Азбука веры Православная библиотека cвятитель Иоанн Тобольский (Максимович) Духовные мысли, или Разсуждения о спасительном пути, и о великодушном ношении креста, и о том, что за терпеливое и неропотное ношение онаго человек себе получает от Бога
Распечатать

cвятитель Иоанн Тобольский (Максимович)

Духовные мысли, или Разсуждения о спасительном пути, и о великодушном ношении креста, и о том, что за терпеливое и неропотное ношение онаго человек себе получает от Бога

Содержание

Рассуждение первое о том, каким путем истинному христианину ходить надлежит Рассуждение второе о том, что многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Небесное, и что такое вход во оное нам отверзает Рассуждение третье о том, что крест, носящим его великодушно, есть венец Рассуждение четвертое о врагах креста Христова Рассуждение пятое о том, кому слово крестное юродство есть Рассуждение шестое о распятии миру Рассуждение седьмое о сораспятии Христу Рассуждение восьмое о молитве, и сколь оная в злосраданиях полезна Рассуждение девятое о том, что грешникам тяжкий крест от трех человеческих врагов (мира, плоти и диавола) налагается Рассуждение десятое о том, что сластолюбцы, сребролюбцы, словолюбцы и прочие свой (собственный) крест страждут Рассуждение одиннадцатое о благопотребности креста. Для чего оный человеку, яко истинному Христианину, нужен Рассуждение двенадцатое о том, что по силе коегождо крест от Господа коемуждо налагается Рассуждение тринадцатое об отвержении самого себе Рассуждение четырнадцатое о том, чем наиболее Христианину должно хвалиться Рассуждение пятнадцатое о том, что крест исравляет и очищает от грехов Рассуждение шестнадцатое о том, что крест соделовает человека храмом Божиим Рассуждение семнадцатое о том, что крест царствия небесного отверзает врата.  

 

(Почерпнуто из сочинений Иоанна Макимовича, Архиепископа Черниговского, Новгородского и всего севера).

 

 

Рассуждение первое о том, каким путем истинному христианину ходить надлежит

Тамо будет путь чист и путь свят наречется

Ис. 35:8

Два пути человеку предлежат к достижению вечной, но не одинаковой жизни. Один пространный и широкий, которым шествующие достигают врат смертных, пагубных и вводящих в вечно-нескончаемую погибельную жизнь и мучение непресекаемое, и многие, по слову Христа Спасителя, суть ходящие по таковому пути. Другой тесный и прискорбный, вводящий в жизнь вечно-блаженную и некончаемо радостную; и мало таковых, по Христову же слову, которые бы сим тесным ходили путем. Ходящих же по таковому тесному, тернием и волчцем устланному пути, не может теплых молитв не услышати Тот, Который есть близ всем призывающим Его, всем призывающим Его во истине1, а наипаче сокрушающим пред Ним сердце свое. Ибо Он есть предвечная премудрость, путъ, истина и живот2, и для того в мир пришел, чтоб желанию души, ищущей Его, повсеминутно удовлетворять. Ему та молитва приятна, которая от сокрушенного и смиренного сердца, будучи к Нему возслана и испущена от уст, как стебель, дымящийся пред лице Его восходит. Сердце бо сокрушенно и смиренно Бог не уничижит3. Истинному христианину лучшего ничего желать не можно, как сего, еже глаголет Господь: Станите на путех, и видете, и вопросите о стезях Господних вечных: и видите, кий есть путь благ, и ходите по нему, и обрящете очищение душам вашим4. А что на глас молитвы приходит к человеку Христос, не человеческое достоинство, но Его в том бывает благоволение: ибо веселится Он о сынех человеческих5. Благодарение убо да бывает милосерднейшему Иисусу, яко призирает на смирение раб Своих, и не презирает молитвы нищего. И человеку надлежит молить Господа, да научитъ его пути правды, и стезе истины. Да внемлет убо всяк и приклоняет ухо свое, да разумеет словеса живота!

Внегда всяка плоть оскверни путь свой, и от стези истины уклонися, снишел с небесе Христос, да явит нам путъ новый, и живяше завесою, сиречь, плотию своею покровенный6. Яко бо плоть к небеси путь заключи, и аки заслону себе положи: Христос тако чрез завесу плоти Своея, ею же нас ради человек и нашего ради спасения покровен был, новый нам путь освятил, в который Сам всех первый взошел, Сам первее прешел, и всем верным власть ходити по нем дал. И путь сей новый, ходящих по нему оживляющий, и в живот вечный вводящий, не иной какой, как только путъ креста, по слову Христа Спасителя, глаголющего о нем так: Иже не приимет креста своего, и вслед Мене грядет, нестъ Мене достоин7. И паки: Кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и no Мне грядет8.

Всем убо, всем нам показал Христос сей путь, который есть путь живота, путь славы, путь града обитаемого, путъ царствия9. Нет спасения душе, нет надежды живота вечного, кроме креста. Нет иного пути до живота и до истинного мира внутреннего, кроме святого креста. Ходи ты, куда хочешь; ищи, чего желаешь; не найдешь высочайшего пути горе, ниже мирнейшего доле, кроме пути святого креста. В кресте спасение, в кресте живот, в кресте покров от врагов. Крест вечной сладости влияние, сила разума и веселие духовное. В кресте добродетелей исполнение и совершение святыни.

Жестоко иным сие слово кажется, и сердце их аки оружие проходит. Ибо самое креста имя мучение есть; неприятно бо есть, когда говорим иным о кресте, и самое слово с тяжестию, которую крест соделовает, и с теснотою, и бедами, и напастьми согласуется10. Сего ради страх таковых объемлет от словес сих, и они от единого воспоминания устрашаются, и бывают весьма малодушными, не ведая того, что на сей многоплачевной земле не веселия и радости время, но трудов и скорбей. Кто когда добродетелей путь без печали и препятстви проходил? He о нем ли так говорится:

Жестокие путь добродетели предлагает нам

стези;

Первый их вход скорбен, и зря на оный,

ты не слези:

На каменистый бо холм прискорбно ступати,

Наипаче же в начале. Так изволь веру от

дел изъявляти.

Но оставим сия суесловцам. Мы известны, что данный нам от Отца нашего Небесного Учитель есть истинен, и Наставник правды11 Отец на горе Фаворской засвидетельствовал о Нем: Сей естъ Сын мой возлюбленный, о Нем же благоволих: того послушайте12. И Он Сам о Себе так к своим ученикам и Апостолам говорит: вы Меня называете Учителем и Господем, и добре глаголете, есмъ бо13. Во Мне вся сокровища премудрости и разума Божия сокровенна14. Во училищи мира сего чему паче поучах вас, точию пути креста? Не явно ли глаголах вам: Иже не носит креста своего, и в след Мене грядет, не может Мой быти ученик15.

Все настоящего живота нашего течение, время от Бога нам данное, время учения есть, в котором бы научались мы крест носити; по смерти же время будет истязания. Тогда Небесный наш Учитель и Судия всякого спросит о предложенном от Heгo учении. Кто в пути креста неискусен будет, тот извержется от Heгo, аки недостойный училища Его ученик. Знамение бо креста будет на небеси, егда приидет Он судити. Оное знамение овец от козлищ на последнем испытании разлучит. Оное во избранных Его начертание и изображение Он узнает, и печатию смерти Его запечатленных и украшенных к воздаянию вечного живота благотворный таковой Воздаятель, призвав, скажет: Приидите благословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам царствие16. Тогда вси раби креста, которые распятому сораспяшася в животе своем, приидут ко оному Судии с велиим дерзновением: Иже бо ныне доброхотне слушают, и последуют слову креста, тогда не убоятся от слышания о вечной муке17. И мы, когда учениками Христовыми иаходимся, то тесным и острым, и прискорбным путем ходим, и да не негодуем на оный, ниже жесток оный нам да бывает: He можем бо кроме креста, не можем кроме скорби сей век прейти18.

Да не бегаем убо внезапным страхом одержими от пути спасения; пребыванием в содружестве и любви и вере, доброхотным сердцем, неисповедимою любви сладостию да течем по пути заповедей Гocпoдниx; а Господь не оставит нас, ниже презрит. Сие творить нам Он повелевает, Сам преходит нам образом и примером. И не повелел бы идти по Себе, если бы Сам не предварил. Он Сам с нами будет во всякой нашей тесноте и печали сердца.

Рассуждение второе о том, что многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Небесное, и что такое вход во оное нам отверзает

Долгое и довольное время путь креста преходящии, и уже спасительное оное бремя толико возлюбившие, елико в начале от оного ужасатися обыкоша, наконец, приближаются ко окончанию пути и жития; тогда Христос таковых возвеселити хотя введши в корабль, наставляти начинает, да помощью креста чрез море мира сего, презельно волнующееся, до небесного отечества доплыть возмогут, и им говорит: Помыслите о совершении вашего пути, и о том, что благополучнее сим кораблем оный со Мною совершите: недалече бо есте от отечества вашего небесного, и вожделенной вами многажды кончины. Тако бо приключается в житии сем, аки бы зрел кто издалече отечество, его же море граничит. Зрит таковой, камо идет, но не имать чем прейти19. Подобным образом и до оного блаженства, еже есть на небеси, человецы желают прейти, но предлежит им море мира сего к пути. А чтоб был таковым удобен путь, то пришел Христос Сам оттоле, куда все придти желают, и что сотворил? Избрал древо на прошествие и преплытие такового моря: Никто же бо возможе прейти море мира сего, точию крестом управляем. Крест сей объемлет и больного очами, а яко не видит издалече, куда идет, да не удаляется от креста, и той преведетъ его.

Mope мира сего преплывая, да не пренебрегаем крестного древа: ибо иногда преплывания до отечества нет, кроме креста, носящего нас по оному. И по морю бо не можем мы ходити так, как Христос ходил, без веры в Heгo; кораблем убо таковой веры да шествуем по оному. Избави тя, аще можеши, от погружения; аще не хощеши погрузитися, доку восприими, древом носися по оному, крест тя преведет20. Что бо иное корабельный якорь означает, точию раздвоенный крест? Знамение же креста естественно зрится в самом корабле, егда ветрилами (парусами) разширяющимися движется; егда ниспущенными вервьми шествует.

И когда от плывущих разделяется море; то сперва оными воздвизается древо, поставляется мачта, распростирается парус; да крестом Господним вод течение пресечется. И тем Господним знамением благонадежны пристанища спасения, беды смертной избавльшеся, достизают: образ бо креста есть парус, повешенный на древе и распростертый в корабле. И того ради, дерзновение о тайне приемши человецы, бури ветров пренебрегают. Кроме древа креста, или без оного, корабль есть безнадежен. Вскоре бо оный смущает диавол. Но где знамение креста воздвизается, там вскоре и дьявола прелесть прогоняется, и ветров буря усмиряется. Подобен есть таинственному великого корабля изображению и чин церковный, который по волнующемуся морю до великого царственного града прийти тщится. Корабля сего Господь (Господин) сам есть Всемогущий Бог, правитель же оного Христос, Единородный Сын Его; а благополучный ветер Дух Святой; само же море – мир весь разумеется; ветров же различия и сумраков различным приличествует искушениям; гонения, скорби и беды равняются с волнами, ниспущенные горы и непроходимые места суть властелины и мира судьи немилостивые, бедами устрашающие и смертьми; неудобные места, сугубыми непостоянные воды возмущениями насилуемые, суть лицемеры и злохитрые, разбойники, сирены, п прочие неисчетные беды, к тому ж жестоконосимые вихры, погибельные нападения, и камни ударения, сокрушения, погружения и стертоносные превращения, что иное разумеется, как точию грехопадения?

Взирай убо, истинный Христианин, на презельную здешнюю терпения ниву, и широкую скорбей жатву; и знай, что корабль, из досок долготерпения и страдания сооруженный и пеклою (смолою) страха Божия внутрь и вне облиянный, посреди бурь непреткновен прейдет до пристанища спасения. Взирай на краткое корабля изображение и внимай тому, коликая в малых словесех на рассуждение тебе предлагаются; коликие добродетели на творение оных представляются, и коликая благоугодная к совершению деяния тебе потребна.

Дивны, правда, высоты морские; но дивен в высоких Господь21, Которому ты молись непрестанно, да благополучный к преодолению всех препятствий, плывущему тебе, дарует ветер. И если откуда малодушие, ума смущение и недолготерпение расселиною в корабль твой вольется; то вскоре совести черпалом выливай то из оного.

Смотри, коль многие неблагополучия в себе содержит плавание, а наиболее долговременное. Радостно, правда, до отечества тещи, да печально по сему великому морю в толиких неудобствах денъ и нощь плавание творити22. Но в таковых печалях воспевай ты пресладкую песнь сию: аллилуя: да радостный и благонадежный внидеши в вечное и преблагословенное отечество, да не ужасается душа твоя сего моря великого и пространного. Уповающие бо на Бога мнози святии уже волны сии презреша, мнози оные попраша, мнози чрез воды сии, благонадежны отечества своего небесного достигоше: житие бо наше, как говорит св. Апостол Павел, на небесных естъ, отонюдуже и Спасителя ждем Господа нашего Иисуса Христа, Иже преобразит тело смирения нашего, яко быти сему сообразну телу славы Его23.

И если кто тебе скажет, что многие уже опроверглись, многие погрязли во глубине аки камень. На оное тебе Сам отвечает Христос, что кроме корабля моря преплыти невозможно. Тысячных волн, бурь и безвремений устрашающийся, и тем повинующийся, не дивен есть в своем опровержении. Искусный в мореплавании всяким воздухом плавает благополучно: ибо знает парус так направлять, что и противным веением пристанища своего достигает.

На море не всегда тишина, и ни едино плавание по оному от бурь несвободно. Ниже бо иное что знаменует корабль оный, носивший Христа и учеников Его, бывших в волнах, противными ветрами обуреваемых, как то, что естъ ли подражающие Ему и оным, беды приемлют, и претерпевают оные великодушно, кроме корабля известна погибель24.

Благопотребен убо тебе, о Христиане! корабль: да мира ceгo погружения избегнеши. Однако да не что от тебя утаено будет; то потаенный враг, и зело хитростный, могущий корабль удержати сильно, здесь тебе открывается, от которого ты, еликим возможеши, попечением и прилежанием блюдися.

Сласть плоти и мира благополучие отмещут кресты и скорби; ниже противным ветром плавати обыкоша. Пьяницы, веселившегося на всяк день светло, корабль, ни единого не имев креста, благополучным плывя ветром; но тем до ада приплыл. Лазарев же корабль исполнен был крестами, и противным носим ветром; но таковое веяние на лоно Авраама, аки до пристанища благополучного, его принес. И, хотя волны зело многие умножишася, семо и овамо Лазаря носящие: однако не погружено пребысть корабля плавание; богатого же корабль исполнен был вещами, и благополучным ветром пловяше; обаче к погружению течаше того ради, яко не восхоте бремени с рассуждением подъяти.

Рассмотрительнейшего убо да сотворяют тя наказания Господня. Оные укреплением против вражьих нападений и различных волнений да будут тебе, и ведай, что корабль сей терпения достигнет вожделенного пристанища и скоро, и благонадежно. Ниже сомневайся, аще воспомянеши, яко многими скорбьми подобает нам внити во царствие небесное25. Ибо крест по многих скорбях преводит до отечества. Оным достигаем мы до пристанища Царствия Небесного. Оный и разбойника, на долзе обуреваемого и волнующегося, наконец, в отечественный рай, от которого первый человек был изгнан, ввел и возвратил. Сице крестным кораблем неудобства мира сего прелестные подобает преходити. Таковое лучшего живота течение не сокрушается о камень сластей. И о коль благополучно плавают в корабле Христовом крест носящие и отовсюду испытывающие порывание ветров, да плотъ свою исправят для благодати Духа Святого26.

Рассуждение третье о том, что крест, носящим его великодушно, есть венец

Буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота

Откр. 2:10

Путь креста, зрящийся холмами неудобен, тернием ужасен, долготою печален, весь же тесен и прискорбен, в премногие многажды иных вверг и ввергает печали; егда малодушием будучи отягощенны, помыслиша, и помышляют таковой путь оставить; крест отложить, и множество понести трудов, во едином мгновении ока сотворить оный бесплодный.

Но верен есть Бог, Иже не оставит своих искуситися пече, еже возмогут; но сотворит со искушением и избытие, яко возмощи им понести27. Ибо внезапно таковым воссиявает премилосердного Христа благость; и милостивне Он из таковых каждого обвеселяет, говоря: Буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота.

Прискорбен поистине есть сей путь: но да не изнемогаем на нем. Болезни бо мира сего вечный ходатайствуют нам венец. Блажен убо, иже претерпит искушение: зане искусен быв, приимет венец жизни, его же обеща Бог любящим его28. Да не скорбим убо от сего: Ибо аще не будет искушение, ниже венец; аще не подвиги, ниже воздаяния; аще не попечение, ниже чести; аще не скорбъ, ниже прощение; аще не зима, ниже лето29. Убо, егда искушаемся, да познаваем, яко от того уготовляется нам венец30.

He искушение ли Иосифа прославило в добродетелях eгo? He озлобление ли темнищы венцом было его чистоты? И как корабельного кормчего буря, храброго подвиг, воина зрелище, мужественного скорбь, так истинного Христианина искушение испытует31.

Но противовещают некоторые сему так: Мы немощные есмы воины; силы наши изнемогают от сего, и мы мужески не можем братися противу сего, кольми паче победити. Таковым ответствует Христос так: He противу стати вас, но долготерпети поучаю. He на ношение, но великодушное сношение злых венец устрояет. Претерпением озлобления сатанинские побеждаются полки с терпением. На позорищных подвигах побеждающие приемлют венцы32. И в духовном училище сопротивен телесному обучению есть закон. В духовном узаконено, да уязвляемый, никого не уязвляй, венцом увенчавается. И сей-то есть небесный подвиг, сей-то позор Ангельский.

Но неудобно есть, говорят некоторые, по холмам, терниям и волчцам таковое бремя креста носится. Что ужасаетеся терния, ответствует таковым Христос? He от оного ли израстают нетленные крины (шипки), ими же увенчаваются праведники на небеси? Не ужасайтеся убо, взирая на образ Главы вашея, вас ради тернием и волчцем увенчанные, терние и волчец вместо венца, чести и славы здесь на себя возложите; и Он даст вам венец от камене честна. Изберите со избранною Ему Св. Екатериною здесь терновый, да послежде всприимите от Него венец златый, Неподвижим в злоключениях пребывающий ум пресветлые себе соделовает венцы.

Сицевая некогда Св. мученица Феодора мучителю глаголаше: Слава имени христианского ударениями розг умножается; и толико совокупляет венцов вечных, елико временными розг ударениями осязается. И что сему последует, точию сие: идеже несть креста, тамо безнадежен есть и венец. И верьте, что если скорби святых умаляются, то вскоре бисерей венец их отщетевается. Ибо елико паче в мире сем будут озлоблены, толико по воскресении множайшими почестями вознесутся.

Ежели вас крест тяготит, скорбь опечаляет, то не очень за печальное сие почитайте; но возношайте мысленные ваша очеса к Тому, Который вам обещает за сие венцы.

На позорище мирское поучаются человецы, приуготовляются ко оному, и велию славу мнят быти чести своей, аще им, взирающу народу и Царю преседящу, прилучится венчанным быти33. Се позор превысокий и превелий, и воздаянием венца небесного преславный! Видит Своих, подвизающихся за Heгo Бог, и на Своих, их же благоволи сынами Своими сотворити, очи Свои отверзая, и на подвиг таковых взирая, веселится. Коликое убо славы достоинство, коликое блаженство при присутствии Бога венец принимать!

Но кто сия на позорище самом воспоминает? скажете. Или вы не читали, коликое возбуждение было к страданию Св. сорока мучеников, в Севастийстем озере мучимых, и темничного стража на венцы, их же они ожидаху, взирание? Когда их за исповедание веры Христовой, узами связанных, во время прежестокой зимы нагих на ночь ввергли в озеро, да морозом изможденные умертвятся, так они молились: Четыредесять на подвиг сей внидохом, Четыредясятъ убо, Господи, венцов да приимем, да ни един от числа сего отъимется. Егда же дверник (или страж) темничный на неких от небеси исходящих Ангелов, аки от Царя посланных, тридесят девять венцов воинам Христовым разделяющих взираше, тако в себе глагола: Четыредесять сии сутъ, четыредесятого ж венец где есть? Сия егда помысли, виде единого от числа их, от терпения мороза сердцем ослабевша, и в ближайшую теплую баню прибегша, венца того желанием возгоревся, возбудивши стражей, ризы своя с себе совлече, и Христианина себе высоким гласом исповедавши, присовокупися к мученикам оным.

Вот коликая честь есть венца приятие! Вот каково помышление об оном имети! Помысли убо, помысли Християнине, коликою радостию тогда ты исполнишися, егда Жениха душ истинных Христиан некогда глаголюща услышиши: Прииди, невеста Христова, приими венец, его же ти Господь уготова навеки.

Рассуждение четвертое о врагах креста Христова

Враги нарицаются святого креста держащиеся чрева, а не Иисуса Христа

Увещавает Спаситель наш всякого из нас, чтоб мы на малое время восприяли на себя креста бремя, таковую нам наконец приносящего сладость, юже око не виде, ухо не слыша, и яже на сердце человека не взыде34. Но Гилярии35рассуждают и помышляют o кресте так, что он для их несносное есть иго, и ничего в нем, кроме печального и скорбного не имеется; и говорят, что они не столь несмысленны суть, чтоб всех сладостей жития сего самоизвольно лишались. Креста они никогда не любят простого, из одного древа сделанного; но любят такой, который в золотых и серебряных сияет цатах, или такой, который несколько тысяч златниц по вся годы им приносит. И говорят, что Христов крест есть длинен и труда исполнен, а мы еще юны и не можем приняти на себя такового креста. И не хотят таковые кратким трудом и кратким крестом стяжати непресечно-вечное блаженство. Не хотят трудом зело недолгим восприяти Царствие Небесное-вечное. He желают за спасение душ своих малую некую понести болесть.

Жестоко для таковых Христово бывает Слово. Мало, глаголют, могущих понести болести; и не слышатъ того, что мнози суть звани, мало же избранных36, и что малое есть стадо, ему же Отец Небесный благоизволи дати вечное царство37.

Оглаголуют таковые естество, и ропщуще на оное, говорят, что оное сотворило их не мужественных. Но всуе; ибо оно породило нас мужественных. Победи естество, да нуждею небо восхитиши. И чесо ради глаголют таковые, что не могут сего сотворити? He лучше ли им глаголати, что не хотят к тому приступити. Ибо возмощи терпети не трудно есть, аще не удалится от нас терпение. Вся, воистину, можем о Бозе, укрепляющем в том нас. И коль многие юноши и юноты, младенцы и девы, старцы с юнотами, вся оставльше, крест восприяша, и многими скорбьми внидоша в Царство Небесное.

Но паки Гилярии вопят: мы сего учинити не можем. Мы не ведаем, говорят, какой у тех юношей и прочих с ними был разум, и кая крепость сердца? Мы умыслили всяким образом креста бегати, ибо едва словеса сия слышати можем.

Что се есть? глаголет к таковым Христос. Тако ли вам ненавистно спасение, яко путь его отрынути благоволяете? Тако ли ужасен вам крест, яко слово о нем бегство вам устрояет? Внемлите, что Св. Апостол Андрей близ распятия сотвори, что изрече, и коль приятен ему бысть крест? Взирая бо издалече на уготованный ему крест, никако (яко же случается немощи людской) лицем от того не изменися; никако кровь его в нем не претворися; ни власы подъяшася, ниже глас прильпе гортани его; не содрогнуся плоть, ум не смутися, ниже изступити. От избытка сердца глаголаху уста его, и любовь, яже возгарашася в сердце его, аки искры некие из пламени испущаше в гласе: О кресте, рече, долго вожделенный, и уже вожделеющей душе уготованный! дерзновенен и веселящийся прихожду к тебе, тако и ты радующися приими мя ученика Того, Иже повешен на тебе, яко любитель твой всегда бых, и вожделех объяти тебе.

Но спрашивают Гилярии, человек ли есть глаголяй сия, или Ангел, или новая некая тварь? Человек, ответствует им на то Христос, весьма вам подобострастный: ибо пoдобострастно его самое страдание свидетельствует, яко приближаяся ко кресту, тако веселящися возвеселися. Откуда убо, паки вопрошают, в человеце новое сие веселие, и радость досели неслыханная? Откуду в сицевой немощи толикое мужество? Откуду в человеке толь богодухновенен ум?

Толь доблественное сердце не от самого его, ответствует им Христос. Сия бысть ему сила, сей дар совершен исходящ от Отца светов, Иже един творит чудеса велия38. Дух Божий укрепляющий немощь человека и разливающийся в сердце его соделал крепкою любы его аки смерть, паче же смерти крепчайшею39, яко ни самые сладости одолети ей возмогоша, аще и прегорчайша смерти бе горесть.

Но мы, вещают Гилярии, сего духа чужди. И не чудно, яко за скорбный и неприятный путь имеем крест. Всем прилежанием, глаголет к нам Христос, взыскуйте сего духа: ибо ищай обретает; и должно вам всячески духом сим украситися: кто Духа Христова не имать, сей несть Его40. He разумеем мы сего, глаголют Гилярии; ниже взыскуем сего духа, иже болезней, крестов и сокрушений взыскивати принуждает. Да взыщут его, и ожидают, иже хощут; а мы воистину радости в нем ничто же, плача же обретаем премного. He хощем убо ничто же о нем более слышати; и рекше сия, купно бегству предают себе от оного.

Взирая на таковых Христос, наконец, отвращается от них, и, обратясь к душе, взыскующей Его, говорит: Виждь, ближняя моя, коль мало желающих крест носити, и ходити тесным путем. He благ ли бе оный юноша, благим сердцем пришедый ко Мне, и рекший ми: Учителю благий, что благосотворю, да имам живот, вечный? Егда услыша: Аще хощеши совершен быти, иди продаждь имения твоя, и даждь нищим, и имети будеши сокровище на небеси, и гряди в след Мене, отъиде скорбя41. Виждь, голубице моя, како неудобно есть богатым внити в Царство Небесное.

Взыскующая повсеминутно Господа душа спрашивает наконец Христа: поэтому за небрежение креста вечно осуждены будут Гилярии, и ни единой им ко спасению надежды не остается? Что мя о сем вопрошаеши? ответствует оной Христос. Вопроси Апостола моего, кое разумение он имать о сих. He слышала ли еси его глаголющего со слезами? Мнози ходят, их же многажды глаголах вам, ныне же и плача глаголю, врази креста Христова, им же кончина погибелъ, им же бог чрево и слава в студе их, иже земная мудрствуют42. Виждь убо, чесо ради враги суть креста? Понеже поучающиеся сластем и утопающии во оных, чрево богом творят, и пренебрегши небесная, мудрствуют земная. Что ж убо сему последствует? Точию сие: да кончина их будет в погибель и осуждение вечное. Тако есть тварь благотворящих! никогда же таковые не насладятся лицезрения Создателева, аще от грехов своих не отстанут, и не покаются.

Рассуждение пятое о том, кому слово крестное юродство есть

Слово крестное погибающим юродство есть

1Кор. 1:18

Гордынею дышущие, и мечтающие о себе самих высокая, говорят: Мы ли бесчетное некое древо, рабскую казнь, благородни суще, на рамена (плечи), восприимем? Имя самое креста, говорит витий начальник и оных наставник и учитель, да удалится не только от телес жителей Римских, но и от памяти, зрения и слуха: сих бо всех вещей не точию наложение и страдание оных, но и пребывание, чаяние и воспоминание недостойно есть гражданина Римского, аки человека свободного43. Так зачем мы древо крестное, аки златую гривну на себе самих имеем, или будем носити? Или нам неизвестно, что Цецилии креста древо смертоносное Октавий на укорение предложил?

Но спасаемые крестом, иже им сила Божия есть, спрашивают таковых: почто всуе языческая приводите свидетельства, аки неизвестная, не ведая того, что крест красоту от удов Господних восприят; ниже бесчетное, или смертоносное есть древо; но паче всех древес есть честнейшее и благословеннейшее; древо красное и пресветлое, украшенное Царскою червленицею, избранное от достойного корене, святым удом прикоснувшееся? Почто неблагословенным нарицаете древом, которое воистину есть блаженное и благословенное, на его же раменах цена всего мира повешена? Неблагословенным убо всуе именуете древом. He лучше ли вам есть с языческими учителями о нем вещати тако: О колъ древо благословенно, на нем же Бог сам повис!44 и о котором такожде и св. Церковь воспевает: Сладкое древо, сладкое гвоздие, сладкую тяготу на себе понесшее. И паки: древо крестное врагам его погибающим юродство естъ, спасаемым нам сила Божия есть45. Чесо ради благородие свое возносите? Не большее ли благородие есть сие, о котором св. Агафия рече, и в котором служение Христово познавается?

Сия блаженная, от доброродных родителей происшедшая, от худородного радостна влачимая в темницу, с веселием глаголаше: «раба Христова есмь; и сего ради рабским являюся лицем: понеже далече превосходит Христианское смирение и служение Царские сокровища, и гордыню».

Тем же и вы, гордынею дышущие, и о себе высокомечтающие видите, кому работаете? Христу ли, или сатане? Добродетелям или греху? Всяк бо творяй грех, раб есть греха46. Аще же и никто же есть кроме греха, воистину бо много согрешаем вси47: обаче сего ради имени креста бегати не вам подобает. Уклоняющимся бо (в бегах бывшим) иногда рабам, зло некое сотворшим, аще вина бе и отпущена: обаче в знамение бесчестия крест, на ризе швенный, или изображенный таковые ношаху; и того ради крестоносцы, или крестотерпцы нарицахуся.

Почто убо вы вечному не единожды кресту повнннии бывше и суще, временного носити не хощете, хотя то для сего, да оный вам отпущен будет?

Но гордынею дышущие таковым наставникам своим почасту говорят: вы зело тщаливые есте сего проповедники; но ничто же успеете. Вы по хотению и желанию к сему вашему и крестоносцы, и крестотерпцы, и ученики креста будьте: мы же сего бесчестия никогда на себя не приимем. И изрекши сия, безтудне иногда возстают на крест, попирают оный, хуляще его, укоряюще, горее же всего, и оплевающе.

Но премилостивый Христос, не помнящий злобы, паче же призирающий на милость Свою, к таковым возглашает сице: «Ежели вы великого «милосердия тайну разумеете, и о том, что за спасение рода человеческого аз Единородный Сын Божий содеях, рассуждаете; то молю: »Сие да мудрствуется в вас, еже и во Мне Иисус Христос48, Его же смирения гнушатися ни единому от богатых, ни единому же от благородных стыдиться не подобает. Ни едино бо достоинство человческое не может на таковый возвыситися и вознестися престол, на нем же «Аз, сый во образе Божии Бог, судих быти не бесчестно».

И что хвалитеся благородием, когда Аз Царь Царей сый, и Господь Господей, крест сего ради избрах, да тем всякого диаволъского господствия сокрушатся наветы, и над вознесенною гордынею смирение торжествует49. Положих мышцы на кресте, его же пред лицеем всего мира понесох, дабы последствующим мне показати образ.

Удивительное поистине и ужасное сие бе позорище. Но аще на сие воззритъ злочестие, велие оному бесчестия свидетельство; аще же благочестие, велие веры тому утверждение. Паки: аще зрите злочестие, то видеть Царя, вместо скипетра царственного носящего древо казни; аще же благочестие, видеть Царя, носящего древо, на Себя Самого водружение, его же водрузити имел на челех Царских, хотя сим уничижен быти во очесах нечестивых, им же имеяху хвалитися сердца благочестивых50.

Кому ж от сего узрится крест неудобь-приятен, его же Царь славы не вмени за бесчестие? Видите убо, коль нестерпимый студ есть, худому червию надыматися, егда истощи Себе Царь славы?

Слышатъ, правда, сия миролюбцы и горделивцы; однако сими словесы будучи разъяренны, вопят со гневом и говорят: кто таков обретается, который бы, сый светло-рожденный, наругания понес терпеливодушино?

Но что таковым вопреки говорит Христос? Или вы не слышали, что св. Давид за честь благочестия, от Мелхолы будучи осмеян сотвори, и что возглагола? Будем играти, рече он, и плясати пpeд Господем и открыюся еще такожде, и буду не потребен npeд очима твоима51.

Доброе таковое Давидово было плясание, на которое Мелхола гневается, Бог же веселится. Доброе играние, еже человеком смех, Ангелом же прекрасный позор являет. Доброе, глаголю, плясание, им же устрояются раби Божии в поругание богатым и в презрение гордым. Воистину бо что иное миролюбцам, точию плясание мнится; егда что оные вожделеют в сем мире, христолюбцы напротив того убегают от того; и чего сии бегают, оные того вожделет.

Изрядный сей пример, говорят миролюбцы, но древний. И ныне, ответствует им на то Христос, многих обрящете, Мелхолу паче, нежели Давида образующих. И в мимошедшие времена мнози быша от благородных, отвержением себе самих преизящное явившие свидетельство. Приимите себе в пример удивительного и подражания достойного Царя действие. Пребывающу некогда сему Царю в палатах, близ церкви Святого Петра, прииде некий муж, обеими ногами страждущ; жилы бо его под коленами бяху скорчены и сведены, все тело долу превращенное; иже преклоненными к земле руками на древесех ползаше. Иже сам себе бяше тяжек: влачаше бо себе самого в след себе. Сей, узрев царского юношу, рече к нему: «Юноша! не воззриши ли на мя, не пожалееши ли о мне, и не тронет ли тебя толикое мое страдание?» Оный же рече ему: «Чего хощеши, да сотворю тебе?» Ему же нищий: «Шестерицею, – рече, – в Апостольский храм ползая, яко же сам ты зриши, посещах оный; исцеления же еще не сподобихся, его же мне верховный Апостол не возбрани, но отложи, друга в сем чудеси хотя мне имети Царя во всем ему благоугодного: от самого бо Апостола приказание приях, да на хребет царев взят, к церкви Апостольской, близ палат царских сущей, принесен буду; иде же аще сия он сотворит, то совершенное восприиму исцеление».

Уведавши сия Царь, благодарил Бога; и, тотчас призвав расслабленного членами, приклонил рамена своя к восприятию на себя оного. Повис на оных исполненный гнуса нищий, нечистыми руками и острупелыми мышцами Царские перси и выю объемля. Сему от предстоящих зрителей некоторые смеялись, а иные говорили, что от нищего поруган Царь; иные же простоту праведного в буйство вменили. И се мало Царю с нищим поступившу, абие жилы скорченные протязаются, расходятся кости, плоть сухая согревается; протягивает хворый человек плесни, колена изгибаются, и нечистотою с кровию истекающею, риза Царская украшается паче, неже оскверняется. Уже тогда взываху к Царю, что расслабленный исцелел. Но он, воспоминая повеленная ему, не слушает Сиренов пения, и вшедши с нищим в церковь, пред святым олтарем дар, его же принесе Богу и святому Петру, воздает, и здрава поставляет нищего.

Спрашивает миролюбцев и возносящихся горделивцев Христос: каков вам видится сей Царь? Похвально, ответствуют из них некоторые, толикое смирение, и толикая покорения любовь, учинившая больного вдруг здоровым: однако ведаем, что большая часть людей в буйство и юродство сие вменяют. Так сему быти и Апостол судил, говоря: слово крестное погибающим юродство естъ. Но еже буйство у Бога, тое премудрее человек есть. И сего ради не мнози мудрии по плоти, не мнози сильнии, не мнози честные к проповеданию крестных таинств избрании суть. Но буяя мира избра Бог, да премудрыя посрамит; и худородная мира и уничиженная избра Бог, да посрамит крепкая. Тем же убо Христолюбцы мирского ради поношения и поругания крест Христов восприяти на ся да не отрицаются: велия бо премудрость есть ради Бога вменятися за юродивых, и со Апостолом глаголати: Мы буи Христа ради, вы же мудри о Христе; мы немощни, вы же крепцы; вы славны, мы же бесчестни: зане позор быхом миру и Ангелом и человеком52.

He пожелал Св. Моисей великим быти у Царя Египетского, хотя и мог; но поношение Христово выше всех Египетских сокровищ предпочел. Тем же, и уклоняяся чести, честнейший сотворися53.

И ты, христолюбче и истннный Христианине, вознерадивши о всех, яже сутъ в мире, Господни страсти и поругания паче всех сокровищ почитай. Пускай ругатели смеются крестоносцам, которых и язычники любителями креста обыкновенно называли54. Приидет время, егда премудрое оных возвеличат буйство, свое же, но не во время уже, уничижатъ. Ибо когда в последний и судный день нечестивцы узрят праведных славу, то смятутся страхом тяжким, и ужаснутся о преславном спасении таковых, и рекут в себе кающеся, и в тесноте духа воздыхающе: сей бе, его же имехом некогда в посмех и в притчу поношения. Безумнии житие его вменихом неистово, и кончину его бесчестну како вменися в сынех Божиих, и в святых жребий его есть? Убо заблудихом от пути истинного, и правды свет не облиста нам, и солнце не возсия нам55.

Рассуждение шестое о распятии миру

Мне мир распялся, и аз миру

Гал. 6:15

Христолюбцы и истинные Християне тогда миру распинаются, когда пришед князь мира сего, ничтоже в них обретает; и им мир тогда распинается, когда они греховных похотений не приемлют внутрь себя. Любовь креста Христова живот, мира же любы рождает смерть. Равно убо себе умирают, мир им, и он миру. Мир же разумеется ни небо, ниже земля, но вещи временные, слава от человек, служения (раболепствия), похвала, богатство56. Сия и вся зримая вообще преславная бывают у них мертва, и они равно тем, да не уловлени будут ими, или пленени отведутся инуды. И от вожделения таковых удерживаются57.

Мир с прозябением своим и вожделениями в сердце их так увядает, что всесовершенно им умирает, и распинается. Ничего они в нем не желают; ничто их в нем не услаждает; ничто же, сущее его, в них живет. Вся, яже мир любит, украшения плоти, чести, богатство, суетные человческие похвалы, ни во что вменяют. He благоволят в нем: ведают бо, что преходит образ его; не вожделеют его: ибо знают, что истощанием испразднится. Наконец бегают его аки зловонна, аки блата блюдутся, и яко вредительный оставляют. Тщатся притом таковых себя самих представлять в самом деле: да мир их, аки мертвых, не вожделеет; и яко славы его не ищут; тако ниже оный их да взыскует: но аки смердящие, от него возненавидены да будут.

Многажды же случается с иными правда и сие, что хотя человек во уме своем и не содержит мира; однако мир его упражнениями своими привязывает к себе. Сам убо таковый миру отчасти уже мертв есть; но ему мир еще не мертв: ибо аки еще живый взирает на него, и своими действиями инако восхитити его тщится. Обличает таковых Св. Апостол, говоря: Аще умросте со Христом от стихий мира, почто ака живы суще в мире стязается58? Умерши миру, почто действиям его прилепляетесь? He только мертвого в сердце своем мира мертвым оставити надлежит мирским, но да и тем самим, яже мир вменяет в крест, ко кресту пригвоздятся, сим прилепятся, сия всем помышлением да воспримут.

Высокая и Апостольского достоинства степень есть сия, о ней же Св. Павел предвозвести, глаголя: Якоже отреби миру быхом, всем в попрание доселе. Такие, говорит он, у мирских в рассуждении мы были, что мир весь, удалившийся от нас, думает о себе, акибы он от всякой скверны был очищен, а мы пред ним столь излишни и не чисты, и человеческой пользе неблагопотребны, как отреби, или плевы яблока, которое со всех сторон очищается, да сладостнее снестся.

И не только Апостоли, но и все хотевшие и хотящие послужити Богу, от мира суть презираемы; их же издревле такое ко Господу воздыхание: Помилуй нас, Господи, помилуй нас, яко по многу исполнихомся уничижения: наипаче наполнися душа наша поношения гобзующих, и уничижения гордых59. Однако всех рабов Господних увеселяет то, что Господь, отходя от мира сего ко Отцу, приказал им, и в том их укрепляя сказал: Аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде. Аще от мира бысте были; мир убо свое любил бы; яко же от мира несте, но аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир60.

Коль убо за благо, и коль за сладко таковые вменяют себе немирный сей мир, ненавидящий их, совершенною ненавистию ненавидети, и коль за полезное мир себе распяти, и ему подобнее распятися! и поелику Божию премудрость, ею же вся быша, духовне разумеют, по толику от плотских похотений удаляющеся, да мертв им сей мир возмнится, сами сему миру умирают, и говорят: нам мир распялся, и мы миру. Премудрость бо Божия есть образ, восхищающий всякую душу разумную к вожделению своему, толико желательнейшую, елико чистейшую, и толико чистейшую, елико на духовная восходящую; толико же на духовная возрастающую, елико плотским умирающую. И сим будучи довольны, не сообразуются миру сему, ниже что от него взыскуют. Ничто же им в нем благоугодно. Он их не содержит, и он никакого от него не требуют себе содержания. Елико им он принести может, не обвеселяет их приятое ими от него, ни смущает их отнятое им от них. Едино им желание прилепитися Христу, и Ему соединитися на веки.

Рассуждение седьмое о сораспятии Христу

Христови сраспяхся

Гал. 2:19

Прилепляющийся иногда сердцем своим ко Христу, жалуется на то, что обрести Его не может, и, жалуясь на оное, говорит: На ложе моем в нощех исках, Его же возлюби душа моя, исках Его, и не обретох Его: Востану убо, и обыду во граде, и на торжищах, и на стогнах, и поищу, Его же возлюби душа моя: поисках, и не обретох61. И что се есть? Доколе не сподоблюся прилепитися Спасителю моему? Но Христос таковому искателю Его ответствует мысленно так: ты когда взыскуеши Мене, не ищеши, идеже подобает. Ибо ты ищеши Меня на ложе, в настоящем житии с неким упокоенем; Аз же не пребываю на земли с живущими в сластех. Ты ищеши Меня на торжищах и на стогнах града; но Аз не в торжищах, не в позорищах, не на стогнах обретаюся града. Ты ищеши в мире; но Аз несмь от мира сего62. Если ты, говорит к такому, плоть твою распял со страстьми и похотьми; если уже мир тебе распятся, и ты миру; то ничто же подобает тебе взыскивати, точию то, еже Мя увеселяет. Взыди убо на гору Мерры (горести), на гopy Голгофу, тамо обрящеши одр Мой, на нем же возлежу, на нем же упокоеваются в полудне любви Моея. Тамо обрящеши паче одра Соломонова, от древ Ливанских сотворенного63, и паче древа крест Мой высочайший. Тамо аки сребряны обрящеши столпы, гвозди оные, которыми Я ко древу крестному был пригвожден. Тамо обрящеши божественного естества Моего покой златый, и восхождение (на оный) багряное. Ибо крест Мой был (и есть) древо прекрасное и пресветлое, украшенное Царскою порфирою. Тамо Я, презельною распаляем будучи к тому любовию, вознесен на оный, принося Самого Меня в жертву божественныя любви огнем воспаленного: да всех ко Мне, и Моей любви и подражанию привлеку.

Потщися убо, и взыди туда, аще желаеши соединитися Мне. Последуй Мне, вознесенному от земли: да не точию выше тебе (самого), но и выше всего мира ума твоего высотою обрящешися, на вся яже на земли, нижняя взирающи, и оная презирающи, по-писанному: Узрят землю издалеча64.

Взыскующий Господа, и прилепляющийся к Нему всем серцем своим, говорит во оном к Нему так: сего я всеусердно желаю; но рцы, молю, рабу твоему, коею виною, не токмо плотским, но и духовным образом всяк на крест взыдет, или может взойти? Сею, ответствует таковому Его взыскателю Христос: когда кто утеснениями и бедами выше земных вещей восходит, и искушения плоти, болесть привносящия, как некие гвозди доброхотне приемлет на себя, аки блаженного живота сладость ему приносящие: гвоздь бо руце и нозе проходящий, ключ есть небо отверзающий и врата вечная. Таким образом, крест тебя вознесет. И как осуждению и смерти подлежащий, когда распинается, тогда от тех, или с теми разлучается, с коими некогда жития содружество име, высочайший уже от них, еще на земле ползающих сотворивыйся: тако и Мне распинающийся от всех во вселенной живущих отчужден есть, и уже возвышен умом и вознесен будучи до небесного пребывания, истинно и с дерзновением сказать может: Наше житие на небесных естъ. И, древу крестному пригвожденный, не уже о настоящих рассуждает, ни о своих люблениях помышляет, ни о дне утреннем, или будущем попечением и тщанием сокрушается, ни вожделением владения, или властительства над другими уязвляется, ни единою гордынею, ни единым прекословием, ни единою завистию возгарается, ни о настоящих сожалеет и болезнует обидах, ни прошедшие воспоминает и себя, пока еще дыхание имеет в плоти, всем стихиям судит быти умерша, туда предпосылая своего сердца желание, куда прейти благонадежен. Так и тебе, любителю моему страхом и любовию Моею распятому, достоит не токмо плотским страстям, но и самым стихиям умрети, тамо имети очеса отверста, аможе надеятися должен еси на коеждо мгновение прейти, и говорить всегда так: Господи! что ми на небеси, и от Тебе что восхотех на земли65! Люблю Тя, Господи, любви моея радосте; люблю любовь Твою сию, ею же изволил еси пригвоздитися гвоздьми, но не удовляюся лобзаниями моими духовными, аще всего мя не увижду теми же гвоздьми любви к любви Твоей пригвожденнного: да ни едина сила, ни едино возмущение разлучити мя от Тебе возможет.

Коль взыскующих Господа повседневно и повсеминутно таковое желание блаженно! He плоть и кровь являет таким таковое, но Дух Отца Небесного66. Посему-то и Св. Павел горя таковою любовию ко Господу, говорил: Христови сраспяхся; живу же не к тому аз, но живет во мне Христос.

Да внемлет убо здесь сему всяк, что исступление творит Божественная любовь, любителей ея от чина своего изменяющая и в своей власти быти таковых не оставляющая, но в сия, яже они любят, всесовершенно претворяющая67.

Духовная таковая к роду человеческому Христова любовь учинила то, что Он самого Себя нас ради умалил, зрак раба приим, в подобии человечестем быв, и образом обретеся яко человек, послежде нас ради распяся. Тако и св. Павел, когда Божиею любовию разгорелся, тогда в восторге таковыя добродетели быв, сказал: живу же не к тому аз, нo живет во мне Хриcтос.

Зри убо и ты, истинный любителю Христов, всесовершенную жития вину, и блаженной таковой душе удивляйся, которая саму себя Ему предавши, и пo Его воле вся творивши, не сказала, что живу Христу, но еже множае лучше есть, произрекла: живет же во мне Христос68. И не дивись сему, како рече: живу, и не аз живу, но во мне живет Христос. И не говори сего, аки бы сия противна суть: живу и не живу. Да изъяснит тебе сие следующее подобие:

Леторасль некая, от природного дерева отсеченная, и ко иному привитая, первобытному своему всячески умирает, и во втором, к которому привита, только живет, и от оного теплоту и силу свою приемлет. Подобным образом Христу и Его кресту прилепляющийся, первому, то есть миру, в нем же живяше, умирает, и могущество благодати и силы приняв от единого Христа, новым в нем житием живет.

Таковое житие и св. Павел имел, и не в себе самом, но более во Христе, и Он в нем. Ибо умерый миру, пребывает в любви, и пребываяй в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем69. He жило в св. Павле естество, ни похоть, ни его произволение, точию Христос, который Своею благодатию, аки душею, и добродетелями, аки сил движениями, ко всякому благу его укрепляя, возбуждал и подвизал.

Прилепляйся убо и ты, взыскующий Господа, таковым же образом, каковым и св. Павел ко Христу: ибо, как он говорит: прилепляяйся Господеви, един дух естъ с Господем70, и распинанием плоти твоея со страстьми и похотьми сораспинайся Ему, и шествуй таким путем, который бы наконец ввел тебя в живот и в вечное царство.

Рассуждение восьмое о молитве, и сколь оная в злосраданиях полезна

Злостраждет ли кто в вас: да молитву делает

Иак. 5:13

Хотящим всех самих себя крестоношению предати, вещает Христос тако: полезная взыскуются наказания, для совершенного ученика креста сохраняемая. И, во-первых, сие: да из креста лук себе соделают, и стрелянием из оного неба и Господа небеси взыскуют.

Непостижимо иным являетсп таковое гадание, но оное решит Христос так: молитися, говорит, надлежит в крестоношении и скорби: что бо суть молитвы сокрушенного и смиренного сердца, точию избранные стрелы, от лука сердечного даже до неба испущенные? He Писание ли глаголет: молитва смиренного пройде облаки, и дóндеже приближится, не утешится, и не oтступит, дóндеже посетит Вышний71. Сия стреляния достигают до Господа, и к нему приятное себе пришествие уготовляют.

И здесь непокровенное стреляния такового упоминается подобие: обыкоша бо стреляющии, да в намерении своем погрешат, от очес едино затворяти: да неприлаганием обоих на различные предметы, очес зрение и устремление оных восхитится.

Сие и мы на молитве да творим. Затворим единое око, да не земнородных вещей зрением ум развлеченный, семо и овамо преходя, предложенного себе конца лишится. Молитва превелие есть креста облегчение, и благовременная помощь в скорби. Призови мя, говорит Господь устами св. Давида, в день скорби твоея, и изму тя (избавлю), и прославиши мя72. И паки: воззовет ко мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его73.

Получал таковое от молитвы заступление и избавление от бед и св. Давид, когда сказал: ко Господу внегда скорбети ми, воззвах, и услыша мя74. B денъ скорби моея Бога взысках рукама моима, нощию пред ним, и не прелъщен бых75. Toй же и o прочих глаголет воззваша ко Господу, внегда скорбети им; и от нужд их спасе я76. Да и многие обретаются в Св. Писании подобия и примеры людей, в скорби молитвы своя ко Господу Богу возсылавших. Тако сотвори Сампсон, посмеянный и поруганный от Филистимлян. Тако сотвори Сусанна, в беде, смертной бывшая. Тако сотвориша три отрока в пламени, Даниил во рве львовском, Иона во чреве китове, Петр в море, Апостолы в корабле, Павел и Сила во узах. Да и сам Христос не точию в вертограде, но и на кресте моления и молитвы с воплем крепким и слезами Богу Отцу приносил.

Того ради и мы толике имуще облак свидетелей77, молитве крепости многочастне да прилежим, молитва бо в скорби Бога милосердным соделывает, и сама скорбь молитве премного способствует. И елико кто вящше к Богу обращается, тем менее озлобления воспоминает: не попущает бо Он всем сердцем кресту скорбному внимати, кто ему, елико возможно, тщится прилеплятися. Колику же силу печаль подает молитве? Внемли. Якоже стрела унзенная в сердце, движет и понуждает человека к тому, да врачевания взыщет: тако скорбь печаль наносит сердцу, и возбуждает оное в иной вещи утешения искати, сиесть, в помышлении вечных благ.

Вода, когда по равным и широким местам течет, не восходит на высоту, но широко везде разливается; егда же рукою художника, собирающего ю и стесняющего совокуплена будет в тесноту, тогда уже прилежно и всякого стреляния жесточае в высоту возносится, и взыскует высочайшего пребывания78: тако и ум человеческий, егда празднен есть и свободен, распространяется, и широко разливается. Егда же печальнейшим вещей событием и внезапным падением востающу противлению сокрушается, тогда прилежнее и тщаливее себе возбуждает, и внятные прилежные молитвы возсылает на высоту. B денъ убо посещения твоего, Бога взыщи, ничтоже кроме Бога, но единственно ради Бога: да сего ради удалит Бог скорбъ, и дерзновенно прилепиши я Ему79.

Слышал еси некогда, коею виною Авессалом к себе привлече Иоава? Призывал он его чрез посланных рабов к себе дважды; но Иоав не хотел прийти. Того ради Авессалом повелел нивы его зажечь. Востав убо Иов, прииде ко Авессалому; По внегда же глаголати ему c ним, ходатая себе представи у Царя, и глагола о Авессаломе80. Подобным образом и Бог Сын, ежели видит коих наказующему Ему противоглаголющих, и единою, и дважды призываемых к Себе неприходящих, тех посылаемою на них скорбию прийти к Себе принуждает; егда же приидут, то вскоре ходатая Себя за них у Бога Отца предлагает. Сицевы и онии бяху, о них же глаголет Псалмопевец: умножишася немощи их, по сих ускориша81; и: исполни лица их бесчестия: и взыщут имене твоего, Господи82.

Многие подлинно суть, которые Бога ни однажды бы не вспомнили, если бы не крест некий неким образом к тому их привлек. И так таковое дело есть милосердного Бога, что Он им страдати благоволяет, да к Нему притекут. Равным образом творят и любящие сынов своих отцы, когда видят отрочат (или детей) своих от них многажды удаляющихся, и прилепляющихся к равнолетным игранием свом, то повелевают рабам своим многая учиняти для их страшилища; да возбужденные оными к страху отрочата, к матернему объятию прибегнути потщася83.

И как полное зерно, сущее в плевах, хотя легко ударено при млачении будет, тотчас от плев своих вон измещется и испадает; если же будет во оных жесточайшее, то c трудностию исходит из оных; a если праздное (тщетное), то никогда не исходит, но купно стирается c плевами своими; и тако из среды вон измещется84. Так и человеци вещьми плотскими услаждаются, как зерна, сущие в плевах. Но кто из них есть верен, и благого сердца имеет рассуждение, тот едва малую печаль приемши, пренебрегая, яже суть плотская, притекает к Богу; и аще таковый невернейший будет, то и в превелией скорби едва исправляется и притекает к Богу; если же кто не верен и празднен будет, тот, хотя и сокрушен будет, обаче яко зерно праздное от плев не исходит; тако и таковый от плотских вещей и препятствий мирских иикогда не отступает, чтоб прийти к Богу; но тако в злых своих пребываниях сокрушается, с неверными, аки с плевами, вон измещется.

Прекрасное сие подобие: но крестоносцу в зело благопотребной молитве и того наиболее просити надлежит, что, если он о самом кресте помолится, или облегчения некоего во оном попросит, то не иным сие творити образом должен, как сим, которому такового крестоносца в Елеонском вертограде словом и делом Сам Христос научил, и научает: Отче мой! аще возможно есть, да мимо идет от мене чаша сия: Обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты85. И: не Богу ли повинется душа моя? от того бо спасение мое86. И якоже воля будет на небеси, тако сотворит87. Мужественным бо и на вся готовым подобает быти ссрдцем хотящему креста (скорбей, бед, напастей и печалей) плоды изобильные собрати; потом самые скорби и наказания Господня, великие и малые терпению и мучению его совокупленные и соединенные благочестною мыслию приносити Богу к вечной славе: тако бо будет несравненная оному мзда (награда), Богу зело любезная.

Рассуждение девятое о том, что грешникам тяжкий крест от трех человеческих врагов (мира, плоти и диавола) налагается

Мнози раны грешному

Пс. 31:11

Отвергающимся, отрицающимся и нехотящим крест Христов (яко бремя легкое) носити, всегда последует крест иной; и нет никого из смертных, ему же бы не прикасалась болезнь. И как умереть всем должно, так и страдать; и как всякий мертвец имеет свой гроб, так и всякий живущий свой крест. Непразднство велие создано бысть всякому человеку, и иго тяжко на сынех Адамлих, от дне исхода из чрева матери их дo дне погребения в матеръ всех88. Многие суть и зело различные креста виды, и, отнюдь, никто не может найтися от скорби и печали свободен89.

И как плавающий (по морю) различным подлежит бедам, так и житье сие препровождающий, не может без креста и скорби найтися. Ибо все, какого бы чина ни были, различные креста виды носят; иной от жены, иной от сына; иной от раба, иной от друга; иной от врага, а иной от ближнего (от друга); иной от погубления (потеряния) имения. И кто не тысящи болестей имеет?

Но, воспротиворечив сему иной, скажет: может быть и сие, что миродержатели имеют многие обвеселения, и, своим последуя волям и похотениям, мало внимают своим скорбем? На сие ответ такой: хотя таковые и все по желанию их текущее имеют; но сколь долго в этом пребывают? И егда еще в живых обретаются, без горестей, сокрушений и страданий не упокоеваются. Ибо от которой вещи увеселения себе чают, от оной болести казнь многажды приемлют, и никоим образом от того не изъимаются. Ибо без попечений креста житие не препровождают, но оное продолжают наполненное многими скорбьми и попечениями.

Так не на венцы таковых взирай, но на бурю печалей, от венцов им рождаемую; не смотри на порфиры, но на душу, паче оных чернеющуюся. He тако бо венцы главы их облагают, яко душу попечения. Ни о предстоящих собраниях, но о множестве печалей рассуждай: ниже бо убогий дом толикими попечениями исполнен обрестися возможе, елико крестов обладатели мира сего по вся дни себе ожидают90.

Брань и не престающее искушение естъ житие человека на земле91; и яко умножение, тако и оскудение есть вина греха; егда или богатый возносится гордынею, или нищий снисходит к роптанию; и отобоюды превелий возрастает крест. Горе благополучиям мира единою и многажды от страха противления и от непостояния радости. Горе противлениям мира, единою, дважды и трижды от желания благополучия92. А поелику и самое неблагополучие неприятное и небезбедное есть терпение (или страдание), то не искушение ли житие человека на земле, кроме всякого прекословия?

Но, скажет иной, грешницы сие не в кресты вменяют, но в радостное и зело приятное им упражнение. Тако оные ныне о сем рассуждают, в ином же житии иначе о сем рассуждати имут. He глас ли сей есть неправедных: беззаконных исполнихомся стезь и погибели, и ходихом в пустыни непроходные, пути же Господня не уведехом93. Иго Христово благо, и бремя легко естъ,94 Его же носящии обрящут покой душам своим; бремя же грешников есть аки талант оловян, иже яко бремя тяжкое отяготится на них95. Еще же служат сии Богом чуждим день и нощь, иже не дадут им покоя96.

Все, елико согрешается, елико деяний злых в денъ и в нощи бывает, владычество естъ демонов, иже никогда же дают покоя, но всегда побуждают беззакония умножати к беззакониям, и совокупление творити грехов97.

Виждь многотрудное грешников истомление, в пресильнейшем Сампсоне изображенное: он бо ласканием жены побежден; власы острижен, предан был иноплеменникам, очес лишенный в темницу ввержен, и обращаше жерновы98. И по достоинству да страждет такожде всяк Далиде, сиесть, плоти своей зело угождающий, произволению ея согласующийся: ибо таковый духовной крепости обнажается, и врагам, миру, плоти и диаволу в пленение предается. Чего ж таковой от немилостивых сих господ не страждет? Света разума лишается, и по подобию безсловесных камень обращати принуждается.

Рассуди убо о сицевом житии, како человек нечистотами жития своего окалян, падениями чувств своих, аки окрест беспутий мельничных, многотрудным пребыванием обращается; жительствует на пути грешников окован железами похотей своих, и сам себе узилищем есть обложен, тьмою падения своего, и совести нечистотою связан, в себе самом жерновное угнетение страждет; камень сердца своего, злобою неправды ожесточенного, аки мельничный камень обращает, муку врагам своим от растленной души своей мелющи. И коль справедливо чрез Пророка вопиет Господь: престаните от лукавств ваших99. И сколь неудобные пути проходят грешники! Путь их тма и ползок100; не видят, аможе падут. Блатом оскверняются невоздержницы, о камень претыкаются сребролюбцы, от неудобства изнемогают горделивцы, тернием уязвляются гневливые, тьмою помрачаются завистливые, смущением сокрушаются похлебщики, теснотою угнетаемы, бывают ленивцы, послежде сокрушение и неправда на путех их.

И хотя не един таковых ожидает крест: однако думают о себе, что они зело спокойное и безмолвное житие препровождают, не опасаясь, отнюдь, настоящих бед. Но мнение их таковое не есть истинное, ибо терзает и сокрушает их совесть за грехопадения; червь же оныя, беспрестанно их угрызающий, ни единого не дает им покоя. И не упокоенная таковая совесть есть им мучение, сердце их беспрестанно биющее, терзающее и сокрушающее. Ибо из всех скорбей человеческой душе нет вящшей скорби, паче совести, терзающей и мучащей оную грехопадениями. И грешник прибегнет ли от оныя из поля во град, от собрания до храмины, от храма в клеть; везде за ним последует скорбь. От клети не имать камо притещи, точию внутрь до одра своего; однако есть ли и там находится смущение, дым неправды, пламень беззакония, то ни тамо возможет прибегнути. Изгоняется убо таковый и оттуду. И когда из всех месть изгоняется, то и от самого себя изгоняется, и тамо врага своего находит, куда притекает.

И кое сердце сицевая мучения доблественне претерпит, яже вечных суть аки предвозвестницы? Ибо тако всем беззаконникам собственной своей совести крест налагается, им же казнь да терпят, прежде, нежели (бесконечную) терпят. И не считай ты тех блаженными, их же богатства и сласти окружают: воистину бо не суть таковые, донележе мучитель оный (совесть говорю) сердце их по вся дни хотя и малейшими избодениями сокрушает и прободает, и легким ступанием ведет до смерти вечной, аще не покаются.

Рассуждение десятое о том, что сластолюбцы, сребролюбцы, словолюбцы и прочие свой (собственный) крест страждут

He на грешников только, нo и на всех всячески свои кресты налагаются. Ибо нет никого без труда (в сей жизни), и не будет: во всяком бо жития человеческого пребывании труд обретается, его же неискусивыйся не весть, искусивыйжеся устрашается. Хощеши ли слышати свидетеля сего преизвестного?

Соломон Царь все жития сего угодия и сласти вкусивший, так, наконец, о них сказал: Видех всяческая сотворения, сотворенная под солнцем, и се вся cyeтcтвo и произволение духа101. Во всех суть некая, яже оскорбляют и озлобляют. И все, еже в мире, похоть плотская, и похотъ очес, и гордость житейская102. Ибо или плотских сластей, или богатств, или честей мирстии ищут; сласти же более желчи, нежели сота в себе имеют; как-то один из мирских мудрецов сказал: нет лютейшей язвы сласти плотской, яже елико большая есть, толико далече душевный свет прогоняет. He тако речных вод стремления бреги изнуряют, якоже сласти все здравия человеческого основания удобно рассыпают: вшед бо в целебно-хранилище, всех болезней вины тамо обрящеши103.

Худая (простая) и умеренная пища, по слову врачей, здравия есть мать; многоядение же недуг приносит, и болезнь рождает неисцельную. Ног болезнования, главы отягощения, рук немощь, трясение и расслабление, и иная сих вящшая от объядения рождатися обыкоша. Да и душевныя недуги, как-то: златолюбие, сластолюбие, печаль, уныние, и всякое иное невежество оттуду же начало приемлют. Горки убо суть таковые сласти, их же взыскующе печалимся, обретше рыдаем, и яже неудобь носимые (терпимые) болезни, аки некий нечестив (худой) плод вкушающих телесам приносят. Сласти подобятся пчелам по воздуху парящим, которыя сладкий мед слагающе отходят, острым же жалом человеческие уязвляют сердца. Таковая суть мучения страдальцев плоти и сего мира.

Таковое же мучительство обретается и в богатствах, которые того ради названы тернием, что как оное уязвляет и болезнь рождает: так и богатства многим трудом снискиваемые с большим страхом хранимы бывают, с неисповедимою же болезнею оставляются. Тем же скорбное и горестное сребролюбивых есть мучение, их же душу по вся дни острые печали снедают104. Пес лает, сребролюбец о пришествии татя чает. Малый ли от чего произыдет стук в дом его, трепещет сердце его, и ни единому и малому отроку не верит; на чада, пришедшие в возраст, аки на враги взирает, видя, яко лета их наследия требуют.

И посмотри, молю, внимательнее, коликая любящие злато страждут злая? Зимней лютости, плавающе, предают себе, и таковым лакомства пылают огнем, яко ни единых устрашаются мразов. Носятся ветрами, возносятся и низлагаются волнами, бедами, неизглаголанными даже до смерти сокрушаются105; ниже в нощи, когда упокоения вкушают: ибо печалования (попечения) о стяжании сон их прогоняют106. И справедливо говорится о таковых: Хотящии богатитися, впадают в напасти и сетъ диаволю107. И: удобее есть велбуду сквозть иглине уши пройти, неже богатому внити в царствие Божие108.

Виждь, молю, како сребролюбивых крест адским бедам уподобляется? Посреде бо сокровищ гладом тают, печальми снедаются, желанием мучатся, егда к вещам неподобным мыслию восхищаются, и аки в мех раздранный имения собирающе, трудом повседневным и непотребным сокрушаются.

Но да речем и об оных животных, славы и чести ради в работу данных, яже такожде не суть лишенна своего креста и мучения. И посмотрим, коликими-то достоинства снискиваются бедами? Хотящие восприяти честь, не стыдятся, ниже ленятся различные телом и душею понести нужды, и не точию нужды, но и поругания, да получат желаемое. Како в худые одеваются одежды? Како домы с нощными и неудобь приятными посещают поздравлениями? На всякое сретение благородного коегождо мужа умаляющеся, на пиры не ходят, беседам и учреждениям не приобщаются, но аки изгнанные, от свободного и общего веселия далече бегают. Сие же все творят (того ради): да еданого лета не постоянную постигнут радостъ109. Вот коликими трудами и печальми чести и достоинства снискиваются.

Высокоумный, желающий иными обладати, первее сам в работу предается, и, служа, преклоняется, да честию одарен будет. Прискорбен к достоинству путь; вожделение чести самому eстеству насилие творит. Aще же кому желемая честь возбраняется, (то) колико сей страждет и мучится110? Сидел Мардохей пред вратами царскими, и понеже не встал, ниже поклонился Аману, за то так на него возъярился Аман, что сказал сам в себе: Аще и многие имею сокровища, но сия не суть мне угодна, егда вижу Mapдохея Иудеянина во дворе цареве111. Вещь сия, худая быти видимая, сердце его так уязвила, что велел высокое уготовать древо, чтоб на оном повесить Мардохея.

Поговорим же здесь, наконец, и о прочих служащих сластем мира сего, и чающих себе за оное от их мздовоздания чести: коль многие из таковых, преминувшу лукавствия их времени, посмех людем быша; некогда же даже и до своих врагов сожаления честию изменишася, и от среды человек, аки извнутрь изблеванием, суть извержени. Сии до такого своего несчастия, ради единой худейшей суеты колико бедствовали служа, в трудах, в тесноте, во бдениях, в бедах великих, и в иных многих жития своего притеснениях и огорчениях пребывая?

Таковые за толикие свои подвиги и труды честь истинного мучения восприяли бы, аще бы сия за имя Христово пострадали, мученицы суще суетные мира сего, и за многое свои скорби и беды в скорбех некончаемых водворяющиеся. Да видим убо теперь, свободни ли суть от креста, служению мира сего придержащиеся? И научимся от сего тому, что гораздо большая за мир сей страждут мученики мира сего, нежели за Бога и вечное спасение страждущие.

Рассуждение одиннадцатое о благопотребности креста. Для чего оный человеку, яко истинному Христианину, нужен

Многие удивляются сему, для какой бы причины от христианского жития скорбь была неразделима, и говорят: что сия суть, яко избранным своим Христос хощет смущатися, и ни единому без креста в царство Отца своего входити не изволяет? Да услышатъ убо таковая глаголющии, что сие разумным Божиим советом творится, да во время путешествия сея жизни избранных житие смущенно будет. Путь есть настоящее житие, им же во отечество (небесное) шествуем; и сего ради по неисповедимым судьбам здесь повседневными смущениями люди сокрушаются, да не путь вместо отечества возлюбят. Мира же сего путь есть острый, да всяк нынешнего жития упокоением, аки красотою путешествия наслаждаяся, более шествовати, нежели скорее прейти оный восхощет; и, веселяся на таковом пути, да не забудет того, чего в отечестве небесном желает. Желчию же всякой вещи подобает быти растворенной, да не сладость мира за великое услаждение почитает. Ибо если бы по вся дни Господь нынешними благими нам угождал, вся до изобилия подавая, и ни единыя в час сей смертоносные скорби, ни единыя на нас тесноты посылая; то бы мы, нежелающе больших благ, не разумели, точию сия наисовершеннейшая благая быти, яже подает Господь рабам своим112. И ceгo-то ради житие сие, не добре сладкое, растворяет желчию скорбей, да иного сладчайшего взыщем.

Горек естъ мир, и любим естъ всеми (прилепляющимися к нему). И если бы был сладок, то колико всем был бы любезнейший113. Смущается (и мятется) он, и есть однако вожделенен. Что если бы пребывал не смущаем, чистому како бы мы прилепились, если нечистого сице объемлем? Цветы его како бы собирали, если бы от терния (его) рук своих не отвлекали114. И так не только на пользу, но и на потребу есть крест и страдание. Ибо безумнии людие небо небеси Господеви, землю же земнородным и сыном человеческим восхотели бы.

Но известнее еще подобает рассуждати, что всеблагий Господь содержит благая и злая, разделяемая коемуждо на премену, ими же сице устрояет, яко обоим, злым и добрым в сем житии им случатися, единым же добрым в грядущем веке ожидаемым быти. Сия св. Авраам извещеваше, егда некоему человеку богату рече: Чадо! Помяни, яко восприял ecи благая в животе твоем, и Лазарь такожде злая; ныне же зде утешается, ты же страждеши115.

О, коль страшен Господь в советех, паче сынов человеческих!116 Кто бо не устрашится притчи сего богача, его же сласти житейские геенне предаша: не ради бо неправды, но сластного ради жития осужден в геенском пламени мучашеся117? Тем же мирская благая от Бога казненна бывают; и креста неприемшие вечному подпадают мучению, по слову Евангельскому сему: Горе вам богатым: яко восприемлете утешение ваше. Горе вам насыщении ныне: яко взалчете. Горе вам смеющимся ныне: яко возрыдаете и восплачете118. Никто же может и зде, и тамо покоя насыщатися.

И зачем иной сицевому Божию удивляется строению? Когда во всех вещех человеческих нет ни единыя радости, которую бы печаль не предваряла.

Жена егда раждает, скорбь имат: егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радостъ; яко родися человек в мир119. Мимошедшая горесть печали раждает вящшую находящую радостъ; такожде и по болезни дражайшее здравие возвращается120. Сеяй о умножении плодов радоватися не может, донеле же первее землю многим трудом не исправитъ, и потом уже о благоплодии имать упование. Сие убо есть, еже глаголати обыкоша: идеже влага, тамо гной, идеже мед, тамо желчь. Всегда благовонным розам близ есть терние.

Посещает иных чрез крестные тягости Господь за тем, чтоб явить, аще любят Его всем сердцем своим и всею душею своею. Во огни бо искушаетсл злато, и человецы приятни в пещи смирения121. Яко сосуды скудельничи искушает пещь; и искушение человеческо в помышлении его122. Добрых сластьми Господь не наслаждает, но испытует, озлобляет, Себе их уготовляя; а им же угождати мнится и отпущати, сих аки сластолюбивых грядущим злым оставляет.

Читаем мы о праведниках, искушенных, тако: Яко Бог искуси их, и обрете их достойны Себе. Яко злато в горниле искуси их, и яко всеплодие жертвенное прият я. И во время посещения их воссияют123. Тем же оскорбленны и озлобленны благих суть достойны. Напротив того говорит Христос: Иже не приимет креста своего, и в след Мене грядет, нестъ Мене достоин124. Таковый лишается благ некончаемых. И Господь, ведая коегождо силу, не тако искушает, аки бы Сам прежде неведый; но да иным известну (оную) сотворит, Сам таковые им подает наветы. Сице Товии речено бысть: Понеже приятен был ecи Господу Богу своему, сего ради угодно бе Ему, да искушением искусит тя, и явит не Богу, ниже Товии, но прочим людем, коль крепкою душею подъять противная125.

He разумеют же многие, каким и коликим сердцем святые величают Господа, и по вся дни ради грядущего блаженного жития Господеви служити мнятся, но крест их и скорбь являют, каковою они к Богу прилепляются любовию. Таким образом и диавол думал о святом, праведном и многострадальном Иове, что аки бы он ради временных благ почитал Бога. Ибо когда увидел святого мужа зельно обогатевшего, и ничем не мог его оклеветать; то к таковому приступил оболганию: Егда туне чтит тя Иов, Господи? He ты ли оградил eси внешняя его и внутренняя дому его и все сущее окрест его? Мзды ради воздаяния сей добродетелем последует толико сущь богат126.

Чтож убо сотворил Господь, хотя явити, яко святии Божии не мзды (или награждения) ради Его почитают? Вся Его имения нищете предал, и в великую болезнь впасти ему попустил. Всякими же богатствами будучи окружен, кто бы (таков) прежде был? He многим бе знаемо. Егда же от сих, аки от одежды совлекся добрый воин, на земли поверже сия, и на божественный подвиг наг обратися; тако обнаженный всех зрителей устраши и удиви, яко и Сам Ангельских сил Господь над мужественным его подвигом вельми возгласи, и ему, яко победителю, соторжествова.

Видите, сколько благопотребны суть мужественных людей притчи: да их аки достойных мы почитаем, и мужеству их подражаем. Велия и паче всех избранная добродетель есть терпение, и не обрящет тоя праведник, аще и единого зла не постраждет. Терпение есть наносимых и находящих зол с равнодушием (или великодушием) сношение.

Отеческое Господь имеет к целомудренным людям сердце, которых зело любя, язвами, болезнями и скорбями искушает, да крепчайшую соберут силу. Нет в том древе крепости, на которое частые не нападают ветры. Самим бо колебанием оных таковое укрепляется, и глубочае укореняется. Ослабевает без супостата мужество. Тогда видимо бывает, колико есть, и колико может, егда всю силу терпение изъявляет: вдовствует бо крепость, если оную терпение не укрепляет.

Веселится терпение печальными приключениями угнетаемое; и Господь их же любит, тех обличает и казнит. Таким образом Господь с избранными своими поступает, каким учители со учениками, которые больших трудов от тех истязуют, на которых известнейше уповают.

Подумал ли бы кто о том, что Лакедемоняне ненавидели чад своих, когда благородные их доброты искушающе, явно пред всеми розгами их секали, и отечески наказывали, да ударения розг мужественно понесут, у раненых же и еле живых (сущих) увещавали, да язвы на язвы принимати не вознерадят? Также и монастырей старейшины, коих приемлют к себе, не тех ли, кои точию твердо были искушены?

Повествует Климах, что был в одной обители эконом, стыдлив, воздержлив, кроток столь, что иной никто. На сего старейшина тоя обители востал без всякия вины, и велел от церкви отлучить, хотя то и нерассмотрительне. Климах же, видя эконома греху тому, им же старейшина обличаше его, неповинна, наедине Игумену тому являше его незлобие, и он премудре сказав: Вем, рече, отче, сие; но себе самого, и раба (своего) озлобляет, иже душу прием ко управлению, и о венцах, елики тому понести возможно, ведаю, на всяк час промышляти не тщится или укорениями, или бесчестием, уничижением и наруганием (такового) исправляти.

Ежели Киновиарх (обители начальник) добре и чинно творит, когда и неповинных обличениями наказует; то кольми паче наипространнейшия сея обители Отец, и Строитель всего мира Господь, Иже морем и небесами, аки камением огради свою обитель, како не благоразумне творит, когда чада своя гладом, недугами, убожеством и теснотою исправляет?

Наконец и сие подобает рещи: что сего ради крест от Господа посылается, да венцы и мздовоздаяния страждущим оный умножатся, по числу бо искушений и скорбей и мздовоздаяние умножается; такожде и сие надлежит сказать, еже св. Павел изрече: Непщую бо, говорит он, яко недостойны страсти нынешнего времене к хотящей славе явитися в нас127.

Рассуждение двенадцатое о том, что по силе коегождо крест от Господа коемуждо налагается

Превеса (вески) серила правда у Господа: дела же Его мерила праведная

Притч. 16:11

Как кормчий знает правым мерилом отягощати корабль, да не ниже меры будучи легчайший ветренными бурями восхищен превратится; однако не тако отягощает (нагружает), да во глубине погрязнет; так и Господь крест искушения другом своим посылает, да не легким дыханием восхищены будут, но да благополучно вечной славы пристанища достнгнут. Блажен бо, говорит св. Давид, его же аще накажеши, Господи, и от закона Твоего научиши его128.

Бог паче меры премудр и истинен сый, вся в меру и число и превес рассмотрел. Весть Он известно, что не могут и что чии мышцы понести суть сильны. Тем же тесноты и беды правым налагает мерилом; да не крест чрез меру должайший, или кратчайший кому дастся. Исчитает он, колико сему, и колико другому, и каковым чином (порядком) кресты назнаменовати. Держит аки на превесте, от сея страны крестное бремя, oт иныя же носящего силу; и тако обоим угождает, да ничтоже выше силы пошлется. Питает нас хлебом слезным, и напаяет нас слезами в меру129. Дает в меру, а не выше меры; да не паче меры люди собранными скорбьми отяготившись, понести оныя не возмогут130.

He повелел ли Бог прежде: Егда будет достоин ран нечестивый, да биют его по нечестию его131? Виждь, яко и о числе ран печется, запрещая, да выше числа четырехъдесяти ран не налагают. Для чего ж малодушные сего устрашаются? Когда и власы главы нашея вси изочтени сутъ, и ни един от главы нашея не погибает без воли Божия132. Истиною бо мерителъ духом Господь кресты насылает, да истиною и венцы на небеси воздаст. Еже бо ныне легкое печали нашея по преумножению в преспеяние тяготу вечныя славы соделовает нам133. Обрящется ли убо кто жалующийся на то, что тягчайшее ему бремя налагается, нежели понести он может? Человек сия творит, ему же крепость носящего несть знаема; аще же, ведая оную, сия творит, то жесток будет; Богу же, яко благому сущу и премудру, несть сие творити прилично.

Да научат нас поне начальники ексертиц (упражнений) военных сему, как мы о Боге разумети должны. Ибо как оных начальники приxoдящим к борьбе не безрассудно и по каковому либо случаю между собою братися попущают, но по прилежному истязанию, рассмотряюще возраст и лета каждого, справедливым соравнением совокупляют сего с сим, юного с юным, мужа с мужем. Тако и о Боге разумети (лепо есть), Который людей, приходящих в мир сей на брань, поистине рассуждает о коегождо силе и крепости, которыя ему единому суть известны: да иной воинствует противу плоти тако, и чрез толикое-то время, ин же да противостоит сей, или оной вражеской силе; ин же противу двух или трех купно134.

Не одинаким образом сосудов искушается крепость; крепчайшия (из оных) тягчайшим ударением, слабейшия же легчайшим осязуются. Сосуда делатель хрустального едва единым перстом касается такового. В сребренную чашу бьют молотом, в колокол же величайшим орудием; и елико множае в коем колоколе весу, толико крепчае ударяют во оный, ведая, что не сокрушится ради сильнейшия его крепостип. Тако и Отец Небесньй по мере сил кресты и скорьби насылает. Стеклянных (или немощных) людей полегку, крепчайших же и искуснейших в мужестве, тверде испытует; ни на кого же до конца здесь прогневляется, ни единого от своих презирает; но на коегождо силу призирая, крепость их аки на превесе мерила истязует и испытует.

Предусмотрел Он от века сия и иныя плоти досаждения, болезни и беды, сему или оному к пользе быти благопотребныя; тем же зело разумно учредил, да сего, или оного лета, или месяца некая противная приключатся человеку, яже спасение душ приумножат.

Нe устрашайся убо, чистая душа! сего, душа взыскующая Господа Бога твоего повсяминутно; и не глаголи Отца быти жестока зело, сладце тя чрез Пророка утешающего тако: Не бойся, яко избавих тя, прозвах тя именем твоим, мой еси ты; и аще преходеши сквозе воду, с тобою есмь, и реки не покрыют тебе: И аще сквозе огнь пройдеши, не сожжешися и пламень не опалит тебе: яко аз Господь Бог твой, святый Израилев, спасаяй тя135. (з)

Рассуждение тринадцатое об отвержении самого себе

Аще кто хощешь по Мне идти, да отвержется себе, и возмет крест свой, и последует Ми

Лк. 9:23

Слово сие едино знаменовати видится, но трое в себе содержит: первое, отвержение самого себе; второе, восприятие креста; третье, последование Христу. Первое убо крестоносцу благопотребно есть самого себе отвержение, без которого ни един креста понести не может; если же и понесет, но не конечне, и не совершенно136. Наипаче же хотящим последовати Христу, вся оставити повелел Христос, говоря: Иже не отречется всего своего имения, не может быти мой ученик137. И во всех сих ниже самого человека изъял от отвержения, хотя тому быти такому, который бы не токмо вся своя, но и себе самого оставлял. Да отвержется, говорит, себе. He тако бо человеку нужно естъ оставити своя, яко же оставити себе самого; и удобье ему отложити та, яже иматъ, нежели сие, еже сам есть138.

Но как же человецы оставляют себе самих? Сице: ежели соделовают себе самих иными чрез покаяние; оставляют ветхого человека, и восприемлют нового. Ибо если кто прежде сего в гордыне пребывал, и обращься смирение ныне возлюбил, тот уже самого себе оставил. Если кто многоядец и многопийца до сего бывши, на воздержание житие свое переменил; тот отвергл то, что было прежде. Ежели кто быв сребролюбив, сокровиществовати и собирати перестал, и раздавать обучился свое чужая прежде похищавший, тот воистину себе самого оставил. Таковый сам той же есть естеством и рождением, но не той уже злобою. И сего ради писано есть: Амо же обратится нечестивый, изчезнет139. Обратившебося, нечестивии не пребывают; не яко им не пребывати всячески по существу, но яко им не пребывати в вине нечестия.

Отрещися убо (или отвергатися) себе самого, есть уклонятися от того, чем прежде чрез ветхость был человек, и тщательно к тому поспешать, куда обновлением зван бывает по слову Апостольскому сему: совлекшеся ветхаго человека с деяньми его, облецытеся в новаго, обновляемаго в разум по образу создавшаго его140. Притчами вещь сия явственнейшая будет.

Юноша некий от любви некия прелюбодеицы в далечайшую отшед страну, и тамо, угасивши в себе желание похоти, возвращся паки срете оную прелюбодеицу, которая, поздравив его и приветствовав ему, удивилась тому, что он ее не узнал. Паки сретившись с ним, сказала ему: Ведь самая та есмъ; он же отвеща; но не аз есмь141.

Подобным образом и Павел св., отвергшийся себе, сказал: живу же не к тому аз: умер бо он, бывый лютый гонитель, начат же жити ревностный Xристов проповедник. И если бы от пребыл в первом своем состоянии: то бы не был воистину таков Христов подражатель142. Но, отрекшись, или отвергшись себя самого, и словеса святая, и поучение истины проповедуя, сам о себе сказал: Живет же во мне Христос143. Акибы явственно рек: Аз мене самого умертвих: ибо (уже) плотски не живу; обаче по существу несмь мертв: понеже духовне по Христе живу.

Отреклся некогда, или (отвергся) себе самого также и оный инок, в пустыне скитавшийся, к которому когда похотию плотскою жегомый брат пришед, просил помощи (во утолении оныя): то он ему на то отвечал так: иди к другому брату моему, (а оный уже тогда и от жития сего отшел). Егда же удивившись сему, пришедый, рече: уже тот брат успе, то и пустынножитель подобив себе умершаго пред ним назвал: ибо умер миру и сродником, но жил Христу.

И сие-то есть, еже св. Апостол ко всем напоминательне глаголет: Христос за всех умре; да живущии не к тому себе живут, но умершему за них и воскресшему144. Подобает бо коемуждо умрети себе, да живет Господеви: зане от себе самого неотлучивыйся (не отвергшийся себе) к вышше себе пребывающему не приближится; и не возможет того достигнути, что выше его есть, аще не уразумеет себе самого умертвити145.

Подобным образом и огородное зелие и древеса пресаждаются (с тем), да лучший поспех приобрящут, или да больший возраст на ся приимут, Тако и семена, смешиваемыя с землею, умирают, да во обновлении рождения своего плодоноснейшия восстанут; и откуду непщуем лишитися им того, еже имеяху, оттуда начинают являти то, чем прежде не быша.

И если кто разумеет то, что значит отрещися иного? Тот уразумеет и то, что есть и себе самого отрещися. Если кто отрекся брата, или раба, или иного кого, и хотя биема его розгами видит, хотя узами стесняема, хотя и иное кое зло страждуща; однако не притекает к нему, не подает помощи, не милосердствует о нем, и ни единым же образом движится, акибы отнюдь был чужд от него146. Подобным образом и отвергшийся себе да ни единым видом телу своему прощает; но аще биемо, аще отгонимо, аще жегомо оно будет, или ино что от таковых постраждет; да не милосердствует о нем, но акибы чужой кто, или враг его сия страдал, тако да пребудет.

И здесь не таковая советуется жестокость, и на самого немилосердие, но человеческих страстей умерщвление, отрицание плотских желаний; и дабы не много таковый воздавал (служил) плоти и крови. Ибо и отеческая любовь, если будет Богу противна, винна бывает пред ним. Христос говорит: Иже любит отца или матерь паче мене, нестъ мене достоин147. Ибо для Христа и душу свою и живот возненавидети подобает.

Любил св. Ап. Петр душу свою паче Христа тогда, когда оную предать смерти убоявся, три краты отвергся Его. Если бы он тогда единственно Христа любил; то бы и самого себя отвергся. He сам ли Христос, единородный Девы Матере сый Сын, отрекся Самого Себя, когда, акибы от нея быв чужд, сказал: Что есть мне и тебе жено148? Сим не обличити он восхотел девическое Ея целомудрие, но наставить нас тому, что плотских родителей печалования, и сродников требования (нужды), не имеют (не могут) нам запинать в деле духовном. И того-то ради, егда некогда ему сказали: Се Мати твоя и братия твоя вне стоят хотяще глаголати тебе149 отвечал: Кто естъ мати моя, и кто суть братия моя? He в гневе сим Матернюю отревая от Себя служения любовь, ниже братию Свою сим укоряя, но во Отеческих служения тайнах паче, нежели Матернему служению показуя Себе достодолжнейша, и дело духовное плотскому предпочитая сродству.

He Авраам ли св. отвергся себе самого тогда, когда, не воспомянув отеческия любви, сына (своего) единородного и прелюбезного в жертву принести Богу восхотел? He прославлены ли за то Левиты, когда ревностию раздежени о приношении телца, по повелению Моисееву, кийждо брата своего, и кийждо ближняго своего, и кийждо соседа своего убиша150?

Аще убо с протяженными власы и раздранными ризами, сосца, ими же воспита отвергшаго себе, мати открыет, аще на празе родивый его возляжет; протяженна да прейдет таковый отца; неорошенными ланитами под знамение креста Господня да ускоряет: благочестия бо чин есть в вещи сей немилостивым быти151.

Аще собственная такового отсюду отвлекает плоть, отонюду прельщает похотение, в оную сторону мир и знаемые вызывают други: дерзновенно да отвещевает таковый оным: He вем вас. И аще таковому с иной стороны внешнего человека приидет помышление; да отвещает оному и глаголет: He вем тя; елико владычествовах собою, прелыщениям твоим доброхотне соизволях; ныне же имя Христос крови Своея ценою Себе приобрете, то уже не свой есмь, но того, Его же подлежу изволению.

Человек, как известно, из двух составлен, и тех различных зело частей; то есть, из плоти и души; от обоих же своему собственному надлежит быть отвержению; которого если не приложитъ, то крест ему весьма будетъ не удобь носим. Первее благопотребно есть ему, да отрынет далече от себе ближайшую свою госпожу, (то есть похотение,) жену всячески миролюбивую, непостоянную и плотяную, к вожделению плоти и мира суетам привлещи его поучающуюся.

Она мыслей услаждения, ими же человек наипаче услаждается, причину представляет. Ибо или смеху приятная, или обонянием услаждающая, или осязанию приличная, или вкушению сладостная предлагает; и таковыми прельщениями привлещи к себе тщится, яже вскоре аще не отрынет от себе человек; то заблудил есть от пути креста, и на путь грешных прешел. Она, яко прелестница, и яко к тому приобыкшая, представляет человеку юность с сластыми и честию мира сего, ими же люди по желанию своему услаждаются; аще же он не отвратит от нее очес своих, да не видят суету; то немедленно отвергши крест, пойдет в след другов своих. Наконец предложит ему соблазн креста, и дщерей Вавилонских посмеяние: но отвергшийся себе да затыкает уши свои от гласа (таковых) сирен, и да бывает, яко человек не слышай, и не имеяй во устех своих обличения152. Неприятен, неблагоугоден и ко осязанию неудобен крест представитъ; то грядущий по Христе, за словеса устен да совершает пути жестоки, да отвергает обвеселения смыслов, и да восприимает (на себя) тяготу креста.

Но не довольно сего отвергшемуся себе, принадлежит еще к нему и сие: да и душевного человека умертвит; то есть, да отречется памяти, разума и воли. Памяти, которая взиранием на дщицы, подобия суетных, излишних и не приличных вещей содержащия, совокупляется оным; сия же разум на воспоминавение оных, волю же возбуждают к любве. Да сотрет убо таковый дски оныя, мирского благополучия к зрению предлежащия. Ибо если воспомянет мира благопребывание, то недолго пребудет на пути креста. Свет внутренних очес, то есть, разум на послужение святому кресту да предлагает, и своего да не держится разумения: Плотское бо мудрование вражда на Бога, и в многие его введет соблазны. He благорассудное бо помышление зело больший и тягчайший представит ему крест, нежели каков он есть сам в себе воистину; и тако всегда печален, всегда нетерпелив имеет быти.

Разум ли таковому Христоподражателю цредставит не возложенный на него от Христа, но ин некий крест (посторонний), таковый да отвержет от себя оный, т. е, посторонний; все же, елико аще нанесено ему будет, да приимет, и во изменении смирения своего да долготерпит153. Наконец от воли (своей) да отвержется: она бо похотениями своими, любовию, болестию, веселием, гневом различно нападая на человека, иго креста Господня покушается отрынути. Любитель убо Христа, да отвержется по образу Его, воли своея; да всегда будет ему сие во устах, и сие в сердце: Не моя воля, но твоя, Господи, да будет154. Сия прилежно да помышляем и мы, и в сих да пребываем.

Рассуждение четырнадцатое о том, чем наиболее Христианину должно хвалиться

Мне же да не будет хвалитися токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа

Гал. 6:14

Пресовершенное достоинство, пресовершенная слава и пресовершенная честь Христианина в том состоит, да со Христом и Его ради носит крест. He честь ли бывает рабу, когда из единой пиет чаши, из нея же пил Царь Царей и Господь Госпподей? Сбывается сие тогда, когда скорби чаша, Христом сперва испитая, прочим ко испитию преподается. Сего-то ради и Апостолам оным, которые сидения одесную и ошуюю Христа желали, сказал Христос: Чашу убо мою испиета155. Напоминая им велией любви и вечного наследия знамение, участниками их здесь творит чаши и страдания своего.

Познали совершенно сие достоинство Св. Апост. Петр и Павел: из коих один о нем говорит так: Вам даровася, еже о Христе, не токмо еже в Него веровати, но и еже по нем страдати156; а другой тако: Приобщающеся Христовым страстем, радуйтеся, яко да и в явление славы Его возрадуетеся веселящеся157. И аще Христианин укоряем бывает o имене Христовом, блажен есть. Сия убо преизбранная в сем житии есть честь, и о сей-то ему хвалитися подобает, и ничто же величания, или тщеславия ради творити. Славы мирской искати, или во время приобретенныя оныя веселитися, Христос возбранил; сей же славы, которая состоит в том, да хваляйся о Господе хвалится158, не отрынул.

Что ж убо есть о Господе хвалитися? Сие: не себе самого славити, но от Господа похваления и прославления ожидати; Ему всякую славу причитати, в Его славу и хвалу вся управляти. И поелику вся слава дщери царевы внутрь159, не вне есть; то есть, не в цвете сена, ни во устех народа, но в Господе, который совести един есть Судия: то Ему единому благоугодити достоит; а Ему благоугодити, есть единая, истинная и пресовершенная слава. Тако благоугождающий Ему, всегда с псалмопевцом будет говорить: He нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждъ славу160. Да и Сам Христос славы от людей не искал, ни человекам угождати желал; но славы, яже от единого Бога есть, всегда взыскивал, и крест, яко державы Своея знамение, носил, по проречению Пророка: Ему же начальство быстъ на раме Его161: Властительство бо его бысть крест, его же ради и Бог его превознесе. И яко в знамение (в знак) достоинства, иные препоясание воинское, иные ж венец носят, тако и Он крест носил162.

И, воистину, аще взыщем, то обрящем не инако в нас Его царствующа, точию обидами и крестами. И крест Его носити Его ради, преславнее есть, нежели Апостолом, или учителем, или Евангелистом быти. Велие достоинство сие есть, царства всякого и начальства большее. И иже любить (говорит Св.Златоуст) и возгорается (любовию) к Богу; той избирает паче узы и крест носити его ради, ниже на небеси пребывати. Не тако главу сияющу творитъ возложенный (на нее) венец, бисерами украшенный, якоже крест Бога ради, неже почитатися от Бога163.

Известен o сем был св. Павел, мал сый в очесех своих, велий же пред очима Божиими, глаголяй: Сладце похвалюся в немощах моих: да вселится в мя сила Христова. Тем же благоволю в немощех, в досждениих, в бедах, во изгнаниих, в теснотах по Христе. Егда бо немощствую, тогда силен есмь164. Сию же похвалу киими себе приобретает именованиями? Сими: B трудех множае, в ранах преболе, в темницах излиха, в смертех многащи. От Иудей пять краты четыредесять разве единыя приях, трищи палицами биен бых, единою каменми наметан бых: нощь и день во глубине сотворих165. Сим убо сосуд избранный и похваляется.

И кто не удивится (такового) Апостольского сердца непобедиму терпению, и крепости оныя души всякого адамента крепчайшей? Человек смертен (сый) Апостольства своего знамения, аки рождения своего орудия исчитает: болести, беды, тесноты, глад, жажду, мраз, наготу и от человек крайне презрение. Огнь злато искушает, скорби мужей храбрых (или великодушных). Добродетели знамение никогда не бывает сладостно. Воинстии мужие величаются язвами: ибо победа, добродетели есть виновница. Вождь преизбраннейших посылает воинов, иже нощными обходят врагов наветами. Учители более трудов от тех истязуют, в них же известнейшая есть надежда. Следовательно, и крест преизбраннейших и преизряднеших Богу изъявляет воинов.

Из числа таковых была блаженная Секунда, которая смотря на то, что судия сестру (ея) Руфину немилостиво повелел бити, тако к судии возгласи: Что есть, яко сестре моей честь возлагаеши, мне же бесчестие? Повели купно обоих бити, купно Христа исповедающих.

Аще убо чем хвалитися Християнину подобает, или некогда достоит; сею единою истинною славою, еже Бога ради терпети, да хвалится, сию не иную точию о Господе да взыскивает, и да глаголет: кто ми даст уподобитися в славе святых, и не хвалитися (ничим), точию о кресте Господа моего Иисуса Христа? Ты, о Господи! слава моя, Ты веселие сердца моeгo; о Тебе похвалюся и возрадуюся весь день, мене же ради ничим же, точию о немощах моих. Да взыскуют и приемлют инии славу друг от друга; аз сию взыщу, яже от единого Бога есть. О Боже мой, истина моя, милосердие мое, слава моя, и вся! Тебе единому слава, честь и хвала; Тебе единому благословение, сила и благодарение да будет во веки веков, аминь.

Рассуждение пятнадцатое о том, что крест исравляет и очищает от грехов

Щедр и милостив Господь, и оставляет грехи, и спасает во время скорби

Сир. 2:11

Сила креста потребляет грехи, очищает совесть, ризу души омывает, и паче снега (оную) убеляет. Позна сие благоразумная Сарра, яже Господеви рече: Во время скорбения греси отпустиши тем, иже воззовут тя166. И Сирах глаголет: Щедр и милостив Господь, и оставляет грехи, и спасает во время скорби167. И инде: в день скорби твоея воспомянет тя; яко же лед от зноя, тако растают греси твои168. Яко бо грех услаждающий, предвечного прогневляет света (Бога), тако удручение и наказание, долготерпеливо восприятое, Бога умоляет и умилостивляет.

Утверждают св Отцы, что временными наказаниями, от Бога посланными, и от нас долготерпеливне восприятыми, у Бога Отца Иисус Христом удовлетворяется. О коликое сие благодеяние! О коликое печальных обвеселение! Сим убо намерением оные, иже праведно крестам и скорбем своим приобщатися обыкоша, велие приемлют приобретение.

И хотя прискорбно и тягостно есть Божие посещение: обаче, яко врачевания силу имать, сим искушенным во благое поспешествует169. И не мнози суть помышляющии о сем, коликая-то суть достоинства, озлобление плоти, еже и содеянные грехи омывает, и оные, яже содеятися возмогли бы, укрощевает170.

Того-то ради Богоугодные мужи, истления своего о язве гниющей рассуждающие, доброхотне себе в руки врача на резание приуготовляют: да по отверзении язвы яд греха изъидет, иже здравой сущей кожи внутрь удручашеся: грех бо согнитие есть, казнь же железо (орудие) врачебническое171. Якоже убо согнитие имеяй, аще не отсекается, пребывает в множайших злых; тако согрешающий, аще не наказуется, всех есть окаяннейший172.

Авва Иоанн, когда огневицею страждущий тридневною просил о исцелении его от оныя, отвещал просящему так: вещь ти благопотребную желаеши отложити: яко бо плоть нитром173, или иными сим подобными помазаниями очищается от скверны; тако душевными недугами одержимый, подобными наказаниями исправляется174.

Но скажут иные: что се есть, что души некия непорочного жития (сущия), тяжчае многажды сокрушаются, егда и не прилично зрится, да коснется их озлобление, ими же ни едино обладает беззаконие? Таковым ответствует на сие Христос: не си ли чли, что о Отце моем, Небесном делателе, некогда рех? Всяку розгу творящую плод, отребит ю, да множайший плод принесет175. И что такое есть отребление не точию скорбь и крест? Ибо что ударение зерну, что тесла железу, что пещь злату, то самое есть скорбь человеку праведну, ею же оный очищается, а не разрушается: аще бо и светит, и яко злато сияет в пещи внутрь добродетельми, обаче скорбию искуситися ему достоит: ибо человеком зрящиися быти совершенные, пред Богом свои несовершенства имеют, их же милостивне прогневляяся, милосердный Отец скорбьми очищает176, мщая на вся начинания их177.

Пересмотрим мы здесь художников, которые творят всяческая, и показывают неискусным; и когда рассудят несовершеннии бытии совершенна дела их; то художники очищают оныя, ведая, чего во оных не достает, так, что дивятся потом люди, что толикая еще чистота присовокуплена к тому, что они называли совершенным. Сие видимо бывает в зданиях, во изображениях, в ризах, и во всяком роде художества. Сперва рассуждают аки совершенное быти, яко зрению их ничтоже более взыскуется. Но иначе рассуждает зрение неискусного (человека), иначе художника учение. Тако и святые мужи пребывают пред Богом, аки безгрешны, совершенны, яко Ангели; весть же, чего недостает им, Бог, мщая на вся начинания их. Мститъ же не гневаяся, но милосердствуя. Того ради мститъ, да совершит начинаемое, не да погубит (оное) извержением178.

Никто же чист от скверны: ибо егда во многия деяния жития сего попечение расширяется, то нужно есть богодухновенным сердцам не прикасатися праху179. Седмерицею падает праведный; горе же прославленному житию человеческому, аще без милости Спасителя судитися будет. В небесный Иерусалим ничто же входитъ скверно180. Велий (убо) гнев есть, егда на согрешающих не прогневляется Бог181. Потому-то о Иерусалим (у Езекииля) и глаголет: отымется рвение мое от Тебе и почию и ктому не попекуся182.

Врач аще престанет от врачевания, то отчаивается недугующий. Похвалити убо достоит Божественное благоволение, еже того ради избранных своих временно наказует, да от вечных казней сохранит. Сего ради уничижает, да вознесет; сего ради уязвляет, да исцелит; сего ради низвергает, да возвысит; творящему бо благая, и приемлющему за оная злая, елико праведного мздовоздаяния на земли умаляется, толико оного ему на небеси, или еще и более умножается. Обаче врачеве плотстии, о коих надежны, многажды благоприятную оным пищу, юже просят, отрицают, и коим воздвигнутися (выздороветь) помышляют, оным вся вредительного услаждения яди претительно запрещают; врачевания же между тем неприятная подают, да горестного ради вкушения оных, сладостное восприимут здравие.

Кое убо чудо, аще Врач душ, всемогущий Бог, киих вечныя смерти зрит виновных, оным жити самовольно долготерпит; а их же в живот предъизбра, тех в тесном законе содержит? Когда и животным, их же вскорь убити мы предложихом, множайшую предлагаем пищу, и изобильнейшая ядения им подаваем, а тех, о их же лишении пищи и глад мало рассуждаем, на умножение плодов сохраняем. Лоза также, и многоплодныя древеса резанию подлежат, неплодныя же, и огню предатися имущия, ветви праздныя (пустыя) елико свободнее, толико расширительнее протязуют. О твоих убо озлоблениях и нуждах ты веселись, и всем усердием твоим благодари Бога за оныя. Ибо елико паче ты озлобляешися, толико паче души твоея одеяние очищается и украшается. О, глубина премудрости и разума Божия! яко неиспытанны суды, и непостижимы пути Его. Кто бы не судил, яко милостивнее творится с грешниками? Обаче большее милосердие есть беззаконию повинных не оставляти без наказания: да последнее время в геенне не предадутся от Бога. О коликое то есть наказание, ни единого не имети наказания! И сие изъявляя Псалмопевец, говорит: Понеже не послушаша людие мои гласа моего, и Израиль не внят ми: сего ради отпустих я по начинанием сердец их; пойдут в начинениих своих183.

Такового убо милосердия, еже паче всякого гнева есть, да не желает себе никто; полезнее бо есть воистину, пo Пророческому совету, всякому прияти наказание: да некогда прогневается на него Господь, и погибнет он от пути праведного184. И да глаголет кийждо с праведным Иовом: да приидет прощение мое: начен Господь да уязвляет мя, до конца же да не убиет мя185; и со Августином: Господи! зде опаляй, зде сеци: да вечно помилуеши.

Рассуждение шестнадцатое о том, что крест соделовает человека храмом Божиим

He весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас?

1Кор. 3:16

Храм Божий свят есть, иже есте вы, говорит св. Апостол Павел186. Сей храм не златом, ниже бисерей дарами тлеющими, но вечными добродетелей дарованиями украшается. Ниже кроме тайны есть сие, что образ (вид) храма (нерукотворенного) крест есть. Крестообразными бо по приличию все суть Богу созданные храмы. Что и из древнего храма явственно есть, коего все подобие сице бе устроено, да креста живый образ изъявит. Ибо аще о входе самого положения оного, протяженного помыслиши, то помыслиши и о том, что плоть Христова наподобие оного на кресте протяжена была и положена; десницу до врат полуденных, шуйцу до северных, нозе же обе на восточныя врата имети узриши; глава же досязает святая святых, идеже престол бысть Божий. Глава бо Христова, Бог (Отец), олтарь же всесожжений посреде сердца Христова бысть поставлен, на нем же принесеся жертва хвалы; тем единым всесожжений всех множае лучшим вся Ветхого Завета приношения совершишася. От страны десныя олтаря море медяное сооруженное, кровь и воду из ребр Христовых истекающую изъявляше. Что ж убо все сие изображает, точию того, в нем же Божественное величие, аки в храме пребывати благоволит, и тое, что таковый житие должен имети крестоносное, и умерщвление в плоти своей беспрестанно носити? Ибо по вся дни крест носящии, велиим Божиим благоволением, бывают храм Божией славе; и сокрушеннии, озлобленнии и немощнии храм суть и пребывание Божие: славится бо Бог с ними, аки домашними, пребывати: Сия бо глаголет Господь Вышний, Иже живет в высоких во век, Святый во святых, имя Ему Вышний, во святых почиваяй, и малодушным даяй долготерпение, и даяй живот сокрушенным сердцем187. Пребывает убо с сокрушенными, язвенными, озлобленными и опечаленными. И не благоволит в рукотворенных храмех: яко с нищими и уничиженными сопребывает. Небо, глаголет, престол мой, земля же подножие ног моих. Кий дом созиждете ми, или кое место покоища моего? Вся бо сия сотвори рука моя, и сия сутъ вся моя, глаголет Господь: и на кого воззрю? токмо на кроткаго и молчаливаго, и трепещущаго словес моих188.

Видите ли, с киими и в киих Бог пребывает? И не Павел ли тожде свидетельствует, глаголя: Сладце похвалюся о немощех моих. Чесо ради? Да вселится в мя сила Христова189. Аки бы рек: сладце о немощех и болестех похвалюся: ибо теми, аки в храме своем и селении пребывает во мне сила и крепость Христова: идеже бо несть человеческой помощи, тамо наипаче приходит Божия. Того ради изрядно царствующий Пророк сказал: Тебе оставлен есть нищий, сиру ты буди помощник190.

Но киим бы подобием нерукотворенного храма создание должно сооружити? Сицевым: первее положим основание, еже есть вера: без нея бо невозможно угодити Богу. Составим потом на основании (оныя) храм преизряднейший; приверзем (к тому) камень послушания, присовокупим к тому ж и иной камень, камень т. е. терпения и так по единой паки прилагая добродетели, куюждо вместо каменей да полагаем. Любовь да совокупит стену к стене. Брение, смирение есть, еже прочия добродетели, да сицевы будут, совершает. Покров (такового храма) страх Божий. Венец, егоже вверху покрова в законе повелено прилагати, премудрость есть. К совершению сего здания да не умаляется прилежание наше: да имети сопребывающего (нам) Духа Святаго возможем191. Кратким сим собранием многочисленныя составляются добродетели. Из единого камене не сооружается (таковый) храм; многия, паче же все добродетели до духовного здания принадлежат, яже просити и ожидати должно от Господа сил, дающаго всем (просто) нелицеприемне; и не поношающаго192.

Но обратимся к знамению креста, ему же наипаче подражати надлежит. И аще пасти не хощем; то должны есьмы сохранити все креста размерения, и о сем совершенное, наказующу Апостолу, прилежание имети, да возможем разумети со всеми святыми, что широта, и долгота, и глубина, и высота193. По подобию сего все духовное здание сооружитися имать. Широта креста, есть поперешное древо, на нем же распростерты беша руце Христовы; долгота, самого креста древо; высота, воздвижение самого креста; глубина, крайняя (конечная) часть креста, в землю водруженная; яже (вся) с таинственным души храмом соравним. Широта, да будет (в нас) любовь ко всем, и к самым (нашим) врагам таковая, да за любовь Божию ни единого удаляемся креста, от кого-либо оный, и киим-либо образом не нанесен, или возложен на нас будет. Долгота, пребывание в долготерпении, да крест нося на всяк день, в нем пребываем даже до кончины194. Высота, да будет в нас упование на небесная воздаяния, и сердце горе, или управленное к Богу намерение. Глубина, яже в земле утверждается и сохраняется, непостижимыя знаменует судьбы Божия; оттуда страх, смирение и крепость всех добродетелей. О, коль прекрасный (таковыя) размерения храм нерукотворенный сооружают!

Хощет ли же кто ведати, что есть четвероуглятися? Таковый да внемлет подобию четвероугольного камени, коему подобным всякому быть надлежит. Во всякой скорби, во всяком искушении стояти, а не падати должно. Попирается ли кто, или семо и овамо расстерзывается (влачится), да не падает таковый: ибо четвероугольный камень, аможе обратити, стоит. Heприлично (убо) есть скорбети, аще кому по подобию камени четвероугольного истесану быти прилучится: сице бо таковый удостоившись домом Божиим быти, вся того ради претерпит. Ибо зде себе самих представляющие храмом Бога живаго, являются и сами камение живо, полагаемые в небесном Иерусалиме, зиждеми яко град, к нему же от странствования сего (жития) воздыхают желания избранных. И не каменем точию небесного оного града сотворит Христос носящаго крест даже до конца, но и премногими честьми такового ублажит, по слову своему сему: Побеждающаго сотворю столпа в храме Бога моего, и вон не иматъ изъяти ктому, и напишу на нем имя Бога моего, и имя града Бога моего, новаго Иерусалима, сходящаго с небес от Бога моего, и имя мое новое195.

Рассуждение семнадцатое о том, что крест царствия небесного отверзает врата.

Толкущему отверзется

Лк. 11:10

Претерпевший доблественно (мужественно) крест, и вознесенный на самый верх добродетелей, всегда с св. Псалмопевцем восклицает так: Коль возлюбленна селения твоя, Господи сил, желает и скончавается душа моя во дворы Господни: яко лучше день един во дворех, паче тысящ196; озлюбих бо, Господи, благолепие дому твоего, и место селения славы твоея197. Но, приближившись к самым дверем небесным, и видя оныя заключенныя, возгласити о отверзении ему оных едва дерзает; и говорит в себе так: Аще высоким гласом возглашу, то отриновения ужасаюся: ибо помню буих дев глаголавших: Господи, Господи, отверзи нам, и ответ жестокой услышавших: не вем вас198. Таковому добродетельному крестоносцу сам Христос, ободряя его, говорит: что сумневаешися в сем? Сам крестом твоим крепко в двери толци: толкущему бо отверзется: ни дерзновения ужасайся: царствие бо небесное с нуждею восприемлется и нуждницы восхищают е199. He всех ли наказующи рех: Подвизайтеся внити сквозь тесная врата200: да уведят достойно не точию толцати, но и многою силою (усилием) путь себе к небу творити: ибо мнози взыщут внити, но не возмогут. Сие же прилично сотворит крест рай отверзающий, и небесного царствия ключ сущий. И кая есть кончина наша, точию прейти до царствия, ему же не будет конца? Семо креста путь ведет. Семо путем оного приидоша вси святии. He требуется к достижению сего тысячелетнего или пятисотлетнего труда; но елико человек живет, да труждается в малых летех своих единственно о достижении к сему, и о получении (наконец) такого упокоения, которое есть бесконечное, и которого радость есть неизглаголанная, и благоутешный покой в Бозе самом, сущем желаний наших конце, без труда любимом, и непрестанно восхваляемом всеми святыми.

* * *

6

Ефрем.10.

9

Фома о подражании Христу.

10

Св. Златоуст о кресте и разбойнике.

11

Ионл. гл. 2. ст. 93. по вулгате.

17

Фома о подражании Христу.

18

Св. Златоуст. Бесед. 60.

19

Августин. В тракт. 2 на Иоанна.

20

Августин. Толк. на Пс. 51.

22

Августин о Песне Новой, том 9, гл 2.

24

Августин. Слов. 22.

26

Св. Амврос. Толк. на Пс. 47.

29

Св. Злат. Бесед 4.

30

Св. Амврос. На толк. Лк. кн. 4.

31

Св. Васил. Вел. Сл. 11.

32

Св. Исидор Пелусиот кн. 2 послан 169.

33

Св. Киприан. кн. 4. Послан. 6 о совете к мучен.

35

Весельчаки сего мира.

38

Ис. Сир. 50. ст.24.

43

Цицерон. за Равия.

44

Созомен. О Сивилле кн. 1. гл.2.

49

Лев. Слав. 4. о страст. Христ.

50

Августин. В трактате на Иоанн. I. 17.

53

Св. Амврос. на Пс. 118.

54

Св. Амврос в послан. 1 к Савин.

56

Св. Амврос. На гл. 6 к Галат.

57

Св. Злат. На Гал. 6.

67

Дионис. Ареопагит. О имени Божии гл.4.

68

Св. Златоуст на посл. к галат.

71

Сирах. гл. 35. ст.17.

78

Св. злат. кн. 5. бесед. 5 о непост. Божием рож.

79

Августин. На Пс. 76.

83

Св. Злат. Бесед. 10 на Матф.

84

Св. Злат. Бесед. 3. на Матф.

88

Сирах. 40. ст. 1.

89

Св. Злат. ко Антиох. народ.

90

Св. Злат. В бесед. 66 ко Антиох. народ.

92

Августин. в кн. 10.

97

Иероним на 16 гл. Иерем.

103

Св. Злат бесед. 54 и 55 к Антиох.

104

Св. Васил. бесед.

105

Августин. Сл. 100 о различ. гл. 6.

106

Августин. Сл. 50 о свят.

109

Тертуллиан. кн. послед. о покаян.

110

Св. Амврос кн. 4 на Лк. 4.

112

Август на Пс.43.

113

Август на Пс. 111.

114

Август на Пс. 149.

117

Св. Васил. Велик. в бесед. о посте.

120

Иерон. 4.

125

Товии гл.12 ст.13 по вулгате.

126

Св. Злат. В бесед. 1.

130

Св. Амврос. на Пс. 111.

134

Ориген о начальств. кн. 3 гл. 2.

136

Св. Злат. На Матф. бесед. 26.

138

Григор. на Еван. бесед. 32.

141

Св. Амвр. о покаян. кн. 2 гл.10.

142

Григ. на Еванг. бесед. 22.

145

Григор. на Еванг. бесед. 5.

146

Св. Злат. Бесед. 56 на Матф.

151

Иер. Послан. 1 ко Иаидору.

162

Феофилакт на Лк. 23.

163

Св. Злат. бесед. 20 на посл. к Ефесеом.

166

Тов. 3 ст. 11 по вулгате.

169

Дидим в Дамаск кн. 3 гл. 49.

170

Григор. в пастыр. част. 3.

171

Григор. о нрав. кн. 7 гл. 7.

172

Св. Злат. Бесед 6.

173

Селитра.

174

Жит. Святых.

176

Лаврен. о терпен.

178

Августин. на Пс. 98.

179

Лев в гл. 4.

181

Иерон. посл. 33.

191

Св. Дороф. гл. 14.

194

Августин. Слов 3 на Пс. 103.

Комментарии для сайта Cackle