Азбука верыПравославная библиотекаИстория ЦерквиКатоликос Антоний I и его Похвальное слово в честь знаменитых мужей Грузии


Н. Берзенов

Католикос Антоний I и его Похвальное слово в честь знаменитых мужей Грузии

В наше время человек многосторонне-учёный, на редкость образованный. Храм науки открыт для всех; знание в наше время не скрывается, как в древности, в вертепах Друидов, мрачных залах Тамплиеров; его благотворные лучи озаряют всякого, его источник доступен всякому. Благословенно это время: оно – золотой век науки и просвещения, облагораживающего человека духовно и телесно; признаю, это старая истина, до того знакомая, что быть может иной, в порыве глумления, примет ее за пустую риторическую фразу. Но право, там не до риторики, где преобладает одно неподдельное, немногословное чувство душевной отрады.

Под влиянием такого чувства нахожусь я, когда сравниваю настоящее состояние моей родины с положением, в котором она находилась за несколько десятилетий до этого. Возьмем Грузию тех времен хоть в отношении просвещения. Что была она? Пустынный остров, на котором люди не живут, а прозябают, хотя почва его плодородна и ожидает только могучего деятеля, чтобы принести сторичный плод, зацвести умственной, духовной жизнью. Правда, бывали яркие отблески ума на этой счастливой почве, но редко. Грузии тогда было не до наук; гнёт исламизма подавлял её до того, что некоторые её цари были вынуждены изменить вере отцов, только потому, чтобы не предать царства в жертву анархии и большим бедствиям; о внутренних и внешних раздорах и настроениях – нечего и говорить.

Всё это я говорю к тому, чтобы не заслужить упрёка в преувеличении, если скажу, что Католикос Антоний бесспорно есть корифей Грузинской Литературы, относительно современной ему эпохи. О нём по справедливости можно сказать тоже, что говорил знаменитый Иерошим Стридонский о самом себе. Он: «Философ, ритор, грамматик, диалектик». Его многосторонняя учёность стяжала ему в отечестве громадный авторитет и имя великого.

Чтобы суждения наши не показались голословными, мы сообщим в переводе предисловие к сочинению Антония «Похвальное Слово», в котором почтенный издатель, П. И. Иосселиани представил краткий очерк жизни автора.

«Антоний I, Католикос Карталинский, Кахетинский и Алванский, был сын царя Иессея1, брата Вахтанга VI Законоположителя; родился в 1714 году и назван Арчилом. Архимандрит Спиридон, настоятель Гареджийской пустыни, восприемник Арчила от св. купели и наставник, воспитал его в пустыне, где при нём находились также, в качестве дядек, князья Подар Херхсулидзе, Иосиф Палавандов и принявший христианство из магометан Мирза-Али (Илья) Испаганский. Здесь изучил он св. Писание и светские науки, языки татарский и персидский. По случаю разорения Грузии турками и частых, нападений лезгин, Арчила увезли в 15-летнем возрасте, в 1720 году, в Осетию, куда последовал за ним и находившийся в это время в Тифлисе Митрополит Памфилийский Парфений, от которого он выучился греческому языку2. После смерти его отца, царя Иессея, турки в знак уважения предоставили в его владение отцовский дворец3 в Тифлисе и назначили ему содержание из городских доходов. Здесь он вступил в супружество, но по причине семейных неприятностей и других обстоятельств, вскоре вынужден был оставить жену и удалиться в Имеретию. Спустя несколько лет супруга умерла, и Арчил, оставшись вдовцом, был пострижен в монахи Имеретинским Католикосом Григорием, принял имя Антония и звание Настоятеля Генатского монастыря. А в 1738 г., после Кутаисского Митрополита Тимофея (того самого, сочинение которого «Путешествие по Востоку» издано в прошлом году, по приказанию Его Светлости Князя М. С. Воронцова), по воле царя Александра, Антоний возведён на сан Митрополита Кутаисского. Тогда ему было 24 года.

Его мать – Царица Елена4, проживавшая в Москве, переживала о таком поступке сына и между прочим писала ему: «Почто, сын мой, поразил мечём сердце моё и без того тоскующее на чужбине? Теперь потеряна вся надежда к нашему возвращению в отечество. Брата у тебя нет: зачем же потерял царство и надежду царства, которое Бог скоро избавит чрез Русских от тирании турков!»

Когда Шах-Надир изгнал турок из Грузии и вверил царство Теймуразу и его сыну Ираклию. Теймураз пожелал переместить Антония, как своего племянника, из Имеретии в Карталинию; вскоре представился случай: в 1747 г. скончался Тифлисский Католикос Николай, и Антоний был вызван на его место.

Управление Антония церковью ознаменовалось утверждением православной веры, церковным устройством и распространением грамотности; он старался, чтобы везде заведены были училища; принимал во всем деятельнейшее участие, занимался сочинением книг, писал проповеди, собирал древние рукописи; знакомился с латинскими и армянскими учеными5, и изучал догматы их исповедания, с целью ближе узнать их сущность. Но это обстоятельство послужило ему во вред: латиняне поколебали ум его так, что он был готов признать их учение правым. Царь Теймураз, сильно этим встревоженный, изгнал латинян из пределов Грузии, их церкви (из которых одна, во имя Благовещения, была в Тифлисе, а другая в Гории) отдал в распоряжение православных, а самого Антония заточил и предал церковному суду.

Первым этот соблазн обнаружил Савва Инноцминдский, делом и словом ревностно вступившийся за православие. В Мцхете был созван Собор, в присутствии царя. Антоний, представ перед судилищем, изложил на бумаге свою вину и со слезами молил о прощении. После восьмимесячного заточения его лишили сана Католикоса, но позволили отправиться в Россию, где тогда проживали его родственники, внуки царя Вахтанга VI6. Преемником Антония был избран Русский Архиепископ Иосиф.

Прибыв в Санкт-Петербург 8 марта 1757 года, Антоний оправдал себя от обвинения в католицизме (о чём подал просьбу Императрице Елизавете Петровне) и представил Св. Синоду символ православной Веры, написанным им собственноручно. К символу этому он присовокупил: «Всё исповеданное, утверждённое и принятое Св. Вселенскими Соборами, всё, что исповедует и утверждает, приемлет и почитает ныне Св. Церковь Восточная, иже есть Церковь Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская и Всероссийская, и я исповедую, почитаю и охотно лобызаю; а всё то, что Св. семью Вселенскими Соборами и Церквами предано проклятию, и я проклинаю и отвергаю».

Вследствие этого Синод представил Императрице Елизавете Петровне дело об Антонии, и она повелела дать ему Антонию Епархию не в дальности от Москвы. 1 декабря 1757 года он был назначен заведующим Владимирской и Иерапольской Епархией; из-за незнания им русского языка к нему командировали переводчиком грузинского Протоиерея Георгия Давыдова, бывшего в г. Свияже.

С Антонием приехали в Россию: Архимандрит Стефан, Игумен Михаил, впоследствии Архиепископ Тифлисский, Протоиерей Захария, протодиакон Гавриил, иеродиакон Иона, впоследствии Митрополит Мровельский (его «Путешествие по Востоку и России» издано в 1852 г.), князья Иоанн Херхеулидзе и Роди Меликов, и многие другие.

В 1764 г. Ираклий II вызвал Антония обратно в Грузию, и возвёл его на прежнее место. В 1783 г., по заключению трактата между Императрицей Екатериной II и царем Ираклием, он был назначен членом Св. Всероссийского Синода.

Сочинения Антония и переводы с русского, помимо изданной в настоящее время книги, следующие:

1.)  Толкование на 50-й псалом, перевод. Часть этого перевода была представлена царским духовником Захарием Габашвили Синоду, в делах которого она и находится.

2.)  Катехизис Православного Исповедания.

3.)  Готовый ответ, направленный против учения Армянской и Католической церкви.

4.)  Богословие, в четырёх частях.

5.)  Пролог на четыре месяца, взамен потерянного пролога Иоанна Патриция.

6.)  Книга Исповедания.

7.)  Перл духовный.

8.)  Лествица Иоанна Синаита, в стихах.

9.)  Жизнеописание (мартирика) 19 грузинских Святых, с приложением описания жизни и мученичества Св. Григория Просветителя Армении.

10.)  Множество проповедей.

11.)  Грамматика, составленная по системе армянской грамматики Михитара.

12.)  Грамматика, по собственной системе.

13.)  Сокращенная грамматика, для юношества.

14.)  Риторика Михитара, переложенная с армянского.

15.)  Объяснение Аристотелевых категорий.

16.)  Философия Баумейстера, с русского.

17.)  Физика Вольфа.

18.)  Краткая грузинская история.

19.)  Толкование на послание Ап. Павла к римлянам.

20.)  История Эфесского собора,

21.)  Камень веры Степана Яворского; напеч. в Москве 1760 г.

22.)  История Александра Македонского, Квинта Курция.

23.)  Стихиры в честь грузинских святых; они вошли в состав праздничной Минеи и в настоящее время поются Грузинской церковью.

Антоний не ограничивался одной учёной деятельностью; всю жизнь он ревностно заботился об украшении церквей, насколько это было возможно в стране, обуреваемой нашествиями лезгин; способствовал к напечатанию церковных книг, к распространению грамотности и образованности; ввёл обряд, по которому все грузинские Иерархи стали носить саккосы при Богослужении, установленный в России Петром Великим.

Из воспитывавшихся под его руководством между прочими замечательны следующие: Гаий, бывший ректором Телавской Семинарии, потом Архиепископом Астраханским; Варлаам, первый Экзарх Грузии, Михаил, Митрополит Тифлисский; Давид Алексеев, ректор Телавской Семинарии после Гаия; Иоанн Осесшвили, проповедник; Архимандрит Трифилий и другие.

Подвизаясь таким образом, этот великий Иерарх, исполненный дней и удрученный старостью, скончался 1 марта 1788 г. в Тифлисе, в Анчисхатском подворье, на 75 году жизни. Смерть застигла его в совершенной готовности: он принял Св. Тайны из рук Тифлисского Митрополита Германа, совершившего над ним елеосвящение. Его тело перевезено в Мцхете и предано земле в местном соборе, перед царскими вратами.

Его ученик Архиепископ Варлаам украсил его могилу мраморным камнем с такой надписью: «Здесь погребено тело сына Грузинского царя Иессея, Католикоса Антония Мцхетского и всея Грузии и члена Св. Синода, который снабдил церковь Грузинскую полным уставом и духовною церемониею, обогатил Грузинский язык изящными произведениями философскими и богословскими и грамматикою, из коих многие он сочинил сам, а иные переложил с других языков; и таковыми великими трудами украсивши церковь и отечественный язык, он умер, к общей скорби, 1778 г. Марта 1-го.»

За тем следует эпитафия в стихах:

«Для Грузин он был вторым Златоустом,

Павлом гремящим – обличителем невежд,

Григорием взывающим карою еретиков,

И отошел он ко Христу, оставив паству на волю Божию».

При жизни Антония, в 1770 г., посетил Грузию известный путешественник Гюльденштет, который видел и говорил с ним, хотя в его сочинении нет об этом никаких подробностей7.

Изданное ныне «Похвальное Слово», напечатано с рукописи, писанной архидиаконом Антония Трифилием, в которой есть много собственноручных поправок автора. Это сочинение, как образцовое и единственное в своём роде, должно занять почётное место в истории грузинской литературы.

«Похвальное Слово» писано ямбическими стихами без рифм, в духе древней схоластики, оттого язык по местам тяжеловат. В этой книге, состоящей из семи частей, описываются подвиги отечественных святых, замечательных грузинских царей, грузинских учёных и любителей науки; таким образом, в трёх последних частях заключаются краткие панегирики в честь ста двадцати трех лиц порознь.

Во всяком случае, эта книга из таких, которые с основательностью содержания соединяют общенародный интерес. Польза её несомненна; если могущественное средство к народному образованию есть распространение грамотности, и если грамотность тогда только достигает своей цели, когда потребность чтения в народе может быть удовлетворяема чем-нибудь положительно-полезным и существенным; то в «Похвальном Слове» соединяются все эти качества в достаточной мере. Карамзин сказал, что «Язык и Словесность суть не только способы, но и главные способы народного просвещения». Эту именно великую и благотворную мысль имел в виду Князь Наместник, когда Его Светлости было угодно, чтобы были изданы в свет произведения грузинских писателей, остающихся в рукописи.

Почтенный издатель снабдил книгу, независимо от предисловия, которое мы привели выше, возможно, подробными примечаниями и объяснениями; таких примечаний сто шестьдесят девять, и в каждом заключаются биографические сведения о данном лице и другие подробности. Надо согласиться по правде, что одна только искренняя любовь к науке и желание быть полезным отечеству может поддержать человека в подобном труде, требующем большого запаса времени и трудолюбия.

Сведения, заключающиеся в примечаниях Г. Иосселиани к изданной им книге «Похвальное Слово», составляют драгоценный исторический материал, которым с пользой может руководствоваться будущий писатель истории Грузинской церкви и историк грузинской литературы. Поэтому мы представим здесь краткое обозрение сочинения Католикоса Антония, на основании замечательных и любопытных примечаний издателя.

«Похвальное Слово» начинается панегириком в честь Великомученицы царицы Кетеваны, матери Кахетинского царя Теймураза I; она пострадала за веру Христову при Шах-Аббасе, в 1624 г. Об этом мученичестве повествуют современные ей армянские и латинские историки. Грузинская церковь отмечает день её памяти 13 сентября.

При Шах-Аббасе также пострадал (в 1622 году) Бидзина, с двумя братьями, из Ксанскпх Эриставов, Елисбаром и Шалвою. Бидзина был из Кахетинских князей Челока-швили. Могила этих мучеников находится в упраздненном в настоящее время Икортском монастыре, куда св. мощи их были в то время перенесены из Персии. В том же году, в день Пасхи, приняли мученичество Гареджийские отцы, память которых празднуется во вторник светлой недели.

Одна из глав 4 части посвящена мученикам Исааку и Иосифу. У нас нет жизнеописания этих святых. В Афонском монастыре, куда Г. Иосселиани ездил в 1849 году с учёной целью, по распоряжению Его Светлости Князя Наместника Кавказского, найден ирмос, из которого видно только, что «Святые Исаак и Иосиф пострадали от Сарацинского князя, Эмира города Карну». Армянские летописцы Самуил и Киракос повествуют, что во время армянского Католикоса Давида II (806–817) жили в Сомхите два брата – Исаак и Иосиф. Мать их была родом армянка, а отец из Персии. Воспитанные матерью в христианстве, они трудами и подвигами стяжали почёт и славу в г. Карну, который сейчас называется Арзерум. Когда здесь началось сильное гонение на христиан, два брата вознамерились отправиться в Константинополь, где царствовал Император Никифор. Узнав об этом, Эмир города – магометанин, заключил их в темницу и жестокими истязаниями вынуждал их отречься от Христа; но они этого не захотели и после многих страданий приняли мученический венец; это было в 808 году, а по армянскому летосчислению в 257. Подробности эти почерпнуты из жития армянских Святых, под числом 22 января. Армянский историк Чамчиан также упоминает о них в своей Истории (том 2, стр. 428).

Грузинская церковь также празднует День памяти Исаака и Иосифа (16 сентября); они были поборники единоверия с грузинами, подобно тому, как в г. Севастия утвердилось общение между армянами и греками. Державшиеся такого единения назывались Ай-орум, т. е. Армяно-Греки; это продолжалось до Иоанна Мапаскертеля, который, являясь противником Халкидонского Собора, нарушил единомыслие.

В третьей главе, состоящей из трёх куплетов (каждый куплет в 5 стихов), заключается похвала Св. Мученикам Давиду и Константину Аргветским, пострадавшим в 667 г. от Мурвана-Глухого, которого историки считают племянником Магомета. Мученичество Аргветских князей иные правдоподобные относят к 734 году, когда царствовал в Греции иконоборец Лев Исаврянин. Мощи их почивают в обители Моцамети, в 6 верстах от г. Кутаиса. Память их празднуется 2 октября.

Остальные главы 4 части посвящены другим отечественным святым; из них мы поименуем только тех, о жизни которых или вовсе нет сведений в наших хрониках, или есть, но мало.

Преподобный отец Григорий Хандзоели. О времени его жизни мы не имеем никаких сведений. Армянские историки упоминают о Григории Ханзохат, жившем в 1411 году. В это время между Армянами было смятение по поводу избрания нового Католикоса, вместо умершего Иакова III; жребий пал на настоятеля Григория Ханзостеля, его и поставили Католикосом г. Сиса. Но Армяне его ненавидели и преследовали, чтобы убить. Тогда Григорий, ради спокойствия, предложил Эмиру Киликии овладеть Сомхитом и подавить волнение, но жители г. Сиса победили его и самого Григория заключили в неприступную крепость, где он умер в 1417 г., а по армянским хроникам в 767. Он правил церковью 7 лет и был II этого имени. В Греции царствовал тогда Мануил Палеолог, старавшийся о соединении армян с православными. Вероятно, этот Григорий был тот самый, который начал переписку с Мануилом, по предмету соединения церквей и потому навлёк на себя ненависть армян. Собственно из грузинских писаний известно только, что он был родом из Джавахетской области; сведение найдено Г. Иосселиани в актах Иерусалимской патриаршей Библиотеки, в Константинополе, написанных на коже грузинскими церковными буквами (хуцури).

Священномученик Неофит Урбнисский. Прежде назывался Омар, был персидским военачальником и при опустошении в 389 г. Шио-мгвимской обители, будучи поражён чудесами Христиан, принял их религию и постригся в иноки. Католикос Самуил сделал его настоятелем и потом Епископом Урбниской епархии. Неофит пострадал от персидских волхвов-огнепоклонников, которые побили его камнями. Память его празднуется 28 сентября.

Князь Константин, великомученик, происходил из владетельной Кахетинской фамилии. Посетив Иерусалим и св. места и возвратившись на родину, он, 83-летний, был взят в плен и сослан в Вавилон, в г. Самарию; там, по повелению Багдадского Калифа Джафара, ему отсекли голову за то, что не хотел отречься от Христа. Историки пишут, что Греческий Император Михаил III и супруга его Феодора послали семейству Константина, в Грузию, утешительное письмо (842–867).

Преподобный Иларион, по фамилии Донаури, был сын владетельного князя Кахетин; состоял иноком в Гаредже, отправился впоследствии в Палестину, где, на горе Олимп, основал обитель; умер в Фессалонике в 882 году.

Св. Або Персиянин, пострадал от своих соотечественников в Тифлисе, в 790 году. На правом берегу Куры, возе старого моста, под сенью метехской скалы устроена иждивением С. В. Сафонова часовня на том месте, где, по преданию, погребены св. останки мученика. В часовне неугасимо горит лампада, свидетельствующая о набожном усердии строителя часовни8.

Св. мученики Сукиасы. В Истории Чамчиана (часть 1, стр. 598) о них повествуется следующее: «Сукиасы были родом Аланы и приняли крещение на реку Евфрат. Первого из них (их было 17) до крещения звали Багадрас. Предание говорит, что при крещении им явился Господь и, в память этого явления, они воздвигли на месте крест, который наименовали крестом благовестия». Впоследствии Сухий и друзья его, во избежание гонения, удалились в безводную и недоступную пустыню, называемую Сухав или Сухавети, в стране Пакревандской, близ Евфрата, и там поселились на горе; они вели аскетическую жизнь, до времён Аланского царя Дадиана. Царь этот, узнав об их существовании, послал своего Эристава Парлага, чтобы «Или привести их к нему, или же, в случае непослушания, мучить и умертвить их». Эристав исполнил веление своего владыки: мученики были умерщвлены и их тела брошены в ров, где в течение многих лет они оставались нетленными. Наконец Константин Великий, узнав, что в этом месте появился целебный источник, велел извлечь из рва св. тела и положить в гроб; а Григорий Просветитель основал здесь монастырь. Армянские Историки Католикос Иоанн и Чамчиан полагают время мученичества этих святых в 130 году по Р. X.; из древнего акта, хранящегося в Афонской обители, видно, что они пострадали в 100 г.

Св. мученики Давид и Таричан, родные братья. Кажется, это те самые, которые в Армянской Истории упоминаются под именами Давида и Гургена; их производят из персидского царского дома, от матери-армянки; к христианству обратились по совету Мамиконтского Князя. Магометанское имя первого было Сурпан, второго Гурген, имена эти после крещения заменились настоящими. Чамчиан (Ист. кн. 2, стр. 376, 377) говорит, что они приняли мученичество 31 марта 695 года, от правителя того времени Армении Абдулла.

Шестая часть «Похвального Слова», в честь некоторых царей Грузии, начинается кратким вступлением; в нём Антоний упоминает о царе Фарнаозе, называя его великим, изобретателем Грузинских письмен – мхедрули9, и законодателем; говорит, что он освободил Грузию от Македонского порабощения и убил Язона (Азона?). «Но так как, – заключает автор, – он не ведал истинного Бога, то и недостоин похвалы».

В первой главе содержится похвала в честь царей династии Хосроидов или Сассанидов10, Мириана, Вахтанга I Горг-Аслана (царствовал 446–499) и Арчила II, причисленного к лику святых Грузинской церкви; по словам Вахушта, его царствование продолжалось с 668 по 718 год, он пострадал от Персидского военачальника Чичум-Асима. Далее, в главе 2, следуют цари династии Багратидов11, начинающейся с Гурама 1, который воцарился в 586 году и умер в 600.

Более других замечательна глава о Тамаре (царствовала с 1174 по 1201 год), хотя исторических данных о ней никаких нет. Антоний, при имени великой царицы, припоминает Семирамиду Клеопатру, которую называет Египетской царицей (см. стр. 190, купл. 589) и других славных героинь и героев древности; но «Слава их как язычников, – продолжает он, – была суетна, поскольку была или следствием или же причиной злодеяний, тогда как слава Тамары – благоугодная Богу жертва, и живет в памяти не только Грузин, но и Греков, Армян, Сирийцев (?) и Персов».

Седьмая и последняя часть любопытнее предыдущих; она посвящена отечественным учёным и любителям науки, которые почти все были духовными особами; потому что в то время учёность сосредоточивалась в духовном, преимущественно иноческом, сословии, удалённом от мирского общества, чуждом всего мирского; от того просвещение, если принимать его даже просто в смысле грамотности, находилось тогда в весьма незавидном положении, было доступно немногим. Народ вообще, исключая дворянства, в этом отношении оставался совершенным невежей. И неудивительно: науки процветают только под тенью мира и тишины; а здесь люди едва улучали время вспахивать землю и делать себе жилища в виде землянки, едва успевали отдохнуть от бранных невзгод, как вновь нужно было пойти ратью на врагов веры и отечества, от которых или приходилось умереть, или же возвращаться к родному пепелищу, с крепким убеждением, что они отразили не последнее нашествие супостата, что еще долго приведется отражать иноплеменников, посягающих на свободу православной Иверии… Грустно, безнадежно было такое существование!

В злополучные времена пастыри церкви являлись истинными утешителями народа. Делом и словом Божиим ободряли они упадших духом, карали нечестивых, призывали благословение на достойных. Вот почему имена этих пастырей вызвали дань похвалы со стороны Антония, сохранившего их потомству в благодарное воспоминание.

Во главе учёных того времени стоит Католикос Иоанн, названный Златоустом, живший в дни Баграта IV, царствовавшего с 1027 по 1072 год. Кроме многих проповедей, которыми Иоанн ознаменовал свое пастырское поприще, он перевёл с Греческого книгу «Наставления» Афанасия Александрийского и одно из сочинений Григория Назианзина, много содействовал украшению Мцхетской церкви.

За ним следуют: Арсений Католикос Имеретино-Абхазский, возведённый в этот сан в 1390 году по воле Имеретинского царя Георгия сына Александрова12.

Николай, заведовавший церковью до Тамары и в её царствование; Антоний говорит (купл. 653), что он посетил Иерусалим и присутствовал на соборе, бывшем против еретиков.

Католикос Иоанн, современник Тамары, старавшийся о соединении Армян с православными.

Католикос Арсений, сын Булмаиса, живший, как полагают, в XIII веке, хотя не значится в списке Католикосов того времени; он составил пролог или жизнеописание святых, память которых празднуется в феврале, марте, апреле и мае.

Католикос Николай, принявший кормило церковного управления во время царя Константина13 и 1490 г.; он много подвизался в восстановлении церквей после нашествия Тамерлана.

Католикос Виссарион Орбелиани, святительствовал после Доментия, сосланного в заточение, и умер в 1735 г. Он написал «Жизнеописание Грузинских Отцов», недошедшее, впрочем, до наших времён. Книгу под названием «Наковальня»; она составлена при содействии ученого Капуцина Франциска Болонского, который в то время находился в Тифлисе, и содержит в себе полемику на те догматы латинской церкви, по которым она в IX столетии отделилась от восточной. «Канон священномученику», «Канон и синаксарий или историческое повествование о хитоне Господнем»; три последних сочинения напечатаны в грузинской праздничной мине.

Доментий III, дядя автора по отцу, был Католикосом во время Вахтанга VI (он же Кайхосро) и прославился ревностью в пользу церкви, гонимой турками и персами. Турки взяли его в плен и сослали на остров Тенедос или Бохчада; выкуп его из неволи стоил огромных вздержек. В Афонском Иверском монастыре г. Иосселиани видел Греческое Евангелие в богатом серебряном окладе, на заглавном листе которого находится такая надпись: «Пожертвовал св. Евангелие сие в Лавру надежды нашей портантской Богоматери, во спасение души моей и в избавление православной Грузинской церкви от рабства иноплеменных, я смиренный Католикос Доментий, во время плена моего в Бохчаде; и вы, святые отцы, стоящие на страже у Богом избранной обители, сотворите молитву обо мне грешном»14.

В Тифлисской метехской церкви находится вышитая на шёлковой материи икона, которую царь Георгий XIII носил в рядах своего ополчения, как знамя; на ней был изображен Дементий, молящийся в коленопреклоненном положении. Мдиванбег Мзечабук Орбелиани, человек остроумный и красноречивый, при взгляде на изображение Католикоса, произнес: «Удивляют меня глава, ноги, сложенные изящно; стан, стройный как кипарис, агатовые очи, уста, сомкнутые молчаливо рубиновою дверью ограждения (губы)». Уверяют, что Доментий был мужчина редкой красоты.

Арсений Ниноцминдский жил во время Баграта Гургенова сына (1014 г.). Приняв монашество в Иерусалиме, он был оттуда вызван и возведён в сан Ниноцминдского (в Кахетин) епископа; умер на Афоне и погребён в Иверском монастыре. Он переложил с Греческого: «Богословие Иоанна Дамаскина» – одно из сочинений Григория Нисского и метафрасы или духовные песни в честь святых.

Иоанн Бовнели или Болнисели жил в царствование Баграта III (1008–1014); он со своим учеником Киприаном, епископом Самтависским, перевёл с Греческого на Грузинский язык «Требник». На старинных печатных экземплярах этой книги выставлено имя только одного Киприана; в древних же рукописных Требниках, виденных г. Иосселиани на Афоне, названы имена обоих переводчиков.

Антоний Чкондидский, современник Тамары, воспитывался в Давид- Гареджийской пустыне, потом управлял Чкондидской епархией в Мингрелии и был на соборе, созванном в Мцхете по повелению царицы; провёл последние дни своей жизни в Шио-мгвимской обители, где и умер.

Иаков I Шемокмедский, по фамилии Думбадзе, обучался в Трапезонде и в 1682 г. поставлен епископом Шемокмедской епархии, в Гурии, по благословению Имеретинского Католикоса Давида. С 1687 он начал путешествовать, посетил Запад, и в Риме был принят с большой честью Папой Иннокентием XII и кардиналами, которые убеждали его содействовать подчинению Гурии Западной Церкви и внести в неё латинизм. Но ничто не могло поколебать поборника православия, и Иаков согласился взять с собой в Имеретию только семь миссионеров, с письмами и подарками к царю и католикосу. К сожалению, приезд миссионеров имел опасные последствия: они всячески старались распространить своё учение. Иаков вступил с ними в борьбу, исходом которой было изгнание чужеземцев из пределов Имеретии. Под старость Иаков посетил Афон и Иерусалим, где и скончался. Его сочинения: «Слово», в стихах, о ложности Магометанской религии, написанное по просьбе царя Георгия XII (он же Шах-Наоз II, царствовал 1675–88). «Притча о семи таинствах Восточной Церкви», в стихах. В Гурийской Шемокмедской церкви находится икона Спасителя в богатой ризе, со следующей надписью: «Непреложный образ Спаса! спаси преосвященного Шемокмедского митрополита Иакова Думбадзе, пожертвовавшего многоценное...»

Николай Руставский, из князей Черкезовых, умер в 1729 году. Написал канон в честь Св. Додо15 и много проповедей, из которых ни одна не сохранились до наших времён.

Николай Мровельский, Орбелиани, жил во время Вахтанга II и принимал деятельное участие в издании церковных книг; умер в 1725 г. Его сочинения: «О семи смертных грехах и семи главных, добродетелях»; «Пасхалия на 532 года», которая потом исправлена царем Вахтангом и сыном его Бакаром и приложена к Грузинской Библии, напечатанной в Москве в 1743 году16.

Иоанн Святогорец подвизался (958 г.) в Иверском монастыре. О его учёных трудах ничего неизвестно, но несомненно, он участвовал в переводе Библии на грузинский язык, хотя труд этот многими исключительно приписывается Св. Евфимию и Георгию.

Св. Евфимий Афонский, умерший в 1028 году. Он перевёл с греческого «Правила VI вселенского Собора» и каноны Иоанна Постника; «Жизнь и проповедь Ап. Андрея», «Краткий годичный Синаксарь», «Слово Иоанна Дамаскина о двух естествах Христовых», Лествицу Иоанна Синайского; стихиры на великий пост и др., «Учение о Вере Св. Ефрема Сирианина», обряд иноческого посвящения, молитвы на Св. Пятидесятницу, «Жизнь Евангелиста Иоанна», правила преподобных отцов Макария, Исаакия и Дорофея, правила Василия великого, толкование на Псалмы, жизнеописание многих мучеников и святых, правила Кассиана, «О чудесах Св. Ангелов», «Слово Максима Исповедника об восьми помыслах», «Слово Василия в. о зависти» и мн. др.

Иоанн Грдзелис-дзе, жил при царе Баграте IV Куропалате (1027–72). Из его сочинений замечательны: «Опровержение магометова учения» и «Слово к Сарацинам об обращении к христианству».

Иоанн Хахульский, прозванный Златоустом, современник предыдущего. В грузинских летописях находим о нём следующую заметку: «К царю Баграту явился Армянский учёный проповедник, именем Состень, с намерением поколебать в Грузии православие; никто не решался вступить с ним в прения о предметах веры. Наконец царь вызвал находившегося при Хахульском17 архиепископе, некоего Евфимия Грдзели. Евфимий явился сильным противником пришельца, опроверг все его софизмы устно и письменно, так что Состень вынужден был со стыдом удалиться восвояси».

Православию Грузин, утверждённому на незыблемом основании, которого, по слову Господа, и самый ад не одолеет, не раз угрожали подобные попытки иноверцев, старавшихся внести в него свои расколы и совратить с пути истины. Это заставляло пастырей того времени вооружаться против них тем же оружием, каким в свое время отстаивали православие св. Вселенские Учителя – Василии, Богословы, Златоусты... Следовательно, отечественному языку оставалось только усвоить их Боговдохновенные произведения. Поэтому-то они большей частью ограничивали свою деятельность переводом с греческого сочинений духовного содержания, которая с чистотою учения соединяла в себе правила жизни по разуму Евангелия. Естественно, что в таких обстоятельствах оригинальные произведения являлись редко, и если являлись, то все-таки предметом имели религию.

При дальнейшем обзоре Похвального Слова мы упомянём только чем-либо особенно замечательных лиц и писателей, у которых преобладают оригинальные сочинения, имеющих местный интерес.

Георгий Святогорец – переводчик многих церковных книг, был настоятелем Иверского монастыря, умер в 1066 г. и погребён там же.

Георгий II, преёмник предыдущего; при нём обучались в Ивере юноши, в числе 50, присланные из Грузии для образования; скончался в 1098 г.

Иоанн Патриций жил в 1120 г., а не в VI столетии, как думают некоторые. Он перевёл между прочим на грузинский язык философские комментарии Прокла Диадоха, Историю Иосифа Флавия, Топики Аристотеля с армянского, и мн. др.

Ефрем Малый, жил при Давиде Возобновителе (1089 –1130); составил повествование о просвещении Грузии Христианством, по сведениям, извлечённым из историй Сократа и Созомена.

Арсений Икалтский, современник Ефрема, духовник царя Давида, основал школу при Икалтском монастыре, где и скончался. Из сочинений его известны: «Описание Собора бывшего в Мцхете», «Похвальная речь Давиду Возобновителю» и «Изложение причин отпадения армян от Православия».

Василий Афонский, дядя Католикоса Евдемона, жил в 1289 году; доблестный пастырь церкви и ревнитель благочестия, он явился обличителем царя Давида – Нарина, дерзнувшего посягнуть на достояние церквей, и Димитрия Жертвователя, вводившего беззаконные обычаи татар в жизнь своих верных подданных. Последний имел трёх жен и выдал свою дочь Русудань за правнука Бугаса – врага Христиан. Василий предсказал ему насильственную смерть, что и исполнилось.

Заодно с Василием стоял и Пимен Юродивый, подвижник Гареджийский, который проповедал Христа в горах Кавказских и обратил Великанских «Лезгин, Мтиулетницев, Тушин и Дидойцев; умер в 1292 году; о нём пишет и Вахуштий.

Инок Дамиан, до вступления в монашество царь Димитрий (1125–1154), скончался в Гаредже, где жил отшельником, променяв царскую порфиру на власяницу; в одной из келий Моцаметской обители сохранилось его изображение. Антоний называет его, неизвестно почему, Димитрием VI.

Герман – духовник царей Теймураза II и сына его Ираклия Кахетинского; он был отправлен с Ираклием в Персию, к Надир-шаху, – умер в 1748 году.

Восьмая и последняя глава последней части состоит из 13 отделов, в которых восхваляются следующие лица.

Теймураз I, сын мученицы-царицы Кетеваны, воцарившийся в 1605 году; он скончался схимником в Астрабаде, в 1663; оттуда его тело перевезено в Кахетию и погребено в Алавердском соборе. Теймураз описал в стихах мученичество своей матери; ему же принадлежит стихотворение под названием «Роза-соловей» и др.

Арчил, известный так же под именем Шах-Назара, царствовал в Кахетии с 1664 г. и в Имеретии, откуда удалился в Россию и умер в Москве 1712 г18.

Вахтанг V, также умерший в России, куда отправился в 1724 г., составил «Летопись Груз и Законы»; перевёл сочинение «О сотворённых» с персидского; вторую часть книги «Хила и Мана» с персидского же, первая часть переведена Давидом, сыном Теймураза I, Амир-Насариони, Дастулама и Аиати, с персидского. Сын Вахтанга Вахуштий написал «Летопись Грузии» (издано в 1850 году Академиком Броссе, с французским переводом), «Географию Грузии», «Висрамиани» – стихотворение, и перевёл с русского «Всеобщую Географию».

Сулхан Савва – Орбелиани, как видно из сведений о его жизни, находящихся в конце составленного им «Лексикона», принял монашество 18 марта 1698 г.; в 1710 отправился в Хорасан, посетил царя Кайхосра (?) и в том же году возвратился в Грузию; в апреле 1712 года поехал с царём Вахтангом в Испагань; приехав обратно в Грузию, он через год отправился во Францию, видел Париж, Женеву, Сикилию (Сицилию?), Рим. Французский Король, Папа Римский, Гранд, Дука(??) отлично его приняли; ему показали всё, что только было редкого в этих городах. Папа подарил ему часть от животворящего креста, главу (?) Св. Климента и много других мощей. На обратном пути Сулхан поклонился св. местам и через Мальту на корабле французского короля прибыл в Константинополь; здесь он пробыл до исхода 1716 года, живя у французского посланника в роскоши и довольстве. Наконец отправился в Москву, где и умер, осознав перед смертью своё заблуждение и отрекшись от католической церкви, в которую был совращён из православия. Его сочинения: 1) « Райская Дверь», в защиту латинизма; 2) «Путешествие по Европе»; 3) «Лексикон» и 4) «Мудрая ложь» или «Ложь мудрости», в этой книге содержатся мелкие нравоучительные басни, остроумные анекдоты, в которых высмеивается порок и т. п.; отсюда и произошло название книги.

Иессей Эрнстав-Ксанский, писатель духовных стихов, большую часть которых посвятил своему соименнику, преподобному Иессею Цилканскому. Усердный библиофил своего времени, умер в 1739 г.

Димитрий Цицианов родился 1724 г. в России, куда его отец Павел переселился с царём Вахтангом; его сын Павел Димитриевич Цицианов был Главнокомандующим на Кавказе.

В заключение приводим стихи, которыми Антоний почтил память Шоты Руставеля, славного автора « Барсовой Кожи»:

«Шота был мудр, любитель мудрости,

Философ, знаток языка Персидского,

Если бы захотел и Богослов высокий, –

Поэт изящный...

Но, к сожалению, трудился всуе».

Здесь слышен упрёк творцу знаменитой поэмы, которая, естественно, не могла нравиться Антонию; он видел в ней соблазн и потому запретил всем её читать. Многие печатные экземпляры Барсовой Кожи, по приказанию Католикоса, были сожжены, или брошены в Куру. Тимофей Архиепископ Мцхетский, в «Путешествии по св. местам» (стр. 154), ещё строже отзывается о Руставели: «Шота, – говорит он – был писатель гнусных стихов и развратитель нравов. Некоторые невежи видели в его имени смысл религиозный; в ней представляется женщина, с очами, черными как чернила, и лицом хрустальным, с багряными ланитами; тип этот подал повод нашим женщинам искажать лицо, созданное по образу Божию, разными румянами и привешивать к себе поддельные волосы».

* * *

1

Иессей умер в магометанстве и погребён Турками в Тифлисе, в устроенном им саду, который ныне называется Инженерным: могилу его показывают между двумя чинаровыми деревьями. Он имел и другого сына от жены-магометанки, по имени Абдул-Бега, упоминаемого в Грузинской Истории.

2

В числе гуджаров Сионского Собора 1720 г. есть хартия с подписью Митрополита Парфения; он обучал Греческому языку также инокиню Макрину, дочь Ираклия I.

3

Этот дворец царь Теймураз II пожаловал князьям Орбелияновым, которые владеют им сейчас.

4

Католикос называет свою мать Елизаветою; в других сочинениях она упоминается под именем Елены. Гюльдемштет пишет, что «Татары называют Бегумою Елену, которая есть дочь царя Ираклия Назарали-хана, сестра Теймураза II и супруга царя Иессея». Reisen durch Rusland und im Caucasischen Geburge (изд. 1787, S. Р. В. – pag. 354, 535.)

5

Из Армянских учёных того времени особенно знаменит, по словам Антония, Тер-Филипп – Армянин Каитмаза-швили, дворянин из владения князей Орбелияновых. Из католиков были Капуцины: Никола, Франциск и Бонапентура из Падуи. Последние, будучи изгнаны из Грузии, поселились в Ахалцихе, где и жили до 1750 г., в этом году, по ходатайству царевны Анны, сестры Царя Ираклия, им позволено возвратиться в Тифлис, как людям сведущим в медицине и в этом отношении полезным для края.

6

В настоящее время еще цела подлинная грамота 1756 г. царя Теймураза по этому предмету, на Грузинском языке, с следующим переводом на Русский язык, по слогу того же года.

«Господину Патриарху Антонию, великому и святейшему архипастырю, нашему племяннику – царевичу, всегдашнего во здравии пребывания, доброго и преизящного обращения безмерный желатель, дядя Царь Теймураз, который целует вашу десницу.

На присланное от нас с Священником Захарием письмо и притом реестр, в ответ вам сообщаем: дозволяется нам, собором в г. Гори, в день воскресения Христова отслужить, и потом по желанию нашему, изволить исправясь ехать, и коли похотят с нами проститься, то приедут к вам в Гори, О прочем же Священнику Захарию приказано вам словесно донесть. 4 Апреля 1756 г.»

Упоминаемый здесь священник Захарий, по фамилии Габаев, был духовник царский; впоследствии лишённый сана.

7

Auch besuochte ich den Patriarchen Antoni und die ubrigen Vornechmen.

8

Замечательно, что первый куплет слова в честь этого святого составлен по алфавиту, т. е. в нём 36 слов, и каждое слово начинается по азбучному порядку следующей буквой.

9

Изобретение это История приписывает ученому Армянину Месробу, современнику Фарнаоза.

10

Династия Хосроидов начинается с Мириана, в лице которого она возведена на престол, при браке основателя с Абешурою, дочерью царя Аспагура, через что династия эта связана родством с династию Арзацидов.

11

Царственные особы династии Багратидов именуют себя Багратидо-Давидовыми, ибо производят свой род от Царя-Пророка Давида. Тимофей Архиепископ Мцхетский, в Путешествии своем по св. местам, говорит (стр. 74), что Иерусалимский Патриарх называл это ересью, говоря, что такое наименование противоречит Св. Писанию, в котором время Р. Христова означается той эпохой, когда оскудеет князь от Иуды, т. е. когда род Иуды, от которого происходит Давид, не будет владычествовать (см. кн. Бытия, гл. 49 ст. 10 и 1 гл. Еванг. от Матфея). Константин Багрянородный (De administer. Imperii, cap.43) также упоминает об еврейском происхождении Грузинской династии Багратидов от Давида.

12

Георгий – первый этого имени из Багратндо- Имеретннской династии, царствовал 3 года и умер в 1392 г.; отец его Александр 1, царствовавший 47 лет, умер в 1389. См. Статистич. Очерк и Груз. династии, Академика Броссе.

13

Это, должно быть, Константин III, который, как видно из Генеалогической таблицы Грузинского царского Дома, составленной по Вахушту и приложенной к Кавказскому Календарю на 1853 год, царствовал с 1469 по 1505 г.; в очерках г. Броссе начало царствования его полагается с 1503 г. Вообще не можем не указать на значительную разность лет, приводимых нами в настоящем Обозрении, с летами, указанными в очерках ученого Академика.

14

В бытность свою в Петербурге Антоний представил Св. Синоду две грамоты на его имя от Патриархов Антиохийского Сильвестра и Иерусалимского Парфения. Из них первой, от 1-го сентября 1749 г., дается знать ему, «Что дядя его Доментий занял в Стамбуле 4500 левов (лев или пиастр составляет 5 к. сер.) и долг этот до сих пор не уплачен; о чем писано и в Имеретию, откуда хотя присланы через диакона Иоанна-живописца 17 пленных жидов (?) и одна золотая ваза, но это не могло удовлетворить всего долга, так как Доментий должен был и Французским торговцам». Другая грамота, от 8-го сентября 1755 г., о том же предмете.

15

Додо – основатель монастыря своего имени, был ученик св. Давида Гареджийского, одного из XIII Сирийских отцов.

16

За Николаем Мровельским следует Иларион, о котором мы уже упоминали выше (см. стр. 19). Антоний посвятил ему два слова, из которых одно и помещено в V части, а другое здесь. В дополнение к сказанному об Иларионе присовокупляем, что в Фессалоникском храме св. Димитрия, обращенном Турками в мечеть, находится изображение его, с подписью: Иларион Ивериец.

17

Хахули – ныне село Турецкого владения, в Тортумском ущелье, близ р. Испири. Давид Куропалат построил здесь храм во имя Пресв. Богородицы; чудотв. икона Хахульской Богоматери, богато украшенная царицей Тамарой, находится в Гелате.

18

Одно из сочинений Арчила, под названием Арчилиани, по приказанию Его Светлости Князя Наместника, приготовлено г. Иоссслиани к изданию; со временем я намерен познакомить русских читателей и с этим сочинением.


Источник: Издано в первый раз по приказанию Его Светлости Наместника Кавказского, П. И. Иосселиани. Отпечатано в Типографии Канцелярии Наместника Кавказского г. Тифлис в 1855г. По приказанию Его Светлости Наместника Кавказского Князя Михаила Семеновича Воронцова. Перепечатано из №№ 6, 11, 13, 14 и 15 Закавказского Вестника, за 1853 год.