иеромонах Авель

12. Духовник Саровской братии Иеромонах Иларион

Иеромонах Иларион, ученик вышеписанного Игумена Назария, из С. Петербургских граждан пострижен в монашество в Валаамском монастыре в 1797 году. Скончался в Саровской пустыни 12 Ноября 1841 года на 71 году жизни.

В монастыре пребывал всего 50 лет и в последствии был общим духовником братии в Саровской пустыни. Это был муж чистотою жизни известный многим лицам, которых назидал и утешал чудным своим сладкоглаголивым словом, и примерной ко всем любовью. Дар слова его в беседе столь был утешителен, что всякий, слышавший его, находил для себя душевную пользу. Вся жизнь его была посвящена подвигам добра, молитвам о спасении ближних, милосердому врачеванию болезней греховных, душеспасительным наставлениям, и вообще строжайшему благочестию. Но Господь не предопределил подвизающимся рабам Своим в здешней жизни совершенного успокоения, а попущает, чтобы их встречали иногда различные искушения, дабы они явились пред Ним якоже злато, огнем искушенное, почему и сей добродетельный муж не мог пребыть без скорби, как видно из его писем, которые пре сем прилагаются.

Всеусердно благодарю тя, любимый брат, отец Андрей! за великое твое и подробное писание. Дело, брате, Божие к тебе и молитвы Преподобного Серия подействовали остаться тебе в Лавре. А тому, кто внимает своему спасению, и трезвящемуся всякое место есть спасительно. «Не место бо спасает человека, но нрав и благоугождение Богу». Итак живи, брате, и спасайся, и за меня простяка молися. Я и в Сарове спасительном живу, да худо; ведь место не спасет»: Иуда и при Самом Христе не спасся. Везде, брате, внимание себе и трезвение нужно. Прости, брате! Грешный и последний Иларион, приснослабый, усердно нижайшее творю ти поклонение.

1839 года,

Генваря 28 дня.

Ваше Преподобие,

Пречестнейший и благоумный монах

О… С…

Благолюбезный во Христе Иисусе мне брат,

Спаситеся о Господе.

Всеусерднейшую приношу вам, страдальцу моему, благодарность мою за душевно-радостное писание ваше ко мне, которое получил я исправно, и с прилучившеюся приятнейшею для меня оказиею восписую вам следующее. – Писанием вашим вы весьма полезно советуете мне не унывати, а паче великодушно радоватися, помня многия о том Апостольская слова. Сей самый, брате, путь мой и есть. Понеже я ни постник, ни молитвенник и не подвижник, а напротив и ем и пью, и со всеми обращаюсь и говорю; но все во славу Божию творю; во всех же прискорбиях часто воспоминаю и с воздыханием сердечным восклицаю Златоустовы любимыя слова: «Слава Богу о всем!»

Я ныне довольно вижу и рассуждаю, что меня сам сладчайший Иисус, проходимым путем моея жизни, приготовлял к великодушному несению возложенного на меня креста и помалу приготовлял так, что, с Его же божественною помощью, он мне не весьма тягостен, паче же велиею мне пользою на век мой будет. – Я же ведь много лет просил Господа о перемене многомольного пути. Вот остановил Господь. И паки слава Богу о всем. Отец Архимандрит Н.... на Троицу здесь был с неделю и оказывал довольные для меня ласки, полезные слова и снисхождение, удостоил с собою служить. Взял мой указ и обещал облегчить мою участь. Бывало, я многим говаривал следующие слова, а ныне делом, с помощию благодати Божественный, должно, да и весьма нужно самому исполняти их: «великодушныя доблественныя души свойство есть, в напасти не отчаяватися; – благодарнаго же дело есть, не токмо в счастии благодарите Господа: но и в несчастно туюжде благодарность являти» – Никтоже может озлобити душу добродетельну, но вся яже страждет, прибыток себе вменяет быти. И что может быти лучше сего, как сносить жребий свой великодушно и без роптания. Нет ничего великодушнее, как забывать нанесенныя нам обиды. Сия и сим подобная размышляя, и сам себя подкрепляя, сам себе глаголю: «Претерпевай, грешниче, скорби, в печалех похваляй Бога. Ниже без труда покой, ниже без брани победа получается. – А побеждающему, глаголет Христос, дам ясти от древа животнаго, еже есть посреде Рая Божия. И побеждаяй наследит вся: и буду ему в Бога и той будет Мне в сына (Апок. гл. 21. ст. 7).» Итак любезный брате, даруй Боже вам побеждати, а меня побежденнаго простяка прошу в молитвах поминати. Остаюсь в надежде любви и усердия вашего недостойный Саровский Иеромонах Иларион, из праха сотворенный, усерднонижайшее творю вам поклонение.

Печальным всегда последуют радостная.

А повинность влечет за собою наказание. Иго мя по Пророку научит.

1828 года,

Майя 21-го дня.

Козловской Троицкой монастырь, где, по ложному доносу, О. Иларион был под эпитимиею.

Пречестнейший и Преподобнейший Иеромонах

Отец А…, благолюбезный во Христе Иисусе

брат, благослови.

Давно я сбирался к вам писать, но замедляем был препятствиями. Ныне же получив писание ваше, восписую на оное следующее. За большие грехи положены соборныя от Церкви великия и Епитимии, которыя в настоящем наказании и исполняются над явными грешниками. А исповедь есть тайное таинство. Мы каемся пред духовным самому Господу в тайных наших грехах отцем, которому дана власть разрешать и вязать: но быть ему духовнику благоразумну и искусну, а не такому, как в Регламенте упомянуто, что есть такие духовники, которые держатся требника, как слепые костыля. Итак, любимый брате, не унывай от падения, и воюй да много не горюй, дабы враг, ранив много тебя, не отрубил и голову: то есть не привел бы во отчаяние, которое есть, как пишет Лествичник, всех грехов мерзостнее. Не унывай, брате, служи и по благословению исправляй определенную должность рачительно, строго, а паче милостивно и кротко. Рано, брате, угодил еси в начальство, в котором надобно быть адамантскому сердцу, дабы устоять. Но не сам поискал еси, а самим Богом и начальством поискан и определен еси. И паки скажу: не унывай, а старайся всевозможно грехи умалять, а не прибавлять. И, по исповеди духовнику, служи со смирением. И буде ти во спасение, так просись, естьли возможно, за неспособностью от начальства; легче и лучше быть под управлением, нежели управляти. А как малые грехи путь стелют к большим, того ради, – бойся, мужайся и трезвися, как бы и еще вас искони человекоубийца враг не ввалил бы в подкопную яму, которую он уже роет. Вот что вам нужно соблюдать: крепких напитков не пить ни по какому дружеству. Женскаго также пола бойтесь и близкаго знакомства не заводите. Великий Арсений в годах уже был, но жен боялся и строго с ними поступал. С помощью Господа, соблюди, брате, сия и не будеши в яме и явным грешником. За тем, пожелав вам здравия, благополучия, всех благ от Господа и велией милости, остаюсь в надежде любви и усердия вашего, со истребованием святых ваших молитв, Саровския пустыни последнейший Иером. Иларион приснослабый, усердно нижайшее творю вам поклонение.

1837      года

Ноября 16-го дня.

Пречестнейший и преподобнейший М. Отец Д.

Спаситеся и возмогайте о Господе.

Усердно благодарим тя, благолюбезный брате, за извещение о себе, которое я сообщил и старцу Александру: мы порадовались о том, что ты в благополучии, а удивились и усердно поскорбели, в рассуждении того, с каким неудовольствием получили бумагу о вашей безвинности; но сие произошло думаю я так, как Пророк сказал и напасал: «сие дело оболгающих мя пред Господем». Но и то писано есть: «Премудрому все равно, хоть страждет, хоть болит: но как за добро, за все Бога благодарит». За тем желаю тебе, любезный брате, всех благ от Господа, благословения и велией милости и начавшийся великий пост препроводить во здравии душеспасительно, окончить благополучно и поклониться спасительным страстем и Святому Христову Воскресению. Остаюсь духовный твой отец Иером. Иларион, в Сарове последнейший: усерднонижайшее вам и со старцем Александром творим поклонение, и просим тя, брате, незабвенно нас имети пред Господем в молитвах.

1838 года,

Февраля 21 дня.

Саров

Начнем людие непорочный пост, иже есть душам спасение, поработаем Господеви со страхом, елеем благотворения главы помажем и водою чистоты лица умыем. Аминь.

Прости, брате, долго не увидимся.

Благолюбезный брат и отец Д.,

Спасися и возмогай во благодати Господа нашего Иисуса Христа.

Поздравляю тя с преселением из Сарова и с определением в новое благожительство во Святую Толшевскую обитель. И даруй тебе Боже, милый брате, в новом месте обновлятися всегда новою благодатью, и расти и успевати во благодати и разуме Господа нашего Иисуса Христа; и Той да утвердить тя и укрепит, во еже работати тебе Ему Господу в преподобии и правде. Писано бо есть: к себе восходи, человече, и буди нов вместо ветхаго, и прочая. Древо пересаждаемое болит и требует воды и подпор с привязанием. – Вода – слезы; и аще кто не имеет их, тому велено воздыхать часто; подпоры – искусные старцы; привязание – слово Божие, слово Святое. «Блажен муж, иже в законе Господни поучится день и нощь. Благ мне закон уст твоих паче тысящь злата и сребра. Испытайте писания, яко в них есть живот вечный». Чего всеусердно тебе желая, остаюсь в надежде любви и усердия вашего сомолитвенник, брате, твой, последний в Сарове Иеромонах Иларион, простяк, усердно нижайшее творю тебе поклонение, посылаю благословенье, а за приписание вашего почтения благодарение.

1838 года,

Июня 30 дня.

Всяка добродетель, без смиренья бываема, несть добродетель, пишет Авва Дорофей. Якоже бо не возможно кораблю без гвоздей устроену быти, тако не возможно без смиренный мудрости спастися, – слово Синклитикии. Селенье бо и покой Духа Святаго смиренномудрие есть, и любовь, и кротость, пишет Преподобный Макарий. Таковы и прочие заповеди Господни. Прости, брате, прости.

Благолюбезный брат отец Д…,

Спаситеся о Господе.

Два дружеския писания твои получил я со удовольствием, и благодарю тя, любимый брате, за память о мне грешном. Отец Александр еще жив и борется с болезнями, молится о нас и за себя Богу, и посылает тебе нижайший поклон. А преставились от нас во ин век Отец Паисий и Отец Иессей, поминай, брате, их в молитвах. – По прошение твоему, брате, посылаю исповедную книжицу, надеюсь, приятна ти будет; и тако остаюсь в надежде любви и усердия вашего всеусердный доброжелатель. Желаю тебе здравия и благополучия, наипаче вечнаго спасения убогий Саровичь, Иеромонах Иларион, приснослабый и худо живущий, так как видел ты и знаеши.

года,

Августа 19 дня.

Саров.

Благолюбезный брат отец Д….,

Спасися и возмогай о Господе.

Я надеюсь, вы получили мое письмо, в коем извещал я о старце Александре, а ныне извещаю вас и еще, что, по долговременном его от болезни страдании, Августа 5-го, в нощи, он скончался и прешел во ин век, в торжествующую от воюющей церковь, идеже живот наш сокровен есть со Христом в Бозе. За ним же и туда же последовал и отец Иларий, окончив страдания водяной болезни, 16-го Августа же. Тот и другой маслом особорованы, и часто причащали их и соборне отпевали их. Вечная буди им память и со святыми упокоение, а нам, брате, даруй Боже еще подольше пожити и преподобием Господу послужити. За прислание Святых образов и паки благодарю тя, милый брате; и впредь остаюсь в надежде любви и усердия вашего убогий и последний в Сарове чернец Иларион в усерднонижайшее творю ти поклонение.

Велия высота–смирение.

1840 года,

Сентября 17 дня.

Саров.

Наставления новоначальным Иеромонаха Илариона

О молитве

Глава и начало всем добродетелям есть молитва, о которых сказано Апостолом: непрестанно молитеся, то есть, еже призывати имя Божие всегда, аще убо беседуем, аще седим, аще ходим, аще делаем, аще ядим, аще что ино творим; на всяко бо время и на всяком месте подобает призывать имя Божие; сице бо потребляется искушение вражие, пишет Златоуст. Бий ратники, глаголет Лествичник, именем Иисусовым, и сего крепчайши оружия не обрящеши ни на небеси, и ни на земли. Молитва есть печали и уныния прогнание, кротости и безгневия прозябение, радости и благодарения явление и бесчисленных благ приобретение и приумножение.

О самоукорении

Самоукорению подобает обучаться, то есть, всегда себя во уме своем винить, а не людей; себя укорять, а не других, и себя называть юродивым и бестолковым, сонливым и нерадивым, ленивым и небрежным.

Имеяй самоукорение имать покой, пишет Авва Дорофей, и никогда же смущается: таковому аще случится болезнь, обида, притеснение, и прочее какое несчастие, он все грехам своим приписует, и Бога благодарит; такового аще Настоятель наказует, или бранит, он все то за благо приемлет, и почитает делом Божественным. Гордость вселяется в человека тогда, когда он еще совершенно не познает себя, и так познавай себя и всемерно берегись гордости и тщеславия, как великого вреда душевнаго, отгнать же их от себя ни чем не можешь, как только беспрестанным самоукорением и уничижением самого себя.

О самопознании

Оно есть, еже почитать себя ко всем вышним должностям не способным и недостойным. Знати себя, еже есть считать бестолковым, сонливым, нерадивым и ленивым и проч.; не внимать чужим грехам, а на свои смотреть, и о них каятися всегда; о себе разсуждать, и себя осуждать, и ни во что внешнее, кроме своея должности не вмешиваться: себе искушайте, аще есте в вере, пишет Апостол.

О кротости

О сих небесных добродетелях: о кротости и смирении, Сам Господь учит нас, глаголя: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим; ни от Ангелов, ни от человеков, но от Мене, глаголет, научитеся, то есть, от вышней Премудрости. Внешняя кротость да является в сем: кроткое да будет тебе хождение, кроткое седание, кроткие взоры, кроткое слово; вся сия тебе да будут, от сих бо истинный Христианин явишися; одеяние бо мужа, смех зубов и ступание ноги, возвещает о нем. Душевная же кротость есть, т. е. по внутреннему человеку: удержание гнева, укрощение ярости, и егда кто от кого опечален быв, могий же отмстити, не отмщевает, и приемля досады, напротив не досаждает. Кротость же есть, еже не досадити никому же ни в словеси, ни в деле, и ни в повелении, но всякому человеку нравами своими сладить сердце, но глаголу Господню: на кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливого. И по Пророческим словам: наставит Господь кроткие на суд (на благоразумие), и научит кротких путем Своим. Яко благоволит Господь в людех Своих, и вознесет кроткия во спасение. Кротцыи же наследят землю, и насладятся о множестве мира (Пс. 36, 11). А какой человек покой и мир получает от кротости,– о том пишет Златоуст, глаголя: нет ничего крепчае кротости, нет ничего сильнее; она душу нашу во всегдашней хранит тишине, и аки в пристанище ввести тщится, и всякаго удовольствия виною нам бывает; и ничто так душу в покое и великой тишине не поставляет, как кротость и смиренномудрие. Сие всех венцев честнейши есть тому, кто стяжал оныя добродетели; сие всякого достоинства и славы полезнее есть. Душа правая есть, глаголет Лествичник, сожительница смирению; а злая есть раба злобы; души кротких наполняются знанием; но души гневливой разум покрывается мраком неведения. Кроткая душа приемлет словеса премудрости. Мнози бо высоцы и славны, но кротким открываются тайны, пишет Сирах. – Кто же ненавидит огорчевающих, тот ненавидит кротость; бегаяй же огорчевающих, бегает еже о Христе покоя, – слова Аввы Дорофея. В кротких сердцах опочивает Бог, а душа беспокойная есть жилищем диаволу; кроткая душа есть престол простосердечия, но гневливой ум есть раб злобы.

О смирении

Смирение наипаче стяжать потщися. Смирение есть истинное своего ничтожества познание, и самого себя презрение. И егда кто немощь свою, грешничество и неключимость свою зная, нимало не превозносится умом своим, но имать себя хуже всех, грешнейша и последнейша всех, и у всех под ногами: тот смирен есть. Аще ли же и каковую добродетель исправит смиренный, он приписует не своим силам, а Божией помощи, в сходственность слов Ииcyca Христа, глаголющаго: аще сотворите и вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы. Без Мене, глаголет Господь, не можете творити ничесоже. Смирение есть, еже разумети себе, и о себе ничтоже. Ко избежанию искушений, наипаче кротость со смирением духа и всегдашним бодрствованием ума наилучше послужить может. Велия высота смирения, по слову Преподобного Макария, знатное достоинство и честность смиренномудрая. Несть смиреннаго выше, и худейшаго о Христе славнейша; и нет благополучнейшаго пути, возводящего на небо, в жизнь вечную, паче смирения, по свидетельству Истины. Где нет света, там все тьмою покровенно; a где нет смиренномудрия, там все дела наши гнусны пред Богом, глаголет Лествичник. В смиренных Бог вселяется, от гордых же изгонится; идеже бо смирение; там слава Божия возсиявает. Гордость враждебница Христу, смирение же приятно Ему есть, – слова Димитрия Ростовского. Хотя бы кто бесчисленные добрые дела сотворил, и всякую добродетель совершил, а сам о себе высокомудрствует, тот всех беднее и окаяннее, – Златоустовы слова. Истинное благополучие человека в сей жизни, по словам Св. Амвросия, состоит в смирении, а не в возвышении. Ничтоже тако творит сердце сокрушенно и душу смиренну, яко же уединятися в разуме, и от всех молчание. Смирение есть основание Христианства. Внимай же крепко и сему: Аще прилежно по сему наставлению начнешь сохраняти себя, то не потерпит сего завистливый бес и воздвигнет на тебя либо от Начальника искушения, дабы искусить твое смирение и крепость, или лживых и нерадиво живущих вооружит на тебя; и станут тебя укорять, ругать, а может быть и заушать, презирать, ненавидеть и сим самым много скорбей тебе наносить, но ты, в таком случае, еще более прилепися к молчанию и смирению. Держи беспрестанно молитву Господу Иисусу во устах и в глубине сердца твоего, дабы тебе на них за оное немало не пороптать и не оскорбиться отнюдь, с благодарением все принимай, помышляя в себе: како могу аз окаянный на брата моего гневатися всуе? и при том беспрестанно помни свои грехи: ибо и ты если не заушал, то укорял, злословил, пересмехал и поношениями ближнего уязвлял и обидою ближнего восставал на Христа Спасителя и уязвлял Его. Почему ты и должен от всей души признавать себя более достойным терпеть, нежели сколько терпишь; вспомни слова, которые Христос Спаситель сказал о благотворении ближнему; и которые равномерно относиться должны и ко всякому обидному слову или делу против ближнего, что ближнему своему сотвористе, то, глаголет, Мне сотвористе; при сем поминай Его страдания даже до смерти, Его благость превеликую и Его к нам любовь, терпящую неправды наши, и рассуди, как не трудно тебе понести ради Его малые скорби, и при том с Его верною помощью, если верно возжелаешь ее. Если тако благо будешь рассуждать и с любовью претерпишь искушения: то скоро обрящеши Христа Спасителя помощь и утешение.

О послушании

Святое послушание старайся со усердием без роптания и с отвержением своей воли проходить; определенную же должность со вниманием и рассуждением нести, аки от Самого Господа наложенную, понеже писано есть: имея Игумена аки Самого Бога, братию же яко Ангелы Божии. Иже повинуется старейшине, рекше Игумену, сей Ангелом подражает; противляяйся же ему, тот диавола вселяет в сердце свое. Господи помилуй! страшно слово сие, еже пишет Св. Ефрем Сирин. Христос Спаситель образ показал нам Сам Собою: смирил Себе, послушлив быв даже до смерти; иже укоряем, противо не укоряше; стражда, не прещаше. А противоглаголяй, меч обоюду остр: одним концом себя, а другим ближнего поражает. Имей ко всей братии доброе расположение и горячую любовь: имей сердце, око и лицо веселое, благоговения духовного исполнено, привяжися крепко ко всему братству душою своею, и служи оному искренно, без всякого лицемерия. Не позволяй себе подумать, чтобы за оное от кого-либо похвалу получить: но воображай, что ты служишь Богу и Ангелом Его, какового служения ты совсем не достоин; но слава Богу, что Господь сего служения тебя сподобил.

Смотри прилежно, не вооружается ли на тебя гордый и тщеславный помысл, будто ты в служении братии все прекрасно творишь, старайся как можно, не допустить в себе действовать неполезному, лукавому и душепагубному помыслу тщеславия, ибо оно тонко входит в душу человека, так что он иногда совсем не примечает, как помысл его возносится, и готовит ему падение. Твори всегда то, что тебе повелит, или что прежде благословит на всегда, или о чем тебя попросят: сам же собою ни за что общее не дерзай приниматься, каково бы то дело ни было. При рукоделиях, или послушаниях, храни, сколько сил твоих есть, во устах, во уме и мыслях молитву и драгоценнейшее душеспасительное молчание, старайся также как можно внимать себе, бодрствовать вниманием над своею душою и чувствами, среди рукоделия, или послушания, которыми ты занимаешься. Если с тобою кто-нибудь на том же послушании: то поклонись ему низко со смирением, и тихим гласом сотвори молитву: получа же благословение, делай по вышесказанному чину с молитвою, с любовью, с усердием и с полным вниманием; делай не как пред человеком, но совершенно как пред Богом и Его Ангелами, ибо не человеком работаешь, но Самому Богу трудишься. Помышляй, что всяк творяй дело Божие с небрежением проклят, и человекоугодник есть: и храни себя, как можно, от небрежения и человекоугодия.

О совести

Совесть чистую и откровенную подобает иметь, глаголющу Апостолу: и аз подвизаюся, непорочну совесть имети всегда пред Богом и человеки: уповаем бо, яко добру совесть имамы во всем, добре хотяще жити. (Евр. гл. 13.). Якоже невозможно есть без облака излиятися дождю: тако невозможно без совести благия благоугодити Господу. Сего ради неточию, яже глаголем, но и яже помышляем, открываем отцам; являемое бо свет, а неявляемое тьма есть. Мы некогда будем судитися не по книге знания и разумения, но по книге чистой совести. Испытывай, возлюбленне, прилежно себя и свою совесть; есть ли не в том, то в другом грехе, если не в большом, то в малом; если не делом, то словом и помышлением, ты находишься повинным. Согрешившего брата не видишь помышления, ни сердечнаго сокрушения, то како можешь судити. Полагаю, что иногда лучше пасти самому и возстати, нежели осудити ближнего, потому что согрешивший побуждается к уничижению себя и покаянию, а осуждающий согрешившего закосневает в мечтании о себе и в гордости. Что в дневные часы согрешишь, то по возможности немедленно исповедывай. После вечерней трапезы, ты должен пойти своему духовному Отцу, поклонися ему, аки Самому Христу, пади на колена, открой ему состояние души твоей в продолжении минувшего дня, испытывая себя во всем, что сотворил на деле или худо помышлял, или говорил, или дозволил себе противное совести своей, или в чем тщеславился, или чем гордился, или кого оскорбил, или сам оскорбился на ближнего, или пороптал, или осудил ближнего. Старайся приметить и обличить и самые тонкие помыслы, нарушавшие чистоту твоей совести; если не можешь всего помнить: то на бумаге записывай, что ты должен исповедывать. По такой тонкой истинной исповеди, разрешение и прощение приняв, аки от Самого Бога и поцеловав Образ и Крест, поклонись до земли духовному твоему Отцу и иди молча в келлию свою, сердечно благодаря Бога, что Он удостоил исповеди и умиротворения совести. За неимением духовнаго Отца, по нужде, брату Обители, или другому близкому у тебя человеку, богоугодно живущему, и духовный разум имеющему, можешь исповедать то, что смущает твою совесть, и просить его молитв и благословения, если же и такового близ себя не имеешь: то во слух Ангел и Архангел со слезами, со обличением и укорением и жалением сердечным велиим исповедуяся Богу, бей перси своя, и, если совесть в чем зазирает и обличает, то и наказание некое духовное себе положи, и тако твори, пока получишь возможность духовному твоему Отцу все оное исповедать. К духовному же твоему Отцу, или Наставнику, которому ты должен исповедывать дела и мысли твои, имей любовь, непоколебимую веру, и такое почтенье, чтоб ни в чем его не осудить, не смутиться, если будут оглаголивати и осуждати его. Если бы и показалось тебе, что он согрешает: но ты не смутись и веры своей к нему не умали; укоряй же себя сколько можно, а не его, глаголи в себе сии слова: Я грешный воззрел на отца своего нечистым оком и по своей нечистоте сужу о нем, а от того не вижу его непорочности, тако обличи себя, молись прилежно о нем ко Господу Богу, о исправлении его; если и в самом деле он преткнулся, помышляй о сем так: Господь Бог попустил на него искушение, а я как могу грешный его судити, не видя его дел, ни покаяния? Могу ли я прозреть в душу его? Если он и погрешил: то может быть уже совершенно покаялся и совершенное получил от Бога очищение, не упускай из сердца и помышления своего и сих слов: своему Господеви стоит и падает; а я что за судия.

О молчании

Молчание, по словам Преподобного Арсения, есть корень безгрешия, а потому новоначальным весьма нужно оное иметь. Молчание же да будет до вопроса; мало говори, да и то тихо, а без нужды не говори. Иже хранит своя уста, соблюдает свою душу; дерзлив же устнама, опорочит себя. Молчание собирает, многословие же расточает. Премудрый учит глаголя: буди скор услышати, а косен глаголати, и косен во гнев; молчаливый есть мног в разуме.

О воле

Своей воли не исполняй, из своего разума ничтоже не составляй, и тем избавишься роптания, совлецыся своей воли, яко срамной одежды: понеже своя воля всех худых дел вреднее есть. Послушники все спаслись, а своевольники повредились, а иные и погибли; падение безмолвнику, оставление молитвы; а послушнику, составление своего разума. И аз ино падение иноку не вем, глаголет Авва Дорофей, от еже составляти свой разум и Петр Дамаскин: паки делание наше иноческо да вемы, ако всюду можем спастися, аще хотения наша оставим.

О прощении

Когда же в чем яко человек согрешишь, в том пред Богом кайся; аще ли же укорен от кого будешь, тогда без всяких отговорок, скорее с поклонением проси прощения, глаголя: прощения прошу, согрешил, виноват. Добро бо есть противу всякому словеси, учит Авва Дорофей, глаголати: прости. Аще ли кто тебя укорит, досадит, или инако чем обидит, на того брата не гневайся; но отшедши прочь, сотвори о нем молитву к Богу тако: Господи, прости его, и ту обиду бесу причитай, понеже бес нас научает друг друга обижать; и никому ни в чем никогда не лги, и зла на сердце никакого не держи; понеже ненавидяй огорчевающих, ненавидит кротость, бегаяй же огорчевающих, бегает еже о Христе покоя; иже отметает наказание, ненавидит себя; соблюдаяй же обличения любит свою душу, – Сираховы слова.

О терпении

Старайся, как можно, с помощью Божиею приобрести терпение в перенесении лишений и скорбей; проси, толцы, ищи день и нощь; и обрящешь от Христа Спасителя помощь и крепость терпения, если от души и сердца твоего желаешь. Подобает обучаться великодушному терпению, все приключающееся нам безропотно терпеть. Терпение мы тогда будем иметь, егда вся приключающаяся нам, и веселая и скорбная без разбору, аки от руки Божией будем принимать. В терпении вашем стяжите души ваши, поучает нас Христос. Терпи, рабе Господень, и приобрящеши твою душу, юже погубил еси грехами. В терпении собор есть всех, ими же души наши спасаются, добродетелей, глаголющу Св. Ефрему: терпение стяжавый всякой добродетели касается, радуется бо в скорбех и в бедах благоискусен, в напасти веселится, на послушание готов, любви исполнен, в досаждении славит, в укоризнах смиряется, в бедах непоколебим. Терпение стяжавый, стяжал есть упование, и всякими добрыми делами украшен таковый. О прочих же добродетелях многих, как о вере, о надежде и любви, читай сам святые книги, и слушай поучения, чрез что сделаешься мудрым и наследиши вечная благая, о Христе Иисусе Господе нашем, еже и буди всем нам получити Его же помощью и благодатью Божественною. Аминь.

Речь, говоренная при гробе духовника Саровской пустыни Иеромонаха Илариона

Итак, странник земли, ты кончил свое путешествие; преплыл море искушений и бед, обрел себе покой! Но что за сонмы окружают тебя? Виждь, отче и наставниче наш! се чада твоя приидоша в тебе не кончину твою зрети, но от медоточных уст твоих глаголы живота вечнаго слышати; а ты спишь, сомкнув и очи и уста свои. Возстани! и благослови!! Увы, он бездыханен!... Отче, умолкли твои приветливые слова, с которыми всех встречал ты и отпускал от себя. Третьяго дне еще глаголал ты: прости, брате, до свидания, а сам оставил свет. Увы, какая плачевная утрата! где наш отец? Где наш наставник? Чего мы лишились? Отче! отче! пробудись и вонми! несчастная бедность просит милостыню; за вратами странник жаждет твоего утешения; больной, едва дыша, ждет твоего посещения, молитв и разрешения; падший в искушение ждет отрады в своей беде, звон колокола зовет тебя в Собор, – на пение и молитву, сыны Церкви там ожидают тебя с приношениями для безкровной жертвы. Но нет, верно, ни звук колокола, ни мой голос, ни голос всех нас не силен возбудить тебя от столь крепкого сна! покойся до гласа трубы Архангельской!

Боже! Ты зриши нашу скорбь, слышиши стенания сердец наших, зриши токи слез, орошающих очи наши; дерзаем тебе рещи: где имамы наставника и советника ко спасению нашему? где обрящем утешение в скорбех и напастех? И аще Твой глагол, иже хощеши всем спастися и в разум истины приити, и аще спасение приобретается во мнозе совете: то вскую взял еси сего мудрого наставника, руководителя и пестуна нашего?... не смеем более рещи. Правда Твоя, правда во век, и слово Твое истина: земля еси, брате, и в землю идеши, аможе и мы вси.

Сего ради припадающе, молим Тя, благоутробне Господи! сотвори милость Твою с преставльшимся от нас сим рабом Твоим, не вниди в суд с ним; аще бо беззакония назриши Господи, то кто постоит, аще и един день жития нашего будет на земли. Нас же, осиротевших в поучении слова твоего и истины, приими в руце Твоего Владычняго защищения и буди нам Сам руководителем и вождем на пути нашего спасения, и доведи к Себе – источнику нашего спасения, живота и света! Мы же дадим последнее целование незабвенному нашему отцу и мудрому наставнику, оросим прах его слезами с возношением теплых молитв о упокоении его в недрех Авраамлих. Ты же, отче наш! молим тя последним нашим прошением, аще даст ти Господь дерзновение к престолу величествия Своего, не забуди нас, якоже обещался еси, посещая души и сердца наша испрошением благодати от Господа нашего Иисуса Христа.

Во устах же и сердцах наших да не умолкнет сей присный стих: вечная память!

Прости нас, мир тебе, иди с миром в обитель небесную, уготованную тебе от сложения мира. Аминь.

Особенными свойствами беседы отца Илариона были любовь и кротость. Кто бы ни был приходивший к нему, и каким бы ни был обременен грехом, он никогда не порицал его укоризненно, не делал строгих выговоров, и ни на кого не возлагал тяжкого бремени, сам неся крест Христов с его скорбями. Если же и обличал кого, то всегда тихо и кротко, растворяя увещания смирением и любовью, и стараясь возбуждать действия совести чрез указание путей спасения. Ни богатые, ни бедные, ни простые, ни вельможи не выходили от него без наставления. Для всех доставало живой воды от уст смиренного старца, все ощущали кроткую силу любви его; особливо же заботился он о тех, в ком видел расположение к добру; почему утверждая их советами и наставлениями, всегда указывать им опасности на пути спасения и возбуждал к любви Божией своею любовью. Он поучал приходивших к нему из братии: « Келлия духовная; – смирение – утверждение, фундамент; – терпение – ограждение, стена; – любовь – покров, крыша. Временное искушение, но вечная награда. В чем ближнего зазришь, в том сам постраждешь: аще видиши человека согрешающего, не осуди его, но помолися о нем единому человеколюбцу Богу, чтобы его Господь Бог исправил, а тебя от грехопадения избавил. Всякаго вменяй себе в отца и благодетеля, а себя – в подножие всем. Не поведай ни малого преткновения братня; это весьма раздражает Бога. Дела Христианина: I) молитва; 2) чтение и слушание Божественного Писания; 3) занимайся рукоделием послушания. Брань воину мала есть и кратковременна; монаху же до отшествия к Богу. Аще хощеши быти монах, сие да имаши, еже терпети добре. Покою наш небесный! Куда мы пойдем и где тебе обрящем? Пойди, куда хочешь, живи, где хочешь, и где жить ни будешь, а креста терпения не избудешь. Имей в себе, яко всяк человек лучше мене есть; без мысли бо сея аще кто чудеса сотворит, но далече будет от Бога. Считаяй себе недостойным быти в числе братии, сей скончавает вся книги».

Старец Иларион часто приводил и сии достопримечательные слова Св. Иоанна Златоустого, особенно живущим в мире в требующим его назидания: «велика крила милостыни: пресекают оне воздух, мимо луны пролетают, солнечные лучи преходят, на самый небесный верх восходят, да и тамо не останавливаются; но и неба достигают, Ангельские соборы минуют и лики Архангельские и вся небесныя Силы и стоят пред Царским престолом».


Источник: Общежительная Саровская пустынь и достопамятные иноки, в ней подвизавшиеся : записки, собранные Троицкой Сергиевской Лавры иеромонахом Авелем : с дополнением и присовокуплением жизни старца Серафима и духовных его наставлений и с приложением четырех портретов: первоначальника иеросхиманаха Иоанна, игуменов: Нифонта, Исаии, старца иероманаха Серафима / [соч.] иеромонахом Авелем. - 3-е изд. - Москва, 1865 (Тип. Готье). - 306, 23, II с.

Комментарии для сайта Cackle