Азбука веры Православная библиотека митрополит Исидор (Никольский) Высокопреосвященный Исидор, митрополит Новгородский и С.-Петербургский. (Некролог)


Высокопреосвященный Исидор, митрополит Новгородский и С.-Петербургский. (Некролог)

7-го сего Сентября, в 9 часов 20 минут вечера, Новгородско – С.-Петербургская митрополия осиротела, а вся православная российская церковь понесла большую утрату: маститый старец, исполненный дней, высокопреосвященнейший Исидор, митрополит Новгородский, С.-Петербургский и Финдяндский, первенствующий член всероссийского Синода и главный попечитель и председатель совета Императорского человеколюбивого общества, почил в Бозе на исходе 93-го года своей жизни, на 68 году служения в священном сане, на 58 г. служения епископского и на 33 г. служения в сане первосвятителя всей русской церкви; к нему вполне приложимы слова ветхозаветного мудреца: вниде во гроб якоже пшеница созрелая во время пожатая, или якоже стог гумна во время свезенный! – Годы, и постепенно, хотя и медленно, слабевшия силы почившего владыки повидимому должны-бы были приготовить всех к мысли о близкой разлуке с ним, тем не менее кончина его является как-бы внезапною и неожиданною; так привыкли все видеть его бодро и неизменно, в течение нескольких десятилетий, стоящим на высоком, видном для всех, посту и так долго стоял он здесь, светя и согревая своею непоколебимою верою и строгою верностию учению и уставам православия, своим светлым умом, преизобильным богатством жизненного опыта, неистощимым запасом благодушия и любовию.

Высокопреосвященный Исидор, в мире – Иаков Сергеевич Никольский, сын диакона села Никольского, Каширского уезда, Тульской губ., родился 1 октября 1799 года. По окончании курса учения в Тульской семинарии (1821 г.) и С.-Петербургской Духовной академии в 1825 г., в августе того-же года был пострижен в монашество и определен баккалавром в академию, 5-го же сентября был рукоположен в иеромонаха. Служба при академии продолжалась до августа 1829 г. Затем почивший архипастырь последовательно занимал места: ректора семинарии Орловской (с августа 1829 г.), Московской (с июля 1833 г.), викария Московской епархии (с ноября 1834 г.), епископа Полоцкого (с июля 1837 г.), епископа (с июля 1840 г.), а затем архиепископа Могилевского; 12 ноября 1844 г. перемещен в епархию Карталинскую и Кахетинскую с званием члена Св. Синода и экзарха Грузии, и здесь-же в августе 1856 г. за заслуги лично возведен в сан митрополита; 1-го марта 1858 г. назначен митрополитом Киевским, и наконец 1-го июля 1860 г. – митрополитом Новгородским и С.-Петербургским с званием первенствующего члена св. синода. В это-же время, с августа 1861 г., к трудам святительского служения, присоединились занятия по званию главного попечителя и председателя совета Императорского человеколюбивого общества. – Заслуги почившего владыки были оценены и награждены с высоты царского Престола всеми русскими, духовным лицам присвоенными, орденами до алмазных знаков ордена св. Андрея Первозванного включительно (в 1872 г.); после этого, в разное время, ему были пожалованы: архипастырский посох, осыпанный драгоценными камнями, украшенная драгоценными камнями митра с водруженным на ней крестом по киевскому обычаю, украшенная бриллиантами панагия с правом ношения двух панагий; наконец, по случаю исполнившегося 50-летия епископского служения юбиляру было предоставлено право предношения креста при священнослужении и пожалованы соединенные вместе портреты трех Императоров, при которых проходимо было архипастырское служение, в рамке, усыпанной бриллиантами с бриллиантовою короною. Кроме того почивший архипастырь неоднократно был удостоиваем высочайших рескриптов с выражением монаршего благоволения и признательности. Русская наука, – духовная и светская, чтила многополезные труды почившего владыки на пользу просвещения и благотворения избранием его в почетные члены духовных академий, университетов и разных ученых и просветительных обществ и учреждений. – 11-го ноября 1884 г. всею русскою церковию и многими представителями русского общества было торжественно отпраздновано пятидесятилетие владыки Исидора в архиерейском сане; на это редкое торжество прибыли 17 иерархов из разных епархий нашего обширного отечества; множество учреждений и лиц, с Державным Вождем России во главе, спешили выразить маститому юбиляру благодарные и благожелательные чувства; бóльшая часть приветствий и адресов от лиц и учреждений сопровождалась поднесением св. икон, или представлением значительных сумм, или заявлением готовности принять участие в пожертвованиях на устройство в память юбиляра различных благотворительных учреждений, стипендий и т. под.

Большие, поражающие грандиозностию и сложностию своих составных частей предметы внешнего мира со стороны общего своего вида удобнее обнимаются взором, их общая красота и стройность лучше и вернее оцениваются вдали, а не вблизи стоящими; это положение применимо и к почившему архипастырю. Вполне верное и всестороннее суждение о его необычайно многолетней и многообразной деятельности – дело будущего; история лучше и вернее определит весь смысл его личности и дел, воспользовавшись и новыми драгоценными материалами, теперь хранящимися или в личной памяти сотрудников и современников почившего владыки, или в письменных документах, теперь только немногим известных. Но и того, что ведомо миру в настоящее время и что высказано было в день юбилейного торжества и с высоты Трона, и русским обществом вь многочисленных адресах и приветствиях, достаточно, чтобы понять, как велик и многоплоден был более чем полувековой труд почившего архипастыря на пользу церкви и отечества. – В течении 32 лет деятельность маститого святителя, как первенствующего члена св. синода, сливается с деятельностию высшего церковного управления и связана со всеми выдающимися событиями в русской церкви за последние пол-века. Множество улучшений и реформ по духовному ведомству совершилось за это время. Исчезли старые бурсы и поднят уровень образования духовенства, семинарии и академии преобразованы, открылось множество епархиальных женских училищ, улучшился быт духовенства, созывались неоднократно соборы епископов для борьбы с расколом и сектами, учреждены епархиальные свечные заводы и проч. Почивший святитель возрастил разсадник архипастырей русской церкви и бóльшую часть их рукоположил (более ста епископов рукоположены им) и напутствовал на кафедры; он предстоял сонму иерархов при открытии мощей святителя Тихона, Задонского чудотворца, освятил памятник тысячелетия России, имел счастие совершить священное помазание Самодержца всероссийского на царство; с его благословения и при его живейшем участии совершилось торжество тысячелетия со времени блаженной кончины Мефодия, первоучителя славянского, и затем – великое торжество девятисотлетия просвещения верою Христовою нашего отечества и пр. Почившему владыке принадлежит не только руководство, но и деятельное личное участие в великом труде перевода Библии на русский язык. Если можно в настоящее время характеризовать вообще деятельность почившего иерарха, как первенствующего члена нашего высшего церковного управления, то ближе к истине будет сказать, что он являлся носителем примирительных начал, которыми сглаживались и смягчались крайности преобладающих в каждую минуту течений, его имя свободно от упреков в односторонних увлечениях. То, что называется борьбой, совершенно отсутствует во весь долгий период его первостояния в церковной иерархии, он с изумительным искуством применялся к возникавшим запросам нашего смутного времени, с удивительным самообладанием умел найтись в самые трудные минуты, и при этом он высоко даровал знамя веры и авторитет церковной власти. – Как главный попечитель и председатель совета Императорского человеколюбивого общества высокопреосв. Исидор начертал свое имя в истории этого общества яркими чертами. При его ближайшем и живейшем участии и руководстве общество необыкновенно широко развило свою благотворительную деятельность: вместо 16,000 неимущих, как было 1860 г., оно призревает теперь более 100,000, вместо тридцати – 140 благотворительных учреждений общества оказывают помощь бедному и нуждающемуся люду. – Возвращаясь к ранним по времени шагам служебной деятельности покойного иерарха, мы не будем подробно говорить о службе его в звании баккалавра по предмету Священного Писания и нравственному богословию при С.-Петербургской духовной академии, в архиве которой хранятся собственноручно написанные программы лекций, отличающияся полнотою и выдержанностию плана, более широким, сравнительно с предшествующими и последующими, развитием общих, относящихся к науке вопросов и т. д.; – в звании ректора Орловской семинарии, блестящее состояние которой было засвидетельствовано Киевским академическим правлением; – в звании ректора Московской семинарии и в сане викария приснопамятного Филарета Московского, который высоко ценил труды и советы своего помощника. Как самостоятельный епархиальный архиерей покойный владыка всегда отличался энергичною и мудрою отзывчивостию на все духовные нужды и потребности того края, где приходилось ему жить и трудиться. Назначенный на кафедру Полоцкой епархии, обнимавшей несколько западных губерний, почивший архипастырь доблестно послужил делу возсоединения униатов с православною церковию. Уния успела уничтожить здесь все православное: храмы были бедны, без икон, иконостасов и утвари; заведены органы, введены латинские богослужебные книги, православные обряды совершенно искажены; духовенство бедное, загнанное, по внешности и даже по духу олатинившееся. Но преосвященный Исидор вступил на эту невозделанную ниву Божию в цвете сил и во всеоружии опыта, любви и веры. С энергиею, терпением, обдуманною предусмотрительностию, кротостию и любовию, он в короткое время устранил безпорядки, привел в известность количество православных, устроил несколько новых по городам храмов, вызвал к деятельности православное духовенство и много положил личного труда как на благоустройство знаменитейшей в западном крае Свято-Духовской обители в г. Вильно, так в особенности на переустройство Пожайского монастыря близ Ковны и соборного в нем храма, представляющего замечательный памятник церковного зодчества. В то же время, со свойственною почившему архипастырю проницательностию, он более других понимал и ценил мудрый план приснопамятного святителя Иосифа Семашки к возсоединению униатов с православною церковию и содействовал ему, возстановляя древние православные обряды, заботясь о материальном обезпечении монастырей и приходского духовенства, и возбуждая дух любви и мира в возсоединяемых, служа примером благочестивой жизни. Проявив в высокой степени способность объединить древле-православных и возсоединенных, преосвященный из Полоцка был перемещен в могилевскую епархию, где продолжал тот-же подвиг святительского служения церкви Божей. – Призванный пасти церковь Грузинскую, управлять церковными делами края обширного, своеобразного, требующего особой духовной мудрости от своего правителя, почивший владыка и здесь оправдал возлагавшияся на него надежды. Церковная жизнь в Кавказском крае была особенно неблагоустроена: храмы Божии были ветхие, бедные утварью, духовенство бедно и необразовано. Под благопопечительным управлением высокопреосв. Исидора Грузинская церковь преобразовалась и благоустроилась. Во многих местностях воздвигнуты новые храмы и возобновлены ветхие, иногда тысячелетней древности, между прочим обновлен знаменитый Сионский собор в Тифлисе, новое издание на грузинском языке сделано доступным слово Божие народу. На возстановление приходившего к упадку под давлением ислама христианства обращены были особливые архипастырские труды почившего святителя. В 1851 г. около ста лет назад совратившиеся в магометанство 1200 человек из племени Энгилоицев возвращены были в лоно православной церкви, при чем сооружен был для них храм. В то-же время последовали обращения к св. церкви и из Кабардинских племен. Учреждена была архиерейская кафедра в Абхазии; повсюду сооружались новые храмы, для которых владыка сам даже составлял чертежи, белое и монашествующее духовенство получило определенное содержание; для образования дочерей духовенства учреждено женское училище в Мцхете. Вообще Кавказкий период (1844–1858 г.) жизни и деятельности высокопреосв. Исидора был один из плодотворнейших и замечательнейших. – В течение двухлетнего управления Киевскою паствою владыка только приступил к благоустроению епархии и основал здесь, между прочим, духовный журнал при духовной семинарии. – Для епархии Новгородской и С.-Петербургской почивший владыка являлся всегда и во всем как попечительный отец, входивший во все нужды и потребности духовенства, озаботился обезпечением быта безпомощных вдов и сирот его и учащегося юношества, создав замечательное учреждение – «Александро-Невский дом призрения бедных духовного звания» (1869 г.), этот незабвенный памятник любви и милосердия архипастырь к ближним, и открыв епархиальные женские училища и в Новгородской (в Званке и Деревянницах), и в Петербургской епархиях. Архипастырские заботы о благе подчиненного духовенства и мудрое его управление оценены пастырями церкви, которые в адресе владыке по случаю 50-летнего юбилея его святительства, между прочим, так высказывали свои признательные чувства: «да будет позволено нашему смирению упомянуть о твоих, правдолюбивый архипастырь, изведанных нами безпристрастии и осторожности при решении иногда и самых маловажных дел; милостивое внимание к заслугам каждого из нас, истинное, проникнутое христианскою любовию, правосудие и справедливость всегда сопровождают твои решения. Твое архипастырское управление известно и дорого нам и по твоей отеческой доступности, по которой ты всегда как-бы вблизи нас и среди нас: каждый из нас может надеяться получить твой добрый совет, святительское наставление, видеть твою помощь. Разрешенные тобою в нашей епархии, впервые в России, благочиннические советы, а равно выборы помощников благочинных, открыли нам способы к самоуправлению и к самоулучшению многих сторон нашей жизни. Твоей просвещенной архипастырской заботливости обязаны своим благосостоянием наши духовно-учебные заведения. Твое неутомимое усердие к богослужению и высоко-религиозное благоговение во время общественной молитвы постоянно и наглядно учат нас достойному предстоянию у престола Господня». – Нужно прибавить, что человеколюбие, сострадательность и благотворительность, составляя самое лучшее, самое видное украшение характера почившего владыки одинаково проявляли себя не только во время его святительствования в Новгородско-Петербургской епархии, но и везде где он проходил свое служение. – Памятником его проповеднического дара служит, вышедший уже не одним изданием, сборник его назидательных слов и речей. – Выдающуюся черту личного характера почившего иерарха, проявлявшуюся ежедневно, составляет любовь к труду. Каждый день у него был другому верен. Все нуждались в освежении сил, в отдыхе; он не знал перерыва в занятиях. Изумительны были это постоянство и настойчивость в труде у старца почти столетнего. Усвоенных со школы привычек, когда вставать, заниматься, обедать, снова заниматься, он держался всю жизнь, и вся жизнь была ему своего рода школою. Поразительны и привлекательны были также для всех неизменное благодушие владыки, доступность для всех, ласковость, любезность и любвеобильность. Владыка не считал для себя трудом выслушивать обращающихся к нему и помогать всем, чем мог. По возможности он отвечал на все письменные обращения к нему, не взирая на то, кто был его корреспондент, генерал или простой крестьянин.

История русской церкви, без сомнения, запишет на своих страницах имя почившего святителя; но не на холодных и безмолвных только страницах истории будет храниться это имя, оно будет вечно жить в благодарных сердцах множества стариц, поддерживающих свою старость и немощь, и многих поколений детей, питающих и воспитывающих свою юность в учреждениях, основанных и устроенных усопшим владыкою; здесь всегда сотнями уст будет возглашаться:

Вечная память высокопреосвященнейшему митрополиту Исидору!


Источник: Высокопреосвященный Исидор, митрополит Новгородский и С.-Петербургский. (Некролог). // «Странник», духовный журнал. — СПб.: Калашниковская типография А. Л. Трунова, 1892. — Том III. — С. 132-139.

Комментарии для сайта Cackle