Библиотеке требуются волонтёры

архиепископ Ириней (Клементьевский)

Псалом 87

Пс.87:1. Песнь псалма сыном Кореовым, в конец, о Маелефе еже отвещати, разума Еману Израильтянину.

НАДПИСАНИЕ

В Еврейском тексте: Песнь псалма сыном Кореовым, начальнейшему певцу на перстобряцательном орудии махелаф, вразумляющая Емана Исраильтяныня ко умилению.

СОДЕРЖАНИЕ

Псалом сей содержит тяжчайшие вопли человека, зело скорбящаго и почти отчаяннаго, но купно показывает и непобедимое веры постоянство, с каковым сражается праведник против своих врагов: ибо и в самом глубочайшем мраке смерти вопиет к Богу, и требует Его помощи.

Пс.87:2. Господи Боже спасения моего, во дни воззвах и в нощи пред тобою:

Пс.87:3. да внидет пред тя молитва моя, приклони ухо твое к молению моему.

Пророк, нарицая Бога виновником спасения своего, умягчает жестокость скорби своея, заключает дверь отчаянию и располагает себя к терпению, а тем самым подает и нам пример, дабы не изнемогали под бременем зол. Воплем и непрестанным взыванием показывает, колико тщателен был к молитве. И хотя, может быть, не из всей гортани глас испускал, но глагол взывания не всуе употребил для означения усилия. В том же разуме сказаны и оныя слова: во дни и в нощи, не напрасно положено и оное местоимение, пред Тобою. Ибо хотя все вообще, будучи в прискорбных обстоятельствах, жалуются и стенают, но стенания свои не пред Богом изливают. Многие ищут сокровенных убежищ, где тайно ропщут на Бога и обвиняют Его в строгости, а иные вопли свои безразсудно на воздух испускают. Отсюду научаемся, что иметь Бога непрестанно пред очами и к Нему направлять молитвы есть редкая добродетель.

Пс.87:4. Яко исполнися зол душа моя, и живот мой аду приближися.

Пс.87:5. Привменен бых с низходящими в ров: бых яко человек без помощи,

Сими словами изъявляет Пророк великость скорби своея, так как бы сказал, что он не от неги, ниже от сладострастия толико вопиет; но ежели взято будет в разсуждение состояние его, то всяк увидит, что он справедливо прибегает к воплю, по причине собравшихся отовсюду чрезмерных бедствий. Первее убо вообще глаголет, что душа его исполнена множеством зол. Потом во особенности изображает, что жизнь его не далеко отстоит от гроба (ибо ад часто полагается за гроб). Но сие в следующем стихе сильнее увеличивает, где жалуется, что он сделался аки бездыханен. Ибо хотя и находился между живыми, но видел многия смерти, угрожавшия отовсюду, и столько же гробов, сколько предстоявших бед, от коих вскоре поглощен быть страшился. Наконец уподобляет себя человеку или мужу без крепости, дабы лучше засвидетельствовать, что жестокость зол была такая, которая всякаго, даже и самаго крепчайшаго человека сокрушила бы.

Пс.87:6. в мертвых свободь: яко язвеннии спящии во гробе, ихже не помянул еси ктому, и тии от руки твоея отриновени Быша.

Здесь нечто большее изображает Пророк, нежели какова есть обыкновенная смерть. Ибо, во-первых, нарицает себя человеком в мертвых свободным, то есть, таким, который свободился от всех попечений житейских и сделался как бы чужд мира, лишился всех приятностей жизни, и следовательно, умер. Потом сравнивая себя с язвенными, жалуется, что он в худшем находится состоянии, нежели те, которые, будучи избиены на брани, спокойно лежат во гробе, а он, утомленный бедствиями, помалу приближается ко гробу, что несноснее самой смерти. Следующее присовокупление, в котором нарицает себя забвенным от Бога, и отринутым от руки Его, еще, по-видимому, страшнее. Ибо известно, что и умершие не меньше, как и живые, находятся под хранением Божией десницы. Почему и нечестивый оный лжепророк Валаам, который имел намерение весь свет превратить во тьму, принужден был возопить: да умрет душа моя в душах праведных (Чис. 23:10). Судя по сему, встречается вопрос: прилично ли Пророк глаголет так, аки бы Бог человека умершаго больше не помнил? и достойна ли такая мысль толикаго Пророка? На сие ответствовать можно так, что Давид глаголет здесь или по общему понятию простаго народа, так как и Писание, говоря о промысле Божием, слог свой приноравливает к видимому состоянию мира, понеже к будущей жизни, которая еще сокровенна, постепенно доходим. Или, что мнится вероятнее, Пророк произнес слова сии больше от смущеннаго прискорбием духа, нежели взирал на то, что мыслят неискусные люди. Да и не чудно, что человек, подверженный общим немощам, при усилившейся скорби был так изумлен и потому произнес глас непристойный: сие самое видеть можно и в жалобах Иова. Ибо и самых благочестивых людей души, будучи объяты сильною печалию, не вдруг проникают в бездну сокровеннаго промысла Божия, которому однако всегда они покоряются, о котором присно размышляют и который напечатлен в сердцах своих носят. Следовательно, и Пророк, хотя совершенно удостоверен был, что и мертвыми и живыми обладает Бог, однако в первом стремлении печали мог, яко человек, не так порядочно говорить, как бы надлежало. Но свет веры, который на время угас, тотчас паки просиял, как увидим скоро. Сие нам наипаче заметить должно, дабы в случае сильных искушений не колебаться духом, кольми паче не предаваться отчаянию.

Пс.87:7. Положиша мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней.

Пс.87:8. На мне утвердися ярость твоя, и вся волны твоя навел еси на мя.

Здесь ясно исповедует, что все злоключения, которыя претерпевает, происходят от руки Божией. Ибо никто для испрошения помощи не прибегает к Богу, ежели прежде не будет удостоверен, что рука Божия его карает и что ничего по случаю не бывает в мире. Теперь приметим, что чем ближе Пророк приступает к Богу, тем больше открывает, что скорбь его была чрезмерна и что гнев Божий сильно проникал его душу: (ибо Святые ничего так не боятся, как Божия суда). Сего ради глаголет: на мне утвердися ярость Твоя, и вся волны Твоя навел еси на мя, то есть, что он чувствует всю тяжесть Божия гнева, понеже волнами его поражается. А когда толь страшный потоп не воспрепятствовал Пророку возносить сердце свое и молитвы к Богу: то и мы, последуя примеру его, при всех кораблекрушениях наших должны укрепляться на якоре веры и молитв.

Пс.87:9. Удалил еси знаемых моих от Мене: положиша мя мерзость себе: предан бых и не исхождах.

Пророк, будучи лишен всех человеческих пособий, и сие также приписывает Божию гневу, что оставлен от друзей, и что во власти Его состоит обращать сердца людей к человеколюбию или делать их жестокими. К сему присовокупляет нечто горшее, говоря, что он не токмо оставлен от всех друзей своих, но и сделался им ненавистен и даже мерзок. И наконец заключает, что бедствиям его не видно конца и что он без Бога никак не может выйти из них. Сие место заметить должно: ибо ежели мы не будем памятовать, что для того лишаемся человеческих пособий, поелику Бог руку Свою отъемлет, то будем всегда смущаться без конца и меры. Можно иногда по справедливости жаловаться на неблагодарность и жестокосердие людей, когда они не сожалеют о нас и отказывают в требуемой помощи, но сего права иметь не будем, ежели не будем признаваться, что Бога прогневали и что Он за грехи наши отъемлет у нас человеческую помощь, так как напротив того может удобно преклонить к нам всех сердца, ежели только восхощет.

Пс.87:10. Очи мои изнемогосте от нищеты: воззвах к тебе, Господи, весь день, воздех к тебе руце мои.

Дабы не подумали мы, что Пророк был каменный или железный, сего ради паки повторяет, что печали и скорби его так были жестоки, что на лице и на очах его видимы были признаки оных. Ибо нищета очей, по выражению Еврейскаго языка, означает оскудение очныя влаги от чрезмернаго плача. Откуду заключить можем, коликою скорбию одержим был Давид. При всем том свидетельствует, что не был отторжен от Бога. Ибо на всяк день взывал к Нему и руки свои простирал к небу, дабы испросить себе помощь: воздеяние рук полагает яко знак вместо означаемыя вещи, о чем пространнее сказано во Пс. 27:2.

Пс.87:11. Еда мертвыми твориши чудеса? или врачеве воскресят, и исповедятся тебе?

Пс.87:12. Еда повесть кто во гробе милость твою, и истину твою в погибели?

Пс.87:13. Еда познана будут во тьме чудеса твоя, и правда твоя в земли забвенней?

Сими словами означает, что ежели Бог ныне не ускорит приити к нему с Своею помощию, то в другое время не приидет, поелику не далеко уже от смерти отстоит: и что сия есть последняя минута, по прошествии которой не будет уже случая к поданию помощи. Итак вопрошает, доколе будет медлить Бог, или хощет из мертвых чудесно воскресить его? Сими словами не время предписывает Богу к подаянию помощи (ибо тем обидел бы Его); ниже о воскресении мертвых сумневается, но просто продолжения жизни просит, как бы так говоря: пока я жив еще, покажи мне Твои чудеса, ибо когда умру, не увижу их. Паки, когда вопрошает, еда мертвии востанут и восхвалят Тя? и паки, еда повесть кто во гробе милость Твою? не то разумевает, аки бы мертвые не имели чувств или бы по смерти в ничто обращались, как превратно толкуют изуверы, но продолжает вышереченную мысль, то есть, что самое благоприятнейшее к помощи время есть то, когда люди, будучи живы, в бедствиях своих взывают к Богу, нежели то, когда они уже умерли, и что лучше помогать живым, нежели воскрешать мертвых. Ибо Бог создал мир сей на подобие феатра с тем, дабы пред живыми людьми доказать ту любовь, какую имел Он к человеческому роду. Кратко сказать, Давид умословствует по общему благочестивых разсуждению, то есть, что Бог не хощет, хотя и может, чтоб мертвые, лежащие во гробах, были свидетелями и проповедниками благости Его. Истину соединяет с милостию, дабы показать, что Бог, избавляя рабов Своих от напастей, тем самым доказывает, что Он в обещаниях Своих верен: а к обещаниям не по чему иному расположен, как токмо по единой Своей милости. Следующия за сим слова, еда познана будут во тьме чудеса Твоя, и правда Твоя, в земле забвенней? сказаны в таком же разуме, в каком и предыдущия. Под именем тьмы разумеется гроб, а под именем земли забвенныя, состояние людей по смерти.

Пс.87:14. И аз к тебе, Господи, воззвах, и утро молитва моя предварит тя.

Из сих слов видно, что коль ни в тяжких бедствиях находился Пророк, однако никогда не оставлял усердныя молитвы. Ибо в сем разуме говорит оныя слова, и утро молитва моя предварит Тя; дабы мы не подумали, что он дотоле медлил молиться, пока придет крайняя нужда. Впрочем прикровенно и скромно сими словами намекает, что он не по лености своей подвержен был толь долговременным бедствиям, ниже потому, аки бы не искал Бога, но что так Ему было угодно. А сим примером своим научает и нас, дабы мы не теряли духа, ежели случится, что и наши молитвы, хотя впрочем усердныя и непрестанныя, не скоро услышаны будут.

Пс.87:15. Вскую, Господи, отрееши душу мою? отвращаеши лице твое от Мене?

Пс.87:16. Нищь есмь аз, и в трудех от юности моея: вознесжеся смирихся и изнемогох.

Пс.87:17. На мне преидоша гневи твои, устрашения твоя возмутиша мя:

Пс.87:18. обыдоша мя яко вода весь день, одержаша мя вкупе.

Пс.87:19. Удалил еси от Мене друга и искренняго, и знаемых моих от страстей.

Хотя жалобы сии при первом воззрении являют, что скорбь Давидова осталась без всякаго утешения, но в самом существе оне содержат скрытныя молитвы. Ибо добрый Давид не любопрится надменно с Богом, но со слезами просит пособия бедствиям своим. Таковый род жалобы по справедливости можно почесть между теми воздыханиями неизглаголанными, о которых Павел упоминает в послании к Римлянам (Рим. 8:26). Ежели бы в самом деле мнил Пророк, что он презрен и отвержен, то не продолжал бы молиться: но он износит здесь на среду мудрование плоти, с которым сильно боролся, дабы самым делом доказать, что он не напрасно молился. Следовательно, хотя псалом сей не возсыланием благодарения заключается, но плачевною жалобою оканчивается, так как бы не было никакого места милости у Бога, однако не меньше прочих полезен для удержания нас в подвиге молитвы. Ибо и сам Пророк не преставал полагать воздыхания свои в недра Божии, хотя и не видел желаемаго успеха: да и в начале не нарекл бы Бога виновником спасения своего, ежели бы ничего не надеялся получить от Него. Оныя слова, в трудех от юности моея, означают те многотрудные и тяжкие опыты, которым еще с младых лет подвержен был Давид. Сия мысль в Еврейском тексте еще сильнее выражена так: испущаю дух от удручения Твоего. А сие означает то же, как бы у Пророка от удручения Божия ежеминутно душа из тела выходила. Откуду заключаем, что подвиги сии, а с ними купно соединенные страхи и трепеты, о которых вскоре упоминает, не кратковременны были, как сам изображает чрез слово весь день. А как нет ничего страшнее мысли сея, что Бог гневается на нас, то не без причины скорбь свою сравнивает с потопом, откуду и недоумение производит, глаголя: понесох страхи Твоя, и недоумеваю. Ибо нельзя статься, чтоб чувствование гнева Божия сильным безпокойством не колебало духа его. Но здесь встречается вопрос, каким образом можно согласить таковое колебание с верою? Ибо когда человек находится в недоумении и нерешимости, отчего и туда и сюда колеблется, то кажется, что вера в таком человеке совсем угасла. Но опыт научает нас, что вера, находяся в таковых колебаниях, как судно в волнах, часто возникает; а ежели когда и утопает, однако хранится сокрыта. Почему и Давид, коликия бури ни воставали на него, всегда защищался тем, что Бог пребывает верен, и никогда рабов Своих не оставляет. Прочия слова поелику ясны, или протолкованы инде, то здесь оставлены без толкования.


Источник: Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому, истолкованное тщанием и трудами святейшаго правительствующаго Синода члена, покойнаго архиепископа Псковскаго, Лифляндскаго и Курляндскаго и кавалера, Иринея [Текст]. - Изд. 7-е. - Москва : в Синодальной тип., 1882. - 25 см.

Комментарии для сайта Cackle