Азбука веры Православная библиотека епископ Исидор (Богоявленский) Рождество Богородицы (по православному и римско-католическому учению)


епископ Исидор (Богоявленский)

Рождество Богородицы (по православному и римско-католическому учению)

Родителями Пресвятой Девы-Богородицы Марии были Иоаким и Анна. Они были очень благочестивой жизни. Тяжелым испытанием для них была их бездетность. Усердно просили они Господа о даровании им детей. Наконец, уже в преклонном возрасте у них родилась дочь, которую они назвали Марией.

По православному учению, Богородица, подобно остальным людям, в Своем рождении подлежала первородному греху, т.е. греху, переходящему от Адама на всех последующих его потомков. Ибо Апостол Павел учит: «как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим.5:12). Под «человеком» здесь подразумевается Адам. Таким образом, ясно, что если в Адаме согрешили «все», т.е. все пребывающее в нем, все будущее его потомство, то этому же греху подлежала и Божия Матерь. В богослужебных же наших книгах сообщается повествование св. Епифания Кипрского, что «Богослов Иоанн Богородицу крести» (Синаксарь на Вознесение Господне). Таким образом, Богородица освободилась от первородного греха, как и все верующие, только через крещение.

В целях возвеличения Божией Матери римо-католики измыслили учение о непорочном зачатии Богородицы, т.е., что Она родилась свободной от первородного греха. Ввиду совершенно исключительного предназначения Девы Марии, Она, по учению католиков, изъемлется из рядового потомства Адамова, является некиим новым существом, высшим человека – как бы новым творением Божиим, созданным специально для того, чтобы быть Матерью воплощающегося Сына Божия. Поэтому-то Дева Мария и превосходит всю тварь как Своею святостью и чистотою, так и славою.

Мы не можем принять это учение по следующим основаниям: мы уже знаем учение ап. Павла о первородном грехе. Там ап. Павел ясно говорит, что в Адаме «все согрешили» (Рим.5:12).

Припомним здесь слова ап. Павла: «как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков» (Рим.5:12); и далее Апостол поясняет: «возмездие за грех – смерть» (Рим.6:23). Смерть, таким образом, по мысли Апостола, стоит в прямой причинной связи с грехом, являясь его необходимым следствием, показателем наличия в данном человеке греха, Божия Матерь, как и все люди, умерла; Ее смерть, таким образом, свидетельствовала о наличии в Ней греха, по крайней мере, первородного. Правда, и Христос умер, хотя «в Нем нет греха» (1Ин.3:5); но Он умер не за Свои личные грехи, а за грехи людей: «Его, не знавшего греха, Он (Бог Отец) сделал для нас жертвою за грех» (2Кор.5:21). Христос умер для того, чтобы Своею смертью победить, разрушить смерть и грех человечества.

Пребывание Богородицы в первородном грехе до искупления его Спасителем нисколько не препятствует тому, чтобы признать Ее всегда избранным сосудом Божией благодати, содействовавшей Ей в личной святости, почему Она в Православной Церкви именуется «Непорочною»; Иоанн Предтеча, которому католичество не усвояет непорочного зачатия, «был исполнен Духа Святаго еще от чрева матери своей» (Лк.1:15), и настолько, что сила этого «исполнения» передалась к последней как это видно из ее приветствия Богоматери (Лк.1:41). Равным образом, и Апостолы еще до страданий Христа имели в себе Духа Божия (Ин.14:17), но первородный грех лежал и на них.

Учение о непорочном зачатии Богородицы в своих последних выводах может колебать основной догмат веры о домостроительстве нашего спасения через истинное вочеловечение Сына Божия.

Если Богоматерь, по учению католиков, изъемлется из рядового потомства Адамова, при рождении освобождается от первородного греха, является некиим новым существом, высшим человека, то прерывается связь между Ею и нами. И если Христос принял плоть от Нее, то принял плоть не тождественную с нами, а какую-то другую; связь между нами и Спасителем в таком случае прерывается. Таким образом, учение о непорочном зачатии Богородицы грозит расторгнуть единство природы между нами и Богочеловеком; а на этом единстве стоит все домостроительство нашего спасения.

Нужно обратить внимание на следующее. По учению католиков, для Девы Марии сделано изъятие из общего закона: Она получает непрочность, как свойство Ее природы, а не как благодатный дар, предполагающий участие и Ее свободного произволения, как нравственный подвиг с Ее стороны. Если оказалось возможным такое, пусть единственное исключение, если вообще непорочность можно получить помимо своего произволения, как бы механически, то спрашивается, почему бы не распространить этого исключения и на все потомство Адама, и освободить весь род человеческий от греха таким же механическим путем? Но тогда может колебаться безусловная необходимость для нашего спасения вочеловечения Слова Божия и страданий Спасителя; а вместе с тем может колебаться даже необходимость существования Божией Матери, ибо воплощение Сына Божия произошло через Нее.

Римско-католическое учение о непорочном зачатии Богоматери не утверждает и не оправдывает той славы, какая воздается Богородице в Церкви, а скорее ограничивает эту славу. Прирожденная помимовольная непорочность, как и всякое совершенство природное, само по себе ведь не имеет нравственной ценности.

Православное учение о рождестве Богоматери избегает элементов механичности и помимовольности, допускаемых католическим учением о непорочном зачатии Богородицы. Окружая Ее «Боголепной» славой, Православная Церковь считает, что эта высота и слава достигнуты как духовными усилиями предшествовавшего Богоматери человечества, так особенно Ее личными духовными подвигами.

Божия Матерь – плод не механического действия Божия, отделившего Ее от человечества, но подготовительных напряжений последнего и сосредоточенных в Ней силою Духа Божия. Такой взгляд на дело имеет для себя догматическую основу. Еще в раю после грехопадения Господь указал дальнейший ход всей мировой человеческой жизни – борьбу между семенем диавола и Семенем жены, которая закончится поражением первого силою Второго, т.е. Спасителя, рожденного от Богоматери, Второго Адама, вместившего в Себе все человечество (Быт.3:15). Следовательно, еще в Еве, как матери всех живущих (Быт.3:20), уже все человечество готовилось к борьбе со злом, и для победы над ним силою Христа из человеческого рода должна была произойти Ему Матерь.

Это именно глубокое воззрение на Божию Матерь и выражает Православная Церковь в одном песнопении праздника Рождества Христова: «Что Тебе принесем, Христе, яко явился еси на земли, яко человек нас ради? Каяжде от Тебе бывших тварей благодарение Тебе приносит: ангели – пение, небеса – звезду, волсви – дары, пастырие – чудо, земля – вертеп, пустыня – ясли, мы же – Матерь-Деву. Иже прежде век, Боже, помилуй нас». Она – плод человечества, произрастивший в Себе сад духовных добродетелей, среди которых самыми благоуханными цветами являются смирение и девство, жившие в глубинах душ человечества, в противоположность гордыне и плотской нечистоте, которыми осквернялась внешняя жизнь человечества.

Спрашивается, что лучше для нас, что больше согреет нас – то ли воззрение, что Богоматерь непорочным зачатием оторвана от человечества, поставлена на неприступную для него высоту, отделенная от нас такою пропастью, через которую ничто человеческое не могло перейти к Ней, ибо до остатка оно было все мерзко, или то, по которому, будучи чистейшею Голубицею, Она все же – от нас, Она все же – наша, и мы хотя и грешны, но все же действием Мирового «Света» сохранили в себе хотя малые искры Его и передали их нашей духовной вершине – Богоматери?

И что приятнее Ей: быть ли отчужденной от нас, или быть в единении с нами?

Если люди не могли дать из себя этот плод, то, значит, у них не было остатков добра, с которыми бы соприкасалась животворящая сила Духа Божия, сделавшая Богоматерь «Благодатною», с Которой «Господь». Тогда как же Авраам и другие праотцы, Давид, пророки, Захария и Елизавета, Симеон Богоприимец и многие другие, о которых сказано в слове Божием, что они были праведны перед Богом (Лк.1:6; Лк.2:25)? Тогда на что опереться в наших душах Искупительной благодати, если там все до тла охвачено геенским огнем?

Нет, о Ней сказал Архангел Гавриил, что Она «Благословенная между женами», (по-славянски – «в женах»). Она не выделена, не исключена из рода жен, но, находясь в среде его, возвышена в этом роде Своим духовным превосходством, сделавшим Ее достойною быть Матерью Сына Божия. Она – Лестница, виденная Иаковом, один конец которой упирался в землю, а другой возвышался к небесам, по которой сошел к нам Спаситель.

Основания к прославлению Божией Матери наша Церковь, верная Слову Божию и вселенскому преданию, ищет не в зачатии Богоматери, а в Ее жизни и успении, в конце Ее земного поприща, когда и все вообще христианские подвижники, «течение скончавшие и веру соблюдшие», ожидают себе «венцы правды от Праведного Судии» (2Тим.4:7–8). Своим: «Се раба Господня», выразивши произволение принять на Себя служение Богу в качестве девственной Матери Сына Божия, Дева Мария до последнего вздоха оставалась верной этому служению и достигла при содействии благодати Божией крайнего предела святости, доступного человеку и вообще сотворенному существу. Эта достигнутая святость и сделала Деву Марию и достойной, и способной восприять тот исключительный «венец правды», которого удостоил Ее Судия – Сын, и который дает Ей и по смерти продолжать служение в качестве Матери Божией и спасать присно наследие Ее.

После телесной Своей смерти Богоматерь не только бессмертной душой вступила в жизнь будущего века, но и плоть Богоматери уже пережила то изменение, которое ожидает остальных людей лишь после общего воскресения. Это и есть воссоздание падшего человеческого естества – цель и плод пришествия в мир Сына Божия, Его страданий, смерти и воскресения.

В Богоматери Церковь видит «Начальницу мысленного наздания» – воссоздания (акафист Пресвятой Богородице), т.е. начаток или начавшую в себе духовное воссоздание человечества, как бы первый случай или пример такого воссоздания. Другими словами, в Богоматери уже фактически нашли свое первое осуществление самые вожделенные чаяния христианства. В Ее примере залог и нашего воскресения и воссоздания.

Вот в чем слава Богоматери и вот почему так радостно верующим душам всегда мысленно созерцать и воспевать эту славу. Несомненно, эта слава во много раз превосходит славу, какую хотят воздать Богоматери католики учением о непорочном зачатии.

Таким образом римско-католическое учение о непорочном зачатии Богородицы противоречит Свящ. Писанию (Рим.5:12, Рим.5:23), не согласно со Свящ. Преданием (крещение Богоматери), и снижает нравственную ценность величия Богоматери. Православное же учение о рождении Богородицы надлежащим образом обосновывает и утверждает Ее величие и славу.

Епископ Исидор


Источник: Журнал Московской Патриархии №9, 1949 г. Сентябрь

Вам может быть интересно:

1. Слово на Рождество Христа Спасителя святитель Гавриил (Кикодзе), епископ Имеретинский

2. Слово в день Рождества Пресвятой Богородицы епископ Виталий (Гречулевич)

3. Слово в день Рождества Христова архиепископ Василий (Лужинский)

4. Существенные свойства истинной Церкви епископ Исидор (Богоявленский)

5. Из академической жизни: I. Пострижение в монашество архиепископ Феодор (Поздеевский)

6. Союз верующих во Иисуса Христа между собой архиепископ Димитрий (Муретов)

7. Речь к войску святитель Григорий Антиохийский

8. Описание Иоанно-Предтечева псковскаго монастыря митрополит Евгений (Болховитинов)

9. Научные воззрения святителя Василия Великого архиепископ Нафанаил (Львов)

10. Напись в Нередицкой церкви близ Новгорода до 1200 г. Измаил Иванович Срезневский

Комментарии для сайта Cackle