Азбука веры Православная библиотека История Церкви Деятельность Русской Православной Церкви в рабочей среде Московской губернии в конце XIX – начале XX вв.
Распечатать

М.Е. Грабко

Деятельность Русской Православной Церкви в рабочей среде Московской губернии в конце XIX – начале XX вв.

Содержание

Введение

Глава 1. Условия формирования и развитие позиции Русской Православной Церкви в отношении рабочих (1880–1914) Обсуждение «рабочего вопроса» в Святейшем Синоде и межведомственных комиссиях «Рабочий вопрос» как проблема внутренней миссии на Всероссийских миссионерских съездах «Рабочий вопрос» в трудах митрополита Владимира (Богоявленского) и протоиерея Иоанна Восторгова Глава 2. Основные направления и методы церковноприходской деятельности в Московской губернии (1880–1914) Организация церковно-приходской жизни в промышленных районах Церковная жизнь «рабочего прихода»: молебны, крестные ходы, паломничества Проблема воскресного отдыха в рабочей среде Особенности церковно-приходской жизни на старообрядческих фабриках Глава 3. Просветительская, благотворительная и трезвенная деятельность духовенства в среде рабочих Московской губернии (1880–1914) Участие православного духовенства в просвещении рабочих Школьное образование Внешкольное просвещение: чтения и собеседования Общества трезвости: формы работы и деятели Церковно-приходские попечительства и рабочие Заключение Список источников и литературы  

 

Книга посвящена сложной проблеме конца XIX – начала XX в. – отношению Русской Православной Церкви к «рабочему вопросу». Исследование написано на основе многочисленных архивных документов, опубликованных источников и периодических изданий. Охарактеризованы условия формирования и развития позиции Русской Православной Церкви в отношении рабочих, также проанализировано обсуждение «рабочего вопроса» в Св. Синоде и межведомственных комиссиях, на миссионерских съездах и в трудах церковных деятелей Москвы. В исследовании показан процесс формирования к началу XX в. нового вида церковного прихода, основанного на социальной принадлежности прихожан, а также отмечены особенности церковной жизни на промышленных предприятиях Московской губернии. Рассмотрены основные аспекты просветительской, благотворительной деятельности духовенства в среде рабочих, участие православного духовенства в просвещении рабочих. В исследовании приведен большой фактологический материал, позволяющий оценить усилия московского духовенства в деле борьбы с пьянством – социальным недугом, о котором постоянно говорили в предреволюционной России и государственные, и общественные, и церковные деятели.

Монография поднимает проблему кризиса веры и «повторной христианизации» в среде фабрично-заводских рабочих Российской империи. Изучение деятельности Церкви в условиях усилившейся секуляризации и религиозной дестабилизации имеет существенное значение для исторической реконструкции социокультурного пространства дореволюционной России.

Для всех интересующихся русской историей.

Введение

Рубеж XIX – начала XX в. был отмечен существенными структурными изменениями в общественно-политическом укладе Российской империи. В российском обществе завершается оформление рабочего класса – новой социальной категории XIX в.

Вчерашние крестьяне в поисках работы приходили в крупные города, значительно увеличивая численность рабочего класса. Профессиональная квалификация рабочего, возраст, уровень образования, наличие связи с деревней и семейное положение – все это делало из рабочих чрезвычайно пеструю массу. Однако для рабочей среды была характерна одна общая черта – повсеместно наблюдались усиление религиозного индифферентизма, высокий уровень преступности, развитие алкоголизма, а также отзывчивость к революционной пропаганде.

Приобретя существенное значение в начале XX в., «рабочий вопрос» касался не только собственно работников промышленных предприятий и их владельцев, но и представителей интеллигенции и православного духовенства. Один из священников того времени писал: «Чем больше город, тем больше в нем экономических контрастов, тем труднее священнику объединить своих прихожан в одну семью... внушить им убеждение, что все ведь мы одинаковые дети одного Небесного Отца»1. Как вспоминал Н. П. Розанов: «насмешкою звучали обращения священников к собравшимся в церкви людям – «братия»: братьев никаких не было, а были разные классы общества, которые даже и места для стояния в церкви имели разные»2.

Общероссийские процессы политического, социального и культурного развития неотделимы от участия в них Русской Православной Церкви3, которая в указанный период особенно активизировала социальную работу и религиозно-нравственное просвещение в среде работников фабричных предприятий. Изучение деятельности Церкви в условиях усилившейся секуляризации и религиозной дестабилизации имеет существенное значение для исторической реконструкции социокультурного пространства дореволюционной России.

Кроме того, актуальность изучения деятельности духовенства Русской Православной Церкви в среде интенсивно развивающегося и активно политизируемого класса фабрично-заводских рабочих обусловливается выдвижением на первый план проблемы взаимоотношений государства, общества и Церкви, которая представляется актуальной и в настоящее время.

История пролетариата была одной из самых популярных и исследованных тем в российской историографии, однако вопрос участия Русской Православной Церкви в жизни рабочего сообщества в XIX – начале XX в. относится к недостаточно изученным. Данное исследование находится на пересечении таких масштабных тем, как: взаимоотношение Русской Православной Церкви и Российского государства, социальная политика в России в конце XIX – начале XX в., история рабочего класса.

Необходимо отметить, что в рассмотренном периоде нижней хронологической границей является 1880 г., когда на пост обер-прокурора был назначен К. П. Победоносцев, формировавший политику Церкви на протяжении 25 последующих лет. В отношении 1880-х гг. также можно говорить об окончательном выделении рабочего класса в самостоятельную социальную группу4. Именно в это время рабочий вопрос приобретает особую актуальность в общеимперском масштабе. Стоит отметить, что к 1880-м гг. относятся первые организованные просветительско-миссионерские и благотворительные инициативы православного духовенства в отношении работников фабрично-заводских предприятий, а также начало активизации законодательной работы, регулирующей развитие промышленного сектора5. Верхней хронологической границей является начало Первой мировой войны, которая отодвинула в сторону актуальные в мирных условиях проблемы, сформировав новую политическую ситуацию в стране.

Исследование основывается на материалах, относящихся к Московской губернии, которая входила в состав Центрального промышленного региона, что позволяет выявить общие, наиболее характерные черты деятельности Православной Церкви в среде фабрично-заводских рабочих. Московская губерния состояла из 13 уездов6, на территории которых существовало 1 440 промышленных заведений с 330 190 занятых на них рабочих7. В пределах одной лишь Москвы к началу XX в. располагалось 750 фабрик и заводов, что превышало почти в два раза количество предприятий в Санкт-Петербурге. Московская губерния, входившая в состав Центрального промышленного региона, является в рамках Центральной России наиболее репрезентативной промышленной областью, позволяя проследить общие тенденции попечения православного духовенства о фабрично-заводских рабочих.

Исследование деятельности Русской Православной Церкви вереде российских рабочих не относится к всесторонне изученным темам и никогда не рассматривалось в рамках специальной работы. Данная тема рассматривалась лишь как аспект в характеристике культурно-образовательного уровня рабочего класса и деятельности Церкви в отношении простого народа в конце XIX – начале XX в.

Дореволюционная историография не содержит специальных обобщающих исследований, посвященных деятельности Русской Православной Церкви в среде промышленных рабочих Российской империи. С начала XX в. в церковной среде появляются отдельные работы, в которых анализируются общее положение Церкви в империи8, актуальные проблемы церковной проповеди9 и методы подъема народной религиозности10. Социальная позиция Церкви интересовала исследователей в рамках обзора консервативной политики государства в области народного просвещения, осуществлявшегося силами православного духовенства, что наиболее широко представлено в работах Б. Ф. Благовидова, С. М. Блеклова, Ю. Н. Лавриновича и др.11

Исследовательский период до 1917 г. характеризуется тенденцией к накоплению информации и появлением первых трудов описательного характера, освещающих общее положение российских рабочих12. В поле зрения современников попадали также вопросы религиозно-нравственного развития простого народа, в частности рабочих, особенности быта и культуры промышленных работников заслуживают лишь краткого упоминания в работах о трезвенном движении13, попечительствах14, а также просветительских инициативах (церковноприходских и воскресных школах)15. Стоит отметить, что для дореволюционных исследователей существование «рабочего вопроса» в России было не всегда очевидно. Присутствие православных священнослужителей в жизни работников промышленного сектора представлялось естественным и неотделимым от государственного устройства вследствие осуществления Церковью бюрократических функций и ее подчиненного положения в отношении светской власти.

Развитие исторической науки после 1917 г. в рамках истории пролетариата пошло по пути выделения периодизации рабочего движения, изучения численности, экономического положения и динамики стачечных выступлений, происходит естественное ослабление интереса исследователей к церковной проблематике как таковой. Советские ученые стремились показать «контрреволюционную» и «антинародную» позицию Церкви с узко идеологических позиций и в исключительно негативных характеристиках, они даже не всегда претендовали на научность, и их многие работы носили характер откровенной антирелигиозной пропаганды. Среди таких можно назвать труды Б. П. Кандидова, Н. М. Лукина, Б. В. Титлинова и др.16

Послевоенная историография представлена рядом антирелигиозных работ, затрагивающих деятельность православного духовенства в образовательной сфере17. В 1956 г. выходит книга М. М. Персица «Атеизм русского рабочего»18, которая является на сегодняшний день наиболее полным трудом, освещающим влияние Церкви на религиозную жизнь рабочих перед 1917 г. М. Персиц отдает должное попыткам Церкви укрепить веру в народной среде, отмечая активность церковных деятелей в борьбе за народную трезвость и усилия Церкви в деле поддержания общественного порядка. С начала 1960-х гг. выходят в свет труды общего характера, в которых уже говорится о значении Православной Церкви в истории России и «антиреволюционной» направленности ее просветительской деятельности19. Критика просветительской работы Церкви также нашла отражение в работе Е. Ф. Грекулова20: рассматривая церковно-государственные отношения в начале XX в., он сопоставляет кризис народной веры с внутрицерковным, вызванным формализацией религиозной жизни в рамках бюрократической системы Российской империи. К 1984 г. относится издание монографии П. Н. Зырянова «Православная церковь в борьбе с революцией 1905–1907 гг.», в которой автор рассматривает вопросы социально-политической концепции Церкви в начале XX в. и на ее основании строит свою теорию о роли РПЦ в событиях 1905– 1907 гг. Данное исследование стало первым посвященным роли Церкви в революции 1905–1907 гг. Автор заострил внимание на мерах Православной Церкви по поднятию уровня религиозности рабочих, отдав должное заинтересованности и активности иерархов в «применении традиционных средств воздействия на народ»21.

Из огромного пласта исследований, посвященных истории пролетариата, стоит выделить труды крупнейших исследователей рабочего вопроса: Э. Э. Крузе, В. Я. Лаверычева, а также Ю. И. Кирьянова22, которые на основе обширного комплекса источников представляют статистико-экономические характеристики оплаты труда, численности рабочих российских промышленных округов и др.

Изучением указанной проблематики одновременно с советскими занимались англо-американские историки. Серьезный анализ церковно-государственных отношений в 1900–1917 гг. был проведен американским исследователем Джоном Куртиссом23, показавшим губительность для Православной Церкви тесного взаимодействия с государством: он рассматривал этот союз как причину крушения всего уклада русской жизни в 1917 г. После издания книги Дж. Куртисса в 1940 г. интерес зарубежных историков к социальной позиции Православной Церкви начала XX века возник лишь спустя 30 лет, в 1970-х гг., когда увидело свет исследование В. Саблински о роли свящ. Г. Гапона в событиях Кровавого воскресенья24. В 1978 г. в США выходит коллективная монография под общим названием «Русское Православие при старом режиме», содержащая обзорные статьи по затрагиваемым в данном исследовании вопросам25. Тема нового подхода Православной Церкви к городской миссии была раскрыта в статье Г. Фриза26, утверждавшего, что к началу XX в. бездействие Церкви сменилось активизацией проповеди в промышленной среде двух столиц либеральных священнослужителей, которые вслед за духовенством Западной Европы пытались пересмотреть свое отношение к нуждам рабочих в условиях модернизации общества27. Стоит отметить, что зарубежная историография, посвященная положению и политике Православной Церкви в дореволюционный период, получила свое развитие, избежав идеологических оценок, связанных с «классовым» подходом28.

Период с 1990-х гг. характеризуется новым этапом в отечественной историографии, в которой на смену классовому подходу к изучению истории пролетариата появляется интерес к микроистории, бытовой жизни российских рабочих, их менталитету, социокультурным изменениям городского пространства29. Специфика церковно-государственных отношений в рамках политики прямого попечения о российских рабочих на сегодняшний день представлена в работах С. Л. Фирсова30 и американского исследователя Р. Зелника31 – оба историка признают область церковной политики в отношении рабочих совершенно неисследованной.

Последнее двадцатилетие в отечественной историографии характеризуется продолжением исследований социокультурного облика русского рабочего. «История пролетариата» окончательно переродилась в социальную историю, историю ментальности, повседневности и трудовых вопросов. На сегодняшний день основными трудами по «микроистории» повседневной жизни и религиозности рабочих и просветительской деятельности в их среде православного духовенства стали монография С. П. Постникова и М. П. Фельмана, статьи К. И. Зориной, Е. Канфер32. Наиболее активно разрабатываемыми в настоящее время темами являются история обществ трезвости33 и церковно-приходских попечительств, анализ деятельности которых можно найти в статье Д. Пашенцева и трудах Т. В. Панкрат34. Этап новейшей историографии представлен многообразием работ, посвященных Церкви, ее деятелям и политике в Синодальную эпоху. Специфика церковно-государственных отношений на уровне административно-территориальных образований прекрасно проанализирована в диссертационном исследовании С. О. Колоухина35. О. В. Фидченко рассмотрел область народного просвещения как поле сотрудничества светской и церковной властей в Московской губернии в начале XX в.36

Источниковая база исследования представлена опубликованными и архивными материалами, содержащимися в 24 архивных фондах четырех архивохранилищ: Российского государственного исторического архива (РГИА), Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), Государственного бюджетного учреждения города Москвы «Центральный государственный архив города Москвы» (ГБУ «ЦГА Москвы») и научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ). Для всестороннего изучения проблематики темы в процессе работы над исследованием к анализу был привлечен широкий круг источников, который классифицируется по основным пяти группам: 1) законодательные акты; 2) делопроизводственная документация; 3) справочно-статистические материалы; 4) периодическая печать; 5) воспоминания, дневники.

К первой группе можно отнести законодательные акты, имевшие отношение к Русской Православной Церкви, а также законы, сформировавшие фабричное законодательство и включенные в «Полное собрание законов Российской империи» и «Сборник действующих и руководственных церковных и церковно-гражданских постановлений по ведомству православного исповедания»37. В работе также использованы определения и указы Святейшего Синода, опубликованные как в официальной части «Церковных ведомостей», так и хранящиеся в фондах Российского государственного исторического архива38. Использование данных документов позволяет проследить историю развития позиции Церкви в связи с происходившими в стране событиями, определить степень вовлеченности церковного руководства в разрешение социальных конфликтов.

Вторую группу источников составили делопроизводственные материалы, содержащиеся в хранилищах трех архивов: двух центральных – Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), Российского государственного исторического архива (РГИА) и одном местном – Государственном бюджетном учреждении города Москвы «Центральный государственный архив города Москвы» (ГБУ «ЦГА Москвы»), бывший Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ до 2013 г.).

Наибольший вклад в осмысление позиции Церкви по рабочему вопросу могут дать документы, хранящиеся в РГИА и позволяющие проследить развитие синодальных обсуждений проблем фабрично-заводских работников. Так, особый интерес представляют фонды 796 и 797 (фонды обер-прокурора Святейшего Синода и его канцелярии), содержащие документы об учреждении особых совещаний по рабочему вопросу, епархиальные отчеты, документы заседаний Синода. Дополнением к обширной источниковой базе делопроизводства канцелярии обер-прокурора могут быть документы фонда обер-прокурора К. П. Победоносцева и С. Татищева, являвшегося автором исследования о рабочем вопросе в России (ф. 565, 1574).

Региональная деятельность православного духовенства в промышленных районах нашла отражение в первую очередь в документах ГБУ «ЦГА Москвы», где сохраняется фонд Московской духовной консистории (ф. 203), крупнейший архивный комплекс по истории Московской епархии. Документы, позволяющие охарактеризовать церковную политику в рабочей среде, разрознены, однако их можно классифицировать по следующим категориям:

• указы Московской духовной консистории о награждении священнослужителей, о разрешении крестных ходов и др.;

• прошения в консисторию об устройстве храмов при промышленных предприятиях;

• спорные, конфликтные ситуации фабричного духовенства;

• прошения об устройстве чтений, церковно-приходских и воскресных школ, попечительств, занимающихся нуждами фабричных рабочих;

• сведения о старообрядцах-рабочих и храмах при старообрядческих фабриках.

Названные документы позволяют проследить источники инициатив по социальному попечению о рабочих, динамике просветительской и церковной активности «рабочих приходов», а также по возникавшим между священнослужителями и прихожанами конфликтам. В работе использованы материалы III стола Московской консистории, а также фонд Московского губернского комитета попечительства о народной трезвости (ф. 638), позволяющие осветить деятельность церковно-общественных организаций, в частности обществ трезвости.

Большое значение имеют также клировые ведомости отдельных церквей, находящиеся в фабричных районах, сохраняющиеся как в фонде 203, так и в фондах Московских сороков (ф. 2121–2124). Проанализированы статистические ведомости и документы о приходском духовенстве крупнейших промышленных уездов, находящиеся в фонде Богородского духовного правления (ф. 707) и благочиния (ф. 2127); Канцелярии епископа Серпуховского (ф. 1371); Можайского и Звенигородского духовных правлений (ф. 592). Указанный комплекс документов позволяет рассмотреть сведения о происхождении, возрасте, образовании, пастырской деятельности, составе семьи представителей духовенства из районов с высокой концентрацией промышленных предприятий, определявших состав паствы. В ходе работы над исследованием рассмотрены документы, хранящиеся в фонде 16 (Управление московского генерал-губернатора) и фонде 17 (Канцелярия московского губернатора), содержащие ведомости о промышленных предприятиях Москвы, количестве рабочих, их распорядке работ, об открытии народных чтений, лекций и бесед.

Отдельный корпус документов составляют материалы фондов фабрик и заводов Московской губернии, в которых было зафиксировано участие духовенства, прежде всего в просветительских мероприятиях, проводившихся на предприятиях. Подобную информацию можно найти в документах Московского металлического завода (ф. 498), Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры (ф. 502), Богородско-Глуховской мануфактуры (ф. 341), Товарищества Купавинской фабрики (ф. 715). Наиболее интересными представляются материалы, хранящиеся в фонде Товарищества мануфактуры Коншина (ф. 673), дающие сведения о строительстве часовни при фабрике, лекционной программе воскресных чтений, объемах материальной помощи духовенству и богослужениях, проводившихся в помещении фабрики.

Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ) в фонде Московского охранного отделения содержит ценные сведения о личности пастырей, взявших на себя труд проведения в жизнь обитателей фабричных окраин начал трезвой жизни, а также отдавших свои силы делу образования и просвещения рабочих (Московское охранное отделение – ф. 63). Эти сведения выявляются на основании анализа докладных записок, отчетов и телеграмм в Охранное отделение московских приставов, которые осуществляли наблюдение за участием рабочих в церковной жизни (проведение молебнов на фабриках и в храмах по инициативе как самих рабочих, так и администрации). Смотрители порядка докладывали в том числе о собраниях различных обществ, работе библиотек в рабочих районах, а также о проведении священнослужителями лекций в рабочих аудиториях по всей Москве. Комплексный просопографический анализ упомянутых фамилий московских священников вместе с данными справочно-адресной книги «Вся Москва» позволяет установить место служения священника, его возможное участие в деятельности обществ, церковно-приходских попечительств и воскресных школ. Значительный интерес представляют материалы фонда С. В. Зубатова (ф. 1695), содержащего информацию о деятельности Комиссии по организации чтений для фабрично-заводских рабочих.

Третью группу источников составили справочно-статистические материалы, всесторонне характеризующие направления деятельности Православной Церкви. Так, основополагающим документом в воссоздании деятельности Святейшего Синода по ведомству православного исповедания стал «Всеподданнейший отчет обер-прокурора по ведомству православного исповедания». Указанный источник не только позволяет проанализировать статистическую составляющую деятельности Православной Церкви, но и дает представление о церковной позиции по рабочему вопросу, его осмыслению и попыткам разрешения за период 1880–1914 гг.39

К третьей группе можно также отнести данные переписи о количестве рабочих и духовенства Московской губернии40 и отчеты фабричных инспекторов41, позволяющие проследить динамику развития Московского промышленного региона42. Среди справочных изданий, посвященных общим сведениям о развитии промышленности и просвещения в уездах Московской губернии, стоит отметить справочное издание управляющего канцелярией Московского губернатора А. П. Шрамченко (1890)43, а также составленный фабричными инспекторами Московской губернии в 1916 г. «Список фабрик и заводов г. Москвы и Московской губернии»44.

Большую научно-практическую значимость представляют отчетные ведомости обществ, занимавшихся организацией народно-просветительских чтений45, миссионерских съездов46. Они содержат информацию о деятельности обществ трезвости47 и приходских попечительств48. Обширный материал позволяет проанализировать степень вовлеченности духовенства в повседневную жизнь рабочих, участие священнослужителей в организации разумного досуга и влиянии на духовно-нравственную жизнь своей паствы.

Немаловажными в общей источниковой базе представляются труды Промышленных съездов49 и съездов Императорского российского технического общества50, позволяющие рассмотреть круг вопросов, затрагиваемых в обсуждении проблем российской промышленности представителями интеллигенции и фабричными инспекторами.

Четвертой группой источников являются периодические издания, которые можно разделить на церковные («Московские церковные ведомости», «Церковный вестник», «Пастырский собеседник», «Миссионерское обозрение», «Мирный труд») и светские («Московский листок», «Русское слово», «Русская мысль», «Русское богатство», «Трудовая помощь», «Искра»)51.

В центральной церковной периодике следует выделить синодальные «Церковные ведомости» с неофициальной частью, выпускаемой как «Прибавление к «Церковным ведомостям"", а также журнал Санкт-Петербургской духовной академии – «Церковный вестник». В работе также использованы материалы научно-литературного и общественного издания «Мирный труд», выходившего в Харькове с 1902 г. при одобрении Учебного комитета Святейшего Синода, а также статьи церковно-общественных журналов «Богословский вестник», «Миссионерское обозрение», «Вера и Церковь» и епархиальное издание – «Московские церковные ведомости».

«Церковные ведомости», являясь официальным печатным органом Синода и наиболее популярным в церковной среде периодическим изданием, публиковали на своих страницах распоряжения и постановления как церковных, так и светских властей, относившиеся к общественному укладу и порядку. «Церковные ведомости», реагируя на события 1905 г., помещают в помощь священнослужителям статьи, посвященные вопросам труда и критике социализма – двум темам, ранее не обсуждавшимся на страницах церковной прессы. Авторство большинства статей, в которых разбиралась социальная тематика, принадлежало прот. Иоанну Восторгову, разъяснявшему вопросы современности пастырям и пастве на основании евангельского учения.

«Церковный вестник» являлся еженедельным журналом, издававшимся при Санкт-Петербургской духовной академии. Имея с «Церковными ведомостями» общую общественно-богословскую направленность, «Вестник» являлся площадкой для высказывания мнений либерально настроенного духовенства. На страницах «Церковного вестника» обсуждались в первую очередь городские пастыри, их проповедь и личный пример, критиковалась безжизненность проповеди. Издание выступало за необходимость активной общественной позиции священнослужителей, проявлявшейся в политических обсуждениях. Рабочий вопрос признавался существенной проблемой современности, решить которую, по мнению издателей, лишь традиционными методами проповеди было невозможно. Либерально настроенные авторы «Церковного вестника» предлагали рассмотреть проблему российских рабочих с позиций имевших богатый опыт католических христианских профсоюзов. Стоит, однако, отметить, что подобные высказывания были немногочисленными в публицистическом церковном пространстве и, как следствие, не имели практического отклика. Проблема взаимодействия священника и рабочего прихода также немного чаще, чем в «Московских церковных ведомостях», находила отражение на страницах этого журнала. Вне зависимости от занимаемой позиции по отношению к священнослужителям авторы обоих периодических изданий единогласно констатировали факт теплохладности, а порой и полного безразличия большинства пастырей к собственному служению.

В общем ряду периодических изданий стоит выделить «Московские церковные ведомости» (1869–1918), еженедельную епархиальную газету, издававшуюся «Обществом любителей духовного просвещения». В газете, как и в центральном издании Синода, выделялась официальная часть, в которой публиковались определения Синода и указы Московской духовной консистории. На страницах «Московских церковных ведомостей» находила отражение церковно-общественная жизнь и хроника Московской епархии: награждения, освящение храмов, крестные ходы, духовно-нравственные чтения, устройство школ и обществ трезвости. Кроме того, в газете печатались статьи по церковной истории, материалы по вопросам пастырской практики. За интересующий нас период –1880–1914 гг. – в издании помещались статьи по самым острым вопросам того времени: «Почему Бог посылает общественные бедствия?»52, «Пастырь Церкви среди современных событий»53, «Почва для объединения православного духовенства»54, «Чего хотят люди, которые ходят с красным флагом»55. Судя по общей направленности статей, редакция газеты не была склонна давать какие бы то ни было конкретные советы. Много говорилось о необходимости молитвы и важности пастырского примера, особое внимание уделялось «единению с паствой» в условиях ее резкого сокращения и сочувственного отношения пастырей к выступлениям недовольных. Издатели выступали категорически против участия духовенства в политических союзах. Источник раскрывает проблемы и недоумения епархиальных священнослужителей в отношении социальных вопросов, а также содержит сведения об участии Церкви в жизни промышленных предприятий благодаря данным регулярно выходившей «Хроники епархиальной жизни».

Общественно-политические и литературные журналы («Русская мысль», «Русское богатство», «Русское слово») также уделяли пристальное внимание рабочему вопросу. Предметом критики становились условия работы, бытовая обстановка и культурный уровень российских рабочих. «Русское богатство», неонароднический журнал, помещал статьи о положении православного духовенства, его вовлеченности в современные события. Журналы объединяло признание острой необходимости комплексных изменений в положении работников фабрично-заводских предприятий. Условия для внутренних перемен авторы статей видели в сокращении рабочего дня, улучшении жилищных условий, распространении знаний, увеличении числа библиотек, образовании новых школ при активной поддержке городских властей и представителей Церкви. Фрагментарные сведения о положении, бытовых условиях, культурных запросах и нравственном состоянии рабочих содержат материалы одной из самых читаемых московских газет «Московский листок». В колонке «Московская хроника», как правило, приводились общие сведения о чтениях для рабочих, посещениях духовенством заводских предприятий и проведении молебнов.

Таким образом, материалы светской и церковной печати позволяют всесторонне рассмотреть рабочий вопрос благодаря деятельной позиции церковных публицистов и обсуждению его наиболее острых аспектов в системе общественно-политической жизни Российской империи.

Следующая категория используемых документов представлена дневниками и воспоминаниями современников. Наиболее интересным источником, охватывающим исследуемый нами период, являются воспоминания митрополита Вениамина (Федченкова) «На рубеже двух эпох»56, представляющие ценный материал по истории Русской Церкви и общественной жизни начала XX в. Митрополит Вениамин (Федченков) в попытке найти причину революции 1917 г. обращается к событиям начала XX века и дает оценку общему положению Церкви в государстве: «Положение ее (Церкви. – М. Г.) было весьма ложное. По сущности своей Церковь скорее антиреволюционная. А положение духовенства среди народа, с одной стороны, а властей и господ, с другой, заставляло ее быть более сдержанной. Кроме того, мы (особенно епископы, городское духовенство, а отчасти и все вообще) все же были не бедняками, а буржуазным классом... По всем этим мотивам, не так уж плохим, наша Церковь вместе с народом больше молчала»57. Священник Георгий Гапон в воспоминаниях, наоборот, предстает как участник политической борьбы за народ. Ценным источником являются воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского) «Путь моей жизни»58. Митрополит касается характеристики духовных учебных заведений, деятельности миссионерских съездов, освещает взаимоотношения Церкви со светскими властями. Церковное попечение о рабочих он определял как недостаточное: «Массы, пребывая в темноте и озлоблении, дичали и представляли благодарный материал для безудержной революционной пропаганды», а предпосылки скованности церковной инициативы объяснял следующим образом: «Политика вошла в Церковь и значительно угасила горение духа, сковывала свободу ее жизни, и Церковь, подчиненная государству, стала терять в народе авторитет»59.

Мемуарные записки церковных деятелей представлены воспоминаниями Н. В. Розанова, хранящимися в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ. Ф. 250. Оп. 2. Д. 1). Автор, принадлежа к роду потомственных московских церковно- и священнослужителей, с юных лет был свидетелем жизненного уклада и интересов представителей духовного сословия, что делает его записки ценным источником по рассматриваемому вопросу. Воспоминания были написаны в конце 1920-х гг. и хронологически охватывают пятидесятилетний период до революции 1917 г. Автор подмечает характерные черты каждого десятилетия, подтверждая их соответствующими примерами. Таким образом, воспоминания дают важные сведения о быте, нравах, обычаях, недостатках и достоинствах московских священнослужителей. Фрагментарные сведения по теме работы можно почерпнуть из воспоминаний московского священника С. С. Модестова, написанных в 1911 г. («Мемуары из жизни и служения иерейского» – ОР РГБ. Ф. 524. Оп. 3. Д. 14). Уникальным свидетельством предреволюционной жизни Российской империи можно также назвать воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота Г. И. Шавельского60, а также государственных деятелей С. Ю. Витте и В. Н. Коковцова61.

Общее положение российской промышленности подробно описано в воспоминаниях И. И. Янжула62, которым признавалась необходимость улучшения нравственного воспитания народа, без чего фабричное законодательство будет иметь минимальный эффект, а требования рабочих только возрастать. Основные идеи, затронутые в воспоминаниях, касающиеся духовно-нравственного положения фабричных рабочих, выразились в его работе «Экономическое значение честности: забытый фактор производства»63.

Дореволюционная опубликованная мемуаристика представлена также записками фабричного инспектора С. Гвоздева64. В своих воспоминаниях автор, бывший инспектором московского фабричного округа, охватывает период с конца 1880-х до 1910-х гг. Гвоздев долгое время проработал в системе заводского инспектирования, что позволило ему говорить о проблемах промышленности с профессиональных позиций. Автор не приводит однозначной характеристики современного ему рабочего: Гвоздев то восхищается смекалкой и тягой к знаниям своих подопечных, то ужасается их лени и «серости». Подобное отношение позволяет автору избегать односторонности суждений и категоричности выводов.

В настоящий момент существует возможность ознакомиться с воспоминаниями самих рабочих, ставших объектом церковной проповеди в начале XX в. К началу 1930-х гг. популярность изучения идеологизированной истории пролетариата достигла пика. Создается государственная комиссия по сбору материалов и созданию многотомного издания «Фабрики и заводы Москвы» (ГА РФ. Ф. Р-7952), в которое вошли сохранившиеся производственные документы, а также записанные «воспоминания» рабочих. Воспоминания являются довольно тенденциозным источником исключительно антирелигиозной направленности. Идеологическое воздействие на авторов воспоминаний привело к восхвалению жизни при современной власти и ее масштабной критике до революции. Однако изложенные в воспоминаниях факты вряд ли были серьезно искажены, поэтому представляют определенный интерес наряду с данными, опубликованными в советское время в сборниках, посвященных мемуарам о быте Трехгорной мануфактуры65, Даниловской фабрики66 и рабочих в целом67. Практически каждый автор воспоминаний считает нужным упомянуть о собственной религиозности в негативно-оправдательном тоне, поясняя, какова была «истинная» причина участия в церковной жизни. Воспоминания передают настроения описываемого времени и неравноценны как по своему содержанию, так и по объему. Ценные сведения о жизни Московской губернии, а также освещение движения борьбы за народную трезвость можно найти в воспоминаниях В. Ф. Джунковского68, который был назначен в августе 1905 г. московским вице-губернатором, затем губернатором Московской губернии, а в период с 1909 по 1913 г. был в должности генерал-губернатора Москвы.

В работе использованы проповеди, принадлежавшие перу будущих священномучеников протоиерея Иоанна Восторгова и митрополита Владимира (Богоявленского)69. Протоиерей Иоанн и митрополит Владимир являлись наиболее активными деятелями просвещения в среде фабрично-заводских рабочих Московского промышленного региона, а также были авторами большого количества работ, посвященных критике социалистических учений. Использование проповедей в качестве исторического источника обязывает исследователя помнить о возможной неточности приводимых фактов и некоторой тенденциозности характеристик персоналий.

* * *

1

Церковный вестник. 1905. № 4. С. 97.

2

Зырянов П. Н. Православная церковь в борьбе с революцией 1905–1907. М., 1984. С. 39.

3

В данном исследовании термины «Церковь», «Православная Церковь» и «Русская Православная Церковь – РПЦ» используются как синонимы.

4

См.: Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVII – начало XX в.). СПб., 2003. Т. 1. С. 343.

5

См.: Гальченко П. Г., Тебиев Б. К. Рабочий вопрос в России XIX – начала XX века. М., 2002. С. 54; Шагу шина А. В. Правосознание рабочих Центрального промышленного района на рубеже XIX–XX вв. Владимир, 2010. С. 72–73.

6

Богородский, Бронницкий, Верейский, Волоколамский, Дмитровский, Звенигородский, Клинский, Коломенский, Можайский, Московский, Подольский, Рузский, Серпуховской уезды.

7

См.: Свод отчетов фабричных инспекторов за вторую половину 1910 г. СПб., 1911. С. 27.

8

Айвазов И. Православная Церковь и высшие государственные учреждения в России. М., 1912; Он же. Законодательство по церковным делам в царствование императора Александра III. M., 1913; Павлов А. С. Курс церковного права. М., 1902.

9

Аквилонов Е. П. Христианство и современные события. СПб., 1905; Осипов Н. О. О причинах упадка влияния духовенства на народ. СПб., 1900; Полозов А., свящ. Интеллигенция и Церковь. М., 1905.

10

Болдовский А. Г. Возрождение церковного прихода: Обзор мнений печати. СПб., 1903; Задача, содержание и план системы православно-христианского нравоучения: К оживлению приходской миссии. М., 1911.

11

Архангельский Н. П. Задача, содержание и план системы православнохристианского нравоучения. Симбирск, 1894; Благовидов Б. Ф. Деятельность русского духовенства в отношении к народному образованию в царствование императора Александра II. Казань, 1891; Блеклое С. М. Образовательные учреждения для рабочих Москвы. СПб., 1904; Каптерев П. Ф. Современные задачи народного образования. М., 1913; Лавринович Ю. Н. Законодательное попечение об образовании рабочих. СПб., 1904; Рункевич С. Г. Русская Церковь в XIX в. СПб., 1901.

12

Аксельрод П. Б. Рабочий класс и революционное движение в России. СПб., 1907; Дементьев Е. М. Фабрика, что она дает населению и что она у него берет. М., 1893; Козьминых-Ланин И. М. Грамотность и заработки фабрично-заводских рабочих Московской губернии. М., 1912; Озеров И. X. Политика по рабочему вопросу в России за последние годы. М., 1906; Он же. Нужды рабочего класса в России. М., 1905; Пажитнов К. А. Положение рабочего класса в России. СПб., 1906; Розанов Н. П. Деятельность духовенства в борьбе с народным пьянством. М., 1912; Туган-Барановский М. И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. М., 1997; Янжул И. И. Фабричный быт Московской губернии. Отчет 1882–1883 гг. СПб., 1884.

13

Алкоголизм и рабочие. Пг., 1916; Коровин А. М. Движение общества трезвости в России. СПб., 1900; Любимов Л. Практическое осуществление дела борьбы с народным пьянством в Даниловском отделении Первого московского общества трезвости. М., 1911; Янжул И. История пьянства и борьба с ним. М., 1908.

14

Бензин В. М. Приходская благотворительность на Руси после 1865 г. // Трудовая помощь. 1907. № 2. С. 161 – 184; Горностаев И. Ф. Дети рабочих и городское попечительство о бедных в Москве. М., 1900; Лебедев И. Церковно-приходские попечительства. Чернигов, 1902.

15

Абрамов А. В. Наши воскресные школы. Их прошлое и настоящее. СПб., 1900; Маврицкий В. А. Воскресные и праздничные внебогослужебные собеседования как особый вид церковно-народной проповеди. Воронеж, 1885. Образовательно-воспитательные учреждения для рабочих и организация общедоступных развлечений в Москве. М., 1898; Успенский П. П. Участие православного духовенства в деле начального обучения народа. Ярославль, 1909.

16

Кандидов Б. П. Церковь и 1905 год. М., 1926; Ковалев Ф. М. Православие на службе самодержавия в России. М., 1930; Он же. Церковь во время революции. Пг., 1924; Лукин Н. М. Революция и церковь. М., 1923; Никольский Н. М. История русской Церкви. М.; Л., 1931; Титлинов Б. В. Православие на службе самодержавия. Л., 1924.

17

Захарченко А. В. Русское православие и народное образование // Вопросы атеизма. [Клев], 1965. Вып. 22. С. 31–38; Шуба А. В., Ефремов М. Ю. Церковь и национальная политика русского царизма // Вопросы атеизма. [Киев], 1986. Вып. 22. С. 20–28.

18

Персиц, М. М. Атеизм русского рабочего. М., 1956.

19

Емелях Л. И. Антиклерикальное движение крестьян в период первой русской революции. М.; Л., 1969; Гордиенко Н. С, Курочкин П. К. Либерально-обновленческое движение в русском православии // Вопросы научного атеизма. М., 1969. Вып. 7. С. 313–340; Курочкин П. К. Социальная позиция русского православия. М., 1969.

20

Грекулов Е. Ф. Православная церковь – враг просвещения. М., 1967; Он же. Церковь, самодержавие, народ (вторая половина XIX – начало XX в.). М., 1969.

21

Зырянов П. Н. Православная церковь в борьбе с революцией 1905–1907. М., 1984. С. 58.

22

Кирьянов Ю. И. Жизненный уровень рабочих России (конец XIX – начало XX в.). М., 1979; Крузе Э. Э. Условия труда и быта рабочего класса в России в 1900–1914 гг. Л., 1981; Лаверычев В. Я. Боевой почин российского пролетариата. М., 1985; Он же. Царизм и рабочий вопрос в 1861–1917 гг. М., 1972.

23

Curtiss J. Sh. Church and State in Russia. The Last Tzars of Empire. 1900–1917. N. Y., 1940.

24

Sablinsky W. The Road to Bloody Sunday. The Role of Father Gapon and the Assembly in the Petersburg Massacre of 1905. Princeton, 1976.

25

Russian Orthodoxy under The Old Regime / N. and T. G. Stavrou, ed. Minneapolis, 1978.

26

Freeze Gr. L. «Going to the Intelligentsia»: the Church and its Urban Mission in Post Reform Russia // Between Tsar and People / Educated Society and the Quest for Public Identity in Late Imperial Russia. New Jersey, 1991. P. 215–232.

27

CM.:lbid. P. 222.

28

Curtis. Op. cit.; Sablinsky. Op. cit.; Treadgold D. W. Russian Orthodoxy and Society // Russian Orthodoxy under The Old Regime... P. 21–44; Szeftel M. Church and State in Imperial Russia // Ibid. P. 127–142; Rosenthal B. G. The Search for a Russian Orthodox Work Ethic // Between Tsar and People... P. 57–75.

29

Конец рабочей истории? // International Review of Social History. M., 1996. Vol. 38. Приложение 1 / Под ред. М. ван дер Линдена; Кирьянов Ю. И. Менталитет рабочих России на рубеже XIX-XX вв. // Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций, 1861 – февраль 1917 г. СПб., 1997. С. 55–77; Полищук Н. С. Обычаи и нравы рабочих России // Там же. С. 114–131; Фирсов С. Л. Рабочие и Православная Церковь в России в начале XX века // Там же. С. 327–340.

30

Фирсов С. Л. Рабочие и Православная Церковь в России в начале XX века // Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций, 1861 – февраль 1917 г. СПб., 1997. С. 327–340; Он же. Русская Церковь накануне перемен (конец 1890– 1918 гг.). М., 2002.

31

Зелник Р. «Непривычному глазу»: вера и безверие у петербургских рабочих в 1870-е гг. //Личность, протест, история: Сб. ст. СПб., 2007. С. 145–178.

32

Зорина К. И. Частное пространство городского рабочего в кон. XIX – нач. XX века // Экономическая история. 2002. № 8. С. 101 – 105; Канфер Е. Повседневное общение рабочих на предприятии и за его воротами: Прохоровская мануфактура и завод Гужона в конце XIX – нач. XX в. // Социальная история: Ежегодник, 2004. М., 2005. С. 141 – 163; Постников С. П., Фельман М. П. Социокультурный облик промышленных рабочих России в 1900–1941 гг. М., 2009.

33

Леонтьева Т. Г. Народная трезвость и церковный приход // История и время. Тверь., 2004. С. 58–70; Софронов В. Ю. Государство и Церковь – непримиримые союзники в борьбе за народную трезвость // Проблемы истории Сибири: сб. науч. трудов, посвященных 80-летию профессора Ю. П. Прибыльского. Тобольск, 2006. С. 126–140; Зубанова С. Г. Служение Русской Православной Церкви в XIX в. М., 2001.

34

Лашенцев Д. А. Приходские попечительства в России в XIX веке // Ученые записки МГСУ. Вып. 1. М., 1996. С. 141 – 146; Панкрат Т. В. Благотворительная деятельность приходских попечительств Москвы (вторая половина XIX – начало XX столетия). М., 2011; Панкрат Т. В. Приходские попечительства Москвы: возникновение и особенности организации // Российская история. 2010. № 2. С. 111–128.

35

Колоухин С. О. Власть духовная и власть светская: направления взаимодействия с последней трети XIX века по февраль 1917 года (по материалам Московской епархии): дис. ... канд. ист. наук. Коломна, 2012; Ершов Б. А. Русская Православная Церковь в системе государственных отношений в XIX – начале XX в. (на материалах Центрально-Черноземных губерний): дис.... канд. ист. наук. Курск, 2012.

36

Фидченко О. В. Влияние государственно-церковных отношений на развитие народного образования в России 1880–1905 гг.: на материалах Московского учебного округа: дис.... канд. ист. наук. М., 2003; Попинова М. В. Развитие воскресных школ в России как формы образования взрослых: середина XIX – начало XX веков: дис. ... канд. пед. наук. Ярославль, 2001.

37

Полное собрание законов Российской империи. Собр. 111. [СПб.]. 1881–1913 гг.; Сборник действующих и руководственных церковных и церковно-гражданских постановлений по ведомству православного исповедания. СПб., 1885.

38

Церковные ведомости. № 1–52. [СПб.]. 1880–1914; РГИА. Ф. 796.

39

Всеподданнейший отчет обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания. [СПб], 1884–1914.

40

Перепись Москвы 1902 г. Население. Вып. 3. М., 1906.

41

Свод отчетов фабричных инспекторов за 1901 г. СПб., 1903; ...за 1905 г. СПб., 1908; ...за 1910 г. СПб., 1911. См. также: Янжул. Фабричный быт Московской губернии...; Песков П. А. Фабричный быт Владимирской губернии: Отчет за 1882–1883. СПб., 1884.

42

Статистический ежегодник Московской губернии за 1885 г. М., 1886; ...за 1890 г. М., 1890; ...за 1895 г. М., 1896; ...за 1900 г. М., 1900; ...за 1905 г. М., 1906; ...за 1910 г. М., 1911; Сборник статистических сведений по Московской губернии. Жилища фабрично-заводских рабочих Богородского уезда Московской губернии: Отдел санитарный. М., 1901. Т. 8. Вып. 1; Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарный. Материалы по определению санитарного состояния Московской губернии. Очерк движения населения за десятилетие с 1885–1894 г. М., 1899. Т. 6. Вып. 2; Сборник статистических сведений по Московской губернии: Отдел санитарной статистики: Санитарное исследование фабричных заведений Можайского, Волоколамского и Звенигородского уездов. М., 1882. Т. 2. Вып. 6; Сборник статистических сведений по Московской губернии: Отдел санитарной статистики: Санитарное исследование фабрик и заводов Коломенского уезда. М., 1885. Т. 3. Вып. 13; Сборник статистических сведений по Московской губернии: Отдел санитарный: Материалы по определению санитарного состояния Можайского уезда. М., 1902. Т. 6. Вып. 7; Сборник статистических сведений по Московской губернии: Санитарное исследование фабричных заведений Московского уезда: Бумагопрядильное производство. М., 1882. Ч. 2. Т. 3. Вып. 5; Сборник статистических сведений по Московской губернии: Отдел санитарный: Санитарное исследование фабричных заведений Подольского уезда. М., 1883. Т. 3. Вып. 8.

43

Шрамченко А. П. Справочная книжка Московской губернии. Описание уездов. М., 1890.

44

Список фабрик и заводов г. Москвы и Московской губернии. М., 1916.

45

Образовательно-воспитательные учреждения для рабочих и организация общедоступных развлечений в Москве. М., 1895; Отчет Комиссии по устройству в Москве публичных народных чтений за время 1878– 1914 гг. [М.], 1879–1915; Десятилетие общеобразовательных чтений для фабрично-заводских рабочих г. Москвы. 1902–1912. М., 1912; Заключительные чтения 3 июня 1907 г. по поводу первого пятилетия чтений для рабочих. М., 1907; Отчет комиссии общеобразовательных чтений для фабрично-заводских рабочих за 1905–1906. М., 1906.

46

Коживлению приходской миссии. М., 1911; Скворцов В. Второй миссионерский съезд в Москве. М., 1899; Третий Всероссийский миссионерский противораскольни-ческий и противосектантский съезд в Казани. Рязань, 1898; Троицкий И., прот. Четвертый миссионерский съезд в Киеве. Киев, 1908.

47

Варнавинское общество трезвости в 1913 г. М., 1914; Любимов Л., свящ. Практическое осуществление дела борьбы с народным пьянством в Даниловском отделении 1-го Московского общества трезвости. М., 1911; Пятый годичный отчет комитета Даниловского отделения Московского общества трезвости. М., 1910; Устав Первого Московского общества трезвости: Дорогомиловское отделение. М., 1901; Отчет Варнавинского общества трезвости. М., 1907.

48

Устав попечительского совета о приходских бедных при Московской Николо-Ваганьковской церкви. М., 1900.

49

Дневник высочайше разрешенного II съезда русских деятелей по техническому и профессиональному образованию, издаваемый комитетом съезда. СПб., 1895. № 1 – 10; Небольсин А. Г. Организация курсов для взрослых рабочих // Труды высочайше утвержденного Всероссийского торгово-промышленного съезда 1896 г. в Нижнем Новгороде. СПб., 1897. Т. 6. Вып. 11: Техническое образование. С. 120–149; Девель В. В. Публичные народные чтения // Там же. С. 173–189; Быков И. Как обеспечить отдых фабричным рабочим? // Труды высочайше утвержденного Всероссийского торгово-промышленного съезда 1896 г. в Нижнем Новгороде: Улучшение быта рабочих. СПб., 1897. Т. 3. Вып. 5. С. 1–19; Голгофский А. Современный фабрично-рабочий в физическом, умственном и нравственном отношении // Там же. С. 19–24; Ковальский М. О воскресном и праздничном отдыхе фабричных рабочих // Там же. С. 44–47; Комиссаров М. Чтения для рабочих // Там же. С. 128–133; Федоров С. А. О воскресном отдыхе //Там же. С. 397–411.

50

Речи съезда Императорского русского технического общества. СПб., 1897; Краткий обзор деятельности Императорского русского технического общества по образованию рабочих. СПб., 1907.

51

Вестник фабричного законодательства и профессиональной гигиены. [СПб.], 1905; Искра. [СПб.], 1901–1903; Миссионерское обозрение. [СПб.], 1905–1914; Московский листок. [M.J, 1903–1906; Московские церковные ведомости. [М.), 1890– 1914; Пастырский собеседник. [М.], 1895–1907; Русское богатство. [СПб.], 1890–1907; Русское слово. (СПб.), 1890–1910; Трудовая помощь. (СПб.], 1900–1914.

52

Московские церковные ведомости. 1906. № 1. С. 4.

53

Там же. №2. С. 19.

54

Там же. №6. С. 74.

55

Там же. №8. С. 95.

56

Вениамин (Федченков), митр. На рубеже двух эпох. М., 1994.

57

Там же. С. 122.

58

Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни. М., 1994.

59

Там же. С. 166.

60

Шавельский Г. И., протопр. Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота. Нью-Йорк, 1954. Т. 1–2.

61

Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1903–1919. М., 1992.

62

Янжул И. И. Из воспоминаний и переписки фабричного инспектора первого призыва. Материалы для истории русского рабочего вопроса и фабричного законодательства. СПб., 1907; Он же. Воспоминания о пережитом и виденном в 1864– 1909 гг. М., 2006.

63

Янжул И. И. Экономическое значение честности: забытый фактор производства. СПб., 1912.

64

Гвоздев С. Записки фабричного инспектора. М., 1925.

65

Как мы жили при царе и как живем теперь. М., 1937.

66

Старая и новая Даниловка: Рассказы рабочих фабрики им. Фрунзе. М., 1940.

67

Катерли Е. День вчерашний: Как жили рабочие при царе. М., 1934.

68

Джунковский В. Ф. Воспоминания: В 2 т. М., 1997–1998.

69

Восторгов И., прот. Полное собрание сочинений: В 5 т. СПб., 1995; Слово высокопреосвященного Владимира, митрополита Московского и Коломенского, произнесенное на молебне перед началом нравственно-религиозных чтений для рабочих в г. Москве. М., 1902; Владимир (Богоявленский), митр. Труд и собственность в учении Русской Церкви // Экономика в русской цивилизации. М., 1995; Он же. О рабочем вопросе. М., 1907; Он же. Вечные истины христианства: Собеседования между крестьянином, фабричным рабочим и священником: Современные религиозные вопросы. М., 1999.


Источник: Деятельность Русской Православной Церкви в рабочей среде Московской губернии в конце XIX — начале XX в. / М. Е. Грабко. — М.: Изд-во ПСТГУ, 2017. - 216 с.

Комментарии для сайта Cackle