А.Г. Кравецкий, А.А. Плетнева

Приложение 11 (к разделу 7.11) Из материалов обновленченского Собора 1925 года

Здесь приведен полный текст выступлений А.И. Введенского и прот. Василия Адаменко, прозвучавших 4 октября 1925 года469

Митрополит Александр Введенский. «Все, что говорил протоиерей А.И. Боярский, я нахожу опасным, если не губительным. Когда я написал в газете «Церковное обновление» свою статью «О пастырстве», то Синод запретил распространять ее по Москве, так что номер газеты продавали в Москве из-под полы за большую цену. В статье упомянуто было и об одежде духовенства. Протоиерей А.И. Боярский предлагает скинуть духовенству свой костюм, но тогда едва ли бы стали больше уважать духовных отцов. В цивилизованной Англии возможно епископу ходить в любом одеянии, ему можно участвовать в игре в футбол и т.п. развлечениях, у нас же это немыслимо. Народ не готов спокойно воспринять это, и это надо учитывать. Обновленчество – это еще трехлетний ребенок. Оно вырастет впоследствии. Богослужение на русском языке не дает ему религиозного удовлетворения. Протоиереи Эндека и Адаменко уже приступили к изменению той обрядности, что создана в России веками. Верующие боятся потерять красоты богослужения. Конечно, можно злоупотреблять установленной обрядностью. Если в Ленинграде перепроизводство митроносцев, то из этого не следует, что не нужна обрядовая внешняя сторона богослужения. Внешний вид священнослужителя, кадило, каждая вещь в церкви имеет символическое значение и поэзию для верующей души. Что же? Вы хотите лишить ее поэзии и заменить сектантским созерцанием? Я уважаю протоиереев, проводящих обновление, упомянутых в речи о. Боярского, но не хочу ставить их с колоссами Церкви, со святым Иоанном Златоустом. Нужно установить обновленчество, и тогда сама жизнь создаст ему форму. Я говорю: обновлению необходимо удержать всю православную обрядность. Апостол Павел диктует ясно, что с младенцами по вере надо и обращаться по-младенчески, иначе выйдет вред. И это оправдывается воочию. Бывший митрополит Антонин начал церковное обновление хорошо, но кончил фарсом. На этот скользкий путь толкает и нас. Протоиерей И.Ф. Егоров в Ленинграде подрезал свою рясу по колен и думал, что в этом реформа. Точно также и бывший митрополит Антонин вместо установленных церковных облачений надел капот».

Протоиерей Василий Адаменко:

«Начну свое слово известными словами Христа: «Взявшийся за плуг и озирающийся назад неблагонадежен в своем пути». Так и в нашем обновлении: оно будет неблагонадежно, так как начинает озираться назад. Ряды обновленцев, как пастырей, так и мирян верующих, заметно редеют; кругом слышится: «В чем же наше обновление?». Всюду пререкания, раскол, церковная смута треплет церковный корабль, народная душа исстрадалась и уже способна отказаться от обновления; надоела борьба церковников, которые ничем не выявляют Христа как вечный свет любви и правды. Христа легче всего выявить практически в богослужении, но разумном и понятном для русской народной души. Тенденция работ высшего обновленческого церковного органа – Собора 1923 г. была: «смело идти вперед, не озираясь назад». И нашлись борцы и идейные борцы этой тенденции, однако теперь уже Св. Синод их начинает обрезать. Брошено клеймо: «Адаменко и Эндека», как на сектантов, которые ломают внешние формы богослужения, упраздняют славянский язык, заменяя его «русским богослужением», то и другое делается будто бы самочинно. Однако мы просили благословения у Св. Синода на введение в практику богослужения русского языка как вполне отвечающего пониманию народного сознания. Русский народ темен и стоит на низком развитии духовного самоусовершенствования; нужно стремиться всеми мерами и средствами сделать богослужение понятным, поэтому идея о русском языке пошла далеко вперед. Творческую инициативу богослужения русским языком дал Собор 1923 г., и эту инициативу более смелые борцы стали проводить в практику твердо, но осторожно, чтобы не селить соблазна в неокрепшее народное сердце. И теперь слышится: мы умрем за русский язык и будем его отстаивать как самую полезную меру для возвращения в лоно церкви православной отступников, сектантов и неверующих. Есть письмо одного неверующего, который с радостным восторгом благодарит, что богослужение, слышанное им в одном из храмов г. Арзамаса, вернуло его к вере, тронуло его черствое сердце и холодное и вернуло ему сознание о бытии Бога и отеплило душу верой в Иисуса Христа. Еще: Арзамасский епископ Михаил (Кудрявцев) говорит: «Я приду к вам молиться, так как я люблю свой родной русский язык и не против русского богослужения». Говорят: «Жаль расстаться с эстетикой, так как славянский язык красив, а русский груб и растянут». Но что дает душе эстетика, если богослужение бездушно и непонятно. Задавшись целью ответить требованиям народной души, сделать богослужение понятным, мы начали свой труд и в прошлом году издали «литургию» с разрешения и благословения преосвященного Евдокима (Мещерского), бывшего члена Собора 1923 г. Присматриваясь к деятельности Св. Синода, ставит грань: «не объединяться в проведении русского языка и других реформ богослужения с другими обновленческими объединениями». И в лагере Тихоновцев целый ряд запрещений, перечисленных в воззвании своем к народу не участвовать в Соборе 1925 г. Петр Крутицкий запрещает открытие царских врат, чтение Апостола и св. Евангелия лицом к народу, богослужение на русском языке и целый ряд других.470 Эти постановления смущают народ, волнуют его сознание, слабо развитое в духовном отношении. Народ не знает, кого слушать, да и Св. Синод бросает клеймо, что в издании служебника нашего проявлено самочиние. Служебник наш после обработки и перепечатки ½ года тому назад послан мною на благословение в Св. Синод, но ответа не получено до сих пор. Основываясь на постановлении Собора с благословения Высшей Церковной власти мы отдали Служебник в печать. В силу нужды послали второй доклад с просьбой благословения, и опять ничего в ответ.

(Прервали, срок 10 минут истек)».

* * *

469

Печатается по ЦО 1926, № 1, с. 7–10.

470

Эти запреты содержатся не в послании митр. Петра (Полянского) об отношении к обновленчеству и собору 1923 года (см. АПТ, с. 418–421), а в указе митр. Петра от 14 сентября 1925 г. (см. Приложение 9).


Источник: История церковнославянского языка в России (конец XIX-XX в.) / Отв. ред. А.М. Молдован. - М.: Языки русской культуры, 2001. - 400 с. – (Studia philologica)

Комментарии для сайта Cackle