя». Истинный бо Божий любитель всего того, что Богу противно, бережется, и все тое, что Ему угодно, исполнять тщится; почему и заповеди Его святыя соблюдает. А отсюда последует, что тии христиане любви Божией не имеют, которые о ЗАПОВЕДЯХ Его нерадят...

2-й. Явный знак любве Божия есть сердечная радость о Бозе. Ибо, что любим, о том и радуемся. Тако и Божия любовь без радости быть не может.

3-й. Истинный Божий любитель мир и все, что в мире есть, презирает, и к единому прелюбезному своему Богу стремится. Честь, славу, богатство и все мира сего утехи, которых сынове века сего ищут, за ничто вменяет. Ему един Бог, несозданное и прелюбезное благо, давлеет. В Нем он едином находит совершенную честь, славу, богатство и утеху. Ему един Бог есть многоценный бисер, ради Котораго все прочее за мало имеет. Таковый ничего ни на небеси, ни на земли, кроме Бога, не желает...

4-й. Истинный Божий любитель в незабвенной памяти имеет Бога, Его любовь к нам и благодеяния Его. Сие видим и в любви человеческой. Ибо кого любим, о том часто поминаем. Тако, кто Бога любит, часто о нем поминает, размышляет, и Тем утешается, и к Нему восхищается: «идеже бо сокровище его, тамо и сердце его» (Мф. 6, 21).

5-й. Любитель с любимым неразлучно быть желает. Многие христиане желают быть со Христом Господом прославляемым, но с Ним в бесчестии и поношении быть и крест нести не хотят; молятся Ему во царствии Его быть, но в мире с Ним страдать не хотят, и тем показуют, что сердце их неправое есть, и Христа истинно не любят, и, как истину сказать, себе паче любят, нежели Христа. Сего ради глаголет Господь: «Иже не примет креста своего, и вслед Мене грядет, несть Мене достоин» (Мф. 10, 38).

6-й знак любве Божия есть любовь к ближнему. Кто Бога истинно любит, тот любит и ближнего. Кто любящего любит, тот любит и любимого от него. Источник любве к ближнему есть любовь к Богу; но познается любовь Божия от любви к ближнему. А отсюда явно есть, что не любит тот и Бога, кто ближнего не любит, как учит Апостол: «Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть» (1Ин. 4, 20) (5:234–236).

Любовь к Богу. «Плоть и дух» (1:158–160).

Любовь ко Христу. Вторая глава, четвертой статьи, второй книги «О истинном христианстве» (3:140–159).

III. ЛЮБОВЬ К БЛИЖНЕМУ

Любовь к ближнему есть выражение любви к Богу

Понеже и Божия любовь без любви ближняго не может быть, тако глаголет святый Иоанн Богослов: «аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть. Ибо не любяй брата своего, егоже виде, Бога, Егоже не виде, како может любити? и сию заповедь имамы от Него, да любяй Бога, любит и брата своего» (1Ин. 4, 20 и 21). Аще убо кто ближняго своего не любит, тот и Бога не любит: а кто ближнего не любит, тот на него враждует (ибо в человеце или вражда, или любовь сердцем обладает); а кто на человека враждует, тот враждует и на Бога, понеже Бог человека любит, как выше сказано (1:90–91).

Плод Божия любве есть любовь к ближнему: ибо, ежели кого любим мы, то любим и того, кого любимый нами любит. Бог же, человека без сумнения любит, убо любящий Бога, любит непременно и ближняго; ибо и Бога тот любить не может, кто ближняго не любит, как Апостол научает: «аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть» (1Ин. 4, 20) (1:160; 1:86–87).

Ради любви к Богу любить всякого человека

Истинный Божий любитель ради Бога любит всякаго человека, ведая, что всяк человек есть Божий, и Бог его любит. Любитель бо любит и того, кого любимый его любит. Напр., понеже любишь друга своего, любишь ради его и того, кого друг твой любит. Откуду Апостол заключает, что нет в том и к Богу любви, кто ненавидит брата своего, то есть, всякаго человека (2:276).

Вера возбуждает ко взаимной любви и сердечному благодарению (3:19, см. БЛАГОДАРНОСТЬ, 30).

Любовь к ближнему взаимосвязана с любовью к Богу (5:185, см. ОСКОРБЛЕНИЕ, 628).

Кто ближнего не любит, тот не любит Бога

Не любит тот и Бога, кто ближняго не любит. «Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть», глаголет Апостол Иоанн (1Ин. 4, 20). Ближний бо наш представлен есть нам ко испытанию и искушению любве Божия. Аще ближняго любим, то и Бога любим; аще ближняго ненавидим, то и Бога не любим (2:338).

И Бога не может тот любити, кто брата своего не любит (1Ин. 4, 20). «Любовь большая всех жертв, и никакия жертвы без любви не приемлет Бог», глаголет Златоуст святый (Бес. 16-я на Мф.) (1:164).

Не любит тот Христа, кто ближнего не любит

Кто любить хощет Христа, Искупителя своего, тот слово Его соблюдать будет. «Аще кто любит Мя», глаголет Он, – «слово Мое соблюдет» (Ин. 14, 23). Иначе никакой любви ко Христу не имеет, что бы ни делал и исповедывал о себе. Аще убо любви ко Христу не имеет, кто врагов своих не любит: что уже сказать о тех, которые не любят никакого зла неделающих им? О, как далеко отстоят от христианства и Христа таковые! (2:364).

Кто любит, тот истинный ученик Христов

Кто любит нелицемерно ближняго, тот истинный Христов ученик есть, как Сам Христос свидетельствует: «о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13, 35). «Истинный христианин» есть, кто истинно, а не ложно Христово имя носит, кто ближняго любит. Коль же великое есть достоинство истинным быть «христианином»! (2:337).

Все отношения человеческие должны быть с любовью

Везде должно иметь место свое увещательное апостольское оное слово, которое всем христианам предлагает: «любовию работайте друг другу» (Гал. 5, 13). Без любви бо ни в каком звании не может отправиться христианская должность, ибо всякое дело без любви мертво есть. Живность всякаго дела любовь есть. Якоже тело душею, тако всякое дело любовию оживляется. Христианин без любви, как древо неплодное, или паче изсохшее (3:400).

Христиане должны иметь любовь между собой

Между христианами должна быть любовь нелицемерная. В вещественном теле уды вси связаны жилами, тако в духовном христианства теле христиане, яко друг другу уды, должны быть связаны союзом любве. Сие заповедует христианам Своим Христос: «Сие заповедую вам, да любите друг друга» (Ин. 15, 17)... Аще убо хотят христиане истинными христианами быть, а не лицемерами, должны показать христианство свое от любви, по учению Господню: «О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13, 35) (3:365).

Смысл христианской жизни – любовью работать друг другу

В вещественном теле един уд другому помогает. Рука руке, нога ноге, глаз глазу, ухо уху, и прочие уды друг другу помогают. Нога потыкающаяся от другой ноги подкрепляется; рука другую руку и прочие уды моет, утирает, исправляет и в прочем служит; око видением, ухо слышанием, ноздри обонянием, ноги движением и бегством прочиим удам и всему телу служат; желудок и чрево варением пищи и пития работает всему телу. Тако и в духовном теле христиане друг другу должны помогать и работать, «любовию работать друг другу» (Гал. 5, 13). Когда один немоществует, другий ему послужить должен. Когда один печалится, другий – утешать его; когда один изнемогает в вере, другий – его подкреплять; когда един совращается с пути истиннаго, другий – направлять его; и всяк, богатый убогому, разумный скудоумному, здоровый больному, свободный заключенному, молодый старому, сильный немощному, и прочий чего себе хощет, тое и другому делать, и чего не хощет себе, того и другому не делать должен (3:366).

Кто любит брата, тот во свете

Кто любит брата своего, «во свете пребывает» (1Ин. 2, 10). Кто ненавидит брата своего, «во тьме есть, и в смерти пребывает, и есть человекоубийца» (1Ин. 2, 11; 3, 14) (1:164).

Любовь к Богу и ближнему есть свет душевный (4:379, см. ДОБРОДЕТЕЛЬ, 305).

Христианин должен иметь в сердце любовь к ближнему (3:86, см. ПОДВИГ, 685).

Сердце принуждать к любви (3:144, см. СЕРДЦЕ, 838).

Христиане соединяются любовью (4:44, см. ХРИСТИАНИН, 1069).

Забота о спасении ближнего есть дело любви к Богу (2:345, см. СПАСЕНИЕ, 980).

Кто любит Христа, тот о спасении своем и ближнего печется (3:145, см. ЛЮБОВЬ, 482).

Ближнего любить, как самого себя

Образ любве к ближнему объявляет Святое Писание: «возлюбиши искренняго твоего яко сам себе». Как любиши себе, так и ближняго твоего люби. Как не хощешь, чтобы кто тебе обидел, отнял что у тебе, оклеветал, оболгал, прельстил, обманул, опорочил, похитил что, осудил тебе, укорил и прочее зло сделал, так не желай и не твори того и ближнему. Как не хощешь, чтобы кто тебе в нужде оставил, так не оставляй и искренняго твоего. Как хощешь, чтобы кто тебе в бедности помогл, так желай и помогай сам бедствующему. Как хощешь, чтобы кто тебе алчущаго напитал, жаждущаго напоил, нагаго одел, страннаго в дом ввел и упокоил, в темнице седящаго и болящаго посетил, печальнаго утешил, сумнящагося вразумил, незнающаго научил, заключеннаго свободил, пленного искупил, немощному послужил и прочия дела любве делал, так желай и твори сам ближнему. «Яко же хощете, да творят вам человецы, и вы творите им такожде», глаголет Христос (2:336).

Кто есть ближний

Всякий человек друг другу есть ближний: я тебе, а ты мне ближний. Когда я помощи от тебе требую, то ты мне ближний должен быть; а когда ты помощи от меня требуешь, то я тебе ближний должен быть. Тако богатый убогому, разумный невежде, молодый и здоровый старому, здоровый немощному, сильный беззаступному, свободный заключенному в темнице, имеющий дом странному ближний должен быть. Тако впадшему в разбойники и от них уязвленному ближний был милосердый оный, во Евангелии упоминаемый, самарянин (2:331).

О плодах любви

Но повидим плодов любве, да познаем, якоже древо от плодов, любовь от дел ея. Любовь бо от дел, а не от слов познается. Возлюбленнии христиане! ежели бы мы имели истинную любовь, то отняла бы она от нас всякое неблагополучие, и ввела бы всякое благополучие: были бы наши города, села, деревни и домы рая место, радости и сладости исполненное. Любовь бо без того не бывает. Ежели бы в людех была любовь, не боялися бы мы разбою, убийства, насилия, грабления, «ибо любовь искреннему зла не творит» (Рим. 13, 10). Ежели бы любовь была, не было бы хищения, воровства, и прочаго зла: «любы искреннему зла не творит». Ежели бы любовь была, не касалися бы человека ложа искренняго своего: «любы искреннему зла не творит».

Ежели бы любовь была, не терпели бы люди клеветы, укорения, поношения, ругания, безчестия, и прочаго зла: «любы искреннему зла не творит». Ежели бы любовь была, не обманывали бы нас люди, не прельщали и не лгали бы нам: «любы искреннему зла не творят». Ежели бы любовь была, не нужны бы были нам судебные места: ибо не было бы чего и за что судить и осуждать, понеже не было бы злодеев и законопреступников. Суды ради законопреступления установлены. Истинный любитель от суда свободен, как и от греха (5:231–232).

Ежели бы любовь была, не потребны бы были нам сторожи, замки и клети, ради хранения имений наших, ибо не опасалися бы воров и хищников. Ежели бы любовь была, не сидели бы в темницах люди за долги, оброки и недоимки: любовь бы их до того не допустила, ибо «любы милосердствует». (1Кор. 13, 4)... Ежели бы любовь была, не скиталися бы люди без домов: любовь бы их до того не допустила, но дала бы им место упокоения: ибо «любы милосердствует».

Ежели бы любовь была, не было бы нищих и убогих: любовь бы богатых дополнила их недостатки. Ежели бы любовь была, не жалилися бы власти на подвластных, и подвластные на властей, понеже власти бы созидали общество, и подвластнии послушливы бы были им. Ради сей причины не жаловались бы пастыри на людей, люди на пастырей, господа на рабов и крестьян, и раби и крестьяне на господ, родители на детей, и дети на родителей, и проч. Ежели бы любовь была в нас, то была бы она нам вместо крепкой стены противу Турков, и прочиих наших неприятелей и всех видимых и невидимых врагов наших. Ибо где любовь, тамо Сам Бог, помощник и заступник любве (5:232).

Первый плод любви – не творить зла

Первая милость и плод любве: никого не обидеть и никому зла не творить. Зло есть и ОБИДА родителям, когда им дети, зло есть и обида властям, когда им подвластнии не показуют достойнаго почитания, покорения и послушания. «Любы сего зла не творит». Кто любит своих родителей и властей, тот повинуется им и почитает их. Зло есть не повиноваться пастырям и наставникам: любитель сего зла не творит, но повинуется им и покоряется. Зло есть гневаться и злобиться на ближняго, и его как-нибудь повредить в здравии его или в имении его: любитель сего зла не творит... Зло есть ближняго оклеветать, и честь имене его помрачить: любитель сего зла не творит. Зло есть ближняго укорить, обругать, и тако оскорбить его: любитель сего зла не творит. Зло есть ближняго обмануть и прельстить: люби, тель сего зла не творит. Зло есть коварно и лестно с ближним обходиться: любитель ближняго сего зла не творит. Зло есть и обида детям, когда РОДИТЕЛИ их о добром ВОСПИТАНИИ и христианском наставлении их нерадят: любитель ближняго сего зла не творит. Зло есть и обида людем, когда ПАСТЫРИ о спасении их небрегут: добрый пастырь, любитель ближняго, сего зла не творит. Тако «любы искреннему зла не творит». Се есть «первый» плод любве, то есть ближнему зла не хотеть и не творить (5:238–239).

Второй плод любви – оказать ближнему милость в нужде

«Второй» плод любве: ближнему бедствующему сожалеть, и ему в бедствии помогать. Истинный ближняго любитель, видя его в бедности, не может ему не соболезновать, и над ним не умилосердиться, и ему не подать руку помощи, когда может: ибо «любы милосердствует». Видит алчущаго, и напитает его; видит жаждущаго, и напоит его; видит нагаго, и оденет его; видит странствующего, и введет его в дом свой; видит больнаго, или седящаго в темнице, и посетит его (Мф. 25, 33–36). Словом, во всяком бедствии поможет ему: страждущему состраждет, болезнующему соболезнует, печальнаго утешит, ибо «любы милосердствует». У любителя мятется утроба над любимым, когда видит его в бедствии; почему и не может ему не соболезновать, и когда может, в том бедствии ему не помощи. Тако человеколюбивый Бог, видя человека, котораго любит в великом бедствии и погибели, умилосердился над ним, и послал Единороднаго Сына Своего в мир, спасти его и взыскати погибшаго (5:239).

Любовь не может быть без милосердия (3:366, см. МИЛОСЕРДИЕ, 510).

Милосердие есть плод любви к ближнему (1:163, см. МИЛОСЕРДИЕ, 506; 2:332, см. МИЛОСЕРДИЕ, 506).

Любовь к ближнему проявляется в делах милосердия (1:89, см. МИЛОСЕРДИЕ, 506).

Любовь должна быть в душе, и в случае являть себя через дела милости (2:10, см. ДОБРОДЕТЕЛЬ, 306).

Кто ближнему не благотворит, тот его не любит, а следовательно, не любит и Христа

Плод бо любви к ближнему есть милость к ближнему и благотворение. Отсюду заключается, что не имеют ко Христу любви, которые ближняго не любят; не любят же его, яко не благотворят ему. Горше того делают, которые не токмо не благотворят, но и зло творят ближнему. Сии люди, гоня и озлобляя ближняго, гонят и озлобляют Самаго Христа, хотя того и не примечают. Озлобляяй бо раба касается и господина его; всяк же человек раб Божий есть (3:144).

Не любит тот Бога, кто ближнему не благодетельствует

Бог бо повелел, как зла не делать, так добро делать ближнему: сего ради человек, когда или зло делает, или добра не делает ближнему, не слушает повеления Божия, и Бога повелевающаго не почитает, не боится, не любит; и тако, не исполняя должности к ближнему, и к Богу должность оставляет. И от сего видно, что должность к ближнему от должности к Богу неотлучна бывает, и сия без оной исполнитися не может. Не почитает тот Бога, кто должность к ближнему оставляет; не боится Бога, кто ближнему не боится зла делать; и не любит Бога, кто ближняго не любит (2:147).

Любовь выражается в заботах друг о друге

Кто ЛЮБИТ Христа, тот как о своем, так и ближняго спасении печется. Любитель с любимым едину мысль имети должен, едино тщание и попечение. И хотя сия должность до служителей Божиих наипаче надлежит, однакож и всех христиан касается, христианство бо есть духовное тело. В теле вещественном един член о другом промышляет и помогает, напр. рука руку отирает, моет, глаза все тело берегут, и проч., так и в духовном теле, то есть христианстве, един о другом пещися должен. Сие бывает молитвою, советом, любовным обличением. Истинная бо любовь хощет и ближнему того, чего себе хощет, и тщится ближняго от того отвратить, от чего сама убегает (3:145–146).

Как члены тела заботятся и защищают друг друга, так и христиане

В вещественном теле един уд другаго предостерегает и защищает от находящих бедствий. Рука предохраняет главу, очи и прочие уды, когда приходит бедствие от ударения жезла, меча и прочаго, очи предостерегают видением; другие уды, уши слухом и внятным слышанием при находящей напасти от слуха зла, язык вкушением и испытанием вреднаго желудку и всему телу; обоняние чувствованием пагубнаго всему составу смрада; ноги бегом спасают от приближающагося зла; и тако вси уды друг о друге и о целости всего состава телеснаго пекутся. Тако должны и христиане друг о друге, яко друг друга уды, пещися и промышлять, когда видят друг другу наступающую беду, – иной словом и советом, иной молитвою, иной самым делом от находящего бедствия предостерегать и охранять. А которые того не делают, но паче путь к бедствию коварно братии своей устрояют, тии до сего, святаго и союзом любве связанного, общества не надлежат (3:367).

Заботиться не только о телесных нуждах ближнего, но и о духовных

Любовь бо не токмо состоит в том, чтобы о телесной брата пользе промышлять, но в том паче, чтобы о душе его пещися. Ибо тело и польза телесная престает, а душевное спасение во веки пребывает, и ради того более о души как нашей, так и ближняго попечение иметь должны мы, когда хощем ближняго нашего любить, как себе (2:346).

Кто любит Христа, тот должен заботиться и о спасении ближних

Когда Христос по воскресении Своем вопрошал Апостола Петра: «Симоне Ионин! любиши ли мя?» и Петр святый отвещал: «ей, Господи, Ты веси, яко люблю Тя»; тогда сказал ему: «паси овцы Моя» (Ин. 21, 16). Аки бы тако сказал Господь: «Симоне! аще любиши Мя, паси овцы Моя». От сего видно, коль дорого почитает спасение наше Господь Иисус. А тем научает, что кто хощет любить Его, тот должен не токмо о своем, но и о ближняго спасении пещися. Откуда Апостол глаголет: «все своих си ищут, а не яже Христа Иисуса» (Флп. 2, 21). Отсюда заключается, как тяжко согрешают противу Христа ПАСТЫРИ, которые, на пастве будучи, не овец Христовых, но себе только пасут, за что страшному суду Божию надлежат, «яко взыщет Господь овец своих от руки их» (Иез, 34, 10) (3:146).

Помогать ближним, хотя и сам немощен

Иный отзывается: «я де сам грешник: как мне других увещевать?» – Правда, никто без греха; но ты в таком случае подражай доброму лекарю, который иногда сам недомогает, но другого больнаго лечит. А когда такую любовь и милость покажешь ближнему твоему, то и сам от Бога получишь, по оному: «блажени милостивии: яко тии помиловани будут» (Мф. 5, 7) (2:346).

Любовь найдет слова, чтобы помочь ближнему

Любовь сыщет слова, коими можешь созидать ближняго; она представит тебе способ, и ум и язык твой направит. И дело сие не требует красных речей; единаго напоминания требует. Часто грубое слово, благодатию Божиею и любовию растворенное, тое делает, чего многие красноречивые риторы не могут сделать. Когда сына, или друга твоего уговаривать хощешь, – не ищешь красноречия: так поступай с ближним твоим, который требует того (2:345).

Кто любит сердцем, тот не отступит в беде

Друг с любимым своим другом всегда хощет быть неразлучно, не токмо в счастии, но и в несчастии. Откуду бывает, что когда разлучаются, болезнуют, сетуют и плачут, любовь бо не терпит разлучения от любимаго. И хотя верные и любимые друзья телом разлучаются, не духом, сердцами и любовию неразлучны пребывают, любовь бо двух во едино совокупляет и связует. Следственно кто любит Христа сердцем, тот со Христом неразлучно быть желает, крест свой носить и Ему последовать, поруганным, посмеянным, озлобленным быть от мира, и с Ним и за Него умереть не отрицается. Отсюду познается, что ложная есть любовь тех, которые вечно со Христом царствовать хотят, но смирения Его, страдания и поругания срамляются, и убегают от того (3:142).

Любящий скорбит со скорбящими и радуется с радующимися

Любитель любимому славы и чести хощет, и ищет, и радуется, когда любимый его славится, – печалится, когда обезславляется. Тако сын радуется, когда слышит, что отец его доброе имя имеет, и друг веселится, когда любимый его друг прославляется. Любовь бо трогается тем, яко своим, что в любимом видит, и такую благополучие и бедствие любимаго за свое вменяет, Так, кто Христа любит, ищет во всем славы имени Его, а не своему, и радуется о том, когда славится святое имя Его. Славится же имя Христово тогда, когда исповедующие имя Его живут достойно исповедания, и которую веру устами исповедуют, тую добрыми делами оказывают (3:146).

Любовь скорбит, когда видит неправду, и радуется об истине

«Любовь не радуется», но болезнует, «о неправде», когда ближнему обида делается. Понеже она ближняго благополучие и злополучие за свое вменяет, то и обидою, ближнему наносимою, не менее, как своим неблагополучием трогается. Тако болезнует друг, когда друг его неправду терпит; болезнует мать и отец чадолюбивый, когда сын их насилие страждет. «Любовь радуется о истине», когда все благочинно и в благом состоянии видит. Тако радуются ангели святии и вси угодники Божии, когда грешники каются о грехах своих, и добрая дела творят (Лк. 15, 10) (2:334).

«Любы не радуется о неправде, радуется же о истине»: Истинная любовь видя, что ближний его неправду делая, обиду другому наносит, а тем оскорбляет величество Божие, и праведному Его подпадает гневу, – печалится, трех ради причин: первое, что неправдою заповедь Божию нарушается; второе, что ближний его, обиду приемля, в неблагополучии находится; третие, что неправду делаяй Божию, подлежит гневу: а напротив того веселится, ежели кого видит во истине пребывающа. Убо радость о неправде не есть плод любви (1:90).

Любовь к ближнему до тех пор, пока это согласно с любовью к Богу

Всякаго человека, кто бы и каков бы он ни был, напр. родителям детей, и детям родителей, мужу жену и жене мужа, и проч., дотоле должно любить, доколе тая любовь с любовию Божиею согласна есть. А в противном случае любовь к человеку должна уступить любви Божией. Паче же любовь живота своего не должна быть предпочтена любви Божией: «иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин, и иже любит сына или дщерь паче Мене, несть Мене достоин» (Мф. 10, 37). Бога бо должно любить паче всякаго создания, паче всякаго человека и паче себе самого (3:400).

Любовь к ближнему проявляется в терпении (1:89, см. ТЕРПЕНИЕ, 1041); 2:332, см. ТЕРПЕНИЕ, 1040; 1:162, см. ТЕРПЕНИЕ, 1041).

В истинной любви не бывает ЗАВИСТИ

Зависти дело есть о благополучии ближняго скорбети и о радости унывати. В любви язва сия душевная не имеет места: она счастие ближняго и несчастие за свое вменяет, и потому как о несчастии ближняго болезнует, так о счастии радуется; с плачущими плачет, с радующимися радуется (2:332).

Любовь не завидует

«Любы не завидит»: истинная христианская любовь о благополучии братнем так радуется, как о собственном. Видя брата весела, и сама веселится, видя почитаема, как саму себе почитаему мнит; о несчастии же его, как о своем, печалится. Убо печаль о благополучии ближняго и радость о злополучии есть плод не любовнаго, но завистнаго и злобнаго сердца. ЗАВИСТЬ бо есть печаль о добре ближняго: радость же о зле самое диавольское дело есть, который о спасении человеческом печалится, а о погибели радуется (1:89).

У любящих друг друга всегда единомыслие

У любителя с любимым должно быть единомыслие; что любимый мыслит, тое и любитель должен мыслить. Бог мыслит о человеке добро, и любит его и всякаго добра желает ему, и благотворит ему: тако должно и человеку, ежели Бога любит, добро мыслить о человеке, и любить его, и всякаго ему добра желать и благотворить. Отсюду последует, что во всякой нужде руку помощи ему подавать должен, аще его нелицемерно любит... Аще убо, человече, любишь Христа пострадавшаго за тебя; то покажи тую любовь на ближнем твоем, за котораго Христос пострадал, как и за тебе. Любезное Богу создание есть человек: аще убо Бога любишь, то люби и любезное Его создание (4:276).

Любовь из двух сердец делает одно

Любовь бо из двух сердец и душ едино сердце и душу делает не вещественно, но духовно и единомудренно, якоже о христианах, во время Апостолов бывших, Лука святый повествует: «народу веровавшему бо сердце и душа едина» (Деян. 4, 32) (3:148).

Любовь не раздражается и не мыслит зла

«Любы не раздражается»: она великому гневу возгоретися не попущает, не разверзает уст своих на клятву, злословие, укорение ближняго. Убо клятва и всякое злословие не есть плод любве. «Любы не мыслит зла»: она не только не делает ближнему никакого зла, но и не мыслит. Любовию бо горящее сердце всегда в том и поучается, чтобы добро было любимому. Убо злопомнение не есть плод любве, но злобы (1:90).

Истинно любящий, если допускает ГНЕВ, то на грехи, а не на согрешающих

Истинная любовь «не раздражается», не гневается на ближняго, хотя от него и обиду приимет. Прочие обиду за обиду воздать и злословие за злословие учинить тщатся: она не токмо того не делает, но и в сердце гнева не имеет на обидевшаго (Златоуст на сие место). И так не токмо не делает, но «ниже мыслит зла». И хотя иногда и являет гнев свой, но гнев тот стремится на грехи, а не на человека; грехи гонит и тщится искоренить, а не согрешивших: каков гнев бывает наипаче от благочестивых начальников и пастырей. Таков гнев есть праведный, и великую любовь в сердце гневающагося тако являет, которая всяким образом ищет спасения братняго. Таковые подражают доброму и искусному лекарю, который иногда дает жестокое лекарство немощному, чтобы тако удобнее выгнать из него немощь (2:334).

Любовь не гордится

«Любы не превозносится, не гордится»: она высшим повинуется, равных почитает, меньших не презирает, всем уступает, никого не осмеивает, не укоряет, не ругается, не безчестит, не осуждает; но себе и свои пороки смотрит, всякое зло себе, а что доброе, не себе, но Богу приписует, всякое обличение и наказание с радостию приемлет. Убо ГОРДОСТЬ, высокоумие, осуждение и презрение есть плод не любовнаго сердца, но от духа злобы диавола (1:89).

«Любы не превозносится, не гордится», выше других себе не почитает, но себе ниже других, и тако пред всеми смиряется, всем послушна, покорна всем учтива, снисходительна, прежде себе, нежели других осуждает, себе укоряет, уничтожает, а не других. К сему Апостол: «друг друга честию больша творяще» (Рим. 12, 10) (1:163).

«Любовь не превозносится, ни гордится». Гордости дело есть ближняго презирать, уничтожать, себе возвышать. Любы не тако: она себе уничтожает, других выше себе ставит, всех почитает, пред всеми смиряется, высшим покорна и послушна, равным учтива и благоприятна, низшим снисходительна, и сообщительна; прежде себе, нежели других, осуждает, себе укоряет, а не других; всякому место уступает. К сему Апостол нас поощряет: «друг друга честию больша себе творите» (Флп. 2, 3) (2:332–333).

Любовь не ищет своей пользы

«Любовь не ищет своих». Истинная любовь тщится с радостью и веселием любимому благотворить, и благотворить без всякия своея пользы. Она в сем уподобляется плодовитому древу, которое плодами своими не себе, но других питает; уподобляется земле, которая не ради себе, но ради нас плоды прозябает; уподобляется солнцу, которое не себе, но нам светит и нас согревает; или паче последует вечной оной и несозданной любви и благости, которая вся благая нам подает без всякия Своея корысти (2:333–334).

«Любовь не ищет своих си»; она благотворит ближнему без всякия своея пользы; ея радость и веселие есть благотворити; она в том подобится Создателю своему, Который вам туне солнце Свое сияет, и на всех туне дождит. К сему Апостол: «никтоже своих си да ищет, но ближняго кийждо» (1Кор. 10, 24). Тако добрый начальник не своих, но подкомандных пользы ищет; тако пастырь не щадит здравия для пользы общей; тако добрый воин не щадит себе ради пользы отечества (1Кор. 10, 24) и т.д. (1:163).

Любовь забывает о себе, но ищет пользы других

«Любы не ищет своих»: истинныя любве в том радость и веселие есть, чтобы ближнему добро сделать туне, без всякаго чаемого прибытка. Она в том подражает Создателю своему, Который всем благодеяние творит туне, «солнце Свое сияет на злыя и благия, дождит на праведныя и на неправедныя»; она не щадит и себе для пользы ближняго, трудится, потеет, бдит, чтобы ближний созидаем был; ей ничто не неудобно, из невозможнаго возможное помощию Божиею делает; во всем же ищет не своего, но ближняго, по наставлению апостола. Убо кто ближнему добро делает ради своего прибытка, нет в том любве к ближнему, но САМОЛЮБИЕ (1:89–90).

Любовь должна быть не на языке, но на деле

Сие изъявляет Апостол: «чадца моя, не любим словом, ниже языком, но делом и истиною» (1Ин. 4, 19). Любовь должна быть в сердце, а не на языке, и делом самым показывать ее, а не словом единым: иначе лицемерная любовь будет. В сердце имеет любовь, кто, видя нужду братию, помоществует ему (1:167).

Любовь всегда окажет помощь ближнему

Когда в сердце человеческом имеется любовь и милосердие к ближнему, то оказывает себе радостию о благополучии ближняго, и соболезнованием и состраданием бедствию его. Таковая душа не оставит без помощи ближняго своего; и когда не может помощи, к Богу, Помощнику всех воздохнет о нем, и проч. (4:324).

Любить без пользы для себя и без надежды на воздаяние

Сия бо есть истинная любовь – любить без всякия пользы и делать добро без надежды воздаяния (5:248).

Ради любви к ближнему христианин не боится стыда

Где прочиим стыд, тамо ей стыда нет; где прочие гнушаются, тамо она не гнушается; где прочие отвращаются и убегают, тамо она приступает и пристает... нет тамо стыда и срама, где нужда и бедность ближняго помощи требует. Тако она не стыдится одеяннаго в рубище, хотя сама порфирою и виссоном украшена; тако не стыдится лежащему на гноище склоняться, хотя сама высокою честию почтенна... не стыдится в дом свой ввести страннаго и упокоить, хотя бы нищий и ранами смердел; не стыдится утешать печальнаго, хотя бы он и весьма подлый был; она тамо отлагает преимущество титула своего, где нужда беднаго требует (2:333).

Любовь все терпит и даже смерть

Истинная любовь до того достигает, что любитель за любимаго умереть не отрекается. Любовь бо любителя тако крепко связует с любимым, что лучше вся терпит, и самую смерть, нежели от любимаго разлучится, и приятнейшая ему есть смерть и горесть всякая, нежели разлучение от любимаго. Тако Сына Божия любовь к роду человеческому убедила воплотитися и умереть за отпадшаго человека, и тако присвоить его Себе, и «причастником Божественнаго естества» (2Пет. 1, 4) и вечныя славы сделати, нежели отриновеннаго и погибающего видети. Тако и истинному Христову любителю приятнее всякую горесть и всякую смерть претерпеть, нежели Христа и Христовой любви разлучиться. Истинная бо горячая любовь так крепка и сильна, что ее ничто победить, и союза, которым с любимым своим связана, разорвать не может. Истинный Христов любитель связан, в темницу заключен, окован, на уды раздроблен, сожжен и умерщвлен быть может, но побежден быти не может. Сила бо ЛЮБВИ есть духовная, а не телесная, и потому, хотя тело побеждается, ранится, мучится и умерщвляется, но любовь победитися не может; паче же тем более показывает свою силу и крепость, чем более претерпевает и страждет (3:147).

Любовь истинная в беде не оставляет

Истинная бо любовь всегда с любимым соединена есть, и в счастии и в несчастии. Ибо истинная ЛЮБОВЬ двух едино делает; и потому где один, тамо неотлучно находится и другой, хотя не всегда телом, но всегда сердцем. Истинный убо наш друг есть, который и в несчастии нас не оставляет (4:333).

Любовь истинная в сердце кроется, а на делах познается

Многие мечтают, что они любят Бога и ближняго; но понеже в сердце любви не имеют, обманываются в том, дела их показывают, что они прихоти своя и самих себе любят, а не Бога и ближняго своего. Велико есть любовь, и нет ничего более паче любве. «Все дарования без любви ничтоже суть» (1Кор. 13, 1–3). Любовь в сердце должна быть, а не в словах; и познается от дел, а не от слов. Непрестанное хотение и желание Божия славы, исполнение воли Его, сколько человеку возможно в мире сем, есть знамение сердечныя любве (4:325–326).

Кто делает ближнему зло и не оказывает ему милость, тот не имеет любви

Не имеют любве к ближнему: 1) тии люди, которые какое-нибудь зло ближнему своему делают, или хотят сделать; 2) которые о ближнем в бедствии находящемся нерадят. Таковые суть тии богачи, которые богатство свое на прихоти изнуряют, а бедным людям в бедствии их не помогают. Они любят свои прихоти, а не ближняго своего; а не имея любве к ближнему, и к Богу любве не имеют. Ибо кто ближняго своего не любит, тот и Самого Бога не любит (5:239).

Не заботящийся о спасении ближнего, не имеет любви и поэтому не может спастись

Суть еще люди такие, которые, видя погибель ближняго, говорят: «что мне до него нужды?» – Сии речи не любительнаго, ниже христианскаго духа суть. Таковые да слышат, что Златоуст о сем деле глаголет. «Не могу верить, чтобы тот СПАСЕНИЕ получил, кто о спасении ближняго нерадит» (Кн. 6-я о свящ., гл. 10). Когда ты отрицаешься брата твоего, за котораго Христос умер: берегись, чтобы Христос тебе самаго не отреклся. Ибо, когда говоришь: «что мне до него нужды?» – показуешь, что ни малейшей искры любве и сожаления не имеешь, без чего христианин быть не может (2:347).

Любовь вся любит и всем верит

«Любы вся любит», то есть злыя и благия, дабы союз мира неразрушим пребывал, и общее благополучие процветало». «Любы всему веру емлет»: понеже как сама простосердечно со всеми обходится, и обмануть и обольстить никого не хочет, так и о лукавствии других не помышляет. Чего для часто от хитрых и лукавых людей наветуема бывает (1:90).

Любовь чистосердечна и всем верит

«Любовь всему веру емлет». Как сама простосердечна, так и о прочиих мнит; и как сама никого не обманывает, так и о прочиих думает и потому всякому верует. Любовь бо есть чистосердечна, не лукава, не лестна, и ради того, какова сама, тако и о прочиих надеется и подозрения не имеет. От сего-то бывает, что добрые часто от лукавых обманываются и много бед претерпевают, понеже со всеми чистосердечно обходятся. Сих людей нынешний свет дураками безумно называет, потому что с ним лукавновать не знают (2:335).

Любовь истинная в правом сердце (2:49, см. СЕРДЦЕ, 843).

Любовь истинная бо есть живность всех добрых дел и христианских добродетелей (2:50, см. ЛЮБОВЬ, 496).

Где истинная добродетель есть, там и любовь есть (3:172, см. ДОБРОДЕТЕЛЬ, 305).

Любовь познается из последующей печали (3:248, см. РАДОСТЬ, 787).

Не имеющий любви, пребывает в смерти

«Не любяй брата, пребывает в смерти», глаголет Апостол (1Ин. 3, 14). Таковый хотя телом и живет, но душею мертв есть. Ибо как тело душею, так ДУША Духом Христовым оживляется. А где нет христианской братской любви, тамо нет ДУХА ХРИСТОВА. «Яко всяк, не творяй правды, несть от Бога, и не любяй брата своего» (1Ин. 3, 10). Но тамо, вместо того, дух неприязни: ибо душа или находится в БЛАГОДАТИ Божией, и благодатию оживляется; или не имеет благодати, и лишается жизни духовныя. Едино бо из сих двух непременно последует: где нет живота духовнаго, тамо смерть духовная, как где нет живота телеснаго, тамо смерть телесная. Смерти духовной последует смерть вечная, когда душа покаянием истинным не воскреснет (2:339).

Любовь день ото дне умаляется в людях (2:12, см. СЛОВО БОЖИЕ, 922).

О признаках любви и о ее противоположности – злобе

Злобе противная добродетель есть любовь. Сколько горька есть злоба, столько сладка есть любовь; и сколько вредна и пагубна есть злоба, столько полезна есть любовь; и сколь злы и горьки плоды злобы, столь добры и сладки плоды любве. Злоба и злобствующим и прочиим горька: любовь и любящим и любимым есть сладка. Злоба снедает и связует сердце: любовь развязует и расширяет сердце. Злоба умерщвляет: любовь оживляет. Мертв, кто в злобе живет: жив, кто в любви пребывает. Злоба опечаляет: любовь утешает, радостотворит и веселит. Злоба жестока и свирепа: любовь мягка и кротка. Злоба горда и вознослива: любовь смиренна. Злоба немилосерда: любовь милосерда. Злоба нетерпелива: любовь долготерпелива. Злоба злотворит: любовь зла не творит, но добро творит. Злоба всем ненавистна и гнусна: любовь всем благоприятна и любима. Злобу вси охуждают: любовь вси хвалят и превозносят. В злобе живущий беден и окаянен: в любви живущий блажен и благословен. В злобе живущим Бог и человеки гнушаются: о пребывающем в любви Бог и человеки радуются. Злоба есть семя диавольское: любовь есть семя божественное. Окаянное убо и пребедное состояние злобных людей, хотя бы они как боги в мире почиталися: преблаженное и утешительное любовию исполненных сердец состояние, хотя они как земля и гной попираются. Тии вне красны, но внутрь гнусны: сии вне не красны, но внутрь сладки. Тии вне блистают, но внутрь темнеют и чернеют: сии вне не видятся аки чтось, но внутрь все имеют. Тии вне здоровы, но внутрь гнилы: сии вне не благоприятны, не умеют красно и гладко говорить, но внутрь здоровы, красны и благоприятны. Тии подобни яблокам вне красным, но внутрь горьким и червивым: сии подобни яблокам, вне непригожим, но внутрь сладким и благоприятным. Тии убо суть древо злое: сии суть древо доброе (5:231).

Христос все претерпел ради человека, но человек, увлеченный миром, пренебрегает этой любовью

Христос ради тебе поношение, ударение, заплевание, распятие и крестную смерть претерпел: ты же ради Его и укорительного слова не хощешь стерпеть. Тебе ради сошел с небес, чтобы тебе, из рая изгнанную, на небо вознести; тебе ради родился плотию, чтобы тебе, отрожденную Духом, Себе присвоить; тебе ради смирился, чтобы тебе возвысить; тебе ради обнищал, чтобы тебе убогую обогатить; тебе ради безчестие и раны претерпел, чтобы тебе исцелить и прославить; тебе ради умер, чтобы тебе умершую оживить. К сему так глубокому снисхождению и смирению не иное что, как презельная Его к тебе любовь и сострадательное милосердие привлекло Его. Сию ли ты так высокую Его любовь и благодать пренебрегаешь, и не хощешь Ему любовно служить и угождать, не оставивши Его, истиннаго твоего Любителя, отдаешь сердце противнику Его? (3:152).

Любовь угасает, кто слепо и безумно подражает порочному пастырю (2:15, см. ПАСТЫРЬ, 659).

Где самолюбие, там нет любви Божией (2:282, см. САМОЛЮБИЕ, 807).

Жизнь порочная несовместима с любовью (3:148, см. ЖИЗНЬ ПОРОЧНАЯ, 360).

Побуждение к любви

Возлюбим убо друг друга, яко Бог возлюбил нас. Вси мы, о христиане, единаго признаем праотца Адама, вси сродное естество имеем, и называемся и есмы человеки: «возлюбим убо друг друга». Вси созданы есмы от единаго Бога, созданы по образу Божию и по подобию: «возлюбим убо друг друга». Вси падшие искуплены мы кровию Христа Сына Божия, возлюбившаго нас и предавшаго Себе за нас: «возлюбим убо и мы друг друга». Всех нас тако возлюбил Бог, что и «Сына Своего единороднаго дал есть, да всяк веруяй вонь не погибнет, но имать живот вечный» (Ин. 3, 16): «возлюбим убо и мы друг друга», яко Бог возлюбил нас. Всем нам дал Бог слово Свое святое, яко светильник, сияющий в темном месте, которое научает нас друг друга любить и от любви друг другу благотворити: «возлюбим убо друг друга». Вси мы в единую святую веру позваны, и веруем во Отца и Сына и Святаго Духа, единаго Триипостаснаго Бога; Той нас любит: возлюбим убо и мы друг друга. Вси мы единаго Бога призываем, молимся, покланяемся Ему, поем и славословим Его: «возлюбим убо друг друга», яко Той любит нас. Вси мы называемся христианами от Христа: «возлюбим убо друг друга», яко Той любит нас. Вси мы едино имеем крещение; крестилися вси мы во имя Отца и Сына и Святаго Духа: «возлюбим убо друг друга». Вси мы на крещении отрицались сатаны и всех дел его злых, гордости, ненависти и прочаго зла, и обещались Христа и друг друга любити: «возлюбим убо друг друга». Вси мы к вечной жизни позваны, и глаголем в символе святом: «чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века: возлюбим убо друг друга». Вси мы к единой святой трапезе приступаем, и причащаемся тела и крове Христовой. О, великое дело! О, непостижимое человеколюбие Божие! «возлюбим убо друг друга», Христиане! вси мы братия есмы, единаго Отца имеем Бога, к Которому молимся и глаголем: «Отче наш, Иже еси на небесех!» и проч.: «возлюбим убо, яко братия, друг друга». Всем нам Отец небесный от любви Своей подает пищу, одеяние, дом и прочая благая: возлюбим убо и мы друг друга. Довольныя убо причины имеет христианин, ради которых должен ближняго своего любить. Главная же причина есть сия, что Бог человека любит (5:236–237).

Заповедь велит ближнего любить

Есть заповедь Бога нашего, которая велит ближняго любить, как Себе самого: «возлюбиши искренняго твоего, яко сам себе» (Мф. 19, 19). И паки Христос глаголет: «се заповедаю вам, да любите друг друга» (Ин. 13, 34). Не любяй убо ближняго противится Божию повелению (1: 90).

Любить ближнего, так как Бог возлюбил его

Таяжде Божия любовь увещевает нас, ближняго нашего, то есть, «всякого» человека «любить». «Аще сице возлюбил есть нас Бог, и мы должны есмы друг друга любити» (1Ин. 4, 11). Восхощеши ли, христианине, ненавидеть того, которого Бог тако возлюбил? Восхощеши ли зло сотворить тому, которому Бог от любви благотворит? Восхощеши ли повредить того, ради котораго Христос Сын Божий в мир пришел, пострадал и умер? Восхощеши ли обмануть, прельстить, оклеветать, обезчестить того, котораго Христос Сын Божий, тако почтил? Восхощеши ли украсть, похитить, отнять какое добро у того, за котораго Христос Сын Божий кровь Свою пролиял?.. Аще любиши Бога, то надобно любить и того, кого Бог любит. Не любиши Бога, когда не любишь человека. Источник любви к человеку есть любовь к Богу. От любви к Богу раждается и любовь к ближнему. Любовь к Богу связана есть с любовью ближняго, и одна без другой быть не может. Но любовь к Богу познается от любви ближняго (4:275).

Кого Христос любит, того и мы должны любить

Любитель любит и того, кого любимый любит. Тако когда любишь друга твоего, то ради любимаго друга твоего любишь и того, кого друг любит, Убо, когда любишь Христа, любить должен всякого человека, друга твоего и врага твоего. Ибо Христос всех возлюбил так, что за всех, другов и врагов твоих, душу Свою положил, якоже глаголет Апостол: «Христос за всех умре» (2Кор. 5, 15). Сего бо ради и велит нам ближних любить, что как нас, так и ближних ваших любит, дабы мы не токмо не делали им никакого зла, но и всякое добро делали, как себе делаем, от сего бо и любовь к ближнему познается. Отсюду последует, что ради Христа, любящего всех, и ты должен всех любить, когда хощешь Христа любить; а от сего последует, что ради Христа, алчущаго напитать, жаждущаго напоить, нагаго одеть, страннаго в дом ввести, больнаго и в темнице сидящаго посетить, печального утешить, о счастии ближняго твоего радоватися, о несчастии печалитися не отречешися. Сего бо любовь ко Христу и Христом любимому ближнему твоему от тебе требует (3:143–144).

Верующие

более других должны любить друг друга, так как имеют одну веру и Единаго Бога

Христиане, кроме выше писанных причин, еще важнейшия имеют к любви взаимной, Единаго Отца имеют Бога, от Котораго духовно рождены, в Котораго веруют, Котораго призывают, благодарят, славят и поют; единаго Христа, Сына Божия, Избавителя и Спасителя своего, надежду и упование свое, – единаго Духа Святого просветителя, наставника, оживотворителя и освятителя имеют; единаго Триипостаснаго Бога помощника, защитителя, сохранителя и промыслителя почитают. Единым Тайнам причащаются; к единой таинственной трапезе тела и крови Христовой приступают, единаго Божия слова слушают; к единому вечному животу на велию оную вечерю позваны. В единой Церкви святой, как в доме Божием, верном Сионе, и граде Царя небеснаго, живут. Единую главу, как духовные уды, Христа признают, и от Нея управляются. Видишь ли, любезный христианине, коль крепко мы друг с другом связаны. А от сего признать должно, коли крепок союз любве между нами должен быть, – так крепок, как в естественном и вещественном теле между членами (2:337).

Любить друг друга ибо все люди происходят от одного АДАМА

Единаго родителя по плоти признаем Адама, от котораго вси начало свое и поколение ведем, единым образом рождаемся; едино естество вся имеем; единою душею вси оживляемся; единою плотию обложены есмы; вси единым и темжде немощам подлежим и друг от друга взаимнаго вспоможения требуем. Сие убо братство убеждает нас друг друга любить (2:336–337).

Любить ближняго, ибо он брат наш

Ближний наш есть брат наш, есть раб Божий, по образу Божию созданный, кровию Христовою искупленный, единыя церкве уд, к вечному животу званный (1:163).

Вси есмы братия между собою. От единаго Бога созданы, верные и неверные, добрые и злые. Единаго Господа на небесах имеем Бога, Который есть Царь небесе и земли, Который всеми добрыми и злыми, мертвыми и живыми обладает. Единаго имеем Промыслителя Бога, Который всех питает, одевает и сохраняет; «солнце Свое сияет на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя»... Единаго имеем Законоположника Бога, Который велит нам друг друга любить, мне тебе, а тебе мене: «возлюбиши искренняго твоего, яко сам себе». Единаго наконец имеем Судию Тогожде Бога, Который всем будет судить и воздаст всем по делом. Сей убо союз единости да увещавает нас и любви взаимной (2:336).

Одна страна и одно общество побуждают к любви

В едином государстве живущии еще большее братство имеют, и потому важнейшую причину к любви взаимной. В едином отечестве, как в лоне матернем, почивают, упокоеваются и сохраняются; единаго на земле монарха, как уды главу, управляющаго, повелевающаго, промышляющаго признают, единым законом подчинены, и ими, как союзом каким, связаны; едино общество, яко части целость тела, составляют; едино имя от единости отечества имеют, напр., в нашем отечестве живущии «Россиане», в Италии – «Италиане», в Греции – «Греки», так и о прочиих. Потому целость общества и союз состава его союзом любве соблюдать должны, без котораго союза оно падению подлежит (2:337).

Если бы была взаимная любовь, общество процветало бы в благополучии

Общее благополучие от взаимной любви процветает. О, коль благополучное имели бы житие вси, ежели бы взаимно друг друга любили! Не было бы тогда браней, и так ужаснаго и воистину плача достойнаго кровопролития; не было бы так много в едино малое время плачущих вдов по своих мужах, сирот по своих отцах, отцев и матерей по своих детях, которых толь много в краткое время оружие бранное поражает: ссора бо и брань есть знамение разорванной любви. Не было бы разбоев, воровства, хищения, убийства, насилия, грабления, лукавства... Не укрепляеми бы были клети, лавки, житницы: не потребны бы были сторожа, запоры, замки: не было бы плачущих и кровавыя слезы проливающих, насилованных людей; не слышалися бы жалобные гласы вдов, сирот и прочиих беззаступных на небо вопиющих... Ибо любовь не допустила бы до сих и подобных бедствий... Сказать невозможно, коль великое благополучие любовь приносит во всяком чине, между начальником и подначальными, между родителями и детьми; между мужем и женою, между братиею, сестрами; в соседстве между гражданами... Без любви нет нигде радости и утехи: где любовь, тамо всегдашний духовный пир и ликование. Любовию связанным душам и в темнице сидеть приятно, слезы друг о друге проливать сладостно; без любви и красные чертоги не разнствуют от темницы. С любовию хлеб и вода сладко вкушается; без любви и сладкая пища горькою бывает... Любовию домы, грады, государства стоят: без любви падают... Любовь воинство укрепляет, врагу страшным и непобедимым делает. О, блаженно тое общество, тот град, тот дом, в котором взаимная процветает любовь! Раю земному, радости и сладости исполненному, подобно место, в котором любовь, как древо сладкими плодами обилующее, пребывает. О любы-любы, неоцененное сокровище, любы! всех благ мати, любы! известное живыя веры знамение христианския любы! Коль много бед, напастей и зол претерпеваем, понеже не имеем любве! (2:339– 340).

Взаимное благополучие побуждает к любви

О, коль благополучно жили бы вси, ежели бы друг друга взаимно любили! Не было бы тогда воровства, разбоев, хищения, убийств, насилия, обманов, лукавства, укорения, злословия, поношения, клеветы, насмешки, ругательства; не укрепляемы бы были для сохранения имений клети, не потребны бы были сторожи, не нужны бы были замки; не было бы столько плачущих и кровавыя слезы проливающих; не слышалися бы жалобные гласы на небо вопиющих вдовиц, сирот, бедных и беззаступных людей; не отягчены бы были судебные места жалобными челобитными; не скитались бы по улицам и по стогнам алчущая братия, не тряслись бы от хладу и мразу полунагие уды Христовы; не были бы наполнены темницы за долги, за вексели и недоимки седящими узниками; не было бы наконец нища и убога, но все бы безопасно, покойно, мирно было: вси бы равны были. Сея-то ради причины и Господь Бог, отечески сожалея о роде человечестем, дал заповедь сию: «возлюбиши искренняго твоего, якоже самого себе». – О любы, любы, союз совершенства – любы! Коль многих мы благ лишаемся, когда тебе не имеем!.. С тобою все добро и благополучие, а без тебе все худо и неблагополучно (1:164).

Общее всех благополучие от взаимныя любви происходящее. О, коль благополучно жили бы вси, ежели бы друг друга взаимно любили! Не было бы тогда воровства, разбоев, хищения, убийств, обманов; не укрепляемы бы были для сохранения имений клети; не потребны бы были сторожи, не нужны бы были замки; не было бы столько плачущих и кровавыя слезы проливающих; не слышалися бы жалобные гласы на небо вопиющих вдовиц, сирот, бедных и беззаступных людей; не отягчены были бы судебныя места жалобными челобитными; не скитались бы по улицам и по стогнам алчущая братия, не тряслись бы от хладу и мразу полунагии уды Христовы; не были бы наполнены темницы за долги, за вексели и недоимки седящими узниками; не было бы наконец нища и убога, но вси бы безопасно, покойно и мирно жили, и вси бы равны были. Сея-то ради причины и Господь Бог, отечески сожалея о роде человечестем, дал заповедь сию: «возлюбиши искренняго твоего, якоже сам себе». О, любы, любы – союз совершенства! Любы, коль многих мы благ лишаемся, когда тебе не имеем! С тобою все добре и благополучно, а без тебе все худо и неблагополучно! (1:91).

Не имеющий любви, имеет зверский нрав и потерял разум

Ежели от язычников, мытарей и грешников не разнствуют, которые только любящих себе любят: в каком классе уже находятся те, которые любящих себе не любят, которые проливают слезы неповинных, которыя отирать должны; озлобляют никакого зла им не сотворших, которых заступать должны; обнажают вдовиц, сирот и прочиих бедных, от которых никакой напасти не приемлют, и которых ради бедности их покрывать одолжаются? Кажется, да и всяк может из вышереченных приметить, что они и самых язычников горшии, которые сими безчеловечными пороками гнушаются и законами своими казнят, – и потому последнюю разума искру погасили, и зверский, а не человеческий нрав имеют, хотя бы они как ни показывались пред людьми (2:368).

Никакая деятельность человека не приносит пользы, если нет любви

Так высоко почитает Бог любовь к ближнему, что и жертвы без любви не хощет: «милости хощу, а не жертвы». Милость бо есть плод любве. Что пользует молитва без любви? что славословие и пение? что созидание и украшение храмов? что умерщвление плоти, когда ближний не любится! Весьма ничтоже! К таким Христос с высоты отвещает: «шедше научитеся, что есть? Милости хощу, а не жертвы» (Мф. 9, 13) (2:338).

Без любви никакие дарования не имеют значения

Прочия дарования, как-то: языки глаголати, чудеса творити и прочая, без любви не пользуют нам, как Апостол учит... «Аще имам пророчество, и вем тайны вся, и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имам, ничтоже есмь» (1Кор. 13, 1, 2 и проч.) (2:338).

Без любви никакие добрые дела не помогут

Как в саду многия древа показуются своими плодами на взор приятными, но, как вкусишь от них, познаешь, что они не годны суть; так многии показуются добрыми, гладко, ласково и тихо говорят, много постятся и много молятся: но, как коснешься их, тогда от плодов своих познаются горькими, яко ненавистью, злобою, завистью и немилосердием наполнены, и тако суть древеса злая, злые плоды творящая. И сие-то есть, что Господь глаголет: «несть древо добро, творя плода зла, ниже древа зла, творя плода добра. Всяко бо древо от плода своего познается» (Лк. 6, 43 и 44). Ниже охуждается зде ПОСТ, МОЛИТВА, но без любви христианской ничто же суть; ниже гладкое, ласковое и тихое слово в себе порочится, но без плода любве есть единое лицемерие и лукавство. Не единыя бо слова, но дела, с словами гладкими, ласковыми и тихими сопряженныя, показывают добраго христианина. Чего ради внутрь себе должно нам иметь и стараться иметь христианство: и тако, когда внутрь будет добро, то и вне будет являться добро. Тако, по словеси Христову, «благий человек от благаго сокровища сердца своего износить будет благое» (Лк. 6, 45) (2:43).

Без любви не бывает ДОБРА

Как без любви всякое дело мертво и непотребно есть, так любовию всякое дело оживляется, и благоприятно всякому бывает. Без любви никакое не может быть добро, а где любовь, там все добро (3:148).

Без любви все худо и неблагополучно: с любовию все добро и благополучно (5:232).

Если СЕРДЦЕ не согрето любовью, то ХРИСТИАНИНУ нет никакой пользы от его БЛАГОЧЕСТИЯ

Многие мнятся быть нечто, много и часто читают МОЛИТВЫ, часто ПОСТЯТСЯ, созидают храмы Божии и украшают (что само собою похвально и вид БЛАГОЧЕСТИЯ показует); но когда их коснется кто бедный и требующий помощи, обманывается, как и тот, который к холодной печи прикасается, хотя от ней согретися, и так отходит с тоюжде печалию и бедою, с которою приходил. Сей случай и разсуждение учит тебе обучатися любви христианской, без которой всякое дело мертво бывает, хотя бы нечто и казалося пред очесами человеческими. Истинная бо ЛЮБОВЬ есть живность всех добрых дел и христианских добродетелей. Как бо животное без естественной теплоты не может жить, так всякое доброе дело без истинной любви не может живо быть, но вид только некий ложный показует (2:50).

Иметь в сердце любовь, и она сохранит нас от всякого зла

Возлюбленнии христиане! потщимся христианскую любовь в сердце иметь. Она нас не допустит никакого зла ближнему нашему ни восхотеть и ни сотворить; она убедит нас богатство наше не на прихоти наши, но на недостатки ближних наших изнурять, и им во всяком бедствии руку помощи подавать. Будем искреннии любители ближних наших, и будем истинные, а не ложные христиане. От сего бо познается истинный христианин, как научает Господь: «о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13, 35) (5:239).

Любовь к Богу и ближнему (1:84–93).

Любовь к ближнему. См. «Плоть и дух» (1:160–164).

Любовь к ближнему. Глава 10-я, 3-й статьи, 2-й части, 1-й книги «О истинном христианстве» (2:331–343).

IV. ЛЮБОВЬ К ВРАГАМ

Духовно мудрый любит всех без разбору (2:18, см. МУДРОСТЬ, 569).

Любовь простирается на всех людей

Беседуем убо зде о христианской любви, которая не только своих сродников, братию, другов, знаемых, но и всех человеков, а паче присных в вере и братию по духу, христиан, во объятиях своих заключает и содержит (5:238).

СЕРДЦЕ, согретое любовью, источает ее на всех

Видишь, что теплая печь всякаго согревает, кто ни приступает к ней. Тако имеется любительный человек, котораго сердце любовию к Богу и ближнему согрето: он всякаго теплотою любве своея согревает, кто к нему ни прикасается. И как печь уделяет теплоты своея требующим, так он от дарований Божиих уделяет требующей братии: инаго наготу прикрывает, инаго в дом вводит и упокоевает, иному в болезни, иному в темнице служит, инаго в печали утешает; словом, всякому во всем, в чем может, руку помощи простирает. Все же сие действует в нем теплота христианския любве (2:50).

Истинная любовь любит не только друзей, но и врагов

И не токмо другов и братию свою, но и врагов наших хощет и повелевает нам любити Христос: «любите враги ваша» (Мф. 5, 44). От сея бо единыя любви истинный любитель Христов и познавается, когда не точию другов, но и врагов своих любит, по учению Его. Ибо любящих себе и язычники и мытари и прочии грешники любят, якоже глаголет Христос: «аще любите любящих вас, кую мзду имате? не и мытари ли тоежде творят?» (Мф. 5, 46). Врагов же любить единыя христианския и любовию Христовою исполненныя души дело есть (3:142–143).

Верующий должен доказывать свою ВЕРУ тем, что любит всех людей, особенно врагов

Любящих бо себе любят и язычники, мытари и грешники, верою непросвещеннии и неотрождении, якоже глаголет Христос: «аще любите любящия вы, кая вам благодать есть? ибо и грешницы любящия их любят. И аще благотворите благотворящим вам, кая вам благодать есть? ибо и грешницы тоежде творят» (Лк. 6, 32–33). ХРИСТИАНАМ же, яко свыше рожденным, выше язычников восходить, и плоды вышеестественнаго рождения показывать должно, да тако засвидетельствуют о себе, что они истинно вещию, а не именем только, христиане суть, истинно новая о Христе тварь, истинныя Отца небеснаго чада, истинно одеждою оправдания Христова облечены пребывают, и хранят тую. Истинно и тое, что первейшая любовь должна быть другам и братии о Христе. Ибо и Бог более любит любящих Себе, якоже глаголет Христос: «любяй Мя, возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его» (Ин. 14, 21). Однакож не отнимет и от врагов Своих любви Своея, когда солнце Свое на них сияет, дождит на них, терпит грехи их, ожидает обращения их, посылает посредствия им к обращению, и проч. Тако подобает и христианам подражать Отцу своему небесному, и не отнимать любви своея от врагов своих (3:239).

Любовь всех одинаково любит и добрых и злых

«Любовь вся любит», добрых и злых не выключает от благоволения и благотворения своего. В чем подражает она небесному Отцу, Иже солнце Свое сияет на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя (Мф. 5, 45), подобится солнцу, которое и хулящия и хвалящия его освещает и согревает; подобится плодовитому древу, которое и хозяина своего и чуждаго питает плодами своими; подобится источнику, который и засоряющих и вычищающих его напаяет; подобится скоту, который и кормящих его и биющих возит; подобится земле, которая и делающим ее и плюющим на ню подает плоды своя. Таков нрав любве есть. Она не смотрит на лица, не разбирает чина и родства, близости и дальности, приязни и неприязни; не спрашивает, кто он есть, брат или не брат, сродник или несродник, одноземец или иноземец, приятель или неприятель, добрый или злый, кто требует любве плода; тому являет действие теплоты своея, кто хощет и требует того; тот ей и сродник, кто беден; тамо она близко приступает, где нужда. Бедствие и нужда человеческая, как родство ей есть, и ее к себе привлекает (2:335).

Любовь только к друзьям – не есть истинная

Едину плотскую, а не христианскую любовь имеют, которые единых другов своих и любящих себе только любят. Истинная бо христианская любовь всех, другов и врагов своих, объятиями своими объемлет. Такожде, которые сродников своих, напр. детей, братию, отцев, матерей и прочиих кровных обильно награждают, а бедных и убогих, ради имени Христова просящих, или пренебрегают совсем и отсылают, или полушкою довольствуют, – все таковые себе, плоть и кровь свою любят, а не Христа и ради Христа. Христианская бо любовь над сродниками и несродниками умилостивляется; ей тот и сродник, кто беден и нищ; тамо она и склоняется и руку свою простирает, где бедность объявляется и Христово поминается имя (3:149).

Любить врагов, ибо так заповедал Христос

Хотя бы мы и не знали другой какой причины, для коей любить нам врагов наших, однакож сие едино, что Христос повелевает нам любить их, возбудить к тому должно нас, – что и о всякой Его святой заповеди разуметь должно. Христос хощет и велит нам любить врагов наших. Христос – «вечная Истина», волю небеснаго Отца нам открывшая, Котораго небесный Отец повелевает нам слушать: «Того послушайте» (Лк. 17, 5). Убо, что Христос Сын Божий повелевает, того воля небеснаго Отца от нас хощет, вечная Божия правда требует, тое нам полезно (2:363).

Любовь к врагам – заповедь Спасителя, и Он пример показал

Христос Сын Божий, Избавитель, Спаситель наш, Который душу Свою за нас положил, хощет и велит любить врагов наших. «Любите враги ваша» (Мф. 5, 45). Убо кто любит Христа, тот будет делать, что Любимый хочет. Сам Он на Себе сие показал, когда нас, врагов Своих, так возлюбил, что и душу Свою за нас положил (1:166).

Не имеющий такой любви, грешит против заповеди Христовой

Противу заповеди сей Христовой погрешают, которые от врагов своих любовь отъемлют; которые не благословят; но кленут кленущих себе; не добро, но зло творят ненавидящим их, молятся не за творящих им напасть, но на творящих: «суди-де им Бог», или «судит-де им» или «ему Бог», – а только любят тех, от которых любовь к себе дознают, – в чем они от язычников, мытарей и грешников ничим не разнствуют, как Христос учит, яко и тии любящих себе любят (2:368).

Любовь христианская должна превосходить любовь человеческую

Не довольно христианину любящих себе любить: сие бо и язычники творят, которые истиннаго Бога не знают, и Христа не приемлют, якоже глаголет Господь: «аще любите любящих вас, кую мзду имате? не и мытари ли тожде творят? и аще целуете други ваша токмо, что лишше творите? не и язычницы ли такожде творят?» (Мф. 5, 46–47). Христианам должно язычников превосходить в любви, и отменность и совершенство на себе показывать. Понеже христиане святым крещением отрождены и обновлены к вечному животу и новому святому житию: сего ради не только другов, но и врагов своих должно им любить. От сего бо истинная христианская душа познавается (5:189).

Любовь к врагам невозможна для плотского человека, но последователь Христов должен победить себя

«Как-де мне того любить, который на меня враждует?» – Правда; правильно сие отвещает о себе плотский, душевный и неотрожденный человек. Плотскому бо и самолюбивому человеку сие весьма трудно и почти невозможно, но верному и благодатию Духа Святаго отрожденному удобно. Вере бо и любви истинной ничто неудобно. Когда любишь Христа, Который за тебе и мене «врагов» умер, то с охотою и любовию послушаешь того, что Он мне и тебе велит: «любите враги ваша». Что тебе от того, что враг твой на тебе враждует? Ты на него не враждуй, но смотри, что Христос, любитель душ наших, повелевает, и Его любовию вражду врага твоего преодолевай, чтобы ненавистью ко врагу не разорить Христову заповедь, и тако заповедавшаго не оскорбить, что разоряет любовь. «Не побежден бывай от зла, но побеждай благим злое» (Рим. 12, 21) (3:143).

Любовь к врагам есть трудный подвиг, но звание христианина требует

Любить врагов плоти нашей есть горестно; но того должность христианская от нас требует, чтобы нам не тое делать, что сердце наше хощет, но что закон Божий повелевает. В сем бо и подвиг христианский состоит, чтобы нам противу себе самих, то есть, противу страстей плоти нашей подвизаться, «распинать ее со страстьми и похотьми, и покоряти духу» (Гал. 5, 24 и 25). Что убо? Плоти ли хощем повиноваться, которая хощет нас погубить, не повинуяся закону Божию, – или заповеди Христовой, которая хощет оживить? «Аще по плоти живете, имате умрети: аще ли духом деяния плотская умерщвляете, живи будете», глаголет Апостол (Рим. 8, 13) (2:369).

Любовь к врагам есть свойство души христианина и уподобления Богу

Единыя «христианския» души свойство есть – врагов злобу благостынею побеждать. Аще бо, рече Христос, любящия вы любите, кая вам благодать есть? ибо и язычницы тожде творят (Мф. 5, 47). Сею добродетелию Богу Отцу небесному подобимся, Который «солнце Свое сияет на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя», Который злость нашу благостию побеждает, и терпит нам (1:166).

Ибо и язычницы, незнающии истиннаго Бога и неверующии во Христа, любящих любят; но нелюбящих любить есть дело единых христиан. – Противно сие, признаюся я, естеству нашему растленному, но в сем состоит слава христианская, чтоб естество побеждать, плоть духу покорять, «злое благим побеждать». Сие есть христианское благородие, еже над самим собою господствовать. Сыном бо Отца небеснаго быть – какое может быть большее благородие? Но любовь ко врагам сие ходатайствует... Ветхий человек не терпит сего, но новый, во Христа крестившийся и облекшийся, с радостию тое приемлет; ибо заповедь Христова и пример Христов велит тое; и Сам бо Христос врагов любил и молился за них: «Отче, отпусти им». Убо и ты вражду и злобу в ближнем твоем, аки дело диавольское, не люби; но самого его, поелику Божие создание и раб Божий есть, люби. Требует того от тебе повеление Христово: «любите враги ваша»; возбуждает высокое обещание, «яко да будете», рече, «сынове Отца вашего, Иже есть на небесех»; устрашает прещение смерти: «не любяй брата своего пребывает в смерти» (1Ин. 3, 14), глаголет Иоанн Богослов; ободряет высокое христианское благородие, которое от любления врагов познается; поощряет высочайшая добродетель сия, ею же человек самого себе побеждает (1:92).

Единыя христианския души свойство есть врагов любить. Любящих бо себе любят грешницы, мытари и язычницы. Христианам же в высшей любве степень должно восходить, то есть, не токмо любящих любить, но и ненавидящих; не токмо благотворящим благодарить, но и злотворящим; не токмо благословящих, но и кленущих благословлять; не токмо молитися за добро творящих, но и за творящих напасть и изгоняющих. Аще убо кто любящих себе любит токмо, сей не христианское дело показует, но делает тое, что и язычникам, незнающим Христа, и великим грешникам общее есть, и в том от них не разнствует. Ибо истинная христианская любовь «не ищет своих», но любит всякаго без своея пользы (1Кор. 13, 5) (2:364).

Любовь к врагам есть высочайшая христианская победа

Высокая есть добродетель любить врагов и добро творить ненавидящим, Тако бо человек самого себе побеждает, которая победа преславная и славнейшая есть, нежели грады и государства побеждать. Тако духом смирения дух гордости низлагается; тако благостыня и кротость злобу гонит; тако ветхий Адам новому уступает; тако мир и миродержец попирается; тако христианин подвигом добрым подвизается. На сей подвиг подвигоположник Иисус благоприятно с небесе взирает, и подвизающемуся неувядаемый венец готовит (2:365).

Возможно всем человекам научиться этой любви

«Не возможно-де мне любить врагов, и добро творить им». – Неправда. Возможно было Давиду, который плакал о погибших врагах своих Сауле и Авессаломе (2Цар. 1). Плач бо о погибели врагов есть явный знак любве ко врагом (2Цар. 1 и 18). Возможно было святому Стефану, который за врагов своих, побивающих его камением, молился: «Господи, не постави им греха сего» (Деян. 7, 60). Возможно было и всем святым, убо возможно и тебе. Ты человек, и они человеки были; ты немощен, и они немощь такуюжде имели (5:189).

Кто есть враг

Враги зде разумеются те, люди, которые нам словом или делом какия-либо являют озлобления, которые кленут нас, ненавидят нас, творят нам напасти и изгоняют нас. Сих нам Христос велит «любить»... Ибо между ближними нашими не токмо приятели и други наши, но и ВРАГИ наши разумеются, которых Христос нам повелевает любить: «любите враги ваша» (2:362–363).

Как победить ненависть и научиться любить врагов (1:166, см. НЕНАВИСТЬ, 604).

Любовь к врагам приобретается постепенно

Дети, учащиеся книжному чтению, прежде научаются литер, потом складу, а далее и читать научаются. Тако должно христианам в христианском учении поступать. Первее должно научиться им добро за добро воздавать, что есть благодарность; потом зла за зло не воздавать, досаждения за досаждение, обиды за обиду, и не отмщевать ни словом, ни делом обидевшему; а далее, и врагов любить, и добро творить ненавидящим, и добро за зло воздавать. Сия есть лествица, которою христиане восходят к совершенству, то есть к любви врагов (5:189).

Христос любил, и мы должны подражать Ему

Сам Он нас, врагов Своих, так возлюбил, что и умер за нас, чтобы тако небесному Отцу нас примирить и в вечное блаженство привести. Посмотри в книгу святаго Евангелия, и увидишь, что Христос за грешников и нечестивых умре... Убо и нам должно, по примеру Его, врагов наших любить, когда хощем учениками Его, то есть, христианами быть. Христианин бо не иное что есть, как ученик Христов (2:364).

По примеру Спасителя, злобу побеждать любовью

От примера благаго и человеколюбиваго Иисуса Господа нашего учимся – благими быть ко врагам нашим, и злобу их нашею любовью побеждать. От сего бо христианское СЕРДЦЕ познается. О сем поучает нас Христос Господь наш: «Любите враги ваша», и проч. «Аще бо любите любящих вас, кую мзду имеете? не и мытари ли таяжде творят?» (Мф. 5, 44 и 46). Любящих любить и благотворящим благотворить человеческое есть дело; но ненавидящих любить и злотворящим благотворить есть человека – христианина, который дух Христов в себе имеет. Надобно же всякому христианину дух Христов имети. «Аще бо кто духа Христова не имать, сей несть Его» (Рим. 8, 9) (5:138).

Врагов должно жалеть, что они более себе вредят, чем другим

Жалеть убо должно о врагах, а не гневаться на них. Ибо более гонят себе, а не нас, более губят себе, нежели нас. Понеже наше тело озлобляют, а свою душу, которая далеко честнейшая и дражайшая есть паче тела. Не может бо человек ближняго своего обидеть без собственной своей душевной пагубы, яко заповеди Божии нарушитель, и потому пред судом Божиим повинный (2:367).

Вражда во враге достойна ненависти, а самого его следует любить

Вражда и злоба во враге твоем достойна ненависти, яко диавольское дело, а он сам, поелику человек и создание Божие, якоже и ты, сам тогожде рода, естества, достоин любве. Устремляйся убо на ненависть его, а не на него самаго; и гони злобу его, которая, как хлад огнем, любовию и благосклонностию изгоняется, – и тако или его лучшим сделаешь, или когда не то, то сам лучшим будеши (2:369).

Скорбеть о их погибели. У кого нет такого настроения, тот не Христов

О, Иисусе, вечная любы! дай нам сердце такое, сердце болезнующее о погибели врагов, и радующееся о блаженстве их. Многие от христиан, видя врагов своих впадших в беду какую, или сами их по желанию своему уязвивше, радуются, и говорят: «теперь дух мой успокоился». Чего ради успокоился дух? вот-де враг мой страждет!.. Успокоился дух: но сей дух есть дух неприязни, который о погибели нашей радуется, и о блаженстве сетует. Не тако Христос, не тако: Он о погибели врагов Своих слезы проливает. Сего ради таковые христиане не суть Христовы, хотя и христианами называются... Дух бо Христов и над врагами умилостивляется (5:135).

Любовь к врагам естественным силам трудноисполнима

Трудная, признаюсь я, трудная вещь есть – растленному нашему естеству любить врагов, но сего должность христианская требует (1:165).

Чтобы любить врагов, просить помощи у Бога

Понеже сердце наше не хощет делать того, что заповедь Христова повелевает, тем самым обличается немощь наша, и как бы убеждаемся молиться Самому Тому, Который бы дал нам «сердце новое и дух нов», дабы мы усердно и с любовию заповедь Его исполнять, хотеть и делать благое возмогли (2:369).

Любовь к врагам делает МОЛИТВУ дерзновенной

Любовь ко врагам делает дерзновение в молитве. Ибо когда с любовию оставляем им обиды, без зазрения совести глаголем небесному Отцу: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим», – чему напротив вражда препятствует (2:365) (также 1:165, см. МОЛИТВА, 558).

Этой добродетелью христианин самого себя и врага диавола побеждает

Высокая добродетель сия есть; тако бо человек самого себе побеждает, над самим собою торжествует. Тако духом смирения гордость попирается, благостыня и кротость злобу гонит; тако дух злобы поднебесныя со всем своим злобным полчищем посрамляется. О сем «радость бывает на небеси пред ангелы Божиими»; на сие Христос Сын Божий благоприятно с небеси взирает, и на побеждающего прекрасный низпосылает венец (1:166).

Любовь к врагам способствует духовному росту христианина

Враги наши нас смиряют, гордость, тщеславие и самомнение наше низлагают, приводят нас в познание себе самих и немощи нашея, возбуждают нас к молитве усердной, и тако, хотя не с сим добрым намерением гонят нас, душевными благами обогащают нас, когда злобу их любовию побеждаем... Любить убо их, а не гневаться на них должно нам; что они, хотя и не с добрым намерением делают сие добро нам. Тако «любящим Бога» и, по заповеди Его, врагов своих, «вся поспешествуют во благое» (Рим. 8, 28). Им и вражда, злоба, гонение врагов великую приносит пользу, хотя они сами не знают и не желают той пользы им (2:365–366).

Кто любит врагов, тот сын Божий по благодати

Кто любит не токмо другов, но и врагов, тем показует, что он есть «сын Божий по благодати». Ибо таковый нрав небеснаго Отца на себе изобразует, «Который солнце Свое сияет на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя...» ... Аще убо кто любит другов и врагов, сей последует Богу нравом своим, яко сын отцу своему; «бывает подражатель Богу, якоже чадо возлюбленное» (Еф. 5, 1) (2:364).

Обещание великое за любовь ко врагам, то есть, быть сыном Божиим: «яко да будете сынове Отца вашего». Аще бы монарх земный обещал тебе присвоить себе в сына, все бы ты исполнил с охотою, что бы он тебе не повелел. Христос Сын Божий обещает тебе сыном Божиим сделать за любовь ко врагам, и как тебе не любить их? (1:166).

Любовь к врагам. Глава 13-я, 3-ей статьи, 2-ой части, 1-ой книги «О истинном христианстве» (2:362–369).

Любовь к врагам. «Плоть и дух» (1:164–167).


Требуется программист