схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Симфония по творениям святителя Тихона Задонского

МОЛИТВА

I. ЧТО ЕСТЬ МОЛИТВА И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ

Молитва есть беседа с Богом (1:206).

Молитва есть беседа с Богом. Коль же великое дело есть человеку тленному с Богом великим и безсмертным беседовать! За велико почитаем с царем земным беседовать, кольми паче с Царем небесным и вечным беседовать великое и желаемое дело есть! (2:325) (также 4:15; см. БОГ, 90) (3:196; см. СЛОВО БОЖИЕ, 890).

Несравненно блаженнее... пред Богом живым... верою предстоять, верою на пресвятое Его лице смотреть, и советы сердечные, которые Он и прежде предложения нашего знает, предлагать, и от Него взаимно ответствующия милости ожидать! Христиане, истинные раби Христовы, так высочайшей милости и чести сподобляются! Сколько раз в молитве обращаются, столько раз с Богом удостоеваются разглагольствовать, и Ему, как отцу чада, любезно и со страхом и благоговением предстоя, о различных вещах предлагать (3:434).

Молитва бо истинная есть беседа с Богом: в молитве истинной человек к Богу приходит и приближается, и пред Богом предстоит и беседует с Ним. Коль же сие великое дело есть, кто не признает? За велико люди имеют с земным царем или князем, или иным каким высоким лицем беседовать, и за честь тое себе поставляют; как христианам за велико и за высочайшую честь не поставлять беседование с Богом, Царем небесным, Царем царствующих и Господем господствующих? Столько сие большее и честнейшее дело есть от онаго, сколько Царь небесный отстоит от земного, – отстоит же бесконечно, яко Создатель от создания Своего. Аще убо за велико сие почитаем, человече, и хощем того, то да отступим от неправды, по учению премудраго Павла: «да отступит от неправды всяк именуяй имя Господне» (2Тим. 2, 19) (3:257–258).

За немало почитается беседовать с царем земным: малое ли дело беседовать человеку с Богом, земному с Небесным, и созданию с Создателем, и смертному с Безсмертным, и рабу с Высочайшим Господем?! (3:412–413).

Достоинство молитвы великое: есть бо собеседование верныя души с Богом. Коль же великое и приятное дело есть человеку тленному с Богом великим и безсмертным беседовать (1:190).

Молитва есть беседа с Богом и уподобление Ангелам

Ангельское дело есть Богу предстоять и петь Его. АНГЕЛИ Богу предстоят и поют: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф» (Ис. 6, 3). Ангелам подражают и люди, когда Богу сердечно молятся и хвалят Его, якоже поют Христиане на литургии: «Иже Херувимы тайно образующе, и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе», и прочая. Видишь, Христианине, как велико есть Богу молиться и хвалить Его! Но кто хощет с пользою Богу в молитве предстоять, и с Ним беседовать и хвалить Его, и тако Ангельское звание совершать, тот должен Ангелам и подражать чистотою и добродетельми (4:316–317).

Прославление Бога есть ангельское дело

Ибо хвалити Бога есть ангельское дело. Ангели Божий непрестанно хвалят и поют Бога и взывают: «свят, свят, свят Господь Саваоф: исполнь вся земля славы Его» (Ис. 6, 3). Ангелам убо уподобляется тот человек, который от сердца Бога хвалит и поет; и еще на земли вкушает вечныя радости сладость. Ибо и в будущем веке не иное что избраннии Божии будут делать, как непрестанно Бога хвалить и петь, как видим в Апокалипсисе. Высочайшая убо христианская слава, честь и радость есть Бога хвалить, котораго Ангели святии хвалят (3:258).

Великая благость, что человек сподобляется беседовать с Богом

«Великое» благости Божией «дело есть» сие, что человек сподобляется с непостижимым Богом – Отцем и Сыном и Святым Духом беседовать, нужды свои Ему представлять и просить о них, хвалить, петь и благодарить Ему, что посредствием истинныя, верныя и смиренныя молитвы бывает, якоже святый Златоуст глаголет: «Егда молишися, не Богу ли беседуеши, рцы ми? Егда чтеши, слышиши Того беседующе тебе» (Бес. 6-я на 1 Сол.). За счастие свое вменяет человек, что с земным монархом разглагольствует: как же должно за великое благополучие христианам вменять того, что к беседе с небесным Царем, преблагим и милостивым Богом, допущаются, не токмо допущаются, но и привлекаются к Тому повелением и обещанием услышания прошения их! От сего, возлюбленный христианине, «вкуси и виждь, коль благ Господь наш» (Пс. 33, 9) (3:101–102).

Человек недостоин беседовать с Богом, но Бог Сам этого удостаивает человека

Без сумнения, сие известно, что недостоин человек с Богом беседовать: и христиане тое охотно признают. Кто бо достоин с Тем беседовать, пред Которым и «ангели лица своя покрывают, и не смеют на Него взирати» (Ис. 6, 2). Но Бог Сам, благодатию Единороднаго Своего Сына, того удостоевает их. Христиане, разсуждая величество Божие и Господа своего страшную славу, благоговеют пред Ним, падают и покорением духа глубоко смиряются; но, взирая на непостижимую Его благодать и милосердие, и благодать всесильнаго Ходатая своего Иисуса Христа, не отлагают дерзновения, якоже Пророк глаголет: «не на наша правды уповающе, повергаем моление наше пред Тобою, но на щедроты Твоя многия, Господи» (Дан. 9, 18) (3:435).

Бог прежде нашей молитвы знает все, что нам необходимо, но молитвой мы выражаем свою нужду и познаем помощь Божию

Знает Бог и прежде прошения нашего, чего мы требуем, якоже Христос глаголет: «весть Отец ваш небесный, яко требуете сих всех» (Мф. 6, 32), то есть пищи, пития и одежды и всех к житию нужных; и подает благая Своя праведным и грешным, яко милостив и щедр, «яко солнце Свое сияет на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя» (Мф. 5, 45). Такожде ведает, что и духовная благая, как-то: вера, благодать, мир совестный и прочая, нужна нам к спасению. Но нам должно знать, что вся благая от Бога происходит, «яко всякое даяние благо и всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Отца светов» (Иак. 1, 17). И ради того их верою от Бога просить должно, да познаем и признаем, что от Бога все приемлем; а приемля благодарить Ему, яко Благодетелю, туне нас милующему (3:101).

Молитва есть выражение истинной веры и надежды

Молитвою исповедуем тое, что Бог Сам глаголет: «Аз есмь Господь Бог твой», то есть показуем молитвою о себе, что мы инаго Бога не знаем, кроме Его, и на Него единаго всю надежду нашу полагаем, Ему единому покланяемся, Его единаго почитаем, от Него единаго милости ищем; и тем исповедуем, что Он есть Бог живый, вечный, вездесущий, всеведующий, всемогущий, о всех промышляющий и един всякое добро подающий, и есть Бог наш, Господь наш», Промыслитель наш, «и мы людие Его и овцы пажити Его» (Пс. 99, 3) (2:324).

Молитва показывает ВЕРУ христианина

К должности нашей к Богу надлежит: да молитвою и призыванием Его покажем нашу в Него веру, что мы истинно веруем в Него, инаго Бога кроме Его не знаем, всех благ источника Его исповедуем, надеемся на Него, как Отца истиннаго, Который чад Своих любит и просимое подает; якоже дети плотския не к чужому отцу, но к своему, от котораго родилися, с прошением приходят, – якоже Апостол глаголет: «како призовут, в Негоже не вероваша» (Рим. 10, 14) (3:100–101).

Молитва укрепляет ВЕРУ

Молитвою утверждается и умножается вера, по подобию древа, которое чем более орошается, тем более растет. Божия бо БЛАГОДАТЬ, как дождь тихий, снисходит на молящегося, и орошает сердце его, и плодоносным творит к творению добрых дел (2:324) (также 3:22; см. ВЕРА, 158).

Для укрепления веры нужно прилежно молиться Богу (4:165; см. ВЕРА, 157).

Человек, имеющий веру, сердечно молится Богу (4:165; см. ВЕРА, 141).

Человек, в котором угасла вера, оставляет молитву (4:166; см. ВЕРА, 152).

Кто молитвою к Нему не восходит, в том другою любовию занято сердце (1:86; см. ЛЮБОВЬ К БОГУ, 462).

Не имеющий веры Богу молится лицемерно (4:166; см. ВЕРА, 151).

Некоторые молитвы учащают, да видими будут человеки, и то есть не от веры (1:72; см. ДЕЛА ДОБРЫЕ, 299).

Оставление молитвы есть признак НЕВЕРИЯ

Оставление МОЛИТВЫ доказательство есть потерянные ВЕРЫ. Человек бо, пока в мире сем живет, всякому бедствию и искушению плоти, диавола и злых духов, и злых людей подвержен, которому бедствию, яко НЕМОЩЕН, противитися никак не может сам собою, без ПОМОЩИ БОЖИЕЙ, которая МОЛИТВОЮ испрашивается. МОЛИТВА бо есть оружие христианское противу врага ДИАВОЛА и прочих врагов. Того ради оставившему оружие следует оставить и БРАНЬ, и покориться врагу. Откуда усердно и часто, паче же «непрестанно повелено нам молитися» (Лк. 18, 1–7; Рим. 12, 12; 1Сол. 5, 17; Еф. 6, 18) (3:25).

Оставляющий молитвы теряет ВЕРУ

От оставления молитвы все противное последует. В оставляющем молитву оскудевает вера и исчезает; ибо человек сам собою не может противитися искушению, и так падает в безстрашие и всякий грех: от сего последует развращенное и безбожное житие, а далее отчаяние, наконец явная погибель (2:325).

Душевный живот примечается от действий духовных, т. е. покаяния, молитвы и т.д. (2:101; см. ДУША, 330).

Молитва есть проявление христианской любви к ближним

К должности, до ближняго касающейся, надлежит: понеже христианская любовь требует, чтобы мы и за ближняго нашего молилися, и как себе, так и ему просили добра у Бога нашего, якоже Апостол глаголет: «молитеся друг за друга, яко да исцелеете» (Иак. 5, 16) (3:101).

Молитва есть прошение добра, от благочестивых людей к Богу бываемое (2:324).

Молитва возводит человека на небо

Глаголется: «на небесех» – не яко Бог на небесех заключается, но молящегося от земли отводит и к небесным обителям возводит, глаголет Златоуст; такожде понеже тамо отечество есть избранных, и Бог в славе Своей тамо Себе показывает, и души святых Своих увеселяет. Иначе Бог «существенно» на всяком месте, на небеси и на земли есть, якоже Псаломник поет: Бог «наш на небеси и на земли» (Пс. 113, 11) (3:107).

Польза от молитвы

Неизреченная «польза», от молитвы происходящая; яко молитва смиренная всего у милостиваго и благаго Господа испрашивает, как на многих Cвятаго Писания местах примеры тому обретаются (3:101).

Молитва нужна христианину, так как ею он испрашивает все необходимое у Бога

К должности к самим себе: понеже мы как в телесных, так и духовных скудны, бедны и окаянны; и ради того должно верою искать всего добра от Подателя всех благ, небеснаго Отца (3:101).

Молитва есть свет душевный (4:379; см. ДОБРОДЕТЕЛЬ, 305).

Молитва есть всех благих ходатаица нам (4:40; см. МОЛИТВА, 554).

Молитва искренняя – средство к духовной мудрости (2:17; см. МУДРОСТЬ, 572).

Без молитвы духовная мудрость обрестися не может; молитва – знак духовного любомудрия (2:18; см. МУДРОСТЬ, 569).

Молитва Христу – Свету – вот средство, чтобы воссиял в душе свет Его благодати (2:23; см. БЛАГОДАТЬ, 35).

Без молитвы и Божией помощи, целомудрия и прочих добродетелей иметь не можем (1:233; см. ЦЕЛОМУДРИЕ, 1152).

Враг мешает молиться. Препятствует, расслабляет и отвращает сердце от Бога (2:260; см. ВРАГ, 197).

Молитва есть сильное оружие против ВРАГА

Сильное и действителънейшее есть на супостата сего оружие и молитва смиренная, усердная и чистая, которою хотя и всегда должно ограждать себе и противу неприятельскаго нападения приготовлять и вооружить, но паче тогда, когда он помыслами злыми нападает на нас, и теми, как стрелами разженными хощет уязвить сердце и совесть нашу. Молитвою бо испрашивается всесильная Божия помощь, и человек, отчаявшися в силах своих, на всемогущую Божию силу надеется, которою укреплен стоит противу врага своего, – и в своей силе немощен, но в Божией крепок, – посрамляет гордаго и высокоумнаго духа, плоть сый и кровь, что ему паче всякой муки язвительнейше. Откуда Христос к молитве так сильно увещавает нас: «бдите и молитеся, да не внидете в напасть» (Мф. 26, 41) (3:444).

Сильно есть оружие противу ВРАГА невидимаго «молитва». Молись убо сам, и научай молится людей твоих. Взаимная молитва есть, как крепкая стена противу врага, то есть, когда пастырь за людей усердно и с любовию молится, и ЛЮДИ за Пастыря от сердца к Богу вопиют. За себе самаго молиться нужда и беда убеждает; но за ближняго молиться убеждает ЛЮБОВЬ (4:365).

Молитвою вооружаемся противу искушения диавола, греха и всякаго неблагополучия. Молитва бо есть оружие христианское, которым противимся диаволу и служителям его, и сохраняем себе и град наш душевный (2:324).

В искушении христианин прибегает к Богу с молитвою (5:102; см. ИСКУШЕНИЕ, 8400).

Молитва – оружие против ИСКУШЕНИЙ ДИАВОЛА

...Везде нужно есть другое оружие, то есть молитва, без которой все наше ТЩАНИЕ и сопротивление бессильно. Во всяком убо искушении должно возводить очи свои ко Христу и молиться Ему: «Господи, помози мне»; или иначе как просить от Него помощи. «Возмогай» убо, христианине, «во Господе, и в державе крепости Его» (Еф. 6, 10). И как садовник отрезывает сучки и отрасли, древу вредные, дабы возрастше древо не повредили: тако ты возникающие злые ПОМЫСЛЫ тотчас пресекай мечем глагола Божия и молитвою, дабы укрепившеся не повредили и не умертвили внутренняго человека. Угашай искру, пока в пламень не возросла, и убивай врага, пока мал есть. Аще бо искру не угасиши, то великий огнь будет, и аще врага не убиеши, пока мал есть, то возрастши укрепится, одолеет тя и низложит тя. «Блажен иже имет и разбиет младенцы сия о камень» (Пс. 136, 9) (4:53) (также 4:49; см. брань, 124) (1:226; см. враг, 207), (3:25; cм. молитва, 537).

Молитва в ИСКУШЕНИИ избавляет от сети диавола

О, бедный грешник! возстенай и возопий из глубины сердечной ко Иисусу, Свободителю душ наших: воззови из сей погибели, якоже Иона из чрева китова, или якоже Манассия из средины уз, ко Всесильному Иисусу, да послет тебе помощь Свою, да, тою укреплен, исторгнешися от пагубныя сея сети; и потщися о сем, возлюбленне, заранее, пока еще не привлек тебя в погибель свою. Положи только начало доброе, и взывай к Нему со всяким усердием. Он, яко милосерд и человеколюбив, прострет Свою тебе Всесильную десницу, и исторгнет тя от сети сея вражия, и свободен будеши от нея (4:115).

Молитва есть оружие христианское (4:51; см. ЖИЗНЬ ХРИСТИАНСКАЯ, 367) (4:53; см. СЛОВО БОЖИЕ, 905).

Христианин защищает себя от демонов молитвою (4:54; см. ЧЕЛОВЕК, 1170).

Кто оставляет молитву, тот врагу уступает в брани (4:51; см. ЖИЗНЬ ХРИСТИАНСКАЯ, 367).

Молитвою преодолеваются препятствия на пути ко спасению (3:213; см. СЛОВО БОЖИЕ, 904).

Молитва испрашивает помощь Божию для борьбы с немощью, диаволом и врагами (3:25; см. МОЛИТВА, 537).

Необходимо молиться, чтобы помощь Божия пришла к нам и укрепляла и помогала нам (5:333; см. ГРЕХ, 285).

Просить помощи у Христа в духовной брани (4:51; см. ЖИЗНЬ ХРИСТИАНСКАЯ, 745).

В молитве просить помощи у Бога в борьбе с грехами (5:16; см. ВЕРА, 141).

Молитва есть средство к избежанию греха

Молитва частая, смиренная, прилежная, с сокрушением сердца; «бдите и молитеся, да не внидете в напасть», глаголет Христос (Мф. 27, 41) (1:130).

Молитва всегдашняя нужна хотящему противу греха подвизатися (2:136; см. ГРЕХ, 292).

Против пагубных чувств подвизаться молитвой (3:210; см. ЖИЗНЬ ХРИСТИАНСКАЯ, 374).

Без молитвы невозможно исправить себя (4:40; см. МОЛИТВА, 554).

Молитва просвещает, вразумляет, помогает и содержит в христианском деле (3:213; см. СЛОВО БОЖИЕ, 905).

Молитва святая и есть единственное убежище от злобы (1:132; см. ЗЛОБА, 394).

Молитва избавляет от скорби

Молитвою прогоняем печаль и скорбь. Как бо отраду получаем некую, когда верному нашему другу сообщаем нашу скорбь: так, или много более получаем утешение, когда скорбь нашу преблагому и милосердому Богу объявляем, и просим от Него утешения. Тако молитвою Давид святый скорбь и печаль свою сообщал Богу и получал утешение, как о том во многих псалмах показуется (2:325).

Молитва укрепляет терпение (2:301; см. ТЕРПЕНИЕ, 1047).

Молитва необходима при изучении слова Божия (1:55; см. СЛОВО БОЖИЕ, 913).

Молитва необходима, чтобы слово Божие имело действие в сердце (1:74; см. СЛОВО БОЖИЕ, 913).

Молитва Богу – усердно просить благодати у Него для уразумления слова Божия (2:47; см. СЕРДЦЕ, 853).

Христианин без молитвы, что воин без меча (4:49; см. БРАНЬ, 124).

Христианин без молитвы, что птица без крыльев

Знай, возлюбленне, что как птица без крил, и воин без оружия, тако христианин без молитвы. Молись убо усердно Христу Господу, и себе отдай Ему в правление, и будет по Своему человеколюбию исправлять и вести тебе к вечному животу и блаженству. Только и сам тщись и берегись: и Он, видя твое тщание, во всем будет тебе помогать. Читай часто со усердием «блажени непорочнии», и проч. (Пс. 118) (5:167).

Христиане – братья между собой и должны молиться друг за друга (3:106; см. ХРИСТИАНИН, 1070).

Необходимо молиться друг за друга

Молитися должно не токмо самому за себе, но друг за друга. Ибо все верные, по всему миру разсеянные, суть едино духовное тело, едину преблагословенную Главу имеющии – Христа, и единым Духом Божиим просвещаемые и наставляемые (Рим. 12, 5; 1Кор. 10, 17; 1Кор. 12, 12; 13, 20 и 27). Убо, как духовные уды едино духовное тело составляющие, должны друг другу помогать молитвою. Якоже в вещественном теле члены друг о друге пекутся, так и мы, друг за друга молящеся, аки един глас к небесному Отцу должны испущати с верою и любовию: «Отче наш, Иже еси на небесех» (2:328).

Молитва друг за друга

Когда просим тако: «остави нам долги наша», чрез сие показуется, что мы не токмо за себе, но и друг за друга молиться, и друг другу отпущения грехов просить должны (3:109).

Молитися по христианской должности не токмо за себе самого, но и за вся человеки: 1) «за царя, и за всех, иже во власти суть: да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте» (1Тим. 2, 1–2).

2) За проповедников слова Божия, пастырей и учителей, «да слово Господне течет и славится» (2Сол. 3, 1); да в житии и в звании своем будут исправны и непорочны; да право учат, и, что учат, того образ на себе показуют.

3) Друг за друга, якоже Апостол увещевает: «молитеся друг за друга, яко да исцелеете» (Иак. 5, 16). Откуда и Христос повелел молитися небесному Отцу вообще, как единым гласом, всем христианом, и глаголати: «Отче наш, Иже еси на небесех» (Лк. 11, 2; Мф. 6, 9).

4) Не токмо за братию и другов, но и за врагов молитися христианам должно. «Молитеся за творящих вам напасть и изгоняющия вы», глаголет Христос (Мф. 5, 44), «да будете», придает далее, «сынове Отца вашего, Иже есть на небесех, яко солнце свое сияет на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя» (Мф. 5, 45). Тако молился Сам Христос за врагов Своих: «Отче, отпусти им» (Лк. 23, 34). И святый Стефан: «Господи, не постави им греха сего» (Деян. 7, 10) (3:105–106).

Необходимо призывать Бога во имя Иисуса Христа

Молитися, или призывати Бога должно нам: Во имя Христа Иисуса Сына Божия, якоже Сам глаголет: «аминь, аминь глаголю вам, яко елика аще чесо просите от Отца во имя Мое, даст вам» (Ин. 16, 23). То есть молитися и просити Бога, не на свою правду и дела надеяся, но на правду Христову и заслуги Его высочайшия, и ради Его неповиннаго страдания и смерти, своей повинности просить прощения, по подобию мытаря, молившагося: «Боже, милостив буди мне грешному» (Лк. 18, 13). «Зане тем имамы приведение обои во едином Дусе ко Отцу» (Еф. 2, 18). И: «никтоже приидет ко Отцу, токмо Мною», глаголет Сам Христос (Ин. 14, 6). Ибо какое ни обещал Бог подать нам благословение, о имени Его обещал, яко «в Нем благословятся вся колена земная» (Пс. 71, 17; Гал. 3, 8), глаголет Писание. И тако с сею надеждою приступать ко Отцу небесному, и ради Единороднаго Сына от Отца милосердия просить и ожидать без сумнения (3:103).

Имя Иисуса да будет на сердцах

Сладко нам грешным имя сие «Иисус». Напишем имя сие на сердцах наших, и всегда тое с любовью да поминаем; и тем яко щитом крепким, да ополчаемся противу врагов душ наших, и защищаем себе и прогоняем их от себя. Трепещет бо имене сего все их темное полчище. Узнали они, что то «Иисус». О, Иисусе, надежда и хвала Израилева, помощи нам и спаси нас! Буди имя сие благословенно во веки! (5:88).

Земная жизнь есть время для молитвы (4:73; см. ЖИЗНЬ ЗЕМНАЯ, 352).

II. КАК ПРИОБРЕСТИ МОЛИТВУ И КАКОЙ ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ

Молитва возбуждается Духом Святым

Видишь, что, когда огонь коснется ладана или инаго какого благоуханного порошка, тотчас курение дыма бывает и приятное благоухание восходит. Так точно бывает, когда сердца человеческаго коснется благодать Святаго Духа, тогда востанет в таковом сердце воздыхание и молитва истинная, аки благоухание, от огня возбужденное, и восходит в высоту к небесному Отцу, и обретает у Него благодать и милость. Сей случай учит нас просить у Бога Духа Святаго, дабы Он возбуждал в сердцах наших истинную молитву, «о Нем же вопием: Авва Отче!» (Рим. 8, 15) (2:79).

Молитва есть дар Святого Духа

Что истинная молитва без действия Святаго Духа не может быти. Егда бо Сей благий утешитель коснется сердца нашего, тогда, яко от фимиама зажженнаго курение, от сердца произыдет воздыхание, святое желание и истинная молитва, и приближится к престолу благодати (3:104).

Молитве БЛАГОДАТЬ научает

Не имеет человек от себе истинной и сердечной молитвы: Божия благодать научает его, о чем молиться, и возбуждает в нем истинную и сердечную молитву. И как дым благовоннаго порошка, положеннаго на угле горящем, восходит: тако возбужденная благодатию Божиею молитва от сердца востает и восходит к Богу. Тогда человек кратко, но усердно молится и вопиет: «О Господи помилуй! О Господи ущедри! О Господи услыши и спаси!» Таковыя слова суть слова сердечныя, и устнами произносятся. Сии слова от избытка сердца уста глаголют. Таковая молитва, хотя краткая, но проходит небеса и входит во уши Господа Вседержителя (4:342).

Сам Бог возбуждает и научает молитве

1) Бог всех возбуждает к молитве и призывает, как о том на многих Святаго Писания местах обретается. 2) Молящагося услышати милостивно обещал: «просите и дастся вам» (Мф. 7, 7). 3) Сам Бог научил, как и молитися нам, якоже молитва: «Отче наш» (Лк. 11, 1–4) и псалмы и прочия молитвы пророческия показуют. Ибо мы сами от себе не знаем, как и о чем молитися, того ради милосердый Бог и тому нас научил (2:325).

К молитве побуждает нас Сам Бог, наши нужды, а также обстоятельства

К молитве следующия причины побуждают всякаго вернаго:

Сам Бог «повелевает» молитися и призывати Его: «призови Мя в день скорби твоея» (Пс. 49, 15). «Просите, ищите, толцыте», глаголет Христос (Мф. 7, 7). И на прочиих местах Святаго Писания таковоежде повеление обретается. «Нужда» наша, как телесная, так и духовная, убеждает нас к молитве. Телесная нужда во временных и к житию временному надлежащих; духовная, до спасения душ наших касающаяся. Многии обстоят нас «беды», напасти, утеснения, скорби и искушения, которых сами, без помощи Божией, которая молящимся подается, одолеть не можем (3:101).

Бог научает, как молиться (3:305; см. ПОКАЯНИЕ, 720).

Нужно молиться о помощи Божией (5:65; см. ЖИЗНЬ ДУХОВНАЯ, 376).

Просить Бога, чтобы научил молиться

Должно нам себе молитве приобучать, и о сем Господа Самаго просить, чтобы Духом Своим Святым научил нас молитися, якоже Апостоли просили Его о сем: «Господи, научи ны молитися» (Лк. 11, 11) (3:104).

Понеже «истиною и духом» молитися должно, и того сами от себе чинить не можем мы ради немощи нашей: того ради должно и о том молитися Богу, чтобы научил нас молитися и призывать имя Его духом и истиною. «О чесом бо помолимся, якоже подобает, не вемы», глаголет Апостол (Рим. 8, 26). Должно и нам просити Христа: «Господи, научи нас молитися» (Лк. 11, 1) (2:328).

Гугнивы и немы мы от природы к призыванию, славословию, хвалению и пению имени Его Святого; и сего ради должно к Нему воздыхать, чтобы отверзл язык и уста наша, и молитися ему: «Господи, научи нас молитися» (Лк. 11, 2) (2:41–42).

Истинной молитве следует учиться

Люди чего не знают, тому учатся; и чего не имеют, того ищут. Не знают художеств и наук; того ради входят в академии и школы, и тамо обучаются, и научаются, и бывают разумными: тако и нам должно делать во Христианском звании. Не знаем молитися: должно учиться тому. Откуду и Апостоли ко Господу молились: «Господи, научи нас молитися» (Лк. 11, 1). Изрядно научают нас молитися и славословити Бога каноны, о покаянии, о страстях Христовых, о воскресении Христовом сложенные и прочие в праздники чтомые, и прочия церковныя молитвы; научают и подвигают к истинной молитве и славословию, но с разсуждением и разумом чтомыя: а без того ничего не пользуют (4:326).

Молиться кратко, но часто

Молись Богу кратко, но часто и прилежно. Не токмо молись о себе, но и о всех христианах; сие бо есть звание монашеское. МОНАХ без молитвы, как воин на брани без оружия, враг всегда на монахов нападает. Не должно убо и нам дремать, а ему противиться и противу его стоять бдением и молитвою, по увещанию Христову: «бдите и молитеся, да не внидете в напасть» (Мф. 26, 41) (1:228).

Что значит непрестанная молитва

Молитися должно 1) «на всякое время» (Еф. 6, 18), «всегда» (Лк. 18, 1), «непрестанно» (1Сол. 5, 17). Молитися же всегда и непрестанно не тое значит, чтобы всегда читать псалмы или молитвы написанныя и кланяться, сие бо невозможное дело есть; ибо надобно всякому христианину дело по званию своему делать; такожде плоть утружденная требует упокоения, сна и прочая. Но значит тое, чтобы часто, во всяком начинании и деле ум, сердце и воздыхание к Богу возводить и просить тем у Него милости, помощи и защищения. Причина тому сия есть: понеже на всякое время САТАНА с своими злыми слугами наветует нам; такожде ПЛОТЬ всегда похотствует на дух, – которым врагам сами противитися не можем; того ради должно молитвою и от той помощию Божиею противу их вооружаться, стоять и крепиться (3:104).

Всякое время удобно для молитвы

Всякое время к молитве удобное есть, день и нощь, утро и вечер, полдень и полночь. К человеку с прошением не всегда можно приступать, понеже или нуждами, или немощию, или сном, или иным чим занят бывает, а ко Богу не тако, но всегда, и всякое время свободное есть; всегда двери отверсты нам, когда хощем приступать к Нему, пока в сем веце живем; всегда готов слушать прошение наше (Мф. 7, 7–8; Ис. 65, 24); всегда готов, яко благ, благодать «подать просящим» (Лк. 11, 13) (2:325).

«Погибает тое время, день, час и минута, в которое Господь от нас не благословляется» (4:391).

Бог всегда слышит молитвы

К Богу всегда приступ удобен, отверсты двери, только бы «смиренно и сокрушенно было сердце». До царя земнаго неудобно приступаем с прошением, а к Царю небесному без всякаго задержания всегда приходить можем, когда хочем; не надобно никого о докладе просить: прямо иди, приступай с надеждою (1:190) (также, 4:41; см. БОГ, 161).

Молитву Бог всегда слышит, но не всегда исполняет

Дети всегда у отца просят, но отец не все им дает, а только то, что нужно и полезно им: так христиане всего у небесного своего Отца просят, но не все им подает, а только нужное и полезное. «Кто есть от вас человек егоже аще воспросит сын его хлеба, еда камень подаст ему? Или аще рыбы просит, еда змию подаст ему?» (Мф. 7, 9–11) (4:15).

Молитва всегда и везде возможна

Что удивительнее и блаженнее, когда ни хотят и где хотят, всегда и везде тое свободно совершают. Ибо Бог на всяком месте есть, и всегда готов есть слушати беседы рабов Своих... Везде и всегда, когда хотят, раби Его приступают к Нему; всегда двери благодати к Нему отверсты, и милость всем, с верою и благоговением приступающим, без сумнения обещается. И, аще бы вси в едину минуту, сколько на свете людей есть, приступили к Нему подобающим образом, всех бы услышать готов был (3:434).

Понеже Бог на всяком месте есть, – «Бог наш на небеси и на земли», глаголет Псаломник (Пс. 113, 11), – убо на всяком месте и молитву слушает. Того ради на всяком месте молитися возможно. К царем и князем надобно далеко итить, трудиться ради нужды, а к Богу не тако. Где имеешься, тамо и Бог с тобою; тамо и молись Ему; тамо и слышит тебе. Тако Апостол святый «хощет, да молитвы творят мужие на всяком месте» (1Тим. 2, 8). И Христос глаголет: «яко приидет час, егда ни в горе сей, ни во Иерусалиме поклонитеся Отцу, но на всяком месте» (Ин. 4, 21) (2:325).

Необходимо молиться на всяком месте и во всяком положении

«На всяком месте» молитися. Тако Апостол глаголет: «хощу, да молитвы творят мужие на всяком месте, воздеюще преподобныя руки без гнева и размышления» (1Тим. 2, 8). Стоя, седя, ходя, почивая, делая что руками, в уединении и в собрании молитися возможно. Ибо всегда на всяком месте и во всех наших делах, и в ядении и питии, и в беседах богоугодных можем ум наш и сердце к Богу возводить, нужды наша со смирением и верою предлагать, и милости у Него просить, и глаголати: «Господи помилуй!» Тако Моисей посреде многочисленнаго народа, который из Египта вывел, и увидел их в тесноте, умом и сердцем воспел к Богу, хотя молитва Его словесная и не изображается в Писании, Бог бо глаголал ему: «что вопиеши ко Мне?» (Исх. 14, 15). Езекия, благочестивый царь, «на одре лежа», молися, и услышал его Бог (Ис. 38, 2 и 4). Иона «во чреве китове» молися, и услышан от Бога (Иона. 2, 2–11). Трие отроки «в пещи огненной» молилися, и спасены суть (Дан. 3, 24, 25–49). Бог бо не на внешний знак и расположение тела, как оно имеется, смотрит, но на СЕРДЦЕ, СМИРЕНИЕ и ВЕРУ и желание сердечное. Откуду написано: «желание убогих», то есть смиренных, «услышал еси, Господи; уготованию сердца их внят ухо Твое» (Пс. 9, 38) (3:104–105).

Везде и на всяком месте Ему молитися, призывати Его, пети и хвалити Его. «Близ бо Господь всем призывающим Его, всем призывающим Его во истине» (Пс. 144, 18) (5:66).

Молитва, в дусе и истине совершаемая, на всяком месте может творитися. Духом бо везде и на всяком месте, в доме и вне дома, в явном и тайном месте, при народе и без народа, ходя и седя и лежа, и на пути, и на торжище, и всегда и на всяком месте пред Богом свободно стоять и поклоняться и молиться можно. Дух бо всегда свободен есть, и везде и всегда может к Богу приступать, и с Ним беседовать и Ему поклоняться (4:413).

Молитва нужна везде (5:63; см. БЛАГОЧЕСТИЕ, 49).

Во время молитвы не забывать, что Господь близ, все видит и слышит

Вы, которые собралися в ХРАМ Господень на молитву и славословие Божие, слышите: «Господь близ»; Сам зде Господь, пред Которым стоите молящеся, и смотрит, как пред Ним стоите вы, каким духом и сердцем Ему молитеся, како поете и славословите его. Преклоняя колена и главу Ему, преклоняете ли и сердце ваше? Прося милости от Него, делаете ли и сами милость ближним вашим? Прося отпущения грехов, отпущаете ли и сами человеком согрешения их? Стоя пред Богом телом, стоите ли пред Ним духом и сердцем вашим? Моляся Ему языком, и глаголя – «Господи, помилуй», молитеся ли умом и сердцем вашим? Поете и славословите его устами, поете ли и сердцами? Внимайте сему, возлюбленнии: «Господь близ»; Сам Господь зде, Которому предстоите, Который смотрит на вас и слышит, как молитеся и поете Его. Берегитеся, любезнии, да не МОЛИТВА и славословие ваше в грех вам будет. Пред царем – человеком стоим со страхом и смирением, когда чего просим у него, и всем умом внимаем ему: кольми паче должно делать тое, когда пред Богом стоим, и молимся Ему! «Близ Господь всем призывающим Его, всем призывающим Его во истине: волю боящихся Его сотворит, и молитву их услышит, и спасет я» (Пс. 144, 18–19) (4:127–128).

Помнить, к Кому обращаемся и с Кем беседуем

Христианине, начиная молитися, поминай, что ты хощешь пред Богом стать, и стоять в молитве, и Ему говорить, и от Него милости просить, так, как раб пред господином, или подданный пред царем стоит, и кланяется ему, и милости от него просит. Веруй и думай, что Бог «близ тебе и пред тобою есть»: и тако возбудится истинная, сердечная и благоговейная молитва. Тогда будешь пред Ним падать со смирением и кланяться, и воздыхать и молиться, и глаголати: «О Господи помилуй! О Господи ущедри! О Господи услыши!» Тогда и сердце и ум согласен будет словам молитвы твоея (4:414).

Когда молишися, думай без сумнения, что ты пред Богом стоишь и падаешь пред Ним, и просишь Его о нужде своей, и беседуешь с Ним так, как подданный пред царем своим стоит и просит его, и тогда породится в тебе дух смирения и страха и надежды. Ибо Бог как велик есть, так благо есть безмерно и истинен. Разсуждение величества Его устрашит и смирит тебе, но разсуждение благости Его и истины ободрит тебе и утвердит в надежде, яко Он обещал услышати нас, «призывающих Его во истине» (Пс. 144, 18 и 19) (5:280).

Помни о вездеприсутствии Божием и породится в тебе молитва (5:280;см. ВНИМАНИЕ, 172).

Понеже Бог «Сердцеведец» есть, то и сердечные наши желания, воздыхания слышит и знает, хотя бы уста и молчали. «Желание убогих услышал еси, Господи, уготованию сердца их внят ухо Твое» (Пс. 9, 38). Бог бо не требует от нас слов. Человек человеку не может прошения своего иначе объявить, как только устами и посредством слов: а Бог без слова и самое помышление наше знает; и равно пред Ним как слово, так и помышление наше. Но еще и тое, что имеем помышлять, знает. «Ты разумел еси помышления моя издалеча», глаголет Псаломник (Пс. 138, 2). Убо молитва самим умом и без слов может совершатися. Тако молилася святая Анна, мати Самуилова, как о ней Писание глаголет: «и та глаголаше в сердце своем, токмо устне ея двизастеся, а глас ея не слышашеся» (1Цар. 1, 13) (2:325–326).

Бог внимает более сердцу, чем словам

Бог более внимает и слушает милость нашу, нежели молитву творимую, и более на сердце незлобивое, сострадательное, милостивное и доброхотное смотрит, нежели на частое повторение: «Господи, Господи». Бог бо есть милостив и праведен: яко милостив, любит милость, и творящаго милость милует, а яко праведен, отнимает праведно милость от того, кто сам не хощет миловать (5:298).

Молитва достойна, когда и ум и сердце к Богу возносятся

Христианине, хощеши ли пред Богом стоять всегда и Ему беседовать? Буди всегда умом и сердцем твоим с прелюбезным Богом, и сердцем и умом покланяйся Ему, и молись Ему и хвали Его; и будешь всегда ему предстоять и беседовать с Ним (4:317).

Человек к Богу обращается не телом, но духом

Когда человек к человеку обращается и приходит пред него, то телом обращается и приходит, хотя часто бывает, что сердце и дух отвращенный имеет. К Богу обращение не тако бывает. К Богу обращаемся и приходим не телом и ногами. Как бо и куда обратимся к Тому, Который везде и на всяком месте есть, и куда хощем идти, прежде пришествия нашего тамо есть? К Богу убо, яко вездесущему, не местом, телом и ногами, но сердцем и духом обращение бывает. К Богу обращаемся, когда познаем Его, что Он есть высочайшее наше добро и блаженство; и, оставивше прочия вещи созданныя, мир и суетствие его, и всякие грехи, яко Ему противные, Его единаго желаем и любим и ищем, и паче всех созданных вещей почитаем, и всегда Его в памяти имеем, и опасаемся, чтобы Его чем не оскорбить. Се есть истинное к Богу обращение! (4:156).

Молитва не в словах только, но в возношении ума и сердца к Богу

Истинная молитва состоит не в единых наружных словах и устном глаголании; но истинная молитва состоит «в дусе и истине» (Ин. 4, 23). Когда молимся Богу, то должно пред Ним стоять не токмо телом, но и духом, и молитву глаголати не токмо устами, но и умом и сердцем, и не токмо главу и колена преклонять, но и сердце наше пред Ним, и к Нему умныя наши очи возводить со смирением. Всякая убо МОЛИТВА должна от сердца происходить; и что язык глаголет, ум и сердце глаголати должны. Сего ради ничему так приобучаться не должно, как истинной молитве. Бог смотрит на сердце, а не на слова наши, и внимает воздыханию сердечному, а не глаголанию устному. «Господи! научи нас молитися» (Лк. 11, 1) (4:412–413) (также 5:234; см. ЛЮБОВЬ, 940).

Понеже не пользует тая молитва, в которой язык молится, а ум празден; язык глаголет, а ум молчит; язык Бога призывает, а ум разсеевается по созданиям, как сказано: того ради должно с помощию Божиею о том стараться, дабы и ум тое помышлял и делал, что язык глаголет, и словеса в молитве не иное что были бы, как толкование и свидетельство совета и желания сердечнаго; «от избытка» бы «сердца уста глаголали» (2:327).

Молиться необходимо от СЕРДЦА

Молитися должно не токмо языком, но и сердцем, то есть от сердца должна происходити молитва. «Из глубины, глаголет святый Златоуст, призывай Бога, якоже глаголет: «из глубины воззвах к Тебе, Господи»; из внутренности изведи глас твой». И мало спустя: «Не человеку бо молишися, но Богу вездесущему, и прежде гласа слышащему, и тайная сердца ведущему» (Беседа 19-я на Мф.). В молитве бо объявляем Богу сердечная наша желания, и потому должно и умом думать, и на сердце имать и желать тое, что языком и словами произносим. Иначе никакой не будет МОЛИТВЫ, но праздныя только слова (3:104) (также 4:413; см. МОЛИТВА, 546).

Слезы, происходящие от сокрушенного сердца, суть слова сердечной молитвы (4:324; см. СЕРДЦЕ, 836).

Молитва, от сердца произносимая, самая действенная

Моисей ничего устами не говорил, но только сердцем к Богу молился, когда привел Израиля к морю Чермному; но Бог ему глаголал: «что вопиеши ко Мне?» (Ис. 14, 15). Такожде Анна, мати Самуилова, ничего не говорила устами, но только сердцем единым воздыхала и вопила ко Господу: однако ж услышана была молитва ея, и получила желаемый плод молитвы своея (1Цар. 1, 13 и 20). Тако Бог внимает сердцу, а не устам нашим! Учися убо, христианине, Богу молитися духом и истиною, и тако Ему поклонятися, и Его призывати, и Его почитати. Бог на всяком месте есть, и всегда готов нас слушать: всегда и везде можешь Ему молитися и покланятися духом и истиною (4:413–14).

Молитва сердечная проявляется и во внешних знаках (4:324; см. СЕРДЦЕ, 836).

Внешние знаки молитвы необходимы, но Бог смотрит на сердце

«Внешние знаки молитвы» в Cвятом Писании примечаются сии: коленопреклонение (3Цар. 8, 54; Деян. 7, 60; Еф. 3, 14); 2) воздеяние рук (Исх. 9, 22, 23, 29, 33; 1Тим. 2,8; Пс. 142, 6); возведение очес на небо (Ин. 11,41; 17, 1; Пс. 120,1; 122, 12 и проч.). Однако ж сии знаки без внутренняго истиннаго благодеяния и усердия ничего не пользуют, яко Бог на сердце, а не на внешность и наружность смотрит, и не внешняго, но внутренняго, сердечнаго гласа слушает. Сего ради, хотя кто читает много молитв, или псалмов, или много поклонов отправляет, но без разума, внимания и сердечнаго смирения и усердия, таковый никогда не молится. Аще бо когда к человеку прошение наше предлагаем, тут ум, сердце и все наше усердие имеем; кольми паче сие должно показывать, когда в молитве пред Богом, «сердца и утробы испытующим» (Пс. 7, 10) стоим и прошение наше простираем; надобно тут неотменно весь ум и сердце собрать, сколько возможно человеку, плотию немощною обложенному (3:105).

Должно внутренне и внешне соответствовать словам молитвы

Когда видишь подданного своему царю предстоящаго и просящаго у него милости, примечай, что он тогда делает? Стоит со благоговением, главу преклоняет и на колени падает: ум и сердце его все тут присутствует; не помышляет ни о чем другом, но в едином том прошении ум углублен имеет. От сего случая учиться должно нам христианам, како к Царю небесному приступать с прошением: помышлять, кто мы и к Кому приступаем. «Аз земля и пепел», глаголет Авраам к Богу в молитве (Быт. 18, 27). Кольми паче нам тое о себе помышлять должно, которые далеко отстоим от Авраама, с каким убо СМИРЕНИЕМ, БЛАГОГОВЕНИЕМ, УНИЧТОЖЕНИЕМ СЕБЕ САМИХ пред величеством Его главу и СЕРДЦЕ преклонять и весь состав души и тела пред Ним повергать: яко на смиренных только призирает Бог. «Призре на молитву смиренных, и не уничижи моления их», глаголет Псаломник (Пс. 101, 18). Но как о величестве Его, так и о великой Его к нам милости тогда помышлять должно; якоже бо величество Его, тако и милость Его», глаголет Писание (Сир. 2, 18). Притом, когда к праведному и святому Царю нашему и Богу приступаем, должно отступить от неправды, по учению апостола святого: «да отступит от неправды всяк именуяй имя Господне» (2Тим. 2, 19) (2:38–39).

Прославляя Бога, необходимо иметь СЕРДЦЕ, согласное со словами

Но когда уста отверсти на похвалу Божию, христианине, хощем, то должно и сердце им согласное имети. Ибо устная похвала, как и молитва, без сердца ничтоже есть, но есть только глас и шум словесный. Бог бо не так на уста наши, как на сердце наше смотрит, и слушает только молитву и похвалу, от сердца происходящую. Сего ради глаголет Апостол: «воспевающе и поюще в сердцах ваших Господеви» (Еф. 5, 19). Такожде, когда хощем Ангелам святым подражать в похвале Божией, то должны им подражать и житием нашим, уклоняться от греха и творить волю Божию, якоже они творят, сколько можно человеку в немощной плоти. Иначе скажется и нам: «приближаются Мне людие сии усты своими, и устнами чтут Мя: сердце же далече отстоит от Мене» (Мф. 15, 8) (3:258–259).

Слова без сердечного согласия не имеют пользы

Как сердечная молитва без гласа и слов может быть, так уста без сердца, и слова без разума, и глас внешний без внутренняго сердечнаго усердия ничего не пользует. Ибо глас внешний и слово должно быть согласно со внутренним помышлением; и слово не иное что, как извещение внутренняго состояния. Бог же проницает сердце наше; и смотрит на сердце, а не на слова (1Пар. 28, 9; 1Цар. 16, 7). Следственно слова без сердечнаго согласия ничтоже суть. Тогда сие бывает, когда иное глаголет язык, иное помышляет ум. Сего ради должно тщаться, чтобы и сердце молилося, когда молится язык, и ум помышлял тое, что уста глаголют; чтобы сердце согласно было слову, и слово сердцу, и помышление в том упражнялося, что гласом произносится (2:326).

Когда в СЕРДЦЕ нет, и вообще никакой молитвы нет

Чего в сердце не имеется, того и в самой вещи нет; и что в сердце есть, тое и в самом деле имеется. В сердце нашем нечестие, или благочестие есть. Молишься, поешь, славословишь и благодаришь Бога устами; но когда в сердце нет того, молитва, песнь и благодарение твое ничтоже есть. Покланяешься Богу и колена преклоняешь, но когда сердца не преклоняешь, ничтоже есть поклонение твое (3:198).

Если человек не обратился всем СЕРДЦЕМ к Богу, то молитва ему не принесет успеха

Человеку, который истинным сердцем к Богу не обратился, и в покаянии не находится, но во грехах пребывает, чтение псалмов и прочиих молитв ничего не пользует. Обратимся убо, возлюбленне, всем сердцем к Богу, и подражаем Давиду в покаянии его; и тогда с пользою нашею будем петь или читать святые его псалмы и молиться. «Очистим себе от всякия скверны плоти и духа, творяще святыню в страсе Божием» (2Кор. 7, 1) (1:202).

Приступая к беседе с Богом в молитве, очистить сердце от всего противного Богу

Якоже убо в молитве, приступая к Богу и Ему беседовати хотя, тако приступая к чтению СЛОВА БОЖИЯ, и от Него беседу с пользою нашею слышати желая, должны себе прежде очистить от всего того, от чего Бог, яко «Святый», отвращается, и что слову Его «Святому» противно. Иначе как молитва наша, так и чтение и ПРОПОВЕДАНИЕ слова Его не полезно нам будет. Страшно бо есть приступать к Богу тому, кто грехами осквернен, и беседовати нечистому с Тем, Который самая есть Святыня, и слово Его, яко слово уст Его, восприимати во ум и уста свои, мерзостьми греховными окаленныя. Примечайте сие, служители Божии и проповедники, которые слово уст Божиих во уста ваша восприемлете и проповедуете, и всякий христианин, который имя Божие исповедует! Имя бо Его свято и страшно есть, которое устами твоими восприемлеши, и отверзаеши уста твоя к Богу святому и страшному в молитве и славословии Божии. «Да отступит от неправды всяк, именуяй имя Господне», глаголет Апостол (2 Тит. 2, 19) (3:204–205).

Уподобляться Ангелам, чтобы с ними вместе некогда на небе Бога прославлять

Слышишь благоприятное пение или в Церкви, или инде: помяни тогда, что Ангели на небеси тако поют Создателя и Бога нашего (Ис. 6, 3). Подражай и сам Ангелам святым, и пой на земли Создателя и Бога твоего, да и на небеси сподобишися некогда пети Его с ними. Приставай и ты к святым оным певцам, и песнь свою с песнию их связывай. А чтобы пение твое Богу благоприятно было, то чистотою и житием последуй небесным оным чинам, и, поя устами, пой и сердцем. Сладкая музыка есть, когда голоса хороши и между собою согласны; тако благоприятна Богу песнь бывает, когда певец свято живет и добрые нравы имеет, и устному пению сердечное согласует, и со устами и сердце поет. Ангельское дело есть петь Бога. Ангели бо не иное что на небеси делают, как непрестанно Бога поют. И мы убо, когда Бога поем, Ангелам подражаем, и дело их творим (4:414–415).

Желая славословить Бога в молитве, необходимо определенным образом настроиться

Когда хощешь хвалити имя Его, хощешь «славословити» Господа твоего: то и сие разсуждай, каковыя ты уста имеешь? «Не красна похвала во устех грешника», глаголет бо Писание (Сир. 15, 9). Итак, аще неосужденно хощешь похвалить Создателя твоего, егоже непрестанно хвалят небесныя силы, Емуже Херувимы и Серафимы непрестанными взывают гласы: «свят, свят, свят Господь Саваоф» (Ис. 6, 3): то принеси уста чистыя, очисти сердце твое. Поя устнами, воспой купно и «духом», да песнь твоя Богу приятна будет (1:66).

Должно очиститься, а затем к Богу приступать

Сам Бог по Своему человеколюбию призывает нас, как выше о том неоднократно сказано. Но грешная душа не разумеет и пренебрегает тое. Царь земный зовет к беседе, и как спешится, сказать неможно, но Царь небесный всегда зовет, и не хощем. Однако ж хотящему с Богом в молитве беседовать должно прежде очистить себе покаянием. Царь земный не терпит смрадных рубищ: тако Царь небесный отвращается души, которая смрадными грехов рубищами замарана. Должно убо сии рубища души от себя отринуть, и тако к небесному Царю приступать (3:350).

Молитва действительна,

если уста не оскверняются грязными словами, а руки грязными делами

Страшное и святое имя Божие исповедуеши, и в молитве призываеши и поеши: но не оскверняеши ли тех уст, которыми Бога исповедуеши и поеши, не оскверняеши ли, говорю, сквернословием, клеветою, злоречием, буесловием, кощунством, осуждением, лестию, лжею и всяким гнилым и праздным словом? «Осмотрись!» Воздеваеши руки твоя к Богу Великому и Святому: но не порочиши ли их хищением, граблением и всякою неправдою? не имееши ли на ближняго твоего ненависти и злобы? не желаеши ли ему отмстить и повредить как-нибудь? (4:185–186).

Приступать к Богу, очистившись от грехов, да не всуе будет молитва наша

«Да отступит от неправды всяк именуяй имя Господне» (2Тим. 2, 19). Да отступим от неправды, греха и беззакония, когда хощем приступать к Богу неосужденно и с пользою нашею. Ибо глаголет Пророк: «яко Бог не хотяй беззакония, Ты еси: не приселится к Тебе лукавнуяй, ниже пребудут беззаконницы пред очима Твоима: возненавидел еси вся делающия беззаконие» (Пс. 5, 5–6). Всяк бо беззаконник мерзок есть пред очима Божиима, и приносяй молитву свою, которая есть христианская жертва, есть «яко убиваяй пса» (Ис. 66, 3). Но «зрит Он милосердо токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Его» (Ис. 66, 2). Разсуждай сие, христианине, который не хощеши и греха оставить и хощешь Богу молитися (3:258).

Чрез Пророка глаголет Бог: «егда прострете руки ваша ко Мне, отвращу очи Мои от вас: и аще умножите моление, не услышу вас; руки бо ваша исполнены крове» (Ис. 1, 15). Должно убо оставигь грех, покаяться и берещися греха, который нас разлучает от Бога, и пред Богом мерзкими и гнусными нас делает, и молитву нашу безполезною творит, да не во веки от Бога и избранного Его стада отлучимся (3:272).

Когда к Богу молимся: «глаголы моя внуши Господи», и проч., то и мы должны памятовать и творить, что Бог нам глаголет: внемлите, людие Мои, закону Моему приклоните ухо ваше во глаголы уст Моих (Пс. 77, 1). Аще убо хощем, чтоб Господь услышал нас молящихся, то должны и мы слушать Его повеления, и заповеди Его исполнять: без того тщетна бывает наша молитва. «Грешники бо Бог не послушает: но аще кто Богочтец есть, и волю Его творит, того послушает» (Ин. 9, 31) (1:201).

Молитва, если хощешь, чтобы она была услышана, должна отвесть тебе от греха. Кто бо грешит и от греха не отстает, того молитва не приемлется (1:109).

Всячески противиться ПОМЫСЛАМ, от врага навеваемых

Понеже молитва всяких благих виною нам бывает; а САТАНА, ВРАГ наш, ведая великую сию пользу, от молитвы нам происходящую, всяким образом препятствует нам, то мысли о мирских вещах предлагая, то злыми помышлениями скучая нам, то УНЫНИЕ влагая: то и благочестивым надобно в молитве осторожными быть, врагу противиться, мыслям не допущать РАССЕИВАТЬСЯ, и Богу единому внимать, дабы как телом, так и духом пред Богом стояли, и как телом пред Ним падаем, так и духом пред Ним падали, и что язык говорит, о том бы УМ и СЕРДЦЕ не молчало; словом, чтобы внутренность молящегося с наружностью согласна была (4:40).

Всякий грех заключает двери к молитве, пока человек пребывает в нем (3:104; см. МОЛИТВА, 556).

Молитва человека, не желающего расстаться с ГРЕХАМИ, не принесет пользы

Грешник, к Богу в молитве приступающий и жития нехотящий исправить, ничего не успеет; но когда хощет милость от Бога получить, должен себе исправить (2:39).

Како бо приступишь к Богу, и будешь просить Его: «остави мне ГРЕХИ моя, Господи», а сам их не оставляешь? Како будешь нарицать Его: «Господи мой», а сам мамоне работаешь, и раб есть греха? «яко всяк, творящий грех, раб есть греха» (Ин. 8, 34). Како скажешь: «Царю мой и Боже мой», а сам попущаешь греху над тобою царствовати? Како скажешь: «услыши мя, Господи, и помилуй», а сам не хочешь Его слушать и прогневлять не престаеши? Како можешь к Нему звати: «на Тя, Господи, уповах», а сам уповаешь на князей своих защитников, на силу, хитрость, сан свой, на сребро, злато и прочее создание, яко в нужде к тем ради помощи и защищения прибегаешь? Како можешь петь: «прильпе душе моя по Тебе» (Пс. 62, 9), или: «мне же прилеплятися Богови благо есть» (Пс. 72, 28), а сам прилепляешися миру (3:272).

Если призываешь Бога в молитвах, но не уподобляешься Ему нравами, то молитва твоя суетна (3:216; см. ХРИСТИАНИН, 1077).

Как призывать Отца, когда по жизни не являемся Его детьми?

Убо-де христианам, которые неисправно живут, Бога как Отца призывать, якоже истинные христиане призывают, невозможно? – Подлинно невозможно правильно и с пользою их, пока себе не исправят и истинно не покаются. Сам разсуди, како без зазрения совести будут Бога, яко Отца, призывать, Который есть святый, праведный, истинный, благий, милостивый, щедрый, и проч., а нравами своими показуют противное, что они не сыны Его, но противники? Како блудники и прочие сластолюбцы сказать могут Богу «святому: Отче наш», а сами от святыни и чистоты удаляются и подобятся скотом?.. Како льстецы и лукавцы Бога, «Иже есть истина», Отцем призовут, а сами подобятся отцу лжи, диаволу, «иже есть отец лжи и во истине не стоит», по свидетельству Христову? (Ин. 8, 44). Тоежде разумети должно и о прочиих злонравных христианах, которые свойства новаго рождения не показуют (3:98–99).

Молитве препятствует ГРЕХ, ЗЛОБА, ОБИДА

Молитве препятствие чинят следующая: грех содеваемый, когда кто от греха отстать не хощет; напр., прелюбодеяние и всякая нечистота, хищение, мздоимство, пьянство и проч... Апостол глаголет: «да отступит от неправды всяк именуяй имя Господне» (2Тим. 2, 19). Сего ради должно оставить грех содеваемый и примиритися с Богом хотящему молитися, и тако с надеждою приступати к Богу... Гнев и злоба, на ближняго в сердце питаемая... Немилосердие к ближнему... Убо должно самим нам милость к ближним делать, когда хощем милость у Бога получить... Препятствует обида ближнему сотворенная и ненагражденная... Христос же глаголет к тебе: «шед прежде смирися с братом твоим». Сего ради должно смиритися с братом, и тако молитися (2:328–329).

Увлечение внешними украшениями препятствует молитве (2:160; см. УКРАШЕНИЕ, 1055).

Молитва бесполезна, если человек не кается

Како можешь возвести сердце твое к Нему, которое исполнено есть злобою и прочими злыми похотьми? Како воздвигнешь к Нему руки твоя, которыя оскверняешь хищением, граблением, лихоиманием, биением, нечистым прикосновением, и проч.? Како отверзеши уста твои на славословие и хвалу святого имени Его, – уста, которые оскверняешь злословием, сквернословием, лестию, лжею, клеветою, осуждением и прочим калом греховным? Словом, вся Псалтырь и все молитвы, в церковных книгах написанныя, не приличествуют тому грешнику, который грехов оставить и творить истиннаго покаяния не хощет (3:272).

Главные условия молитвы – ни на кого не гневаться и примириться со всеми

«Прежде молитвы» требуется: «Первое». Ни на кого не гневаться, не злобиться, но всякую обиду оставить, чтобы и самим Бог оставил грехи. «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Аще не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 12 и 13). «Второе». Примириться с тем, кого обидели или словом, или делом. «Аще принесеши дар твой ко олтарю и тут помянеши, яко брат твой нечто имать на тя: остави ту дар твой пред олтарем, шед прежде смирися с братом твоим, и тогда пришед, принеси дар твой» (Мф. 5, 23 и 24) (1:190).

Чтобы получить прощение, необходимо самому простить

Хотя с пользою молитися, остави ближнему согрешения, да неосужденно Отца небеснаго призовеши, глаголя: «Отче наш, Иже еси на небесех» и проч. «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». И ежели не оставишь ближнему согрешений, знай, что и тебе от Бога не оставятся согрешения (1:103).

Кто не прощает, того молитва не угодна Богу

Не можно тому и молитися, кто ближнему не оставляет согрешений. Како бо скажет: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим?» Отпусти ближнему твоему сто пенязей, чтоб тебе тму (то есть десять тысячей) талантов отпустил Господь (Мф. 18, 23–25). Какого имать хочешь к себе Бога, таков буди к ближнему твоему (1:172).

Кто не прощает ближнему, того молитва не услышится

Не можно тому и молиться Богу, кто ближнему не оставляет согрешений. Как бо скажет: «Отче! остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим», – что в молитве Господней заключается, – а сам не оставляет? Бог бо знает сердце человеческое и на сердце смотрит, а не на слова. И тако какое СЕРДЦЕ, такая и молитва его. Когда сердце злобы исполнено, убо и молитва есть пустая. Паче же таковый, хотя просит Бога устами, чтобы оставил ему согрешения, но сердцем не хощет того оставления, ибо сам не оставляет. Бог бо сердца слушает, а не слов. И потому злобный с темижде грехами отходит от молитвы, с каковыми приходит к молитве, и когда еще не с множайшими. Ибо пишется: «и молитва его да будет в грех» (Пс. 108, 7) (2:361) (также 5:185; см. ОСКОРБЛЕНИЕ, 628).

Молитва человека, имеющего злобу на другого, не доходит к Богу

Злобующим на ближних своих, и отмщение на них помышляющим, такожде заключен к Богу приступ. Какой милости надеяться тому у Бога, который сам над подобным себе человеком не хощет сделать милости, и грешник грешнику не хощет простити? (2:39).

Молитвы читать все со ВНИМАНИЕМ, оставляя все житейское

Молитвы, на Божественной литургии чтомыя, читайте со всяким вниманием и усердием, и отправляюще службу, наипаче святую литургию, весь ум соберите, и собравше к Богу возводите, яко к Богу предстатели о людех Его; а земная и житейская, вся оставляйте, и ни о чем земном не помышляйте, стоя пред Богом. Богу бо предстоите, служаще ему и о своих гресех и о людских Его умилостивляюще (1:13).

Стоиши пред Богом на молитве телом?.. Но стоиши ли духом? Покланяешися пред Ним телом? Но покланяешися ли духом и сердцем? Не иное ли в молитве язык говорит, а иное ум помышляет? «Внимай себе». Просиши у Бога прощения согрешений? Но сам прощаеши ли ближнему твоему? (5:297–298).

Молитва внимательная преклоняет Бога на милость

Когда человек пред царем своим стоит и от него просит милости, со смирением и благоговением на него взирает, колена преклоняет и падает пред ним, весь ум и мысли тут собраны имеет, о том тщится и старается, как бы царя на милость преклонить и желаемое получить. Видишь, христианине, как человек у человека милости просит! какое внимание, смирение и благоговение показует, желая просимое получить! – От сего примера учимся мы, како нам должно в молитве стоять пред Господом Богом и Царем нашим, со умилением взирать на пресвятое лице Его, колена со смирением преклонять и падать пред его величеством и желаемое просить (4:39).

Молитва истинная – собирать рассеивающиеся помыслы

К молитве должно себе нудить и обучать, дабы не в словах единых была молитва; должно разсевающияся помышления собирать и привязывать к молитве, и что глаголется словами, тое бы разсуждал ум, и тако сердце с воздыханием к Богу возводить (2:108).

Чтобы молитва была внимательной и сердечной, помнить о вездеприсутствующем Господе

Тщаться о том, что Псаломник глаголет: «предзрех Господа предо мною выну» (Пс. 15, 8), дабы хотя и всегда, но наипаче в молитве Бога пред собою зреть, верою пред Ним с раболепным смирением стоять, Ему нужды свои предлагать, и с сердечным преклонением главу и колена преклонять, и тако ожидать милости от Него: якоже делаем, егда предстоим земному монарху и от него милости просим. Такое устроение не попустит уму нашему разсееваться в молитве. Того ради, когда хочем молитися, прежде начала молитвы помышлять и в уме положить должны мы тое, что пред Богом хочем стать и о своей нужде Его просить (2:327).

Молитва,

читаемая без рассуждения и внимания, есть только шум

Молитвы, каноны и стихи церковные, со скоростию и без разсуждения и внимания чтомые, не ино что суть, как только один шум, как сам видишь, христианине; и более они, тако чтомые, Бога раздражают, нежели умилостивляют. Таковые, хотя часто мнятся молитися, однако ж никогда не молятся. Лучше перед Богом сказать от сердца и со смирением и благоговением два или три слова, нежели много прочитать молитв и канонов без разсуждения и со скоростию. Бог внимает внутренности, а не внешности, и слушает вопиения сердечная, а не устная (4:413).

Молитва без БЛАГОГОВЕНИЯ и ВНИМАНИЯ не только бесполезна, но и вред приносит

Чтение молитв со скоростью и как может язык исправиться, ничего не пользует. Чтомые стихи и поемые песни вдруг шум только один делают, а читающим и поющим не токмо не пользуют, но и в грех обращаются. Отсюду бывает, что попы, клирики и прочие люди, тако читающии и поющии, не токмо не исправляются, но и в горшее успевают. Ибо никогда не молятся, хотя и часто в церковь ходят и молятся. МОЛИТВА бо есть всех благих ходатаица нам; и потому без МОЛИТВЫ невозможно исправить себе, ЖИТЬ похристиански и добро творить. Всякаго бо добра надобно у Бога просить. Без БОГА христианин добрым быть не может, зли сущие (4:40).

Премногие христиане о том «великом» небрегут; многие делают, но с крайним небрежением. Ибо или с великим поспешением, и как может язык исправиться, или без всякаго разумения, молятся и поют, и, как сказать, не знают, кому и о чем молятся, кого и о чем поют. Таковым приличествует слово Божие: «Приближаются Мне людие сии усты своими, и устнами чтут Мя; сердце же их далече отстоит от Мене» (Мф. 15, 8) (4:316–317).

Молитва должна быть смиренной

Молитва должна быть со смирением и благоговением. Христианине! помяни, кто и пред кем стоишь в молитве твоей? Земля и пепел, к тому же грешник, пред Богом святым великим и непостижимым стоишь! Помяни, с кем беседуешь в молитве? кому говоришь: «помилуй Господи; подай Господи; Ты Господи; Тебе Господи», и прочая? К человеку царю, или господину, или како власти смиренно и благоговейно говорим: несравненно большее смирение и благоговение нужно есть, когда пред Богом стоим и беседуем с Ним: Бог бо несравненно всякаго человека превосходит, и величество Его непостижимо (4:413).

В молитве необходимо смирение и благоговение, так как обращаемся к Богу и беседуем с Ним

О, человече! помяни в молитве твоей, что ты пред Богом стоишь, Богу беседуешь, Богу говоришь: Господи помилуй! Господи ущедри! Господи услыши! Господи, спаси! и проч. и псалмы ли читаешь, или песни церковные поешь, Бога поешь, к Богу простираешь речь твою: Ты, Господи, Тебе, Господи! и прочее. – Кто ты? земля и пепел и грешник. Пред кем стоишь и беседуешь? пред Богом святым и страшным, пред Которым вся создания, видимая и невидимая, как ничто. Ты малый и бедный червячок, к тому же и грешник, Богу вечному, непостижимо всемогущему, предстоишь и молишися. Сам убо разсуди, какое зде смирение и благоговеинство потребно тебе! Царю земному со смирением предстоим, и просим Его: кольми паче Царю небесному! (4:39).

Молитва без смирения невозможна

Без смирения такожде тщетно приближение и приступ к Богу бывает. Аще бо пред человеком смиряемся, желая от него чтолибо получити; кольми паче пред Богом, Который, «гордым противится», смиряться, падать, издать и усердие показывать должно (2:39).

Без СМИРЕНИЯ неполезна молитва бывает, ибо «гордым Бог противится». Напротив того, на смиренных, милостивно призирает Бог: «призре на молитву смиренных, и не уничижи моления их», глаголет Псаломник (Пс. 101, 18). Тако призрел на молитву смиреннаго мытаря, хотя грехами и обременен был, – якоже отринул гордое самохвальство фарисейское. «Яко, всяк возносяйся, смирится: смиряяй же себе, вознесется» (Лк. 18, 14). Тако сотник в Капернауме, который вменял недостойна себе, чтобы в дом его Христос вошел, получил желаемое, да еще с похвалою: «ни во Израили толики веры обретох», глаголет Христос (Мф. 8, 10)... Ибо где вера истинная, тамо и смирение есть, смирение бо от веры неотлучно. С такою верою и смирением и нам должно приступать к величеству Божию, когда хощем чего просить и просимое получить, – помнить, кто мы и к кому с прошением приступаем (2:263).

Необходимое условие молитвы – познание своей бедности и упование на милость Божию

Молитва не бывает услышана, когда Бог на милость не преклонится. Сего ради Давид перво просит милости у Бога, и тако услышанной быть молитве его... Его примером научаемся мы, како нам молитися должно, то есть признавать пред Богом свою бедность, и признанием своея бедности на милость Его преклонять и в молитве не на правду нашу и некия заслуги, но на Его щедроты уповать, якоже Даниил пророк молился: «не на наша правды уповающе, повергаем моления наша пред Тобою, но на щедроты Твоя многия, Господи» (Дан. 9, 18)... Отсюду фарисей, изчитая дела и заслуги своя пред Богом, молился безполезно: якоже мытарь, признавая бедность и окаянство свое пред Ним, и на едину милость Его надеялся, молился с пользою: «яко сниде сей оправдан в дом свой, паче онаго» (Лк. 18, 14) (1:200).

Молитва рождается от испытания своего сердца (5:160; см. ИСПЫТАНИЕ, 421).

Самопознание научает молитве (4:327; см. САМОПОЗНАНИЕ, 821).

Кто хочет светом Божиим просветиться, тому следует с сокрушением сердца молиться (4:12; см. ПОКАЯНИЕ, 711).

Страх Божий в христианине истинную молитву возбуждает (5:66; см. СТРАХ БОЖИЙ, 1000).

Страх Божий и любовь великия суть дарования, и от Бога происходят: сего ради надобно о том усердно молиться (1:207; см. СТРАХ БОЖИЙ, 994) (2:257; см. СТРАХ БОЖИЙ, 994).

Память и размышление о страшном суде приводят к молитве (5:46; см. СУД СТРАШНЫЙ, 1021) (4:94; см. СУД СТРАШНЫЙ, 1021).

Размышления о вечности подвигают к усердной молитве (5:109; см. РАЗМЫШЛЕНИЕ, 793).

Приготовляться к суду Божию усердною молитвою (5:22; см. СУД БОЖИЙ, 1022).

Молитва истинная с размышлением должна быть

Истинная молитва от размышления бывает, того ради молитву с размышлением и начинать и творить должно (2:327–328).

Рассуждения, возбуждающие к молитве

Бог Сам призывает, возбуждает, увещавает к молитве. «Просите, ищите, толцыте», глаголет Христос. Бог обещает молитву вернаго услышать: «просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; толцыте и отверзется вам», и прочая, глаголет Христос... молитвою испрашивается благодать Святаго Духа, которая помощствует в подвиге противу греха (Лк. 11, 13). Молитвою вооружаемся противу врага нашего диавола, и тою прогоняем его. Молитвою избавляемся от всяких вредных и смертоносных случаев. Молитвою избавляемся от печали, скорби и получаем утешение души нашей. Молитва бо печальному, аки прохлаждение во время зноя. Без молитвы человек падает в безстрашие, и заблуждение, и крайнее развращение (1:190–191).

Молитва умная и сердечная – от размышления о всеведении Божием (5:68; см. ВСЕВЕДЕНИЕ БОЖИЕ, 82).

Молиться необходимо истинной ВЕРОЙ

«Вся, елика аще воспросите в молитве, верующе, приимете», глаголет Христос (Мф. 21, 22). Вера утверждается обещанием неложным, всемогуществом, истиною, милосердием и премудростию обещающаго Бога и заслугами Христовыми. А понеже ВЕРА есть дар Святаго Духа, Который не обитает в душе, оскверненной грехами, того ради «да отступит от неправды всяк именуяй имя Господне» (2Тим. 2, 19). Кто хощет к Богу приступать и желаемое получать, должно тому отступить от грехов, и верою во Христа Сына Божия примириться с Богом. БЛУД и всякая нечистота, хищение, ВОРОВСТВО, ВРАЖДА, ЗЛОБА, СРЕБРОЛЮБИЕ, лихоимание, КЛЕВЕТА, СРАМОСЛОВИЕ, проклинание, ПИЯНСТВО, ЛОЖЬ, ЛЕСТЬ, ЛУКАВСТВО и прочая сим подобная заключают двери к МОЛИТВЕ, пока человек в них пребывает. Да отступит убо от всех сих, кто хощет призывати имя Господне. «Подобает, глаголет святый Златоуст, молитися, но сквернами незамаранному. Что, аще впаду в погрешение, глаголеши? Очисти себе. Как? Плачи, стени, подай милостыню, примирися с тем, егоже обидел еси; очисти язык, да не более прогневаеши Бога, и прочая, да не и к тебе речет Господь: «аще умножите моление, не услышу вас» (Ис. 1, 15; Бес. 51-я на Мф.) (3:103–104).

Рождается молитва от веры (3:29; см. ВЕРА, 146).

Молитва происходит от НАДЕЖДЫ

Молитва истинная от надежды происходит. Как бо от человека ничего не просим, когда не надеемся от него желаемаго получить; напр. от нищаго и скупаго милостыни, от скудоумнаго совета, от немощнаго вспоможения не просим, ведая, что не могут нам дать, чего желаем: так кто не надеется от Бога желаемаго получить, не прибегает к Нему с прошением, но уклоняется к немощной твари. Напротив того, как к доброму и щедрому мужу многие прибегают, понеже надеются от него помощь в нужде своей получить: так кто твердую и непоколебимую имеет надежду на Бога, богатаго в милости и щедротах, просит от Него милости и помощи (2:323–324).

Молитва невозможна без истинной НАДЕЖДЫ

Таковому, который надеется на создание, и молиться правильно невозможно. Вера и надежда весьма нужна к молитве; и без веры и надежды молиться не можно. Како и с какою надеждою возведешь очи свои к Богу, а сам надеждою от Него отторгнулся и приложился к человеку или другому созданию? Молитва бо истинная «духом и истиною» совершается, а не токмо языком и словом. И Бог половины сердца, которое и к созданию, и к Богу хощет прилепляться, и потому на двое разделяется, не приемлет; но «всего» сердца от нас требует. Како убо прострет руки своя к Богу той, который простирает к человеку? Како без зазрения совести скажет: «Господи, помилуй»; а сам у человека немощнаго милости ищет? Како исповесть: «на Тя, Господи, уповах, спаси мя»; а сам уповает на князей и на сынов человеческих? Лицемерная у такого молитва, а не истинная, понеже иное на языке, иное на сердце имеет (2:319–320).

Молитва без любви христианской ничто же суть (2:43; см. ЛЮБОВЬ, 495).

Многие мнятся быть нечто; часто и много читают молитвы, но пользы нет, если нет любви (2:50; см. ЛЮБОВЬ, 496).

Молитва делается дерзновеннее от ЛЮБВИ к врагам

Любовь ко врагам делает дерзновение в молитве: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должникам нашим» (1:165).

Условия успешности молитвы

«Во время молитвы» требуется: «Первое»: смирение, яко земля и пепел, ктомуж и грешнии, величеству Божию предстоим и молим Его. Смирения знаки суть: главы преклонение, коленопоклонение, на землю себе повержение, в перси биение, и прочая. И сии знаки наипаче на уединенной молитве показывать.

«Второе»: надежда, яко Бог есть «вездесущий», потому молитву нашу слышит; всемогущий, и потому может все делать; «преблагий и милосердый» Отец всех, и для того хощет все дать, что нам нужно, и полезно, и воли Его святой не противно.

«Третие»: усердие сердечное или горячесть: «из глубины воззвах к Тебе, Господи, Господи, услыши глас мой» (Пс. 129). (1:190) (также 3:435; см. МОЛИТВА, 560).

Должно молиться со всяким усердием

Как прилежно должно нам молитися, Христос научает нас притчею о «друге», который в полунощи пришел к другу своему просить хлеба (Лк. 11, 5–8) – притчею о «вдовице», которая неотступно приходила к судии нечестивому и просила отмщения от соперника своего (Лк. 18, 1–8). И паки: «просите, и дастся вам; ищите, и обрящете; толцыте, и отверзется вам» (Мф. 7, 7). Должно бо не токмо просить, но искать; не токмо искать, но и толкать, то есть неотступно просить и очи свои душевные к милосердию Божию возводить (2:326).

Молитва усердная с верой получает просимое

Молитва прилежная с верою все получает, чему пример подает жена оная хананейская, во Евангелии упоминаемая... По подобию жены тоя, должно и нам с верою толкать в двери милосердия Божия, и вменять себе аки псов, которые ядят от крупиц, падающих от трапезы господей своих, да тако призрит и на наше смирение Иисус Христос Господь наш, Который призрел на смиренную и верную молитву жены хананейския (2:326–327).

Молитва требует много труда

Молитва бо, как есть великое добро и всех благ виновна, то многаго труда и обучения требует. И ничему так диавол препятствовать не тщится, как молитве нашей, ведая, что тою вся благая от Бога получаем. Почему должно со всяким усердием тщиться, чтобы молитва от сердца происходила, и ум и разсуждение чтомым молитвы словам было привязано (4:414).

Убеждать себя и нудить к молитве и ко всякому доброму делу, чтобы победить уныние и нерадение (1:247; см. УНЫНИЕ, 1058).

Молитва должна быть частой и усердной ко Христу (2:25; см. ЖИЗНЬ ЗЕМНАЯ, 357).

Молитва должна быть усердной о просвещении разума, исправлении воли, помощи нашему хотению и тщанию (2:12; см. СЛОВО БОЖИЕ, 913).

Без прилежной молитвы всякое усердие тщетно бывает (3:122; см. МОЛИТВА, 559).

Молитва особенно необходима в час смерти

Тогда наипаче, любезный христианине, нужна есть усердная молитва, и из глубины сердца воздыхание, и надежда паче надежды, и упование паче упования. Чего ради ныне, во время живота нашего, час оный поминать и молить Иисуса, чтобы тогда не оставил нас; но должно и самим нам ныне Его не оставлять и усердно работать Ему (3:230) (также, 3:34, см. ПОКАЯНИЕ, 717).

Истинное училище молитвы – СКОРБЬ

Изрядное училище молитвы и благочестия есть скорбь и страдание. Израильтяне, будучи во Египте, и от приставников Фараона мучителя озлобление терпя, прилежно молилися и вопили к Богу, якоже Сам Господь глаголал о них: «видя видех озлобление людей Моих, и вопль их услышах» (Исх. 3, 7). Анна, мати Самуила Пророка, будучи в поношении ради неплодствия и тесноте и скорби, сердечно молилася Богу, и услышана от Бога (1 Цар., гл. 1). Како Давид царь в скорбях и гонениях своих возбуждался к сердечной молитве, псалмы его свидетельствуют... Тако скорбь научает сердечной молитве! Когда бо усерднее молимся, как во время болезни, беды, напасти, искушения, в нашествии иноплеменников, во время голода, моровой заразы и прочаго бедствия, которое грозит нам смертию? Тогда из глубины сердца исходит и востает молитва (4:327) (также 2:290; см. СКОРБИ, 865).

Бедствия и напасти научают частой и усердной молитве (2:25; см. ЖИЗНЬ ЗЕМНАЯ, 357).

От скорби избавляет молитва (3:115; см. СКОРБИ, 17869).

Борьба с искушениями возбуждает нас к молитве (4:36; см. ЛЮБОВЬ, 454).

Молитва без послушания не угодна Богу (3:67; см. ПОСЛУШАНИЕ, 749).

Уединение научает молитве (3:325; см. УЕДИНЕНИЕ, 1051).

Молитва без милостыни не имеет силы (5:121; см. МИЛОСТЫНЯ, 516).

Чтение и рассуждение св. книг возбуждает к молитве (4:139; см. ЧТЕНИЕ, 1173).

Молитва должна предварять чтению и слушанию слова Божия (2:12; см. СЛОВО БОЖИЕ, 913).

Слово Божие научает усердной молитве (2:28; см. СЛОВО БОЖИЕ, 915).

Читая Священное Писание, можно молитвою возводить очи, ум и сердце к Богу

Тако можешь, возлюбленный христианине, читаючи Евангелие святое и прочее Писание, возводить ум и сердце твое верою к Богу, и милости от Него искати, каковых молитв умилительных много имеется между церковными песньми и ирмосами святаго Дамаскина, которыя, в церкви стоя и прилежно внимая чтению, к себе прилагай, и верою душе своей ищи пользы. А известно знай, что без прилежной МОЛИТВЫ всякое ТЩАНИЕ, наипаче в духовных, тщетно бывает (3:122).

Кто лишается возможности беседовать с Богом в молитве?

Лишаются сего сладчайшего утешения и всякого добра духовного – которые оставляют молитвы, но упражняются в мирских беседах и прочиих непотребностях, от которых не ино что относят с собою, как уязвленную совесть; которые молятся, но без всякаго рассуждения и внимания: много читают молитв, или псалмов, но только искусством языка, а что читают и сами не знают: языком МОЛЯТСЯ к Богу, но умом отступают от Него и обходят различныя места, лица и житейския попечения. К Богу бо умом и сердцем приступаем, а не наружностью: умом и сердцем беседуем с Ним, а не единым языком. Слово же не ино что есть, как вестник сердца и помышления человеческаго, которое, когда не может вместитися в сердце, исходит чрез слово вне. А слово без ума и помышления, согласного слову, не ино что есть, как глас трубный, или птичий и скотский. И Бог не слову, но сердцу нашему внимает.

Которые хотят молитися, и грешить не престают. Должно бо прежде примириться Богу покаянием и верою во Христа Сына Божия, и тако во имя Христово приступать к сердцеведцу Богу. Глаголет бо Апостол: «да отступит от неправды всяк именуяй имя Господне» (2Тим. 2, 19) (3:435).

Из-за грехов не оставлять молитву

Грешнику не должно оставляти молитвы ради грехов своих, ибо ежели мнишь, что ныне недостоин еси к Богу с молитвою приступати, то когда достоин будешь? когда сие достоинство будет? когда себе освятиши, оправдиши, и чим? Откуду святость и правда наша? Христос оправдает, Кто праведен пред Богом? «Вси согрешиша и лишени суть славы Божия». Кто Манассия был? Великий грешник. Чтож, отвержен ли молящийся? Никако: помолился со смирением, и получил милость. – Кто жена, плакавшая при ногах Христовых? Блудница, грешница. Отриновена ли от Христа? Никако. Чтож? Услышала сладкий оный глас: «отпущаются греси ея мнози... вера твоя спасе тя: иди в мире» (Лк. 7, 47 и 50). Недостоинство убо твое ничто не может повредити тебе. Единое требуется, чтобы оставил ты прихоти своя и с покаянием к Отцу небесному прибегнул. «Идеже умножился грех, преизбыточествоваша благодать» (Рим. 5, 20). Яко же малейшая капля воды против океана, тако грехи твои в сравнении с непостижимою Христовою благодатию (1:191).

Нарушающие обеты солгали Богу, хотя и молятся (5:164; см. ЦЕРКОВЬ, 1156).

И праведник, и грешник не должны оставлять молитву

Как праведнику, несмотря на свою правду, должно молитися: так и грешнику, ради грехов сотворенных, не должно оставлять молитвы, но всякому со смирением на едино милосердие Божие взирать. Как бо праведник от Бога, а не от себе имеет правду: так и грешнику должно тоежде правды от Бога молитвою, прошением, сокрушением сердца и истинным покаянием и верою о Христе Иисусе искать. Фарисей, понеже на правду свою взирал в молитве, отвержен: а мытарь, обремененный грехами, понеже едино милосердие Божие полагал пред собою в молитве, услышан. «И сниде сей оправдан в дом свой паче онаго», глаголет Христос (Лк. 18, 14) (2:326).

Вопить к Богу об очищении от греховной проказы

Аще же душу проказою греховною зараженную чувствуешь, хотя издалеча ставши, вознеси глас твой, как некогда прокаженные учинили ко Иисусу Сыну Божию, всяких болезней душевных и телесных Прогонителю, и вознеси сердцем, не токмо устами, и молись: «Иисусе Наставниче, помилуй мя» (Лк. 17, 13). Тако Очистивый прокаженныя оныя, очистит и твою душевную проказу. Милосерд бо есть, слушает гласы бедных нас. На сие бо в мир пришел, да избавит нас от грехов наших. Не может же быть так великая проказа греховная, которой бы Врач наш премудрый и всесильный не хотел, или не мог милостиво очистить (2:29).

Должно непрестанно Бога молить об исправлении и очищении (2:123; см. СЕРДЦЕ, 845).

Как себя настроить на молитву о прощении грехов (1:66).

Нужно усердно молиться и просить исправления у Самого Христа (4:134; см. ХРИСТИАНИН, 1116).

Молитва побуждает человека уклоняться от грехов

Молитва да подвигнет нас, Христианине, к уклонению от греха и творению истиннаго покаяния. Понеже 1) в МОЛИТВЕ истинные христиане приступают к Богу и беседуют с Ним; 2) возводят ум и сердце свое к Нему; 3) воздевают руки и очия своя к Нему; 4) отверзают уста своя и приносят Ему благодарение, пение и хвалу, якоже о том сказано несколько и ниже скажется. От сего последует, что должно нам непременно престать от ГРЕХА, исправить себе и истинно каяться, когда хощем с пользою нашею молиться (3:272).

Должны молиться, чтобы Бог зажег в сердце светильник веры (5:152; см. ВЕРА, 155).

Молитва к Богу, чтобы открыл внутренние глаза (1:183; см. СЕРДЦЕ, 846).

Молитва Христу отверзает слух душевный (2:30; см. ДУША, 329).

Нужно всегда молиться, чтобы Господь Своею благодатию сердца согревал наши (4:73; см. СЛОВО БОЖИЕ, 912).

Нужно молиться, чтобы Господь Сам просветил нас Своим познанием (5:82; см. БОГОПОЗНАНИЕ, 99).

Молитва должна быть искренней, кто просит премудрости от Бога (2:17; см. МУДРОСТЬ, 572).

В молитве можно просить все, что полезно, как духовного, так и телесного

Чего у милосердаго Отца небеснаго должно просить нам? Всего, что к славе имени Его и к нашей пользе, как телесной и временной, так духовной и вечной, касающагося должни просить; что в святом Его слове повелено, обещано, и что воля Его святая хощет, в томжде Святом Писании открытая. К «духовной пользе» надлежит тая благая, которая к душевному спасению и получению вечнаго живота нужна суть, както: вера, отпущение грехов, благодать Его, обновление сердца, постоянство в вере, терпение в скорбях, бедах и теснотах, и проч. К «телесной пользе» надлежит все тое, что к телу нашему, к содержанию жития сего нужно, както: благоцветущее здравие, разум, довольство нужных, пища, одежда, покой, и проч. (3:102).

Испрашивая духовные блага, не сомневаться в их получении

Духовная благая должно просить подобающим образом, и ожидать без всякого сумнения, яко необходимо нужная к истинному нашему блаженству. Ибо Сам Бог сия обещал нам подать без всякого изъятия, когда надлежащим образом просим: «Всяк, иже призовет имя Господне, спасется» (Рим. 10, 13). И клятвою подтвердил, что «не хощет смерти грешника...» (Иез. 33, 11). Худо убо так говорить: Господи, аще хощеши и мне полезно, остави ми согрешения, подаждь ми благодать Твою, и проч.; ибо известно без сумнения, что и Бог хощет, и мне полезно, или паче необходимо нужно к спасению отпущение грехов, и проч. (3:102).

Испрашивая временных благ, предаваться в волю Божию

Временных благ, нап. здравия, положения жизни, благополучия и прочиих, не просто просить должно, но с приложением сего: «ежели воле Его святой угодно, и нам просящим полезно. Ибо о чесом помолимся, якоже подобает, не вемы», глаголет Апостол (Рим. 8, 16)... Того ради всегда временного добра должно просить тако: «Господи, аще воле Твоей святой угодно и мне полезно подаждь желаемое мною: аще ли ни, буди воля Твоя» (3: 102–103).

Прежде всего в молитвах искать славы Божией

«Да святится имя», то есть да славится имя Твое, глаголет Златоуст. Сие значит, чтобы мы ничего инаго, как только славы Божией искали. Достойна молитва того, глаголет Златоуст, который Бога Отца нарицает, ничего не просит прежде славы Божией, но всему предпочитает хвалу Ему. Имя Божие свято и славно есть без нашего прославления, но мы должны стараться, чтобы и в нас славилося (3:107).

Стоя в церкви на БОГОСЛУЖЕНИИ, не развлекаться умом

В церкви стоячи, прилежно внимай чтению и пению. Оттуда породится умиление, истинная молитва, сердечное пение и благодарение. Берегись убо телом стоять в церкви, а умом бродить вне церкви; телом пред Богом стоять, а духом по мирским делам бродить, да не и тебе слово приличествует оное: «приближаются Мне людие сии усты своими, и устнами чтут Мя, сердце же их далече отстоит от Мене» (Мф. 15, 8). Стоя убо в церкви телом, стой сердцем и духом, яко пред Богом стоишь (5:159).

Молитва – не только стоять и кланяться, но и на всяком месте ум и дух возносить к Богу

Молитва не в том только состоит, чтобы стоять и кланяться телом пред Богом, и молитвы написанныя читать, но возможно и без того на всякое время и на всяком месте умом и духом молитися. Можешь ходя, сидя, лежа, путем едучи, за трапезою сидя, дело делая, в народе и уединении, к Богу ум и сердце возводить, и тако милости и помощи от Него просить: Бог бо везде и на всяком месте есть, и всегда двери к Нему отверсты, и приступ к Нему удобен, не так как к человеку, и везде и всегда по Своему человеколюбию готов нас слушать и нам помогать. Везде убо и всегда, и на всякое время и во всякой нужде и случае, можем к Нему с верою и молитвою нашею приступать; можем везде умом говорить Ему: Господи, помилуй! Господи, помози! и проч. (5:167).

Скорое чтение молитв в храме есть только шум

Сюда принадлежат, которые псалмы святые и прочия молитвы писанныя скоро и, как может исправиться язык, читают, что бывает и в церковных собраниях от клириков. Всяк может разсудить, что сия молитва не молитва есть, но чтение слов писанных, или паче шум и звук, в воздух ударяющий, и потому как чтецы, так и слышащии чтения таковыя бесплодны бывают; и каковыми приходят, таковыми, и когда бы еще не горшими, отходят от молитвы (2:330).

Крайний вред, когда несколько человек сразу читают в храме

Хуждше еще того делают, которые в два голоса отправляют чтения свои, когда иные поют, а другие читают вместе, в одном собрании един тое, другий другое читает вслух вместе. От таковаго чтения и пения не иное что последует, как токмо шум, которым храмы и слухи слышащих наполняются, – ленивым угождение, добрым печаль сердечная и воздыхание, всем приходящим соблазн и вред. Что в таком шуме понять может пришедший в церковь человек? Что он будет слушать: пение или чтение? Того, или другаго чтеца? Хотя два уха имеем, но един слух, едину душу, которая слушает; един ум, который разсуждает; едино сердце, которое чтением должно пользоватися. Но на два голоса разделенный слух ни того, ни другаго добре слушать, понять и в сердце допустить не может, и тако стоит всяк празден, ничим от чтения таковаго не пользуется, как сие всяк может видеть (2:330).

Петь ПСАЛМЫ при застолье есть диавольское дело

Есть некоторым обычай из святых псалмов петь между бокалами и поздравлениями. Но коль неприлично, или паче богопротивно есть священную песнь к плотоугодию присовокуплять, сами они видеть могут. Псалмы святые суть дело Духа Святаго, и содержат высокие и великия тайны Божия, и преданы нам к душевной нашей пользе, которые должны петь трезвенным и целомудренным духом, сердцем и устами: пиянство же есть диавольское дело, и многих соблазнов виновно, которое от повторений бокалов и поздравлений бывает... Должно таковым опасаться, чтобы не быть подражателями Валтасару, царю вавилонскому... Тамо сосуды были Богу посвященные: зде псалмы суть органы духовные, которыми Пророк Божий, Духом Святым движимый, Божию хвалу воспел. Можно петь христианам и при столе, и кроме стола, и везде и на всяком месте псалмы и прочия песни Божии, и долг христианский того требует, чтобы везде и на всяком месте благость Божию хвалить и благодарить, – но с трезвостию и целомудрием. Псалмы бо святые, как и прочие Святое Писание, яко Божие слово требует высокаго почтения (2:330–331).

Молитва. «Плоть и дух» (1:188–191).

Молитва. См. глава 9-я, 3-й статьи, второй части, 1-й книги «О истинном христианстве» (2:323–331).

Молитва. См. глава 5-я, 3-й статьи, второй книги «О истинном христианстве» (3:100–124).

Песнь христианская. См. 7-я глава, 8-й статьи, второй книги «О истинном христианстве» (3:419–421).

Молитва Господня «Отче наш» – толкование (3:106–113).


Комментарии для сайта Cackle