архиепископ Ириней (Клементьевский)

Псалом 101

Пс.101:1. Молитва нищаго, егда уныет и пред Господем пролиет моление свое.

Пс.101:2. Господи, услыши молитву мою, и вопль мой к тебе да приидет.

СОДЕРЖАНИЕ

Пророк в сем псалме просит Бога о избавлении народа израильскаго из плена, утешая его надеждою и обещанием Божией милости. Он приличен и всякому скорбящему человеку. Относится к седми покаянным псалмам.

ТОЛКОВАНИЕ

Сей стих есть аки некое приуготовление к прочим прошениям. Ибо Пророк научает нас, чтоб мы прежде, нежели изъясним частныя прошения наши, просили у Бога особеннаго выслушания, не потому, аки бы Он имел нужду в побуждении нашем, но потому, что мы имеем нужду в Духе, ходатайствующем о нас воздыхании неизглаголанными (как говорит Апостол в послании к Рим. 8:26), то есть, дабы научил нас взывать и просить с воздыханием сердечным. Ибо как многия обстоятельства препятствуют молитве нашей восходить на небо, яко то недостаток веры, надежды, любви, смирения и проч. Сего ради Пророк просит дара молитвы, дабы мог удобнее получить просимое.

Пс.101:3. Не отврати лица твоего от Мене: в оньже аще день скорблю, приклони ко мне ухо твое: в оньже аще день призову тя, скоро услыши мя.

Сие есть первое и главное прошение человека скорбящаго; никтоже бо может исправити, егоже аще Бог презрел, глаголет премудрый Екклесиаст (Еккл. 7:14). Понеже убо воззрение Божие есть первая благодать и главный источник милостей: сего ради Пророк прежде всего просит, дабы Бог не отвратил от него лица Своего, но милостиво воззрел на него. Аки бы сказал: не отврати лица Твоего от Мене, колико я ни гнусен и мерзок; и ежели образ Твой, который я осквернил, не убеждает Тя воззреть на меня, то да убедит милость Твоя: ибо чем гнуснее я, тем беднее и достойнее сожаления. Итак ежели не воззришь на меня, то я никогда не обращуся к Тебе. Сие есть первое прошение человека скорбящаго. В следующих словах: воньже аще день скорблю, приклони ко мне ухо Твое, содержится второе, но последствующее первому; ибо от воззрения лица Божия начинает человек познавать гнусность свою и наготу, а следовательно и бедность. Отсюду начинает скорбеть, и сокрушаться, и призывать врача, богатаго в милости, ведая, что Бог никогда не презирает сердца сокрушеннаго и смиреннаго (Пс. 50:19).

Пс.101:4. Яко изчезоша яко дым дние мои, и кости моя яко сушило сосхошася.

Дает причину, чего ради сказал: скоро услыши мя, показывая, что жизнь человеческая весьма скоро стремится к смерти и потому, ежели скорбь скоро не исцелится, то опасно, чтоб навсегда не осталась неисцельна. Аки бы сказал: время жития моего, доселе мною препровожденное, прошло на подобие дыма, который как бы густ и велик ни был, весьма скоро разрушается и в воздухе исчезает. Самыя кости мои, сии крепкия подпоры тела, в кратчайшее время изсохли и потому ослабели, и совершенным разрушением угрожают. За сим следует другое подобие:

Пс.101:5. Уязвлен бых яко трава, и изсше сердце мое, яко забых снести хлеб мой.

Пс.101:6. От гласа воздыхания моего прильпе кость моя плоти моей.

Здесь нечто горшее изображает Пророк, нежели в предидущем стихе, уподобляя себя и сердце свое посеченной траве. Ибо как посеченная трава не может более брать влажности в себя и чрез то удерживать силы, приемлемыя от корня: так, говорит, и сердце мое, аки исторженное, или на полы разсеченное, лишилось естественныя крепости от скорби, которая столь велика, что я не могу употреблять обыкновенныя пищи. К сему присовокупляет, что и все тело так изсохло от безпрестанной печали и частых воздыханий, что кости прильпнули к коже.

Пс.101:7. Уподобихся неясыти пустынней, бых яко нощный вран на нырищи.

Пс.101:8. Бдех и бых яко птица особящаяся на зде.

Под именем неясыти пустынныя, и врана нощнаго, коих имена и самым Иудеям неизвестны, означаются здесь вообще птицы дикия, живущия по большей части в лесах, или в разселинах гор, или в пустынях, коих пение, или лучше сказать крик, не токмо неприятен, но и страшен. Из чего выходит разум такой, что Пророк, будучи удален от сообщества людей, сделался почти подобен дикому зверю. Ибо хотя верные (от лица коих сие вещает) жили в странах обитаемых и плодоносных, но плен, в котором находилися, делал для них всю Халдейскую и Ассирийскую землю на подобие пустыни, наипаче – когда воспоминали они о храме и об отечестве, из котораго были извержены. Третие подобие, взятое от птицы, особящейся на зде (то есть на крове), означает плач, исполненный жалости: ибо птица хотя есть общее имя, но здесь без сомнения берется за горлицу, которая лишившись супруга, оплакивает вдовство свое и потому нарицается особящеюся или одиночествующею.

Пс.101:9. Весь день поношаху ми врази мои, и хвалящии мя мною кленяхуся.

Чрез сие обстоятельство верные Израильтяне преклоняют Бога на милость, представляя, что враги не токмо ругаются им, но и проклинают и из несчастий их делают образец клятвы. На сей-то недостойный поступок взирая, Пророк жалуется, глаголя: весь день поношаху ми врази мои. Во втором члене дерзость врагов еще более увеличивает, нарицая их ярящимися, то есть злобящимися на подобие лютых зверей.

Пс.101:10. Зане пепел яко хлеб ядях и питие мое с плачем растворях,

Дает причину, чего ради выше сказал: прильпе кость моя плоти моей; зане, глаголет, пепел яко хлеб ядях. Пепел яко хлеб ясти, значит питаться хлебом нечистым и смешенным с пеплом, что случается наипаче тогда, когда употребляется хлеб сырый и неочищенный от пепла, каковым питаются люди бедные, которые обыкновенно ядят хлеб худо изготовленный, с отрубями или с землею смешенный. Питие же с плачем растворять не что иное есть, разве питаться слезами, или пить слезы яко воду. Итак, в каком разуме говорится во псалме Пс. 41:4: быша слезы моя мне хлеб день и нощь, и у Пророка Иеремии в 3 главе Плача: напита мя пепелом (Плач. 3:16), где чрез пепел означается горесть: в таком и сие место разуметь должно, аки бы сказал Пророк, что он такою объят был горестию, которая была для него насущным хлебом, а непрестанный плач служил ему повседневным питием. Но и другое нечто назнаменует, показывая, что он, приемля пищу, стола не употреблял, но хлеб вкушал на нечистой земле. Таким образом в лице всех верных говорит, что он яко пленник так привязан был узами к земле, что и для принятия пищи не мог подняться от нея. К тому же относится и последний член: питие мое с плачем растворях, – ибо когда хотел по принятии пищи жажду свою питием утолить, то слезы, лиющияся из очей, смешивалися с водою.

Пс.101:11. от лица гнева твоего и ярости твоея: яко вознес низвергл мя еси.

Сими словами Пророк изображает, что скорбь, которую доселе описывал, не просто от бедствий, ниже от случая произошла, но от праведнаго Божия гнева, который Израильтяне грехами своими навлекли на себя. Аки бы сказал: Господи, я не так мню, как мнят мирские люди, находящиеся в бедствиях, но мысль мою обращаю к Тебе и бедствие мое приписываю гневу Твоему, ибо ежели бы Ты не прогневался на нас, то мы счастливо пользовалися бы наследием оным, которое дал Ты нам и из котораго ныне праведно изгнал нас гнев Твой. Последний член двояким образом толкуется. Мы когда хотим что-нибудь крепче ударить об землю, то руку возносим сколько возможно выше, дабы удар был сильнее. Сие и Пророк разумеет, когда говорит, яко вознес низвергл мя еси, аки бы сказал: Ты высокою рукою Твоею сильнее поразил меня, нежели как был бы я низвержен в пропасть с высокаго места.

Таким образом сими словами означается сильное низвержение с высоты на землю. В другом смысле означается великая печаль или сокрушение сердца о потерянном благополучии. Ибо как нет ничего для человека горестнее, как лишиться благополучия и быть низвержену в крайнюю бедность, сего ради Пророк болезненно воспоминает, каким образом народ лишился тех преславных благодеяний Божиих, коими некогда преизобиловал. А дабы не подумал кто, что лишение Божиих благодеяний есть нечто маловажное, сего ради писание употребляет глагол низвержения или сокрушения. Ибо как сосуд низвергаемый с высокаго места на землю, не токмо теряет достоинство места, но и весь сокрушается на части, так что ничего целаго не остается в нем: так и человек, лишенный Божией милости, хотя не видит потери своея, однако подлинно теряет все.

Пс.101:12. Дние мои яко сень уклонишася, и аз яко сено изсхох.

Известно, что когда солнце в полудни стоит над нашими главами, то тень бывает неприметна, но когда солнце начнет склоняться на запад, то тень ежеминутно переменяется и бывает гораздо приметнее. Сего ради Пророк прилично уподобляет дни свои уклоняющейся сени. И хотя сие, по-видимому, общее есть всем человекам, что относит он к лицу страждующия церкви, но наипаче приличествовало бедным обстоятельствам Иудеев, находившихся в плене. Неоспоримо, что мы, достигши старости, скоро умираем; но Пророк жалуется, что сие случилось с Божиим народом в самом цвете возраста его: ибо под именем дней означает течение благополучныя жизни, а плен благочестивых сравнивает с захождением солнца. Потом повторяет подобие, взятое от изсохшей травы, которое выше под стихом пятым употребил, означая, что жизнь, препровожденная в плене, была исполнена таких печалей, которыя изсушили на подобие сена самый жизненный сок.

Пс.101:13. Ты же, Господи, во век пребываеши, и память твоя в род и род.

Пс.101:14. Ты воскрес ущедриши Сиона: яко время ущедрити его, яко прииде время.

Пророк, желая подкрепить себя и верных благою надеждою, представляет пред очи присносущное бытие Бога, но сие утешение, по-видимому, берет издалече. Ибо какая нам из того надежда, ежели Бог есть неизменен, и всегда пребывает Той же, седя на небесном престоле, а наша между тем тленная жизнь ежеминутно колеблется и не попускает нам быть в покое?

Не паче ли из того блаженнаго состояния, коим наслаждается Бог вечно, заключить можно, что жизнь наша одна токмо игра? Но Пророк, опровергая сию мысль, приводит на память верным те обетования, которыми засвидетельствовал Бог, что Он будет пещися о Своей церкви, а наипаче припоминает им оное главное из завета свидетельство: похожду и вселюся в вас (Исх. 25:8). На сей священный и ненарушимый союз уповая, благонадежно призывает благочестивых людей, седящих во тьме и сени смертней, к соучаствованию небесныя славы, в нейже обитает Бог. К сему относятся и оныя слова: память твоя в род и род. Ибо к чему бы нам памятовать о вечном существе Бога, ежели бы в сердцах наших не существовало Боговедение, которое будучи почерпаемо из благодатнаго завета, производит между нами и Богом взаимный союз? Между тем во утешение верных прикровенно предвозвещает пришествие Мессии и будущее возстановление церкви: почему и самыя слова приспособляет к лицу Мессии (как толкует Апостол в послании к Евр. 1, где, доказывая Божество Его, приводит слова, взятые из псалма сего). Аки бы сказал: Господи, мы яко сено изсыхаем, Ты же, в лице Котораго ожидаем Мессию, во век пребываеши. Память наша погибает с шумом, но Твоя пребудет в род и род: ибо с продолжением времен продолжится и человеческий род, который всегда будет воспоминать чудныя дела Твои. Убо и Ты не забуди ущедрити Сиона, то есть, церковь Твою, народ Твой избранный, но возстав аки от сна, прииди к нам и помилуй нас, ибо духом предвижу, яко время ущедрити Сиона, яко прииде время. Нам должно разсмотреть, какое здесь время Пророк разумеет: ибо Еврейское речение Моад, не простое означает время, но дни установленные, или уреченные. Следовательно, нет сомнения, что он взирает на пророчество Иеремии, которое читается в главе Иер. 29:10, где ясно видим, что время пленения назначено было Самим Богом на седмьдесят лет. На сие время взирал и Даниил, когда молился о возстановлении церкви (Дан. 6:2). Равным образом и здесь с тем намерением привел Пророк достопамятное оное пророчество, дабы расположить как себя, так и других к прилежнейшей молитве о сокращении дней бедственнаго онаго плена.

Пс.101:15. Яко благоволиша раби твои камение его, и персть его ущедрят.

Евреи слова сии относят к Киру и Дарию, но не основательно, ибо слепо веруют баснословию своих раввинов. Правда, что и нечестивые нарицаются иногда рабами Божиими, поелику Бог производит чрез них в действо намерения Свои, а Кира именно нарицает избранным рабом Своим. Но дух Святый ни его, ни Дария не удостоил бы толь почтеннаго имени без онаго обстоятельства. Следовательно, одни токмо верные в росписи рабов Божиих счисляются; ибо им одним свойственно повиноваться званию Божию. И потому нет сомнения, что Пророк говорит здесь вообще о всей церкви; аки бы сказал, что не один человек имеет желание возстановить Сион, но и вся церковь на то согласна. Ибо дабы лучше преклонить Бога на милость, собирает себе голоса от всех благочестивых, сколько их ни было тогда во всем мире, якоже и Павел во втором послании к Коринфянам (2Кор. 1:11) говорит: – яко любят раби Твои камение его, и персть его ущедрят; камением Сиона нарицает безобразное вещество, оставшееся от развалин храма, дабы показать, что верные не токмо в свежей памяти содержат прежнюю красоту храма, привлекавшую очи людей и поражавшую чувства удивлением, но даже и по разорении его, когда уже ничего кроме плачевнаго опустошения не видно, еще любовию к нему привязаны, и даже в самом прахе и в безобразном смешении камней усматривают Божию славу. Да и праведно: ибо как храм оный устроен был промыслом Бога и возстановление онаго зависело от обещания Того же Бога, то сердцам верных не надлежало отторгаться и от самых развалин храма. Они долженствовали любить и самую персть Его.

Пс.101:16. И убоятся язы́цы имене Господня, и вси царие земстии славы твоея:

Пс.101:17. яко созиждет Господь Сиона и явится во славе своей.

Пророк описывает здесь плод, имеющий произойти от избавления пленников, показывая, что отсюду прославится имя Божие не токмо в народах, но и в самых царях земных. Чем прикровенно назнаменует, что когда страждет церковь, тогда купно с нею и слава Божия страждет, как и в самом деле нечестивые, без сомнения, тогда ругалися Богу Израилеву, аки бы не имел Он силы спасти людей Своих. Сего ради Пророк глаголет, что ежели Бог возсозиждет церковь Свою и избавит народ Свой от плена, то чрез сие проявит силу Свою и что сие понудит язычников благоговеть пред Тем, Которому они ныне смеются. Якоже убо о первом избавлений Израильтян воспел инде, бысть Иудеа святыня Его, Израиль область Его (Пс. 113:2), тако здесь благонадежно воспевает: яко созиждет Господь Сиона, и явится в славе Своей.

Пс.101:18. Призре на молитву смиренных и не уничижи моления их.

Здесь примечания достойно то, что избавление верных приписывается собственным молитвам их. Ибо хотя Бог единою милостию Своею убежден быв, избавил церковь, якоже и обещал туне соделать сие, но дабы заохотить верных к упражнению в молитве, присвояет молитвам их то, что Сам Собою творит.

Пс.101:19. Да напишется сие в род ин, и людие зиждемии восхвалят Господа:

Здесь более и более увеличивает плод избавления, дабы как себя, так и других расположить к надежде. А сими словами означает, что сие Божие дело так будет достопамятно, что слава Его распространится во все времена и веки. Мы хотя много знаем дел достойных похвалы, коих однако память скоро исчезает, но Пророк спасение церкви, о которой молится, отличает от всех обыкновенных дел. Глагол: да напишется – означает историю, достойную того, чтоб память ея препосылаема была из рода в род до поздних потомков. Следующия за сим слова: и людие зиждемии восхвалят Господа – содержат в себе прекрасную противоположность между новым творением народа, и между настоящим бедственным состоянием: ибо, по отведении народа в плен, церковь некоторым образом казалась погибшею, или по крайней мере мертвою, когда Иудеи, смешавшись с нечестивыми языками, никакого не составляли тела. Итак, возвращение из плена было аки второе рождение,потому не без причины Пророк ожидает новаго творения: ибо хотя бы церковь и совсем погибла, но он был удостоверен, что Бог чудною силою Своею воскресит оную снова.

Пс.101:20. яко приниче с высоты святыя своея, Господь с небесе на землю призре,

Пс.101:21. услышати воздыхание окованных, разрешити сыны умерщвленных:

Оное избавление, о котором толь болезненно воздыхал Пророк, описывает здесь не иначе, как бы уже оно самым делом совершилось; и дабы злоба человеческая не помрачила толикаго благодеяния Божия, приписав возвращение народа другим причинам, сего ради явными и ясными словами присвояет оное единому Богу, глаголя: яко приниче с высоты святыя Своея. Сие же глаголет того ради, дабы Иудеи ниспосланное яве с небеси спасение не приписывали милости и благоволению Кира. Под именем высоты святыя разумеется здесь то же, что небо. Ибо как храм нарицается инде домом Божиим, по понятию людей (Пс. 25:8), так и здесь приписывается Богу жилище на небеси, не потому, чтоб Он заключался в небе, аки в храмине, но чтоб мы ничего земнаго о Нем не воображали, но искали Его превыше мира, вознося горе молитвы и воздыхания наши. Потом паки повторяет то же, что выше о молитве упомянул, дабы паки возбудить сердца верных к благочестивому упражнению сему. А окованными нарицает не потому, что связаны были оковами, но что плен их был подобен тяжчайшим оковам. Наконец, сынами смерти нарицает для того, дабы возчувствовали, что они близки были к погибели, ежели бы чудною Божиею силою не были исхищены из самых челюстей смерти.

Пс.101:22. возвестити в Сионе имя Господне и хвалу его во Иерусалиме,

Пс.101:23. внегда собратися людем вкупе и царем, еже работати Господеви.

Здесь гораздо пространнее, нежели выше, описывает плод избавления, предвозвещая, что не одни токмо Иудеи будут прославлять Бога, но по возвращении во отечество соберут с собою царей и народы во единство веры и Богослужения, так что во храме разоренном раздаваться будут хвалы Богу как от Иудеев, которые ныне кажутся быть подобны согнившему трупу, так и от царей и народов, которые соберутся отовсюду почтить Бога вместе со Иудеями. Но как сие пророчество в тогдашния времена события не возимело, то и должно относить его ко времени пришествия Христова, как то и святый патриарх Иаков засвидетельствовал пророчеством своим: не оскудеет князь от Иуды, и вождь от чресл Его, Дóндеже приидут отложеная Ему: и Той чаяние языков (Быт. 46:10). Хотя же языки, обращенные ко Христу, не имели нужды приходить во Иерусалим для Богослужения (ибо всяк имел свободу служить Богу во своем отечестве), но Пророк, по принятому обычаю, положил ветхозаветное Богослужение яко знак истиннаго благочестия.

Пс.101:24. Отвеща ему на пути крепости его: умаление дний моих возвести ми:

Пс.101:25. не возведи мене во преполовение дний моих: в роде родов лета твоя.

Сии жалобныя слова некоторые относят к тому времени, когда Иудеи, получив свободу возвратиться во отечество, много бедствий претерпели на пути, но сие толкование неосновательно. По мнению нашему, слово – пути положено здесь не в собственном, но в преносном смысле.

Ибо какая вся надежда древняго народа основывалась на пришествии Христовом, то Израильтяне по справедливости жалуются здесь, что они озлоблены посреде течения своего, представляя Богу обещание Его, на которое уповая, не безразсудно текли они, но последовали удостоверению Его, между же тем посреде самаго пути стали быть поражены рукою Его. Впрочем, не состязуются с Богом, ниже ропщут, аки бы надежда их тщетная была, но будучи удостоверены, что Он с рабами Своими нелестно поступает, сими жалобными словами более и более в благой надежде себя утверждают. В том же разуме присовокупляет и оныя слова: сократил дни мои; ибо взирают на время исполнения, которое еще отдаленным быть казалось, доколе не пришел Христос. Затем следует: не возведи мене, то есть, не восхити мене, во преполовение дней моих: ибо текущее посреде время, пока не пришел Христос, сравнивают с преполовением, то есть, с половинною частию жизни, поелику зрелый возраст церкви по пришествии уже Христовом наконец совершился. И как Бог в учиненном с праотцами их завете сказал, что Он будет хранить жизнь сынов их до скончания века, а плен был аки некоторый насильственный разрыв, или сокращение жизни, сего ради верные с большею благонадежностию обетование сие приводят на среду, и просят, дабы прежде времени не восхищал их, аки бы так говоря: Господи, Ты обещал нам жизнь не на два, или не на три дни, месяцы и годы, но дотоле, доколе обновиши вселенную и собереши вся языки под руку Христа Твоего; не возведи убо нас во преполовение дней наших, ниже восхити посреде течения нашего, когда еще не ожидаем смерти и когда не помышляем о ней. В следующих словах: в род и род лета Твоя, содержится причина, чего ради просят продолжения жизни, аки бы рекли: Господи, лета Твои вечны суть и сопребывают роду и роду безконечно; праведно убо, да и образу Твоему даси время долгоденственное и способствующее к приобретению вечныя жизни. Сие сравнение между вечною жизнию Бога и между кратким течением человеческия жизни служит к тому, что сим образом преклоняется Бог на милость, когда видит, что жизнь человеческая преходит мгновенно и исчезает яко тень, как следует ниже.

Пс.101:26. В началех ты, Господи, землю основал еси, и дела руку твоею суть небеса.

Пс.101:27. Та погибнут, ты же пребываеши: и вся яко риза обетшают, и яко одежду свиеши я, и изменятся.

Пс.101:28. Ты же тойжде еси, и лета твоя не оскудеют.

Здесь подтверждает то же, что сказал выше, то есть, что не одна токмо жизнь человеческая, но и весь сей мир в сравнении с вечностию Бога есть не что иное, как скоро исчезающая тень (исключая однако церковь, о которой будет говорить несколько ниже, поелику основана на Божием слове, и на покровительстве Того же Бога). Итак слова сии разделяются на три члена, из коих следуют три заключения: первое, что ежели самыя небеса ничто суть пред Богом, то тленность человеческаго рода есть такова же и потому достойна милосердия Божия; второе, что хотя небо и земля суть ничто пред Богом, но церковь, поелику основана на вечной истине Бога, пребудет непоколебима во веки; третие, что хотя толь прекрасное и во всех частях соразмерное строение небес есть дело рук Божиих, но при всем том ни древность, ни толь стройный порядок не изъемлет их от погибели. Отсюду верные должны помыслить, коль тленно и ненадежно состояние их, и потому приходя пред лице Бога, ничего инаго да не приносят, кроме смирения и уничижения своего: ибо первый шаг к приобретению Божией милости есть смирение и покорность; на сем основании и Сам Бог обещал к нам милостив быть.

Пс.101:29. Сынове раб твоих вселятся, и семя их во век исправится.

Сими словами Пророк означает, что он не потому просит сохранения церкви, поелику она есть часть человеческаго рода, но поелику Бог вознес ее превыше мира. Отсюду заключает, что церковь между всеми превратностями мира пребудет тверда и непоколебима: ибо хотя мы по грехам нашим праведно подпали Божию гневу и потому аки отсечены стали от источника жизни, но когда примиряемся с Богом, то благодать Его паки изливается на нас. Откуду следует, что верные, яко отрожденные духом, от смерти бывают свободны, поелику Бог всегда пребывает тойже. Итак, глагол: вселятся – означает здесь вечное и непоколебимое наследие живота, а местоимение пред Тобою, являет, что спасение верных не по примеру мира, ниже по общему чину природы твердо есть, но по святому оному союзу, который соединяет их с Богом. Под именем семени разумеет сынов людей благочестивых, однако не тех, кои от плоти родилися и суть изверги, но тех, кои подражают вере родивших их. Впрочем не без намерения упоминает о семени, поелику завет распространяется и на будущие роды. Ежели мы постоянно пребудем в вере и залог сей сохраним до смерти, то не будем сомневаться, что живот наш сокровен есть в Боге; и хотя бы безчисленныя смерти окружали нас, но мы, стоя на якоре веры, пребудем безопасны.


Источник: Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому, истолкованное тщанием и трудами святейшаго правительствующаго Синода члена, покойнаго архиепископа Псковскаго, Лифляндскаго и Курляндскаго и кавалера, Иринея [Текст]. - Изд. 7-е. - Москва : в Синодальной тип., 1882. - 25 см.

Комментарии для сайта Cackle