Азбука веры Православная библиотека История Церкви Исторический список епископов и потом патриархов святой и великой церкви Христовой, находящейся в Константинополе, от 36 года по Рождестве Христовом по 1834


Исторический список1 епископов и потом патриархов святой и великой церкви Христовой, находящейся в Константинополе, от 36 года по Рождестве Христовом по 1834

Содержание

36 г.37 г.53 г.67 г.84 г.101 г.110 г.125 г.132 г.137 г.141 г.157 г.168 г.182 г.201 г.212 г.225 г.241 г.248 г.283 г.308 г.320 г.330 г.353 г.353 г.355 г.355 г.356 г.359 г.360 г.371 г.371 г.379 г.381 г.396 г.404 г.406 г.425 г.428 г.431 г.434 г.446 г.449 г.458 г.471 г.491 г.492 г.496 г.511 г.517 г.520 г.535 г.537 г.552 г.565 г.577 г.582 г.595 г.606 г.610 г.639 г.641 г.655 г.655 г.667 г.669 г.674 г.676 г.678 г.683 г.686 г.693 г.705 г.711 г.714 г.730 г.754 г.766 г.780 г.785 г.806 г.815 г.821 г.832 г.842 г.846 г.857 г.867 г.877 г.886 г.893 г.895 г.906 г.911 г.928 г.933 г.956 г.970 г.974 г.984 г.996 г.999 г.1019 г.1025 г.1043 г.1059 г.1064 г.1075 г.1081 г.1084 г.1111 г.1134 г.1143 г.1146 г.1147 г.1151 г.1154 г.1154 г.1156 г.1169 г.1177 г.1178 г.1184 г.1186 г.1190 г.1191 г.1193 г.1199 г.1206 г.1214 г.1221 г.1221 г.1226 г.1240 г.1240 г.1254 г.1260 г.1261 г.1268 г.1268 г.1274 г.1283 г.1283 г.1290 или 1289 г. октября 141293 г.1302 г.1312 г.1315 г.1320 г.1323 г.1441 г.1347 г.1350 г.1362 г.1365 г.1369 г.1375 г.1378 г.1388 г.1395 г.1396 г.1410 г.1416 г.1440 г.1445 г.1450 г.1453 г.1459 г.1465 г.1466 г.1469 г.1470 г.1472 г.1478 г.1481 г.1482 г.1488 г.1490 г.1493 г.1499 г.1500 г.1504 г.1505 г.1506 г.1511 г.1520 г.1523 г.1523 г.1543 г.1551 г.1565 г.1572 г.1579 г.1580 г.1584 г.1585 г.1586 г.1594 г.1594 г.1594 г.1595 г.1595 г.1600 г.1601 г.1603 г.1608 г.1614 г.1614 г.1622 г.1623 г.1623 г.1624 г.1632 г.1632 г.1633 г.1633 г.1634 г.1635 г.1636 г.1637 г.1638 г.1639 г.1646 г.1647 г.1650 г.1651 г.1651 г.1652 г.1653 г.1655 г.1655 г.1656 г.1657 г.1657 г.1660 г.1665 г.1668 г.1669 г.1671 г.1672 г.1673 г.1675 г.1676 г.1679 г.1679 г.1682 г.1684 г.1685 г.1686 г.1686 г.1690 г.1691 г.1692 г.1693 г.1694 г.1702 г.1707 г.1707 г.1710 г.1712 г.1713 г.1713 г.1715 г.1726 г.1726 г.1732 г.1733 г.1734 г.1740 г.1742 г.1744 г.1748 г.1751 г.1752 г.1757 г.1757 г.1760 г.1764 г.1768 г.1769 г.1772 г.1774 г.1780 г.1784 г.1789 г.1794 г.1797 г.1799 г.1801 г.1806 г.1808 г.1809 г.1813 г.1819 г.1821 г.1822 г.1824 г.1826 г.1830 г.1834 г.1834 г.

 

 

36 г.

1). Св. Апостол Андрей Первозванный. Проповедав Евангелие в Скифии, он благовествовал и в Византии, и первый устроил там церковь верующих около 36 года по Р. Х. Отправляясь опять на проповедь, поставил первым епископом византийским апостола Стахия. О св. апостоле Андрее повествуется, что он провел довольно времени, просвещая северные и лежащие около Черного моря страны, и неоднократно посещая их. В Патрахе, что в Ахаии, он принял мученическую кончину, быв, подобно Господу, распят на кресте. Память его Церковь совершает 30 ноября.

37 г.

2) Стахий, один из учеников Господних. О нем упомянул св. апостол Павел в послании к Римлянам: целуйте Стахия возлюбленного ми (Рим.16:9). Св. Стахий пас церковь Божию в Византии 16 лет, при Тиверие, римском кесаре, и Гаие, даже до первых лет Клавдия. Память его Церковь празднует 31 октября.

53 г.

3) Онисим – епископствовал 14 лет (по другим 16), при Клавдие, самодержце римском. Некоторые думают, что это тот самый Онисим, о котором св. Павел писал к Филимону. Но в постановлениях апостольских ясно говорится, что Онисим Филимонов был епископом Веррии Македонской.

67 г.

4) Поликарп – епископствовал 17 лет при самодержавстве Нерона и преемников его: Галбы, Оттона, Вителлия, Веспасиана, Тита, даже до Домитиана.

84 г.

5) Плутарх – епископствовал 16 лет при самодержцах: Домитиане, Нероне и Траяне.

101 г.

6) Седекион (по другим Седекия) – епископствовал 9 лет при Траяне.

110 г.

7) Диомен (или Диоген) – епископствовал 15 лет при Траяне и Андриане самодержцах.

125 г.

8) Елевферий – епископствовал 7 лет при Андриане.

132 г.

9) Феликс – 5 лет при Андриане и Антонине Пие.

137 г.

10) Афиноген (по Филиппу Кипрскому, Афинагор) – 4 года при Антонине Пие. По причине частых нападений гонителей Веры, он оставил первый молитвенный дом, что в Аргирополе, и делал молитвенные собрания христиан на другом месте Византии, называемом Эллеею, где и основал другую молитвенницу.

141 г.

11) Евзоий – при Антонине Пие епископствовал 16 лет.

157 г.

12) Лаврентий – епископствовал 11 лет и 6 месяцев, при самодержцах Антонине Пие, Марке Аврелие и Вере.

168 г.

13) Алипий – при Марке Аврелие и Коммоде епископствовал 13 лет и 6 месяцев.

182 г.

14) Пертинакс – (прежде военачальник и ипат Римского сената) епископствовал 19 лет при самодержцах: от Коммода и до Септимия Севера. Он основал третий молитвенный дом или храм на приморском месте, называемом Сики (ныне Галац), посвятив его Ирине.

201 г.

15) Олимпиан – при Септимие Севере и Каракалле епископствовал 11 лет.

212 г.

16) Марк – 13 лет при Макрине, Гелиогабале и Александре Севере.

225 г.

17) Кириак Ⅰ ( по другим Кириллиан) – 16 лет при Александре Севере.

241 г.

18) Кастим или Кистин (по Никифору Каллисту – Константин) при Гордиане епископствовал 7 лет. В Петрие (селении византийском, которое и ныне носит это имя) он воздвиг храм во имя всехвальной мученицы Евфимии, пострадавшей тогда же в Халкидоне.

Примеч. 1. Источающие благодать, мощи великомученицы Евфимии сохраняются и ныне в святейшем патриаршем храме константинопольском. Кажется, что многострадальное тело ее, при иконоборных и мощеборных гонителях Церкви, верующие скрывали на острове Лемносе, перенеся его туда или из Халкидона (где почивало оно во время четвертого вселенского собора) или из Константинополя, куда перенесено из Халкидона. При Константине и Ирине (782 г.) оно опять перенесено в Константинополь.

Примеч. 2. В списке епископов константинопольских, известном под именем Дорофея, сооружение храма св. Евфимии относится к преемнику Кистина Титу или Трату.

248 г.

19) Тит или Трат епископствовал 35 лет при Филиппе и прочих самодержцах, даже до Проба.

283 г.

20) Дометиан или Дометий (по другим – Димитрий) брат или, лучше, сын самодержца Проба (умершего около 282 г.), – епископствовал 24 года и 6 месяцев при Каре, Диоклитиане и прочих императорах даже до Константина Великого, обративший многих к благочестию сперва в Риме, а потом в своей епископии.

308 г.

21) Проб, сын и преемник святый святого отца своего Дометиана, – епископствовал 12 лет при Константине Великом, получившем самодержавность около 306 г.

320 г.

22) Митрофан – первый святейший патриарх константинопольский, сын Проба, о котором выше сказано, и внук Дометиана (или, по другим, – сын Дометиана и, следовательно, брат Проба), – блистательнейшее светило православия. При нем собран в Никее первый вселенский собор (325 г) на Ария, на который блаженный Митрофан, по причине глубокой старости, остававшийся в Византии, послал вместо себя Александра, бывшего тогда пресвитером и потом сделавшегося преемником патриаршего престола. При Митрофане же св. Елена, мать Великого Константина, отправившись в Иерусалим, обрела Всесвятый Гроб Христов и Честный Крест Его (326 г.). Святейший Митрофан пас церковь Божию около 10 лет, скончавшись 330 года. Память его Церковь празднует 4 июня2.

330 г.

23) Александр 1, достойный преемник добродетелей Митрофановых. Во время его патриаршества скончался всехвальный Константин Великий, оставив наследниками сыновей своих: Константия, Константина и Константа. Власть над востоком получил Константий, увлеченный некоторыми, особенно Евсеевием, епископом никомидийским, в арианство. Блаженный же Александр, правив Церковью ровно 23 года, почил о Господе, быв 93 лет. Память его Церковь празднует 30 августа. Его место заступил:

353 г.

24) Павел Ⅰ, святейший исповедник, родом солунянин. Но вскоре арианствующий Константий низвел Павла с патриаршего престола; патриархом же по повелению его объявляется друг Константия и единомысленник

353 г.

25) Евсевий, бывший прежде епископом в Вирите, потом в Никомидии, где Константин Великий поручил ему воспитание Юлиана, сделавшегося потом самодержцем и отступником. Евсевий был брат или племянник священномученика Памфила и ученик святого пресвитера и мученика Лукиана, муж сильный при дворе, разумный и предприимчивый, но непостоянный и беспокойный; что всего хуже, он, быв жарким поборником ариан, по наружности держался общения с православными. Константием произведенный в патриарха, он после некоторого времени отправился в Иерусалим, под предлогом поклонения Святому Гробу Господню; но, возвращаясь оттуда, пришел в Антиохию, где, составив лжесобор, изгнал великого во благочестии Евстафия, епископом же объявил арианина Евлогия. Покровительствуя арианам, он возмутил мир церквей азийских. Наконец, возвратившись в Константинополь, он скоро кончил жизнь. Православными же на его место возведен опять святейший

355 г.

Павел Ⅰ вторично. Но в то же самое время арианами рукополагается арианин же или полуарианин и духоборец

355 г.

26) Македоний. И сего утвердил самодержец Константий. Но от него произошли в Константинополе страшные смятения и замешательства в делах церковных. Почему Константий, проживая сам в Антиохии, повелел Гермогену, военачальнику фракийскому, низвести Павла с патриаршества. Видя это, народ вознегодовал и, напав на Гермогена, растерзал его, и дом его сжег. Такого ужасного дела сделалось виною простодушное зловерие Константия, увлеченного лукавством злых служителей Церкви. После сего, хотя по настоянию благочестивых епископов, Павел Ⅰ опять получил правление Церкви, но Константий опять изгнал его в его отечество Солунь, и опять одержал верх злейший Македоний. В сих обстоятельствах Юлий, блаженнейший папа римский, представил дело православному Константу, брату Константия, царствовавшему в Италии. Собор, по повелению Константа, собравшийся в Сардесе, определил, что Павел есть законный пастырь Константинополя; здесь же возвращен престол александрийский великому Афанасию, равно и прочие престолы восточной Церкви – законным их пастырям, гонимым от ариан и арианствующей власти Константия. Констант и к самому Константию написал письмо, исполненное угроз. Таким образом, опять восстановлен

356 г.

Павел Ⅰ в четвертый раз. На сей раз он правил патриаршеством три года. Но Константий, воспользовавшийся смертью Константа, послал сего святителя в ссылку в Каппадокию, а сопровождавшие его задушили в пути. Св. Церковь совершает память сего непобедимого исповедника Веры в 6 день ноября. После божественного Павла на престол патриарший восходит духоборец

359 г.

Македоний во второй раз. Когда Македоний шел во храм для торжественного принятия патриаршего престола, он был сопровождаем градским епархом с воинскою стражей. поелику же, от множества народа, по любопытству стекшегося на сей случай, произошла большая теснота, так что невозможно было войти в церковь; то воины епарховы, думая, что вход Македонию загражден умышленно, обнажив палаши, множество людей побили, а другие померли от тесноты и давки. Вот каким бедствием ознаменовалось начало правления еретика. Впрочем, правив один год, скверный Македоний, наконец, свержен с патриаршеского престола, сделавшись ненавистным и для самих покровителей своих за крайнюю жестокость и надмение. Но, по легкомыслию ариан, место его заступил другой зловерный арианин

360 г.

27 ) Евдоксий, бывший прежде епископом антиохийским. Блаженный Феодорит называет его дикою свиньею, опустошающею виноград Христов – непорочную Церковь: потому что он был человек нечестивый, льстец, невоздержанный, лукавый, попеременно представляя из себя то льва, то лисицу. Забыв, что смиренная важность есть лучшее украшение речи Христова пастыря, он любил употреблять площадные остроты, свойственный комедиантам, и тон шуточный даже на том священном месте, с коего вещал он, как посланник от лица Христова. Несмотря на то, он целых 11 лет оставался на престоле константинопольском, что зависело от покровительства, которое оказывал ему, как арианину, сперва Константий, а потом, по смерти Константия (362 г.) Юлиан отступник, с удовольствием видя в нем орудие своих безбожных замыслов, обещавшее ему истребление православия, вместо которого он старался ввести идолопоклонство. Когда, после двухлетнего царствования, Юлиан умер, то самодержцем на место его провозглашен малолетний Иовиан и потом Валентиниан и Валент (364 г.). Но поелику Валент, принявший самодержавие над востоком, крещение принял от зломудренного Евдоксия, то и он, быв арианином и защитником единомысленников Евдоксиевых, возмущал Церковь. Наконец, при сем самодержце зловерный Евдоксий умер, оставив в Константинополе великое множество ариан, аномеев, македониан. По смерти Евдоксия православными рукоположен в патриарха благочестивейший

371 г.

28) Евагрий, – арианами же арианин.

371 г.

29) Димофил. Когда ариане произвели смятение по причине рукоположения Евагрия, то Валент, боясь общего восстания и бунта, и видя, что приверженцы арианства имеют большую силу, изгнал Евагрия в Визию, город фракийский и, таким образом, Димофил сделался владыкою уже над всею константинопольскою патриархиею, растлевая Церковь даже до благочестивейшего Феодосия Великого, который по смерти Валента провозглашен самодержцем (379 г.). При Феодосии Димофил впал в презрение, а на престол патриаршеский возведен

379 г.

30) Григорий I, великий в мудрости божеской и человеческой, второй названный по имени Богословия, после первого Богослова св. Иоанна Апостола. Григорий родился в Назианзе, городе каппадокийском, от Григория же, епископа назианзенского, и Нонны матери. Сперва он рукоположен был во епископа Сасимов (маленькое местечко Каппадокии) другом и соучеником своим, Василием Великим. Но престарелый отец св. Григория перезвал его в Назианз, чтобы он пас назианзскую церковь, как наместник или местоблюститель. По смерти же своих родителей, побуждаемый Василием Великим и другими многими поборниками православия, божественный Григорий пришел в Константинополь для защиты Церкви. Всем известны подвиги сего чудного отца за правоверие и сочинения, источающие божественную мудрость. Сего-то светильника Церкви православные вместе с самодержцем Феодосием произвели в патриарха константинопольского. Но когда божественный отец, любя тишину и уединение, находился в поместье своем вне Константинополя, в то время три епископа, пришедшие из Египта, рукоположили во епископа константинопольского Максима, языческого философа циника, которого некогда сам божественный Григорий отечески принял и, огласив словом благочестия, крестил и столько любил, что разделял с ним и жилище и трапезу, и даже возвел его на степень священства, думая видеть в нем поборника благочестия. поелику же неблагодарный Максим оказался наветником своему благодетелю, возвеличив на него пяту; и когда отсюда произошло большое смятение в народе, то Максим изгнан, и Феодосий Великий, заботясь об утверждении православия, созвал 150 епископов для составления Второго Вселенского Собора. На сем Соборе св. Григорий утвержден епископом константинопольским, а беззаконный Максим низложен и отлучен от Церкви. поелику же египетские епископы не переставали производить волнения умов, то божественный Григорий, видя такое неустройство и любя паче всего мир церковный, отказался от престола константинопольского, после почти трехлетнего правления, доставившего Церкви неисчислимые блага. Впрочем, полагают, что св. Григорий оставался в Константинополе даже до окончания Второго Вселенского Собора, который, быв созван в 381 году, отсек от Церкви духоборца Македония и имя его изгладил из священных диптихов, равно как и имена других еретичествовавших пастырей константинопольских. Второй Собор к исповеданию Веры, изложенному на Первом Вселенском Соборе, присовокупил изъяснительное исповедание и Святаго Духа; и сие прибавление, начиная со слов: и в Духа Святаго и проч., как думают, есть сочинение Григория Богослова. После сего божественный отец удалился в свое наследственное имение Арианз, местечко в Каппадокии, где провел святейшую жизнь свою, занимаясь сочинениями и подвизаясь за святую Церковь. Скончался в 390 году, имея от роду 91 год. Память его Церковь празднует два раза в году: 25-го января и 30-го, в праздник трех Святителей. Чтобы судить, сколь велики были подвиги его в Константинополе и сколь много принесли плодов, довольно указать на следующее: когда Григорий Богослов пришел в Константинополь, то находящиеся там православные имели только одну, и то малую церковь во имя св. Анастасии; прочие же многочисленные и великие храмы царствующего града занимали ариане. Когда же удалялся божественный отец, только одну церковь оставил во власти еретиков, прочие же все наполнялись православными. Приемником сему вселенскому учителю был

381 г.

31) Нектарий, родом из Тарса Киликийского, соотечественник св. Апостолу Павлу и подражатель его ревности. Прежде был он претором константинопольским; но за высокие добродетели познания единогласно избран и рукоположен в пастыря царствующего града. Есть его прекрасное Слово на св. Феодора Стратилата. После смерти Феодосия Великого, случившейся в его патриаршество, взошел на престол Аркадий (395 года), в царствование коего скончался святейший Нектарий. Преемником ему был

396 г.

32) Иоанн I Златоустый, родом антиохиец и пресвитер антиохийской церкви, имевший родителей из рода патрициев, отца Секунда и мать Анфусу. Сей святой, златой языком и полный Божественного Духа, родился в 354 году. Учителями его были – в красноречии Ливаний, а в философии Андрагафий – язычники; в христианском же боговедении – Мелетий, епископ антиохийский, которым он крещен и произведен в клирика. Монашескому образу жизни учился у блаженных отцов Евагрия, Картерия и Диодора, бывшего епископом в Тарсе. На 27 году своего возраста он Мелетием рукоположен в диакона, на 32-м Флавианом антиохийским – во пресвитера; на 44-м, по смерти Нектария, возведен на престол константинопольского патриаршества (398 г. февраля 26). Коликою мудростию преисполнен был сей великий светильник, это показывают многочисленные медоточные сочинения его и премудрые толкования на все божественное Писание. Бестрепетный защитник истины, с ревностию Илии и Предтечи благодати, обличая беззакония и князей и царей, он возбудил ненависть к себе, – и многие из сильных соделались ему врагами. В особенности же враждовала против него сребролюбивая и честолюбивая Евдоксия, супруга императора Аркадия. Всего более достойно сожаления, что Феофил, епископ александрийский, муж знаменитый по мудрости и добродетели, но, как человек не недоступный обольщениям самолюбия, напал на божественного Златоуста, имея пособника в блаженном Епифание, епископе кипрском, которого доверчивостью он воспользовался и который сам после узнал, что был введен в заблуждение. Впрочем, погрешности, в которые иногда впадали св. мужи, служат в наставление наше. Ибо если и им делал вред недостаток должного внимания к самим себе, то каким заблуждениям и грехам не подвергаются те из нас, которые действуют, полагаясь на одну свою мнимую мудрость, и ищут не славы Божией, а предметов земных! Феофил александрийский с другими епископами в Дубе, предместии Халкидона, (402 г.) составил из епископов на божественного отца беззаконный собор, на котором св. Златоуст низложен за то, что, быв призываем в это сонмище, состоявшее по большей части из личных врагов его, не явился к ответу. Доносчиком или челобитчиком на него был один отлученный диакон, который подал собору 29 пунктов, содержащих обвинения, т. е. клеветы на святого3. Низложенный св. Златоуст послан в заточение; но скоро вопль народа, который неотступно требовал у правительства своего истинного пастыря, заставил возвратить его. Вслед затем другой собор в числе 60 епископов, собравшийся в Константинополе, оправдал святого от клевет, взнесенных на него диаконом Иоанном. Но едва протекло два года, ненависть Евдоксии к святому Златоусту снова усилилась до того, что он опять посылается в ссылку в Кукус (404 г.), самое суровое место в Киликии, где, проведя три многоболезненных года, отошел ко Господу 407 года сентября 14, быв около 53 лет. Все православные церкви извержение великого отца православия осудили, как самое беззаконное. Иннокентий, папа римский, о святости Златоуста писал к константинопольскому клиру и народу; писал также и Феофилу александрийскому, который, однако же, по конец жизни своей остался непреклонным и даже изгладил имя его из священных диптихов. Уже при святейшем патриархе Прокле святые мощи его перенесены в Константинополь и положены в храме св. апостол, еще при жизни императора Аркадия. Память сего перенесения Церковь совершает января 27; память успения перенесла на 13 ноября по той причине, что 14 сентября празднуется Воздвижение Честного Креста; в третий раз празднеством почитается св. Златоуст как один из трех иерархов и вселенских учителей Церкви 30 января4.

404 г.

33) Арсакий. Он принял престол после св. Златоуста, быв до того времени пресвитером, – старец почтенный и по летам и по добродетели. Но болезненный Арсакий испытал то, что обыкновенно испытывают непосредственные преемники мужей великих и вышеестественных. Будучи сравниваем с несравненным в добродетелях Златоустом, он казался малым и не мог внушить того уважения к себе, которое имел бы при других обстоятельствах. Правив патриаршеством один год и около 5 месяцев, он скончался 405 года. На его место произведен

406 г.

34) Аттик, родом из Севастии Арманской, муж благочестивый и мудрый. Есть его послание к св. Кириллу Александрийскому о вписании в диптихи имени св. Златоуста. О других посланиях его упоминает святейший патриарх Фотий в своей библиотеке. Аттик правил церковью 20 лет (или по другим, точнее – 19). при нем (408 г.) скончался самодержец Аркадий, оставив преемником сына своего Феодосия Малого. По кончине же самого Аттика его место заступил

425 г.

35) Сисиний I, муж священный. Фотий упоминает об изданном от него соборном определении на мессалиан. При нем же Феодосием Малым учреждены в Константинополе новые народные училища, которых до сего времени было немного. Он правил три года; по смерти его патриаршествовал по Божию попущению

428 г.

36) Несторий еретик, красноречивый по языку, неискусный по уму и нечестивый по душе. Он изрыгал хуления на Приснодеву Богородицу и на другие священные предметы. Почему и собран был Третий Вселенский Собор (431 г.), на котором ересеначальник Несторий, как нераскаянный, быв предан проклятию, низложен и отослан в находящийся близ Антиохии монастырь, в котором он прежде жил. Но поелику и там он не остался спокойным, то изгнан в Оазис Египетский, где злый злп помер. На его место произведен

431 г.

37) Максимиан, и патриаршествовал три года. По смерти его

434 г.

38) Прокл – святейший и знаменитейший по учению и добродетели. Он был ученик и писец св. Иоанна Златоуста. Сисинием патриархом он сначала рукоположен был во епископа в Кизике; но поелику кизикиане имели уже прежде избранного Далматия, то Прокл оставался в Константинополе на покое, поучая христиан слову Божию (посему-то первая из дошедших до нас беседа его надписывается: Прокла, епископа кизического), Быв возведен на престол церкви константинопольской, свято пас ее 11 лет. Он написал много сочинений, относящихся до Церкви, из коих доселе хранятся многие красноречивые беседы и послания; особенного внимания достойно небольшое сочинение о предании божественной литургии. Память св. Прокла Церковь празднует 20 ноября. По отшествии его ко Господу, избирается блаженный

446 г.

39) Флавиан, – патриаршествовавший три года. Хранятся два послания его, исполненные ревности по благочестию. За мужественное исповедание православной Веры и обличение еретиков монофизитов, равно как и беззаконного их собора, он претерпел тяжкие побои, от коих и скончался. Память его Церковь празднует 16 февраля. Преемником его был

449 г.

40) Анатолий, из пресвитеров александрийских. При нем скончался император Феодосий Малый и воцарился Маркиан (450 г.). Во второй год патриаршества Анатолия собрался в Халкидоне Четвертый Вселенский Собор (451 г.), на котором осуждены и извержены Евтихий архимандрит и Диоскур, епископ александрийский, – монофизиты. Полагают, что сладчайшие песнопения, надписываемые: восточны, также – воскресные тропари в Октоих св. Дамаскина, поемые по гласу в субботу вечера, принадлежат сему святому Анатолию. Он венчал на царство самодержца Льва Фракианина Великого, вступившего на престол по смерти Маркиана (457 г. янв. 26). скончался после девятилетнего боголюбезного правления паствою. Память его Церковь празднует июля 3 дня. Ему наследовал

458 г.

41) Геннадий I. Его справедливо называет Никифор Каллист мужественным и благородным. Есть его окружное послание против симониян (святокуцев), каковыми приличились тогда некоторые в Галатии. Сие послание издал святой Геннадий от лица собора, который под его председательством собрался по сему случаю в Константинополе (459 г.)5. Правив Церковью 13 лет и 3 месяца, он преставился ко Господу. Память его Церковь празднует 31 августа. На престол патриарший восходит

471 г.

42) Акакий, муж досточтимый и человеколюбивейший. При нем помер самодержец Лев (474 г. января 10), а на престол вступил Лев Второй, младший сын Зенонов; и потом, в том же году, отец его, Зенон Исаврянин (ноября 20), зять Льва Первого, человек низкий и недостойный. Впрочем, брат тещи его Василиск Тиранн изгнал его; но после двадцати месячного изгнания, Зенон опять возобладал престолом, изгнав Василиска. Когда сей злодейственный Василиск, недугуя ересью евтихиан, издал окружное послание против Четвертого Вселенского (Халкидонского) Собора и некоторых из изверженных за ереси епископов опять возвел на их престолы; то мужественно противостал ему константинопольский Акакий вместе со св. Даниилом столпником, так что Василиск принужден был издать другое окружное послание для уничтожения первого. Впрочем, сей хищник власти, сделавшись предметом народной ненависти, был изгнан. Сам же Акакий, быв введен в заблуждение, сделался покровителем сообщников еретика Монга, по неведению имея общение с ними, будучи, впрочем, сам православным и благочестивейшим. Патриаршествовав 20 лет, Акакий скончался. На его место избран

491 г.

43) Флавита или Фраита еретик, впрочем, ничем иным не замечательный. Патриаршествовав четыре или только три месяца, он умер. При нем умер и Зенон самодержец, которому наследовал Анастасий Диррахийский; место же Флавиты заступил

492 г.

44) Евфимий всехвальный, из Евхаит, пастырь истинный и ревнитель православия, мужественно подвизавшийся за единомыслие церквей. Сей знаменитый патриарх венчал преемника Зенонова Анастасия, называемого Разноглазым6, взяв прежде от него собственноручное исповедание Веры и обещание, что он будет твердо хранить догматы православия; но сумасбродный Анастасий, наконец, уклонившись открыто в ересь евтихиан, напал на великодушного Евфимия, требуя, чтобы и он предал проклятию святой Вселенский Собор, бывший в Халкидоне. Не получив же успеха и не надеясь получить его, он изгнал знаменитого Евфимия как будто еретика, после четырехлетнего патриаршества. Преемником Евфимию был равный и по благочестию и по твердости

496 г.

45) Македоний, чудный и православнейший пресвитер церкви константинопольской. Но и сего Анастасий (511 г.), после пятнадцатилетнего непорочного патриаршествования, также изгнал, низложив с престола посредством некоторых раболепных ему епископов (в числе которых не было ни евфимиев, ни македониев, верных хранителей божественных правил, но все скверные предатели). Когда же изгнание патриарха произвело ропот в Константинополе и смятение в народе, который требовал возвращения общего всех отца; то император, расставив повсюду воинов, повелел градскому епарху отвести знаменитого изгнанника сперва в Халкидон и оттуда, наконец, в Евхаит, повелев, чтобы на его место избран был некий пресвитер, сосудохранитель, по имени

511 г.

46) Тимофей I, человек сумасбродный и самый непостоянный. При нем неистовый Анастасий гнал всех, которые имели общение с блаженным Македонием, как будто еретиков; равно и наемник его Тимофей, содействуя его безрассудным желаниям, сделал много зла Церкви Христовой. Но суд Божий наконец постиг Анастасия: его во дворце внезапно поразила молния (которой он всегда боялся). Преемником ему был Юстин старший, Фракиянин. Спустя несколько времени помер и Тимофей; место его занял

517 г.

47) Иоанн II, каппадокиянин. При нем первом патриархам константинопольским дано название: вселенский (о чем будет говорено ниже). Из сочинений сего досточтимого патриарха сохраняются в Церкви некоторые послания, свидетельствующие о его мудрости и благочестии. По кончине Иоанна престол патриарший принял

520 г.

48) Епифаний – священнейший и учительнейший. Хранятся его послания к Ормизде, папе римскому, и одно к нему от Ормизды. Также в деяниях пятого Вселенского Собора читается его священное постановление на еритиков Севира и Петра. Великий Юстиниан, племянник и преемник (527 г.) Юстина Фракиянина (рожденный от сестры его), давал на имя сего патриарха отдельные повеления, именуя его вселенским. Епифаний украшал престол патриаршества 15 лет и 3 месяца; его место заступил

535 г.

49) Анфим I, трапезунтский епископ, тайно державшийся ереси Севировой.он держался на патриаршем престоле усердным содействием Феодоры, супруги императора Юстиниана, женщины честолюбивой и чрезвычайно деятельной. Но спустя один год и 10 месяцев Анфим, как еретик, уличенный и нераскаянный, низложен собором, собравшимся в Константинополе 536 года, а императором послан в ссылку. Вместо его общим голосом собора произведен

537 г.

50) Мина, муж разумный и ревнитель благочестия. При нем освящен чудный храм святой Софии, созданный Юстинианом. Боголюбезно правив Церковью 16 лет, Мина преставился ко Господу. Преемником ему был

552 г.

51) Евтихий – священнейший. При нем (553 г.) собрался в Константинополе святой пятый вселенский Собор, где находился и Вигилий, пап римский, прибывший по повелению императора. Евтихий, патриаршествовав 12 лет и 11 месяцев, по проискам еретиков был сослан в заточение. На его место рукоположен

565 г.

52) Иоанн III, из схоластиков (стряпчих), родом из Сиримы (селения, лежащего близ Антиохии), муж знаменитый по добродетели и учению. Есть его огласительное слово, также – собрание церковных правил, разделенное на 50 граней7; есть его же Номоканон, который содержит как церковные правила, так и согласныя с ними постановления8 императоров. При сем патриархе скончался Юстиниан, оставив преемником Юстина II младшего; блаженный же Иоанн, боголюбезно правив Церковью 12 лет и несколько месяцев, отошел ко Господу. На место его вызван из заточения священный

577 г.

Евтихий вторично. При нем (578 г.) Тиверий Фракиянин восшел на престол по смерти Юстина. Сам же блаженный Евтихий, правив паствою еще 4 года и 6 месяцев, уже семидесятилетний, переселился в небесные обители апреля 6 дня, когда и память его совершает Церковь. Ему преемствует

582 г.

53) Иоанн IV, по прозванию Постник. Он родился в Каппадокии; был диаконом великой Церкви; нравом и образом жизни свят, постен, воздержен, особенно же весьма нищелюбив, но вместе с тем словесен и учен. Из сочинений его сохранилось несколько проповедей и каноникон или канонарий (сочинение, содержащее правила относительно довлетворений за грехи, открываемые на исповеди). При сем патриархе скончался самодержец Тиверий; на престол же императорский взошел зять его Маврикий. В четвертый год патриаршества Иоаннова собор, собравшийся в Константинополе, по делу Григория антиохийского, утвердил за патриархами константинопольскими название: вселенский. Название сие и прежде употребляемо было о патриархах царствующего града, что можно видеть из деяний собора, бывшего в Константинополе при Иоанне II Каппадокиянине (518 г.); вселенским же назван и Мина на соборе (536 г.), на котором находились и послы папские. Это же название давал император Юстиниан Епифанию, Анфиму и Мине, патриархам константинопольским, в повелениях к ним. Хотя римские папы знали о сем и, как можно думать, были недовольны, впрочем, в продолжение почти 65 лет молчали, ожидая благоприятнейшего времени (кажется, безмерное честолюбие папы не смело обнаружить себя, боясь гнева императора Юстиниана). Но при Иоанне Постнике папа Пелагий, услышав, что название: вселенский утверждено собором, публично излил свое негодование и объявил, что собор недействителен, так как созванный без соизволения (αυθευτειας) апостольского престола, то есть Рима; а патриарху Иоанну грозил отлучением, если он, раскаявшись, не отвергнет гордого названия, врачуя мнимую гордость действительною, и именно гордостью папскою! Хотя св. Григорий Великий, называемый у нас Двоесловом, папствовавший после Пелагия, опасаясь, чтобы сие титло не послужило поводом к нарушению равенства патриарших престолов, также требовал, чтобы оно было оставлено; но император Маврикий писал к нему, что напрасно беспокоит его название, которое дано отнюдь не для порабощения Церкви или для других каких-нибудь видов, несогласных с ее благом, но единственно как преимущество чести, по праву принадлежащей патриарху царствующего града9. Григорий оставался при своем мнении и даже назвал себя рабом рабов Божиих, не подозревая, что преемники его и сие титло, которое в его устах было выражением смирения, обратят в пищу своей гордости. Он писал к прочим патриархам: александрийскому, святому Евлогию и антиохийскому, священнейшему Анастасию; но блаженные патриархи и вся восточная Церковь очень хорошо знали, с какою целью дано это название и все утвердили оное. Блаженный патриарх Иоанн, пасши Церковь Божию 13 лет, свято отошел ко Господу. Память его почитается праздновать сентября 2 числа. Достойно замечания, что император Маврикий, сделав самого себя наследником имущества, оставленного патриархом, получил одну ветхую рясу и кровать непокрытую, на которой впоследствии благочестивый император, по глубокому уважению к преставльшемуся, находил успокоение от царственных трудов своих. Преемником Иоанну был

595 г.

54) Кириак Ⅱ, муж святой и богобоязненный делатель добродетели. При нем (602 г.) возобладал престолом императорским жестокий Фока, хищник власти, умертвив несчастного Маврикия со всем семейством его. И хотя добродетельный Кириак принужден был возложить на эту беззаконную главу императорский венец, однако ж не переставал обличать его жестокосердие и лукавство, за что и ненавидел его Фока. Сим обстоятельством не умедлил воспользоваться преемник св. Григория, папа Вонифатий. Он написал льстивое письмо к Фоке, прося сего, чтобы он царским указом объявил престол римский главою всех церквей, обещая со своей стороны сделать послушною ему Италию, которая тогда волновалась, слыша о злодействах тирана. Есть причины думать, что Фока действительно издал повеление, которым за преемниками апостола Петра утверждено право единовластительства; но это право столько же законно, сколько и хищник власти, давший его10. Блаженный Кириак, свято правив многострадальною своею паствою, скончался на его место вступил

606 г.

55) Фома Ⅰ, из диаконов. Он создал знаменитый триклиний (палату), называемый Фомаитом, в котором поместил большую патриаршую библиотеку. По кончине его, последовавшей после трехлетнего и пятимесячного правления Церковью, делается патриархом

610 г.

56) Сергий , из диаконов. Он венчал на царство вначале благочестивого и великодушного самодержца Ираклия, который низверг и наказал кровожадного Фоку; но, по несчастью, добрый Ираклий наконец увлечен в заблуждение еретиков монофелитов, в ту же ересь впал и Сергий патриарх. – Да не соблазнится читатель, видя, что как сей патриарх, так и следующие за ним: Пирр, Павел, Петр, равно как римский папа Онорий и некоторые другие епископы впали в ересь монофелитов: потому что ересь сия на Шестом Вселенском Соборе обличена и предана проклятию; напротив, появление еретиков на престолах епископов показывает то только, что в Церкви Христовой ни одному лицу, отдельно взятому, – патриарх ли то или папа или другой епископ, – не дано дара непогрешимости; обличение же их на Вселенских Соборах и восстановление православного верования уверяет нас, что православная Церковь, несмотря на заблуждения частных глав, т. е. епископов, остается непогрешимою и непоколебимою; врата адова, по слову Господню, не одолеют ей. Она, как река, исходящая от престола Божия и Агнча, напоевая потоком сладости многие поколения, течет, нигде не не прерываясь; а еретики, появляющиеся в ней, какого бы чина они ни были и какой бы власти ни имели, подобны мякине и хворосту, плавающему на поверхности воды и иногда закрывающему ее на время, для испытания верующих; но это чуждое вещество скоро снемлется, исчезая как пух, сдуваемый ветром. – Возвратимся к предмету. Патриарх Сергий скончался, правив около 20 лет; на его место производится

639 г.

57) Пирр Ⅰ. При нем, по смерти Ираклия, на императорский престол взошел православный сын его Константин Ⅳ, называемый младшим Ираклием (639 г.). По смерти же Константина, отравленного мачехою его Мартиною (после 130 дней правления), воцарился сын ее и Ираклия – Ираклеон; но в конце сего же года он изгнан вместе с матерью; самодержавство же принял Конста, сын Константинов, который поелику держался ереси монофелитской, причинил много бед православной Церкви. Изгнан также и Пирр, обвиненный в том, что знал об умысле мачехи Константиновой на жизнь его. Но вместо него посаждается на престо патриарший

641 г.

58) Павел Ⅱ, также поборник монофелизма. По смерти его, после 14-летнего правления, вызывается опять

655 г.

Пирр вторично; но патриаршествовал только 4 месяца и 23 дня. Ему преемствует

655 г.

59) Петр, пресвитер или, по другим, диакон. Помер после 12 летнего правления; на его место возводится

667 г.

60) Фома Ⅱ, диакон, едва избранный после 6 месяцев и 11 дней. При нем умерщвлен император Конста, оставив наследником сына своего Константина Погоната (брадатого), который, будучи православным, много содействовал спокойствию Церкви. Фома скончался, патриаршествовав 2 года и 7 месяцев; по нем

669 г.

61) Иоанн Ⅴ, пресвитер и протекдик (первый защитник) великой Церкви. Начальствовав 5 лет и 9 месяцев, скончался. Его место заступил

674 г.

62) Константин Ⅰ, диакон скевофилакс (сосудохранитель) и канкелларий (патриарший канцлер). Он скончался, правив 1 год и 8 месяцев. Ему преемствует

676 г.

63) Феодор Ⅰ, – пресвитер. Каллист называет его добрым Феодором. Он без труда изгладил из св. диптихов имя папы Виталиана, согласившись с Макарием антиохийским; но после соборным приговором оно опять внесено. Феодору, изгнанному после двухлетнего и трехмесячного патриаршествования, преемствует

678 г.

64) Георгий Кипрский, пресвитер, синкелл и скевофилакс. При сем достойном патриархе, по божественному благоволению и повелению императора Константина Погоната (680 г.), собрался в Константинополе св. Шестой Вселенский Собор, который предал проклятию ересь монофелитов, равно как и самих еретиков: Сергия, Павла, Пирра и Петра константинопольских, римского папу Онория, антиохийского Макария, злых пастырей александрийских и прочих еретиков. На сем святом соборе блистали: патриарх Георгий, Стефан – светильник Ираклии Понтийской, Иоанн, епископ афинский и другие пастыри Церкви, отличные по мудрости и глубокому знанию божественных Писаний. Мудрый Георгий, после пятилетнего пастырствования, скончался (по другим – отказался от правления, по другим – низвержен). Преемником ему был

683 г.

Феодор Ⅰ, вторично. При нем скончался Константин Погонат (685 г.), оставив преемником престола сына своего Юстиниана, прозванного потом Ринотметом (отсеченный нос), последнего царя из рода Ираклия. На место же Феодора, скончавшегося по трехлетнем правлении, вступил

686 г.

65) Павел Ⅲ, из мирянина канонически прошедший все степени церковного служения. При нем (691 г.) самодержец Юстиниан созвал Пято-Шестой Вселенский Собор, который имел заседания в особенной палате царских чертогов, называемой: Трулл. Пято-Шестым называется он потому, что восполнил недостаток соборов пятого и шестого, издав церковные правила, согласно с подвигами, подъятыми за православие, на сих двух соборах, которые одни не оставили писанных правил на утверждение Церкви, как это делали предшествовавшие им четыре вселенских собора. По смерти Павла Ⅲ, патриаршествовавшего 6 лет и 8 месяцев, рукополагается

693 г.

66) Каллиник Ⅰ, скевофилакс Влахернского храма, правивший 12 лет. Его правление замечательно гражданскими переменами в империи. Патриций Леонтий, содержавшийся два года под стражей, низверг Юстиниана с престола и заточил его в Херсон, отсекши нос (отчего Юстиниан и назван Ринотметом). Но Леонтий, получив (695 г.) царство, сам тоже самое потерпел от Апсимария, прозываемого Тиверием, брата Погоната, сделавшего возмущение против него (698 г.). Наконец Юстиниан, убежав из ссылки, умертвил и Тиверия, и Леонтия и воссел на престол, а Каллиника, ослепив, изгнал в Рим. Вместо него патриаршествует

705 г.

67) Кир, добродетельный пресвитер и монах, уединенно постничествовавший на острове Амастридском; он предсказал изгнаннику Юстиниану Ринотмету возвращение престола, но не мог умягчить его жестокосердия. Ринотмет ярился на херсонцев за то, что злорадствовали ему в то время, когда он был среди них изгнанником и, послав, истребил почти всех жителей Херсона, исключая малых детей, и страну их опустошил; и в какое время? Когда болгары набегами опустошали уже Фракию. За сие сделавшись предметом ненависти и сената, и народа, он низвергается с престола; царем же вместо него провозглашен начальник флота Василий Филиппик, называемый также Варданом, который умертвил Юстиниана и сына его Тиверия; но и благочестивого патриарха Кира, после шестилетнего правления Церковью, изгнал, будучи монофелитом, и патриаршествует

711 г.

68) Иоанн Ⅵ, из диаконов. Это остаток и сухая кость ереси монофелитов, издохшей и сгнившей. При нем сенат низверг с трона Вардана Филиппика, который старался восстановить ересь монофелитов и беспутно расточал сокровища, собранные прежними императорами (713 г.). Кроме того, по обыкновению тогдашних римлян, он ослеплен и послан в ссылку. На его место избран Артемий, главный секретарь его, переименованный в Анастасия Ⅱ. При Филиппике и единомысленном ему патриархе (712 г.) составился лже-собор в Константинополе, который имел безумную дерзость осудить святой Шестой Вселенский Собор. Тогда же в первый раз явились некоторые следы иконоборства, потому что нагло выброшен из церкви образ сего святого собора, а по сказаниям других и все священные изображения прежде бывших соборов. Совершив такое беззаконие в Константинополе, Филипп послал повеление и к тогдашнему папе римскому Константину, чтобы иконы были выброшены из церкви; но папа мужественно воспротивился сему беззаконному повелению. Беззаконного же патриарха Иоанна, соборно низложенного, преемник Филиппика, православный Анастасий Ⅱ послал в заточение. На престол патриарший восшел

714 г.

69) Герман Ⅰ, епископ Кизика, муж знаменитейший православием, святостью жизни и силою слова. При нем Анастасий Ⅱ отказался от престола, равно и преемник его Феодосий Андрамитинский, после двухлетнего царствования, уступил престол Льву Исаврянину (717 г.). Сей-то Лев наипаче воздвиг гонение на святые иконы. Изгнания, отнятие имущества, бесчестия, темницы, отсечение членов, огонь и меч, – вот средства, которыми нечестивый иконоборец сей старался истребить поклонение святым иконам. Жестокие рабы его, бегая, подобно бешеным, сокрушали и сжигали все святые иконы как во святых храмах, так и в домах. Мозаичной работы живописные иконы в храме Богородицы и палате Влахернской враг Бога и изящных искусств истреблял топорами и каменными орудиями и самих живописцев или ссылал в заточение или предавал смерти. В один день уничтожил все училища; сжег училище, устроенное Великим Константином в Константинополе, в монастыре студийском, где сгорели и ученики и начальник школы, равно как чудная и знаменитая библиотека. Лев ярость свою излил и за пределы царствующего града, особенно на жителей Цикладских островов, которые явили себя мужественными ревнителями праотеческого православия. С твердостью, достойною истинного пастыря, противостоял иконоборцам всехвальный Герман, за что претерпел неисчислимые бедствия, так что был заушаем по ланитам и наконец (730 г.) свержен с патриаршества, после 15-летнего архиерействования. Память его почитается празднеством 12 мая. От сего святейшего отца мы имеем различные слова11, сладкозвучные тропари и другие сочинения. На его место возведен

730 г.

70) Анастасий иконоборец. При нем перестал жить и свирепствовать дикий зверь именем и душою Лев Исаврянин; но кончина его мало принесла отрады для Церкви, потому что на престол восшел сын его Константин, прозванный Копронимом (гноетезный) и Каваллином, иконоборец, жестокостью превзошедший отца своего. Впрочем, во второй год его царствования шурин его Артабаз, восстав на него, сделался императором, взяв в соучастника правления брата Константина – Никифора. Артабаз начал было восстанавливать поклонение св. иконам, но Константин скоро превозмог своих неприятелей, и брату, равно как Никите, сыну Артабазову, отсек голову, а самого Артабаза ослепил: патриарха же, как соглашавшегося на избрание Артабаза, подверг публичному бесчестию, а как своего единомысленника, оставил патриархом. В 754 г. (уже по смерти Анастасия) он собрал лжесобор на истребление св. икон и утверждение иконоборства12. Наконец рука Божия поразила отступника Анастасия тяжкою болезнью (χορδαϕοʏ), от которой он и умер (754 г.). На его место избирается

754 г.

71) Константин Ⅱ, из епископов Силея Памфилийского. Копроним, быв вначале другом его, оскорбленный им, лишил его жизни.

766 г.

72) Никита Скопец, пресвитер храма св. Апостол, иконоборец, безграмотный и грубый! Таких пастырей искали себе иконоборцы! Однако ж он сделал дело, достойное памяти: он предал погребению тело умершего (755 г.) Константина Копронима, который 34 года и 4 месяца тяготил собою престол Великого Константина. Преемником Копрониму был Лев, рожденный от Хазарянки. Когда он, после 5-летнего правления, скончался (780 г.), то преемником ему делается девятилетний сын его, Константин, под опекой матери своей Ирины, второй супруги Льва, родом афинянки. В то же время окончил жизнь и Никита, патриаршествовав почти 15 лет. На его место производится

780 г.

73) Павел Ⅳ, из диаконов, родом киприянин, муж благочестивый, но слабый или, может быть, человекоугодник: потому что принял патриаршество безмолвно, тогда как должен был настоятельно требовать поклонения святым иконам, которые сам почитал тайно. Видя от иконоборства большое смятение в Церкви, после 5 лет и нескольких месяцев, отказался от патриаршества, проведя свято остальную жизнь в монастыре. На упрек царицы Ирины: зачем он просит увольнения, Павел сказал: «О, если бы я никогда не восходил на престол Церкви гонимой и насильственно отторгнутой от православных сестер своих! Одно врачество вижу этому злу – Вселенский Собор». Павлу преемствует

785 г.

74) Тарасий, святейший и православнейший. Он был секретарем тайного совета императорского. Будучи призываем на патриаршество, он не принял предложения прежде, нежели императрица Ирина дала обещание собрать Вселенский Собор, который и действительно собрался в Никее (787 г.). На нем утверждено поклонение честным иконам, а нечестие христиано-хульников-иконоборцев предано проклятию; таким образом, Церковь опять получила свое древнее благолепие. Жизнь святого Тарасия описал ученик его Игнатий. Сочинения его находятся в деяниях Седьмого Вселенского Собора; память же его Церковь празднует февраля в 25-й день, в который он представился ко Господу, патриаршествовав 21 год и 2 дня13. При нем взошел на императорский престол Никифор Патриций (802 г.). самому же Тарасию преемником делается

806 г.

75) Никифор Ⅰ, святейший, который прямо из мирян в три дня получил степени священства по чину. Сей святейший патриарх оставил нам летопись и другие многие церковные сочинения14, и особенно неодолимые опровержения ереси иконоборцев. Никто из патриархов константинопольских, начиная от божественного Златоуста, не писал так много и так красноречиво, как сей святой учитель Церкви, полный Святого Духа, сильный в (слове) учения и благочестивейший в чувствах. Большая часть его сочинений сохранилась до нашего времени и, по всей справедливости, составляет предмет удивления для писателей новейших. Уже по умирении Церкви, при сем патриархе, болгары (811 г.) убили Никифора, любостяжательного и недостойного властителя; сын же его, Ставракий, после двухмесячного правления сделался монахом и власть императорская перешла в руки Михаила Куропалаты, который, впрочем, по двухлетнем правлении силою принужден был отказаться от престола. Наконец (813 г.) восходит на престол Лев Ⅴ, Армянин, человек обремененный множеством зол, во главе коих стоит иконоборство, к которому подстрекнул его некоторый монах – бродяга, именем Савватий и друг его Феодот Мелиссинский. Таким образом опять воздвигается гонение на святые иконы; почему поборник поклонения св. иконам и истинного благочестия, Никифор, низвергается Львом с патриаршего престола и ссылается в Проконнис, где и почил о Господе, свято архиерействовав девять лет. Память его Церковь празднует 2 июня и 13 марта, – в день, в который св. мощи его после 19-летнего пребывания в земле, оставшись невредимыми, с подобающею честью перенесены в Константинополь и положены во храме св. Апостол. На его место поставляется

815 г.

76) Феодот Мелиссинский, по прозванию Касситера, человек сколько неученый, столько же иконоборный. При сем патриархе (820 г.) убит Лев Армянин; преемником же ему делается Михаил Травл, жестокий и богоненавистный иконоборец. Самому же Феодоту, скончавшемуся после шестилетнего несчастнейшего патриаршествования, преемствут

821 г.

77) Антоний Ⅰ, из Пергии Памфилийской или, по другим, изверженный епископ Силея, также иконоборец. При нем место умершего Михаила Травла (829 г.) заступил сын его Феофил. Антоний ко вреду Церкви оставался на престоле патриаршем 11 или 12 лет. По смерти его производится

832 г.

78) Иоанн Ⅶ, Синкелл, друг и учитель императора Феофила и также иконоборец. При сем патриархе по смерти Феофила самодержавие принял сын его Михаил, еще будучи отроком (841 г.) под опекою благочестивейшей императрицы Феодоры, матери своей, которая лжеименного патриарха Иоанна, как нечестивого, свергла с престола; на место же его возведен

842 г.

79) Мефодий Исповедник, бывший епископом Кизика, муж, исполненный премудрости в предметах божественных и учения человеческого15, паче же всего верный делатель добродетели. Он много пострадал за святые иконы от нечестивого Феофила, который, бив его и сокрушив зубы, заключил его живого во гроб с двумя разбойниками и когда один из них помер, то блаженный Мефодий должен был сносить смрад от гниющего трупа; в таком мучительном положении он пробыл 7 лет, посредством небольшой скважины получая скудное пропитание. Хотя Феофил наконец вывел его оттуда, впрочем, не по состраданию или уважению к его великодушному терпению, но потому, что любя филологию и археологию, имел нужду в руководстве св. Мефодия для прочтения и уразумения некоторых древних, темных и по начертанию, и по смыслу надписей. Освободив св. Мефодия из гроба, он держал его постоянно при себе, водя с собою, когда отправлялся в путешествие и заключая в своем дворце, когда возвращался в Константинополь. Наконец самодержица Феодора сего священного мужа возвела на престол патриарший; и тогда-то, по созвании епископов на собор, в другой раз восстановлено поклонение святым иконам и Церковь возвратила боголепную красоту свою. Сверх того, тогда установлен праздник православия16 для сохранения в вечной памяти той победы, какую благочестие одержало над нечестивейшем иконоборством. Исповедник Мефодий, патриаршествовав 4 года и 3 месяца, преставился в вечные обители 26 октября. Память его Церковь совершает в 14 день июня17. На место его производится

846 г.

80) Игнатий, монах, племянник императора Никифора (от сестры), сын самодержца Михаила Куропалаты. Жестокий Лев Армянин, оскопив его, держал в заключении в монастыре Сатира, где священный Игнатий монашествовал, ведя жизнь подвижническую. Правив Церковью 11 лет, он низводится с патриаршего престола Вардою, дядей самодержца Михаила Мефисса (пьяного) за то, что, исполняя божественные правила, отлучил Варду от общения, который, без причины бросив законную супругу, смесился с собственною снохою. По низвержении Игнатия возводится на патриарший престол

857 г.

81) Фотий, святейший и премудрейший, знаменитый по жизни и делам, а еще более по сочинениям и православию. Он происходил из знатного рода, отечеством византиец, чином спафарий и первый секретарь, брат Тарасия Патриция (которому посвятил он сочинение свое: μυριοβλιον), внучатый племянник Тарасия патриарха. Оказав отечеству блистательные услуги в делах царственных и гражданских, он особенно отличился подвигами в пользу Церкви. По низложении, как мы сказали, блаженного Игнатия, Фотий единогласно избран Церковью и всем клиром (исключая только пяти епископов, не изъявивших согласия). Рукоположен из мирянина, по божественным правилам пройдя все последование степеней18, но против собственного желания. Меня вели насильно, меня влекли, – пишет он в письме к Варде, – и я смерть предпочитал жизни. Но поелику и добродетель Игнатия, столь худо вознагражденная, нашла защитников и внутри и вне Константинополя, да и сам блаженный Игнатий, как человек, не без ропота и жалоб переносил свою участь: то святейший Фотий, не по добродетели своей встретил многих и страшных врагов, в числе коих были: безрассудный Митрофан смирнский, подобный ему Стилиан неокесарийский, Феофан и Никита – Давид пафлагонянин, который паче всех вымышлял многие и важные клеветы19 на непорочного Фотия; но величайшего из всех врагов нашел блаженный Фотий в папском дворе, который под предлогом защиты низложенного Игнатия домогался торжества над восточной Церковью и уничижения патриархов константинопольских. Папою был тогда Николай Ⅰ, надменнейший из всех пап, сколько их ни было дотоле. Таким образом, поднимается большое смятение по причине производства Фотия, и на мятущихся составляется в Константинополе, во храме св. Апостол (861 г.) собор, называемый Первым и Вторым, который утвердил избрание Фотия. На сем соборе находились и представители лица папы. Но вскоре после того папа Николай (863 г.), составив собор в Риме, проклял и низложил Фотия, объявив недействительными деяния собора константинопольского, посланные к нему самим самодержцем Михаилом. Что папа, произнося проклятие на Фотия, имел ввиду не столько оправдание блаженного Игнатия, сколько собственное властолюбие; что он возбуждал и поддерживал смятение в церкви константинопольской для того только, чтобы расширить пределы своей власти, – доказывается тем, что спустя два года, послав в Болгарию епископов, он приказал проповедовать только что просвещенным болгарам все нововведения римской церкви, как то: 1) присовокупление в Символе Веры: и от Сына, 2) безбрачие всех клириков, 3) разрешение поста в первую половину первой недели св. постов, 4) пост в субботу, 5) уничижение миропомазания, совершаемого иереями (потому что по их ложному мнению один епископ, а не и священники имеют право миропомазывать сподобившихся крещения, как и доселе делают западные). Вообще папа употреблял все способы к тому, чтобы Болгарию, получившую свет св. Веры от константинопольской церкви, подчинить своему престолу и чистое апостольское учение, принятое болгарами, заразить примесью введенных уже в римскую церковь многих беззаконных новостей. Посему священнейший Фотий созывает собор епископов со всей восточной Церкви (866 г.), который по правилам св. апостол и св. отец, низвергает папу Николая и предает проклятию все западные нововведения, особенно же нечестивейшее прибавление к Символу Веры – главизну всех зол. Этот знаменитый трофей победы православия над папскою ересью и тиранством поставил первый блаженнейший Фотий, сокрушив навсегда рог гордого Ватикана, возносившийся на благочестие. Конечно, разделение церквей есть явление горестное; но виновный узрит (Мф.27:24)! Православная Церковь всегда исполняет заповедь Господню, отсекая члены, зараженные неисцельною болезнью, чтобы сохранить неприкосновенным скверне и неповрежденным учение св. апостолов и божественную проповедь православной Веры, за которую столько подвизалась она; она вместе с божественным Павлом произносит проклятие на всякого, кто учит иному, хотя бы он был ангелом небесным. Вот правило, которым руководствуется непорочная и целомудренная невеста Христова! По смерти императора Михаила, умерщвленного Василием Македонянином, принимает самодержавство сей самый Василий, человек деятельный, не чуждый учености и украшенный многими царскими добродетелями, но скорый на гнев и мстительный. Как избранного единодушно всем народом, Фотий венчал его на царство. Но когда самодержец спустя несколько времени потребовал, чтобы допустили его к причащению святых Тайн, то Фотий остановил его, как смертоубийцу, у которого руки обагрены еще свежей и дымящейся кровью умерщвленного царя. В порыве негодования Василий низвергает Фотия с патриаршего престола, который уже 10 лет украшал он, и посылает в заключение в Скепи (монастырь близ Византии) под тем предлогом, будто Фотий патриаршествует незаконно, когда Игнатий патриарх находится в живых. Таким образом, опять призывается на престол

867 г.

Игнатий вторично. Тотчас самодержец Василий делает дело, недостойное его царствования и вредно для всей православной Церкви (впрочем, в этом деле и сам он в последствии раскаялся). Он посылает послов к папе Николаю, предлагая ему рассудить прю между обоими патриархами; но Николая послы уже не застали в живых. Преемник же его Адриан, воспользовавшись столь благоприятным случаем, спешит утвердить все, что сделано Николаем против Фотия, которого и сам отлучает, уничтожая приговор собора, бывшего под председательством Фотия на папу Николая; к царю же Василию посылает своих местоблюстителей, чтобы собрать в Константинополе собор для утверждения всего, что уже сделано им в Риме. В самом деле (880 г.) собрался собор, который латиняне называют Восьмым Вселенским, но который всеми православными считается лжевосьмым, лжевселенским, насильственным и беззаконным, и это по самой основательной причине: ибо можно ли назвать собрание святым и правильным, когда архиереи собираются не для того, чтобы судить по божественным правилам, но чтобы только подписать то, что самовольно присуждено другими? Но таков точно был мнимый собор на Фотия. Папские местоблюстители принесли с собою рукопись папы Адриана, в которой содержалось утверждение собора, бывшего в Риме, сперва под председательством Николая, а потом и самого Адриана на Фотия, где блаженнейший Фотий предан проклятию, равно как и собор константинопольский, низложивший папу Николая и осудивший все западные нововведения в Вере. Эту рукопись папские местоблюстители, держа в руках пред дверьми собрания, подносили к каждому из созванных на мнимый собор архиереев и кто подписывал, тех допускали в собрание. Таким-то собором, из таких-то людей составленным, осуждается по приговору папы блаженный Фотий, не быв и не имея возможности быть на соборе, потому что содержался в заключении под стражей. Народ восстенал, услышав о торжестве папской гордыни, и сами отцы, кои по страху, ласкательству или по личному нерасположению к Фотию подписали определение, придя к самодержцу Василию, плакали пред ним о своем столь необдуманном поступке. Раскаялся и сам добрый император и через несколько дней, уже не с прежней благосклонностью, посылает назад местоблюстителей папских, которые и отправились, неся с собою в Рим деяния оного лжевосьмого собора. Но по особому смотрению Промысла сии местоблюстители, плывя морем, впали в руки морских разбойников славян20, бывших тогда врагами римской империи, которые, ограбив их, отняли, между прочим, и книгу деяний собора – памятник лукавства западных первосвященников. Таким образом, папа Адриан не сподобился ниже на бумаге насладиться мнимою победою над православною восточною Церковью. Фотия же император не только освободил из заключения, но и вверил ему воспитание сыновей своих Льва и Константина. По смерти Адриана, преемник его, папа Иоанн Ⅷ раз и два пишет к Игнатию, чтобы он Болгарию уступил римскому престолу; но блаженный Игнатий отвечал кратко и ясно, что «это несправедливо». Наконец Иоанн, увидев тщету своих надежд, в досаде посылает в Константинополь полномочных послов, чтобы они отлучили от Церкви Игнатия, если восточные не уступят ему Болгарии. Этим, как нельзя более, показал римский двор, что и в низложении Фотия он руководствовался любовию не к справедливости, а только к собственному преобладанию. Но прежде, нежели прибыли в Константинополь папские местоблюстители, Игнатий скончался, десять лет вторично украшав собою престол патриарший. Что изгнание блаженного Игнатия было несправедливо, против этого никто не спорит; оно было следствием уклонения светской власти от ее прямого назначения по отношению к Церкви – охранять, а не ниспровергать правила церковного благочиния. Но чем виноват Фотий, принужденный быть преемником Игнатию? Если Варда, а с ним и самодержец Михаил поступили незаконно, изгнав Игнатия; то нет ничего несправедливого в избрании Фотия, который и сам, только уступая необходимости, принял престол патриарший, видя в этом единственное врачество против смятения, которым безначалие угрожало Церкви. Блаженный Игнатий скончался месяца октября в 23 день, в который и память его совершает Церковь. На его место опять возводится единодушно и единогласно великий

877 г.

Фотий вторично. поелику папы Николая, коего необузданная гордость была главною причиною нарушения мира церковного, уже не было в живых: то блаженный Фотий прежде всего занялся мыслью восстановить мир сей. Посему как он, так и император, посылают послов к папе Иоанну, приглашая его на собор, который намеревались они собрать в Константинополе. Иоанн, приняв послов, отправляет с ними своих местоблюстителей; таким образом при Фотие собирается святой Вселенский (называемый некоторыми Восьмым) собор, на котором присутствовали сошедшиеся со всей вселенной 383 епископа (879 г.). На сем соборе утверждены семь предшествовавших святых Вселенских Соборов и все богодухновенные их правила (которыми, между прочим, осуждаются и нововведения, допущенные западною церковью); предано проклятию, как нечестивое, всякое прибавление к Символу Веры. И сам папа Иоанн обещал уничтожить незаконно прибавленные слова21, каковые еще прежде его Лев Ⅲ (810 г.) осудил публично; потому что написав Символ без прибавления на двух серебряных досках, повесил в храме св. Петра: одну на правой стороне, другую – на левой, дабы народ, читая оный, исповедовал Веру благочестиво. Кроме того, предан проклятию лжевосьмой, собранный на Фотия в Константинополе собор, читано каноническое послание папы Иоанна, подписанное им и другими 16 епископами, 7 пресвитерами и 2 диаконами, в котором собор, осудивший Фотия, назван недействительным и не бывшим. Таким образом, всем Вселенским Собором утверждается Фотий в достоинстве канонического и законного патриарха. Что же касается до вопроса о Болгарии, который опять предложили местоблюстители папские, то святой собор определил, что решение его принадлежит тому самодержцу, под властью коего в политическом отношении находится Болгария. По окончании собора деяния и определения его вместе с другими епископами подписали и местоблюстители папские и, взяв с низ список, отправились в Рим. Папа Иоанн остался доволен всем, исключая определение о Болгарии (на которую с самого начала постоянно устремлялось папское самолюбие!). Он пишет лукавое письмо к князю болгарскому; пишет также в Константинополь, укоряя за не уступку Болгарии. Не получив же ни с той, ни с другой стороны успеха, самовольно произносит осуждение на Фотия и посылает своего блюстителя в Константинополь с тем, чтобы он переменил мнение восточных епископов. Но самодержец сначала отдал сего местоблюстителя под стражу, а потом, как возмутителя, выгнал. К преемникам же умершего Иоанна, Андриану Ⅱ и потом Стефану, возбуждавшим смятения и неистовствовавшим против Фотия, написал сильное письмо, показывая в нем всю нелепость требований папы и произнеся на него анафему. По смерти императора Василия (886 г.) преемником ему делается сын его, Лев, называемый мудрым, каковым он действительно был по знаниям и по покровительству, оказываемому им наукам. Но, к несчастью, сей мудрец-властитель часто являлся рабом собственных страстей; и поелику Фотий старался обуздывать их порывы, то легко впал в немилость. Пользуясь сим, люди завистливые оклеветали его перед царем, порицая особенно его прежнюю, совершенно невинную дружбу с Сантаварином (которого царь издавна ненавидел, быв оклеветан им в наветах отцу своему, императору Василию). Увлекшись причинами столь неосновательными, подозрительный император сделал дело несправедливое, явившись неблагодарным к своему учителю, по духу отцу, и знаменитому светильнику Церкви. Без суда и с бесчестьем он низвел святейшего Фотия с патриаршего престола (888 г.) и, как какого-нибудь преступника, послал в заключение в монастырь Арминианский, где блаженный патриарх жил до конца славной жизни своей, в удалении от дел житейских, занимаясь науками. Скончался 891 года 6 февраля. Всему ученому свету известны мудрые сочинения сего патриарха, особенно труды его по части церковного и гражданского законоведения22; его письма, лексикон и библиотека (μυριοβιβλιου), в которой рассмотрено 279 древних писателей, большей части коих сочинения считаются потерянными. По изгнании премудрого Фотия23, в патриарха производится

886 г.

82) Стефан Ⅰ, порфирородный, брат императора Льва, бывший прежде монахом и синкеллом, человек уважаемый за добродетели и благочестие. Мудро и богобоязненно правив церковью 7 лет, он по кончине причтен к лику святых (Мая 17).

893 г.

83) Антоний Ⅱ, по прозванию Кавлей. При нем преемник папы Стефана Формоз опять посылает в Константинополь послов с настойчивым требованием уступки Болгарии, – и опять посланные возвратились без успеха. С того времени надолго пресеклось общение между церквями восточной и западной. Когда спустя два года Антоний скончался, Никифор Философ сочинил ему надгробное слово, в котором справедливо превозносит его похвалами. Ему наследовал

895 г.

84) Николай Ⅰ, Мистик, т. е. старейшина тайного совета, муж мудрый и известный своими добродетелями. Твердость его в защите нерушимости церковных правил была причиной того, что после 11-тилетнего правления он оставил престол патриарший. Это произошло следующим образом. Императрица Зоя, хотя и считалась супругой императора, однако, поелику была уже четвертою после смерти первой его супруги, а четвертый брак воспрещен церковными правилами: то это супружество не было и не могло быть освящено молитвословием и благословением церковным, тем более, что отец императора, Василий, это церковное правило утвердил гражданским узаконением, повелев отнюдь никому не вступать в четвертый брак. Когда же пресвитер Фома, презрев уставы Церкви, повенчал Льва на Зое: то патриарх лишил его сана, а самого императора отлучил от Церкви. Раздраженный император Николая принуждает отказаться от престола, – и мужественный поборник священных правил не только охотно оставил патриаршество, но и подвергся заточению в монастырь Галатокринов (или Галокринов); вместо него становится патриархом

906 г.

85) Евфимий Ⅰ, Синкелл, муж благочестивый и в высшей степени добродетельный. поелику царь Лев уже довольно времени нес епитимью отлучения, то патриарх, наконец, разрешил его. Но когда царь, не удовольствовавшись полученным прощением, потребовал, чтобы дана была всем полная свобода вступать в четвертый брак, то Евфимий с твердостью, достойною Христова пастыря, воспротивился сему требованию и сильно убеждал императора оставить намерение, которого исполнение не только повлекло бы за собою порчу нравов, но и подвергло бы презрению апостольские и соборные правила. По смерти Льва (в 911 г.) скипетр получает брат его Александр; а по удалении патриарха Евфимия, возвращается из заточения

911 г.

86) Николай Ⅰ во второй раз. По смерти Александра, случившейся спустя год после сего, императором провозглашается рожденный от Зои сын мудрого Льва, Константин Порфиродный, который, состоя под опекой матери и тестя своего Романа Леканина, коего дочь Елену взял он в супружество (919 г.), принужден был сделать соучастниками в правлении не только тестя Романа, но и шурина Христофора, который, впрочем, вскоре скончался. Впоследствии (944 г.) и Роман лишен участия в правлении, – и таким образом Константин Порфиродный опять один остался законным императором. Повествуют, что он, хотя был слаб и мало способен к делам гражданским, но, с другой стороны, был государь добрый, благочестивый и просвещенный покровитель наук. Чтобы прекратить церковный раздор, возбужденный поступком императора Льва, он, в 924 году собрав в Константинополе собор, изложил определение о соединении. Сущность сего определения состоит в следующем: четвертый брак ни в каком случае непозволителен; третий под условием церковного наказания позволителен тому только, кому не исполнилось 40 лет, и притом если от двух первых жен не осталось детей24.

928 г.

87) Трифон – чуждый учености и знания света, но благочестивый и богобоязненный. Возведенный на престол константинопольской церкви, он был более блюстителем патриаршего престола, нежели патриархом: потому что дал обещание править церковью только дотоле, пока не исполнится нужное для принятия патриаршего сана число лет царскому сыну Феофилакту, которого отец от самой колыбели обещал посвятить на служение Церкви и которому тогда было не более 16 лет. Когда же император, нетерпеливо желая видеть сына своего патриархом, прежде истечения срока потребовал, чтобы патриарх отказался от престола, то блаженный Трифон, опасаясь отдать кормило Церкви неискусной руке двадцатилетнего юноши, мужественно противустал сему несправедливому требованию. Несмотря на то, желание царя при содействии кесарийского митрополита Феофана исполнилось. Оставив престол патриарший, маститый старец Трифон удалился в прежнее уединение, где еще два года и пять месяцев проведя в подвигах иночества, мирно отошел ко Господу. Память его Церковь совершает 19 апреля.

933 г.

88) Феофилакт, сын царя Романа, носил звание патриарха 23 года. В его правление послан из Константинополя в Венгрию, принявшую тогда христианство, первый архиерей Иерофей, с именем епископа Турции, потому что венгры или унгры прежде назывались турками.

956 г.

89) Полиевкт, монах из Константинополя, муж знаменитый и ученостью и добродетелью. В начале патриаршества Полиевкта или в конце Феофилакта (955–957), при императоре Константине Порфиродном крестились в Константинополе св. Ольга, великая княгиня российская, и переименована в Елену. В 959 г. имп. Константин скончался, оставив царство сыну своему, Роману Ⅱ, называемому Младшим, в отличие от своего деда. За Романом (963 г.) следовал Никифор Фока и потом (969 г.) Иоанн Цимисхий, который принял в соправители царства Василия и Константина, сыновей Романа Ⅱ, и при котором блаженный Полиевкт преставился ко Господу.

970 г.

90) Василий Ⅰ, по прозванию Скамадрин, через 4 года низложен соборным определением.

974 г.

91) Антоний Ⅲ, Студит, из монахов Студитского монастыря. По смерти Цимисхия (975 г.), в самодержавство Константина и Василия, посланными из Константинополя архиереями крещен (980 г.) в Херсоне первый великий князь российский св. Владимир, переименованный в Василия. Он взял в супружество царевну Анну, сестру обоих императоров. Тогда-то собственно основалась в России православная Церковь. Колыбелью ее сделался Киев, а купелью – река Днепр, в которой крестилось множество народа. Первым митрополитом киевским из Константинополя послан блаженный Михаил. Основав кафедру в Киеве, он проповедовал св. Веру и в Новгороде и во всей России, крестя множество народа и распространяя Церковь Божию. В 979 году Антоний, по любви к уединению, отказался от патриаршего престола, который потом, по причине политических смут, четыре с половиной года оставался праздным.

984 г.

92) Николай Ⅱ, Хрисовергий, муж добродетельный и ученый. Он управлял Церковью 12 лет. По кончине его в патриарха произведен

996 г.

93) Сисиний Ⅱ, чином магистр, избранный из мирян и прошедший по порядку все духовные степени. Пастырь благочестивый, правитель мудрый, искусный законоведец и врач. Доселе хранится в церкви изданное им определение о браках и степенях родства25 и некоторые другие церковные постановления. Правив Церковью около 3 лет, он мирно отошел ко Господу. Преемником ему был

999 г.

94) Сергий Ⅱ, игумен Мануилова монастыря и близкий родственник знаменитого Фотия. Сей ревнитель православия, услышав, что папа Сергий Ⅳ повелел, вопреки соборному определению, читать символ с прибавлением Filioque, совершать литургию на опресноках, поддерживая и другие западные нововведения, писал к нему братское послание, убеждая его не попирать постановлений божественных соборов. Когда же папа, не внимая сему братскому вразумлению, упорно оставался в заблуждении, то боголюбивейший патриарх, собрав в Константинополе собор и, по соборном рассуждении, утвердив все законно постановленное священнейшим Фотием на латинян, имя папы Сергия Ⅳ изгладил из церковных диптихов, отлучив его от православной Церкви. После двадцатилетнего благочестивого правления, патриарх Сергий почил о Господе; а на место его рукополагается

1019 г.

95) Евстафий, из придворных протопресвитеров, управлявший кормилом 6 лет; по смерти его, наследует ему

1025 г.

96) Алексий Студит. Быв игуменом Студитской обители, он пришел в императорский дворец с честною главою святого Предтечи, преподать духовное утешение тяжко болевшему императору Василию. Беседа благочестивого вождя иночествующих столько усладила императора, что он избрал его в патриарха, каковое избрание потом признала справедливым и вся Церковь (хотя в последствии времени некоторые, по различным мирским и своекорыстным видам, упрекали его в том, что он не был избран общим голосом). В продолжение 18-летнего правления церковью блаженный Алексий был свидетелем плачевных перемен на императорском престоле, быстро следовавших одна за другою. Именно, по смерти Василия, на престоле остался, 1025 г., один брат его Константин; по смерти Константина, 1028 г., взошел на престол зять его – Роман Аргиропул; умерщвленному Роману наследовал, 1034 г., Михаил Каталлакт, пафлагонянин; а спустя 7 лет Михаил Калафат, племянник Каталлакта; потом Федора и Зоя, и, наконец, 1042 г., – Константин Мономах. По кончине Алексия производится в патриархи

1043 г.

97) Михаил Ⅰ, монах, по прозванию Керуларий, ученый и ревностный поборник православия. Между прочими соборными его постановлениями, сохраняется доселе постановление его о браках (где он превозносит похвалами славного Сисиния). Этот Керуларий окончил начатую святейшим Фотием борьбу с Западом за целость исповедания Веры. Видя с одной стороны, что следующие учению Запада страждут недугом неисцеленным, нераскаянно оставаясь в извращении божественных догматов, отступлении от апостольского учения при совершении преестественных таинств и в других заблуждениях, осуждаемых священными правилами, а с другой, что владыка римской церкви, особенно с тех пор, как соединил скипетр мирской власти с жезлом Христова пастыря, насильственно начал распространять свое неправое учение вне пределов римской области, так что посягательство его простиралось уже на сам Константинополь, – видя все это, блаженнейший патриарх собрал многочисленный собор со всей православной восточной и апостольской Церкви, на котором торжественно предал отлучению церковь латинскую. Но мерам строгости предшествовали меры кротости, и только тогда употреблены первые, когда последние остались без действия. Именно патриарх Михаил вместе с императором Константином Мономахом посылают к тогдашнему папе Льву Ⅸ послов с письмом, в котором они просят его, как брата, возвратиться к благочестию отцев. Но папа, прогнав послов, сам послал от себя своих местоблюстителей, властно повелевая православной Церкви принять постановление папского двора. Эти местоблюстители, прибыв в Константинополь, публично стали проповедовать папские догматы и дошли до такой дерзости, что на престол св. Софии положили ругательную хартию на восточную Церковь и патриарха. Тогда-то уже решительно определено и всенародно провозглашено отсечение папской церкви от вселенского православия (1054 г.). Так бедственно пал тот, кто усиливался поставить престол свой выше духовной тверди Церкви и хотел, как другой Люцифер, быть подобным Вышнему! Весьма ошибаются те, которые, болезнуя о разделении церквей, виновниками оного поставляют блаженнейших патриархов: Фотия и особенно сего Керулария: настоящей виной разделения было отпадение западной церкви от единомыслия с древней Церковью вселенской. Восточная Церковь, истощив все усилия – мерами любви и кротости возвратить сестру свою – церковь западную к древнему благочестию, по необходимости должна была избрать одно из двух: или продолжать общение с нею, пожертвовав оному союзом с древней вселенской Церковью, от которой та отступила, или, сохраняя союз единомыслия с Церковью вселенской, отсечь от себя упорную в своем отступлении от вселенской Церкви церковь римскую. Конечно, православная Церковь всегда готова принять в общение отпадшую сестру свою, как скоро она, оставив заблуждение, обратится к истине, и восстановление этого общения доселе составляет предмет каждодневных молитв ее; но вместе не может не благословлять патриарха Михаила, который, как мудрый врач, отсекши член, зараженный гангреною ложных учений, избавил чрез то целое тело Церкви от их гибельного действия... Благодаря этой мере восточная Церковь не видела среди себя ни ужасного судилища (инквизиции), ни полчища иезуитов, губителей мира, ни соблазнительной торговли разрешительными грамотами, ни бесчисленного множества других несправедливостей, которые папская власть в продолжении целых восьми веков совершала во всей подвластной ей Европе, и совершала во имя Господне! Наконец, восточная Церковь, разорвав союз с отступившим от единства Веры Западом, спасла себя от многоразличных ересей и расколов (лютеран, кальвинистов, социниан и друг.), на которые церковь западная, с одной стороны угнетаемая духовным и мирским преобладанием римских первосвященников, а с другой не имея опоры в исповедании древней вселенской Церкви, ею оставленном, по необходимости должна была распасться. В продолжение шестнадцатилетнего правления церковью патриарх Михаил постоянно пользовался любовью как народа, так и императоров, и хотя императором Исааком Комниным лишен был патриаршего престола и послан в заточение, однако ж сам император засвидетельствовал свое уважение к нему, когда по кончине его перенес мощи его в Константинополь и с честью положил их в монастыре Небесных Сил. На место Керулария возведен

1059 г.

98) Константин Ⅲ, Лихуд, из сенаторов, муж благочестивый и ученый. Предместники императора Исаака Комнина, истощив казну государственную на издержки бесполезные, заставили сего государя, против собственного его желания, драгоценные церковные утвари обращать на покрытие расходов государственных. поелику же блаженный Константин, как блюститель апостольских и церковных поставлений, противился сему посягательству царя на святыню, то и не был любим им. Впрочем, император, подвергшись ненависти народа, отдал царство Константину Дуке 1060 г.; сам же вступил в монашество, в обитель Студийскую, а блаженнейший патриарх, после 5-летнего правления церковью, мирно отошел ко Господу. На его место рукополагается

1064 г.

99) Иоанн Ⅷ, Ксифилин, родившийся в Трапезунте, муж ученейший и добродетельный. В цветущих летах, посвятив себя иночеству, он упражнялся в богомыслии, пребывая в монастырях горы Олимпа. Прилежное чтение св. Писания и творений св. Отцев, образовав его природный дар слова, показало в нем достойного преемника кафедры, украшенной великими именами Богослова и Златоуста. Некоторые из произнесенных им поучений сохраняются доселе. Кроме того, есть соборные постановления, изданные под его председательством, именно: 1066 г. – о том, что обручение имеет силу брака, и обручившийся, но не сочетавшийся браком, если, оставив обручницу, поймет за себя иную, почитается двоеженцем; 1067 г. – о том, что обручившийся с одною и женившийся на другой, как двоеженец, не может уже быть священником. В продолжение одиннадцатилетнего управления церковью блаженный Иоанн был свидетелем следующих перемен в империи. По кончине Дуки престол императорский заняла супруга его Евдокия с тремя сыновьями: Михаилом, Андроником и Константином; но, сочетавшись браком с Романом Диогеном, она провозгласила его царем, 1068 г.. По смерти Диогена царствует сын Дуки, Михаил Пирапинакт, 1071 г. – Преемником блаженному Иоанну делается

1075 г.

100) Косьма Ⅰ, монах иерусалимский, человек незнакомый со многими науками, но любовью к благочестию и правде многих ученых почтеннее и общеполезнее. Он венчал на царство императора Никифора Вотаниата, преемника Михаила Дуки, всенародно изгнанного в 1078 г. и окончившего жизнь в монашестве. поелику же и сам Вотаниат действием возмущения двух братьев Комниных, Алексея и Исаака (младшего), лишен был престола, то блаженный Косьма за лучшее почел оставить звание патриарха, нежели, нося оное, быть безмолвным зрителем беспорядков, приближавших гибель империи. На его место, воспользовавшись тогдашними смутами, производится некто

1081 г.

101) Евстратий Гарид, евнух и монах, человек не только неученый, но и неразумный и неблагонамеренный. Сказывают, что он был еще потаенным любителем западных заблуждений. Впрочем, спустя три года, когда дела пришли в порядок, он был низложен и вместо него возводится на патриарший престол

1084 г.

102) Николай Ⅲ, по прозванию Грамматик, муж чрезвычайно образованный и подвижник благочестия. Он содействовал императору Алексею Комнину во всех его общеполезных предприятиях, особенно же в восстановлении сиротских домов, которые до того времени были закрыты26. Достигнув глубокой старости, знаменитый Николай скончался после 27-ми летнего правления патриаршим престолом, и вместо него рукополагается

1111 г.

103) Иоанн Ⅸ, Агатит, из диаконов и иеромнимонов, сведущий в науках, относящихся до Церкви, не чуждый и внешней учености. Он венчал на царство Иоанна Комнина, вступившего на престол отца своего Алексея 1118 года. Иоанн правил Церковью 23 года.

1134 г.

104) Лев Стиппит, мирно пасший церковь 9 лет.

1143 г.

105) Михаил Ⅱ, Куркуа, человек ученый и весьма тщательный блюститель церковного благочиния. Доныне сохраняется его соборное постановление на еретика Нифонта. При сем патриархе взошел на престол Мануил Комнин, сын императора Иоанна, умершего в 1143 году. Сам же патриарх, правив церковью два года, отказался от престола.

1146 г.

106) Косьма Ⅱ, эгинец, по прозванию Аттик, в сане диакона украшавшийся непорочностью жизни. Он не обладал многими познаниями, но делал много добра и преимущественно отличался милосердием. Блаженный Косьма одну только сделал ошибку, именно ту, что принял в общение, даже имел сотрапезником и сожителем монаха Нифонта, отлученного блаженным Михаилом за ересь богомилов, которою страдал он. Близость еретика к патриарху произвела в народе дурную молву о самом патриархе и подала повод завистникам его оклеветать его перед императором, который и сам нередко советовал патриарху разорвать соблазнительную связь с еретиком. Вот почему Косьма после десятимесячного правления свергнут с патриаршего престола.

1147 г.

107) Николай Ⅳ, Музалон, бывший прежде архиепископом кипрским и потом отказавшийся от епископства. Когда поступил на него донос, в котором принятие им патриаршества, после отречения от епископства, представляемо было противным церковным правилам: то он, не дождавшись формального суда, оставил престол патриарший, правив Церковью 3 года и 4 месяца.

1151 г.

108) Феодот Ⅱ, из игуменов обители св. Воскресения, – правив три года, лишен патриаршества за излишнюю суровость нрава.

1154 г.

109) Неофит Ⅰ, правил несколько месяцев.

1154 г.

110) Константин Ⅳ, Лихуд, скончался после двухлетнего правления.

1156 г.

111) Лука Хрисовергий, сведущий в духовных и светских науках. Он издал несколько соборных определений, свидетельствующих об его уме и основательном знании божественных правил; скончался, правив церковью 13 лет и 4 месяца.

1169 г.

112) Михаил Ⅲ, родом из Анхиала, был диаконом и сакелларием; отличные сведения в науках приобрели ему почетное место между философами. Михаил Пселл посвятил ему, как мужу ученому, свое сочинение о златоделании. Он украшал Церковь 8 лет и 2 месяца, издав несколько полезных постановлений. Рукоположенный на его место

1177 г.

113) Харитон, из монахов Манганской обители, скончался, правив только один год и два месяца.

1178 г.

114) Феодосий Ⅰ, родом из Антиохии, муж знаменитый не только по ревности к благочестию, но и по любви к отечеству. Видя, что император Мануил вместо того, чтобы заботится о благе империи, волнуемой домашними смятениями и со всех сторон теснимой внешними врагами, предается словопрениям, возбуждая бесполезные богословские состязания, блаженный Феодосий с кротостью духовного пастыря убеждал его, оставив схоластические тонкости, обратиться к лежащим на нем великим обязанностям отца подданных и главы империи. При преемнике Мануила, Алексие Комнине Порфиродном, 1181 г., Феодосий, быв беззаконно изгнан, скоро возращен. Когда же взошел на престол Андроник Комнин, 1183 г., известный по своим жестокостям; то бл. патриарх, снедаемый душевной скорбью, отказался от патриаршества и удалился в Теревинф (один из островов, лежащих близ Константинополя). На его место поставлен

1184 г.

115) Василий Каматер, из хартофилаксов Великой Церкви. Его и следующих за ним трех патриархов, одного после другого, свергнул с престола император Исаак Ангел, вступивший на место Андроника.

1186 г.

116) Никита Ⅱ, называемый Монтаном, из сакеллариев Великой Церкви, глубокий старец.

1190 г.

117) Леонтий Аскет, из игуменов обители апостолов, находящейся на холме св. Авксентия. Император Исаак дал ему имя Феотокия (Богородичный), уверяя с клятвою, что сама Пресвятая Богородица во сне явила ему Леонтия и повелела избрать в патриарха. Впрочем, патриаршество его продолжалось только семь месяцев.

1191 г.

118) Досифей, родом венецианец, из иноков монастыря Студийского, произведенный в патриарха иерусалимского, откуда с согласия императора Исаака поступил на престол церкви константинопольской. Сие последнее обстоятельство послужило предлогом для архиереев церкви константинопольской низложить его, как восхитителя чуждого престола. Приговор этот опять утвержден императором Исааком.

1193 г.

119) Георгий Ⅱ, Ксифилин, из великих сосудохранителей. При нем, 1195 г., воцарился Алексей Ангел Комнин, ослепив и заключив в темницу брата своего Исаака, но и сам умерщвлен 1203 г. Алексеем Ⅳ, сыном Исаака, который, в свою очередь, лишен жизни Алексеем Ⅴ Дукою – Марцуфлом, ослепленным и потом убитым латинянами 1204 г. Правив 6 лет и 9 месяцев, блаженный Георгий мирно почил во Господе. Спустя два месяца на его место производится

1199 г.

120) Иоанн Ⅹ, Каматер, из диаконов и хартофилаксов. Он правил кормилом церкви четыре года, т. е. до 12 апреля 1204 г., когда крестоносцы (франки и латины), внезапно напав на Константинополь, овладели им и объявили императором Валдуина, а патриархом Фому Марокина, родом венецианца, подручника папского. Никакая кисть не может изобразить в настоящем виде тех притеснений и жестокостей, которые испытали православные в Константинополе от поклонников папы, который именно требовал, чтобы греческое духовенство или признало его своею главою, или было казнимо. Вследствие чего иноки и священники были ввергаемы в темницу, а св. храмы заключаемы. Такое порабощение Константинополя продолжалось даже до 1261 года. Впрочем, несчастные потомки Комнина, равно как многие из важных светских и духовных особ, спасаясь бегством, удалились в азийскую Никею, которая с сего времени даже до изгнания латинян из Константинополя сделалась резиденцией как императоров греческих, так и патриархов27. Императором объявлен Феодор Ласкарис, зять Алексея Ангела Комнина, а блаженный Иоанн, после пленения Константинополя, удалившись в Дидимотих, письменно отказался от патриаршего престола. На место его избран

1206 г.

121) Михаил Ⅳ, Авториан – великий сакелларий, муж знаменитый ученостью и добродетелями. Он возлагал венец на императора Феодора Ласкаря; правив 7 лет и 6 месяцев, преставился ко Господу; вместо него избран

1214 г.

122) Феодор Ⅱ, Иреник, иначе Копа – из диаконов и хартофилаксов; правил 6 лет и 5 месяцев.

1221 г.

123) Максим Ⅰ, из игуменов обители Неусыпающих; скончался после шестимесячного правления.

1221 г.

124) Мануил Ⅰ, Сарантен – Харитопул (сын благодати) – философ по преимуществу. Он венчал на царство Иоанна Дуку Вататца, вступившего на престол по смерти Феодора Ласкаря (1221 г.); патриаршество Мануила продолжалось 5 лет.

1226 г.

125) Герман Ⅱ, монах, пелопонезец из Навплии, муж знаменитейший и по уму и по добродетелям. От него остались различные сочинения, из которых особого примечания достойны: 1) Утешительное послание к православным жителям острова Кипра, потерпевшим от латинян неслыханные бедствия; 2) Послание к папе Григорию Ⅸ о соединении церквей. Ответствуя на сие послание, папа требовал, чтобы восточная церковь приняла нововведения церкви западной, для чего и прислал изложение исповедания веры латинян. Блаженный Герман, созвав собор православных архиереев и внимательно рассмотрев послание папы, столь мудро ответствовал ему, столь основательно защищал православие восточной Церкви, что соединение церквей, без всякого сомнения последовало бы, если бы глас истины был доступен совести римских первосвященников, если бы они действительно желали соединения, а не порабощения. Правив 13 лет и 6 месяцев, блаженный Герман преставился ко Господу. На его место рукоположен

1240 г.

126) Мефодий Ⅱ, из игуменов; он правил только 3 месяца. После него на патриаршество возведен

1240 г.

127) Мануил Ⅱ, из архипресвитеров. При нем император Иоанн Вататца опять посылал, но безуспешно, посольство из пресвитеров к папе Иннокентию Ⅳ по делу касательно соединения церквей (1247 г.). Мануил скончался после четырнадцатилетнего пребывания на патриаршеском престоле; вскоре после него умер и император Иоанн Вататца, оставив престол сыну своему, Феодору Ласкарю младшему. На праздный патриаршеский престол общий голос призывал мудрого Никифора Влемида, который, впрочем, патриаршеского звания не принял; почему патриархом был наречен

1254 г.

128) Арсений, монах, Авториан, человек добродетельный и простой жизни. Он венчал на царство Ласкаря младшего и имел надзор за опекою шестилетнего сына его, коему, по желанию отца его, царствовавшего только три года, назначен был опекуном Георгий Музалон. И после того, когда Георгий был убит воинами, и вельможи избрали новым опекуном для малолетнего царя Михаила Палеолога, патриарх не лишился участия в правлении. Но когда новый опекун лишил зрения несчастного законного наследника престола, Арсений изгнан был в Магнезию, на четвертом году своего патриаршества. После него вдовство церкви продолжалось ровно три года, по прошествии коих на патриарший престол избран был

1260 г.

129) Никифор Ⅱ, митрополит ефесский, муж ученый. По кончине Никифора, последовавшей на первом году его патриаршества, на престол патриаршеский призван

1261 г.

Арсений (вторично), коего Каллист называет изряднейшим во пресвитерах. При нем Михаил Палеолог изгнал франков из Константинополя и вошел в столицу с триумфом (1261 г.). В то же время Константинополь принял своего законного пастыря и патриарха. Патриаршество Арсения продолжалось в освобожденной столице 6 лет. Потом, когда по определению собора последовало новое изгнание сего патриарха в Проконисс за то, что он отлучил от общения церковного императора Михаила Палеолога, как клятвопреступника и похитителя престола, державшего в узах законного его наследника, – место его заступил

1268 г.

130) Герман Ⅲ, митрополит адрианопольский, по прозванию Мелхудза. Он звание патриарха носил с 5-го июня по 14 сентября, т. е. три месяца и 9 дней; потом сам отрекся от патриаршеского престола, как потому, что друзья Арсения и истины называли его хищником, так, может быть, еще и потому, что в сем обличала его совесть. Место Германа через 4 месяца занял

1268 г.

131) Иосиф Ⅰ, монах и подвижник горы Галлиса, славный не столько ученостью, сколько добродетелями, в которых он провел всю жизнь свою и состарился. Он, наконец, принял императора в общение с церковью, от коей он отлучен был за клятвопреступление и ослепление царского наследника, которого в то время в живых уже не осталось. Но когда император Михаил, получивший от патриарха разрешение за смиренное покаяние, в последствии мирские выгоды предпочел благосостоянию Церкви и, не заботясь о целости и чистоте церковных догматов, вошел в коварные переговоры с папою Григорием Ⅹ о соединении церквей, тогда патриарх Иосиф – этот великий столп и утверждение исповедания (как называет его Каллист) – не убоялся восстать против лицемерия императора и его пристрастия к латинству. Почему когда он, защищая свободу Церкви и целость догматов ее, не переставал разрушать лукавые замыслы императора, – был низведен с патриаршеского престола и все остальное время жизни провел на берегах Босфора, в монастыре св. Архистратига Михаила. Преемником его был

1274 г.

132) Иоанн Ⅺ, Векк, архивариус церкви, муж знаменитый, славившейся ученостью, но обесславивший себя непостоянством в догматах и постыдной преданностью латинству. До избрания на патриаршеский престол он был защитником православной веры против латинства, которому император хотел подчинить восточную церковь28. За это Векк и был императором заключен в темную башню. Но там-то, во тьме, он, кажется, и увидел ложный свет западного православия и те личные выгоды, коих он мог ожидать от соединения церквей. Как бы то ни было, Векк, сделавшись единомысленником царевым, получил свободу и патриаршеский престол, на котором находился 8 лет, пребывая в латинстве. Наконец, когда умер коварный царь Михаил (1282 г.), оставив по себе преемником сына своего, Андроника Палеолога, тогда и Векк, преследуемый совестью, оставил патриаршеский престол, осудив предварительно сам себя на заключение в монастырь Пречистой Девы; – но потом он вызван был и осужден соборно, был низложен патриархом Григорием Кипрским, и сам написал благочестивую книгу, в которой отверг прежние свои заблуждения и свое осуждение признал законным и правильным. К сожалению, он вскоре опять подвергся прежнему заблуждению, начав снова говорить и писать противно православию. Но здесь уже он поражен был анафемой, как нераскаянный, и остальную жизнь свою провел вне отечества. В сочинениях Иоанна Векка, до нас дошедших, инде находить можно благородство и обилие слова, но все это подавлено софистической изворотливостью и изменой истине. Почему Векк оставил и в жизни, и в сочинениях своих память о себе точно такую же, какой он вполне достоин. Лучшим преемником его был

1283 г.

Иосиф Ⅰ, в другой раз. Но в это время, в преклонных летах, он уже не мог противостоять распрам, происшедшим от недавнего нововведения; почему испросил для себя опять прежнее уединение, где как праведник почил о Господе. На его место был рукоположен, спустя 5 месяцев после вторичного призвания Иосифа, на патриарший престол

1283 г.

133) Георгий, а со времени вступления в монашеское звание – Григорий Ⅱ, родом из Кипра, муж славный мудростью и просвещением. Он созвал собор, на котором судил и осудил Векка; кроме того, написал сильные опровержения на его заблуждения и много других сочинений, также церковные слова, 191 письмо, притчи, гномы по алфавиту и множество других творений. После шестилетнего достойного и боголюбезного пребывания на патриаршеском престоле он отошел ко Господу, оставив о себе вечную память в Церкви, которая благоговейно чтит 18 августа. Преемником ему назначен был

1290 или 1289 г. октября 14

134) Афанасий Ⅰ, по некоторым – родом македонянин, а по другим – пелопонезец, из Андрузы, монах, подвизавшийся на горе Гаии, что в Ксиролофе, предместьи Константинополя, муж просвещенный и благочестивый, враг пронырства и ревностный хранитель церковного благочиния. Он приобрел себе много врагов, потому что некоторых архиереев, приводивших в расстройство дела церковные, выслал из Константинополя во вверенные им епархии, а монахов, без нужды шатавшихся в столице, отослал в монастыри. Почему для избежания соблазнов блаженный Афанасий после трехлетнего пребывания на патриаршеском престоле сам отрекся от него и снова вступил в ксиролофские обители, где он написал много сочинений, более 100 писем, между которыми сохраняются два его отречения от патриаршеского престола и другие любопытные сведения, освобождающие его от обвинений, ему напрасно приписанных злыми его противниками, в числе коих был и историк Пахимер, но не Григорас, который судит о нем снисходительно. Преемником Афанасия после его последнего отречения (1293 г. 16 октября) был избран

1293 г.

135) Иоанн Ⅻ – из Созуполя. Он сперва был женат и имел детей, но, овдовев, поступил в монашеское звание и возведен был вскоре в достоинство патриаршеское, на которое он снискал право не столько ученостью, сколько добродетельной жизнью. Подобно предшественнику своему, он также старался водворить мир и тишину между служителями церкви и побуждал их к жизни неукоризненной и благочестивой; но потом, когда узнал, что архиереи, любившие не столько Бога, сколько науки, гордились своим превосходством и даже насмехались над ним, как над невеждою и простым в образе жизни, – после восьмилетнего управления патриаршеским престолом, отказался от него и остаток дней своих провел в Созуполе. После него патриаршескую кафедру занял

1302 г.

Афанасий Ⅰ (вторично). Новое пребывание Афанасия на патриаршеском престоле продолжалось 8, а по другим – 6 лет, в течение коих он опять достойно проходил высокое свое звание. Но враги его, скучая долговременным управлением его престолом патриаршеским, сделали на подножии его изображение, оскорбительное как для императора Андроника, так и для самого патриарха, который, удаляясь клеветы и недоброжелательства, вторично отказался от патриаршеского престола, хотя император оправдал патриарха презрением и к навету, и к клеветникам. Вторичное удаление Афанасия от патриаршеского престола последовало после восьмилетнего управления оным, подвергнув его двухлетнему сиротству, которое пресеклось, когда принял патриаршество

1312 г.

136) Нифон Ⅰ , прежде кизикийский митрополит, человек не только не славившийся ученостью, но и мало способный к управлению церковью.

1315 г.

137) Иоанн ⅩⅢ Гликас или правильнее – Гликис, живший прежде в супружеском союзе и имевший в живых сыновей и дочерей. Он был великодушен, кроток, мудр и владел силою слова, столько необходимою для пастырей; но, страдая подагрой, мудрый Иоанн, после трехлетнего управления патриаршеским престолом, отрекся от него и перешел на жительство в монастырь Пресвятой Богородицы. После него патриаршеское достоинство получил

1320 г.

138) Герасим Ⅰ, монах из обители Монганской, старец простой и не ученый. Он пребывал на патриаршеском престоле только три года. По его кончине звание патриаршеское принял

1323 г.

139) Исаия, – из афонских монахов. По смерти его званием патриарха был почтен

1441 г.

140) Иоанн ⅩⅣ, прозываемый Калекас, родом из азийского города Апро, священник, находившийся в царском придворном клире. При нем скончался император Андроник младший (1341 г.), и престол его наследовал девятилетний сын его Иоанн Палеолог, под опекою Иоанна Кантакузена, который немного спустя времени сам присвоил себе царскую власть (1356 г.). При сем, когда появилась ересь Акиндина, последователя Варлаама Калаврского, – под председательством Иоанна Калекаса открыт был собор, на котором предан был анафеме сам Акиндин, после тщетных прений с божественным защитником православия (опровергшим прежде и виновника зла – Варлаама) – Григорием Паламой. Но в последствии времени, когда патриарх Калекас, переменив свой образ мыслей, заключил в темницу благочестивого Паламу, яко бы нашел его совершенно неправым, и явно стал покровительствовать Акиндину, своему единомышленнику, – он подвергся суду собора, созванного в царских чертогах, на котором как последователь Варлаама и соумышленник Акиндина, был низложен (1347 г.) спустя 6 лет с половиною после вступления его на патриаршеский престол, который по низложении его занял

1347 г.

141) Исидор Ⅰ, по прозванию – Вухирас, муж просвещенный. От него император Иоанн Кантакузен во второй раз принял во Влахернском храме венчание на царство; потому что Иоанн, провозглашенный императором в Дидимотихе, в первый раз коронован был в Адрианополе Лазарем, патриархом иерусалимским, и вторичное венчание на царство он принял в самом Константинополе, как из угождения народу, так и для того, чтобы новым коронованием более оправдать и утвердить свое восшествие на престол. Патриаршество Исидора продолжалось три года и когда он умер, то патриархом признан был

1350 г.

142) Каллист Ⅰ, из Галатии Константинопольской, из Ксанфопулова монастыря, муж твердый в благочестии и добродетели. Но поелику он не хотел угождать желаниям двора и не имел столько силы, чтобы презирать зависть своих соперников, то по прошествии двенадцатилетнего благочестивого и богоугодного управления паствою своею29 отрекся от патриаршего престола, на который назначен был

1362 г.

143) Филофей, гераклийский митрополит, бывший прежде синайским монахом, потом игуменом в большой Афонской Лавре, муж, воспитанный в подвигах добродетели, опытный в греческой литературе и ревностный защитник Церкви. От него остались полемические сочинения, писанные против ереси Варлаамовой и Акиндиновой, церковные поучения и каноны на некоторые праздники. Но он также не мог угодить различным желаниям двух царей – Иоанна Кантакузена и законного императора Иоанна Палеолога (или Калоиоанна, каким его справедливо почитал Филофей); почему, оставив тайно патриаршеский престол, скрылся. На место его возведен был

1365 г.

Каллист Ⅰ, призванный в другой раз. При нем окончились кровопролитные и долговременные брани двух царей. Последствием сего было то, что Иоанн Кантакузен подвергся изгнанию, где, переименованный Иоасафом, жил в уединении, а царством правил один Иоанн Палеолог. В это время Каллист вызван был из Тенедоса, где он имел свое пребывание, и снова восстановлен на патриаршеском престоле. В третий год своего патриаршества он отправился в качестве посланника в Феры к Елисавете, супруге тогдашнего правителя Сербии; но там постигшая его болезнь пресекла жизнь его, а тело патриарха сама Елисавета предала торжественному погребению в митрополии Фер. На место сего патриарха снова возведен

1369 г.

Филофей, также в другой раз. И он опять как светильник, поставленный на свещнице, стал руководить словесную свою паству к свету православия, исправляя ум и нравы ее непрестанными своими поучениями и примером собственной жизни. Он правил богоугодно церковью во второй раз шесть лет и отказался по старости; а вместо него был избран в патриархи

1375 г.

144) Макарий, управлявший патриаршеским престолом три года. Преемником его назначен был

1378 г.

145) Нил, святейший и ученейший. Никто не погрешил бы против истины, говорит Георгий Схоларий, если бы захотел сравнить поучения его с наставлениями Великого Иоанна Златоустого. До нас дошли многие сочинения божественного Нила, к числу коих принадлежит просительная молитва к Богу. Этот светильник Веры пас Церковь Христову 10 лет, твердо подвизаясь за нее и за православные догматы словами, делами, поучениями, сочинениями и благотворениями доколе не преставился ко Господу. После него управление патриаршеским престолом принял

1388 г.

146) Антоний Ⅳ. При нем скончался император Иоанн Палеолог и вступил на престол (в 1391 г.) сын его, Мануил Палеолог. Но Иоанн Ⅱ Палеолог изгнал его (в 1395 г.) и присвоил себе царство. Между тем и патриарх Антоний, правив 7 лет церковью, скончался. Преемником его назначен был

1395 г.

147) Каллист Ⅱ, взятый из ксанфопуловой обители. Современник сего патриарха, блаженный Симеон Фессалоникский, хвалил его как добродетельного и ученого поборника православия. Патриаршество Каллиста продолжалось только три месяца, за которыми последовала кончина его. Преемником сего патриарха был

1396 г.

148) Матфей Ⅰ. При нем снова воцарился Мануил Палеолог, победив Иоанна и заключив его в Лемность. По смерти Матфея патриаршеский престол занял

1410 г.

149) Евфимий Ⅱ, скончавшийся по истечении шести лет своего патриаршества. За ним следовал

1416 г.

150) Иосиф Ⅱ, митрополит ефесский. При нем, по смерти императора Мануила, занял престол сын его, Иоанн Палеолог, который вместе с патриархом Иосифом и другими пастырями Церкви, отправлялся на флорентийский лжесобор, где и умер Иосиф, – умер, но не подписался к коварному определению лжесобора. По смерти его приближенные к папе желали видеть на константинопольском патриаршеском престоле славного мудростью Виссариона Никейского; но греки воспротивились сему, – и Виссарион остался в Риме, приняв кардинальскую мантию в награду за привязанность к папе, которой к стыду великой учености своей и добродетели пожертвовал отеческим православием. Место Иосифа в Константинополе занял

1440 г.

151) Митрофан Ⅱ, митрополит кизикский, один из спутников императора, сопровождавших его на флорентийский собор. Святой собор, созванный (в 1443 г.) в Сирии тремя патриархами восточными: александрийским, антиохийским и иерусалимским, низложил сего Митрофана, как латинствующего, который при самом начале своего патриаршества начал распространять на востоке латинское лжеучение. На том же самом соборе признан незаконным сонмищем собор флорентийский, уничтожены и преданы анафеме и незаконные определения его. По низложении Митрофана на чреду константинопольского патриаршества вступил

1445 г.

152) Григорий Ⅲ, Мелиссянин, родом из Крита, духовник императора Иоанна. Он вместе с несчастным императором отправлялся во Флоренцию, где сперва был ревностным защитником православия, но вскоре потом изменил ему, перешел на сторону папы и не только сам сделался усердным последователем латинства, но еще коварно склонял к нему других. При нем скончался Иоанн Палеолог (в 1448 г.), и ему наследовал знаменитый Константин Палеолог, – последний император константинопольский, называемый вообще Драконом (за необычайную ненависть и жестокость против врагов). При нем же, спустя немного времени (в 1450 г.), созван был в Константинополе собор (последний во храме святой Софии), на котором присутствовали три патриарха: александрийский, антиохийский и иерусалимский, и многие другие архиереи и клирики, между коими особенно сиял славный мученик за истину, возвратившийся торжествующим победителем папской тиары с флорентийского собора, Марк Евгеник, митрополит ефесский. Благочестивые епископы, присутствовавшие на сем соборе, трижды призывали для ответа на оный Григория, как нарушителя церковных канонов, и когда он не явился, осудили и низложили его с патриаршеского престола, и на место его возвели православного Афанасия. Потом четыре патриарха и все отцы собора рассмотрели, обличили и анафематствовали беззаконные определения флорентийского собора и отвергли сам собор30. Святейший собор принял раскаяние подписавшихся к флорентийскому соединению восточных архиереев и клириков, которые со слезами умоляли о прощении, изложив правильно исповедание божественных догматов. Низложенный же Григорий, сын Маммы, тайно убежал в Рим. За ним, как выше сказано, следовал

1450 г.

153) Афанасий Ⅱ. Он был последним патриархом Константинополя под управление христианских государей. Константинополь был взят турецким султаном Магометом Ⅱ в 1453 году, 29 мая, во вторник, после Троицына дня. Во время завоевания погиб и блаженный патриарх Афанасий, убитый со столькими другими мучениками веры и отечества, духовными и мирянами. Тогда же пал и сам царь Константин, мужественно сражаясь на городской стене против врывавшихся толпами неприятелей. Завоеватель Магомет, вступив победителем в Константинополь с 300,000 войска, дозволил им в продолжение целых четырех дней грабеж, убийство и пленение несчастных жителей. По прошествии этих ужаснейших дней государь, видя город почти обезлюдевшим, озаботился собрать рассеявшихся жителей Константинополя и перевел из соседних мест христиан в столицу для заселения ее. Зная, что единственной связью для христианских греков служит их отечественная Вера, он дал им совершенную свободу в делах Веры и повелел иметь по-прежнему патриарха. Тогда на место приснопамятного Афанасия единодушно был избран и поставлен находившимися в столице епископами первый, по взятии Константинополя, патриарх

1453 г.

154) Геннадий Ⅱ, в мире Георгий, по прозванию Схоларий, муж известный своим благочестием, умом и ученостью и пламенный проповедник православной Веры, родом из Константинополя. Быв мирянином, он занимал должность судьи царского суда (во дворце). После он принял монашество и был почтен Церковью званием кафолического учителя православных церквей (как он подписался сам в соборном послании восточной церкви к богемцам). Когда он был избран на патриаршество, султан принял его милостиво и оказал ему почти все почести, какие воздавались избранным патриархам при их торжественном представлении христианскими царями. Он беседовал с ним дружелюбно (Магомет кроме турецкого знал современный греческий язык, также итальянский и арабский), облек его в почетную мантию, вручил серебряный жезл и назначил тысячу червонце на годовое содержание. Он подарил также богато оседланную лошадь патриарху, который, воссев на нее, выехал торжественно из дворца, сопровождаемый многими сановниками Порты, и отправился в знаменитый храм св. апостолов, назначенный султаном для патриархии (храм святой Софии он уже обратил в мечеть). Но скоро патриарх оставил этот великолепный храм, боясь пустынности места и алчности турок, которые потом взяли и этот храм и обратили его в свою мечеть. Патриарх же испросил для патриархии храм Всеблаженной (Παμμακαριοτου), где кафедра патриархов оставалась до 16-го столетия. После того и этот храм был внезапно и насильно отнят. Тогда патриархия на короткое время была переведена ко храму св. Димитрия, у Деревянных ворот (ξυλόπορτα) и, наконец, ко храму св. великомученика Георгия в Фанаре, где остается и ныне. Но это все случилось в последствии времени; тогда же в храм Всеблаженной пришел и сам султан к патриарху Геннадию и беседовал с ним о христианской вере и обо многом спрашивал его (и до ныне сохранилась эта беседа, записанная досточтимым Геннадием под заглавием: «Геннадия монаха и патриарха нищих Христовых о едином пути к спасению человеков31». Султан Магомет обнародовал в фирмане своем на имя патриарха Геннадия о всех правах и преимуществах, дарованных им Церкви.

Главнейшие из них следующие:

1. Никто никаким образом да не противится повелениям патриарха, касающимся Веры и Церкви.

2. Патриарх и все епископы навсегда освобождаются от всякой подати.

3. Все христиане да владеют беспрепятственно своими церквями, и они никогда ни под каким предлогом не должны быть обращаемы в оттоманские мечети.

4. Браки, похороны и все прочие христианские таинства и обряды да совершаются свободно.

5. Христиане да празднуют Пасху (и все прочие свои праздники) со всею свободою и обычным порядком в течение 3-х дней, в которые врата стены в Фанаре должны оставаться отпертыми в продолжение всей ночи и пр.32

Оградив таким образом права Церкви от произвола последующих государей, досточтимый Геннадий правил церковью пять лет с половиною достойно своей мудрости и добродетели. Деспотическая сила часто попирала те или другие из этих прав; сам Магомет нарушал некоторые из них при преемниках Геннадия, как видно будет из последующего; однако сущность этих прав оставалась. Благоразумие пастырей утверждало и расширяло их. Таким образом, подобно кивоту завета, православная Церковь, и пребывая плененною в руках иноплеменных, сохранилась неприкосновенною, неоскверненною и невредимою во всех своих духовных правах; лишившись почестей мирского царства, она опять облеклась в порфиру мученических кровей, соблюдая в себе сокровище божественных догматов и канонов чистым, нетронутым и не расхищенным. Сам завоеватель ее поставлен был стражем и защитником свободы чад ее о Христе против наветов других лжебратий, которые оказывались в отношении к Церкви более жестокими, чем сами палачи, нападали на нее и разоряли ее и в политическом, и в духовном отношении. Когда благоволил Царь веков для блага своих избранных возвратиться опять веку Неронов для Церкви, он даровал верным ее чадам дух мученического терпения и мужества и поставил первым пастыреначальником их мужа, исполненного апостольской благодати, досточтимого Геннадия. Конечно, многие из его преемников оказались ниже его по добродетели, а некоторые недобрыми пастырями, какие встречались между преемниками и древних блаженных отцев; при всем том до ныне не прервалась и во веки не оскудеет златая цепь достойных преемников Первозванного и пастыреначальников Великой Церкви. Но довольно об этом. Блаженный Геннадий, отягощенный неутомимыми трудами, многими болезнями и различными огорчениями33, созвал собор и отрекся от патриаршества; он даже не остался в Константинополе, но перешел в построенную близ Серр на Моникийской горе древнюю обитель Честнаго Предтечи (которая существует и ныне) и там провел остаток блаженной своей жизни, занимаясь обработкой разных своих сочинений, написанных им и до избрания в патриархи, и после. Сочинения святейшего Геннадия многочисленны и разнообразны; они касаются не только церковных и богословских предметов, но и философских, риторических, грамматических и других; из них одни изданы, другие остаются еще неизданными. Он отошел ко Господу в 1460 г.. После его отречения поставлен был патриархом

1459 г.

155) Исидор Ⅱ из ксанфопульской обители, который прежде был духовником и снискал себе всеобщее уважение за свое благодушие и священнолепные подвиги. Он был рукоположен также ко храму Всеблаженной и получил от султана уже установленные почести. Он пас Церковь преподобно и боголюбезно 6 лет и два месяца. По кончине его избран был

1465 г.

156) Софроний Ⅰ Сиропул, иеромонах. Но через год он свергнут был с патриаршества, и на его место возведен

1466 г.

157) Иоасаф Ⅰ, иеромонах по прозванию Кокка, муж правдивый и благородный, до крови защищавший божественные догматы и каноны. Только в искушениях от своих приближенных он оказался малодушным, побежденный излишним братолюбием. Видя, что некоторые из клириков между собою ссорились и враждовали в такие времена и пренебрегали отеческими наставлениями, он не остался равнодушным, но и не наказал их, а сам «отрекся души своей» (по выражению Пророка), впал в ипохондрию, бросился в колодец и едва не утонул; но на этот раз его успели спасти. Спустя немного времени султан, призвав его, приказал одного лжеименного христианина, имевшего законную жену, сочетать незаконным браком с другою женою, более красивою. Патриарх, взглянув на султана, сказал: «Это, государь, противно законам нашей Церкви». Услышав такой ответ, султан разгневался и начал грозить. Но патриарх продолжал отказываться от беззакония. Тогда разгневанный тиран отсек, вместо главы, седую бороду достоуважаемого отца и свергнул его с кафедры с бесчестием на 4-м году патриаршества. Он порвал также ноздри у екклисиарха Максима за то, что и он не соглашался на совершение беззаконного брака. Султан таким образом нарушил тогда два из признанных им прежде прав Церкви, а патриарх с Максимом ушли от него, радуясь, как доблестные исповедники законов Божиих и достойные преемники Златоустов, Фотиев и самих апостолов. Как постыждают подобные примеры тех пастырей, которые при христианских царях легко поддавались их противозаконным желаниям, предавая церковные догматы и каноны или по трусости, или из корыстолюбия! Преемником Иоасафа был

1469 г.

158) Марк Ⅱ, иеромонах, по прозванию Ксилокарав, родом византиец, муж добрый и достойный правитель духовного корабля церковного. Но и он недолго был патриархом. Некоторые трапезунтцы, изменившие Вере, находившиеся в Константинополе и известные султану, вообразив, что для них будет особенная честь, если возведут на патриарший престол Симеона Трапезунтского, предложили султану Магомету ежегодно вносить по тысяче червонцев, если по его велению свергнут будет Марк и другой получит патриаршество. Султан охотно согласился, сберегая таким образом сумму, назначенную им от себя на годовое содержание патриархов и приобретая сверх того богатое приношение от каждого из них. И так насильно свергается многоуважаемый Марк во 2-й год патриаршества и разбойнически возводится на его место Симеон. Это было многоболезненное начало патриаршей подати, которую установил султан взимать с каждого новопоставленного патриарха, а после того увеличили безумная (мачеха султана) Мария, серб Рафаил и другие. Впоследствии же лихоимство султанов возвысило взнос каждого нового патриарха до 25 и 30 тысяч пиастров. Так враг душ, лишив многострадальную Церковь православную, как другого многострадального Иова, временной славы, имущества и многих чад, нанес ей и другой удар, поставив в необходимость приносить дары, стараясь, лукавый, чтобы народ нищих Христа ради остался совершенно сирым и не имеющим духовного пастыря; но ошибся в этом. И в такие тяжелые времена все-таки были патриархи. Если между ними появлялись некоторые лукавые, покупавшие за деньги у турок утверждение в сане, без чего нельзя было обойтись; то с другой стороны на тверди церковной сияли часто и другие, в священное пастырство которых верные с радостью переносили от иноплеменных всякие лишения. Вспоминаю сказанное в книге Иова: «И се приидоша ангели пред лице Божие и диавол посреди их». Но, тем не менее, ангелы оставались ангелами, а один диавол был диаволом. И так после незаконного свержения патриарха Марка патриаршествовал

1470 г.

159) Симеон Ⅰ, епископ и уроженец трапезунтский. Его в Трапезунте любили и уважали за пастырские добродетели, но он омрачил добрую славу свою, согласившись из честолюбия на беззаконное патриаршество. Однако скоро и ему возмерили тою же мерой. Константинопольские клирики разделились между собою: одни хотели восстановления Марка, другие держались Симеона, патриаршествовавшего уже два года с половиною. Мария, мачеха султана Магомета, увидев это, захотела , чтобы назначен бы патриархом филиппопольский епископ Дионисий, которого она давно чтила благоговейно. Она поднесла султану на серебряном блюде 2000 золотых (вдвое против установленного взноса) и просила его о перемещении Дионисия из Филиппополя на патриаршество. Султан принял дар и, сказав: «Делай, мать, что хочешь», – тотчас увеличил вдвое против прежнего взнос каждого патриарха. Симеон был свергнут. Удалившись, он жил на покое в обители стенимахийской (во Фракии), а предместник его Марк был перемещен на ахридскую митрополию. На патриаршество же возведен

1472 г.

160) Дионисий Ⅰ, родом из Пелопонеса. Он был служителем досточтимого Марка ефесского Евгеника, которым и был обучен наукам и монашеской жизни. При взятии Константинополя он попал в плен, потом был выкуплен одним христианином, жителем адрианопольским, и довольно времени жил в Адрианополе, пользуясь общим уважением. Там видела его и стала питать к нему уважение Мария (бывшая в том городе с султаном). После сего Дионисий соборно был рукоположен в митрополиты филиппопольские за великое свое благочестие. Но впоследствии он был унижен тем, что возведен на патриаршество Марией и при помощи двух тысяч золотых. Дурное возвышение по истине есть падение. Он часто после стенал и проклинал возвысившую его и проклятое золото, не пользуясь по справедливости доброй славой, а иногда и подвергаясь клевете, несмотря на прежнее свое благочестие. Наконец, не вынеся этого, он через 6 лет отказался от престола и, удалившись, жил на покое в монастыре, в раскаянии, обрабатывая землю и приобретая вновь прежнюю добродетель, насажденную в его душе блаженным Марком. В преемники ему опять был вызван

1478 г.

Симеон во второй раз, и опять отсчитал червонцев не тысячу, а две тысячи (ибо столько было записано в списке государственных доходов и их настоятельно требовал государственный казначей). Патриаршествовав около трех лет, он был свергнут с престола по проискам другого еще бесстыднейшего человека. Часто виновник общественного зла первый вкушает плоды своего злодеяния. Итак, свергает Симеона и делается его преемником

1481 г.

161) Рафаил Ⅰ, монах, родом серб, человек низкого происхождения, малообразованный и невоздержанный. Имея некоторых знакомых между лицами, приближенными к султану, он чрез них обещал внести в государственную казну две тысячи золотых и сверх того пятьсот на облачение, если сделают его патриархом. Султан согласился на это, смотря всегда на то, кто больше даст; Симеон был свергнут с патриаршества, а возведен Рафаил и рукоположен против воли епископов, почему многие архиереи не хотели священнодействовать с ним. По прошествии года он не мог заплатить установленных двух тысяч золотых, свергнут с престола и в оковах брошен в темницу, где и кончил жизнь. После свержения его соборным избранием поставлен

1482 г.

162) Максим Ⅱ, называемый прежде Мануилом, тот мужественный екклисиарх, который при Иоасафе Кокке славно потерпел порвание ноздрей за священные каноны. И он внес установленные 2000 золотых и прибавленные сербом Рафаилом 500, потому что это количество сделалось узаконенным. Максим был муж образованный, известный своим благочестием; он постоянно учил в церкви слову Божию, как истинный пастыреначальник. Зная турецкий язык, он первый перевел на него Символ Веры для некоторых трапезунтских христиан, живших при дворе. К этому переводу он был приглашен самим султаном, который слышал о его учености и добродетели. Пасши Церковь 6 лет, святейший Максим отошел ко Господу34. На его место соборно избран

1488 г.

163) Нифонт Ⅱ, фессалоникский митрополит, родом из Пелопонеса, обучавшийся монашеской жизни на Афоне, муж добродетельный и весьма мудрый. Патриаршествовав более 2-х лет, он насильно был свергнут с престола, оклеветанный отступником Веры трапезунтцем Амирудзи пред султаном Баязетом Ⅱ, будто он получил в наследство большое имущество от патриарха Симеона Трапезунтского (который по свержении своем жил на покое в Константинополе и умер при Нифонте 1489 г.). Оставшееся после него имущество его все захватил христоненавистный Баязет Ⅱ, нарушая тем права патриаршие. Тогда и Нифонт был оклеветан и свергнут, причем, вся утварь патриархии была расхищена. Нифонту наследовал

1490 г.

Дионисий Ⅰ, во второй раз призванный из монастыря. Патриаршествовав два года и 6 месяцев, он опять отказался по любви к уединению, и патриархом сделался

1493 г.

164) Максим Ⅲ, серрский митрополит (в мире называвшийся Манассией), который через 6 лет свергнут был с престола; за ним снова был призван

1499 г.

Нифонт Ⅱ во второй раз. Едва пробыв на кафедре 1 год, он опять был свергнут некоторыми неспокойными людьми. В беззаконное и насильственное правление легко успевают люди нечестные и лукавые. Нифонт удалился в Валахию, а ему наследовал

1500 г.

165) Иоаким, митрополит драмский, человек молодой по возрасту, но зрелый по рассудительности, ученый и добродетельный. Он бывал прежде и в стране иверов (грузинов), которые особенно почитали его. Достойно управляя патриаршеством, он впал в искушения. Некто, бывший епископ селимврийский, за злодеяния изверженный Церковью, явился к султану и просил себе патриаршества, предлагая сверх установленных 2500 золотых еще 1000. Султан принял приношение, и Иоаким едва не был свергнут. Но паства, предварив сие, внесла от себя 1000 золотых и тем удержала Иоакима на кафедре, любя его за благочестие и боясь впасть в нечестивые руки епископа селимврийского. В четвертый год Иоаким опять был оклеветан пред султаном, будто он приказал починить поврежденную кровлю одного храма в Хрисополе; тогда христоборный Баязет насильственно свергнул его и приказал находившимся в столице епископам избрать другого патриарха. По соборном совещании они вызвали Нифонта, а когда тот не принял приглашения, был поставлен

1504 г.

166) Пахомий Ⅰ, митрополит зихнонский. Едва прошел год, а по иным – 7 месяцев, его свергли приверженцы Иоакима. Средство к свержению было легкое: они заплатили султану известную сумму денег и опять был вызван

1505 г.

Иоаким во второй раз. Видя, что и он сам, и церковная казна отягощены долгами, он с позволения правительства отправился в Молдавию и просил тогдашнего господаря о денежной помощи. Не встретив ожидаемого участия, он умер от печали в Валахии на возвратном пути своем. Тогда опять был призван

1506 г.

Пахомий во второй раз, муж деятельный и ревнитель Веры. При нем Арсений критянин, поклонник папы, пришедший в находившийся тогда под владычеством венецианцев пелопонесский город Монемвасию, властью латинского правительства и святейшего старца своего (папы Льва Ⅰ) насильно выгнал оттуда православного и законного пастыря и заставил рукоположить себя в митрополиты монемвасийские, составив собор, на котором епископа реонтского провозгласил патриархом константинопольским, а епископов лакедемонского и христианопольского и двух пресвитеров членами синода. Сделал он это, как бы смеясь над константинопольской церковью. Этого-то самозванца патриарх Пахомий предал отлучению. Когда же слух об этом и патриаршие грамоты достигли Пелопонеса, Арсений, боясь народного гнева, бежал в Венецию, где и скончался35, а на его место был поставлен законный пастырь монемвасийский. После того патриарх Пахомий отправился в Валахию и Молдавию, где получил почетный прием и денежное вспомоществование от христиан (тогда патриархи жили на счет добровольных приношений христиан, а известные ныне обязательные взносы еще не были введены). Но возвратном пути Пахомий, отравленный прислужниками, надеявшимися воспользоваться бывшими у него деньгами, скончался в Селимврии Фракийской, в 6-й год своего патриаршества. Преемником ему был избран

1511 г.

167) Феолепт Ⅰ, митрополит янинский36; преемником его через 8 ⅟₂ лет был

1520 г.

168) Иеремия Ⅰ, иеромонах, муж досточтимый и просвещенный. Он патриаршествовал 3 года, пас церковь боголюбезно и приобрел всеобщее уважение. Но когда он отправился в Иерусалим на поклонение Всесвятому Гробу, некоторые из константинопольского клира, недовольные им, в отсутствие его нашли для себя благоприятный предлог к избранию другого патриарха. Средство к утверждению нового патриарха было самое легкое. Поднесли султану обыкновенную в таких случаях сумму, прибавив к ней еще 500 золотых. Таким образом, взнос за каждого нововозводимого патриарха определен на последующее время в 4000 золотых (круглое число!). Эти нечестивцы, получив позволение избрать нового патриарха, избрали

1523 г.

169) Иоанникия Ⅰ, епископа созопольского. Никто из христиан не оказывал ему должного уважения, даже не целовал руки, напротив, все считали его самозванцем и незаконным. Патриарх Иеремия, находившийся тогда в Иерусалиме, узнав об этом, сообщил трем патриархам: иерусалимскому, александрийскому и антиохийскому, и они, собравшись вместе, отлучили недостойного Иоанникия и затем отправились каждый в свою епархию. Патриарх Иеремия тоже выехал из Иерусалима. Лишь только он прибыл в Галату, к нему собрались все христиане и единогласно провозгласили его истинным патриархом и отцом. Они отправились во дворец и подали просьбу о восстановлении его. Султан удовлетворил всенародному требованию, взяв по этому поводу взнос в четыре тысячи золотых. Таким образом, несчастный Иоанникий был низложен, – и снова возведен на патриарший престол во второй раз

1523 г.

Иеремия Ⅰ. Во второе патриаршество его произошло в церкви великое смятение. Турецкие законоведы и ученые (улемы), узнав, что во время бывшего перед тем пожара сгорели фирманы, данные Магометом Ⅱ патриарху Геннадию относительно Церкви, подали совет разрушить до основания константинопольские храмы, ссылаясь на свой закон, по которому в городе, не подчинившемуся добровольно, но взятом силою оттоманов, не может оставаться христианский храм. Узнав об этом, приближенные к патриарху Иеремии обратились к великому визирю и другим знатным особам с просьбами, со слезами, дарами и с чем только не обращались они, чтобы отвратить грозившую беду. Власти умилостивились и особенно великий визирь (Ибрагим); он внушил патриарху представить в верховный турецкий суд престарелых турок, которые могли бы засвидетельствовать, что Константинополь сдался добровольно. Убедившись показаниями этих достойных доверия свидетелей, судьи объявили храмы неприкосновенными для магометан. Султан со своей стороны издал фирман, подтверждавший безопасное существование христианских церквей. После этого прибыл в Константинополь ахридский архиепископ и, явившись к султану, предложил ему сто золотых ежегодной дани, если он возвратит архиепископии его сербскую епископию, которая за три почти века пред тем была отторгнута от ахридской и подчинена митрополии фессалоникской. Но просьба архиепископа была составлена без уважения, по силе закона, по которому «имущество, остававшееся в чьем бы то ни было владении непрерывно в продолжении ста лет, не отчуждается». Но чтобы государственная казна не потерпела ущерба, отказавшись от обещанного каждогодного взноса ста червонцев, прибавили эту сумму к той, которая взималась с патриарха и последняя возросла, таким образом, до 4100 червонных. После сего патриарх Иеремия лично отправился в Молдавию и Валахию, но на пути заболел и умер в великом Тернове через двадцать лет после вторичного вступления своего на патриарший престол. Преемником ему избран

1543 г.

170) Дионисий Ⅱ, митрополит никомидийский, человек беспокойный. В его время по приказанию султана снят был крест с главы храма Всеблаженной (подобно тому, как и Омар в 750 году приказал снять крест, водруженный на горе Елеонской). После смерти Дионисия, недостойно занимавшего патриарший престол 8 лет, избран

1551 г.

171) Иоасаф Ⅱ, митрополит адрианопольский, муж славный и достопочтенный, благоразумный в своих отношениях к правительству и искусный в слове. Он убедил султана установленный для патриарха взнос уменьшить на тысячу червонцев. К Иоасафу прислал Филипп Меланхтон лютеранское исповедание с диаконом Димитрием, которого патриарх отправлял в Германию, чтобы удостовериться, – желают ли лютеране, незадолго пред тем отторгшиеся от папы, присоединиться к восточной Церкви. Но когда Димитрий представил полученное от Меланхтона лютеранское исповедание, тогда все сношения и переговоры о единении оказались напрасными. Через 14 лет патриаршества Иоасаф был низложен за то, что, оставив прежнее благочестие, впал в любостяжание так, что (как сказывают) унизился даже до симонии. На его место возведен

1565 г.

172) Митрофан Ⅲ, митрополит кесарийский. Против него воздвиг гонение Михаил Кантакузен, родом анхиалит, человек низкий и презреннейший, но хитрый и дерзкий, хорошо знавший турецкий язык и приобретший большую силу у турок подкупом. Он производил беспорядки как в гражданских, так и в церковных делах, возводя и низводя митрополитов и при всех возможных случаях грабя и обирая слабых. Михаил оклеветал пред турками (в чем – неизвестно) и Митрофана, который сверх всякого ожидания, был лишен кафедры. Между тем султан, узнав о действиях этого мелкого тирана, приказал повесить его близ собственного дома его в городе Анхиале. После этого Митрофан, патриаршествовавший 7 лет, не пожелал возвратиться на кафедру, но добровольно отказался от нее и посвятил дни свои уединению37. Преемником ему был избран

1572 г.

173) Иеремия Ⅱ, митрополит ларисский, по прозванию Τραυός (Светлый); и в самом деле великий и светозарный пастырь Церкви, прославившийся как многими доблестями и великою ревностью, так и основательным знанием еллинской словесности, а более всего – божественных писаний. К этому патриарху тюбингенские лютеранские богословы присылали три послания о лютеранских догматах, требуя ответа от восточной Церкви. Приснопамятный Иеремия отвечал тремя соборными посланиями и в них обличал нововведения реформаторов в делах Веры и вместе излагал учение истинно евангельское. Он писал и другое послание к немцам о божественной Евхаристии, и много других разного содержания и к различным лицам, проповедуя учение истины и единоверцам, и не православным, как достойный преемник божественных отцев и апостолов38. Он ревностно заботился также о благолепии священных храмов, украсив и храм Всеблаженной и патриархию, и еще с большей ревностью о благоустроении Церкви и благонравии духовенства. Но зависть и его низвергла с кафедры при посредстве светской власти на восьмом году его славного патриаршества. Преемником его снова назначен

1579 г.

Митрофан Ⅲ во второй раз. Но едва протекло 9 месяцев после вступления его на кафедру, как он скончался, и тогда на патриарший престол снова приглашен

1580 г.

Иеремия Ⅱ в другой раз. Целых четыре года он служил украшением Церкви. Пришлось и ему потерпеть за Церковь многие гонения, подобно великому Афанасию и прочим многострадальным поборникам православия. Его опять насильственно низвергли с престола и сослали в Родос по наветам, как говорят, преемника его, Пахомия, называвшего его злонамеренным порицателем турецкого правительства. На место его правительством возведен нечестивый

1584 г.

174) Пахомий Ⅱ, родом из Лезбоса, по прозванию Батиста (название одной итальянской фамилии). Но и этот восхититель власти спустя год изгнан и низложен соборно. Вместо него возведен

1585 г.

175) Феолепт Ⅱ, митрополит филиппопольский, человек честный, но к управлению многосложными делами Церкви неспособный. Почему, пробыв патриархом год, он был лишен кафедры и на место его опять приглашен

1586 г.

Иеремия Ⅱ в третий раз. В это патриаршество свое он путешествовал в Россию в сопровождении трех архиереев и рукоположил первого патриарха православной русской церкви блаженного Иова (в 1588 г.). По возвращении в Константинополь он пас Церковь 8 лет боголюбезно и с приснопамятною славой и преставился ко Господу. Преемником ему был

1594 г.

176) Матфей Ⅱ, митрополит янинский. Он патриаршествовал около 2-х лет или (по другим известиям) только 19 дней и вследствие неблагоприятных обстоятельств оставил кафедру. Говорят, что он постригся в великую схиму. Но всего вероятнее, что это случилось после вторичного его удаления с кафедры39. После первого же на его место избран

1594 г.

177) Гавриил Ⅰ, митрополит фессалоникский, муж благочестивый и доблестный, который после шестимесячной болезни почил о Господе. Тогда избран патриархом

1594 г.

178) Феофан афинский. Но и он через 6 или 7 месяцев скончался, после чего до назначения нового патриарха управлял престолом константинопольским со званием местоблюстителя единодушно избранный

1595 г.

Мелетий Ⅰ, патриарх александрийский, прозванный Пига, муж известный своей мудростью и подвигами, славный проповедник православия, источавший достойно своего прозвания чистейшие струи божественного учения. Ему приписывают разного рода сочинения в форме посланий к благочестивейшему царю русскому Василию, к обитавшим в Польше православным грекам и русским, и к жителям Хиоса. В своих посланиях Мелетий, утверждая православных в отеческом благочестии, опровергает заблуждения латинян и реформаторов, кои в то время соперничали друг перед другом в распространении своих заблуждений в странах православных. Известны также слова Мелетия, названные им строматами (смесью), круг церковных поучений и другие творения. Но подробности о жизни этого мудрого отца Церкви относятся собственно к истории александрийских патриархов. В описываемое же нами время Мелетий, исполняя неотступную просьбу константинопольцев, управлял престолом около 11 месяцев, а потом был приглашен снова

1595 г.

Матфей Ⅱ, во второй раз. Через четыре года этот патриарх был уволен в кафедры или, лучше сказать, отказался от нее и принял схиму (как сказано в кодексе Великой Церкви)40. На место его назначен

1600 г.

179) Неофит Ⅱ, митрополит афинский, который, впрочем, спустя год и два месяца был лишен престола, а патриархом снова назначен

1601 г.

Матфей Ⅱ, в третий раз. Но спустя недолгое время он умер, и преемником ему избран

1603 г.

180) Рафаил Ⅱ, митрополит мифимнийский. Он занимал престол 5 лет и потом насильственно лишен его и сослан в заточение41. При нем турки захватили в свои руки храм Всеблаженной, а для патриархии был назначен храм святого Георгия. На место Рафаила опять приглашен

1608 г.

Неофит Ⅱ, в другой раз. Но и он через 6 лет был насильственно свергнут. Когда дела пришли в беспорядок и никто не решался принять на себя патриаршества, местоблюстителем престола назначен был

1614 г.

Кирилл Ⅰ, Лукарис, мудрейший патриарх александрийский. После довольно продолжительного его управления избран в патриархи

1614 г.

181) Тимофей Ⅰ, митрополит древних Патр, родом из Панорма, местечка, лежащего неподалеку от Кизика на берегу Пропонтиды. Это был достойный подвижник благочестия, преданный божественному, человек энергичный и рассудительный. Он перестроил находящийся в Фанаре храм святого Георгия, который турки уступили патриархии после отнятия храма Всеблаженной, обращенного ими в мечеть. Храм святого Георгия прежде был женским монастырем, древним и очень малым. Но блаженный Тимофей (1614 г.) с дозволения правительства перестроил его, распространил (насколько позволяли тогдашние средства) и вокруг его построил несколько келий для помещения приезжающих в столицу архиереев: еще предшественник Тимофея, Рафаил, издал соборное постановление, чтобы все, являющиеся в Константинополь, преосвященные жили в кельях этой, в то время вновь назначенной патриархии, а не проживали в мирских домах столицы, чтобы не унизить святительского достоинства. Блаженный Тимофей в воспоминание об отнятом храме Всеблаженной наименовал храмом Пресвятой Богородицы эту церковь, посвященную издревле святому Георгию42. Он остается патриархией и до настоящего времени43. Приснопамятный Тимофей пас Церковь праведно и боголюбезно 8 лет, после чего почил о Господе44. Преемником ему был

1622 г.

182) Кирилл Ⅰ, Лукарис, бывший пред тем патриархом александрийским и уже управлявший престолом константинопольским в звании местоблюстителя (о чем мы упомянули выше). Он был родом из Крита и в мире назывался Константином. Постригшись в монашество, он путешествовал по Бельгии, Британии и другим землям и, наконец, избран (1603 г.) преемником блаженного Мелетия Пига на престоле александрийском и с честью занимал его 15 лет. Это был муж мудрейший и знаменитейший не только ученостью и благочестием, но и гонениями, кои он испытал по вступлении на вселенский престол, быв пять раз возводим на него и четыре раза низводим. Относящиеся к этому обстоятельства мы изложим ниже. Здесь же ограничимся одним замечанием. Весь почти 17-й век был временем многих и великих скорбей для Церкви. Нечестие некоторых пастырей и разнообразные происки и хитрости вторгавшихся извне еретиков, покровительствуемым варварским и корыстолюбивым турецким правительством, поставили Церковь в затруднительное положение. Возобновились насильственные низложения патриархов, которые повторялись чаще, чем неправильные и беззаконные удаления пастырей Церкви, бывшие при еретических императорах. Спустя год и 4 месяца по вступлении Кирилла на престол некто Григорий, епископ амасийский (орган находившихся в Константинополе иезуитов), сговорившись с двумя низложенными архиереями, ахридским Митрофаном и серрским Иоасафом, оклеветал патриарха пред турками в дружбе с европейцами и измене. Кирилл насильственно был лишен кафедры и изгнан45. Патриархом же избран

1623 г.

183) Григорий Ⅳ, амасийский. Но и он через 3 месяца в оковах был сослан в заточение в Родос, как не соборным определением избранный, а отъинуду пришедший. Вместо него назначен

1623 г.

184) Анфим Ⅱ, до того времени адрианопольский. При нем Григорий, похититель патриаршества, соборно был низложен и отлучен. Но и сам Анфим, видя, что дела Церкви находятся в бедственном положении, а долг Церкви возрос до огромных размеров, спустя 50 дней после вступления на кафедру оставил ее и удалился в уединение на Афон. На его место опять был приглашен

1624 г.

Кирилл Ⅰ Лукарис, во второй раз. Этот мудрый патриарх находился под особенным покровительством английского посланника и еще большим – бельгийского посла, как старый знакомый англичан и бельгийцев, пользовавшийся прежде дружеским приемом в их государствах. Оба эти двора находились в то время в дружественных отношениях к Порте, а бельгийский, кроме того, сильно противодействовал низким проделкам иезуитов (которые утвердившись в Галате и Ставродоме и устроив училища, даром учили детей греков, а бедным родителям их давали пропитание, покупая ценою такой благотворительности простые и несведущие души, в которых насаждали они мало-помалу папское нечестие). Но мудрый патриарх не переставал своими наставлениями утверждать православных в отеческом благочестии и разоблачать тайные замыслы папистов. С этой целью он устроил в Константинополе типографию, поручив управление ее монаху из Корфу Григорию Метаксе и издавал необходимые книги благочестивого содержания в опровержение тех нечестивых книг, которые во множестве печатались иезуитами и раздавались ими даром46. Последние, видя в патриархе сильного врага себе, оклеветали его пред правительством как хулителя магометанского закона и ссылались в доказательство на катехизическое сочинение патриарха Кирилла (изданное им еще в бытность его в Лондоне), в котором он обличал ложное учение Магомета. Иезуиты утверждали пред турками, что эту книгу патриарх напечатал незадолго пред тем в константинопольской типографии. Правительство, раздраженное против Кирилла, отправило солдат, которые разрушили до основания типографию и обратили в прах все типографские принадлежности, а сам начальник типографии Метакса едва успел спастись бегством. Потом посланы были другие схватить Кирилла, но он укрылся в доме бельгийского посланника. Последний поспешил вступиться за него и убедил великого визиря, что это клевета иезуитов. Таким образом, Кирилл опять удержался на патриаршем престоле. Тогда иезуиты замыслили против него новые козни. Они обвинили патриарха в кальвинизме и старались уверить в этом простодушных архиереев и клириков. Склонили на свою сторону также некоторых дурных людей большими обещаниями и деньгами. Таким образом всюду распустили слухи, что патриарх держится кальвинского образа мыслей. Слух об этом дошел до православной России. Тогда русские послали к иерусалимскому патриарху Феофану, проживавшему в Яссах, узнать в какой мере справедливы такие слухи. Блаженный Феофан созвал местный собор и отвечал посланием, состоящем из 15 глав, что патриарх Кирилл есть истинный и православный патриарх. Но через два года (1632 г.) явилась в Константинополь книга, напечатанная в Женеве, содержавшая в себе 18 глав и 4 вопроса, и наполненная кальвинистическим нечестием. На заглавном листе эта книга приписывалась самому Кириллу, вселенскому патриарху. Неизвестно кто был настоящий ее автор. Несомненно, впрочем, что книга была писана не блаженным Кириллом (сколько бы ни утверждали протестанты, издавшие целое сочинение, в котором говорится, что в Швейцарии сохраняется подлинник ее, написанный рукою самого Кирилла, равно и некоторые другие письма в кальвинистском духе, на латинском языке!). Несомненно также, что различные ереси лютеранские и кальвинистские, волновавшие тогда всю Европу, пытались вторгнуться и в православную Церковь. В то время потерпевший столько бед Константинополь сделался свидетелем с одной стороны бесстыдных папских козней, с другой – миролюбивой, по-видимому дружелюбной политики лютеран и кальвинистов. Последние действовали тогда в Константинополе еще не открыто и не прямо, но тем не менее соперничали с папистами в том, кому первому захватить в свою власть восточную Церковь, которая в то время казалась сиротствующею и невежественною и страшно угнетаемою под чужеземным владычеством47. Несмотря на это, всегда пребывающий, невидимый Жених и Царь сохранил ее невредимою. С появлением же кальвинистской книги под именем патриарха Кирилла произошло в Константинополе большое смятение и Кирилл снова обвинен пред правительством во франкской вере и измене и насильственно низведен с престола спустя 8 лет со времени вторичного вступления на него. На место Лукариса избран

1632 г.

185) Кирилл Ⅱ, епископ веррийский, по прозванию Контарис, достойнейшее орудие иезуитских козней. Но он был на кафедре только 6 дней (от 5 до 11 октября) и вслед за тем насильственно низвержен правительством и сослан в заточение в Тенедос. Вместо него опять приглашен славный Лукарис

1632 г.

Кирилл Ⅰ, в третий раз и украшал престол полтора года. Но неусыпная заботливость папистов нашла другое орудие, – Афанасия критского, известного великому визирю (Зафири). Из-за него Кирилл опять был удален, а патриархом поставлен сам же критянин

1633 г.

186) Афанасий Ⅲ, по прозванию Пателларий, епископ фессалоникский. Писатель 17 века Димитрий Прокопиу Мосхополит из Македонии (в перечне греческих ученых) называет его философом, филологом, поэтом, прекрасно владевшим греческим и латинским языками и отличнейшим проповедником. Но мудрый в слове, Пателларий, оказался на деле тщеславным человеком и из честолюбия готовым попирать божественные каноны Церкви. К счастью, слабое патриаршествование его было непродолжительно: через 40 дней по вступлении на кафедру он был насильственно удален с нее в Великий Пяток и опять отправлен в Фессалонику, избежав заточения благодаря сильным своим покровителям. Отсюда тщеславный патриарх бежал в Анкону и написал просьбу папе об утверждении за собой, по прибытии в Рим, титула константинопольского патриарха (папа, как известно, имеет при себе номинальных патриархов восточной Церкви). Папа отвечал Пателларию, что согласен дать ему 73-е место в ряду кардиналов, если подпишет латинский символ веры. Несчастный Пателларий затрепетал, услышав о повелении державного папы! И хотя он дозволил уже себе сделаться нарушителем канонов, но быть к тому же изменником отеческому учению не решился. Поэтому он поспешно удалился из Анконы в Молдовлахию, откуда в последствии опять прибыл в Константинополь. По удалении его возвращен из заточения достославный

1633 г.

Кирилл Ⅰ Лукарис, в четвертый раз. Он патриаршествовал 1 год и два месяца, после чего снова был изгнан врагами; и снова с помощью их восходит на престол

1634 г.

Афанасий Ⅲ, во второй раз (льстивший своим покровителям иезуитам, по крайней мере, по наружности). В одном поучении, произнесенном им на день святых апостолов, он объяснял слова: «ты еси Петр» и т. д. несколько неправильно и превратно, относя их косвенно к преимуществам римской кафедры, как кафедры первопрестольного Апостола. Но тогда явился другой Афанасий, муж неустрашимый, и обличил патриарха в приверженности к папизму и даже напечатал свое обличение. Вследствие этого бесславный и презренный Пателларий, патриаршествовавший около года, низведен с престола и заточен в Родос сильным пашой Ибрагимом, который вместо него опять возвел на патриарший престол Контариса

1635 г.

Кирилла Ⅱ, в другой раз. Через год и 6 месяцев потерял свое место и сам Ибрагим, а вслед за тем и Контарис заточен в Родос, как человек корыстолюбивый и беспокойный. Тогда патриархом назначен

1636 г.

187) Неофит Ⅲ, до того времени гераклийский, которого неправедный Контарис незадолго пред тем насильственно изгнал из Гераклии. Но через год Неофит отказался от кафедры будучи не в силах поправить расстроенные дела патриархии, происшедшие от накопления большого долга. В продолжение 15 лет (1622–1637) двенадцать раз сменялись четыре патриарха (Лукарис, Контарис, Пателларий и наконец Неофит), отчего долг патриархии возрос до 100.000 пиастров. Заимодавцами были турки, французы, армяне и евреи, которые влачили по судам поручителей архиереев, требуя от них процентов или капитала. Такие страдания понесла Церковь по вине преимущественно двух пастырей, – Контариса и Пателлария. В последствии времени она подвергалась еще ужаснейшим страданиям. Происки лжебратий, вторгавшихся извне, постоянно вступавших в союз с самыми недостойными или самыми легкомысленными из архиереев, поджигали в них тщеславное искание патриаршества: а еретики, хотя и неразумно и тщетно, но все-таки надеялись с помощью преданных им патриархов действовать ко вреду догматов восточной Церкви. С другой стороны корыстолюбивое турецкое правительство легко принимало всякую клевету, смотря на смену патриарха как на средство получить деньги. Доблестные и добрые пастыри были лишаемы своих кафедр, будучи не в силах противодействовать ни ненасытному любостяжанию властей, ни наветам чужеземцев, которые при посредстве европейских посольств разжигали страсть к патриаршеству в тщеславных епископах. Церковь стенала, долг возрастал, патриархи менялись один за другим. После отречения Неофита снова назначен патриархом

1637 г.

Кирилл Ⅰ Лукарис, в пятый и последний раз. Тогда поднялась против него неудержимая злоба иезуитов. Разными кознями и, наконец, содействием Контариса они возбудили султана Мурата Ⅳ против Лукариса, выставив его опаснейшим и достойным многих казней изменником правительству. Через год и шесть месяцев последнего своего патриаршества блаженный Кирилл насильственно заточен в Лемокопию (крепость близ Константинополя); там по повелению султана задушен и останки его брошены в море48. А на патриарший престол восходит снова

1638 г.

Кирилл Ⅱ, Контарис, в третий и также в последний раз. Спустя год по вступлении его на патриарших престол, ненавидимый всеми за низвержение приснопамятного Кирилла, он сам был обвинен пред султаном как клеветник и злодей. Султан, желая отделаться от этого беспокойного человека, не оскорбляя, впрочем (как ему казалось) политических врагов его, в угождение которым прежде он приказал умертвить Лукариса, сослал Контариса в заточение в Карфаген49, повелев его там удушить, что и исполнили те самые лица, которые отвезли туда Контариса. После него избран в патриархи

1639 г.

188) Парфений Ⅰ, митрополит адрианопольский, прозванный Старцем, родом с о. Хиоса, муж добродетельный. При нем (1642 г.) был созван собор в Яссах. Повод к нему был следующий: лютеране и кальвинисты повсюду распускали слухи, будто мудрейших патриарх константинопольский Кирилл Лукарис принял учение кальвинистов. Они показывали самую книгу в России и благочестивым обитателям Польши, а также в Молдавии и Валахии и в других местах. Вследствие этого тогдашний молдовлахийский господарь, Василий, по прозванию Лупул50, написал патриарху Парфению просьбу созвать собор в Яссах для расследования клевет, возведенных на православную Церковь. Патриарх послал на собор своими местоблюстителями несколько архиереев и Мелетия Сирига51, мудрого проповедника. На ясский собор прибыл с другими архиереями и известный митрополит киевский и всея России Петр Могила, мудрейший и благочестивейший52. По открытии заседаний снова были преданы анафеме главы кальвинистской брошюры и ее сочинитель. Потом созван был собор в Иерусалиме. Так разоблачена распространенная протестами (и самими иезуитами, искавшими посеять раздоры) клевета на православную Церковь, будто она приняла мнения Лютера и Кальвина. Это наделало столько шума в Европе, что даже французский посланник прямо просил патриархов, константинопольского и иерусалимского, письменно изложить исповедание восточной Церкви. Но, с другой стороны, лютеране и кальвинисты, видя славно возвещаемое восточное православие, после вышесказанного иерусалимского собора крайне были раздражены этим и стали разглашать, что восточная церковь латинствует; на доказательство этой мысли преимущественно направляли они все свои сочинения. Из этих сочинений самое дерзкое и смешное было Эймона (Iacob Aymon) издавшего и самый автограф, о котором мы выше упомянули, принадлежавший будто Лукарису и хранившийся в Швейцарии, в доказательство того, что Лукарис держался кальвинистских заблуждений. Таким образом, ни истину с крайнею неумеренностью нападают два совершенно враждебные стана. Но человек благоразумный равно чуждается и безумия, и тупоумия. Так происходило это дело. А Парфений Старец патриаршествовал 5 лет и 2 месяца, и после того лишен кафедры и заточен в Кипр (откуда переселившись впоследствии в Хиос, там и скончался)53. После него вступил на патриарший престол

1646 г.

190) Иоаникий Ⅱ, ираклийский митрополит. Пробыв патриархом только 11 месяцев и столько же дней, он добровольно оставил патриархию. Тогда снова был вызван

1647 г.

Парфений Ⅱ54, во 2-й раз. Он пробыл патриархом только до 1650 г, когда был оклеветан перед турками каким-то Павлакием, будто вел переписку с русским правительством (это была интрига иезуитов, какую они позволяли себе и против других патриархов). Следствием клеветы было насильственное низложение Парфения. Его посадили в каик под предлогом отправления в заточения, убили и бросили в море55. Эта клевета на патриарха и трагическая его кончина, равно как и воспоминание о случившихся в недавнее время событиях с двумя Кириллами, привели в смущение христиан и самых смелых из духовных лиц. От этого снова усилилась довольно частая, и потому самая вредная, смена патриархов; ибо патриархи вскоре после своего избрания по страху отказывались от патриаршествования. После Парфения собором опять был призван

1650 г.

Иоанникий Ⅱ, во второй раз. Видя беспорядок в делах Церкви, он через год и несколько месяцев добровольно отказавшись от патриаршества, скрылся. Вместо него был избран

1651 г.

191) Кирилл Ⅲ, бывший сначала коринфским, а потом терновским митрополитом, по прозванию Σωαυός. Но и он, пробыв патриархом только 20 дней, отказался от патриаршества и удалился в уединение. Тогда снова занял престол

1651 г.

Афанасий Ⅲ Пателларий, в 3-й раз и последний. Он возвратился на престол вследствие влияния своих покровителей. Несмотря на это, митрополиты его не признали. И потому через 15 дней он отказался от кафедры и со стыдом и раскаянием в душе бежал. Тогда собором избран был патриархом

1652 г.

192) Паисий Ⅰ, ларисский митрополит. При нем русская православная церковь братски сообщила Великой Церкви константинопольской о некоторых обстоятельствах с патриархом Никоном. По поводу этих обстоятельств в последствии царь Алексий, отец Петра Великого, греко-русская церковь держала свой собственный собор, на котором по низложении Никона возведен был в сан патриарха Иоасаф. На этот собор были приглашены 2 восточных патриарха, Паисий александрийский и Макарий антиохийский. Паисий константинопольский после годичного, а по другим – только девятимесячного своего патриаршествования, бежал, и тогда опять был вызван

1653 г.

Иоанникий Ⅱ, в 3-й раз. Он был патриархом почти 2 года и, наконец, за то, что не в состоянии был внести обычной подати, государственный казначеем был посажен в темницу. Продержанный в ней 16 дней, он отказался от патриаршества и, вырвавшись оттуда, поспешно бежал. Вместо него собор снова вызвал

1655 г.

Кирилла Ⅲ, во 2-й раз. Пробыв патриархом едва две недели, он насильно сослан был в заточение на остров Кипр государем, который потребовал от него подати как за предшествовавшего патриарха, так и за него самого. Вместо него был вызван

1655 г.

Паисий Ⅰ, во второй раз. Это был человек непостоянный и беспокойный, поэтому через 11 месяцев его вторичного патриаршествования он был низложен и послан на кизическую кафедру. Но спустя немного, он был изгнан и из Кизика и получил предстоятельство в Ефесе. Вместо него избран был

1656 г.

193) Парфений Ⅲ, митрополит хиосский, человек благочестивый, правдивый, образованный и ревнитель православия. От него ожидали большого улучшения в делах Церкви. Но сеятель плевел всегда бодрствует! Царствовавший в то время в Тавриде хан татарский, узнав от отправленного патриархом к гетману казацкому посла, что митрополит греческий, бывший недавно никейским, пользуется расположением и уважением христолюбивых казаков, стал подозревать, что патриарх константинопольский послал его к этому гетману с целью возбудить мужественных казаков и русских к войне с султаном и его союзниками – татарами. Хан донес об этом визирю султана. В это же время в руки одного аббата иезуитов попало письмо патриарха, в котором он просил государя валахского прислать денежную помощь для уплаты вновь увеличившегося долга патриархии. В этом письме между другими евангельскими изречениями патриарх написал и следующее: «приидет Царство Небесное, в котором милостивые получат воздаяние». Аббат иезуитский тайно послал визирю это письмо. Человек, доставивший письмо визирю, объясняя это изречение, относил выражение о Царстве Небесном к царству русских, которого будто бы скоро ожидал патриарх, злоумышлявший против Оттоманской державы. Этого достаточно было для визиря. Он призвал патриарха к себе и, тщательно расспросив обо всем, хотя нашел его невинным, но для большей безопасности и в пример другим, осудил его на самый постыдный род смерти – удавление, и вот знаменитый патриарх через 3 месяца своего патриаршествования в Лазареву субботу (1657 г.) был удавлен на решетчатых воротах Константинополя (пармак-капи). В таком положении патриарх пробыл 3 дня и потом брошен в море. Но христиане извлекли из моря честные его останки и похоронили их на одном из константинопольских островов56. С этого времени запрещено было патриархам лично представляться султану и принимать от него знаки утверждения в своем достоинстве. Такая честь представлялась неприличною и неудобною для людей неверных и непримиримых врагов султанской династии. Прием нового патриарха предоставлен был визирю, как это делается и теперь. После осуждения патриарха Парфения, когда Церковь была в глубокой скорби, врагами ее вызван был на патриарший престол

1657 г.

194) Гавриил Ⅱ, епископ ганский, без избрания и согласия архиереев, человек необразованный. Но архиереи через 12 дней низложили его и послали предстоятелем в Прузу, по необходимости удовлетворяя таким его назначением требованию грубых его покровителей. Впрочем, несчастный Гавриил через 2 года был повешен в Прузе по клевете одного еврея, будто он окрестил турка (а по другим – иудея, сделавшегося турком). После него на патриарший престол возведен был

1657 г.

195) Парфений Ⅳ, митрополит Прузы. Во все время своего патриаршества он отличался добротою и благочестием. После 3-х летнего с 7 месяцами кроткого управления церковью он отказался от патриаршества и снова был назначен предстоятелем Прузы по просьбе тамошних христиан. Место его занял по соборному избранию

1660 г.

196) Дионисий Ⅲ, митрополит ларисский, родом с острова Андроса. Он с честью управлял церковью в течение 5 лет и был известен как человек строгий и деятельный. Потом вдруг бежал, оставив престол. Тогда опять был вызван из Прузы

1665 г.

Парфений Ⅳ, во второй раз. Но через 3 года он правительством сослан в заточение на остров Тенедос; вместо него на престол возведен был

1668 г.

197) Климент, иконийский митрополит. Но архиереи его не признавали, так как он был возведен на престол патриарший насильно, против их желания, и престол константинопольский оставался 3 месяца и 20 дней без патриарха. Поэтому несчастный митрополит иконийский снова был низложен правительством, которое получило за это большие деньги, и вместо него был возведен в сан патриарха

1669 г.

198) Мефодий Ⅲ, ираклийский митрополит. Он через 2 года, отказавшись от патриаршества, бежал в Венецию и там, по кончине пастыря ее, Гавриила Филадельфийского, был сделан предстоятелем православной церкви. Преемником его был

1671 г.

Парфений Ⅳ, в 3-й раз. Но через год он был сослан в заточение на остров Кипр. И по единодушному избранию собора преемником его назначен

1672 г.

199) Дионисий Ⅳ, также митрополит ларисский, родом из Константинополя, по прозванию Музелим (Μουσελίμης), получивший это наименование от фамилии, из которой происходил. При своем иностранном наименовании (которое значит «правитель»), он имел душу и образование еллинское, благородный и православный образ мыслей, знал особенно хорошо священное Писание, был жарким ревнителем церковного благочиния и учил добродетели и словом и делом. Но зависть и невежество, находившие поддержку в варварском правительстве, не пощадили и такого человека! Через год он был низложен и сослан в заточение. После него начались более частые, нежели прежде, перемены патриархов. На престол, который не имел ни мирского блеска и власти, ни богатства, подобно папскому, но был обременен только множеством забот, большою бедностью и терпел страшные угнетения от турок, стали восходить люди по одному неразумному тщеславию! Отыскивались люди столько недостойные, сколько же и безрассудные, которые производя волнение в церкви и лишая ее добрых пастырей, бросались на эту достославную высоту единственно для общего и собственного их несчастья. Преемником достойно уважаемого Дионисия был

1673 г.

200) Герасим Ⅱ Терновский, человек незначительный. После того, как Герасим был низложен или сам отказался от патриаршества через 2 года, преемником его был

1675 г.

Парфений Ⅳ, в 4 раз; когда через год он был низложен, преосвященные архиереи пригласили благочестивого

1676 г.

Дионисия Ⅳ, во 2 раз. Он патриаршествовал 3 года, и потом, при содействии правительства, его свергнул с престола, и занял его, человек ничтожный

1679 г.

201) Афанасий Ⅳ, епископ Редеста. Но митрополиты его не признали, так как он не был избран по общему приговору собора, как требовали церковные правила, а взошел на престол самовластно. Турецкое правительство, взяв большие деньги, снова дозволило архиереям свободное избрание. Тогда архиереи через 14 дней изгнали недостойного Афанасия и на его место избрали

1679 г.

202) Иакова, митрополита ларисского. Иаков через 3 года добровольно отказался и тогда снова вызван был знаменитый

1682 г.

Дионисий Ⅳ, в 3 раз. Но он пробыл на кафедре только 2 года и во время этого третьего патриаршествования; потом был низложен в третий раз, и после него снова начал патриаршествовать

1684 г.

Парфений Ⅳ, в 5-й и последний раз. Через год он отказался от патриаршества, и был назначен предстоятелем митрополии виддинской, а благочестивый Дионисий Музелим – предстоятелем митрополии Халкидонской; на патриарший же престол возведен был

1685 г.

Иаков ларисский, во 2-й раз, и снова через год был низложен, а на место его вызван был из Халкидона

1686 г.

Дионисий Ⅳ, в 4-й раз. Но хитрые друзья Иакова изгнали Дионисия через 2 месяца. Он удалился в Венгровлахию, а патриаршествовать снова стал

1686 г.

Иаков, в 3 раз, и оставался на кафедре 4 года, после чего, утомившись тернистым и многотрудным патриаршествованием, отказался от него57. Преемник ему уже был готов

1690 г.

203) Каллиник Ⅱ, митрополит Прузы. Несправедливо вытеснив из Адрианополя законного пастыря его Неофита, он поставил вместо него Климента. Но Неофит, забыв, что за зло не следует воздавать злом, стал бороться с Каллиником, употреблять против него разные хитрости и наконец победил его. Каллиник был низложен, а на патриарший престол взошел сам

1691 г.

204) Неофит Ⅳ, митрополит адрианопольский. Но через 5 месяцев снова занял его место, употребив с этой целью хитрость, соперник Неофита

1692 г.

Каллиник Ⅱ, во 2-й раз, и патриаршествовал 2 года. Когда в 1693 году через Венгровлахию проходил визирь турецкий в поход против германцев; тогда господарь венгровлахский Константин Васаравас обратил его внимание на проживавшего в его владении патриарха Дионисия Музелима и успел убедить его, что он был несправедливо лишен кафедры патриаршей. Вследствие сего, при содействии визиря, вызван в Константинополь

1693 г.

Дионисий Ⅳ, в 5 и последний раз. Тот же самый визирь, по возвращении своем из похода, обманутый друзьями Каллиника, через 7 месяцев выгнал из патриархов благочестивого и достойного уважения Дионисия, который ошибся в одном том, может быть, что оставив любезное уединение, променял его в этот раз на патриаршество, сделавшееся уже игрушкою тиранов, и совершенно недостойно его мудрости и добродетели вступил в соперничество с Каллиником! Дионисий снова бежал в Венгровлахию, – и скончался в Триесте. На престол снова взошел

1694 г.

Каллиник Ⅱ, в 3 раз. Во время этого его патриаршествования Мефодий, прежде бывший епископ фессалоникийский, лишенный и епископии и архиерейского сана за противозаконные поступки и за дружбу с западными, французскими патерами, подал великому визирю прошение, чтобы местные епископы и митрополиты выбирались не патриархом и его синодом, а турецким правительством, которое может продавать самим епископам епархии, подобно тому, как продает провинции губернаторам, и получать за это с епископов условную сумму в пользу государственной казны. Предложение понравилось визирю и он думал было привести его в действие. Патриарх с синодом, узнав об измене, поднесли правительству большие подарки и много денег, и таким образом остановили зло. Хотя этот взнос был тяжел для церкви, по крайней мере за патриархом и синодом новым указом подтверждено было издревле им принадлежавшее право избрание архиереев, а нечестивый Мефодий был сослан в заточение; Каллиник же оставался на престоле до конца своей жизни и был патриархом 8 лет58 (1694–1702).

«Постыдна и недостойна пастырей их взаимная борьба из-за пустой славы», – справедливо восклицает блаженный Мелетий афинский.

Тоже повторяли и некоторые из наших ученых, видя, что в продолжение 77 лет (1622–1700) было почти 50 перемен патриарших (именно 48), и что эти перемены происходили большей частью вследствие лихоимства правительства59. Справедливое замечание, но не верно его объяснение! Всякий, слыша, что в продолжении 77 лет было 50 перемен патриарших, подумает, что сменилось 50 различных патриархов; тогда как в самом деле был только 21 патриарх; из них некоторые были патриархами часто по 2, по 3, а некоторые даже по 5 раз. По исключении же из этого числа 4-х, немедленно низложенных за то, что он были возведены в патриархи без определения и согласия собора, и потому совершенно не патриаршествовавших, которых история перечисляет по одним только именам60, останется только 17 патриархов, преемствующих друг другу на самом деле. Из них должно исключить еще 8: 3 умерших61 и 5 по своему желанию отказавшихся от патриаршества62, после которых необходимо должны были быть преемники. Затем всех, которые в это время соперничали о патриаршей кафедре, остается только 9. Если, наконец, из этого числа исключить тех, которые были избраны законным образом, потом насильно сосланы в заточение и снова были призываемы на патриарший престол собором (как, например, Иоанникий в 1-й и 2-й разы, Иаков, Дионисий в 4 раз и особенно знаменитый Лукарис, над которым повторилась та же история, какая случилась с блаженным Павлом Исповедником), то останется только 5 патриархов, в собственном смысле искательных и преступных. Впрочем, безрассудство и этих только лиц устрашает всякую православную душу! Как нашлись архиереи, которые до такой степени были безумны, что отягощали и без того уже подавленную столькими несчастьями мать и питательницу церковь, и попирали божественные каноны, чтобы только восходить на патриарший престол и нисходить с него, престол высокий и достойный уважения, но вместе с тем многотрудный и многоскорбный, особенно в эти времена, так что самый добродетельный и законный пастырь должен бы страшиться принять на себя управление им. Но из безрассудства их вовсе не следует того, что прибавили потом упомянутые историки! «Кто перечтет эти 50 патриарших перемен, искренно пожалеет, – до какой меркантильности дошел клир святой нашей церкви.» Но если турецкое правительство, приняв от трапезунцев приношение, обратило его потом в обязательную подать с новопоставляемых патриархов, то зачем называть ее подкупом? И чем виновны платившие против воли эту подать, установленную правительством? Если же сменявшие друг друга недостойные архиереи, ища патриаршества, увеличивали с этой целью сумму взноса, то зачем представлять весь остальной клир восточной церкви участником в этих действиях? Если Кирилл Контарис взошел на престол патриарший, внеся беззаконную подать; чем виноваты прочие 3 блаженнейшие патриарха и все другие истинные пастыри Церкви? Между многими недостойными не просиявали ли Лукарисы, Парфении Хиосские, благочестивые Музелимы? Смешивать эти невинные лица с виновными значит то же, что человека правого ставить наравне с беззаконным; тогда и Македоний, и ариане, и иконоборцы, бывшие патриархами константинопольскими, ничем не будут отличаться от Нектариев, Златоустов и других древних блаженных патриархов. Но да не будет этого! Недостоинство некоторых пастырей никогда не пятнало ни апостольского, ни вселенского престола, ни клира восточной церкви; подобно тому, как злодеяния Иуды или Николая антиохийского не оскверняли лика апостолов и апостольских диаконов. Истинная причина тех перемен, о которой умолчали названные историки, ясна и очевидна! Люди тщеславные, движимые собственными страстями, увлекаемые иноверными врагами восточной церкви и (что всего хуже) поддерживаемые турецким правительством, а в иной раз и принуждаемые им, безрассудно устремлялись к престолу, низвергая при этом друг друга, и восходили на высоту святейшей кафедры, с которой спустя немного стремглав падали в бездну погибели! Бесславные имена этих людей вносятся в церковные каталоги с целью вразумить и уцеломудрить потомков! Опыт и церковная история доказывают, что как скоро светская власть вторгается в область управления церковного и порабощает иерархию для своих целей, в таких обществах почти никогда не перестают являться люди, которые, будучи облечены священным саном, попирают божественные каноны и святотатствуют, «повинуясь более людям, чем Богу». Но в православной Церкви живет и блюдет ее Вечный ее Жених, который всегда имеет своих верных воинов и отделяет их от отступников! Но обратимся к последующему. По смерти Каллиника преемником его был

1702 г.

205) Гавриил Ⅲ, митрополит халкидонский, родом из Смирны, человек разумный, богобоязненный и весьма кроткий63. Пять лет, а по другим, – четыре года, он благочестиво и богоугодно патриаршествовал и потом, впав в тяжкую болезнь, почил о Господе. Преемником его был избран

1707 г.

206) Неофит Ⅴ, митрополит ираклийский, до своего посвящения пользовавшийся известностью как человек ученый; но возведение его на патриарший престол было только номинальное. Недоброжелательные люди оклеветали его перед турецким правительством в измене и предательстве. Вследствие сего не только не было утверждено правительством его избрание; но блаженный Неофит был сослан на галеры. На место его возведен

1707 г.

207) Киприан, митрополит кесарийский, человек, по свидетельству некоторых врагов его, – неученый, невоздержанный и сребролюбивый, но по более справедливому мнению большинства, по образу жизни, – умеренный, строгий и большой ревнитель древней простоты. Он увещевал не употреблять дорогих одежд и серебряных сосудов и побуждал клириков к соответственной с их саном умеренности и степенности. Посему, представляясь человеком тяжелым, он был ненавидим и обвиненный в неспособности к управлению патриархией, через 2 года с половиной был низложен и сослан правительством в заточение на Святую гору. Вместо него патриархом был избран

1710 г.

208) Афанасий Ⅴ, митрополит адрианопольский, родом критянин, человек благочестивый, ученый, хорошо владевший греческим, латинским и арабским языками и в совершенстве знавший церковное пение. Занимаясь изучением богословия и других наук, он предпринял перевод трехъязычного лексикона Минискиева, – дело весьма полезное для греческой филологии. Но немногие ценили его мудрость и благочестие. По невежеству и зависти вознегодовали на него некоторые архиереи, тяготившиеся сверх того строгостью его нравов (о чем блаженный много заботился). Поэтому он терпел то же, что часто терпели люди образованные и добродетельные, но навлекшие на себя ненависть людей сильных, которые, закрывая глаза пред светом мудрости, любят мрак неведения, чтобы скрыть, что они и сами слепы и руководят тоже слепцов! В числе врагов духовного образования во времена невежества часто являлись и некоторые полуобразованные духовные, которые с негодованием отвращались от истинно образованных людей и обличали их в нечестии и беззаконии. Поэтому и мудрый Афанасий оклеветан был, как нововводитель в догматическом учении, и как человек, начитавшийся неправославных иностранных книг. Вследствие сего, едва пробыв патриархом 1 год и 4 месяца, он был низложен с престола, хотя имел многих покровителей и защитников. Преемником его был

1712 г.

209) Кирилл Ⅳ, кизический митрополит, родом с острова Лесбоса, человек, владевший эллинским и богословским образованием, и отличавшийся благочестивой и богобоязненной жизнью. В то время, по случаю войны с германцами, визирь с султанами жили в Адрианополе. Поэтому здесь же по необходимости жил и патриарх с состоявшими при нем архиереями. Однажды визирь пригласил патриарха к себе, расспрашивал о некоторых делах (может быть политических) и потребовал от него увеличения церковной подати. Раздосадованный отказом патриарха, он прогнал его, потрясая своей чалмоносною головою. Приближенные к патриарху лица, узнав об этом, убеждали его прибегнуть к придворным и, при содействии их, умилостивить визиря. Но блаженный Кирилл не захотел так сделать, благородно предпочитая этому освобождение от многотрудного предстоятельства; а поэтому немного спустя он был низложен с престола, пробыв богоугодно патриархом полтора года. Место его занял

1713 г.

Киприан, во 2-й раз. Но через 4 месяца он был низложен потому, что мужественно противостоял увеличению ежегодной подати, которого турецкое правительство потребовало и от него. Преемником его был

1713 г.

210) Косма Ⅲ, родом халкидонянин, человек деятельный и умный, но беспокойный и тщеславный. Он был сначала архиепископом синайским, потом клавдианопольским; затем он хищнически взошел на престол Александрии еще при жизни ее патриарха. Преследуемый клиром и народом Александрии, он пришел в Константинополь и жил в доме некоего Иоанна, богатые родственники которого, в особенности зять Манолак, имели большую силу при дворе. Этот Манолак был глава цеха скорняков. У турок часто имели большой вес скорняки и другие промышленники, и особенно менялы. В награду за свои услуги они выпрашивали себе у придворных содействия по делам, иногда и не совсем справедливым. Так и Манолак просил визиря утвердить Косму патриархом, предлагая за это увеличение подати, на которое не согласились низложенные патриархи Киприан и Кирилл. Визирь приказал, а раболепствовавшие пред ним архиереи, бывшие в Константинополе, повиновались и в сане патриарха был утвержден недостойный Косма. Пробыв 2 года на патриаршестве, которым распоряжались во время его управления Манолак и его друзья, он справедливо был низложен архиереями и, отказавшись от патриаршества, опять удалился на Синайскую гору. Здесь он жил в слезах и покаянии до того времени, как снова многочисленными просьбами призван был на престол Александрии, где и скончался, пасши церковь богоугодно. А на престоле константинопольском был утвержден

1715 г.

211) Иеремия Ⅲ, митрополит кесарийский, родом с Патмоса. Архиереи избрали его на место Космы, но они принуждены были врачевать одно зло другим. Иеремия по жадности турецкого правительства обещал двойную подать и внес ее за изгнание Космы и за освобождение церкви от его угнетений. Иеремия снискал себе уважение благочестием; он был знаток греческого языка, хорошо изучил богословие, углублял свой ум в божественное Писание и творения святых отцев, на основании которых составлял церковные поучения, учил благочестию словами и вместе вел беспорочную, безукоризненную жизнь. При нем (в 1722 г.) прибыли в Константинополь патриархи: александрийский Афанасий и иерусалимский Хрисанф; и составился собор, который снова обнаружил пред православной Церковью нечестие западной церкви, распространяемое в Азии и преимущественно в Антиохии миссионерами римскими, которые, целыми толпами проходя по городам и селениям, не проповедовали Евангелие туркам и иудеям, но старались совращать православных, и действительно, особенно в Антиохии, раздачей денег, разрешением постов часто и многих православных христиан совращали с узкого пути спасения на широкий путь погибели, как обыкновенно делают все скитающиеся лжеапостолы и учители нечестия. Эти люди проповедовали, что также учит и Великая Церковь и что она находится в соединении с римскою. Православные христиане приведены были этим в большое смятение. Нечестивые лжеапостолы пользовались покровительством правительства вследствие ходатайства государственных людей Европы. Поэтому патриархи были вынуждены заявить пред всеми православными постоянный и неизменный дух западной церкви. Так они и сделали! Но возвратимся к патриарху Иеремии. При его благоразумии и деятельности, по приказанию султана, возобновлен был обветшавший уже храм патриархии (в 1720 году) и вновь выстроены при нем келии и дом для патриарха (эти здания лежали в развалинах после пожаров, бывших в 1707 и 1710 годах). Так как при этих постройках необходимы были издержки и вследствие сего наложена была большая ежегодная подать; то Иеремия, потребовавший от архиереев денежных пожертвований для облегчения нужды, показался для них тяжелым и строгим. И вот сами безрассудные архиереи согласились не на облегчение нужд патриархии, а на низложение патриарха, как будто низложив его, они устраняли вместе с тем и долг. Напротив, к прежнему долгу теперь присоединились издержки на утверждение нового патриарха. Не имея возможности легко низложить Иеремию, пользовавшегося уважением даже у самих турков, они оклеветали его пред султаном, будто он возбуждал письмами императора русского Петра Великого идти войною против турецкой империи (тогда была уже объявлена война между русскими и турками). И поэтому патриарх был заключен в тюрьму с опасностью жизни; но, к счастью, по исследовании дела оказался невинным и был только оштрафован 50,000 пиастров. Таким образом, корыстолюбие пощадило его жизнь! Он был освобожден из тюрьмы и снова остался на патриархии. Но после сего его постигло новое искушение! Григорий Гика, господарь молдавский, рассердился на него за несогласие на беззаконный развод сестры своей и стал стараться об изгнании Иеремии в заточение (Гика знал, что патриарх был оклеветан перед правительством), и действительно изгнали стража церковных канонов Иеремию на Синайскую гору. Вместо него, бывшего патриархом 12 лет, по ходатайству господаря, утвержден был в сане патриарха

1726 г.

212) Каллиник Ⅲ, митрополит ираклийский. Он до такой степени был взволнован радостным известием об избрании его патриархом, что, получив такое известие, тотчас умер от апоплексии. На место его был возведен

1726 г.

213) Паисий Ⅱ, митрополит никомидийский, человек хорошо образованный, кроткого нрава и обходительный. Он издал соборное постановление, чтобы в священный сан возводились только люди образованные и почтенные по жизни, и определил наказания за нарушение этого постановления. (Но такой порядок продолжался только в течение немногого времени, а потом возбудил в людях необразованных сильную ненависть к образованным). Паисий издал также и православное исповедание. Но спустя немного он сделался совершенно небрежным и беспечным в отношении к заботам о духовной жизни и богослужении. Люди, окружавшие его, не соблюдали церковного благочестия. – Во дни его (в 1730 г.) в Константинополе возмутились против султана Ахмета Ⅲ янычары64 и одна толпа их, бросившись в патриархию, требовала от патриарха большой суммы денег. Но так как Паисий отказался от выдачи их, то варвары разрушили патриархию и, ворвавшись в храм, изрубили в куски священные мощи, вылили святое миро, уничтожили перенесенные из храма Всеблаженной хранившиеся еще тогда святые иконы, попрали даже и самого Божественного Агнца, хранимого в дароносице и наделали других нечестий в храме Божьем! Виновником всего этого сочли патриарха, который в следствие ли смущения, причиненного ужасом, по беспечности ли в опасности или даже, как говорят, по сребролюбию (а кто знает, – не вследствие ли безденежья?) не удовлетворил требованию варварского любостяжания. Поэтому возненавиденный Паисий лишен престола и сослан в Кипр, пробыв патриархом 6 лет. Призван же снова

1732 г.

Иеремия Ⅲ, во 2 раз. Вскоре по возвращении с ним сделался апоплексический удар. По облегчении от него он управлял церковью 7 месяцев, больной, потом отрекся и, удалившись на Афонскую гору, через несколько времени умер. Вместо него на престол вступил

1733 г.

214) Серафим Ⅰ, митрополит никомидийский, акарнанец, отличавшийся образованием, кротостью и строгой монастырской жизнью. В новый год (1734), когда патриарх выходил из церкви, неизвестный человек, бросившись на него с ножом, нанес ему рану, но не смертельную, как ему хотелось. Схваченный злодей этот казнен правительством, а причина его безумного предприятия осталась неизвестной. В то время, так же как и в последствии, часто армяне делали попытки овладеть Святым Гробом Спасителя и константинопольской святыней Живоносного Источника. – Серафим мужественно воспротивился этому, несмотря на то, что сторону армян держал сам визирь, но был низложен с престола и сослан в Лимнос, после десятимесячного патриаршествования, и, перейдя оттуда на Святую гору, почил о Господе. Преемником его был избран

1734 г.

215) Неофит Ⅳ, патмосец, человек простой и подчинявшийся влиянию других. Поэтому он многим нравился, и пробыл патриархом более пяти лет. Его низверг с кафедры давно домогавшийся ее

1740 г.

Паисий Ⅱ, во второй раз. Все вторичное патриаршество свое он провел в приобретении денег и лихоимстве. Возненавиденный всеми, он был свержен, патриаршествовав 1 год и 7 месяцев; потом турками посажен в тюрьму, из которой едва освободился, заплатив правительству 25 тысяч пиастров. Лишившись всего собранного им, он убежал в Яссы. Преемником его сделался вызванный снова

1742 г.

Неофит Ⅳ, во второй раз. Но друзья Паисия через одну знатную женщину Зою, имевшую доступ к женскому отделению в доме визиря, обещали последнему значительную сумму, и снова насильственно изгнан был Неофит, патриаршествовав 11 месяцев, и сослан в Патмос. На престол же снова взошел

1744 г.

Паисий Ⅱ, в третий раз. Преследуемый друзьями предшественника своего Неофита, он купил протекцию визиря, дав ему множество денег и обещая еще больше в последствии. Он льстил и знатнейшим из живших в Константинополе архиереев, и в особенности тем из них, которые были в родстве с занимавшими в то время разные государственные должности константинопольскими греками или фанариотами. В числе их были: Самуил, митрополит дерконский (ό Δερκεου) (возвысив его митрополию, Паисий поставил ее непосредственно за халкидонскою) и митрополит ипекийский, или пекийский Иоанникий, также константинопольский грек, который перемещен на митрополию халкидонскую, когда соборно изгнан был по благословной причине прежний митрополит Халкидона Гавриил. Так как Паисий и этого Гавриила сделал своим врагом и давно подозревал также никомидийского митрополита Кирилла, как искателя патриаршего престола, то он задумал безумное предприятие. Он предлагает архиереям учредить между собой клятвенный союз, и они в каком-то ослеплении приняли его предложение. И вот в день Пятидесятницы был поставлен аналой и на нем посреди церкви положено священное Евангелие, а они произнесли великую клятву, – сам патриарх в том, что он никогда, никаким образом не будет преследовать никого из архиереев, находящихся в Константинополе, а эти последние, в свою очередь, в том, что они никаким образом никогда не будут делать наветы патриарху! Но скоро после того сам патриарх Паисий стал преследовать епископа филиппопольского Феоклита; потом, не захотев уплатить правительству (опираясь, быть может, на клятвенный союз) годовой дани, он оставлен был своими единомышленниками беспомощным и по приказанию великого визиря заключен в тюрьму, патриаршествовав 3 года и 6 месяцев. На патриаршую же кафедру восшел прежний завистник и искатель ее

1748 г.

216) Кирилл Ⅴ, митрополит никомидийский, человек хотя и умный, но не благочестивый, высокомерный, расточительный и лицемерный. Найдя огромный общественный долг церкви, он увеличил его вдвое. И Паисий, освобожденный из тюрьмы, ссылается, а этот Кирилл по требованию, как говорят, в. визиря прибавил и другую годовую подать, называемую данью ежегодного утверждения (по-турецки – мукарер) и, таким образом, разбойнически угнетал церковь 2 года и 8 месяцев. И, снова изгнав его, получает патриаршество подобный ему

1751 г.

Паисий Ⅱ, в четвертый раз. Но едва прошел 1 год, как, низвергнув его, сделался патриархом

1752 г.

Кирилл Ⅴ, во второй раз. Вторичного патриаршествования Кирилл достиг следующим образом. В окрестностях Никомидии скитался некто Авксентий, обманщик, выдававший себя за монаха и за пустынника и чудотворца. Его-то послал Кирилл в Константинополь и обманом стал там проповедовать, как вдохновенный Богом, перекрещивание всех, обращающихся в православие из какой бы то ни было ереси, возбуждал народ против патриарха Паисия, как латиномысленного и армянина по вере и одного только Кирилла провозглашал законным и истинным патриархом. Народ взволновался и бросился в патриархию, с бесчестием изгнал Паисия и возвел, с соизволения султана, Кирилла. После этого Авксентий и двое из его последователей повешены правительством, как возмутители общественного спокойствия, а Кирилл, едва успокоив гнев султана подарком в 250 тысяч пиастров, получил повеление, в силу которого заставил их принять новые постановления о перекрещивании. Но, как говорится, нет худа без добра, – и «этот патриарх Кирилл сделал дело достохвальное, приносящее большую честь и ему, и всему духовенству; именно, он учредил на Афоне, при общем содействии духовенства и мирян, патриаршескую греческую школу (γυμνασιον), пригласив туда учителем философии ученого и благочестивого Евгения Булгариса, который содействовал возрождению наук в Греции своими переводами на греческий язык лучших по тогдашнему времени руководств к логике, метафизике, богословию и риторике. Сначала приснопамятный Евгений учил в Янине, а оттуда перешел в македонский город Козану и там, распространяя образование в народе, в то же время приготовлял для него и будущих наставников. Из Козаны он был приглашен на Афон, где нашел и сотрудника, наставника эллинской словесности, приснопамятного Неофита Грамматика, саном иеродиакона, родом из Пелопоннеза, знатока эллинской словесности и многоученого. Впрочем, эта афонская школа существовала только пять лет (1753–1758). Потом она была уничтожена, потому что Неофит отказался от учительства, а Евгений был приглашен в константинопольское высшее училище. Но ученики афонской школы разнесли во многие места Греции неугасимый свет учения. А Кирилл, патриаршествовав 5 лет, низложен с престола и сослан на Афонскую гору, где богоугодно провел остаток жизни, безмолвствуя и умилостивляя Бога покаянием65. Преемником же Кирилла был

1757 г.

217) Каллиник Ⅳ, митрополит проилавский, родом фессалиец (из Загоры, что на Пилийской горе), муж, обладавший греческим образованием, доброго нрава и вполне преданный церкви. Но друзья Кирилла и против него вооружили народ, который почитал Кирилла, помня свидетельство о нем Авксентия как о едином богоугодном. Между тем случилось и следующее обстоятельство: Каллиник предложил архиереям вопрос: не считают ли они приличным назначить для Петрова поста определенное число дней так, чтобы продолжительность этого поста, как и других постов, была неизменная и не зависела от переходного праздника Пасхи. Предложение патриарха одними отвергнуто, как совершенно бесполезное, а другие и разгласили еще о нем, как о безрассудном еретическом нововведении. В следствие этого патриарх был обвинен в ереси и однажды толпа народа бросилась на него при выходе из церкви, бесчеловечно избила и изгнала из патриархии. Немедленно после этого Каллиник отрекся от престола, который занимал 6 месяцев и восемь дней, и удалился на свою родину в Загору, где жил, занимаясь науками, углубляясь в божественные писания и составляя церковные и исторические сочинения в прозе и стихах. Между прочим, он написал и историю бывших до него по взятии Константинополя патриархов, которая остается еще неизданной. После этого, по общему приговору, патриаршество принял

1757 г.

218) Серафим Ⅱ, митрополит филиппопольский, человек преданный церкви, но надменный. Поэтому-то его и возненавидели, и через три года он был изгнан на Афон. Оттуда в последствии он отправился в Россию, где получил большую честь и гостеприимство от Императрицы Елисаветы Петровны; умер и погребен близ Киева, в котором жил. Преемником ему избран

1760 г.

219) Иоанникий Ⅲ, прежде бывший митрополит ипекийский и потом халкидонский, родом из Константинополя, знатного происхождения, человек умный и обходительный. Но тогдашние политические обстоятельства, беспорядок в делах церковных, обычные раздоры архиереев и в особенности чрезвычайно тягостные долги церкви делали патриаршество в высшей степени тяжелым. Поэтому Иоанникий через четыре года отрекся и, удалившись, покоился на острове Халки, где наконец отошел ко Господу. На его место возведен избранный единогласно

1764 г.

220) Самуил Ⅰ, знаменитый митрополит дерконский, также родом из Константинополя и знатного происхождения, сведущий в богословии, еллинской словесности и других науках, правдивый и благочестивый, отличавшийся государственной мудростью и опытностью, и хороший администратор, который более других был способен привести в некоторую стройность запутанные дела церкви. Немедленно по вступлении на престол он сделал следующие достопамятные распоряжения:

1. Уплатил из собственных денег издержки на подать новой патриархии, ни от кого не приняв никакого денежного пособия.

2. Определил дотоле неограниченную законами власть патриарха, и с его времени патриархи к своим представлениям правительству и денежным документам начали прилагать патриаршую печать, а печать эта была разделена на четыре части, из которых каждая хранилась у одного из четырех старейших архиереев; в патриархии же оставался на сохранении средний столбик или ключ печати.

3. Определил восемь из старейших архиереев непременными членами синода и их назвал геронтами, не устраняя из синода и других архиереев, приехавших в столицу; без единодушного согласия всех этих восьми архиереев или, по крайней мере, большинства их не решалось ни одно церковное дело.

4. Для управления церковным имуществом назначил четырех попечителей (επιτρόπους), двоих из знатных лиц и двоих из купечества.

5. Постановил, чтобы ни перемена, ни выборы патриарха не производились без согласия, по крайней мере, восьми равносильных геронтов, четырех попечителей и великого логофета церкви. Все это было утверждено особым собственноручным султанским фирманом.

6. Сверх того он распределил по иерархиям в соразмерности тяжкий долг кассы (Великой Церкви), который справедливо называет он в окружном послании своем более тяжким, нежели египетские пирамиды. Этот долг заносился в книги под названием дворцового долга каждой епархии. Его обязаны были уплачивать местные архиереи, которые и выдавали письменное обязательство, скрепленное печатью кассы и называемое также дворцовым обязательством. Оттого-то с тех пор Великая Церковь и не признает частных долгов ни одного архиерея, а (принимает к уплате) одни те долги, которые утверждены печатью (патриаршей) кассы.

7. Подчинил власти Великой Церкви бывшие тогда самостоятельными (автокефальными) архиепископии ахридскую и пекийскую; он сделал это по двум причинам: во-первых, потому, что люди, державшиеся латинства, и разного рода другие злоумышленные лица, прокрадываясь в эти епископии из пределов католической Европы, рассеивали плевелы своих заблуждений, легко обманывая независимого епископа, который часто ничего не сообщал об этом Великой Церкви; а, во-вторых, и для того, чтобы и эти две архиепископии приняли участие в уплате долга, и чтобы таким образом большему числу лиц легче было поднять эту тяжелую ношу.

8. Разрешил издревле существовавшее сомнение касательно одной из степеней брака, дозволив двум родным братьям жениться на двух двоюродных сестрах66.

9. Остановил достигшее в то время (в 1766 г.) в Хиосе высшей степени неистовство иезуитских миссионеров, которые, обходя остров, как псы искали, кого бы из наиболее простых православных обмануть, – и заманили посредством денег и хитростей и некоторые чистые души. Поэтому приснопамятный Самуил испросил помощь от гражданской власти, послал с повелением султана екзархов и изгнал миссионерских патеров. На время он запер и существовавшие в Хиосе латинские церкви, желая, чтобы православные не только не принимали впредь подобных лжеапостолов, но и не дозволяли им совращать других67.

10. Оказывал большое уважение людям образованным, особенно Евгению Булгарису, Никифору Феотокию, жившим тогда в Константинополе. Такой-то порядок ввел в церковь этот знаменитый патриарх. Но порядок неприятен для людей, взросших в беспорядке, а таковы, по несчастью, и были по большей части члены состоявшего при нем синода! И вот Самуил первый был лишен патриаршества на основании тех постановлений, которые сам он предложил касательно перемены патриарха, и изгнан, как человек тяжелый и излишне строгий. Вместо него поставлен

1768 г.

221) Мелетий Ⅱ, митрополит ларисский, родом из Тенедоса, человек образованный и разумный. Но и его лишило председательства неожиданное несчастье. Какой-то несчастный итальянец, одетый по-турецки и выдававший себя за врача, в Адрианополе был схвачен по подозрению в шпионстве (в 1768 г. турками уже объявлена была война русским). Когда на пытке его спросили о сообщниках, он сказал, что ему знаком патриарх. Когда его спросили, не принимал ли участия и патриарх в деле, для которого он был послан, несчастный, надеясь освобождения от мучений, отвечал утвердительно. Он тотчас же был повешен, а патриарх с архидиаконом Кириллом и экономом Великой Церкви были отведены в тюрьму, называемую Печью. Эконом умер под пыткой, а архидиакон пережил мучения, нося следы пытки на своей неподвижной правой руке (этот самый Кирилл сделался впоследствии, – в 1780 г., митрополитом писидийским; он был фессалиец по происхождению, человек известнейший, прожил до старости и умер в 1814 г. после тридцатипятилетнего почти пастырства, оставив в своей епархии беспредельную любовь и вечную память как за другие свои святительские добродетели, так в особенности за свое просвещенное человеколюбие и попечение о греческих училищах, больницах, учрежденных во многих местах). Наконец, сам патриарх после многоразличных мучений и строганий оказавшийся невинным, освобожден от них полумертвый и сослан (в знак невинности) на свою родину Тенедос68, и, прожив там несколько лет, переселился ко Господу. Он патриаршествовал едва 1 год. Преемствовал ему

1769 г.

222) Феодосий Ⅱ, митрополит фессалоникский, человек почтенный, преданный Церкви69, который после праведного управления предстоятельскою кафедрой в течение 3 лет, отрекся, – и снова был вызван знаменитый

1772 г.

Самуил Ⅰ, во второй раз, и снова показался тяжелым и строгим, почему через 1 год и 1 месяц был свергнут и, удалившись на остров Халки, покоился там до конца своей жизни. Во время своего кратковременного, но полезнейшего вторичного патриаршества он исходатайствовал у султана повеление, строго воспрещающее вмешательство гражданских властей в судебные дела духовенства и в дела о браках, как подлежащие единственно власти патриарха. Из творений этого приснопамятного патриарха напечатано одно только слово, но в рукописях осталось и много других сочинений, перешедших к его родственникам, а ими переданных патриаршествовавшему в 1806 г. Иеремии для издания. Впрочем, они остались не изданными70. Преемником Самуила был

1774 г.

223) Софроний Ⅱ, патриарх иерусалимский, получивший полное еллинское образование, прекрасно знавший и арабский язык, владевший пером, отличавшийся добродетельной жизнью и всеми уважаемый71. Но он далеко не имел государственной мудрости и деятельности своего предшественника Самуила. Вследствие этого его считали беспечным и робким и думали, что он принял бремя патриаршества более по честолюбию, нежели по сознанию собственных сил. Надежд, возлагаемых на него, он ничем не оправдал, как только своими церковными поучениями, обнаруживающими обширность его сведений в Писаниях и боголюбивую душу. Он патриаршествовал 6 лет и скончался патриархом (обстоятельство весьма редкое, особенно для патриархов, занимавших престол по взятии Константинополя). На место его возведен

1780 г.

224) Гавриил Ⅳ, митрополит древних Патр, родом из Смирны, человек благообразной наружности, доброго нрава, преданнейший Церкви, владевший хорошим голосом и знаток церковного пения. Он также умер на престоле после трехлетнего патриаршества, – а на место его поставлен

1784 г.

225) Прокопий, родом из Пелопонеса, митрополит смирнский, архиерей почтенный и хорошо образованный, но вспыльчивый в высшей степени. Вследствие этого, после пятилетнего патриаршества, он сослан на Афон, – а преемником ему назначен

1789 г.

226) НеофитⅦ, смирнский уроженец и епископ маронийский, отчасти оправдавший общие надежды своим благоразумием, добротой и благочестием. Он заслужил имя политика (потому что более других уступал просьбам людей знатных) и способного к управлению делами72. Но и он, после пятилетнего патриаршества, сослан на Афон, – а поставлен на его место

1794 г.

227) Герасим Ⅲ, митрополит дерконский, родом кипрянин, получивший полное еллинское и духовное образование, человек безукоризненный и почтенный, но уже престарелый и немощный. Поэтому через 3 года он отрекся и, оставаясь в Константинополе, жил в Терапии, где и скончался. Преемником его был

1797 г.

228) Григорий Ⅴ, митрополит смирнский, один из знаменитейших по взятии Константинополя патриархов. Он был родом из Димистаны (по некоторым, – древнего Эриманфа или правильнее Псофиды), аркадской деревни в Пелопонесе. Сначала он именовался Георгием, родился в 1751 г. от бедных родителей, – отца Димитрия и матери Асимины. С самого нежного возраста он имел наклонность к монашеской жизни. Первоначальное образование он получил в школе своей родины. Оттуда, достигнув уже двадцатилетнего возраста, перешел в Смирну, к родственнику своему иеромонаху Анфиму, экклисиарху смирнского храма св. Георгия и, живя у него, слушал уроки в училище. Митрополит смирнский Прокопий, узнав о его благочестивой жизни, горячей ревности о делах церковных и о успехах его в науках, сделал его иеродиаконом, через несколько времени архидиаконом, а потом и протосингеллом смирнской митрополии73. Быв призван на патриаршество, митрополит смирнский Прокопий (см. под 1784 г. выше), по соборному определению поставил митрополитом Смирны Григория, который богоугодно пас эту церковь 13 лет, а затем возведен на престол патриарший.

Строгое благочестие, простой образ жизни, смиренная одежда, нестяжательность, горячая ревность по Вере, неусыпная попечительность о благоустроении церковном, неослабная деятельность, презрение опасностей, твердость убеждений и бестрепетное защищение их: все это заставило уважать его и бояться. Тотчас по вступлении на патриарший престол, он восстановил обветшалую патриархию, обязал к денежному пособию архиереев, игуменов, священников и диаконов, потом учредил в ней, с разрешения султана, типографию, заботливо следя за изданием книг; он издал, между прочим, соборные определения о точном соблюдении Божественных канонов. С величайшею ревностью и весьма часто он поучал слову Божию в церкви. Он неустрашимо отвергал некоторые несправедливые требования правительства и других сановников.

В 1798 г. он избавил от большой опасности целую Амвракийскую область. Господствующие тогда на Ионических островах французы послали в Превезу и особенно на берега Арты тайных провозвестников свободы и поколебали мысли многих людей. Некоторые уже открыто носили кокарду, которая была условным знаком французских демократов. Губернатор Янины Али-паша, узнав об этом, уведомил Порту об опасности измены со стороны подданных и предложил свои услуги для их вразумления. Порта же, зная замыслы Али (который искал повода к увеличению пределов своего управления и завладению этих прибрежных мест), предписала ему оставаться в покое, а сама готовила между тем другого пашу к походу против стран, возбудивших подозрения. О тайных приготовлениях узнали тогдашние наши дипломаты и просили патриарха принять на себя посредничество в этом деле. Григорий написал прошение Порте, чтобы прекращение этих мнимых волнений было поручено Церкви, которая считает слухи о них неосновательными и возникшими вследствие соседства с французами. Султан благосклонно принял предложение патриарха и согласился с ним. Приснопамятный Григорий посылает в те места экзархом (как будто по какой-либо другой причине), состоявшего при нем в то время великого протосингелла Иоанникия, константинопольца, человека благоразумнейшего, бывшего в последствии митрополитом елассонским, а потом и филиппопольским. Поспешно прибыв на место, поговорив с людьми благоразумными и раскрыв им опасность, он остановил горячность легкомысленных и не предвидевших конца событий и, устроив все с величайшим благоразумием, успел получить от артского муллы удостоверительное донесение (Илами), что в тех местах господствует величайшее спокойствие и чистосердечная преданность и покорность правительству, и что нет никакой опасности и ни тени возмущения. Тоже самое засвидетельствовали Порте и туземцы всеподданейшими адресами. По возвращении своем экзарх Иоанникий представил дело в таком виде патриарху, а патриарх Порте, и подозрения ее рассеялись (особенно когда она из уст патриарха узнала, что все почти это дело было клеветою Али-паши, составленною для его собственной цели), а Амвракия избавилась от страшной опасности нашествия турок. Таким-то образом устроил все это славный Григорий.

Он отослал также проживавших в Константинополе архиереев, – каждого в его епархию, удержав при себе только немногих. Этот поступок его показался деспотичным, почему он и навлек на себя неудовольствие сильных архиереев, которые жили в Константинополе, как члены синода, но, с другой стороны, и потому, что чрезвычайно любили свободную и роскошную жизнь Константинополя, имея в своих епископиях местоблюстителей и получая оттуда годовые доходы. Через несколько времени умер сильный покровитель Григория Константин Ханджери, господарь Валахии74 и поэтому Григорий, оставшись без поддержки, лишился патриаршества, управляя им 1⅟₂ года, и сослан на Афон. На его же место снова приглашен, живший там в изгнании и пользовавшийся покровительством Ипсиланти,

1799 г.

Неофит Ⅶ, во второй раз. Он богоугодно управлял патриаршеством 2 года и 6 месяцев. В 1801 году он хотел возвести приснопамятного и по многим добродетелям достоблаженного митрополита лариского Дионисия Каллиарха на вдовствующую митрополию Ефеса; но, бывший прежде митрополитом Арты, а в то время дерконский, Макарий (человек смелый, деятельный и склонный к обидам) горячо восстал против этого и не только воспрепятствовал возведению Дионисия, но и при содействии сильной его партии (главою которой был Александр Суццо, в последствии господарь), он получил Ефес (куда через два года, по смерти его, был поставлен митрополитом Дионисий), а Неофит сослан на Афон. Преемником его был

1801 г.

229) Каллиник Ⅴ, прежде бывший митрополитом адрианопольским, а потом никейским, родом из Кизика в Вифинии, человек хотя изнеженный и любивший покой, но умный, не сребролюбивый и сострадательный. Он оказал значительное содействие просвещенному предприятию приснопамятного Димитрия Мурузи, который, пользуясь благосклонностью султана Селима Ⅲ, учредил в Константинополе, именно в Куручесме, большую школу, названную «школой народа», употребив на это много собственных средств и получив много пожертвований от своих братьев, господаря Александра и бывшего впоследствии драгоманом Панагиота Мурузи. Делали приношения и многие другие из знатных константинопольцев. Почел за честь последовать их примеру и патриарх Каллиник: он предложил богатое пожертвование от всех архиереев, которых увещевал к этому патриаршей циркулярной грамотой. Но так как в то время фанариоты французской партии, и особенно Суццо, имели более силы, нежели принадлежавшие к русской партии покровители патриарха Каллиника, Ипсиланти и Мурузи, то первые и принудили Каллиника просится после пятилетнего патриаршества на покой, за что, избежав ссылки, он получил, по крайней мере, позволение жить в Константинополе. Они же употребили свое влияние, чтобы снова был вызван с Афона

1806 г.

Григорий Ⅴ, во второй раз; по возвращении своем он показался более снисходительным и менее строгим, чем прежде. Но при всем том, когда кто-нибудь из сильных склонял его на дело несправедливое, он вместо ответа показывал находившийся у него ключ от афонской келии, в которой он жил изгнанником, выражая тем, что он скорее согласен на вторичную ссылку, чем на несправедливые предложения сильных. Немедленно по вступлении на престол он разослал окружные наставления христианам о пользе образования и учреждения школы75 и улучшении уже существующих по образцу константинопольских. Спустя несколько времени внезапно появился перед Константинополем английский флот (флот вошел как угроза султану, чтобы он отказался от союза с Наполеоном). Тогда турецкое правительство разослало глашатаев, чтобы созвать работников для скорейшего возведения укреплений перед дворцом, и на этот зов из разноплеменных жителей города стекалось большое множество желающих работать, каждый понародно следуя за своими руководителями. Тогда и приснопамятный Григорий, как духовный вождь христиан (каковым его признает Порта), в сопровождении архиереев и множества христиан явился, по совету тогдашнего драгомана Александра Ханджери, на береговые укрепления, и сам подавал пример работникам, собственными руками нося землю, в присутствии султана, смотревшего из окон дворца. Поэтому и государь возлюбил его и в знак высокой чести и полного благоволения подарил ему шубу из куньего меха. Когда же страх этот прошел, Григорий снова принялся за свои дела и занялся устроением патриархии. Тогда же он отослал (живших в Константинополе) старейших архиереев в их епископии. Едва прошли два года его патриаршества, как вторгшийся в Константинополь Мустафа Байрактар возвел на престол (в 1808 г.) султана Махмута Ⅱ76. И Григорий вдруг лишен престола, который похитил

1808 г.

Каллиник Ⅳ, во второй раз. Наскучив покоем, он пожелал снова не душеполезных и великих подвигов патриаршества, но пустой и временной славы. И так как он не мог достигнуть желаемого средствами позволенными, то прибег к средствам непозволительным. Он поднес Байрактару (сделавшемуся доверенным лицом султана) большую сумму денег и утвержден патриархом без собрания голосов, без избрания, без ведения синода77, а Григорий по повелению султана отправился на остров Халки на покой. Синод сильно возмутился вторжением Каллиника, как беззаконным и уничтожающим предоставленное ему Самуилом за пятьдесят лет пред тем право смены и избрания патриарха. Впрочем, он успокоился поневоле и уступил непреоборимой силе тогдашних обстоятельств, выжидая благоприятной минуты для свержения Каллиника, не дверьми вошедшего, а инуде прелезшего. И вот, когда исчез, как дым, великий Мустафа Байрактар (янычары взорвали на воздух его дом порохом), тотчас же был изгнан и Каллиник, патриаршествовавший около десяти месяцев. Патриаршество же принял

1809 г.

230) Иеремия Ⅰ, митрополит митиленский, родом критянин, муж благоразумный, миролюбивый, знакомый с турецким языком, с турецкими нравами, обычаями и законами, но не получивший еллинского (классического) образования. Он ограждал церковь от преследования со стороны сильных, особенно во времена войн и смут, и управлял патриаршеством боголюбезно. Сожалея о собственной необразованности, он питал величайшую любовь к просвещению и много содействовал распространению его в народе. Будучи уже стар и подвержен болезням, он через три года и несколько месяцев отрекся и, удалившись в Митилен, прожил там еще несколько лет и окончил жизнь в глубочайшей старости. Преемником его был

1813 г.

231) Кирилл Ⅳ, митрополит сначала иконийский, потом своей родины Адрианополя; он был муж мудрый, строгой жизни, обладавший как еллинским, так и церковным образованием78, знал турецкий язык. Он всегда хотел первенствовать и между людьми образованными, которых он, впрочем, любил и уважал настолько, насколько и они уступали литературным суждениям патриарха! В особенности большую и чистую ревность имел он о предметах божественных, и слову Божьему часто учил в церкви. Ни одного из церковных дел он не совершал произвольно, но все с общего согласия духовенства. Когда убежал из Валахии господарь Иоанн Караджа вследствие замыслов против него султана, на его место был назначен Александр Суццо, друг и покровитель патриарха Григория. При посредстве Суццо Кирилл, после шестилетнего почти патриаршествования, отрекся, удалился на свою родину, – в Адрианополь, где во время греческого восстания принял блаженный конец, быв повешен в июне месяца 1821 г.; на его место соборно же избран

1819 г.

Григорий Ⅴ, в третий и последний раз. Он прибыл в Константинополь 19 января 1819 г., через два почти месяца по отречении Кирилла. В этот же промежуток времени управлял патриаршеством, как местоблюститель, приснопамятный митрополит сначала елассонский, а потом филиппопольский Иоанникий, константинополец, бывший первоначально архидиаконом и протосингеллом патриарха Григория. Это тот самый экзарх, который был послан в Арту и избавил эту страну от султанского гнева. Свидетелями его добродетелей и подвигов, совершенных им на общее благо, и любви к просвещению были Елассон, где он был митрополитом в 1798–1808 гг., и Филиппополь, наслаждавшийся его пастырством в течение другого десятилетия. Вскоре по возвращении Григория, Иоанникий почил о Господе (3 февраля 1819 г.), прожив пятьдесят два года. Вскоре по вступлении на престол, замечая, что в некоторых греческих училищах воспитанники с бόльшей любовью занимались новейшей философией, не заботясь о еллинском образовании, он в окружном своем наставлении убеждал обращать преимущественное внимание на изучение отечественного языка и не пренебрегать ради философии, матери и кормилицы философии. И саму философию он советовал изучать любомудро, избирая то, что в ней было полезнейшего и необходимейшего в тогдашних обстоятельствах греков, а не тратить времени на пустые и бесполезные умозрения, которые, наполняя молодые головы самоуверенностью, часто делали из них людей бесполезных для отечества. К этому совету побудила патриарха и неблагоприятная молва, распускаемая некоторыми из вельмож, будто подданные (греки) изучают тактику (так называли варвары преподаваемые в знаменитейших училищах Греции физические и математические науки)79. Он снова выслал некоторых архиереев из столицы в их епархии и ревностно трудился для общего блага. Когда узнали в Константинополе (10 февраля 1821 г.) о вступлении знаменитого Александра Ипсиланти в Молдавию и ожидали греческого восстания, сам визирь призывал патриарха вместе с драгоманом Мурузи и стал дружески выпытывать у них, – не знают ли они чего-нибудь о волнении в Пелопонесе или других греческих областях. Оба отвечали, что не имеют никакого сведения о восстании подданных (греков) и думают, что местные губернаторы по своей обязанности бодрствуют, наблюдая за общественным спокойствием. После этого разговора визирь отпустил их благосклонно, дав приказание немедленно уведомить его, если что-либо узнают. Между тем посажены были в тюрьму пять синодальных архиереев. Убито было несколько светских лиц, бывших в родстве с константинопольцами, находившимися в Молдавии. Вслед за тем, 23 марта, фирманом предписано было патриарху объявить окружной грамотой амнистию всем, кто введенный обманом, был вовлечен в общество гетеристов, отлучить в то же время Ипсиланти и всех возмутителей, наложить на них ужаснейшие проклятия, разрешить клятвенные обещания гетеристов и благосклонно принимать приходящих с раскаянием, и доносить о них, чтобы правительство могло достойно вознаградить их. Вот что предписывалось фирманом, и принесший его на словах прибавил, что одна только надежда на успокоение греков избавляет их от султанского гнева. Вследствие этого собрался синод и для удовлетворения султана написал грамоту в кратких и грозных выражениях. Грамота эта всенародно была прочитана в церкви в присутствии двух патриархов (вселенского и иерусалимского), синода, всего духовенства, константинопольских греков, – господарей, драгоманов и других знатных лиц и всего народа. Тут же были и критские турки и другие, хорошо знавшие греческий язык, которые подслушивали, – читалось ли отлучение и все, что было предписано, и написано ли все это вполне согласно с повелением. В следующее же воскресенье Ваий (1 апреля) пришла весть о восстании Пелопонеса, и немедленно на другой день казнен великий драгоман Константин Мурузи, и с ним некоторые другие из константинопольцев, и много других знатных лиц; иных же заключили в тюрьму80. Потом в течение всей страстной недели город был наполнен толпами вооруженных турок, которые убивали всех попадавшихся им греков, кроме духовных, чтобы не возбудить подозрения в патриархе и не подать ему повода скрыться. В день Пасхи (10 апреля), тотчас по окончании богослужения, пришел в патриархию новый драгоман Аристарх Ставраки (сосланный спустя несколько месяцев в Азию, где он изрублен в куски). К патриарху он не пошел, но, собрав синод из четырех или пяти архиереев, потребовал, чтобы они немедленно избрали нового патриарха. И избрание пало на Евгения писидийского. Дрожа и плача он отправился, чтобы получить от великого визиря утверждение в своем звании. В это время окружила толпа вооруженных людей патриархию, схватила Григория и повела его к министру иностранных дел, а потом к великому визирю для допроса, после которого он был повешен над дверью патриархии. В ту пору, как он висел, возвратился новый несчастный патриарх и вошел в патриархию мимо еще не остывшего трупа! Приснопамятный Григорий, равно как и повешенные вместе с ним в других местах города, оставались на виселицах три дня81, а после того тело его влачили по улицам евреи, а потом бросили в море. Через три дня, когда многострадальное тело патриарха выплыло на поверхность моря, его взял один судохозяин, уроженец Ионических островов по имени Склавос, и перевез в Одессу, где оно похоронено с особой торжественностью. Все эти события описаны впоследствии находившимся в то время в Одессе очевидцем, Константином Экономосом82. Преемником приснопамятного Григория сделался

1821 г.

232) Евгений Ⅰ, митрополит писидийский, человек образованный, но во всех отношениях уступавший Григорию и по тогдашнему смутному состоянию дел в высшей степени жалкий! Тем не менее он охранял, как мог, достоинство патриарха. Через двенадцать дней после его избрания, в праздник святого Георгия, яростные турки, устремившись во многие другие места, бросились в патриархию и, разломав двери, разграбили все, что нашли, перерезали и тех, кто им попался, схватив самого патриарха, они влачили его во все стороны, по волоску вырывали из его бороды, били кулаками и требовали от него денег, – и он отдал им все, что имел. Оставленный наконец, он снова патриаршествовал, перенося ежедневно ужасы и непрестанные заботы, наконец, истощенный, заболел и умер, через полтора почти года многобедственного патриаршества. На его место возведен

1822 г.

233) Анфим Ⅲ, по происхождению пелопонесец, уроженец острова Наксоса, бывший первоначально митрополитом смирнским (не славным преемником знаменитейшего Григория), а из Смирны возведенный Евгением на митрополию халкидонскую, человек не очень образованный, но приятный в обхождении, любивший церковную службу, любимый народом, которому по слабости своей иногда и потакал. Но, сделавшись патриархом при таких страшных обстоятельствах, что замечательного он мог совершить? Тем не менее он сделал много добра по своей кротости и умению отвращать гнев турок. Едва патриаршествовав два года, он свержен с престола, как человек недеятельный и недостойный, и хотел жить где-нибудь близ Константинополя. Но так как какой-то бродяга возмутил многих ремесленников и к патриархии собралась большая толпа, громко кричавшая и требовавшая, чтобы он остался патриархом, то турецкое правительство было раздражено и едва не умертвило Анфима, как народного возмутителя, но, постыдившись, вследствие частых обличений в убийстве приснопамятного патриарха Григория, которые слышало от европейцев, ограничилось изгнанием его во внутреннюю Азию, в Кесарию. Спустя семь лет, вследствие многих ходатайств, он получил позволение отправиться на покой в Смирну, где и умер в глубокой старости всеми любимый и почитаемый. Вместо же него на патриаршество возведен

1824 г.

134) Хрисанф, муж ученый, деятельный и любитель еллинского образования и свободы. Впрочем, он оказался человеком очень властолюбивым, почему наконец и был возненавиден, и оклеветанный с бесчестьем сослан в Кесарию. С дозволения султана снова возвратившись оттуда, он покоился на острове Халки и там скончался. Когда он пал, преемником его сделался

1826 г.

235) Агафангел, митрополит халкидонский83, происходивший из одного местечка близ Адрианополя, муж, получивший еллинское богословское образование, знавший русский язык, а отчасти и французский, добродетельный и благоразумный, но чрезмерно строгий и, кажется, ревностный служитель турецкого правительства. Когда ярость турок против греков несколько утихла, в Константинополь стало стекаться с разных сторон множество духовных лиц, которые причиняли большое беспокойство патриарху. Он выслал их к своим местам, а некоторых даже отправил в ссылку, где они среди ужаснейших бедствий доходили до отчаяния. Впрочем, большую часть этой жестокости приписывают влиянию какого-то Василия, который из угодливости туркам преследовал греков. Молва обвиняла Агафангела сверх того и в сребролюбии. Патриаршествовав 4 года, он сослан в Кесарию, оттуда впоследствии возвратился в Адрианополь, где через несколько лет и скончался, оставив, увы! множество денег. Преемствовал же ему

1830 г.

236) Констанций Ⅰ, архиепископ синайский, родом из Константинополя, муж боголюбезный, мудрый мудростью божественной и человеческой, знавший греческий, латинский, французский и даже русский (который изучил, проживая сначала в Киеве архимандритом тамошнего синайского метоха) языки, нрава кроткого и исполненный многих добродетелей. Еще при Агафангеле он с острова Антигони был приглашен в патриархию для обсуждения проекта, излагавшего обязанности патриарха и синода, на основании божественных канонов и имевшего целью благоустроение церковных дел, пришедших в расстройство во время беспорядка. В то время Констанций изъявил согласие на этот проект, а по избрании своем в патриархии клятвенно обещал соблюдение его. Он управлял церковью боголюбезно. Но носилась молва, что часто и этому мудрому патриарху Констанцию препятствовал в исполнении его обязанностей Стефан Вогориди, последний из знаменитых константинопольских фанариотов84, родом болгарин. Он часто вмешивался в дела церкви, а патриарх по излишней своей доверчивости часто подчинялся его воле не ко благу церкви. При всем том Констанций сиял на патриаршем престоле как дневное светило. В четвертый год его патриаршества на него (или, правильнее сказать, на церковь) восстал другой злейший враг, – некто Панагиотаки, сын табачного торговца (по-турецки: Тютюнджи), один из низших сановников Валашского княжества, льстец сильных, близкий к тогдашнему министру иностранных дел, принял под свое покровительство бывшего митрополита терновского, Констанция, человека мало образованного, который как-то беззаконно заняв митрополию терновскую, соборно был низвержен при патриархе Констанцие, когда прежний законный пастырь ее был восстановлен. И этот-то бывший митрополит терновский, по совету и при посредничестве Панагиотаки, подал турецкому министру донос, будто патриарх изгнал его из митрополии за то, что в войну России с турками (1829–1830) он не послушал его совета помогать русским, стоявшим лагерем близ Тернова и в окрестных селениях Фракии, и будто патриарх убедил и многие семейства болгар переселиться в Крым и в другие области России! Турецкий министр через Панагиотаки потребовал от патриарха, чтобы он возвратил терновскую кафедру Констанцию; патриарх отказал в этом, как в деле беззаконном; тогда министр отправился к султану и представил патриарха человеком опасным. Вследствие этого и вышло повеление султана, что так как патриаршествующий Констанций просил увольнения от патриаршества по старости лет, то пусть он будет уволен и пусть свободно живет, где ему угодно. Мудрый любитель безмолвия, Констанций, с радостью удалился на покой на любимый свой остров Антигони, где написал множество сочинений к общей пользе Церкви. Некоторые из них изданы безымянно, как, например, археологическое описание Александрии и Константиниада (археологическое описание Константинополя). Этому новому светильнику Церкви нашего времени был преемником

1834 г.

237) Констанций Ⅱ, митрополит терновский, получивший престол при посредстве турецкого министра и продавца табака. Но прибывший через несколько месяцев в Константинополь благочестивый серб князь Милош убедил турецкое правительство, что прежний патриарх оклеветан; вследствие чего Констанций был свергнут с престола. Возводится же на него общим голосом синода

1834 г.

238) Григорий Ⅵ, сначала бывший митрополитом пелагонийским, а потом серрским (Σεῤῥεῦν), родом из Константинополя, из Фанаря, муж благоразумный и ревнитель православия и других добродетелей; он обладал также даром слова, получил образование в богословии и других науках и был воспитанником мудрого и приснопамятного митрополита дерконского Григория (принявшего мучения в 1821 г. вместе с соименным патриархом и другими сподвижниками иерархами), при котором был диаконом.

В Пафлагонии и особенно в Серрах Григорий показал себя покровителем образования, поддерживал существовавшие училища и основывал новые. В его патриаршество армяне снова начали свои прежние происки. Они испросили от Порты фирман на производство починок в той части иерусалимского Святогробского храма, где из снисхождения им издревле было позволено совершать Литургию. Нечто подобное и гораздо более страшное они замышляли и в 1808 г., когда был пожар в храме Св. Гроба, а именно через всесильного тогда Мустафу Байрактара они выхлопотали фирман в качестве главных строителей воссоздать храм. Но Мустафа погиб прежде, чем этот фирман был издан и храм снова воздвигнут православными. И вот в 1836 году армяне снова стали добиваться права производить постройки в известной части храма, желая считаться на будущее время как бы по праву ктиторами и владетелями этой святой обители, которая искони составляет собственность православных; армян же и западных в этой церкви только терпят. Узнав об этом, блаженнейший патриарх иерусалимский Афанасий сделал и со своей стороны все, что от него зависело, сообщил также об этом деле и вселенскому патриарху, и ревнитель Григорий протестовал против дерзости армян, с какою они, обманув Порту, получили фирман, противный древним постановлениям; в то же время дело это представил Порте состоявший при ней посланником православной России Аполлинарий Петрович Бутенев, и Порта взяла назад повеление, и церковь иерусалимская избавилась от навета чужестранцев. Достопочтенны и мудрость во Христе и неутомимая заботливость патриарха Григория, с какими он наблюдал за чистотой божественных догматов благочестия и за неприкосновенною целостью богодухновенных и отеческих учений и преданий апостольской восточной Церкви85. Он с силою возвышал отеческий свой голос. Он призывал всех священных пастырей к величайшей бдительности и внимательности в исполнении их высоких обязанностей. Он поручил нескольким благочестивым и мудрым людям наблюдение, чтобы слово Божие возвещаемо было в древле отеческой чистоте и с большою ревностью и духовной мудростью управлял церковью Божией, боголюбезно и богоугодно, право правя слово истины и соблюдая словесных овец божественной паствы от всех опасностей и преткновений, как достойный преемник Григория, ему соименных, Златоустов и прочих святых Отец наших.

* * *

1

      Издан на греческом языке в Навиле в 1837 году навилийским архидиаконом Захариею Мафою.

2

      Великий Константин, перенеся престол самодержавства своего в Византию, назвал ее Новым Римом и Константинополем. Посему-то святейший Митрофан числится первым патриархом константинопольским.

3

      Все сии пункты напечатаны у Леунклавия в его Ius Graeco-Romanum. Из них видно, что доносчик был только орудием константинопольского духовенства, которого пороки св. Златоуст обличал с апостольскою ревностию.

4

      Полное жизнеописание сего светильника Церкви см. в Хр. Чтении 1821 г. Ч. IV.

5

      В славянском переводе напечатано в Кормчей, част.1, лист 108 обор. изд. 1834.

6

      Потому что у него зрачок одного глаза был голубой, другого – черный.

7

      Это есть первый систематический свод священных и божественных правил, принятых Церковью до VI века. Все, что изложено в правилах св. Апостол, также св. Соборов Вселенских: никейского, константинопольского, ефесского и халкидонского, поместных: анкирского, неокесарийского, сардикийского, гангрского, антиохийского и лаодикийского, равно как в правилах св. Василия Великого, приведено в систему, состоящую из 50 глав, коих расположение есть следующее: первые 19 глав определяют права и обязанности патриархов, митрополитов и епископов; затем 20 и 21 относятся до хорепископов, пресвитеров, диаконов, диаконисс, чтецов, певцов и всех вообще лиц, числящихся в клире; далее главы 22–34 содержат правила для монашествующих и, наконец, 35–50 – для мирян. Сей свод мы имеем и в древнем славянском переводе ( в рукописях), что достойно особенного замечания, потому что сей перевод должно относить ко временам, предшествовавшим появлению Фотиева Номоканона.

8

      Сии постановления в славянском переводе напечатаны в Кормчей книге под заглавием: от свитка божественных новых заповедей и пр. Ч. II. л. I и дал. Издан 1834.

9

      Очевидно, что божественные отцы сначала дали преимущество чести римскому епископу, как епископу столицы; потом, по причине перенесения скипетра в Константинополь, равные преимущества усвоили епископу константинопольскому. К этим преимуществам относится и титло вселенского. (Вселенною называли тогда совокупность областей, подлежащих римскому самодержавству). Бесспорно, это титло означает преимущество; но оно дано для того, чтобы оградить права вселенской Церкви от того порабощения, которым грозило ей усилие пап быть монархами Церкви. Всем известно, как папа Феликс, как преемники его, даже до Иоанна, как, наконец, Вигилий гордо возносились над восточной Церковью, отлучая царей, патриархов, епископов, учителей, даже целые церкви, самовластно, по причинам маловажным, а иногда и вовсе без причины. Дабы положить преграду сему властолюбию, благочестие константинопольских императоров, восточные патриархи и вся восточная Церковь присвоили патриархам царствующего града название: вселенский. Впрочем, это название не означает ни главы Церкви, не подлежащей ответу, ни всемирного судьи, ни безусловного повелителя всех церквей и царей во вселенной, как истолковали это папы; но только председателя в лике всех, по всей вселенной епископствующих, равночестных братий и благочестивых народов старейшего отца и учителя, который сам подлежит божественным правилам и должен давать ответ пред верховною властью почтившей его кафолической и апостольской Церкви, которой глава есть един Христос.

10

      См. Ⅰ. М. Lorenz Examen decret. Phocae de primatu Roni. Pontif. Argent.1790.

11

      Слово о кресте и о святых и пречестных иконах, и на еретики в славянском переводе, напечатанное в сборнике, часть Ⅱ, лист 12. изд. 1830 г. должно приписать сему св. патриарху.

12

      Ересь иконоборцев состояла в следующих шести главах: 1) они отвергали относительное поклонение св. иконам, соскабливая, сокрушая, сжигая, всячески истребляя и подвергая бесчестью священнейшие изображения; православных же, поклоняющихся иконам, называли идолослужителями, древослужителями, доскопоклонниками, иконослужителями, смешивая с языческим идолослужением поклонение честным иконам, восходящее на первообразное, т. е. на самые лица, на иконах изображенные. 2) они попирали образ животворящего Креста Господня. 3) ни во что ставили и даже предавали огню мощи святых, в коих Бог явил Свою Славу. 4) святых не назвали святыми (особенно Копроним), но просто, напр., Георгий, Иоанн и т. п. Как людей простых и не имеющих ничего отличного от толпы людей обыкновенных; не принимали ни ходатайства их за нас, ни песней, ни праздников, учрежденных в честь их. 5) даже не почитали саму Приснодеву и Всесвятую Богородицу, но называли ее нечестивцы просто Мариею. 6) неистово нападали на монашескую жизнь, насильно сопрягая монашествующих браком, осмеивая их, оскверняя, изгоняя, заклеймевая, умерщвляя, живых закапывая в землю и разрушая знаменитые монастыри. Вообще иконоборцы столь жестоко поступали с православными, что гонение их ничем не различается от тех гонений, которые язычники воздвигали на христиан. Но сила Распятого низложила и сего страшного зверя. Хотя и после Седьмого Вселенского Собора являлись опять иконоборцы (о чем скажем после), однако ж они были не что иное, как последние судорожные движения сего борющегося со смертью зверя. И опять хотя после многих веков некоторые выкопали из гроба погибели безбожные умствования иконоборцев, так как и другие многие древние и злосмрадные ереси; впрочем, да не удивит и да не соблазнит тебя это явление, православный читатель! Напрасно старались и стараются они воскресить скверный скелет за много веков убитого зверя иконоборства, собирая сухие и изъеденные червями кости его. На сем скелете лежит страшная печать проклятия, которое, возгремев с высоты тверди церковной, однажды поразило зверя, – и он лежит мертвым во веки веков!

13

      Послание святейшего Тарасия к Адриану Ⅱ, папе римскому, о непоставлении на мзде в славянском переводе напечатано в Кормчей книге ч. Ⅰ, лист. 110. Изд. 1834 г. В Прологе под 21 числом ноября читаем исполненное силы Святого Духа слово его о пресвятой владычице нашей Богородице, егда приведена бысть во храм.

14

      Правила его о церковных сочинениях в славянском переводе напечатаны в Кормчей книге ч. ⅠⅠ, лист. 105. об. Изд. 1834 г.

15

      Должно полагать, что сему св. Мефодию принадлежит завещание о отвергшихся и о осквернившихся различными образы, и возрастом, в славянском переводе, напечатанное в Кормчей книге. Ч. Ⅱ, лист 102. изд. 1834 и в Требнике л. 215 на обор. Изд.1836.

16

      См. Синаксарь в неделю первой седмицы постов.

17

      При св. Мефодии или в первые годы патриаршествования Игнатия приняли веру в Христа болгары – и князь их Борис, прибыв с вельможами своими в Константинополь, крестился, быв переименован в Михаила, по имени восприемника своего, Михаила самодержца. Душа Бориса подвиглась ко благочестию когда он увидел икону, изображающую второе пришествие Господне. При св. Игнатии крестился в Константинополе же преемник Бориса, получивший в купели имя Симеона. Тогда крестился и весь народ болгарский, к которому св. патриарх Игнатий, а еще более Фотий посылали епископов и учителей путеводить их к свету боговедения. Блаженный Фотий, в послании к князю болгарскому Симеону, говорит так: о прекрасное изваяние моих трудов! Благородный, законный плод моих духовных мук рождения! и проч.

18

      В первый день пострижен в монашество, во второй поставлен в чтеца, в третий – в иподиакона, в четвертый рукоположен в диакона, в пятый – во пресвитера, в шестой (25 декабря 857 г.) – в епископа. А что пишет неокесарийский Стилиан, будто бы Фотий во все степени церковные произведен в один день, это есть бесстыдная ложь. Но таковы были и все обвинения, возносимые на Фотия,

19

      Между ними была и та, что будто Фотий был евнух, – ложь очевиднейшая, которая уже многократно была обличаема! Однако ж доселе многие, не подумав, трубят о ней, как об истине. Да если бы эта клевета была и справедлива, все она не может служить основанием к низложению Фотия; потому что и Игнатию не воспрепятствовало это быть патриархом. Апостольские и соборные правила смотрят как на невинных на тех, которые оскоплены действием человеческого насилия. Равным образом считается позволительным прямо из мирян производить в архиереи (в чем еще укоряют поставление Фотия), разумеется, постепенно, только бы избранный был того достоин и нужен для Церкви. Примеры такого производства мы имеем на св. священномученике Киприане, епископе карфагенском, на св. Амвросие Медиоланском, на св. Епифание кипрском, на патриархах: Нектарие, Тарасие, Никите, Сисиние и на других многих знаменитейших отцах, которые, не быв с молодых лет довольно времени ни в монашестве, ни в низших званиях клира, прямо из мирян, пройдя священные степени, возводимы были на патриаршество или епископство.

20

      Это обстоятельство для нас, славян, достойно особого замечания.

21

      О сем писал он к святейшему Фотию, между прочим, следующее: мы не только сами не говорим сего, т.е. и от Сына, но и тех, кои первоначально, по своему безумию, дерзнули сделать сие, почитаем превратителями божественных словес и разорителями богословия Христа Господа, апостолов и прочих отец, соборне предавших святой Символ, и поставляем их наравне с Иудою. Смотр. Bevereg Pand. Canon. Tom. Ⅱ; также Хр. Чтен. 1839. Ч. Ⅰ. Стр. 407.

22

      Под 565 годом упомянуто о своде церковных правил в Номоканоне патриарха Иоанна Ⅲ. поелику в сей свод, как сделанный в Ⅵ веке, не могли войти правила двух Вселенских Соборов, бывших в Ⅶ и Ⅷ веках, т. е. Пято-Шестого и Седьмого, то и сам свод в Ⅸ веке оказался неполным. Почему святейший Фотий принял на себя труд составить новый свод, со включением в оный не только правил двух последних соборов, но и всех статей законных, исчисленных во 2-м правиле Шестого Вселенского Собора (Трульского). Фотиев свод разделяется на ⅩⅣ граней, из коих каждая подразделяется на главы (всего глав 239). Расположение его следующее: грань Ⅰ определяет источники православной Веры и правила при постановлении в чины св. иерархии; во Ⅱ излагаются правила о зданиях церковных; в Ⅲ–Ⅵ – о священных действиях; в Ⅶ – о свящ. временах; в Ⅷ–Ⅸ – об обязанностях епископов и клира и суде над ними; в Ⅹ – о церковном имении; в Ⅺ – о монастырях и монашествующих; в Ⅻ – о еретиках; в ⅫⅠ – о мирянах; в ⅩⅣ – об обязанностях общих всем христианам. К каждой из сих ⅩⅣ граней Фотий, подобно тому, как сделал патриарх Иоанн Ⅲ, присовокупил гражданские узаконения одинакового содержания с церковными. Свод церковных правил в славянском переводе под заглавием: титлы правила сочетания, напечатан в Ⅰ-й части Кормчей книга, лист 9 на обор. и дал. Изд. 1834 года, с двумя предисловиями сего патриарха, помещенными также на лист. 7 и 8. Гражданские же узаконения в подлинном тексте Фотия, соединенные с церковными, славянскими переводчиками отделены от них и помещены во 2-й части на листе 19 и дал., под заглавием: от различных титл, рекше граней, Юстиниана царя новых заповедей главы по избранию различны. Впрочем, здесь помещены не все статьи, которые находятся в подлинном тексте, а выбрано только то, что для предков наших казалось нужнейшим.

23

      При блаженном Фотии, в царствование Василия Македонянина, 863 года, свет святой православной Веры воссиял славянам. Два брата, Кирилл и Мефодий, родом из Фессалоник, дети Льва военачальника, в звании апостолов, посланы восточной Церковью к славянам. Мефодий был и епископом Моравии, а Кирилл (иначе Константин Философ) переложил св. Писание на язык славянский, проповедуя веру Христову славянам, обитавшим около Черного моря.

24

      В славянском переводе напечатано в Кормчей книге ч. Ⅱ, л. 95, изд. 1834 г. под заглавием: изложение рекше воспоминание церковного соединения при Константине и Романе.

25

      В славянском переводе напечатано в Кормчей книге ч. 2, л. 89 под заглавием: Соборный свиток о беззаконных брацех. Подлинное напечатано в Jus Graecoromanum Leunclavii pag. 197.

26

      В патриаршество блаженного Николая изданы узаконения, составляющие 43 главу нашей Кормчей. Содержание их следующее: лист 14. Новая заповедь благочестивого царя Алексея Комнина. Этою заповедью, данною на имя патриарха, повелевается рабам, отыскивающим свободу и для сего прибегающим в церковь св. Софии, если они представят достоверных свидетелей своего происхождения от свободных, давать свободу без дальнейшей проволочки и ограждать их от насилия со стороны их незаконных владельцев; 2-е браки рабов совершать во храме по церковному чиноположению точно также, как и свободных: «ибо, как сказано в сей заповеди, хотя рабы и имеют брачное общение, но оно не посредствуется священнословием, потому что владельцы их боятся, чтобы рабы не получили чрез то свободы.» Л.15. Заповедь новая, бывшая от христолюбивого царя нашего Алексея Комнина и пр. Сие новое узаконение (1084 г.) в отмену древнего закона, позволявшего обручать семилетних, повелевает: 1) обручение совершать пред самым браком и не прежде, когда жениху минет 14, а невесте 12 лет; 2) обручения, совершенного в сии лета, не почитать более одним гражданским обязательством, но принимать в одной силе с браком, т. е. подтверждено соборное постановление Иоанна Ксифилина 1606 г . Л.16 на обор. Воспоминание хранителя палаты великого стража Иоанна Фракисия. Это – представление или доклад, поданный царю Фракисием, с испрашиванием разрешения на один сомнительный случай, встретившийся при исполнении нового узаконения об обручении. Родители жениха и невесты обручили возрастных детей с исполнением всех условий, предписанных законом. Когда оставалось только совершить брак, одна сторона отказалась. Римские законы на такие случаи полагали: если откажется сторона, давшая дары, то теряет их; если – принявшая, возвращает сугубо. Итак, одна сторона, на основании прежних законов, требовала освобождения от данного обязательства, соглашаясь исполнить условия на сей случай в них предписанные; другая, напротив, ссылаясь на новый закон, коим обручению сообщена сила брака, на то не соглашалась, утверждая, что обручение нерасторжимо.

Л.17 на обор. Разрешение. Сущность его решения выражена так: наше величество определяет, чтобы такие обручения, которые суть в собственном смысле обручения, т. е. в законные для супружества лета и при посредстве церковного молитвословия, пребывали твердыми и неподвижными и всесовершенно нерасторжимыми, как такие, в которых сам Бог был посредником обручаемых. Издано в марте 1092 года и разослано по всем судебным местам и по всем епархиям, в руководство властям духовным и мирским. См. Leunclav. Jus Graeco-Romanum, tom 1. pag. 145. 126. 132.

27

      В продолжение 57-летнего владычества римлян в Константинополе считается 6 присвоителей патриаршего престола: Фома, Гервасий, Матфий, Симон, Николай и Панталеон Цустиган. В это же время на два другие престола, антиохийский и иерусалимский, латиняне возводили своих патриархов: так как они владели Антиохией и Иерусалимом (Александрия была во власти сарацин). Хотя же такие самозванцы были только именем патриархи, и хотя спустя 57 лет престолы возвращены законным преемникам власти апостольской; впрочем, папы, для поддержания в умах народа ложной мысли о главенстве их над Церковью, выдумали способ, достойный их тщеславия. Некоторых из своих придворных они назвали патриархами, – одного константинопольским, другого антиохийским, третьего иерусалимским, как будто кто-нибудь может быть столько слеп, что тень признает за тело, имя – за вещь.

28

      Император сперва преследовал латинян как хищников и грабителей, опустошивших империю и обесславивших сам константинопольский престол; но потом, когда узнал, что папа Урбан приготовил за это крестовый поход против него, предался малодушию и, для отвращения угрожавшей ему опасности, употребил следующую недостойную хитрость: он стал писать к папе Урбану, также к преемнику его, Клименту Ⅳ, и Григорию Ⅹ о соединении церквей и начал это дело мерами недостойными, как то: насилием и принуждением. Лишив Иосифа патриаршеского престола, он возвел на оный Векка (сперва принудив его принять латинство), схватил и заключил в темницу десять знаменитых мужей, из коих четверо находились в числе первых вельмож и родственников его: из них-то двоих лишил зрения и пощадил только одного, когда третий умер под стражей. Подобным образом и у других он отнимал зрение, резал языки и производил многие другие жестокости, чтобы уверить папу, что он заботится о соединении церквей, коего требовал римский первосвященник. Это кровавое соединение церквей, положенное в Лейдене (1274 г.), на соборе или лучше сказать – лжесоборе, потому что на нем из знаменитых особ греческих не было никого, кроме некоторых неблагомыслящих местоблюстителей императорских, которые приняли все папские догматы без размышления, – продолжалось недолго; ибо вскоре папа Мартин Ⅳ, узнав, что император лицемерно принял вынужденное единение и не перестает злоумышлять против римского престола, – обличил и отлучил его; тоже самое сделал и Михаил, отлучив взаимно папу и запретив произносить имя его в церкви при совершении священнодействий. Таким образом, соединение церквей, начатое коварством и страстями, продолженное тиранством, утвержденное хитростью, оконченное отлучением, никому и никакой пользы не принесло, кроме бесславия императору: оно говорит, что Михаил был, во-первых, худой политик, потому что он употреблял ложь, притворство и благо общее для собственного утверждения на престоле, на который вступил незаконно; и, во-вторых, – злой государь; ибо, стараясь угодить папе, сделался предателем отеческих догматов, клятвопреступником и убийцей своих подданных, которые возненавидели его, тем справедливее и тем более, что от него отстали латиняне.

29

      Фабриций говорит, что патриаршество Каллиста в первый раз продолжалось только до 1354 г., когда он был низложен и на место его возведен был Филофей; уже потом, когда и этот патриарх спустя несколько месяцев низложен был, а Каллист снова возведен, сей последний патриарх оставался на патриаршеским престоле до 1362 года.

30

      Православная российская церковь, собрав в то время многочисленный собор, осудила и отвергла флорентийский собор, как беззаконный, и предала анафеме его определения. Председательствовал на соборе славный тогда Дорофей, митрополит киевский и всея России.

31

      См. К. Иконом. Церковн. Слов. стр. 247

32

      К этому можно присовокупить изданное тогда же повеление султана, которым под смертной казнью запрещались браки магометан с христианами. Так оградил смешение народов этот слепой служитель советов Божиих, сохраняя еллинский народ не смешанным и чистым. Скоро он изгнал и осквернителей островов из многих других еллинских стран, – венецианцев, генуэзцев и других разбойников, которые, врываясь в слабейшее государство Византийское, наносили вред Церкви Божией и в материальном, и нравственном отношениях.

33

      Как скорбела блаженная и отчизнолюбивая душа Геннадия о завоевании царства видно из его слов, писанных им из монастыря к Иосифу Фессалоникскому. Он говорит следующее: «Наше время невыразимо бедственно и чуждо всякого добра. И остается, сидя где-нибудь в углу, оплакивать в молчании крайнее бесчестие народа и молиться о прекращении такой жизни».

34

      При нем умер Магомет Ⅱ (1482 г.) и наследовал ему Баязет Ⅱ, крайне жестокий гонитель христиан.

35

      Отец его был православный и мудрый константинополец Михаил Апостолий (от которого осталось нам немало сочинений). И сам Арсений был умный человек, но еретик. Прибыв в Рим, он льстил папам, надеясь получить от них какую-нибудь помощь для плененной Греции (а какой помощи благоразумный человек мог ожидать от папы?). Пятнадцать лет он провел в Риме «коленопреклоненный», как сам говорит, пред всесвятейшим Львом. Поздно узнал Арсений, что он коленопреклонялся и курил фимиам прел глухим идолом. Впоследствии он выпросил у папы рекомендательную грамоту и с нею отправился угнетать собственное отечество, бедствия которого оплакивал, живя среди иноверцев.

36

      В его время умер сперва Баязет (1514 г.), а потом и сын его и преемник Селим Ⅰ (1519 г.), и вступил на престол называемый у турок великим и законодателем Селиман, султан весьма деятельный.

37

      В его время умер султан Солиман (в 1566 г.), оставив преемником сына Селима. После 9-ти летнего царствования и он умер, и приемником его сделался Мурат Ⅲ (1575 г.)

38

      Патриарх Иеремия издал кроме того соборное постановление о рукополагающих и рукополагаемых за деньги, провозгласив их самонизложенными (Мелет. Цер. ист. Т. 3. стр. 401)

39

      Преосвященный Мелетий афинский (автор Церк. Ист.) считает почти два года патриаршества Матфея. Он выписывает из кодекса Великой Церкви и самый рассказ о его удалении в уединение. Но по Бандурию и некоторым другим иностранным историкам Матфей оставил кафедру через 19 или 16 дней после возведения своего в патриаршество. После него они считают Гавриила фессалоникийского, Феофана афинского и местоблюстителя Мелетия Пига, за ними опять Матфея (как выше мы сказали). Подобно тому и блаженной памяти Мелетий в Церк. Истор. Т. 3 стр. 401, перечисляя других, хотя и упомянул мимоходом в своем списке о преемнике Матфея – Гаврииле (как выше замечено), но далее на стр. 403 ничего не говорит о Гаврииле, а прямо начинает рассказ о преемнике Матфея – Неофите. Также и в упомянутом отрывке из кодекса Великой Церкви Неофит называется преемником Матфея, что и было на самом деле. Но Гавриил был преемником Матфея после первого его патриаршества, а Неофит после второго, о котором и говорит кодекс церковный. А блаженный Мелетий ошибся, сделав скачок от первого ко второму патриаршеству Матфея и оставив в стороне патриархов, бывших между тем и другим. Отсюда произошла разница в хронологии, по которой первое патриаршество Матфея было в 1601 году. Но точнейшие исследования кодексов церковных приводят к совершенно другим заключениям.

40

      В это время умер Мурат Ⅲ и преемником ему сделался сын его Мехмет Ⅲ (1595 г.)

41

      В это время умер Мехмет Ⅲ (1603 г.) и преемником его сделался Ахмет Ⅰ, покоривший Молдавию и Валахию.

42

      См. Мелет. Церк. Ист. Том 3, стр.429.

43

      В патриаршество Тимофея был в Константинополе собор, на котором присутствовали кроме константинопольского патриарха и другие трое, – александрийский Кирилл, антиохийский Евфимий и иерусалимский Софроний. На этом соборе последовало, между прочим, определение о низложении Лаврентия, епископа Синайской горы, за то, что он, вопреки древнему преданию, совершал божественные тайны, не снимая митры с головы, как рассказывает Мелетий (Цер. Ист. Том 3, стр. 430). Лаврентий хотел, может быть, подражать папе, который совершает тайны в тиаре. См. К. Эконом. Επιςομμ ∆ίατρ. Pag. 54

44

      При Тимофее умер Ахмет Ⅰ и на престол вступил Мустафа. Но через 3 месяца он был низвержен, и преемником ему сделался Осман Ⅰ, в 1618 году.

45

      В 1622 году умер Осман и опять воцарился Мустафа Ⅰ. Но и он снова был свержен в 1623 году и преемником ему сделался Мурат Ⅳ.

46

      «Ничто не ново под солнцем». Что делали тогда иезуиты для истребления православия, в том же самом обвиняют теперь протестантов. «Что было, то и будет» (Еккл.1:9). Чего достигли паписты в отношении к православным грекам, того же достигнут и протестанты! «Род проходит и род приходит, но Господь пребывает во веки». Высокий град православной Церкви поставлен на возвышенной скале. Обитатели его бесстрашно смотрят сверху на то, как вражеские ладьи и волны злочестия сокрушаются о вечные утесы горы Божией. И раздается с неба глас: «Дозде, сланое море нечестия, дозде дойдеши, бушуя и волнуясь, и не прейдеши». Разбитые и неприязненные суда и пенящиеся волны убегают назад в свои собственные бездны. «В тебе самой сокрушатся волны».

47

      Когда блаженный Кирилл был александрийским патриархом (и когда лютерокальвинская ересь еще неизвестна была в восточной Церкви) он в письме своем к одному бельгийцу Иоанну Hytenbogart написал следующие приснопамятные строки (между прочим, они доказывают и отеческое православие его): «Некоторые порицают невежество восточной Церкви, говоря, что ученость и философия перешли в другие страны. Между тем, ныне православных потому и можно назвать счастливыми, что они мало сведущи и что им неизвестно, какие губительные учения оскверняют слух людей в настоящее время.» (Под этим он разумел различные ереси лютеран и кальвинистов).

48

      Так кончилась бедственная жизнь блаженного патриарха Лукариса, а вслед за тем погиб и жестокий гонитель Контарис. Этот Контарис во второе свое патриаршество (1633 г.) составил в Константинополе собор, который предал проклятию упомянутую выше кальвинистскую брошюру и выставленного в заглавии ее сочинителя Кирилла Лукариса. Собор этот подтвержден впоследствии другим, созванным в Яссах, при патриархе Парфении старце. Третий собор, созванный в Иерусалиме патриархом иерусалимским Досифеем, снова анафематствовал сказанную не православную брошюру и составителя ее Кирилла, называя его очень справедливо Лжекириллом и, освобождая от клеветы вселенского патриарха Кирилла Лукариса, привел ясные доказательства, что не он был автором этого нечестивого сочинения. Вот его слова: « Церковь никогда не знала такого кальвиномудрствующего Кирилла. Сам патриарх Кирилл, патриаршествовавший в Александрии целые 15 лет и почти столько же в Константинополе, не заявил себя зараженным кальвинизмом ни в собрании архиереев, ни с церковной кафедры, ни перед кем-либо из приближенных ему. Напротив, в своих проповедях он излагал совершенно противоположное учение, право правя слово истины...» (Затем собор приводит сорок отрывков из сохранившихся до того времени собственноручных сочинений его, в которых Кирилл раскрывал необходимость для спасения всех православных догматов, отвергаемых Кальвином). Постановив такое определение, иерусалимский собор обличил в своих главах и кальвинистские заблуждения (см. Досиф. патриарх. Иерус. «Εγχειρίδιου έξελεγχου τήυ καλβιυιυκήυ ϕρευοϐλαϐειαυ). А те, которые прежде анафематствовали Лукариса (особенно сторонники врага его Кирилла Контариса), приводили причину, что сам Лукарис, проживший 8 лет после выхода в свет приписываемого ему кальвинистского сочинения, оставил его без ответа и опровержения. Но молчание Кирилла легко объяснить, когда вспомним, что среди величайших гонений на Лукариса он имел сильных защитников себе в иностранцах, которые были лютеране и кальвинисты и потому, может быть, и сами втихомолку пустили в свет эту книгу или же, если она была изделием иезуитов, охотно содействовали ее распространению. Могло быть, что Кирилл не желал оскорблять своих покровителей прямым и письменным опровержением ее. Но когда очень многие из православных спрашивали его, он с клятвою отрекался от нее, говоря, что не он ее сочинитель. Потом (и это самое главное оправдание для Кирилла) блаженный во всех своих публичных поучениях, и прежде и после появления книги, постоянно проповедовал православные догматы, которыми опровергается кальвинистское нечестие. Каким же образом он мог устно проповедовать одно, а писать другое? Далее, как он решился бы дать на самого себя оружие своим многочисленным и сильным врагам, которые и самые благочестивые поступки его толковали в дурную сторону? Вот что мы должны были сказать в коротких словах о клевете, возводимой на Кирилла. Но если бы она, положим, и имела основание, при всем том ничто нечистое не могла запятнать чистого и неповрежденного православия восточной Церкви! Частные заблуждения и ереси того или другого лица (будет ли то патриарх или епископ, или кто другой из священного клира, или мирянин) обращаются на собственную его голову. Хотя бы в недрах ее и были некоторые с заблуждениями латинскими или кальвинистскими или даже совершенно неверующие, такие люди останутся лжеименными христианами и лишенными благодати чадами православной Церкви, которые дерзают восставать против духовной своей матери. Но милосердуя к их неразумию, она снова сердобольно приглашает каждого из них, взывая исполненным кротости гласом Спасителя: «Савле, Савле, что Мя гониши? Трудно ти есть противу рожна прати».

49

      Другие пишут: в Кархидон, но, кажется, вернее всего – в Халкидон. Фабриций говорит, что Контарис был заключен в темницу. Но это было сначала, а потом последовало упомянутое заточение, окончившееся убийством.

50

      Василий происходил из одного албанского местечка в Мисии от древней македонской фамилии. Это был муж благочестивый и милосердный, он послал в пользу Святого Гроба Господня 42000 венгерских флоринов на уплату лежащего на нем долга. Иерусалимская церковь впала в этот долг по той причине, что латиняне, поддерживаемые французским посольством в Константинополе, употребляли все средства исторгнуть из рук православных храм Воскресения и едва не выхлопотали у султана фирман на это. Но предстоятели иерусалимской церкви вовремя успели отклонить его, послав в султанское казначейство огромные деньги, какие только собраны были тогда и прежде. Блаженнейший Феофан Иерусалимский патриаршествовал в то самое время (1632 г.), когда в Константинополе был патриархом Кирилл Лукарис, который заодно с Феофаном мужественно подвизался на защиту Святого Гроба. И впоследствии латиняне часто делали весьма много вреда иерусалимской церкви своими наветами. Но в описываемое нами время щедрый господарь Василий заплатил даже не только этой церкви, но и константинопольской (1641 г.). А от Великой Церкви он получил в дар святые мощи преподобномученицы Параскевы Новой, которые и доныне почивают в ясском монастыре Трех Святителей (См. Мелет. Церк. Ист. т.3, стр. 450 и Досиф. патр. иерус.)

51

      Это был тот самый Мелетий, который (при Парфение Старце) издал известное возражение на кальвинистские главы и вопросы Лжекирилла Лукариса.

52

      Блаженный Петр Могила, митрополит киевский, написал Исповедание Православной Веры, утвержденное всею восточною Церковью. Эта книга сохраняется до настоящего времени и вышла уже вторым изданием.

53

      В его время, 1640 г., умер Мурат Ⅳ и ему наследовал Ибрагим Ⅰ-й.

54

      При нем в 1648 г. по смерти султана Ибрагима на престол взошел сын его, – Магомет Ⅳ.

55

      Мелет. Церк. ист. т. 3, стр. 449. Политика турецкая этого времени представляется довольно странною. Турки давали позволение патриархам отправляться самим в Россию, как, например, такое позволение дано было Иеремии Ⅱ, потом вешали их, как изменников. Причиной такого непостоянства турок было их корыстолюбие; они знали, что отправлявшиеся в Россию патриархи приносили оттуда страждущей церкви (особенно константинопольской) большую денежную помощь.

56

      Мелетиия Церк. ист. Т Ⅲ, стр. 466.

57

      При нем был низложен Магомет Ⅳ и умер брат его (в 1687 г.) Солиман Ⅱ. Два года спустя случилось (в 1689 г.) в Смирне такое ужасное землетрясение, что прибрежная часть города была покрыта морем. В то же время скончался бывший в Смирне патриарх иерусалимский Паисий, погребенный под развалинами. Когда в 1691 г. скончался Мехмет Ⅳ; то преемником его был брат его Ахмет Ⅰ.

58

      По смерти Ахмета Ⅱ в 1693 г., султаном был сделан Мустафа Ⅱ, сын Мехмета Ⅳ.

59

      См. ст.534, т. 8 Истории человеческих деяний ученого Кума.

60

      30, 41, 44 и 51

61

      35, 36 и 40.

62

      198, 200 патриархи. 31,38,43,45 и 47.

63

      При нем (в 1703 г.), по низвержении Мустафы, на престол взошел брат его Ахмет Ⅲ.

64

      Этот бунт называется бунтом Халил-Патрона, как первого руководителя его. Тогда был низвержен Ахмет Ⅲ и воцарился Мехмет, или Магомет Ⅴ.

65

      При нем умер Мехмет или Магомет Ⅴ, и воцарился брат его Осман Ⅲ (в 1754 г.), умерший через 2 года и 8 месяцев. Ему наследовал Мустафа Ⅲ (в 1757 г.)

66

      Разрешение это сделано не одним патриархом, который и не может изменять древние определения наших отцов, но по предложению патриарха оно сделано всей восточной церковью посредством церковного определения, подписанного и патриархами антиохийским и иерусалимским, проживавшими в то время в Константинополе.

67

      При нынешнем безразличии в делах веры этот поступок может показаться суровым, и однако ж блаженный Самуил сделал не более того, сколько сделал Богочеловек Иисус, изгнав бичом из храма продающих и купующих.

68

      В эту войну обезглавлен султаном и великий драгоман Николай Суццо вместе с господарем Молдавии Иоанном Каллимахи (в 1769 г.); оба оклеветаны были в шпионстве; через 42 года (в 1812 г.) казнены были также приснопамятные Мурузи–Димитрий, великий драгоман, и Панагиотакис, брат его, потому что мир не был выгоден для турок, изнемогших в войне с Россией, продолжавшейся с 1806–1812 г.

69

      Когда поминалось имя его в церкви, он со слезами на глазах восклицал: «Господи, помилуй!»

70

      См. Историю новейшей греч. Литературы Иакова Риза, стр. 176.

71

      При нем, в 1774 г., умер султан Мустафа Ⅲ и наследовал ему брат Абдул Амит Ⅳ.

72

      При нем, в 1790 г., по смерти Абдул Амита воцарился Селим Ⅲ, сын Мустафы Ⅲ.

73

      Тогда Григорий переложил на общенародный язык слова Златоуста о Священстве и издал их в Венеции (в 1782 г.). А в 1810 г. он издал перевод бесед Василия Великого на Шестоднев.

74

      Бывшие по временам великие драгоманы и те из них, которые возводились в достоинство молдавских господарей, имели большое влияние на избрание и смену патриархов константинопольских. До некоторой степени это может быть оправдано тем, что лица эти были членами не только Церкви, но и эллинского народа, вследствие чего участие их при избрании патриарха было гораздо законнее, нежели то, какое имеют посланники некоторых западных государей Европы при избрании папы. Но повсюду бывают злоупотребления. Многие из греков, занимавшие важные государственные должности, возбуждаемые некоторыми беспокойными архиереями (к чему иногда присоединялась и личная выгода), соглашались и часто содействовали несправедливым свержениям патриархов и возвышениям архиереев и возмущали спокойствие Церкви, которую в другое время ревностно защищали от угнетения варварского правительства, вместе с тем оказывая и народу многоразличные благодеяния (почему имена их и записаны как в церковной, так и в гражданской истории греков), Но этими благодеяниями не отвергается мысль, высказанная нами прежде, что всякий раз, когда в управление Церкви вмешиваются светские лица, они извращают священные каноны, которых они поставлены хранителями, и тем всегда вредят Церкви.

Около половины ⅩⅦ столетия (в 1660 г.) греки стали занимать должность великого драгомана. Первым определен в эту должность Панагиот, бывший драгоманом австрийского посольства. За ним следовал Александр Маврокордато (в 1681 г.). Точно также и в достоинство господарей Валахии и Молдавии греки возведены не только с 1719 года, начиная с Николая Маврокордато, но за 70 почти лет прежде. Господари Александр, Илия, Лев и Стефан были греки. В драгоманы же флота поступали лица греческого происхождения уже впоследствии, и эти должности оставались за константинопольскими греками до начала греческого восстания (1821 г.). С половины ⅩⅧ столетия и далее в Константинополе было целых девять знаменитых домов, из которых обыкновенно избирались драгоманы и господари. Дома эти следующие:

1. Маврокордато.

2. Гики (от 1-го Григория Гики в 1717 г. и от 1764 г. и далее).

3. Ипсиланти (они в последствии убежали в Россию).

4. Караджа ( и эти выехали в начале ⅩⅨ века).

5. Маврогени (эта фамилия дала одного только господаря (Aislértur), возвысившегося в это достоинство из драгомана флота в 1782 г., и в последствии одного драгомана флота).

6. Ханджери (процветавшие в позднейшее и короткое время, и они остались в бездействии с 1810 г. и далее).

7. Мурузи.

8. Каллимахи.

9. Суццо (три последние фамилии оставались на сказанных должностях до греческого восстания).

75

      См. его прекрасное окружное наставление касательно учреждения школы, напечатанное впоследствии в Λόγιος ΄Ερμής в 1819 г., стр. 203.

76

      В 1807 г., когда Селим был низвержен с престола, воцарился султан Мустафа Ⅳ, сын Абдул Амита. Спустя год Байрактар явился с целью снова посадить на престол Селима. Но Селим был задушен Мустафою и труп его выброшен из дворца. Низвергнув Мустафу, Байрактар возвел на престол брата его Махмута Ⅱ.

77

      Говорят, что возвышению Каллиника содействовали некоторые клирики, его родственники, обещав множество денег вельможам, если он получит патриаршество, а сами они отличные епископии. Когда же Каллиник вступил на патриарший престол и лицами, имевшими в своих руках власть, решено было изгнание заранее назначенных к тому епископов, для замещения их по условию – родственниками патриарха, то Каллиник мужественно воспротивился этому, выставляя на вид, что это противно и церковным законам и постановлениям верховной власти в пользу подданных.

78

      В 1802 г., будучи архидиаконом патриарха Каллиника, он издал в Константинополе τα τετράςιχα τοϋ Πτωχοπροδρόμου, каталог патриархов и другие любопытные сочинения. Сделавшись же митрополитом иконийским, он издал хорографический указатель иконийской епархии.

79

      Об этой молве сообщил патриарху приснопамятный Скарлат Каллинах и просил его принять меры предосторожности. Этот Скарлат был человек благочестивый и любитель просвещения; будучи впоследствии господарем Молдавии, покровительствовал ясскому училищу и доставлял также из доходов княжества филологической гимназии Смирны средства содержания. Кроме того он поддерживал издававшуюся в Вене литературную газету. Совершенно несправедливо некоторые писатели приписывают Каллимахам нелюбовь к просвещению и говорят, что под их влиянием изданы патриархом Григорием окружные наставления его и что сам патриарх был гонителем наук. Достаточно вспомнить заботливость Григория об умножении школ или сличить его наставления с тем, что пишут его порицатели (Кума Ист. Челов. Дел. т.12, стр. 514), чтобы убедиться в неосновательности этой клеветы. Обвиняют также Григория (Кума, там же), будто он стал виновником изгнания из Константинополя в Митилен Константина Мурузи, который по возвращении был великим драгоманом, а потом казнен 2 апреля 1821 г.. Но патриарха уверили, что Мурузи этой временной ссылкой избавится от большого несчастья и тем вовлекли в ошибку. По возвращении Мурузи, Григорий, убедившись, что он был обманут, жалел о своей ошибке и со слезами просил прощения.

80

      Тогда (в Великую Пятницу) министр иностранных дел предписал патриарху стеречь семейство блаженной памяти Димитрия Мурузи в его доме. Патриарх отвечал, что он стражей не имеет. «Пусть будут ими и монахи», – возразили дававшие приказание. И так посланы были два священника патриарших стеречь семейство, но оно во время их сна убежало. Спустя несколько времени в дом пришли палачи, чтобы схватить детей и супругу Мурузи. Не найдя никого, кроме спавших священников, они схватили их и заковали в цепи. А патриарх вовсе не подвергся ответственности и не был осужден за побег фамилии Мурузи. И так ошибаются те, которые, между прочим, считают и побег семейства Мурузи «за предтечу осуждения патриарха». Смерть его была порешена тотчас же, как скоро пришла весть о восстании родины его, Пелопонеса, причиною его казни было провозглашено то, что он признавался соучастником изменников.

81

      За четыре дня до Пасхи великий визирь требовал от Сехуль-Ислама законного осуждения патриарха, как соучастника и даже виновника восстания его соотечественников пелопонезцев. Добросовестный турок потребовал доказательств преступления и, так как их не было, не подписал судебного приговора, заметив, что «закон никогда не казнит невинных вместо их виновных родственников». Вследствие этого он был изгнан и, увезенный ночью, умерщвлен близ Халкидона. Приговор тотчас же подписан его преемником. Этот последний, по истечении трех месяцев (в июне), видя себя в опасности, испросил позволения отправиться в Мекку и Медину для поклонения святыням Магомета. Когда он плыл уже близ Хиоса, с ним встретился греческий флот. Греки, взяв Сехуль-Ислама (вовсе не зная, что он приговорил патриарха к постыдной смерти), повесили его на грот-мачте судна. Такие-то удивительные примеры суда Божия представляет история восстания.

82

      См. Кон. Экономоса надгробное слово патриарху Григорию и другое его слово при годичном поминовении Григория и архиереев, пострадавших вместе с ним (в церковных словах стр. 1–62). См. также разбор этих слов, сделанный ученым М. Схина в Зрителе (Феотис) № 8, статья А. 1–8 в 1837 г.).

83

      Агафангел (как и Анфим) взошел на патриарший престол из тюрьмы Бостанджи-паши, куда с 1821 по 1827 год заключались по нескольку архиереев поочередно в залог верности христианских подданных турецкому правительству. Преемником Агафангела в тюрьме со 2-го сентября 1826 г. был митрополит визийский Иоасаф, человек добродетельный и образованный, который и на визийской епископии перенес множество разнообразных бедствий, быв ограблен турками и часто подвергаясь опасности жизни, а потом, когда брошен был за народ в страшную тюрьму Бостанджи-паши, целый год терпел еще более тяжкие мучения. Жизнь свою он кончил на своей родине Андросе, терпя многие лишения и забытый своими соотечественниками.

84

      Братом этого Стефана Вогориди был знаменитый своей ученостью и сочинениями Афанасий Вогориди, умерший в 30-х годах в Париже.

85

      Окружное послание патриарха Григория и письмо его к жителям Смирны.

Комментарии для сайта Cackle