Азбука веры Православная библиотека История Церкви О принесении части св. мощей прп. Ефросинии в Полоцкий Спасо-Ефросиниевский монастырь
Распечатать

О принесении части св. мощей прп. Ефросинии в Полоцкий Спасо-Ефросиниевский монастырь

Принесение части святых мощей преподобной Евфросинии княжны Полоцкой, есть событие важное и знаменательное в духовной жизни Белорусского края. Благочестивым чтителям русской святыни предлагается обстоятельное описание сего события.

Содержание

I. Благоговейная память о преподобной Евфросинии, княжне полоцкой, неизменно сохраняемая жителями полоцкой епархии II. Ходатайство об уделении для полоцкой епархии части св. мощей преподобной Евфросии III. Прибытие святыни из Киева и торжественная ее встреча в Витебске IV. Пребывание святыни в Витебске V. Перенесение святыни из Витебска в Полоцк а) Отбытие из Витебска б) Следование святыни от Витебска до села Лужесны в) От Лужесны до села Заронова г) От Заронова до м. Сиротина д) От Сиротина до села Станиславова е) От Станиславова до Игумено-Оболь ж) От Игумено-Оболь до Шатилова з) От Шатилова до Сосницы и) От Сосницы до с. Струнь й) Торжественное перенесение из с. Струнь в г. Полоцк к) Торжество Полочан л) Перенесение святыни в Спасскую церковь Приложения I. Порядок встречи в г. Витебске части святых мощей преподобной Евфросинии, княжны полоцкой, принесенной из киево-печерской лавры для полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря. II. Порядок Торжественного перенесения части св. мощей преподобной Евфросинии, княжны полоцкой, из г. Витебска в г. Полоцк.  

 

I. Благоговейная память о преподобной Евфросинии, княжне полоцкой, неизменно сохраняемая жителями полоцкой епархии

Память о великих деятелях жизни общественной всегда священна. Многознаменательная жизнь их, принадлежа им самим, в то же время принадлежит и тому народу, среди коего и на пользу коего они действовали: вот почему в образованных обществах и государствах всегда чтили и чтут память замечательных общественных деятелей! Тем более достохвальна и священна память о тех деятелях, кои служат образцом высшего нравственного совершенства, кои и примером своих добродетелей ободряют нашу немощь в исполнении наших обязанностей, и молитвенным ходатайством пред Богом ниспосылают нам благодатное просветление и укрепление свыше. Имена их живут в роды: премудрость их поведают люди, и похвалу их исповедует церковь (Сир.44:13:14); самые тела их, прославленные от Бога нетлением, дивны в смерти (48:15) и процветают от гробов (49:12) всегда присущею им чудодейственною силою Божией. «Владыка Христос даровал нам мощи святых, как спасительные источники, которые источают многоразличные благодеяния и изливают миро благовонное. Чрез мощи святых изгоняются демоны, отражаются болезни, врачуются немощные, прозирают слепые, очищаются прокаженные, прекращаются искушения и скорби, и всякое благое даяние нисходит от Отца светов на тех, которые просят с несомненную верою»1.

Коренное русское население Витебской губернии сохранило весьма мало воспоминаний из своего прошедшего. Без сомнения, и в самое первоначальное время, – когда только еще слагалось и благоустраивалось Полоцкое княжество, когда возникали его города и созидались в них первые христианские храмы, – а тем более потом, – когда необходимо было, борясь с врагами внутренними и внешними, отстаивать свою независимость, народность и чистоту религиозных убеждений, – Полочане и Витебляне имели своих местных героев и целые сонмы мучеников. Но имена этих доблестных и святых мужей большею частью забыты; преобладание и гнет польских начал жизни церковной и гражданской частью затмило, частью совсем истребило или извратило значение их. Память народная сохранила в неизменном благоговении и уважении чрез весь ряд веков только одно имя, – имя княжны-отшельницы, преподобной Евфросинии. В тяжкие для Полочан и Витеблян времена2, когда их вере и народности грозила великая опасность, приверженность местного русского населения к имени Преподобной служила решительным доказательством того, что в народе еще неокончательно подавлено его самосознание. Кто помнит и свято чтит память местной княжны, – русской по происхождению, по житию преподобной, православия ревнительницы, – тот этим самым заявлял и о своем родстве с остальным русским народом и о своей приверженности к православной церкви. Поэтому-то враги православия в свое время и усиливались доказать3, что преподобная Евфросиния, княжна Полоцкая, была, если не католичка, то, по крайней мере, униатка. Значит, по сознанию самих врагов православия, имя преподобной Евфросинии имело великое значение для местного русского населения. Между тем, по неизреченным судьбам Божиим, Полочане лишены были утешения – видеть у себя нетленные останки, столь благоговейно и высоко чтимой ими, княжны. Скончавшись в Иерусалиме в русском монастыре Пресвятой Богородицы 24 мая 1173 года, благоверная княжна была погребена в обители Феодосия4. При завоевании святого града Султаном Саладином (1187), нетленные мощи ее вынесены были русскими иноками из Палестины и привезены в Киев, где доселе почивают в дальних пещерах. Неоднократно, с 1839 г., были возносимы полоцкими иерархами и гражданами ходатайства о перенесении мощей преподобной Евфросинии из Киевских пещер в Спасскую церковь, построенную преподобною вблизи г. Полоцка: но Промыслу Божию не угодно было увенчать успехом таковые ходатайства в прежнее время. Таким образом, только на чреду наших дней пал счастливый жребий – быть свидетелями вожделеннейшего для местных жителей события.

II. Ходатайство об уделении для полоцкой епархии части св. мощей преподобной Евфросии

Настоящий наш архипастырь, преосвященнейший епископ Савва, проведший, до назначения в здешнюю епархию, всю жизнь свою среди коренного православного народа (во владимирской и московской епархиях) и привыкший с детства видеть благолепие храмов Божиих и церковного богослужения, со вступлением в управление полоцкой епархией, на каждом шагу поражаем был убожеством здешних храмов и более всего душевно скорбел о том, что в полоцкой епархии нет никакой древней, особенно чтимой, православной святыни, за исключением креста, устроенного преподобной Евфросинией, княжною полоцкою, и хранящегося в полоцком Спасо-Евфросиньевском монастыре: между тем, как римско-католические костелы, окружающие как в городах, так и в селениях, православные храмы, изобилуют разного рода предметами, достоверно или недостоверно признаваемыми за чудотворные, которые привлекают к себе внимание и чествование не только от римско-католического, но частью и православного народа. Все это убеждало нашего Архипастыря в необходимости – еще раз возобновить ходатайство о перенесении мощей преподобной Евфросинии из Киева в Полоцк. Намерение это нашло полное себе сочувствие в великом Святителе московском, блаженно-памятном митрополите Филарете, который за три месяца до своей мирной кончины, последовавшей 19-го ноября 1867 г., писал по сему предмету к двух старейшим Иерархам Русской церкви, Новгородскому и Киевскому.

Так начато было последнее ходатайство. Прошло три года. Наконец, с открытием более удобного пути по железным дорогам до Киева, Архипастырь решился удовлетворить давно томившему его желанию поклониться святыням древнего Киева, не без мысли – при личном свидании с предстоятелем тамошней церкви, преосвященнейшим митрополитом Арсением, подвинут к решению вопрос о перенесении мощей преподобной Евфросинии из Киева в Полоцк. С этой целью и предпринято им было в августе 1870 года путешествие в Киев. Вскоре по возвращении из путешествия (6 октября 1870 г.), Владыка письменно обратился к высокопреосвященнейшему Арсению, с просьбой уделить хотя некую часть от святыни мощей преподобной княжны Полоцкой, почивающих в киевских пещерах, в благословение и духовное ограждение православного населения полоцкой епархии от опасного для чистоты православия влияния латинских святынь. Высокопреосвященнейший митрополит Арсений уведомил Его Преосвященство, что им сделано распоряжение об отделении частицы мощей преподобной Евфросинии (среднего перста десные ее руки).

III. Прибытие святыни из Киева и торжественная ее встреча в Витебске

Для принятия святыни в Киеве и доставления в Витебск отправлен был казначей Архиерейского дома иеромонах Дапиих с рясофорным послушником. 1 декабря 1870 года, в 9 часу вечера, посланные прибыли со святыней на витебскую станцию железной дороги, где святыня была встречена кафедральным ключарем и привезена в карете в ближайшую к станции Богоявленскую (Симеоновскую тоже) церковь. Здесь святыня встречена была городским благочинным с местным причтом и поставлена на нарочито устроенном возвышенном месте среди храма. Вместе со святыней мощей привезена была из Киева икона преподобной Евфросинии – точный список с находящейся при нетленных ее мощах иконы, –которая положена на аналое позади ковчега с мощами. О времени прибытия святыни в Витебск, хотя и не было официально извещено жителям, но однако не малое число, узнавши о том частным образом, собралось на станцию, и нужно было видеть, с какой жаждой, с каким благоговейным нетерпением ожидали приближения поезда и потом с какой поспешностью последовали за экипажем до Богоявленской церкви, где тотчас же поставленные около ковчега и иконы подсвечники были уставлены зажженными свечами. На другой день (2 декабря) в 10 часов утра раздался во всех городских церквях благовест, призывающий благочестивых христиан к участию в предстоящей встрече православной святыни, и продолжался до тех пор, пока собралось в Рынково-Воскресенскую церковь все городское духовенство. В половине 11-го часа открылся крестный ход с хоругвями, крестом, Евангелием, запрестольными иконами и иконой Корсунской Божией Матери. Во главе духовенства городского и прибывшего из ближайших к городу сельских приходов, шествовал наш архипастырь в полном архиерейском облачении. В этой торжественной процессии приняли участие местные власти и чины, а также воспитанники и воспитанницы всех духовных и светских учебных заведений. Хор архиерейских певчих и воспитанники семинарии, по очереди, пели Богородичны восьми гласов. По мере того как крестных ход подвигался вперед, масса народа увеличивалась более и более. От поворота, за каменным мостом через реку Двину, к Богоявленской церкви стояло квартирующее в Витебске войско, расположенное шпалерами. У ограды Богоявленской церкви стечение народа было так многочисленно, что затрудняло шествие. В довольно обширном храме, где находилась святыня, не могли вместиться все участвовавшие в крестном ходе. По входе в Богоявленскую церковь, когда преосвященный снял пелену, покрывавшую священный дар Свято-Киево-Печерской Лавры, и печать с ковчега, и затем, открыв оный, благоговейно преклонился пред святыней, –неизъяснимым чувством душевного восторга и умиления видимо просияли лица всех присутствовавших, на глазах у многих заблистали слезы… Увидели наконец хотя малую часть той великой святыни полоцкой, о которой каждому православному христианину здешней епархии напоминает ежедневно, в богослужебных отпусках, святая церковь. По совершении преосвященным вокруг святыни троекратного каждения, началось молебное пение Виновнице торжества, на котором канон Преподобной был читан самим Архиереем. Трогательному чтению канона все внимали с таким душевным напряжением и благоговением, какое не всегда случается замечать в храме. По окончании канона, совершено водосвятие и окроплены св. водою ковчег с мощами и икона преподобной Евфросинии, привезенная из Киева. После отпуска с трикирием и дикирием певчие пели величание Преподобной, а Архиерей, сотворивши поклонение и лобызание святыни поднял на голову ковчег и вышел из храма, предшествуемый духовенством. Здесь, у западных дверей храма, совершена была краткая лития и преосвященный осенил умиленный народ святыней. За сим открылось обратное шествие к городскому Успенскому собору. Ковчег со святыней сначала передан был для несения старшему архимандриту, а потом, по очереди, передавался и другим двум архимандритам. Впереди ковчега, осеняемого рипидами, несли иконы Корсунской Божией Матери и преподобной Евфросинии инокини полоцкой Спасо-Евфросиниевской обители, для коей собственно и предназначена присланная из Киева святыня. За оградой Богоявленской церкви христолюбивые воины приветствовали святыню трогательных гимном – «Коль славен наш Господь в Сионе», исполненном на музыкальных орудиях. Во всех городских церквях начался торжественный звон. Певчие попеременно с воспитанниками Семинарии пели величание Преподобной; а один из священников, идя впереди, кропил народ св. водою. Пред Николаевским кафедральным собором (в настоящее время закрытым по случаю переделки) и Воскресенской церковью, Преосвященный, после краткой литии, осенял народ святыней. По прибытии в Успенский собор, святыня поставлена на нарочито устроенном посреди храма возвышении, а за ней на аналое иконы Корсунской Божией матери и преподобной Евфросинии, затем совершено благодарственное Господу Богу молебствие с коленопреклонением о даровании православным чадам полоцкой церкви столь вожделенной святыни, с провозглашением многолетий Государю Императору и всему Царствующему Дому, Святейшему Синоду и члену оного Высокопреосвященнейшему Арсению, митрополиту киевскому и галицкому с братией Киево-Печерской Лавры, Преосвященному Савве, епископу полоцкому и витебскому, благопопечительности коего обязана полоцкая паства утешением видеть у себя драгоценную святыню мощей преподобной Евфросинии, –благоверным правительствующему синклиту, военоначальником, градоначальником, христолюбивому воинству и всем православным христианам. Обширный Успенский собор едва вмещал в себя всех жаждущих приложиться к святыне и не опустевал до позднего вечера, при постоянном пении молебствий Преподобной; ибо, в том время, когда одни приложившись уходили, другие, вновь прибывающие, занимали их места.

Трудно было бы ожидать такого стечения богомольцев в такое время года, если бы не последовало быстрого изменения погоды с прибытием в Витебск Киевской святыни. Не более, как за день до встречи святыни, стояла холодная погода с сильным ветром: но в день встречи была совершенная в воздухе тишина при трех или четырех градусах холода; а на другой день снова начал усиливаться холод и подул довольно сильный ветер. И так не ясное ли это знамение особенной милости Божией к усердным чтителям и поклонникам православной святыни?

В 5-ть часов вечера началось всенощное бдение, с литией и величанием Преподобной, во время которого, после 1-й кафизмы, преосвященным Саввой было прочитано житие преподобной Евфросинии, выслушанное с большим вниманием и умилением присутствовавшими в храме. По окончании всенощного, собор не затворялся до поздней ночи, в ожидании выхода всех желавших приложиться к святыне. На следующий день, с раннего утра, ковчег со святыней окружали многочисленные богомольцы, по желанию которых молебствие Преподобной не прерывалось до самой литургии. Наконец, в обычное время, совершена была преосвященным Саввою соборно с старшим духовенством Божественная литургия. Вместо причастного стиха произнесено было Инспектором Семинарии, архимандритом Александром приличное торжеству слово. По окончании литургии совершен был молебен преподобной Евфросинии – при участии всего городского духовенства; после чего святыня, с такою же торжественностью, как и накануне, была перенесена в домовую архиерейскую церковь, которая не затворялась до позднего вечера ради богомольцев, притекавших на поклонение святыни.

IV. Пребывание святыни в Витебске

Хотя часть мощей преподобной Евфросинии назначалась прямо для полоцкой Спасской обители: но, с одной стороны, нельзя было отказать в утешении бедному святынями г. Витебску, что не продлить в нем пребывание столько дорогой гостьи небесной, а другой, – время зимы не благоприятствовало перенесению мощей в город Полоцк с подобающею честью и торжественностью. И вот, одновременно, как у нашего архипастыря, так и у ревнующего о пользе православия г. витебского губернатора Павла Яковлевича Ростовцова, высказалась мысль перенести святыню в Полоцк не ускоренным путем по железной дороге, а на раменах усердствующих христиан, через селения, лежащие между гг. Витебском и Полоцком, к 23 мая – дню празднества преподобной Евфосинии. На исполнение такой благой мысли его преосвященством было испрашиваемо разрешение Святейшего Синода, каковое и получена в указе от 23 марта настоящего 1871 года. Вместе с этим в следствие сношения г. Обер-прокурора св. Синода с Министром Внутренних Дел, и г. начальнику витебской губернии сообщено было из департамента полиции исполнительной о разрешении св. Синодом относительно торжественного перенесения части св. мощей преподобной Евфросинии из Витебска в Полоцк, для оповещения о том православного населения Витебской губернии. Таким образом Витебск осчастливлен был пребыванием в нем святыни от 2-го декабря и почти до половины мая месяца. И не без видимой пользы оказалось это пребывание. Не только православные жители г. Витебска притекали на поклонение преподобной: приходили из смоленской и могилевской губерний, приходили р. Католики и старообрядцы. Невозможно было равнодушно взирать на то, как некоторые с ранней литургии и до самой вечерни, стояли на коленах пред святыней или неподвижно со сложенными молитвенно у груди руками, или припав головою к ступени, на которой стоял ковчег. Многие из матерей приносили больных своих детей в чаянии испросить им исцеление, – и горяча была молитва матери о своей дитяти. Храм не затворялся иногда до позднего вечера и, по желанию богомольцев, молебны петы были во всякое время. Почти каждый приходивший на поклонение приобретал себе на память или крестик, или какое-либо священное изображение, или книжки-жития преподобной Евфросинии и описания встречи части мощей ее в Витебске. Немалое число из благочестивых жителей г. Витебска или прямо по своему усердию, или имеющие больных, или по другим несчастным случаям, постигшим их семейства, – просили освятить их дома принесением святыни; их благочестивые желания были исполняемы. Нельзя из сего не видеть горячей веры и усердия к святыням в здешнем народе; нельзя не видеть и настоятельной потребности для здешней епархии в какой-либо святыне. Православный простой народ ищет святыни и, не находя ее в православных храмах, обращается, для удовлетворения духовным своим потребностям, к р. католическим костелам, с давних пор изобилующим разного рода, большей частью, мнимыми святынями. – Чтобы убедиться в этом, стоит лишь в некоторые дни, – как на пр., в так называемый девятник (9-й четверг по пасхе), в католические праздники – тела Христова, Антония падуанского и другие, – побывать в Витебске, Полоцке и некоторых местечках губернии, чтобы видеть не одну тысячу православных простолюдинов, с приношениями от дел рук своих пришедших в костелы на поклонение католическим святыням: тогда как православная полоцкая церковь едва лишь в описываемое нами время удостоена дара малой части законно принадлежащей ей святыни мощей преподобной Евфросинии. Поэтому-то и дорога нам теперь эта малая по виду, но великая по своему назначению святыня…

V. Перенесение святыни из Витебска в Полоцк

а) Отбытие из Витебска

Приближалось наконец время передачи вожделенной нам святыни, по назначению и по принадлежности, той обители, которая некогда была и местом родины, и место земных подвигов, радостей и скорбей, и местом спасительного жития препод. Евфросинии. По распоряжению Владыки, составлен был предварительно порядок торжественного перенесения части св. мощей препод. Евфросинии и Витебска в Полоцк5. Печатные экземпляры порядка разосланы были через консисторию по всему духовенству полоцкой епархии, а копия его сообщена г. начальнику губернии, который с своей стороны сделал распоряжение о рассылке порядка ко всем уездным должностным лицам витебской губернии, для оповещения православного народонаселения. Благочинным 1-го и 2-го округов витебского и полоцкого уездов предписано было, чтобы они назначили для сопровождения и охранения святыни в пути, в пределах вверенного каждому из них благочиннического округа, священнослужителей и причетников.

В 12-й день мая, в Покровской, при архиерейском доме, церкви, где хранилась святыня мощей, совершена была в обычное время архиерейским священнодействием Божественная литургия и после оной молебен препод Евфросинии, к которому собралось старшее духовенство. В начале молебна архиерей, окадив св. мощи и сотворивши пред ними поклонение, подъял оные и передал старшим из духовенства. Начался крестный ход со святыней в преднесении хоругвий, запрестольных икон, а также икон Корсунской Божией Матери и препод. Евфросинии, при колокольном звоне, и святыня внесена для прощального поклонения жителей г. Витебска, в Успенский собор. Между тем, начатый в Покровской церкви молебен, продолжался на пути к Успенскому собору, и в нем был окончен, с провозглашением обычного многолетия. В 6-ть часов вечера началось всенощное бдение, с величанием препод. Евфросинии, во всех городских церквях. В Успенском соборе на литию и на величание облачался архиерей. Жаждущий последнего целования народ прикладывался к святыне не только в течение всего времени, начиная от перенесения ее в Успенский собор, до всенощной, но и во время, и долго спустя после всенощной. На следующий день, 13 числа, ради собравшегося народа, Успенский собор отворен был с раннего утра; в 9-ть часов начался перезвон и затем благовест к литургии, которая была совершена архиереем со старшим духовенством. По литургии совершен молебен Преподобной, в котором приняло участие как все городское духовенство, по совершении в своих приходских церквях ранней литургии, так и сельское, случившееся в этот раз в Витебске. После отпуска с обычным многолетием, архиерей, окадив святыню и поклонившись оной, благословил нести ее старшим священнослужителям. Открылся по истине торжественных крестный ход, в порядке, бывшем при встрече части мощей, описанном выше, при непрерывном пении певчими и воспитанниками семинарии величания Преподобной, при колокольном звоне во всех церквях, при хвалебных песнях на военно-музыкальных орудиях. В ходе приняли участие все начальствующие и служащие г. Витебска и квартирующее в городе войско, в полных парадных мундирах, а также воспитанники и воспитанницы учебных заведений. Стечение народа, как городского, так и пришедшего из разных мест губернии, было на этот раз так громадно, что протяжение его по улицам невозможно было окинуть взглядом; едва ли Витебск видел когда что-либо подобное сему торжеству!.. Вся эта процессия провожала святыню до конца города за полоцкой заставой, и здесь по совершении краткой литии, архиерей, поклонившись святыне, отпустил оную с тем же казначеем архиерейского дома иеромонахом Даниилом, который доставил ее в Витебск из Киева. Ковчег со святыней поставлен был на удобные для несения, с красивым балдахином, носилки. Благословив предстоявшее шествие, владыка, с городским духовенством и провожавшим святыню крестным ходом, возвратился в Богоявленскую церковь, где совершен был благодарственный молебен с коленопреклонением.

б) Следование святыни от Витебска до села Лужесны

Между тем святыня с иконами Корсунской Божией Матери и препод. Евфросинии, привезенной из Киева, несена была, по пути к Полоцку, назначенными из 1-го благочиннического округа Витебского уезда, священниками, при непрерывном пении догматиков и других церковных песен, в сопровождении весьма значительного числа народа, отправившегося из Витебска. Пройдя несколько верст, многие из сопровождавших жителей Витебска, утомившись от пути и желая возвратиться в город, упросили несущих святыню остановиться на дороге для прощального целования мощей. Прощание их со святыней продолжалось около часа. Затем намеревавшиеся продолжать путь далее, обратились к духовенству с убедительной просьбой о дозволении им понести святыню на своих раменах, и с неизъяснимой радостью стремились понести святыню хотя на небольшое расстояние. На дальнейшем пути ход со святынею опять останавливаем был два раза. По просьбам местного волостного старшины и наставника народного училища, ее вносили в лежащие на пути дома волостного правления и народного училища, где совершаемы были молебны препод. Евфросинии. Версты за полторы до села Лужесны, где назначено было остановиться со святыней до следующего дня, путешественники встречены были благочинным 2-го округа Витебского уезда, причтом и прихожанами Лужеснянской церкви, с крестным ходом. Им передан был ковчег со святыней, который так же, как и несшие до села, стремились на перерыв понести Лужеснянские прихожане. В 5-м часу пополудни святыня благополучно принесена в село Лужесну и поставлена на столе среди храма.

По совершении молебствия пред святыми мощами началось всенощное бдение, которое совершал местный благочинный. К богослужению собралось богомольцев около 500 душ, из приходов лужеснянского, храповичского и кабищанского. По окончании всенощного бдения, молебствия перед святыми мощами, по просьбе разного звания лиц, были отправляемы до 10-ти ч. вечера. Во все это время число богомольцев постоянно увеличивалось. В числе их всеми присутствующими был замечен расслабленный крестьянин, лет 19-ти, привезенный матерью издалека. Приложившись к св. мощам, он почувствовал себя настолько лучше, что на другой день сам мог приходить к св. мощам и иконам.

14 мая, с восходом солнца Лужеснянская церковь была полна народа. Молебствия, по просьбе усердствующих, не прекращались до 7-ми ч. утра. По просьбе большого священники Лужеснянской церкви Томашевского и дьячка Лаврского, св. мощи были внесены в их дома и там отправлены молебствия. В 7-мь часов начата литургия, которую совершал местный благочинный в сослужении с священниками соседних приходов. После литургии совершено общее молебствие пред мощами Преподобной, и затем частные молебствия не прекращались до 10-ти часов.

в) От Лужесны до села Заронова

В 10-ть часов утра 14 мая крестный ход со святыней направился от Лужесны к Заронову. На предстоящем пути расположено несколько деревень. Местность, по которой предстояло следовать шествию со святыней, усеяна холмами, дающими возможность обозревать окрестность. Умилительно было видеть окружающие путь возвышенности, усеянные богомольцами, из коих один в благоговейном безмолвии поджидали приближающийся крестный ход со святыней, а другие спешили к ней, чтобы присоединиться к шествию. День был будний. Многие поселяне, работавшие в поле, завидев крестный ход, бросали свои занятия и спешили на встречу святыне. Матери поселянки с грудными детьми на руках, не будучи в состоянии поспевать за процессией с дорогой для них ношей, передавали своих младенцев первым встречным, часто совсем незнакомым им людям и таким образом несколько облегчив себя, сопровождали святыню на значительное расстояние. Иные, не имея возможности следовать за крестным ходом, в умилении простирались на земле, и таком положении оставались до тех пор, пока не замолкали в отдалении звуки песнопений церковных, непрестанно оглашавших пространство вокруг несомой святыни. Шествие удалялось; между тем многие из богомольцев, как бы не замечая этого, коленопреклоненные, с воздетыми горе руками, не трогаясь с места, продолжали молиться.

В 5-ти верстах от Лужесны при деревне Разуваки, по просьбе частных лиц, отправлено молебствие пред мощами Преподобной. Во время этой остановки народ прикладывался к святыне. Здесь встретили св. мощи священники соседних приходов, стайкинского и храповичского с новыми богомольцами. В следующей деревне повторилось то же самое, что и в предыдущей: служили молебен Преподобной, во время которого народ не переставал прикладываться к святыне. Здесь священники старосельского и мядилинского приходов сменили прежних священников. Прибывшие вместе с ними их прихожане увеличили собою число богомольцев, сопровождавших святыню. В 5-ть ч. вечера святыня была встречена и. д. благочинного 2 витебского округа в деревне погорелице. При встрече св. мощей в сказанной деревне отслужен молебен и затем шествие направилось к Заронову, куда и прибыло в 6-ть ч. вечера. По принесении святыни в церковь отслужено общее молебствие, во время которого народ прикладывался к св. мощам. В 30 мин. 7 часа началось всенощное бдение. Хотя на утрени, после чтения евангелия, обычное прикладывание к мощам и помазывание освященным на благословении хлебов елеем продолжалось до самого конца всенощной, однако многие из богомольцев не успели приложиться во время богослужения, за множеством народа, а потому подходили после, во время частных молебствий, продолжавшихся до половины 10 часа вечера. На другой день, 15 мая, ранним утором св. мощи были внесены в дома зароновских – священника и диакона, где и отслужены молебствия о здравии их семейств. После частных молебствий в церкви, не прекращавшихся все время, литургия началась в 8 часов утра. Небольшая зароновская церковь не могла вместить всех богомольцев; многие молились в ограде церковной, – и таких было значительно больше, чем присутствовавших в церкви. В числе молящихся на всенощном бдении и литургии, – как оказалось по наведенным справкам, – были прихожане церквей: зароновской, старосельской, полтевской, ужлятинской, мядилинской, стайкинской, лосвидской и городокской; сверх того, было не мало старообрядцев. Общее число богомольцев, стекшихся по этому случаю в Зароново, было не менее 1,000 душ.

г) От Заронова до м. Сиротина

В половине 11-го ч. утра, 15 мая, после общего молебствия, крестный ход со святыней направился из Заронова в м. Сиротино, сопровождаемый множеством собравшегося из окрестных сел народа. По выходе из Заронова, на пути, шествие увеличилось не малым числом присоединившихся к нему старообрядцев. Многие из них спрашивали: кто была преподоб. Евфросиния? когда жила? как подвизалась и пр.? По возможности была удовлетворяема такая любознательность вопрошающих; тем же из них, которые знали грамоту, были раздаваемы книжицы с описанием жития преп. Евфросинии, княжны полоцкой. Во время шествия, в расположенных на пути деревнях: Шетпике, Столбнице, Бошановщине, а также и на поле против д. Дворища, по просьбе жителей этих деревень, были отправляемы молебствия Преподобной, а народ в это время прикладывался к св. мощам. На границе зароновского прихода с жеребычским, в волостном правлении также отслужен молебен. После сего, ковчег с святыней восприяли на свои рамена жеребычские прихожане; из зароновских богомольцев очень не многие возвратились домой, – большая же часть пожелала сопровождать святыню далее. На половине пути от заронова к м. сиротино, на встречу святыне выехал священник жеребчской церкви, прося осчастливить дом его, опечаленный тяжкою болезнью дочери, принесением в оный святыни. Удовлетворяя просьбе священника, предложили народу, видимо уставшему, отдохнуть на месте, пока святыня, уклонясь в сторону на три версты, будет снова вынесена на прямую дорогу. Богомольцы не согласились на это предложение, и по проселочной, узкой и едва проходимой дороге поспешили вслед за святыней к жеребычскому погосту. Когда в доме священника началось молебствие, народ, стоящий вокруг, выразил желание, чтобы в комнатах были открыты окна, не позволявшие видеть святыню и внимать словам молитвословий. Затем во дворе священника, по просьбе разных лиц молебствия продолжались более двух часов, после чего крестных ход со святыней тем же путем вышел на большую дорогу. При дальнейшем следовании, против трех лежащих на пути деревень, по просьбе местных жителей отслужены молебствия; в 6-м же часу вечера, в 5-ти верстах от Сиротина, св. мощи встречены были благочинным 2-го округа полоцкого уезда, с двумя священниками, дьяконом и множеством народа. По совершении молебствия на месте встречи, народ около часа прикладывался к св. мощам и затем святыня была благополучно принесена в Сиротинскую церковь, где тотчас же началось всенощное бдение. На следующий день, 16 числа (праздник Живоначальной Троицы) отслужены две обедни, ранняя и поздняя. Стечение богомольцев так было велико, что несмотря на обширность Сиротинского храма, большая часть усердствующих должны была молиться стоя в ограде церковной. Трогательно было видеть простые, иногда своеобразные выражения усердия и приверженности к родной святыне, выказываемые местными жителями на всяком месте, где только представлялся к тому удобный случай. Не только в храме, но и на пути, особенно же во время остановок, лишь только шествие прекращалось, –народ устремлялся к ковчегу с св. мощами, как бы желая овладеть им и унести с собою. Более счастливые, коим удавалось приблизиться к святыне, терялись в выражении овладевших ими чувств; кто рыдал вслух, кто приникал челом к свящ. раке, кто падал ниц, кто складывал у подножия ковчега со святыней посильные приношения (холст, лен, шерсть, и т. под.) Так много горячей приверженности сохранили православные полочане к своей благоверной, Богом прославленной, княжне.

д) От Сиротина до села Станиславова

16-го числа, в 4-м часу пополудни, все многочисленное стечение богомольцев сопровождало крестный ход со святыней из местечка Сиротина по направлению к Станиславову. Во время шествия много богомольцев из окрестных сел присоединились к торжественной процессии. На этом пути было несколько остановок, причем служили молебствия, а народ в это время прикладывался к св. мощам. Так, между прочим, на 4-й версте от Сиротина, в чистом поле сделана была остановка, по просьбе одного крестьянина, заарендовавшего землю в этом месте. Арендатору необходимо было на законтрактованной земле основать жилой дом и разные экономические строения. Известно, с каким смущением, с какой душевной тревогой наш простолюдин оставляет старое пепелище и утверждается на новом месте. Но вот разносится слух о шествии со святыней именно по этому пути. Обрадованный арендатор видит в этом обстоятельстве счастливое для себя предзнаменование; спешит на встречу святыне и умоляет сопровождающих ее отслужить молебствие Преподобной на том самом месте, которое было избрано для предполагаемых построек. Для удовлетворения сей просьбы необходимо было пройти в сторону расстояние не более полуверсты. Узкая тропинка, ведущая к избранному арендатором для нового жилья месте, была на всем протяжении устлана полотном, в два ряда; в конце ее на небольшой, недавно расчищенной лужайке, был поставлен простой деревянный стол, и на нем св. иконы, посреди пылающих восковых свечей, а затем, обычные хлеб-соль. После молебствия Преподобной, св. мощи ее были обнесены вокруг предполагаемого для построек места; обрадованный арендатор не находил слов для выражения своей радости. В 7-м часу вечера св. мощи были встречены крестным ходом, вышедшим из Станиславова со множеством богомольцев; по внесении в церковь отслужен молебен, и затем народ до 9-ти часов прикладывался к святыне. Молебствия, по желанию усердствующих, почти не прекращались все это время.

е) От Станиславова до Игумено-Оболь

17-го числа в 7-м часу утра, после литургии, совершенной в приходской с. Станиславова церкви, св. мощи с крестным ходом, при многочисленном стечении народа, были сопровождаемы в дальнейший путь, согласно назначению. По пути занесены были в дом священника, где отслужено молебствие Преподобной.

На шестой версте от Страниславова священник Оболь-Онуфриевской церкви вышел на встречу святыни с крестным ходом, хоругвями, образами и множеством народа. Прихожане Оболь-Онуфриевской церкви просили дозволить им занести св. мощи в их приходской храм на время, пока в нем будет отслужена обедня. Для удовлетворения сей просьбы, шествие со святыней направлено было в сторону от прямого пути; предстояло пройти не менее 5 верст и переправиться через речку Оболь. Наскоро устроенный паром не мог поднять за один раз всех богомольцев. Между тем св. мощи уже были внесены в Оболь-Онуфриевскую церковь и божественная служба началась. Посему многие из богомольцев, не желая пропустить обедни из-за медленной переправы, бросались в воду и переходили речку вброд. После литургии и общего молебствия крестный ход со святыней тем же путем направился к большой дороге. По пути св. мощи были в доме местного священника. Здесь Господь благоволил явить явное знамение своей небесной помощи, даруемой верующим через святых своих: тяжко больной, почти умирающий ребенок священника, приложившись после молебствия к мощам Преподобной, к вечеру того же дня почти совершенно выздоровел.

В шесть часов вечера крестный ход со святыней прибыл в Игумено-Оболь. После обычной торжественной встречи и обычного молебствия началось всенощное бдение; по окончании его народ прикладывался к св. мощам до 10 часов вечера; отслужено было много частных молебствий по желанию богомольцев. За всенощной местный помещик, одержимый глазною болезнью, несколько раз прикладывался к святыне; потом просил дать ему масла из лампадки, теплившейся пред иконою Преподобной, которым натирал больные глаза. На другой день, будучи за обедней, он всем рассказывал, что чувствует значительное облегчение.

ж) От Игумено-Оболь до Шатилова

18-го числа, после божественной литургии, в два часа пополудни крестный ход со святыней направился по пути в Шатилово. Стечение богомольцев было очень велико. В числе их было не мало католиков – из окрестных помещиков и крестьян; все они, наравне с православными, прикладывались к святыне, благоговейно внимали совершаемым церковным службам и делали посильные приношения от усердствующего сердца.

Около 6 часа вечера шествие со святыней приблизилось к Шатилову. Вскоре можно было рассмотреть идущий на встречу крестный ход из Шатилова с хоругвями и св. иконами. На месте встречи отслужено молебствие и затем св. мощи внесены в шатиловскую церковь6. После всенощного бдения поклонение мощам преподобной продолжалось до позднего вечера. Многие из богомольцев, близких и дальних, провели ночь в ограде церковной.

з) От Шатилова до Сосницы

19-го числа, после ранней литургии, в 5-ть часов утра из Шатиловской церкви крестный ход со святыней направился по пути в Сосницу. Богомольцев было более полутора тысяч и число их постоянно увеличивалось прибывающим из окрестных селений народом. Расстояние в 6-ть верст (от Шатилова до Сосницы) было пройдено незаметно. Крестный ход из Сосницы, сопровождаемый множеством народа, встретил св. мощи почти на половине пути. На месте встречи сосницкие прихожане, став рядами по обеим сторонам дороги и оставив свободным главный путь, в таком положении ожидали святыню, и когда она приблизилась, приветствовали ее пением величания Преподобной.

К 10-ти часам утра св. мощи принесены были в Сосницкую церковь. Священник Усвицкой церкви, предварительно совершивший проскомидию, немедленно начал божественную литургию. По окончании ее совершен был молебен Преподобной и, за тем, поклонение св. мощам продолжалось до двух часов пополудни. В два часа духовенство, подъяв на рамена свои св. мощи, при колокольном звоне и пении тропаря Преподобной понесло св. мощи в дом местного священника. По выходе из храма, шествие со святыней было остановлено собравшимися во множестве богомольцами. Они выразили желание, чтобы ковчег со святыней был поднят несколько выше несущими, и когда это было исполнено, – начали проходить под ним, –кто в согбенном положении, кто на коленах, произнося слова: «Преподобная Евфросиние, моли Бога о нас!»

и) От Сосницы до с. Струнь

После молебствия Преподобной в доме священника Сосницкой церкви крестный ход направился по пути в Струнь. На пути народ из окрестных селений встречал святыню с иконами и хлебом-солью.

Обыкновенно в таких случаях шествие останавливалось; служили молебен Преподобной, и утешенный народ уносил духовную радость в свои мирные хижины.

В 5 часов вечера святыня, встреченная за две версты крестным ходом, была принесена в Струньскую церковь.

й) Торжественное перенесение из с. Струнь в г. Полоцк

В с. Струнь святыня оставалась до 20-го числа: по отправлении всенощного и на другой день божественной литургии, оная в сопровождении народа следовала к Полоцку, несомая на раменах священнослужителей.

Преосвященнейший Савва, архипастырь полоцкой епархии, для этого торжества прибыл в Полоцк 20-го мая – в четверг, около 7-ми часов вечера. Для участия в торжестве приехал сюда и г. вице-губернатор (Щулепников). В пятницу, в 11 ½ часов утра, 21 мая духовенство г. Полоцка и полоцкого благочиния, числом более 20-ти, собравшись в мужском Богоявленском монастыре, около своего архипастыря, в 11 ч. 50 минут, в преднесении запрестольного креста, хоругвей и евангелия, в предшествии певчих его преосвященства и полоцкого духовного училища, вышло в сопровождении г. вице-губернатора, начальников и наставников существующих в г. Полоцке учебных заведений, воспитанников военной гимназии и духовного училища, учеников братской школы, сестер женского Спасского монастыря, властей города и граждан, с пением тропаря преподобной Евфросинии и других священных песней на встречу святыне, по главной улице, при колокольном звоне во всех церквах. Священное шествие остановилось близ Витебской заставы в ожидании скорого прибытия святыни. Действительно, в 20 минут 1 часа пополудни святыня внесена в город старшим духовенством в предшествии двух икон – корсунской Божией матери и препод. Евфросинии, княжны полоцкой (списка с икона, хранящейся при мощах в Киеве) и в сопровождении народа. После поклонения и обычного окаждения архипастырем, иконы приняты сестрами монастыря женского, а святыня подъята на рамена архимандритом Григорием, протоиереем Иваницким, протоиереем Добрадиным, священником Одинцовым, и отнесена с крестным ходом, при колокольном звоне во всех церквах, по главной улице в софийский собор, где Преподобная начала в келье свои иноческие подвиги: при этом все население города, не только православные, но и иноверцы, приняли участие в священном торжестве, а чтители закона моисеева тысячами занимали балконы, окна, крыльца, лавки домов и с открытыми головами смотрели священное шествие. К радости всех, погода, до того времени холодная, дождливая, сырая, изменилась; при сером небе во время шествия не пало ни одной капли дождя, пасмурное небо несколько прояснилось. По внесении в софийский собор в 1 час пополудни, святыня снята с носилок самим архипастырем, и поставлена на уготованное место среди церкви, а за нею на аналогиях иконы корсунской Божией матери и преподобной Евфросинии. Обширный храм софийский быстро наполнился молящимися, которых было более 2000 и которые помещались не только в церкви, но и на хорах. Когда архипастырь с окружающим его духовенством стал на уготованном для него амвоне среди храма, то начато молебное пение преподобной Евфросинии, причем канон читан самим архипастырем. По окончании молебного пения, когда говорены и петы были многолетия Государю Императору и всем августейшему дому, св. синоду и его преосвященству – главному виновнику торжества, правительствующему синклиту, военачальникам, градоначальникам, христолюбивому воинству, – духовенство прикладывалось к священным останкам; вслед за ним стал прикладываться народ, находившийся в храме и прикладывался в продолжении нескольких часов. При этом одни уходили, другие приходили; но собор не был заперт и не оставался пустым ни на одну минуту до самого всенощного. Воспитанники военной гимназии являлись попеременно отделениями, под руководством своих воспитателей в тот же день до всенощного; ученики братской школы и духовного училища на другой день до обедни.

к) Торжество Полочан

В 6 часов вечера во всех церквах Полоцка благовест в большие колокола возвестил жителям о праздничном богослужении по случаю появления св. останков угодницы Божией в г. Полоцке. Всенощное и ранняя обедня на другой день отправлены в монастыре и церквах Полоцка, при чем пелась служба Преподобной. Но главное торжество совершалось в софийском соборе, где присутствовал сам архипастырь. Его преосвященство с старшим духовенством (архим. Григорий, прот. Иваницкий, лепельский благочинный, Дзвонской церкви священник Виктор Игнатович, дриссенский благочинный священник Короткевич, соборный священник Николай Сенкевич, борковской церкви священник Довгяло и др.) совершал литию, по кафизмах читал житие Преподобной, выходил на величание и до окончания всенощного помазывал св. елеем духовенство и народ, во множестве собравшийся к всенощному бдению. Богослужение окончено в 9 ¼ часов. Однако народ далеко не весь мог быть помазан св. елеем во время богослужения и остался в церкви, чтобы приложиться к святыне и получить помазание по окончании богослужения.

Утром рано 22 числа начали стекаться к софийскому собору люди разных полов, возрастов и состояний: воспитанники духовного училища, граждане города, богомольцы с разных сторон, более и более умножающиеся, спешили туда, где пребывала дорогая святыня, чтобы облобызать ее, выразить пред нею чувства веры и любви, излить в молитве душу, радующуюся или скорбную. И сколько в это утро пребыло у сей раки коленопреклоненных! Сколько с умиленною душою и сокрушенным сердцем перестояло верующих перед дорогою святынею!

В 9 ½ часов благовест колокола приглашал верных сынов Полоцка вновь в софийский собор – к божественной литургии, которою совершал опять архипастырь со старшим духовенством. Божественная литургия совершена соборно его преосвященством со всем величием, свойственным этому богослужению, и со всею лепотой, возносящей душу верующего к Богу. На божественной литургии выяснена и особенность этого праздненства в слове, которое в обычное время произнесено священником покровской церкви В. Пясковским. Упомянув кратко о некоторых чертах из жизни виновницы торжества – преподобной Евфросинии, проповедник указал в ней подвижницу веры и благочестия из XII века; затем, коснувшись последующей судьбы г. Полоцка и белорусского края с религиозной стороны, наметил, что потерпел этот край с заменой святой православной веры римским католицизмом, указал на настоящее события, как на признак восстановления истинной жизни веры, и как на доказательство жизненности веры православной, – и в заключение убеждал подражать вере и жизни Преподобной. Дай Бог, чтобы в этом крае, который так недавно еще проникался латинством, ожило древнее православие и явило свою настоящую силу по молитвам преподобной княжны, которая, отправляясь в Иерусалим, говорила полочанам: «Не оставлю вас, но буду молиться о себе и о вас в местах святых».

л) Перенесение святыни в Спасскую церковь

По окончании божественной литургии архипастырь с служащими и с прочим духовенством г. Полоцка и других сел и городов полоцкой епархии, числом до 30-ти священнослужителей – протоиереев, иеромонахов, священников, вышел на свой святительский амвон, окадил стоявшую на известном месте святыню и, сделав начало молебного пения Преподобной, при пении певчими архиерейского хора тропаря преподобной Евфросинии, приложившись к святыне – закрыл раку, поставил на носилки, около которых были уже архимандрит Григорий, протоиерей Иваницкий, протоиерей Добрадин, благочинный из Динабурга священник Щербов, и открыл из собора шествие в том же порядке, в какой оно совершалось прежде, в Спасский женский монастырь, в 12 часов пополудни.

Шествие представляло картину, утешительную для чувства веры и едва ли когда прежде виданную в г. Полоцке. Цеховые знаки, выносной крест, трои хоругви, певчие архиерейского хора и училищные, духовенство в лучших облачениях, по два в ряд, 14-ть пар, иконы корсунская Божией матери и – преподобной Евфросинии, несомые сестрами женского монастыря, за ними рака на носилках с дорогой святыней, несомой на раменах старшим духовенством, пред нею св. евангелие и архипастырь с святительским жезлом, в крещатом саккосе голубого цвета, за ним и по сторонам всюду – тысячи народа, благоговейно взирающего на движущуюся святыню, – все это – новость в здешнем крае и напоминало крестные ходы, совершаемые с таким торжеством и при громадном стечении богомольцев во внутренних областях нашего православного отечества. Да, радостны и торжественны такие минуты в жизни православного Полоцка! При торжественном звоне во всех церквах, при тихой и ясной, но не жаркой, погоде шествие двигалось с верхнего замка вниз к костелу, у которого повернуло влево и направилось к Спасскому женском монастырю: здесь, в этой пестрой толпе, можно было встретить не одних православных, но и католиков и старообрядцев; не одних жителей г. Полоцка, но и пришедших из других уездов полоцкой епархии. Тут были богомольцы, как после узнали мы, не только из велижского, невельского, себежского, дриссенского, режицкого, динабургского, полоцкого, лепельского уездов; но и из г. Опочки псковской губернии. В предшествии и сопровождении тысяч народа священное шествие продолжалось без поспешности, с наблюдением всей тишины и должного порядка: во взорах верующих видно было одно – благоговейное желание насладиться зрением невиданной святыни, и из уст слышались только слова молитвы. Святыня несена была духовенством попеременно: но к ней во время шествия подходило немало других верующих, искавших с верою прикоснуться к священному ковчегу. На дороге, кроме обычных выражений благоговейного чувства – открытой головы, слов молитвы, крестного знамения, – мы заметили нечто особенное, свойственное здешним местам: некоторые женщины сопровождали святыню на коленах, одна при встрече оной – распростерта была на земле в виде креста (лежала, по местному выражению, крыжем на земле).

В конце первого часа пополудни шествие приблизилось к женскому монастырю. На встречу ему вышел крестный ход из монастыря. Местный священник Ф. Одинцов, предшествуемый воспитанницами женского духовного училища с их наставницами и сопутствуемый настоятельницей обители, игуменьей Евфросинией, с сестрами обители и народом, присутствовавшим при божественной литургии, с пением величания Преподобной, в полном облачении поднес архипастырю животворящий крест, который за семьсот лет перед сим устроен преподобной Евфросинией для обители; между тем игуменья с тремя старшими сестрами приняла на рамена свои священную раку и несла оную до самой церкви, – внутрь монастыря. При колокольном звоне во всех церквах градских и монастырской, тот и другой крестный ход, сопровождаемый многочисленным народом, вошел в обитель, основанную преподобной Евфросинией, обошел со святыней вокруг созданной ею каменной церкви Преображения Господня и, внесши святыню в саму церковь, поставил священную раку на особо устроенном и благоукрашенном столике. Здесь начатое в софийском соборе молебное пение окончено, при чем произнесена ектения: «о еже сохранитися обители сей и всякому граду и стране от глада, губительства, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменных и междоусобные брани», и возглашено многолетие Государю императору и всем царствующему дому, святейшему синоду, высокопреосвященнейшему Арсению, митрополиту киевскому и галицкому, преосвященнейшему Савве, военачальникам, градоначальникам и всем православным христианам. Монастырь в это время буквально был залит народом.

По окончании общего молебного пения, отслуженного архипастырем с градским и сельским духовенством, участвовавшим в крестном ходе, начались частные молебны у св. мощей, животворящего креста и иконы преподобной Евфросинии, находящейся в монастыре со времени возобновления его в 1835 году и благоговейно чтимой православным народом, – и продолжались до всенощного бдения, т.е. до шести часов пополудни. На всенощном архипастырь совершал литию, к утешению многочисленного народа, не могшего помесститься в храме, под открытым небом пред западными церкви, а по полиелее, на который выходил с настоятелем богоявленского монастыря архимандр. Григорием, с протоиер. Иваницким, местным священником и священником Ксенофонтом Одинцовым, –помазывал опять сам, как в софийском соборе, всех от мала до велика, кто искал приложиться к священным останкам и помазаться от руки святителя. По окончании богослужения поучительно было смотреть, как тот же народ на перерыв спешил к архипастырю – принять святительское благословение.

Ночь на 23 мая многими богомольцами проведена в самой обители, которая дала им приют, а некоторым – и хлеб-соль. Кельи монашествующих, коридоры, сараи – сенной и хлебный, самый ток (на котором молотят хлеб) переполнены были народом. Не осталось не занятым и училище для девиц духовного звания, также отворившее свои двери для богомольцев. Таким образом обитель оказала странноприимство, каким ознаменованы лучшие дня христианства! И странники явили себя достойными святого имени богомольцев: никаких беспорядков, ничего предосудительного не было допущено ими.

С самого раннего утра, еще до четырех часов, народ был уже на ногах и теснился около церкви, ожидая очереди натощак приложиться к мощам и благоговейно чтимым – животворящему кресту и иконе преподобной Евфросинии. Три священника постоянно были на страже для удовлетворения религиозного чувства народа. Молебные пения продолжались от четырех до девяти часов утра непрерывно. Кроме того, иеромонахом Даниилом в теплой церкви совершена ранняя литургия.

В 10 часов архипастырь прибыл для совершения поздней литургии и – совершил оную с теми же священнослужителями, кои были в сослужении на всенощном бдении: теснота церкви не позволяла прибавить сослужащих. В конце литургии почтенным священником о. Ф.В. Одинцовым произнесено вполне приличное торжеству слово о высоком значении веры православной, которая делает людей не только добрыми, но и святыми, и совершает непостижимое для мудрствующих по стихиям мира, а не по Христе, и не повторяющееся у христиан, уклонившихся от чистого ее исповедания, чудо нетления среди всеобщего тления и разрушения. В виду такой благотворительности св. веры как убедительны становятся следующие лова проповедника: «православные христиане! стойте не поступни в православной вере, исполняйте все повеления православной церкви. Она есть церковь Бога жива, столп и утверждение истины: что она повелевает и благословляет, то исполняйте; что она запрещает и возбраняет, того удаляйтесь и оберегайтесь».

По окончании божественной литургии следует заключительное действие торжества – крестный ход на реку Полоту, ежегодно совершаемый для водоосвящения. Хоругви, иконы, драгоценный ковчег со святыней, который был несен на главе одним из старшего духовенства, животворящий крест с частью древа крестного, с камнями от Гроба Господня и Божией Матери и частью мощей целителя Пантелеимона, находившийся в руках святителя – все это когда изнесено было из храма к народу, не могшему за многолюдством поместиться в довольно тесной монастырской церкви; то народ сплошной стеной окружил святыню и сопровождал ее до реки, тогда как крестный ход медленно и стройно приближался к берегу при пении тропарей, положенный в чине малого освящения воды. Когда драгоценный ковчег и животворящий крест положены на уготованном столике и святитель занял свое место на плавучем мосту: берег реки усеян был народом, который в эти минуты весь был внимание и слух. И далеко слышны были священные песнопения, многим внятны были священные слова молитвы из уст архипастыря: «Сам человеколюбче Царю, причастием воды сея и окроплением Твое благословение нам ниспосли, скверну свтрастей омывающее. Ей молимся, посети нашу блаже немощь, и исцели наша недуги душевные же и телесные милостию Твоею»… Благоговейная тишина царствовала среди этих тысяч молившегося народа, пока святителем при пении «Спаси Господи» погружен был св. крест и шествие двинулось обратно по тому же направлению: в это время все устремились или причаститься священной воды, или получить благословение чрез окропление ею, которое совершал один из участвовавших в крестном ходе священнослужителей.

По возвращении с реки Полоты в 1 час полудни, крестный ход остановился еще раз под открытым небом пред западными дверями церкви. И – здесь заключено было водоосвящение обычными – ектенией, молитвой и многолетиями. Святыня, по окончании богослужения, еще несколько времени оставалась под открытым небом, так как богомольцы продолжали прикладываться к ней; только в три часа народ оставил обитель и начал расходиться в свои места, благодаря Бога и благословляя потрудившихся для его благочестия. Тогда и святыня, находившаяся под наблюдением монашествующих во все время пребывания ее под открытым небом, т.е. ковчег с священными останками, животворящий крест и святые иконы – корсунской Божией Матери и преподобной Евфросинии, –отнесена во храме и положена на уготованные места.

В заключение предлагаем читателям речь полоцкого старожила, в которой выясняется значение радости по случаю перенесения части св. мощей в городе Полоцке7.

«Настоящее праздненство в глазах полоцких православных старожилов имеет другое значение, чем в глазах нового поколения. В принесенных св. мощах преподобной Евфросинии все видят предмет, возбуждающий религиозное чувство; но мы здешние старожилы при этом событии невольно переносимся воспоминанием за сорок лет, когда в городе почти не слышно было русского слова; кругом бедное, подавленное народонаселение, хотя сохранившее русский язык, но забывшее отеческую веру, как-то дико чуждалось России, связываясь с нею как бы насильственно, одним политическим узлом, не чувствуя никакой моральной связи; незначительная горсть русских жителей встречала каждого новоприбывшего русского гражданина с таким же чувством, с каким земляки встречаются в земле чужой. Тогда мы видели этот уединенный, заброшенный храм без окон, без дверей; сквозь обсыпавшуюся по местам штукатурку просвечивали на стенах кой-какие черты древней русской живописи, инде рукою дерзкого школьника вырезаны были скандалезные изречения; словом, мы видели в полной мере мерзость запустения на святом месте. С 1831 года, по мановению вечной памяти достойного Государя Николая Павловича, стал обновляться этот, на столько веков отторженный от России, край, и одним из первых деяний правительства была передача в православное ведомство запустелого спасского храма. В 1832 году наскоро поставили в нем скудный иконостас; на освящение собрались здешние православные граждане, и тесный храм оказался еще просторным для русского общества. В присутствии начальника губернии совершено было освящение храма, и, поминовании несколько тяжелых для здешнего края столетий, в первый раз в стенах его зазвучала русская речь. Подавляемые болезненным чувством, при взгляде на все, окружавшее нас, мы обращаемся с горячею молитвою к Господу, да будет храм сей новым Сионом, да соберутся окрест его расточенные чада русской церкви от запада, и севера, и юга, и востока. Молитвы наши услышаны. По манию дивного Промысла, вслед за постепенным возобновлением храма быстро совершалось возрождение страны. Когда на стенах снова как бы воскресли лики святых, почитаемый русскою православною церковью, здешнее русское духовенство, зараженное полонизмом и западным учением, сознало свою болезнь и искало исцеления в недрах православной церкви. Но народ, несмотря на воссоединение униатского духовенства, все еще стоял особняком от православных. В 1842 году при возобновленном храме восстановлена была и древняя женская обитель: святыня старинной русской обители – крест, положенный преподобною Евфросиниею, извлечен из-под спуда и торжественно перенесен в новоустроенную обитель. Тогда такие же массы народа, как и теперь, в первый раз стеклись к русскому святилищу, принося свои молитвы, обеты и жертвы. Здесь богомолец вполне сознает себя русским. Стены храма сближают его, а самые точные копии с икон, наиболее чествуемых православным народом, пробуждают в нем сознание родства с общим нашим отечеством. Но по силе воспитания и привычки тот же самый народ для удовлетворения своей религиозной потребности все еще продолжал обращаться к иноверным алтарям. Чтобы изгладить в нем воспоминание об иноверии, несколько лет тому назад граждане ходатайствовали у правительства о перенесении в спасскую обитель мощей преподобной Евфросинии, но опечалены были решительным отказом. Наконец усиленному ходатайству вашего преосвященства мы обязаны утешением видеть и лобызать в стенах здешнего храма вожделенную святыню, – часть мощей святой строительницы храма. Молитвами паствы вашей и предстательством преподобной Евфросинии да сподобит вас Господь был свидетелем всецелого воскрешения здешнего края и да продлит жизнь вашу на многие лета».

Приложения

I. Порядок встречи в г. Витебске части святых мощей преподобной Евфросинии, княжны полоцкой, принесенной из киево-печерской лавры для полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря.

I. Со станции железной дороги святыня перевезена будет в карете в ближайшую к станции богоявленскую (симеоновскую тоже) церковь, где она в запечатанном ковчеге будет поставлена среди церкви на столе, а икона преп. Евфросинии позади стола на аналое.

II. В день прибытия (если оно последует утром, а если вечером, то на другой день) святыни, в 10 часов утра начинается перезвон во всех градских церквях и продолжается до тех пор, пока соберется все градское духовенство в рынково-воскресенскую церковь.

Примеч. В процессии может участвовать и сельское духовенство, если случится в городе.

III. Около половины 2-го часа начинается из воскресенско-рынковой церкви крестный ход, при колокольном звоне во всех церквях, в богоявленскую церковь, с хоругвями и запрестольными иконами, а также с иконами Корсунской Божией матери8 и преп. Евфросинии.

IV. Во время крестного хода певчие поют богородичны восьми гласов.

V. В процессии должны быть воспитанники и воспитанницы всех духовно-учебных заведений.

Примеч. При встрече святыни надлежит быть нескольким избранным монахиням из спасской полоцкой обители.

VI. По прибытии в богоявленскую церковь, архиерей распечатает ковчег со святыней и совершит вокруг оной каждение трижды.

VII. Затем начинается молебен преп. Евфросинии, на котором канон читает архиерей. – После 9 песни, по прочтении трисвятого и отче наш и по возгласе, певчие поют тропари водосвятного молебна. По совершении водосвятия, окропляется св. водою икона препод. Евфросинии, привезенная и Киева (точный список с иконы, находящейся при мощах преподобной).

VIII. После отпуска с трикирием и дикирием, певчие поют величание преп. Евфросинии: «Ублажаем тя, преподобная мати Евфросиние» и проч., а архиерей, подошед к святыне и сотворивши поклонение и лобызание оной, подъемлет ковчег на главу и идет из храма, предшествуемый духовенством с прочею святынею.

Примеч. Киевскую икону преп. Евфросинии могут нести монахини.

IX. По выходе из церкви совершается краткая лития и по возгласе протодьякон громогласно возглашает: «Господу помолимся, рцем вси». Певчие поют: «Господи помилуй», а архиерей осеняет ковчегом народ на четыре стороны, и затем передает ковчег старшему архимандриту.

X. Процессия совершается обратно в успенский собор при непрерывном пении величания преподобной и при торжественном звоне во всех церквях.

Примеч. Во время шествия один из священников впереди окропляет народ св. водою.

XI. Против домовой архиерейской церкви совершается такая же лития, как и при богоявленской церкви.

XII. Против рынково-воскресенской церкви та же лития.

XIII. По входе в успенский собор святыня полагается также, как и в богоявленской церкви, на столе посреди храма, а за нею на аналое икона Преподобной. Звон прекращается.

XIV. Затем совершается благодарственное Господу Богу молебствие с коленопреклонением и многолетием царствующему дому, святейшему синоду и члену оного, высокопреосвященнейшему Арсению, митрополиту киевскому и галицкому и святые киево-печерские лавры священно-архимандриту со всею о Христе братией и всем православным христианам. Звон во всех церквах.

XV. По окончанию молебна народ допускается к лобызанию святыни.

XVI. При святыне безотлучно находятся священнослужители кафедрального и успенского соборов и монашествующие архиерейского дома, соблюдая очередь и совершая для желающих молебствия.

XVII. В тот же день, в пять часов пополудни, благовест к всенощному бдению. В успенском соборе всенощное бдение совершится торжественно при участии архиерея и старшего духовенства. После первой кафизмы, архиерей читает житие преподобной Евфросинии.

Примеч. После всенощного собор не затворяется до тех пор, пока весь народ приложится к святыне.

XVIII. Всенощное бдение с величанием преподоб. Евфросинии и на другой день литургия с молебном Преподобной совершается во всех градских церквах.

XIX. На другой день, в успенском соборе, совершается литургия архиерейским священнодействием со старшим духовенством. По литургии молебен препод. Евфросинии, и по окончании оного святыня с крестным ходом переносится в домовую архиерейскую церковь, где и остается до препровождения в Полоцк.

XX. Святыня, по желанию прихожан, может быть приносима в приходские церкви и даже в частные дома, для совершения пред нею молебствий.

II. Порядок Торжественного перенесения части св. мощей преподобной Евфросинии, княжны полоцкой, из г. Витебска в г. Полоцк.

I. В 12-й день мая (среда) в покровской церкви архиерейского дома, где хранится святыня мощей, совершена будет в обычное время архиерейским священнодействием божественная литургия и после оной молебен преподоб. Евфросинии, к которому соберется старшее духовенство.

II. По окончании молебна и по отпуске с трикирием и дикирием, архиерей кадит св. мощи и, сотворивши пред ними поклонение, подъемлет оные и передает старшим из духовенства; причем певчие поют величание Преподобной: «Ублажаем, ты» и проч.

III. Начинается крестный ход со святынею в преднесении хоругвей, запрестольных икон, а также икон корсунской Божией матери и преподоб. Евфросинии, при колокольном звоне, и при пении тропаря и величания Преподобной, и святыня вносится в успенский собор, где совершается краткая лития с провозглашением обычного многолетия.

IV. В 6 часов вечера всенощное бдение с величанием Преподобной Евфросинии во всех градских церквах. В успенском соборе на литию и величание облачается архиерей.

V. 13-го числа (четверг), в 9-ть часов утра начинается перезвон и затем благовест к литургии, которая будет совершена архиереем со старшим духовенством. По литургии молебен преподоб. Евфросинии, к которому соберется, по совершении в своих приходских церквах ранней литургии, все градское духовенство и в котором, а равно и в крестном затем ходу, может принять участие и сельское духовенство, которое случится в этот раз в Витебске.

VI. По отпуске и по провозглашении многолетия архиерей, окадив святыню и поклонившись оной при пении величания, благословляет нести ее старшим священнослужителям.

VII. Архиерей со всем духовенством провожает святыню до полоцкой заставы, и здесь совершивши краткую литию и поклонение перед святыней, отпускает оную с казначеем архиерейского дома, иеромонахом Даниилом. Ему сопутствуют назначенные из 1-го благочиннического округа Витебского уезда священники с потребным числом псаломщиков для пения в пути догматиков и других церковных песней. Сам же архиерей с градским духовенством возвращается в богоявленскую церковь, где совершает благодарственный молебен с коленопреклонением.

VIII. Между тем святыня, по пути к Полоцку, приносится в Лужеснянскую Крестовоздвиженскую церковь (в 9-ти верстах от Витебска). Здесь местный благочинный с приходским и другими его ведомства священниками встречают оную и затем совершают всенощное бдение с величанием Преподобной, а на другой день (14-го числа, в пятницу) –раннюю литургию.

IX. После ранней литургии шествие со святынею направляется из Лужесны к селу Заронову (в 20 в. от Лужесны).

Примечание: В деревнях, лежащих на пути от Лужесны к Заронову, а равно от Заронова и до самого Полоцка, по желанию православных жителей сих деревень и смотря по удобству времени, можно останавливаться со святынею для совершения пред нею краткого молитвословия.

X. По принесении в Зароново святыни, совершается всенощное бдение и литургия тем же порядком, как и в Лужесне.

XI. Из Заронова, 15 числа (в субботу), после литургии, идут со святынею в местечко Сиротино (в 18 в.). Здесь всенощное бдение и на другой день, 16 числа (Праздник св. Троицы), литургия совершается по Уставу.

XII. Из Сиротина в с. Станиславово (в 12 в.). По совершении здесь литургии 17 числа (день Сошествия Св. Духа), Святыня переносится в Игумено-Обольскую (в 8 вер.) церковь.

XIII. Из Игумено-Оболя, после литургии 18 ч. (вторник) – в Шатилово (15 в.). По совершении здесь ранней литургии 19 числа (среда) к поздней – приходят со святынею в село Сосницу (около 6 в.).

XIV. Из Сосницы – в струн (8 в.). Здесь Святыня остается до 21 числа.

XV. 21 числа (пятница), после литургии в Струнской церкви, Святыня приносится в г. Полоцк (7 верст).

XVI. Полоцкое градское и сельское Полоцкого Благочиния духовенство, собравшись в Богоявленский монастырь около 11 часов утра, идет с крестным ходом на встречу Святыни за город, при колокольном звоне во всех церквах, и при пении церковных песней.

XVII. При встрече за городом Святыни, отправляется краткая лития и совершается обратное шествие в Софийский Собор. Здесь поется молебен препод. Евфросинии.

XVIII. В 6 час. – всенощное бдение во всех градских церквах. В Софийском Соборе за всенощным присутствует Архиерей, облачается на литию и величание и читает житие преподобной Евфросинии.

XIX. На другой день 22 числа (суббота), в 9 час. Перезвон и затем благовест к литургии, которую совершает Архиерей с старшим духовенством.

XX. После отпуска начинается в соборе молебен и продолжается во время шествия со Святынею через город к Спассо-Евфросиниевскому монастырю, где святыня обносится вокруг храма. По входе в храм после малой ектении читается евангелие и оканчивается молебен.

XXI. В 6 час. всенощное бдение. На утро литургия с молебном и крестным ходом на реку по обычаю; по возвращении с реки отпуск молебна творится на открытом воздухе, перед храмом. Здесь оставляется святыня для поклонения народа, под наблюдением монашествующих.

* * *

1

Дамаскина Точное изложение прав. веры, кн. IV, гл. 15).

2

Особенно с 1623 года, со времени убиения фанатика Кунцевича, когда в Полоцке и Витебске все православные храмы обращены в униатские, жители волею-неволею совращены в унию и до самых времен Екатерины 2-й в Полоцком воеводстве православных было всего несколько десятков; в Витебске даже в 1797 году находилось православных мещан всего двенадцать семей и до 1780 года ни одной православной церкви.

3

Напр., Стебельский, Кульчинский и другие.

4

Эта обитель, находившаяся близ Вифлеема, запустела с XIII века.

5

См. в приложениях.

6

Бывший костел.

7

Речь эта произнесена за столом в покоях игуменьи полоцкого спасского монастыря, 23-го мая, бывшим учителем полоцкой военный гимназии, А.В. Скворцовым, который, будучи родом из Тверской губернии, сорок лет живет в Полоцке.

8

Список с древней чудотворной иконы, присланной некогда преп. Евфросинии в благословение от константинопольского патриарха Луки и ныне находящейся в торопецком соборе псковской епархии.


Источник: О принесении части св. мощей прп. Ефросинии в Полоцкий Спасо-Ефросиниевский монастырь. - Витебск : Тип. Г.А. Малкина, 1871. - 104, XVII, [2] с.

Комментарии для сайта Cackle