иеромонах Авель

6. Ефрем

Шестой Строитель Саровской пустыни Иеромонах Ефрем. При первоначальнике Саровской пустыни, иеромонахе Иоанне, Строитель Иеромонах Ефрем особенно замечателен был своей строгой монашеской жизнью, терпением и твердостью в искушениях, и незыблемой надеждой на Промысл Божий. Этот старец, Настоятель Ефрем, был уроженец города Тулы, из звания купеческого. Прежнее мирское имя его было Евдоким Андреев Короткой. Девятнадцати лет от роду он оставил мирскую жизнь единственно из любви к Богу, и принял монашеский образ 1712 года ноября 30 дня в одной пустыне Московской губернии, которая прежде называлась Марчуго. А потом, по благословению блюстителя Патриаршего престола, Преосвященного Стефана, Митрополита Рязанского, 1716 года марта 16 дня посвящён в Иеромонаха в Москве Иоакимом, Епископом Астраханским, с назначением в Гороховский Знаменский монастырь, что на Красной Гриве. В Саровскую пустынь, по его желанию и по прошению Первоначальника Иоанна, переведен указом Духовной Дикастерии 1727 года января 16 дня. Иеромонах Ефрем сначала послужил Саровской пустыни благим примером своей жизни. Он пришел туда с твердым намерением все терпеть на одном месте, куда призван Богом, послушание подходить усердно и со смирением, любить нищету и нестяжание как многоценное сокровище. Для Первоначальника он был твердою подпорою и помощником в делах внешних и духовных. Беспрекословно послушный он уподобляем был на разные посылки по общим нуждам. Особенно же по церковной службе, был точно живое правило и устав для братствующих; ибо он имел от природы дар искусно петь и читать, и, находясь всегда при церковных службах, имел наблюдение о чинном и неспешном чтении и пении: любил повторять слова апостола (Колосс. 3, 16): во псалмех, и пениих и песнех духовных воспевающе и поюще в сердцах ваших Господеви. «Когда мы, говорил, скорочтением воздух будем наполнять, не успевая вникать в разум Божественнаго Писания, то как душа может умилиться и приидти в чувство, не понимая читаемого? Сила Священнаго Писания, нами понимаемая, бывает нам во спасение». Его собственной рукою написаны полууставом нотные столпового пения Ирмологии, обиходы и стихиры праздничные, разные канонники и правило келейное, которые и поднесь в обители хранятся. Во все свободное время, оставшееся от молитвенного правила, он упражнялся уединенно в чтении душеполезных книг.

Но сколь ни благочестив и сколь ни благопотребен был для обители старец Ефрем, однако горькая участь постигла его: Праведный муж подпал не малой напасти и скорби. Ибо и благочестно живущим случаются не малые искушения и скорби по попущению Божию, да светлее явится их добродетель. Он, по ложно взведенной на него вине, лишен был сана своего и 1738 года сослан в город Оренбург и находился в тяжком заточении в Оренбургской крепости при церкви пономарем, где пробыл 16 лет, без ропота на свою участь, в терпении и благодарной преданности Промыслу Вышнего. Впрочем, добродетели и благочестие его оправдали, сделав в последствии известной его невинность. В 1755 году июня 5 дня указанных Святейшего Синода страдалец Ефрем, после долгого заточения, из крепости Оренбургской освобожден и возвращен паки в Саровскую пустынь в прежнем своем сане6. А 1758 года общим согласием всего братства избран и утвержден указом Епархиального начальства в Строители Саровской пустыни, каковую должность и исправлял уже до глубокой старости. Незлобивый сей старец с самого поступления своего в обитель соблюдал крайнее нестяжание и смиренномудрие во всем. Опытным взором проникал все духовные нужды братии и его усердие славословить Пресвятое имя Господа сил продлилось во всю его жизнь. Наполненный сам умиление и благоговения, он поставлял себе целью за первый долг наблюдать со всею пристойной строгостью, чтобы в церкви чтение и пение отправлялось благочинно и благоговейно; и без его присутствия никогда не начиналась никакая церковная служба. К ближним он был весьма милостив и сострадателен. Во все время своего настоятельства бедным помогал в нуждах, и наиболее изъявил сострадание к алчущим во время общего глада, бывшего в 1775 году. В это несчастное время многие питались древесной корой, смешивали с хлебом гнилое дерево и дубовые желуди, и старец, проникнутый чувством сострадания к бедствующим, приказал всех, приходящих в обитель алчущих питать, что и продолжалась семь месяцев: ежедневно по нескольку сот, а иногда и по тысяче человек и более насыщались с довольством. А любовь к нищим в сердце милосердного Ефрема восходила до степени самоотвержения. Некоторые из братии начали было на него втайне роптать, опасаясь недостатка в хлебе для самих себя. Услышав ропот некоторых и опасение, как бы не оскудела обитель, Старец созвал старейшую братию, предложил им настоящие всеобщие в народе нужды и с глубоким вздохом сказал: «не знаю, как вы, а я расположился, доколе Богу будет угодно за наши грехи продолжать глад, лучше страдать со всем народом, нежели оставить его гибнуть от глада. Какая нам польза пережить подобных нам людей? Из них, может быть, некоторые до всего бедственного времени и сами нас питали своими даяниями». И приказал кормить народ по-прежнему, присовокупив, что в пище недостатка не будет, и действительно, спустя несколько дней, прибыл в обитель обоз с хлебом, возов около 50-ти. По сказанию извозчиков, какой-то неизвестный нанял их, и, насыпая хлеба, заплатил за извоз и приказал отвезти в Саровскую пустынь.

Отпечаток внутреннего состояния души его – тихое и миролюбивое со всеми его обращение заставляло всех уважать и любить его. Всегда он готов был подать добрый совет братиям, требовавшим духовной помощи. Как строгий подвижник, в себе представлявший примеры добродетелей, мудрыми советами и убеждениями, с глубокими вздохами назидал братию и побуждал крепко блюсти чистоту душевную и телесную, прилежать неослабно к посту и молитве. Старцы многолетними сединами цветущие, добродетелями украшенные, к нему были привязаны духом любви по Бозе, как к смиренномудрому наставнику; предложения благочестивого наставника с радостью и усердием тщились исполнить. Почему многие из братии считали себя блаженными, что находятся в послушании такого отца, и слышат наставление своего начальника – Старца в обители, и с неослабным усердием следовали его правилам, с любовью были преданы подвигам благочестия. Благодать Божия словом Старца Ефрема так умягчала души, что следовавшие его внушениям забывали всякое земное помышление. В благообразном лице его выражалась утешительная радость. Как опытный в духовной жизни наставник, старец Ефрем снискал себе глубокое уважение и в отдалённых от Обители краях; слух о его святой, добродетельной жизни достиг Преосвященного Тихона, Епископа Задонского. Святитель Задонский к Старцу Ефрему питал столь искреннюю любовь и такое глубокое уважение, что имел с ним духовную переписку. Подлинные письма сего Святителя к старцу хранятся в Саровской пустыни. Вот что писал благочестивый Святитель старцу строителю и братии:

Пречестный Отец Строитель и прочая о Христе любезная братия!

За писание ваше, которое я получил через отца Пахомия, брата вашего и моего (которого вам рекомендую, яку честна и ищуща спасения) много благодарю. Прошу и впредь не оставлять. – А паче во святых молитвах прошу со смирением не оставить меня бедного, яко грешна суща. Вас же всех Господь наш Милосердый и Промышлитель о грешниках, к нему прибегающих с покаянием, да помилует Своею благодатию.

Спаситеся любезная братия, Спаситеся о Христе, Которого милости и благодати вас поручая, остаюсь

Февр. 15 дня 1761 года.

Воронеж

Ваш слуга и брат

недостойный Епископ Тихон.

Преподобнейшии Отцы, Отец Строитель и прочая о Христе братия!7

За писание ваше благодарствую: что же изволите в письме мне приписывать, того я недостоин. А и люди откуда предприяли мене хвалить пред вами, я не знаю. Понеже я им ничего достойного, что до пастырскаго дела, надлежит не показал. А прошу о мне недостойном по Христианской любви к общему нашему милосердому Богу сотворить молитву и ныне и по смерти моей, да помилован буду Его благодатию. Ваш вас же Тойжде Отец щедрот да сохранит от всех козней вражиих.

Апреля 14 дня 1765 года. Ваш слуга и брат

Воронеж. недостойнейший Епископ

Воронежский Тихон.

Братия о Христе любезнейшая!

Чувствуя приятство и любовь вашу ко мне, не могу и сам не соответствовать темжде вам. При сем и прошу мене своей любви не оставлять в молитвах. Вы же потрудитеся, работайте, подвизайтеся. Трудящимся Бог да поможет Своею благодатию. А я как был, так и есмь

Преподобный отец Строитель саровской пустыни, иеромонах Ефрем! 8

Божие и моего смирения на тебе и на всей о Христе братии да будет благословение завсегда!

Писание ваше я с почтением и любовию получил от честнаго отца Иеродиакона Афанасия, вашея обители, благодарю вас за оное, прошу и впредь не оставлять. Также и в молитвах ваших святых мене грешника и родителя моего Иакова и родительницу Агафию усопших помянуть, за что вам Господь Бог воздаст, а я доброжелательством моим пребыть имею завсегда

Июня 4 дня

1768 года.

Воронеж.

Вашего Преподобия усердный Брат и

Богомолец Тихон Епископ Воронежский

и Елецкий, бывший Севский и Брянский.

Преподобный Отец Строитель Ефрем!

Возлюбленный о Христе отец, брат и благодетель мой!

За писание ваше благодарю. Полному колокольный мастер принят: дай Бог ему вашими молитвами в дело вступить следующим летом. А о Феодоре Ивановиче за отлучкою моею я стараться не мог, а по прибытии моем в скорости отправился он к вам, а мне случаю не было с Президентом поговорить, – итак пусть еще потерпит Господа, который его по желанию его не оставит. Со временем стараться готов. Ныне посылая вам и всей вашей братии благословение, прошу мене и родителей моих не оставить в молитвах ваших, да простит нам Бог грехи наши и сподобит Своего царствия, коего и вам получить о Христе Иисусе Господе нашем по долгой жизни сей желая с моим усердием остаюсь

1769 года

Октября 14 дня

Воронеж.

Вашего Преподобия и всей о Христе братии

усердный брат, Богомолец и слуга

Тихон Епископ Воронежский.

Преподобный Отец Строитель Иеромонах Ефрем!

Возлюбленный о Христе отче, брате и благодетелю мой!

Вашего Преподобия письмо, святыя вашея обители чрез послушника Ивана Федоровича, мною в свое время получено исправно. За оное чрез сие Вашему Преподобию благодаря, прошу извинить, естьли ему Ивану Федоровичу не сделано удовольствие. В прочем посылая мое вашему Преподобию и всей вашей и моей о Христе братии благословение, прошу не оставить меня в святых своих Богу молитвах, коим себя препоручая с моим доброжелательством пребываю на всегда

1771 года

Генваря 30 дня

Воронеж.

Вашего Преподобия усердный брат,

Богомолец и слуга Тихон смиренный

Епископ Воронежский и Елецкий.

Следующее письмо служит знаком Архипастырского благоволения, какое оказывал старцу Ефрему Пастырь, к пастве которого принадлежала Саровская пустынь:

Преподобный Отец Строитель!

С любезною братиею нашею и вашею здравствуйте о Господе!

Сердце мое наполняется всякой час веселия, слыша вашей святой обители благосостояние и особливое в нынешнее нуждное время требующим помощи пособие ваше. Верьте, любезный, что сие семя посеянное вами сторичный возрастит вам плод и в нынешней и в будущей жизни. О сем молю на ниве сердец ваших сеющего человеколюбие, благотворение и общение; к вам и любезнейшей братии вашей единомыслие соблюдающей и во всем вам повинующейся, паче же и пособие творящей, пребуду как и пребываю с особливым доброжелательством

Июля 6 дня

1775 года.

Иероним Епископ

Владимирский.

По непрерывным трудам и подвигам жизнь сего Богоугодного старца осталась до ныне известною в преданиях старцев: он по всем отношениям поставил обитель Саровскую на степень высокого внутреннего и внешнего благоустройства. За таковое неусыпное попечение об устройстве обители, она питает и доселе чувство глубокой признательности к памяти благочестивого мужа: в день преставления его 30 мая Настоятель со всею братиею совершает по нем соборную панихиду. Своим попечением он привел обитель в особенное уважение между православными, живущими далеко от нее. Смиренный, подвиголюбивый Старец, живши в обители, возлюбил совершенное безмолвие. Любимое его занятие, как сказано выше, было: уединенный труд в кельи, безмолвная молитва и чтение духовных книг. Лобызая пустынную жизнь, он всегда получал и братию быть ревностными любителями пустынного безмолвия, и потому все братские келии устроены для жительства отдельно одна от другой и с удобством к уединению и духовному упражнению. Монашествующие Саровской пустыни, по благоговению к памяти Строителя Иеромонаха Ефрема, имеют портрет его, на котором положена следующая надпись: «Не Сирин ты, – но Русский ты Ефрем; Саровской пустыни броня еси и шлем!» Усердным тщанием сего благопопечительного Старца учреждено в обители поминовение по усопших отцех и братиях оной благодетельствовавших и всех тех, коих имена вписаны в заведенные для поминовения книги. Сие исправляется и доныне с особенным усердием, в точности, неопустительно, и поминовение свершается, как на проскомидии, так и на псалтирном чтении. Старец Ефрем, душевного ради спасения и вечного поминовения, часто приходил к ранней Литургии поминать на проскомидии о упокоении благотворителей обителей и говаривал часто сие: совершение Литургии за усопших так важно, сила поминовения так велика, польза от него умершим, если это бывает с верою и усердием, так значительна, что они имеют самый благодетельнейший успех для усопших и доставляют им великую отраду. Святый Иоанн Златоустый, изъясняя Апостольские Деяния, в 21-м нравоучение поучает о поминовении умерших так: аще убо молитвы о усопшем творим частыя, аще милостыню даем, аще он и не достоин был бы, но нами Бог умолен будет. Повеждь имя его, всем повели за него творити моления и мольбы, умилостивит сие Бога. Не в количестве милостыни цена, но в произволении; токмо не даждь меньше силы твоея. Не просте диакон вопиет: о иже о Христе усопших, и о иже памяти о них совершающих; не диякон есть, иже сей испущай глас, но Дух Святый (Кам. Вер. Стр. 634 и 635). И в Четьи Минеи и Прологе под 12-м числом Апреля, сказано по откровению, что творимая 40 дней за душу милостыня, питание алчущих и молитва священников умилостивляют Бога: естьли грешны души усопших, то чрез сие приемлют оне от Господа отпущение грехов, естьли безгрешны, благотворительность за них служит во спасение благотворителям. Так спасительна за усопших заупокойная литургия – бескровная жертва за них совершаемая и приносимая. Св. Макарий Египетский великое имел усердие молиться за умерших, и однажды, ходя по пустыни, нашел на пути лежащую сухую кость человеческого лба; и, желая узнать, полезны ли его молитвы о умерших, помолившись прилежно к Богу, сказал ко лбу: скажи мне, кто ты? И отвечал лоб: я был начальником обитавших на сем месте жрецов идольских; ты же, Авва Макарий, Духа Божия исполненный, в который час, милосердовав о сущих в муках, молишься, тогда мы некоторую отраду получаем (Стр. 647). Св. Василий Великий, по освящении страшныя жертвы, молится об умерших так: помяни Господи всех прежде усопших в надежде воскресения жизни вечныя; еще молимся о покои и оставлении души раба Твоего в месте светле, откуда отбегла печаль и воздыхание; упокой Боже наш и покой их, где присещает свет Лица Твоего (Литург. Св. Вас. В.).

Старец Ефрем, чувствуя истощение сил своих – в 1777 году марта 29 дня собрал братию и просил избрать на свое место настоятеля; потому что сам хотел уже препроводить в безмолвии остаток дней своих, подобно блаженному отцу своему Первоначальнику Иоанну. Тогда с общего согласия поставлен был настоятелем муж крепкий, благоговейный Пахомий, уже многие годы строгой жизнью подвизавшийся в Саровской пустыни. Наконец, достигнув 86 лет жизни, мирно, христиански старец Ефрем преставился 1778 года мая 30 дня в жизнь безболезненную. Его прах покоится близ Соборной церкви Успения Пресвятые Богородицы, с левой стороны у входа.

Особенным памятником трудов всего Старца служат:

Соборная церковь во имя Успения Божией Матери. Строением она начата в 1770 году, а к окончанию приведена в 1777 году. Отдельных храмов в Саровской обители семь, из которых холодный собор отличается перед всеми красотой и внутренним благолепием, так что немного видеть можно сему подобных храмов. Наружность собора величественна, по огромным своим размерам и архитектура его изящна. Успенский Собор восхищает посетителей прекрасным своим видом; а сердца входящих в оный еще более исполняются благоговения. Особенное внимание посетителей обращает на себя украшение в иконостасе нижнего яруса: все иконы искусного письма в сребропозлащенных ризах. А над царскими вратами находится образ – точная копия с Чудотворной иконы Успения Божией Матери, что в Киево-Печерской Лавре, и устроена, по тамошнему примеру, в большом сребропозлащенном круге, с простертыми в сиянии лучами, поддерживаемая двумя Ангелами. Все сие устроено на жертвование благотворителей обители, особенно Александровского купца Каленова. Собор с двумя боковыми приделами о пяти больших главах, покрытых медными листами; все они вызолочены червонным золотом самым прочным образом по особенной художественной методе усердием и иждивением одной почтенной, боголюбивой особы, втайне на сие украшение благодетельствовавшей. Снаружи он похож на великий собор Киево-Печерский: мерою в длину со стенами он имеет 19 сажен с аршином, поперечнику десять сажен, а вышины от земли до верха среднего купола с главою и крестом двадцать восемь сажен; свод его утвержден на четырех величественных столпах. Собор этот освещается 89 окнами, кругом его по внутренней стороне около стены и даже на самом куполе сделаны возвышенные хоры; иконостас огромной величины и высокой работы, резной и вызолоченный весь по периметру; письмо на образах греческое – иконное. Тщанием игумена Нифонта вызолочены главы и весь собор украшен внутри живописью отличным писаньем; оклады образов, паникадилы, подсвечники и все принадлежности церковные – чеканные, вызолоченные; нижний ярус иконостаса им весь украшен сребропозлащенными ризами; местные иконы Спасителя и Божией Матери в иконостасе в рост человеческий, и ризы их отделаны в новом отлично красивом виде, при высокой работе, они украшены разными драгоценными каменьями и защищены в меру икон цельными зеркальными, в бронзу вставленными, стеклами. Много пожертвовал на украшение Св. икон арзамасский купец Быстров, который, в последствии времени, в сей обители пострижен в монашество под именем Иринарха, где и скончался, и другие вкладчики. Из четырех колонн, которые поддерживают свод, две украшены каждая особою иконою в четыре аршина длины, и в два аршина ширины; богатые, серебряные, позлащенные ризы на сих иконах обложены драгоценными каменьями и закрыты вставленными в бронзовые рамы шлифованными зеркальными, прозрачными стеклами, отлитыми по заказу. Пол выстлан литыми чугунными плитами.

Трапеза для братии в два этажа; при ней несколько отдельных палат, для хлебни, поварни и прочих потребностей.

Келлии для труждающихся в хлебне, поварне и квасоварне братии.

Ко дням Строителя старца Ефрема относится и сие свидетельство о благосостоянии сей обители. В одной9 из рукописей Графа Толстого помещена статья, где упоминается с уважением о Саровской пустыни, так как в ней соблюдалось строгое монашеское житие; и она обращала на себя особенное внимание, привлекала любовь Православных и славилась не одною благолепною церковною службой, но и монашескими высокими добродетелями и благочестием. В рукописи так сказано:

«В помянутом (Темниковском) уезде имеется пустыня в великих непроходимых местах, именуемая Саровская, отдаленная весьма от селений мирских со всех сторон, имеющая начальствующаго Строителя».

«Обитель оная в недавних весьма годах составися при реке Сарове именуемой, на месте, где в прежние лета имелся некоторый Косимовскаго царства город, называемый Сатис, и потом много лет бывшей в упустении. Пребывающии в той обители монахи и бельцы житие имеют воздержное и крепкое, пищу и одежду общую, и более упражняются в трудах, между ими сам Строитель первенство во всяком имеет деле. Чин монастырский взят из Флорищевой пустыни, сущия в Гороховском уезде. В той (Саровской) пустыни вотчин никаковых кроме лесу и пашенной земли не имеется, но довольствуются от подаяния Христолюбцов, которыя Христолюбцы премного тую снабдевают, не токмо святой церкви потребными, но и братии на пищу и одежду весьма не скудно. В помянутой пустыне церкови святыя устроены каменныя – пять, внутренним и внешним украшением премного украшены».

Осеняемая благословением Божиим, Саровская пустыня быстро начала процветать и приходить в совершенство. Потому неудивительно, что многие обители ревнуют благочинию сей пустыни. Добродетели Саровских подвижников привлекли к обители расположение и усердие не только простого народа, но и многих благородных и знатных особ, так что и потомки их почитают непременным долгом почти ежегодно быть на Богомольи в сей обители и с духовным удовольствием проводят в ней по нескольку дней. При Строителе Иеромонахе Ефреме, Саровская обитель от нашествия скопищ Пугачева была в большой опасности, но Бог защитил ее от разграбления; из города Темникова они разошлись, на Саров не попали.

При сем же Строителе Ефреме 1765 года Майя 4 дня скончался Костромского Песочного Монастыря Игумен Иеросхимонах Варлаам, муж добродетельный и весьма благопотребный для обители. Он для спокойного препровождения духовной жизни и для большего уединения оставил Игуменство, и находился в Саровской пустыни 22 года, для братии служат примером своей высокой подвижнической жизнью.

Достоподражаемому Строителю Иеромонаху Ефрему были достойные сподвижники в жизни духовной и приснопамятные его современники.

* * *

6

Случай, по которому старец Ефрем находился несколько лет в заточении, был следующий:

В последние годы царствования Анны Иоанновны, пришёл в пустынь Саровскую один из придворных служителей в послушники и принес с собою, без всякого умысла, в числе своих бумаг, копию с Манифеста Петра Великого о престолонаследии, по которому должна была законно наследовать императрица Елисавета, что вскоре и свершилось. Неосторожный послушник промолвился о том некоторым из братий и в числе их старцу Ефрему, одному из сподвижников Строителя Иоанна. Оба они присоветовали новому пришельцу не держать у себя столь опасной грамоты; но послушник по своей преданности к будущей Императрице, не хотел истребить акта, и упросил простодушных старцев позволить ему укрыть грамоту сию где либо в церкви под великой тайной. Однако тайна не укрылась от одного из недоброжелателей Строителя, и когда дряхлый старец думал только о мирной кончине, внезапно против всякого чаяния, он был вытребован вместе с Ефремом в Северную столицу. Иоанн, как уже сказано, скончался вскоре по прибытии в Санкт-Петербург; а верного сподвижника его Ефрема постигла горькая участь. Его лишили священства и сослали на жительство в город Оренбург, где он провел 16 лет в тяжком заточении, пономарем при крепостной церкви, безропотно перенося судьбу свою. По прошествии сего времени Промысл прославил добродетель и невинность старца. Однажды случилось убогому пономарю Ефрему, копая землю, открыть богатый клад, и он принес его военному Начальству, не изъявляя ни малейшего желания получить себе какую-либо часть из приобретенного сокровища. Такое бескорыстие простого пономаря изумило Начальство и невольно обратило на него внимание. Узнали, кто был Ефрем, и, подняв бывшее о нем дело, открыли совершенную его невинность, как и тот клад, который сам ему нечаянно открылся, для обнаружения его правды. Указом Святейшего Синода освобожден был страдалец Ефрем из дальнейшего заточения, и сан Священства, по его невинности, признан в нем не утраченным; а четыре года спустя единодушное желание всего братства Саровского возвело его на степень Настоятеля.

7

Подписано рукою Старца Ефрема: получено Маия 30 дня 1765 года.

8

Подписано рукою Старца Ефрема: получено Июня 16 дня 1768 года.

9

В румянц. Музее, по описанию Востокова, под № V-м, и в библиотеке Графа Толстого, в отделении IV, под № 34-м значится рукопись сия с следующим заглавием: «Историческое собрание о Богоспасаемом граде Суздале, о построении и именовании его и о бывшем прежде в нем великом княжении, и о прочем к тому потребном ради любопытных собранное из различных показаний в кратце». Собрание сие составил ключарь Суздальского Рождественского Собора Анания, около 1761-го года (См. Восток. опис. 8 М. стр. 7 и след.). Вторая часть сей рукописи заключает в себе известие «о подлежащих к Богоспасаемому граду Суздалю духовным правлением местах». В сей части, в седьмой главе, которая говорит «о приписных к Суздальской епархии городех», предлагается сведение и о Саровской пустыни, так как и она в то время принадлежала к Суздальской епархии.


Источник: Общежительная Саровская пустынь и достопамятные иноки, в ней подвизавшиеся : записки, собранные Троицкой Сергиевской Лавры иеромонахом Авелем : с дополнением и присовокуплением жизни старца Серафима и духовных его наставлений и с приложением четырех портретов: первоначальника иеросхиманаха Иоанна, игуменов: Нифонта, Исаии, старца иероманаха Серафима / [соч.] иеромонахом Авелем. - 3-е изд. - Москва, 1865 (Тип. Готье). - 306, 23, II с.

Комментарии для сайта Cackle