схиархимандрит Иоанн (Маслов)

ПИЩА И ПИТИЕ

Пища духовная для христианина, укрепляющая душу есть слово Божие (2:8, см. СЛОВО БОЖИЕ, 900).

Некоторые, извращая понятие о грехе, запрещают касаться снедей (2:15, см. СЛОВО БОЖИЕ, 896).

Христианское отношение к пище

Просят хлеба насущнаго от Отца своего, – получают – и благодарят Подателя. Пища и питие им подкрепление едино тела изнемогшаго, а не сластопитание; столько едят и пиют, сколько немощная плоть подкрепления требует. Ястие, питие, покой и прочия действия к единому концу – богоугодной работе намеревают. Пищу и питие приемля, поминают о Подателе, яко от руки Его щедрой все приемлют, и поминают о пище вечнаго живота (3:431).

Принимать пищу с БЛАГОДАРНОСТЬЮ, как дар Божий

Христианам должно с «молитвою и благодарением пищу принимать». Христианам должно знать, что все: пища, питие, одеяние и прочее Божий есть дар. Якоже убо, хотячи коснуться чужаго добра, просим у хозяина дозволения, иначе за хищение и воровство поставляется, когда чужаго касаемся без воли хозяина: тако наипаче должно просить благословения у Бога, когда хощем пищи и пития касаться, яко все Божие есть, а не наше. Откуда повелено нам, яко нищим и убогим, просить: «хлеб наш насущный даждь нам днесь»; а без того надобно опасаться, чтобы и нам не поставилося от Бога за хищение, когда Его добра без благословения Его касаемся.

Апостол глаголет: «освящается пища словом Божиим и молитвою» (1Тим. 4, 5).

С благодарностью должно пищу принимать, яко сей дар от Бога, всех благих Дателя, подается нам, якоже поет Псаломник: «очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении; отверзаеши Ты руку Твою, и исполняеши всякое животно благоволения» (Пс. 144, 15–16) (3:244).

Необходимо соблюдать умеренность в пище и питии

Христианам должно пищи и пития умеренно употреблять, по повелению Господню: «внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пьянством и печальми житейскими» (Лк. 21, 34).

Требует от них того новое рождение, которое, яко «духовное», духовною пищею, словом Божиим, молитвою и проч. укрепляется и растет; а всяким плотским излишеством умерщвляется и исчезает.

Апостол глаголет: «несть царство Божие брашно и питие, но правда и мир и радость о Дусе Святе» (Рим. 14, 17) (3:243).

Пищу употреблять для нужды, а не для объядения

Памятуя смерть, не будем объядением и пиянством мех сей телесный обременять, но столько пищи и пития будем принимать, чтобы не ослабеть, и трудиться можно было, надеясь сами быти снедию червей (1:79).

Пищи и пития употреблять ради подкрепления тела, а не ради сласти; такожде и ОДЕЖДЫ ради прикрытия наготы, а не ради украшения и щегольства. Украшение бо христианское – не одежда дорогая и камение дорогое и прочее, но вера истинная и плод добродетели христианския, то есть смирение, терпение, кротость, любовь, милость и прочее (1:108).

Пищи и пития и прочаго употребляет не ради сладострастия, но ради нужды, чтобы могл Богу работать и звания своего дела проходить (2:234).

Пища не для роскоши, но для подкрепления немощи телесной

Христианам должно и тое рассуждать, что они пищи и пития просят от Бога: «хлеб наш насущный даждь нам днесь» (Мф. 6, 11), не к сладострастию и роскоши, и дается им пища не к угождению плоти в похотях ея, но к подкреплению ея немощи, дабы могла служить им к благословенным звания их трудам, дабы, пищею подкрепившеся, могли трудиться во славу Божию, свою и ближняго пользу. Сей есть конец христианский пищи и пития употребления. К сему Апостол увещавает нас: «аще ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, вся во славу Божию творите» (1Кор. 10, 31) (3:244) (см. также СТРАХ, 3:18–19).

Когда испрашиваем благословения на пищу, то не должно роскошествовать

Когда с молитвою и благодарением пищу и питие, аки от руки Божия подающия, хощем принимать, то должно берещися в употреблении их погрешить излишеством, как выше сказано; нет бо такожде благословения Божия пище и питию, ради обжорства, пиянства и безчинной роскоши употребляемому, но единой умеренности, когда от благословенных трудов и во славу Божию бывает, посылается Божие благословение (3:245).

Попечения о плоти не превращать в похоти

Худо просить БЛАГОСЛОВЕНИЕ к объядению и пьянству, такожде одежды к щегольству и величанию. Бог бо дозволяет пищу и питие употреблять нам, но запрещает объядение и пьянство. Такожде подает одежду нам к нужде нашей, а не к славолюбию, – к прикрытию нашей наготы и согреянию убогаго тела нашего, а не к самохвальству и величанию; словом дозволяет угодие творить плоти, дозволяет алчущую питать, нагую одевать, согревать, упокоевать утружденную, но не в похоти ея, якоже Апостол учит: «плоти угодия не творите в похоти» (Рим. 13, 14) (2:69).

РОСКОШЬ в пище есть грех

Богатых трапез и других вин излишнее употребление не может быть как без обиды ближняго, так без оскорбления Божия величества. Ибо хотя они благочинно и без соблазна отправляются, что весьма редко бывает, или без неправеднаго прибытка приготовляются, что такожде редко случается; однакож излишность сия не допущает бедных и нищих людей снабдевать. И тако грешит роскошный христианин противу правды, которая учит нас «делать тое ближнему нашему, что хощем себе» (Лк. 6, 31; Мф. 7, 12), грешит противу Христа, Который повелевает «убогих снабдевать» (Мф. 10, 21; Лк. 14,13); грешит противу любви христианской, которая велит нам брата нашего «любить не словом, ниже языком, но делом и истиною» (1Ин. 3, 18); грешит противу естества своего, которое умеренностью довольствуется и излишеством обременяется; грешит и противу заповеди: «внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пьянством» (Лк. 21, 34) (3:243).

Излишнее употребление пищи есть объядение (см. ОБЪЯДЕНИЕ И ПИЯНСТВО, 1:137, 624).

Пища простая и изящная одинакова для желудка

Сладкая и различными приправами растворенная пища, вместившися в желудок, бывает как простая. Ибо желудок не разбирает, каковая будет пища – сладкая, или простая, только бы была здорова; он полезныя требует пищи, а не сладкия. Равно насыщаются люди простою пищею, как и сладкою. Деревенский мужик равно укрепляет себе хлебом с солью и водою, как его помещик сладкими и различными снедьми: равно и сей и тот по обеде ходят, делают свои дела, и проголодавшися паки всяк за свою приемлется пищу; и кто вчера какую пищу вкушал, сегодня не познает, но всяк и кто многими и сладкими снедьми вчера насыщался, и кто простейшею довольствовался, паки сегодня алчет и хощет насытити чрево (3:284–285).

Изысканная пища вредна в духовном отношении

Разсуди и следствия от сладкия и простыя пищи и принадлежности их, и увидишь, что сладкой и многоразличной снеди всякое зло последует. Где более нечистая похоть, смертоносная христианския души язва гнездится, как не в роскошном и сластолюбивом сердце? Кто к молитве и прочей христианской должности ленивейший, как не роскошник? Кто в праздности, всему злу виновной, более живет, как сластолюбец? Истина сия явна. Как в гнилом болоте всякия плодятся гадины, так в сластолюбивом сердцне всякая родится греховная нечистота. Не тако умеренно и простою пищею живущий: он хотя и чувствует ражжение похоти, но молитвою и помощию Божиею угашает тое. Он в делах звания и прочиих благословенных трудах всегда бодр, к молитве неленостен, всегда ко всякому доброму делу готов (3:285).

Пища изысканная вредна и телу

Что различныя снеди делают чреву, сколько рождают болезней – лекари о том знают. К тому бо более они приходят с лекарствами, как к сластолюбцам? От простой и умеренной нет такой опасности, и хотя приходит болезнь и к воздержным, но, мало сыскавши в них, чим бы замедлить могла, скоро и отходит, воздержанием, как сильнейшим лекарством прогонима. Но чтобы тебе, христианине, увериться в том, что сластопитание нездравия и болезней причиною бывает, якоже простая пища и умеренная есть матерь здравия, посмотри на благородных детей, которыя сладкою пищею питаются, и детей крестьянских, которыя по больше части хлеб со щами или с водою едят, – и увидишь, как сии от оных разнятся в крепости и красны лицем, а оныя дряхлы, бледны, и как бы безкровны! Сие различие не отъинуды, как от различности воспитания происходит; что сия просто, а оныя нежно и в сластях воспитуются (3:285).

Сластолюбие многих отводит от истинного богопочитания

Утеха сынов века сего состоит в сластолюбии и роскоши. О, коль много людей сия от Христа и истиннаго богопочитания отводит! Многие презирают честь и славу суетную, не ищут богатства, расточают и тое, что имеют; но чреву угождать мало кто не хощет. Рассуди, христианине, как и в сем много заблуждаем. Что есть сластопитание, как только вкуса и гортани услаждение самократчайшее, которое дотоле услаждает, доколе вкус и гортань переходит? (3:284).

Христианин, проводящий жизнь в пиршествах, навлекает на себя гнев Божий (4:19, см. ХРИСТИАНИН, 1108).

Страх БОЖИЙ удерживает от сладострастия (3:19, см. СТРАХ БОЖИЙ, 996).


Источник: Симфония по творениям святителя Тихона Задонского / Схиархимандрит Иоанн (Маслов). - М. : "Самшит-Издат", 2003. - 1199 с. ISBN 5-98106-004-2

Комментарии для сайта Cackle