Азбука верыПравославная библиотекаИстория ЦерквиОписание Кашинского Димитровского монастыря Тверской епархии


архим. Арсений (Завьялов)

Описание Кашинского Димитровского монастыря Тверской епархии

Содержание

I. Местоположение монастыря и его окрестность II. Название монастыря III. Соображения о времени основания монастыря IV. Сведения о монастыре XVI и XVII столетия V. Состояние монастыря в XVIII столетии VI. Владения монастыря до 1764 года VII. Постройки в монастыре в настоящее время VIII. Особо чтимые иконы, священные сосуды, церковная утварь и ризница IX. Настоятели монастыря X. Древности в монастыре  

 

I. Местоположение монастыря и его окрестность

Кашинский Димитровский мужской заштатный монастырь находится в города Кашине1 Тверской епархии, расположен на отлогой возвышенной местности по берегу реки Кашинки, на западном её изгибе. С юго-востока река Кашинка отделяет его от главной торговой части города: северо-восточною стороною примыкает к большому оврагу и протекающему в нём Богословскому ручью; на северо-западе, по направленно ограды, линии домов городских жителей; с юго-западной стороны – огороды и улица, под названием „Конюша» от бывших тут Княжеских конюшен.

Монастырь находится среди города и со всех сторон окружен многочисленными приходскими церквами. Так, за рекою Кашинкою на юго-восток, в близком от монастыря и одна от другой расстоянии пять церквей на торговой площади:

Церковь Богоявления Господня, двухэтажная, одна из лучших церквей в городе.

Троицкая церковь. Здесь в зимнее время происходят внебогослужебные собеседования, в которых принимают участие священники приходских церквей, по назначению благочинного.

Церковь Нерукотворного Спаса двухэтажная, в древности называлась „Рождество, что на четырёх улицах“.

Покровская церковь, больше известная под именем Макарьевской.

Далее за торговыми рядами и земляным валом в бывшем старинном укреплении2 две церкви: Воскресенский собор и Успенская церковь. Собор Воскресенский штатный, бесприходный, причисляется к кафедре Тверских архиепископов, которые именуются Тверскими и Кашинскими. Здание Воскресенского собора, с массивною и высокою при нём колокольнею, находится на берегу реки Кашинки среди древней крепости и, возвышаясь своею колокольнею над всеми церквами, главенствует над всем городом. В нем почивают мощи блаженной княгини Анны Кашинской3.

Рядом с Воскресенским собором Успенская церковь, прежде бывший Успенский собор, при котором был прежде и женский монастырь. На восток от монастыря, на высокой береговой горе по направленнию к северу три церкви: Благовещенская, больше известная под именем Никольской, с отдельно поставленною столпообразною колокольнею, с малыми на ней окнами и шпицеобразным верхом: Рождественская и Преображенская, иначе называемая Ильинскою, замечательная красивою колокольнею.

На северной стороне, близь Богословского ручья в XVIII столетии была деревянная церковь святителя Николая, известная под названием „Никола Мокрый“, в настоящее время не существующая. Она упоминается в межевой книге Димитровского монастыря 1771 года.

На западе церковь Иоанна Богослова; на юго-западе древняя деревянная церковь св. Иоакима и Анны, единственная в городе, приписана к Крестознаменской.

Здесь поименованы только ближайшие к Димитровскому монастырю церкви; всех церквей в Кашине 25 и три монастыря4.

Очень красивый вид представляется от монастыря на все стороны, особенно на торговую площадь и на Московскую улицу в базарные дни, когда вся площадь заполняется народом, который волнуется как море. Храмы Божьи, как корабли в пристани, возвышаются над другими постройками и призывают православный люд от мирской суеты возвы­шать ум свой к Богу.

Московская улица, с лучшими в городе домами, пролегает по волнообразно возвышенной местности и служит украшением города. Особенно красива она при ночном освещении

Не менее привлекателен вид из города на Димитровский монастырь. С нагорного места Московской улицы монастырь представляется в виде городского кремля: церкви на площади и близь монастыря стоящие сливаются в общую группу с монастырскими церквами: новый храм монастырский выдвигается на первый план и представляется грандиозным сооружением. Случайный путник, любитель красивых видов невольно обратит внимание своё на открывшуюся перед ним картину, а набожный богомолец, в чувстве глубокого благоговеяния пред святыми, храмами, осенит себя крестным знамением.

II. Название монастыря

Монастырь называется „Димитровский по придельному храму во имя великомученика Димитрия Солунского. Это значит, что в древнее время в монастыре был главный храм во имя этого великомученика. Храм, конечно, был деревянный, как и весь монастырь, но никаких сведений о нём не сохранилось; в описании монастыря стольника Дурова от 1710 года упоминаются только несколько икон из старой церкви. С постройкой новой каменной церкви в 1682 году, во имя Св. Троицы, название монастыря не изменилось, а осталось прежнее. И главное празднество в монастыре бывает не в день Св. Троицы, а 26 октября, в день памяти великомученика Димитрия. В этот день бывает и крестный ход в монастырь из городского Воскресенского собора.

III. Соображения о времени основания монастыря

Димитровский монастырь древний, но когда и кем основан он, неизвестно. В ведомостях о монастыре с 1870 годов значилось, что монастырь основан Преподобным Макарием Калязинским, но сказание это голословно, ни на чём не основано. Из жития Преподобного известно, что он жил в Кашине в Клобуковском монастыре, отсюда он перешёл на левый берег Волги, и там, в 20 верстах от Кашина, среди трех озёр, основал Калязин монастырь, в котором и почивают его нетленные мощи. О времени основания Димитровского монастыря можно заключать только приблизительно по сохранившимся письменным сведениям и вещественным памятникам. Настоятели монастыря становятся известными с 1521 г., но в это время все они преемственно были в сане Архимандритов. Это обстоятельство дает право заключать, что мона­стырь в начале XVI столетия был уже благоустроенным по тогдашнему времени и имел уже известное влияние. Нельзя допустить, чтобы во вновь открытый монастырь назначались настоятели прямо с высшим монашеским саном; очевидно, монастырь существовал и прежде, па что указывают и вещественные памятники, сохранившиеся до настоящего времени. Есть в монастыре немало надгробных камней на могилах старинных бояр, один из них на могиле Марины Акимовой, в приделе Пророка Илии под полом, относится к 7000 году; очевидно, в 1492 году Димитровский монастырь был, и основан, конечно, не позже XV столетия. Кто были основатели его? В XIV, XV, XVI и XVII столетиях вся Русь была набожна, церковно-религиозная жизнь развита была во всех слоях общества; строили церкви и монастыри и князья и бояре и другие состоятельные люди; стремление к монастырям было всеобщее, считали за священную обязанность, хотя перед смертью, принять иночество и быть погребённым в монашеском сане.

Димитровский монастырь был усыпальницею всего рода бояр Акимовых и их родственников. Они были постоянными благотворителями монастыря; ими устроена и каменная Троицкая церковь; строитель церкви, зять Акимовых, стольник Михаил Свечин жил в числе монастырской братии и скончался в сане cxиpoмонаxa, с именем Филарета; самый древний надгробный камень тоже бояр Акимовых. Кажется, близко к правде будет предположить; что Димитровский монастырь основан кем-либо из предков помянутых бояр Акимовых.

IV. Сведения о монастыре XVI и XVII столетия

Какое было устройство в Димитровском монастыре в XVI и XVII столетиях, неизвестно; сохранились только некоторые сведения о вотчинных владениях монастыря в грамотах и писцовых книгах и указания на монастырь в сочинениях частных лиц.

По сказанию летописи Бера, (Матер. для Истор. Правосл. мон. Зверинского кн. II, № 783) в 1607 г. в Кашинском Димитровском монастыре, а по другим летописям близ Димитровского монастыря в березовой роще погребён Шведский принц Густав, сын короля Эрика. Густав прибыл в Москву по приглашению Бориса Годунова. Из Москвы он был переведён в Углич, потом в Ярославль и умер в Кашине.

О царских грамотах и вотчинных владениях монастыря будет сказано ниже.

В смутное время Польско-Литовского нашествия Кашин много потерпел, не столько от поляков, сколько от своих русских отщепенцев Насколько пострадал в это время Димитровский 5 монастырь, неизвестно; но ни из чего не видно, чтобы монастырь был разорён; с 1613 года были в нём настоятели, были, конечно, и монахи. Вероятнее всего, вместе с жителями, ограблены были и монастыри.

В 1656 г. послан был из Кашинского Димитровского монастыря в Иверский монастырь кирпичник Еремка Коковин для кирпичного дела. (Зверинск. кн. II № 783).

V. Состояние монастыря в XVIII столетии

Сведения о Димитровском монастыре от XVIII столетия имеются довольно подробные. В 1710 году составлялось описание Кашинских монастырей стольником Тимофеем Акимовым Дуровым; характер описания объяснён в предисловии к описным книгам.

„Лета 1710 июля в 17 день, по указу великого Государя, царя и великого Князя Петра Алексеевича, всея Великая и Малая и Белая России самодержца, и по приказу Светлейшего Римского и Российского государств, ижерская земли Князя и Генерала фельдмаршала и губернатора Санкт-Петербургской губернии Александра Даниловича Меньшикова и по наказу за подписанием руки драгунских полков господина полковника и оберкоменданта князя Григория Ивановича Волконского, стольник Тимофей Акимович Дуров учинил ведение и переписал, что в Кашинском уезде монастырей, а те монастыри мерою, а в тех монастырях Божьих церквей каменных и деревянных и в них Божия милосердия, и всякой церковной утвари, и строения и на конюшенных дворах лошадей, и на скотных дворах всякой скотины, и в житницах на лицо всякого хлеба“.

По описи стольника Дурова не без интересно сделать краткий обзор монастыря того времени6.

Вот тот монастырь:

„Димитровский монастырь в Кашине на посаде7, строением деревянный четвероугольный; передняя стена рублена в тарас, а три стороны огорожены деревянным забором; по углам перед­ней стены две башни деревянные, крытые тёсом. Длина ограды по передней стены от одной башни до другой 37 сажень без шести вершков; по другой стене от озерка 44 сажени; по третьей стене 38 сажень; по четвертой стене 52 сажени. Глава над воротами покрыта чешуею. На воротах икона св. Троицы и других семь икон разных святых“.

Внутри монастыря, церковь одна, каменная, во имя Святой Троицы, с четырьмя приделами: 1) Казанской Божьей Матери. 2) Пророка Ильи, 3) Святителя Николая и 4) в отдельной каменной пристройке, великомученика Димитрия Солунского.

На входе паперть, а над нею колокольня, каменная. Церковь, паперть и колокольня покрыты тёсом, а главы черепицею зеленою. Оконные рамы и в церкви и в приделах за слюдою; решётки, затворы в окнах и двери железные.

На колокольне семь колоколов: один большой пять пудов с четвертью, другой „полтретья» пуда, третий два пуда, в двух пуд с четвертью, в двух меньших пуд без четверти. В конце XVIII столетия колокольня по ветхости разобрана.

В настоящей Троицкой церкви и в приделах иконостасы, царские двери, столицы и сени писаны были красками на золоте; икон в Троицкой церкви 144. Все местные иконы, много и настенных, были в серебряных вызолоченных, окладах, с такими же венцами и цатами; были иконы и с жемчужными украшениями; много икон штилистовых, с камнями. Так, образ Пресвятой Богородицы штилистовый в кивоте; венец, цата и оклад серебряные, вызолоченные; в венце и цатах 12 камней, в серебряных вставках, подпись в венце и ожерельцо жемчужное, на затворах написаны двунадесятые праздники, за слюдою. Кивот покрыт бархатом чёрным, на затворах крюки серебряные.

Денсус образ Спасов, Божьей Матери и Иоанна Предтечи, штилистовый, в окладе серебряном чеканном: восемь венцов, восемь подписей серебряных вызолоченных; у Божьей Матери в венце подпись, ожерелье и зарукавье жемчужные.

Были иконы с подвесками: так на иконе великомученика Димитрия в прикладе был Крест серебряный, да три алтына серебряных копеек.

Иконы в особых подвесных кивотах: образ Божьей Матери Одигитрии в кивоте, на нём венец и цата с финифтью, оклад басменный, в венце подпись и ожерельцо жемчужное, серьги серебряные, рясы жемчужные.

Образ Благовещения Пресвятой Богородицы в кивоте, три венца и цаты серебряные, позолоченные с фннифтью. На затворах образ Рождества Христова и Воздвижения Честного Креста, в окладе, на них четыре венца сканных.

В алтаре на престоле одежда камчатая красная: Евангелие печатное, покрыто красным бархатом, Евангелисты на нём чеканные серебряные: два креста благословляющих, обложены гладким позолоченным серебром, на одном из них четыре больших камня, во вставках серебряных. Крест этот хранится в монастыре и в настоящее время. Пелена на престоле камчатая, подложена крашениною.

На жертвеннике сосуды серебряные вызолоченные, да два сосуда оловянные, чарка серебряная, покровы и воздухи камчатые разных цветов.

В придельном храме великомученика Димитрия допущено было отступление от принятого порядка в размещении икон: на правой стороне Царских дверей, вместо иконы Спасителя находилась икона Казанской Божьей Матери.

Придел Святителя Николая был теплый, с братскою трапезою в нём; в трапезе были иконы из старой церкви, но во имя какого Святого была старая церковь, сведений не сохранилось.

В ризнице облачений и разной церковной утвари немного, а в некоторых вещах замечен даже недостаток. Так для четырех Священнослужителей священнических риз было 9, но подризников только четыре, из них три ветхих; епитрахилей три одна из них ветхая, поручей три пары; орарей два, стихарей шесть; две ширинки, шитые золотом, серебром и шелками; поясов три, один шелковый, а два нитяных.

Шапка архимандричья одна, бархатная, вишнёвая, шитая жемчугом и половинчатыми зернами; на ней десять дробниц больших и малых, серебряных, вызолоченных; шестнадцать запанов с зернами, опушка горностай, подложена камкою лазоревою.

Жилые и надворные постройки:

Келья для Архимандрита „тройня», да еще келья для келейников. Oни отделялись сенями и чуланами.

Братских келий две, „двойни», с сенями и чуланами.

Келья хлебная.

Два наледника.

Омшанншк.

Два сушила, одно из них в два помещения.

Житница.

Конюшни рубленные о четырех жильях.

Все строения крыты тёсом.

Братия монастыря:

Настоятель Архимандрит Aрсений.

Иеромонахи: Филарет.

Антоний.

Макарий.

Иеродьякон Гермоген.

Монахи: Иосиф.

Иннокентий

Тихон.

Варлаам.

Гавриил.

Трифон.

Герман

и два человека крылошан.

На денежное пособие монашествующим назначен был следующий оклад:

Архимандриту пять рублей.

Иеромонахам трём и одному иеродьякону по два рубля.

Рядовым монахам по полтора рубля человеку.

Да на церковные расходы на свечи, ладан, вино церковное и др. по двенадцати рублей по двадцати пяти алтын на год.

Деньги на жалованье и на церковные потребы отпускались из оброчных монастырских статей, с мельницы и с пустошей, но мельница и четыре пустоши в прошлых годах отписаны в Ижерскую Канцелярию, почему за 710 год не было отпущено никаких денежных сумм ни братии, ни на церковные потребы.

Хлебное содержание отпускалось Архимандриту с братию: ржи по три четверти, жита четверть, пшеницы полосьмины, овса на крупу и толокно три полосьмины, всего по пять четвертей человеку. За 710 год все пустоши, за скудостью крестьян, разорённых большими налогами на военные надобности и натуральными повинностями при постройке Петербурга, лежали впусте и никто из оброка не брал их; почему отсыпного хлебного жалованья никому не было выдано, и настоятель с бpaтиею питались за общею трапезою.

Служителей при монастыре было 11, все они получали по три четверти ржи на человека, а за 710 год, по случаю хлебного недорода, было отпущено им ржи по четверти, да овса по четыре четверти.

Денежное жалованье отпускалось только трём служителям: повару и двум конюхам, повару два рубля в год, а конюхам по двадцати пяти алтын.

В силу Высочайшего повеления от 31 января 1731 года стали размещать по монастырям, отставных военных на пропитание, которым отпускалось и хлебное жалование и денежное пособие, согласно с их чинами. Очевидно, из монастырей хотели сделать что-то в роде богадельни, где с молитвою соединялось бы и дело милосердия.

По описанию монастыря подпоручика Хомякова 1764 г., в Дмитровском монастыре значится четверо военных:

Сержант Tерентий Куликов, которому отпускалось деньгами на год 5 руб. 69 коп., ржи три четверти, круп гречневых четверики и 4 гарнца.

Капенармус Абрам Васильев, с жалованием: деньгами 5 руб. 49 кои., круп гречневых четверик и 4 гарнца, ржи три четверти.

Капрал Мина Меркулов; оклад 3 руб. 66 коп., ржи три четверти, круп мера и 4 гарнца.

Солдат Иван Никитин; содержание ему тоже, что и капралу.

В том же 1704 году упоминается каменная колокольня в ограде над святыми воротами.

По словесному приказанию преосвященного Афанасия епископа Тверского, в 1700 году начата постройкою каменная ограда с лицевой стороны монастыря на сборные деньги, а в 1844 году весь монастырь обнесён каменною оградою.

При установлении штатов в 1764 году, Дмитровский монастырь отнесён к числу заштатных и оставлен на своем содержании, в пособие даны ему пустоши, бывшие в бесспорном его владении. Число братии положено в нём семь человек, вместе и с настоятелем которому присвоено звание строителя.

После открытия в Кашине Духовного Правления, присутствие Правления помещалось в Клобукове монастыре, а канцеляр1я его была в Димитровском монастыре до 1768 года.

В этом году, по распоряжению преосвященного Гавриила, епископа Тверского, в Димитровском монастыре открыто училище для священнослужительских детей, для обучения их Российской грамоте и латинской науке8. На содержание училища и учителей должны были платить монастыри Кашинские и соборная церковь по шести рублей, а прочее духовенство по рублю с мальчика. Пятьдесят два года училище находилось в Димитровском монастыре (1768–1820 г.). Деревянный дом, в котором помещались классы, стал приходить в ветхость, а у монастыря не было средств построить для училища новый дом; вследствие чего, по распоряжению епархиального начальства, куплен был готовый каменный дом на городской площади, на средства изы­сканные духовенством.

В 1858 г. от пожара в соседнем доме сгорел и училищный дом. Снова, на время отстройки сгоревшего дома, духовное училище помещено было в Димитровском монастыре, где и находилось до 1866 года.

При наделении монастырей мельницами, землею, рыбными ловлями и милостынными деньгами, Димитровский монастырь, как имевший уже в своём владении мельницу и земли и рыбные ловли, вновь ничего не получил, а дано ему милостынное пособие 300 рублей ассигнациями каждогодно в 1798 г.

VI. Владения монастыря до 1764 года

По переписным книгам Прокопия Тимфеевича Бестужева да подъячего Данилы Брянцева 136 и 137 годов (1628–1629 г.) в вотчине Димитровского монастыря значится:

В Кашинском уезде в Чудском стану три пустоши: Павлищево, Лыскино (Ваганово тоже) и Исаково; в них пашни перелогом и лесом поросло средние земли 33 чети в поле, а в дву потому же, сена 15 копен.

В Нерохотском стану: село Никольское, на речке на Вязовце; в нём храм во имя Николая Чудотворца, да придел Живоначальной Троицы „древян клетцки“; строение монастырское, а на церковной земле „во дворе ион Василий Лукъянов да пономарь Трепка Онисимов.» Пашни паханые и перелогом и лесом поросло 50 четей в поле, а в дву потому же, cена по речке и по заполью 50 копен, лесу строевого и дровяного 2 десятины.

Деревня Дьяконово на пруде; в ней крестьян четыре двора, 6 душ мужского пола; пашни пахотные 20 четей, да перелогом и лесом поросло 12 четей в поле, а в дву потому же, сена между полями и по заполью 20 копен.

Деревня Обухово на пруде; в ней крестьян 6 дворов, из них один двор пуст, 6 душ мужского пола. Пашни пахотные 20 четей, да перелогом и лесом поросло 12 четей в поле, а в дву потому же, сена 15 копен, лесу дровяного 6 десятин.

Пустошей 18, именно: Скоморохово, Коптево, Левкина, Сходенки, Пахомово, Григорово, Гусалкино, Поедалово, Кокуево, Тушино, Вяземская, Собани, Почниок, Коршики, Мотовилово, Вашеево, Порхачево, Брыкнио. Земли в пустошах: пашни паханые и перелогом и лесом поросло средние земли 243 чети с осьминою в поле, а в дву потому же, сена 199 копен, лесу две десятины.

В Мерецком стану 3 пустоши: Оникеево, Петрушкина и Любимово. Земли в них: пашни перелогом и лесом поросло средние земли 20 четей в поле, а в дву потому же, сена 8 конен.

В Суходольском стану: село Салково на пруде, в нём церковь Николая Чудотворца „древян клетцки, а в церкви образы и книги и ризы и все церковное строение монастырское»; на церковной земле „поп Леонтий Иванов, пономарь Олешка Фёдоров“; в селе дворе монастырской, а в нём живут „детёныши: Тимошка Леонтьев, да Илейка Давыдов, да Фефилка Копосов; двор служень Исачка Кузьмина».

Крестьянских дворов в селе 2 двора, бобыльских 4 двора и один двор пустой, душ мужского пола 10; земли при селе пашни паханые 72 чети, да перелогом и лесом поросло 30 четей в поле, а в дву по тому же, сена 100 копен, лесу дровяного в длину на две версты, а поперек на версту.

Деревня Пушкино в том же стану, на речке на Печмурке, в ней крестьянских дворов 7, душ мужского пола 10; пашни паханые 28 четей, да перелогом и лесом поросло 12 четей в поле, а в дву потому же, сена 40 копен.

Деревня Меленка на речке на Кашине, а в ней жили мельники 3 человека особыми дворами; при ней пашни паханые и перелогом и лесом поросло 5 четей в поле, а в дву потому же.

Под деревнею водяная мельница Димитровского монастыря на реке Кашине.

Подмонастырская слободка, 5 дворов; в них жили монастырские слуги: хлебник, огородник, пивовар, кучер, скотник и слуги с семействами.Пустошей в Суходольском стану 12: Татарино, Божурино, Орешниково, другое Орешниково, Ортищево, Клементьевская, Ордино тоже, Оксентьево, Шибайлово, Мураново, Пахтово, Гордеево, Меледаново; да в Прудищах сенных покосов 5 лугов; луг Сладкой, Булычевка, Скрылево, Глазово и Бабино. Пахотной земли в пустошах перелогом и лесом поросло 157 четей в поле, а в дву потому же, сена в пустошах и по лугам в Прудищах 140 копен.

В Кочемльском стану 2 пустоши: Жеребцово и Рышкина; пашни в них перелогом и лесом поросло 10 четей в поле, а в дву потому же, сена 7 копен.

Кроме того, грамотою Царя Алексея Михайловича 7170 года (1662 г.) пожаловано в вотчинное владение Димитровского монастыря:

В Мерецком стану Кашинского уезда половина села Лобкова, ныне деревня Лобково, Косьмодемьяновской волости, и две полупустоши Хрепелево и Борисковы. В селе церковь Николая Чудотворца, поп да дьячёк жили особыми домами.

Монастырские постройки: три избы и три омшаника, пять сараев. Крестьян по ревизии 744 года значилось две души. Пахотной земли по послушной грамоте 7170 года значится 47 четвертей в поле, а в дву потому же, покосу 140 копен.

Всего в вотчине Димитровского монастыря, по переписным книгам Прокофья Бестужева и по грамоте Царя Алексея Михайловича значится: три села: Сальково, Вязовец и Лобково; четыре деревни: Пушкино, Дьяконово, Обухово и Меленка. По переписи 1678 года, сверх означенных деревень, упоминается еще деревня Молевка.

Земли во всей монастырской вотчине значится: пахотной и под перелогами и лесом 2313 четей; покосной 734 копны; под сплошным лесом в Суходольском стану две версты в длину и одна верста поперёк, в Нерохотском стану восемь десятин.

Межевою инструкцией 1766 года положено считать каждую посевную четверть ржи в одном поле за полдесятины, а в другом и третьем поле тоже по полудесятины, а всего в трёх полях за пол­торы десятины, копна сена за 10-ую часть десятины9. По этому расчету выходит; что во владении мо­настыря было пахотной земли 1156,5 десятин, по­косной 7310/5 десятины; под лесом 56 десятин. Всего 1285 десятин и 1440 сажень.

Кроме того, в Кашине на посаде было место Димитровского монастыря, длиною 5, поперёк 3 сажени.

По ведомости о числе дворов по вытям 1729 года, числе душ, о количестве, четвертой земли и других угодий во владении крестьян вотчины Димитровского монастыря значится: в Суходольском стану в селе Салькове и в деревнях Пушкине и Молевке, в Нерохотском стану в селе Вязовце, в деревнях Дьяконове и Обухове тридцать два осьмака, по восьми осьмаков в выти, четыре выти10. На осьмаке снялось ржи по четыре четверти и на выть тридцать две четверти; сенного покоса по 30 копен с полукопною па осьмак, а на выть – сто шесть копен с четвертью. Итого во всей вот­чине снялось крестьянами ржи сто двадцать восемь четвертей в поле, а в дву потому же, сена косилось по четыреста двадцати восьми копен. В тех вытях по переписным книгам 186 года шестьдесят два двора, на выть приходится по 15 дворов с полудвором. По свидетельству генералитета, во всей вотчине Димитровского монастыря мужского пола крестьян было 290 душ, в выти по 72 души с полудушою. Подушные деньги крестьяне платили, разложив их между собою, но двести три рубля, а с выти приходилось по пятидесяти рублей по семидесяти пяти копеек.

Государственные подати за 710 год монастырские крестьяне платили следующие: полуполтинные, рекрутные двуалтынные, ямских по гривне, на наём подвод по четыре алтына с деньгою, драгунам по одиннадцати алтын по четыре деньги, драгунским лошадям на корм по гривне, в дворцовую канцелярию по пяти алтын, в Александрову слободу на столовые запасы по пяти денег, да в поместный приказ с оставшихся дворов на покупку хлеба работникам, которые высланы в Санкт-Петербург в 708 году, по десяти алтын с двора, да в Санкт-Петербург же с 50 дворов по подводе, который в 710 году высланы, на фураж тем подводам по четыре рубля по двадцати восьми алтын по пяти денег на подводу.

В монастырь никаких денежных податей и натуральных налогов крестьяне не платили, а исполняли только разные монастырские работы: пахали землю, сеяли и убирали хлеб в житницы, косили траву и убирали сено, возили в монастырь лес и дрова в потребном количестве, строили новые постройки и исправляли ветхие.

Для досмотра за работами и вообще за хозяйством монастырь не держал ни приказчиков, ни управляющих, а назначались лица из числа братии, которые не требовали от крестьян на содержание себя никаких расходов, а имели всё им нужное от монастыря.

В 1761 году денежных сборов от оброчных статей монастырём получено было: с бобылей 20 рублей, за мельницу 20 руб., за место в Кашине 25 копеек, за отпущенных по паспортам бобылей 22 руб., от продажи скота 54 руб. 10 коп., за сено 1 р. 80 коп., выводных за девок 8 р. 50 кои., за пустоши 66 руб. 10 коп., всего 245 руб. 83 коп.

С открытием в Твери Духовной Семинарии все монастыри обязаны были 20-ую часть приплодного хлеба отсылать в Тверскую Консисторию на содержание с Семинарии, но в 761 году весь хлеб в монастырских житницах был запечатан печатью Провинциальных Канцелярий почему отсылка хлеба на содержание Семинарии прекратилась.

В 1764 году, при отобрании от монастырей вотчин и введении в них штатов, Димитровский монастырь оставлен заштатным на своём содержании. Из земельных угодий оставлены ему 15 пустошей, бывшие в бесспорном владении, именно, в Нерохотском стану: Славянка 39 десят. 61 саж., Вашссво 25 десят. 281 саж., Брыкпио 54 десят. 1670 саж., Коршики 12 десят. 1060 саж,. Кукуево, Поедалово и Гусарниково 44 десят. 1598 саж., Левкина 39 десят. 1633 саж., Собани 50 десят. 1703 саж.; в Суходольском стану: Гордеева 17 дес. 2291 саж., Любимцево 14 дссят. 1148 саж.; Татарина и Божурки 77 дссят. 884 саж.; в Кочемльском стану: Турышкино 38 десят. 1048 саж., Жеребцова 13 десят. 599 саж.; в Чудском стану: Остапино и Маклачиха 59 десят. 1307 саж., Лыткино 38 дссят. 314 сажень; в Мерецком стану: Аникино и Петрушкина 35 дес. 1647 сажен.

В 1777 году, по распоряжению Тверского наместника, Димитровскому монастырю даны в безоброчное владение рыбные ловли в прудах при селе Салькове (указ Кашин. нижн. земск. суда 1777 года 20 июня № 182).

VII. Постройки в монастыре в настоящее время

Троицкий храм каменный пятиглавый, с двумя по сторонам пристройками, крытый железом. Это тот же самый храм, о котором говорится в описи стольника Дурова 1710 года. Крыша и главы, его пере­крыты в 1811 году. Колокольня и паперть, бывшие на входе в церковь, по ветхости разобраны, и вместо них устроена новая каменная паперть в 1840х годах на иждивение Кашинского купца Николая Терликова. Время построения Троицкой церкви и имена её строителей означены в настенной надписи в придельной церкви Пророка Илии. Вот эта надпись: „лета 7190 (1682) месяца Декабря устроен сей храм во имя всесвятой Троицы, с приделами во имя Казанской Божьей Матери и Святого и Славного Пророка Божия Илии и Святителя и Чудотворца Николая и Святого великомученика Димитрия, при благоверном великом Государе Царе Фёдоре Алексеевиче, всея великие и малые и белые России Самодержца, при великом Князе Иоанне Алексеевиче и при благоверном Князе Петре Алексеевиче, при Адриане Патриархе Московском и всея России, при Варсонофии Митрополите Тверском и Кашинском, за поминовение стряпчего Адриана Стефановича Акимова, женою его Настасею Евсигнеевою, с зятем своим Михаилом Стефановнчем Свечиным и дочерью Евдокиею Андриановой11. Прежние придельные храмы, находившиеся внизу Троицкой церкви, по ветхости нарушены в начале XIX столетия. Придел Казанской Божьей Матери в 1814 году присоединён к придельному храму великомученика Димитрия, для чего в капитальной стене нижнего этажа Троицкой церкви пробита большая арка, сделаны новые каменные простенки и новый свод в поперечном направлении. Придел великомученика Димитрия немного расширен устройством наружной каменной стены новой и сделан тёплым; перестройка церкви производи­лась на капитал Кашинских купцов братьев Торликовых.

В 1810 году па капитал тех же братьев Торликовых устроен новый иконостас и иконы в Троицкой церкви.

В 1888 году, по завещанию Московского мещанина Василия Тимофеевича Струнникова, в пристройке с северной стороны Троицкой церкви купцом Иаковом Яковлевым Купкиным сделан небольшой придельный храм во имя Пророка Илии и Святителя Николая, и окрашен внутри весь Троицкий храм.

Другой храм новый каменный, с пятью главами деревянными, обшитыми железом, с большим подвалом внизу, начать постройкою в 1890 году на капитал, пожертвований душеприказчиком вдовы купца Анны Васильевны Ванчаковой Василием Ивановичем Ярославцевым, но за смертно жертвователя отстройка храма по недостатку суммы замед­лилась. В 1899 году нашелся новый благотворитель Кашинский купец Александр Дмитриевич Тресвятский, который на свой капитал оштукатурил внутри всю церковь, устроил оконные рамы и двери и каменное крыльцо для входа. Дальнейшее устройство церкви отлагается до изыскания потребных для отстройки её суммы.

Колокольня каменная, в три небольших яруса, крытая железом, закапчивается вверху шпилем, находится на восточной стороне монастыря в ограде над Святыми воротами; построена во второй половине XVIII столетия.

На ней семь колоколов: первый 321 пуд, вылит в Москве на заводе Финлянского, пожертвован монастырю в 1873 году Кашинским купцом Василием Ярославцевым; второй 70 пудов, вылит в Казани, на заводе купца Ильи Ефимовича Астраханцева в 1814 году: третий 20 пудов 35 фунтов.

четвертый 15 пудов, пятый 12 пудов, шестой 4 пуда, седьмой 3 пуда.

Жилые и надворные постройки все деревянные.

Настоятельский дом одноэтажный, крытый тёсом, построен после пожара, бывшего в 1835 году; к нему в 1870 годах приделана пристройка под одну крышу с домом.

Дом для казначея круглый в девять аршин, с сенями.

Дом для братии одноэтажный, разделён коридором на две половины, с 8 кельями.

Трапеза и кухня помещаются в небольшом каменном доме при часовне.

Изба для рабочих на каменном фундаменте, с железною крышею.

Конюшни с каретным сараем бревенчатые, покрыты железом.

Погреб, баня и житница.

Монастырь обнесён невысокою каменною оградою на протяжении 253 сажень, с 6 каменными башнями, из коих одна юго-восточная в 1852 году обращена в часовню. В ограде трое ворот: одни Святые под колокольнею, другие проездные с юго-западной стороны, третьи в саду, на западе.

VIII. Особо чтимые иконы, священные сосуды, церковная утварь и ризница

Между иконами в особом почитании от жителей города находятся две иконы:

Икона Страстной Божьей Матери, древнего иконного письма. Празднество в честь этой иконы совершается 18 августа. В этот день собирается в монастырь значительное число богомольцев, для которых пред иконою Божьей Матери служится много молебнов, и в течение всего года не мало бывает приношений свечами и елеем для возжигания их пред этою иконою.

Икона Великомученика Димитрия Солунского. Берется из монастыря, как особо чтимая в крестные ходы, установленные в Кашине по разным случаям12.

Священных вещей в монастыре не мало, все они работы недавнего времени, большею частью пожертвованы разными лицами. Так, Евангелий напрестольных восемь: одно из них вокруг обложено чеканным позолоченым серебром, пожертвовано Кашинским купцом Александром Дмитриевичем Тресвятским в 1898 году.

Крестов напрестольных серебряных с позо­лотою пять, из них: один чеканный, с мощами разных святых, вложен бывшим настоятелем монастыря Архимандритом Арсением в 1720 году. Другой крест чеканный же, с накладными изображениями и с эмалью по местам, вклад купца Тресвятского 1898 года.

Священных сосудов серебряных, вызолоченых пять, из них два сосуда с красивыми накладными сутками: один пожертвован купцом Иосифом Кункиным в 1888 году, а другой вклад купца Тресвятского.

Дарохранительниц серебряных вызолоченых две: одна большая, в виде часовни, с двумя помещениями для агнцев и запасных даров, другая меньших размеров, также в виде часовни и с двумя помещениями.

Плащаницы, шитых золотом и серебром две: одна из них с гробницею, по сторонам которой 12 изображений страстей Христовых, сверху и со сторон закрывается стеклянным чехлом. Пожертвована вдовою Петербургского торговца Буштуева в 1898 году.

Священнических и дьяконских облачений немало, но все они или недорогой парчи, или шелковой материи.

Митр Архимандритских три, но ценных украшений на них нет.

Крестов Архимандритских три, из них один пожертвован купцом Ярославцевым, при открытии в монастыре Архимандрии, в 1869 году.

IX. Настоятели монастыря

Настоятели монастыря становятся известными с 1521 года. По списку Строева упоминаются они в следующем порядке:

Архимандриты:

1) Варсонофий 1521 г.

Между лицами, получившими исцеление от болезни при мощах преподобного Макария Калязинского, упоминается архимандрит Димитровского Кашинского монастыря Варсонофий. (Опис. рукоп. И. П. Библ. I. 65. № 6; Матер. для Ист. Прав. мон. Зверниского № 783, кн. II).

2) Мисаил 1544 г.

Упоминается в променной грамоте Димитрия Иванова Спешнева 7052 (1544) года.

3) Пахомий 1561 г.

Серапонт 1613–1624 г.

Ферапонт 1636 г.

Иоснф 1638 г.

Был заказчиком духовных дел; ему дана грамота Царя Михаила Фёдоровича 7147 (1639) г. на пустошь Симоново.

Варлаам I 1652 г.

Иона I 1658–60 г.

Варлаам II 1661 г.

При нём даны монастырю две грамоты царя Алексея Михайловича: 7169 г. на очистку земли в подмонастырской слободке от домов посадских людей, и 7170 г. на село Лобково с пустошами.

Макарий 1662 г.

Пафнутий 1665 г.

12) Галактион 1668 г.

Варлаам III 1670 г.

Авраамий 1672 г.

Галактион II 1673 г.

Сергий 1674 г.

На имя его даны монастырю две грамоты царей: Алексея Михайловича 7183 г. на пустошь Глазово и др. и царя Фёодора Алексеевича 7186 г. об очистке земли, в подмонастырской слободке от посадских домов.

Авфоний 1687 г.

При нём получена выпись с Кашинских книг письма и меры стольника Ивана Григорьева Квашнина 194–195 годов на дворовое место в Кашине на посаде 1687 года.

Феоктист Тверитянин 1692 г.

Был заказчиком духовных дел (Грамота Apxиеписк. Сергея Каш. Срет. мон. № 30).

Иона II 1699–700 г.

При переложении мощей преподобного Макария Калязинского из деревянной раки, в которой они почивали после Литвы, во вновь устроенную серебряную раку 1700 года, в числе духовных лиц, участвовавших в торжестве переложения мощей, упоминается архимандрит Кашинского Димитровского монастыря Иона13.

Арсений 1707–22 г.

Им устроен серебряный, вызолоченый напрестольный крест со святыми мощами; его род зна­чится в монастырском Синодике.

Александр, 1723–26 г.

Гавриил Быков, 1738 г.

Переведён в Калязин монастырь в 1738 г.

Список Строева оказывается неполным; в древнем монастырском Синодике упоминаются архимандриты Димитровского монастыря:

Феофил Судницын.

Макарий Молчанов.

Иов.

Тихон Сысоев.

Время служения этих архимандритов неиз­вестно.

Герасим 1738 г.

Иоаким 1741 г.

Из игуменов Кашинского Клобукова монастыря.

Серафим 1752 г.

Из игуменов Клобукова монастыря.

Кирилл 1763 г.

Из игуменов Клобукова монастыря.

Сергий 1765 г.

В Димитровский монастырь переведён из Клинского Успенского монастыря в декабре 1766 г., перемещён на должность Казначея Троицкого Сергиевa монастыря, а после архимандрит Высокопетровского монастыря в Москве.

В 1765 году архимандритство в Димитровском монастыре закрыто и настоятелям его усвоено званиe строителей.

Kecapий 1770–76 г.

Иоанникий 1776–86 г.

Он, вместе с Клобуковским игуменом Иoacaфом и соборным протоиереем Фёдором Ивановым, был надзирателем Кашинских духовных школ. При нём в 1780 году сгорел настоятельский де­ревянный дом: причём пожаром истреблены прежние приходорасходные книги, указы Консистории и Духовного Правления, ведомости на пустоши, кортомные записи и другие документы. Вследствие чего, в 1781 году епархиальным начальством предписано было всем настоятелям монастырей составлять каждогодно подробные ведомости о монастырях и принадлежащих им угодьях и представлять в епархиальную Консисторию.

После введения в монастырях штатов, много монашествующих лиц осталось сверхштатными как в наличных оставленных монастырях, так и из закрытых монастырей. Чтобы дать время разместить сверхштатных монахов по наличным монастырям, с сохранением в них штатного числа, правительством предписано было прекратить пострижение в монашество мирских людей до нового распоряжения. Так как разрешения на пострижение новых лиц долгое время не было, то в Димитровском монастыре в 1781 году оказался недостаток в служащих иеромонахах. На докладе о сём строителя иеромонаха Иоаникия дана была преосвященным Арсением резолюция: „переместить в Димитровский монастырь иеромонаха Аполлоса из Клобуковского монастыря.

Сильвестр 1786–88 г.

Из иеромонахов Калязина монастыря. Ему дозволено было употреблять при богослужении в Кашине игуменский посох для благолепия.

Самуил 1789–808 г.

Из наместников Калязина монастыря. При нём издан был целый ряд Высочайших повелений, направленных к улучшению быта как монашествующего, так и белого духовенства.

Так, 22 марта 1792 года, вследствие Высочайшего повеления, указом Св. Синода предписано было способным из монашествующих лиц заниматься составлением летописей и других сочинений, отно­сящихся к Истории Российской Империи.

В том же году предписано: келий и других построек, поставленных монахами и другими жерт­вователями, по смерти владельцев, не отдавать наследникам, а записывать их в монастырское имущество. (Указ. Св. Синода 14 дек. 1792 г.).

Заштатным монастырям дано в милостынное пособие по 300 руб. каждогодно. (Высоч. повслен. 18 дек. 1797 г.).

Правительствующему Сенату предписано в тоже время отвести архиерейским домам и монастырям лучшие по возможности угодья, именно: архиерейским домам земли по 60 десятин, а монастырям по 30 десятин, из казённых оброчных статей, а также рыбные ловли и мельницы. Для награды священнослужителям установлен наперстный золотой крест с такою же целью. (Высоч. повелен. 18 дек. 1797 г.).

В 1801 году от 5 января именным Высочайшим указом разрешено отдавать в аренду мельницы и другие монастырские угодья, вместо четырехлетнего срока, на двенадцать лет.

В том же году указом от 22 мая священники и дьяконы освобождены от телесного наказания за уголовные проступки. При строителе Самуиле, в 1802 году в Димитровском монастыре была покража денег церковных и собственных строителя; украдено было больше ста рублей.

Константин 1808–10 г.

Из иеромонахов apxиepейскогo дома; был присутствующим Кашннского Духовного Правления, перемещён в Селижаров монастырь.

Михаил 1810–13 г.

Из экономов архиерейского дома, перемещён в Нилову пустынь в число больничной братии в 1813 году.

При нём придел великомученика Димитрия покрыт новым железом.

1812 год для Тверской епархии прошёл благополучно. На случай нашествия врагов, епархиальным начальством предписано было монастырям и церквам: „Святые мощи, яко святыню Богом хранимую, оставить в настоящем их положении, вверив упование на Того же дивного во святых Бога“, потом общим для всех правилом постановлено было прилежать теплой молитвой, а в прочем соображаться с мерами, какие будут принимаемы гражданским начальством. Тверским губернатором сделано было такое распоряжение: всем присутственным местам быть готовыми выехать по первому извещение, а вещи, составляющий большую тяжесть, отправить заблаговременно в Бежецк.

Димитровский монастырь намерен был скрыть более ценные вещи по близости от монастыря, за неимением средств отправить их в более отдалённое место.

На военные надобности пожертвовано было монастырём пятьдесят рублей чрез Тверскую Духовную Консисторию.

Виктор 1813–18 г.

Из иеромонахов Тверского архиерейского дома; в 1818 году перемещён в Кашинский Клобуков монастырь.

Августин 1818–30 г.

Из иеромонахов Калязина монастыря; был присутствующим Кашинского Духовного Правления; в 1828 г. произведен в игумена. При нём в 1827 г. построен деревянный дом для братии. По его ходатайству, в том же году указом Святейшего Синода от 30 марта разрешено Димитровскому монастырю делить оброчную сумму на три части: одну часть настоятелю, другую братии, а третью на содержание монастыря.

Моисей 1830–43 г.

Из священников, был присутствующем в Кашинском Духовном Правлении и благочинным над Кашинскими и Калязиным монастырями. В 1833 году 17 сентября сгорела часть настоятельского корпуса, который и был перестроен в 1835 году. Моисей помер и погребён в Димитровском мо­настыре в 1843 году.

Александр 1843–47 г.

Из казначеев Тверского Отроча монастыря. При нём устроены две небольшие деревянные кельи для братии и окончена постройкою каменная ограда; перемещён в число братии Орпина монастыря; умер в Кашине и погребён в Димитровском монастыре.

Иннокентий 1847–49 г.

Из наместников Калязина монастыря.

Фёдор Игумен 1849–56 г.

Из казаков, служил на кораблях черноморского флота в 1824–38 годах, был благочинным флотского духовенства, произведён в игумена в 1840 г., был настоятелем Корсунского Онуфриева монастыря, временно исправлял должность настоятеля Крестного монастыря Архангельской губернии в 1848 г., определён в Димитровский монастырь в 1849 году; перемещён в Старицкий Успенский монастырь 1856 года.

Антоний 1856–61 г.

Из наместников Калязина монастыря. В Димитровский монастырь определён 1856 г.; перемещён в Краснохолмский монастырь, где первоначально возведён был в сан игумена, а потом архиман­дрита; отсюда перемещён в Новоторжский монастырь, а затем в Калязин монастырь. Был благочинным монастырей сперва Новоторжского округа, а потом Калязниского. Помер в Калязине в 1897 году.

Серафим 1862–65 г.

Из иepoимoнaxoв Тверского apxиepeйcкого дома; в мире Димитрий Ильинский. Из Димитровского монастыря перемещён в Николостолпенскую пустынь; затем, в Тверской архиерейский дом на должность эконома, где и возведен в сан игумена; потом перемещён в Отрочь монастырь настоятелем, с производством в архимандрита, где и скончался.

Анатолий 1865–69 г.

Из наместников Калязинского монастыря; в мире Александр Смирнов. Из Димитровского мо­настыря перемещён в Краснохолмский Антониев мо­настырь, с возведением в сан игумена; здесь впоследствии рукоположен был и в сан архимандрита. Ныне состоит настоятелем Калязина монастыря.

В 1869 году, вследствие духовного завещания вдовы купца Анны Васильевны Ванчаковой, назначившей в пользу Димитровского монастыря 33000 рублей с тем условием, чтобы настоятели его преемственно были в сане архимандритов, Святейшим Синодом, по ходатайству Тверского епархиального начальства, в том же году открыто было архимандритство в Димитровском монастыре. Вследствие чего, строитель иеромонах Анатолий перемещён был в Третьеклассный Антониев Краснохолмский монастырь в игумена, а Краснохолмский игумен Виктор переведён в Димитровский Кашинский монастырь и возведён в сан архимандрита.

Архимандриты:

Виктор 1869–95 г.

При нём душеприказчиком вдовы Ванчаковой Кашинским купцом Василием Ярославцевым внесён в монастырь капитал: 21000 руб. на постройку новой церкви, 5000 рублей на содержание церкви процентами с этого капитала и 3000 рублей на поддержку монастырских строений из процентов с этой суммы. Постройка повой церкви начата в 1890 году; по недостатку пожертвованной суммы и за смертью жертвователя и архимандрита Виктора: устройство её было приостановлено. Архимаидрит Викторъ помер в сентябре 1895 года.

Арсений 1895 г.

Из игуменов Старицкого Успенского монастыря; в мире Николай Завьялов; благочинный монастырей Кашинского округа и председатель. Кашинского отделения епархиального училищного совета. Из студентов семинарии; пострижен в Твероком Желтикове монастыре; эконом семинарии 1860–67 г., наместник Калязина монастыря 1867–86 г., настоя­тель Могилевской пустыни 1886–88 г., игумен Селижарова монастыря 1888–94 г., игумен Старицкого монастыря 1894–95 г. Ныне Архимандрит Димитровского монастыря.

X. Древности в монастыре

В Димитровском монастыре есть нисколько древних вещей не замечательных но ценности, но имеющих археологическое значение.

1) Древности по ризнице.

Крест напрестольный восьмиконечный, длиною 6 вершков, в перекрестье 3 вершка, железный, обложен тонким гладким серебром; распятие накладное серебряное; на лицевой стороне четыре больших камня; упоминается в описи 1710 года.

Потир оловянный с дискосом, звездицею и тарелочками, с резными изображениями херувимов. Вверху чаши по краю надпись: „чашу спасения прииму имя Господне призову“. Упоминается в описи 1710 г.

Плащаница, шитая золотом, серебром и шелками; лик Спасителя шитый шелками и золотою канителью по красной шелковой материи вверху херувим и два Ангела с преклоненными над Спасителем рипидами в виде звёзд; поля тёмнозелёного бархата, обложены серебряною бахромою; под­кладка старинной выбойки мелкими цветочками. Длина плащаницы 1 аршин 41/2 вершка, ширина 1 аршин. Шитье напоминает работу древних Русских Цариц.

Набедренник розовой шелковой материи, по краям обложен золотым шитьём, по средине в поперечном направлении разделена шитьём на две части: вверху шитый по карте золотом большой крест, четвероугольный с сиянием, внизу по серебряной сетке сплошное шитье серебром.

Большой воздух малинового бархата, обложен

по краям золотою сеткою, поля зелёного бархата: в средине большой крест четвероконечный с сиянием низанный жемчугом с зёрнами, с пятью серебряными позолоченными запонами, из коих в каждом по 10 разноцветных камешков, подкладка тёмно-зелёной шелковой материи.

2) По библиотеке.

Служебник в четвертую долю листа, печатан на бумаге в Москве крупным полууставом в 7163 году при Царе Алексее Михайловиче и при патриархе Никоне. В начале помещено предисловие с изложением истории и побудительных причин к исправлению церковных книг; первого листа предисловия нет; затем устав священнослужения, чина вечерни, утрени и литургии Иоанна Златоустого, которою и оканчивается вся книга.

Древний синодник в лист, писан от руки полууставома (некоторых листов нет). В начале на первом листе под заставкою, писанною от руки краскою, помещено:

„Изложение Святых Апостол и Святых Отец седьми вселенских Соборов, како православным Християном жити в вере Христове и како поминаемым быти душам Християиским». Первая строка изложения писана киноварью и вязью круп­ною, а прочее тушью полууставом. Первый лист весь занят текстом изложения, со второго листа начинаются картины, писанные также, от руки, а оборотная сторона картин заполняется, продолжением текста, соответственно содержанию кар­тины. Всех картин в синодике 19. По листам крупными церковнославянскими буквами надпись: „Сия душам спасительная книга сенадик, сиречь поминание города Кашина Дмитровского монастыря, что на посаде, куплена ....... Степанович Свечин по своему обещанию на помино­вение родителей своих в церковь Страстотерпца Христова Дмитрия неотъемлемо». За картинами следуют: имена Царей, начиная с Иоанна Грозного и кончая Иоанном Алексеевичем; затем, Царицы, Патриархи, великие Князья и Княгини, Царе­вичи, Митрополиты и Apxиeпископы Тверские. Помянник частных лиц начинается с рода строителя церкви Михаила Стефановича Свечина и тестя его Aдриана Стефановича Акимова. Всех родов, вписанных в Синодик церковнославянскими буквами, 290 родов. Между ними есть много родов лиц знаменитых, как то: боярина Ильи Даниловича Милославского, боярина Никиты Ивановича Одоевского, Олсуфьева и других.

3) Древние надписи.

Под полом в приделе Пророка Илии, на надгробных камнях:

Лета 7000 (1492 г.) Сентября во 2 день преставление рабы Божия Марины Ковадовых Кувшинова Фёдорова жена Акимова, во иноцех Маремьяны.

Лета 7038 (1530) Марта в 4 день преставися раба Божия Евдокия, во иноцех Ефросиния, Стефанова мати Акимова Фёдоровича.

Преставися 7106 года раба Божия Матрона Иванова Петрова жена Кукуринова.

Лета 7107 (1599) преставися раба Божия Акилина Стефанова Иванова жена Лазарева.

На стене в нижнем этаже Троицкой церкви:

1717 года месяца июня в 18день преставися и при сем месте погребён схиеромонах Макарий в мире был столпник Михаил Стефанович Свечин.

* * *

1

Кашин – древний город, когда и кем основан неизвестно. В первый раз он упоминается в истории под 1237 г., когда, при нашествии на Русь Батыя, разорен, был, вместе, с другими поволжскими городами. В 1319 году Кашин достался в удел меньшому сыну Тверского князя Михаила Ярославича Василию Михайловичу и был, столичным городом Кашинских князей. (Географ. Слов. Аениск. Щокотова т. III. столп. 412–413. 1804 г.) Всех князей в Кашине было восемь:

1) Василий Михайлович 1, сын Михаила Ярославича Тверского. 1319–1368 г. По смерти в. князя Тверского Константина Михайловича, с 1348 г. Василий Михайлович правил Тверским княжеством. При нём, в 1327 г. Кашин вторично был, разорён татарами, ходившими вместе с князем Московским, Иваном Даниловичем, на Тверь. (Географ. Слов. Щокотова).

2) Василий Васильевич, сын Василия Михайловича, 1347–1362 г. (Он назван Кашинским князем в Ник. лет. IV. 5. Вел. и удельн. кияз. Сев. Руси. Экземплярск. т. II. стр. 525).

3) Михаил Васильевич, сын. Василия Михайловича, 1368–1373 г. Он вместе с отцом своим и Еремеем Константиновичем. в 1367 г. ходил па Тверь, но города не взяли, а только пограбили Тверскую волость. (Экземпл. стр. 527).

4) Василий Михайлович II сын Михаила Васильевича, 1373–1382 г., участвовал в походе Московского князя Дмитрия Ивановича на Тверь в 1375 г. При заключении мира выговорена была для Василия полная самостоятельность в управлении уделом и Тверской князь Михаил Александрович не должен входить ни в какие дела по управлению Кашинским княжеством. По смерти бездетного Василия Михайловича II, Кашин, перешел в семейство Михаила Александровича Тверского, который и отдал, его сначала сыну своему Александру, а потом Борису.

5) Александр Михайлович Ордынец сын Михаила Александровича, у 1389 г. Ордынцем. назван, потому, что долгое время жил, в Орде. Семейства после него не осталось, да неизвестно, был ли и женат.

6) Борис Михайлович, сын Михаила Александровича, у 1395 г.

7) Bacилий Михаилович III, сын Михаила Александровича, 1399–1425 г., у него было нелюбье со старшим братом Иваном Михайловичем Тверским, который сначала отнял у пего озеро Лугское и Ерусалимскую слободку в самом Кашине, а потом и его самого выгнали из Кашина.

8) Иван Борисович, сын Бориса Михайловича, 1399–1413 г.

В 1485 году Кашин вместе с Тверью подчинился Московскому кня­жеству, а в 1504 году сделался удельным городом сына Иоанна III Юрия. Рождества Богородицы, что на болоте, существует от древних времён, прежде была припи­сана к Воскресенскому собору, как кладбищенская. При этой церкви родился и был священником митрополит Сарский и Подонский Серапон (f 1652 г.), почивающий под спудом в Калязине монастыре. Здесь погребены и родители его. Есть в ней несколько икон, замечательных древностью, одна из них – Божьей Матери всех Скорбящих радость принадлежала женскому Рождественскому монастырю, в давнее время сгоревшему, и найдена в пепле после пожара; задняя сторона её обгорела, а лик Божьей Матери оказался неповреждённым. По исправлении обгорелой стороны, икона внесена была в церковь и поставлена в особо устроенном для неё киоте; от прихожан церкви она пользуется особым почитанием.

2

В Кашине от бывшего древнего укрепления сохранились два земляных вала на перешейке образовавшемся между двумя изгибами реки недалеко от городского сада, видны следы бывшего рва, на котором был подъемный мост. Ров и мост, значатся на плане Высочайше утверждённом в 1777 году. Крепость занимала пространство в длину 80 в ширину 80, а в окружности 400 сажень.

3

Блаженная княгиня Анна, дочь Ростовского князя Дмитрия Борисовича, вступила в супружество с Михаилом Ярославичем Тверским 8-го ноября 1294 года. Не отрадна была жизнь её в супружестве: скорби следовали за скорбями. То были смутное время, когда князья ссорились и воевали между собою из-за престола великокняжеского. По смерти Владимирского князя Андрея Александровича в 1304 г. прямым и законным его наследником русские князья избрали Тверского князя Михаила, и татарский хан Тохта утвердил его в великокняжеском достоинстве. Но против него стал строить козни родной племянник его, Московский князь Георгий (Юpий) Данилович. Когда умер хан Тохта. Георгий женился на родной сестре нового хана Узбека, и ворвался в Тверское княжество, сжигая города, опустошая селения и церкви. Князь Михаил одержал над ним блистательную победу, но тот отправился в орду и оклеветал там Михаила в отравлении жены его, сестры хановой. которая умерла в плену у Михаила. Нужно было самому Михаилу явиться в Орду для оправдания. „Настало время лютое, говорил он супруге своей, враги мои составили против меня заговор и внушили хану убить меня: пусть же я умру один, для успокоения всей земли моей, которая из-за меня страдает». Приготовив, себя к смерти по христианскому обычаю, Михаил отправился в Орду. Там заранее решено было убить его. После долговременных истязаний слуги Георгия большим ножом вырезали ему сердце. Княгиня Анна, с пятерыми детьми, около года томились то страхом, то надеждою, и только в июле следующего года узнала о многострадальной кончине любезного супруга. Можно представить себе её скорбь при таком горестном известии. Когда тело Михаила привезено было в Москву, безутешная княгиня посылала послов просить Георгия отдать ей тело супруга её. Едва удалось уговорить Георгия, и то только тогда, когда сын Михаила заключил с ним мир во Владимире. С горькими рыданиями встретила княгиня останки супруга мученика, и отдав ему последний долг христианского погребения, оставила мир и приняла пострижение в Тверском Софийском монастыре, с именем Софии. Но недолго ей пришлось пожить в Тверской обители; младший сын её Василий Михайлович Кашинский князь, упростил её перейти к нему в Кашин на постоянное жительство. Здесь он устроил для неё монастырь, близь Успенской церкви, в котором она жила с приставленными к ней инокинями. Казалось, теперь должны были кончиться её скорби, она была вдали от мира: но в миру остались её дети, о которых она получала нерадостные вести. Старший сын её Дмитрий (Грозные очи) отправился в орду, встретил там Георгия и не сдержав гнева, вонзил ему меч в сердце. За то и сам казнён был ханом. Прошло два года, и её второй сын Александр Михайлович, Тверской князь, защищая веру православную от ханова брата Щелкана, истребил много татар и самого Щелкана сжег в Твери. В наказание за это хан двинул на Русь татар: Александр бежал в Псков. Тверская область была опустошена. Десять лет Александр, но мог возвратиться в Тверь. Ему, наконец, удалось умилостивить хана и мать увидела сына, но не надолго; по клевете Московского князя, его вызвали в орду, вместе с сыном Фёдором, и там обоим отрубили головы. В таких скорбных обстоятельствах текли последние годы княгини инокини. Уже старицею на 65 году от рождения, она приняла схиму, с прежним именем Анны и скончалась в Кашине в 1368 году. Тело её погребено было в Успенской церкви, тогда еще деревянной. Двести сорок три года блаженная княгиня находилась в земле. В 1611 году, при царе Василии Ивановиче Шуйском, производилась перестройка помоста над гробом княгини, и мощи её усмотрены были нетленными. Гроб с мощами блаженной княгини взят из земли и поставлен в церкви для благоговейного почитания. В 1652 г., по воле царя Алексея Михайловича, мощи княгини торжественно перенесены Ростовским Митрополитом Варлаамом в Воскресенский Собор. В 1677 году возбуждён был вопрос о канонизации княгини Анны. Вследствие чего Патриарх Иоаким, посылал в Кашин духовных лиц для освидетельствования мощей и исследования записанных чудес, сличали житие её, написанное дьячком Никифором Варламовым, с летописями и нашёл много несогласного. По рассмотрении акта освидетельствования мощей и исследования чудес, святители на соборе в Москве постановили: отложить сопричисление блаженной Анны к лику святых до подлинного извещения, когда аще впредь Бог объявит и утвердит. (Соборн. деян. о блаж. книг. Анне. син. библ. сбора. № 684 л. 381–415). Вследствие чего рака княгини запечатана, пение молебнов ей воспрещено: храмы, освя­щенные во имя её в Кашине, освящены вновь во имя всех святых. С того времени блаженная княгиня Анна почивает под снудом. Память её совершается 21 июля, 2 октября и 17 ноября.

4

В древнее время в Кашине было много монастырей, которые в разное время уничтожились. Кроме трёх ныне существующих Димитровского. Клобукова н Сретенского, известны ешё десять монасты­рей: 1) Св. Духа мужской, находился на мест ныненшего городского сада; 2) Покровский, около Флоровской церкви; 3) Введенский, близь Кло­букова монастыря; 4) Рождественский, недалеко от Болотской церкви; 5) Варваринский при Макарьевской церкви; 6) Симеона Столпника на Московской улице; 7) Сионский на Сионе; 8) Параскевы Пятницы, у Сионских лав; 9) Богоявленский у Московского моста; 10) Успенский, при Успенской церкви.

5

О нападении Литвы на Кашин, в книге: Собрание сочинений, относящихся к истории Тверского края Карманова, говорится так: „во время общего в Poccии от поляков разорения, в 1609 году, Кашин трижды был от них атакован, и хотя граждане и собравшиеся в сей город уездные дворяне, под начальством избранного от них в предводители Ивана Баклановского, и храбро оборонялись и поляки неоднократно были отбиты; однако, наконец, поляки вместе с татарами, набежав нечаянно, город взяли и жителей мучили неслыханными мучениями: людей ловили, вешали на деревьях; в рот насыпав пороху и зажав оный жгли на огонь; а женскому полу прорезывали сосцы, вдергивали веревки и таким образом вешали; в рот и секретные члены насыпав пороху жгли на огонь, и другие ужасные лютости производили, затем, ограбив жителей и церкви, вышли.

6

Oписание стольника Дурова доставлено монастырю покойным редактором Ярославскнх епарх. ведом. Н. Корсунским.

7

По древнему плану воеводских времен (год написания пла­на по означен, хранится план у купца И. Куикина) город Кашин представляется в следующем виде:

Главная часть города занимает полуостров, образуемый изгибами реки Кашинки, на котором она находится и теперь. Полуостров этот укреплен самою природою: с трёх сторон окружён рекою, а с четвертой – природная Духовская гора заграждает на него путь. Среди полуострова, близь перешейка, находился так называемый острог. Это была крепость с деревянными стенами и башнями, которою обнесены были два храма – Воскресенский собор и Успенская церковь. За острогом на площади пять приходских церквей; дом воеводы и ещё два дома воеводского ведомства по берегу реки близь нынешней Болотской церкви: две линии деревянных рядов и 11 улиц посадских дворов, в разных направлениях среди площади и по берегу реки. За перешейком, близь Духовской горы, на месте нынешнего городского сада, значится Духов монастырь, теперь несуществующий.

Вокруг городской части, за рекою на посаде, означены два монастыря, существующие и теперь Дмитровский и Сретенский, 15 приходских церквей и пять линий посадских дворов (ни церквам, ни улицам наименований не означено); слободе в посаде 9, именно: Лягушачья против Духовской горы, в низине за pекoю, Троицкого Сергиева монастыря; Перетрясово на берегу реки за Никольскою церковью, Калязина монастыря: Рождественская слободка, при церкви Рождества Хри­стова: Сергиевская при Cepгиевской церкви: Конюшенная, за Димптровским монастырем; Стефановская, близь церкви Стефана Архидиакона Исарская, по Тверской дороге; Ерусалимская на Тверской дороге близь Иерусалимской церкви: Ямская, па Вознесенской площади. За чертою города в Петропавловской части – церковь и слободка Сионка; за Калязинскою дорогою, по смежности с землею села Опраксина – слободка Трёхсвятская Оршина монастыря. При устье реки Вонжи – Клобуков монастырь; рядом с ним – Введенская церковь, бывший Введенский монастырь и подмонастырская слободка.

8

Не безынтересно упомянуть здесь, как, отнеслось сельское духовенство Кашинского уезда к предложению епархиального начальства об открытии в Димитровском монастыре духовного училища, или, как первоначально называли его, гимназии. Большинство духовных лиц, на подписке, отобранной 19 февраля 1768 года, заявили, что „они своих детей Российской грамоте обучать должны сами в своих домах, а как будут обучены, то, по изучении представлять должны в Тверскую Его Преосвященства семинарию для изучения латинского языка». Такой отзыв дан почти всем. сельским духовенством, с прибавлением: „в Димитровском монастыре семинарии быть не желаем». Первоначальная плата с мальчика по рублю впоследствии была увеличена до полутора рубля. Может быть, увеличение платы казалось духовенству тяжёлым налогом и было побуждением к отказу от училища. Так, священник села Рождествена, что на вышнем озере, Тимофей Никитин, дьякон того же села Никифор Филипов и другие, дали coгласие на открытие училища в Димитровском монастыре, но в то же время заявили, что платить по полтора рубля в год они не в состоянии Полное согласие на открытие школы и на отдачу в неё детей своих, с платою по полтора рубля, дали протопоп Воскресенского собора Симеон Автономов, священник Сте­фан Иванов, дьякон Стефан Тимофеев и пономарь Кузьма Парфеньев, священник Успенского собора Алексей Иванов, Богоявленской церкви священник Михаил Иванов и села Чагина священник Яков Никитин. Первыми учителями были: по латинскому языку Вознесенской церкви священник Василий Фёдоров; по русской грамоте Якиманской церкви священник Стефана Автономов. В том же 1768 году 20 марта открыты были и классы. На первое время собрано было 9 мальчиков, детей городского духовенства. Между тем, из отзывов благочинных оказалось, что в состав причтов Кашинского духовенства находится немало лиц малограмотных, не умеющих подписать своего имени. Священники Василий Федоров и Стефан Автономов, как лица более других заинтересованные в открытии училища, донесли об этом преосвященному. Донесeниe это обратило па себя серьезное внимание преосвященного и вызвало распоряжение о привлечению обучению в школе не только детей, но и малограмотных членов, причта дьяконов, дьячков и пономарей, которых в уезде оказалось 39 человек, из них 4 дьякона, 15 дьячков и 20 пономарей. Все они обязаны были подпискою явиться в школу для обучения потному пению, чтению и письму. Это распоряжение благоприятно отозвалось и относительно представления в школу детей: многие священники, дьяконы и дьячки уже без отговорок давали подписки отдавать в школу не только детей, но и родственников, находящихся на их попечении (Архив Каш. Дух. Правл. в Каш. Клобуков монаст.).

9

Межевая инструкция гл.V.

10

Вытью называется мера земли доброй 12, средней 14, худой 16 четвертей. Четверть в длину 40 сажень, поперёк 30 сажень. (Истор. Карамзина т. IX. Примеч. 816).

11

Строители Акимовы погребены в нижнем этаже Троицкой церкви и все родство их в Димитровском монастыре.

12

С особым торжеством совершается в Кашине крестный ход в неделю всех Святых из городского Собора ко всем церквами и монастырями находящимся в городе. Пред каждою церковью совершается краткая лития с прочтением Евангелия храмовому празднику посещаемой церкви и закапчивается многолетием. На пути от одной церкви к другой поются молебны разным Святым. На встречу крестному ходу выносятся из каждой церкви хоругви и особо чтимые иконы, который и сопровождают его до Воскресенского собора. На это торжество собираются не только городские жители, во много народа и из деревень. Умилительная картина представляется для стороннего наблю­дателя, когда масса народа, под осенением хоругвей, крестов и икон, с открытыми головами, переходит от одной церкви к другой, вместе с духовенством возсылая хвалу Богу едиными устами и единым сердцем. Это полное торжество православия! Крестный ход этот установлен в 1831 году, в память избавления города Кашина от холеры. Другой крестный ход, в котором Димитровский монастырь принимает участие, бывает в пяток пред праздником Св. Пророка Илии. В этот день город разделяется на несколько участков: духо­венство, собравшись в набранную церковь своей части, вечером в четверток служить собором всенощное бдение, а в пяток утром в 5 часов литургию. К литургии из всех церквей участка приносятся особо чтимые иконы. По окончании литургии и водосвятного молебна, ду­ховенство, в сопровождении местных жителей, с крестным ходом, обходит свою часть города по улицам, окропляя дома святою водою. Этот крестный ход установлен в память избавления города Кашина oт холеры, бывшей в 1847 году.

13

Торжество переложения мощей преподобного Maкария происходило в следующем порядке по указу Государя Петра Алексеевича и по грамоте святейшего патриарха Адриана, Сергий, архиепископ Тверской и Кашинский, прибыл в Калязин монастырь 18 сентября 1700 года. Собором с архимандритами Калязинским Исайем, Отроча монастыря Ионою, Желтиковским Варлаамом, Димитровского монастыря Ионою и с прочим духовенством, преосвященным отслужено было всенощное бдение. Утром, после молебна и водоосвящения, самим преосвященным с архимандритами святые мощи преподобного взяты были из деревянной раки и переложены в новую серебряную. Прочее духовенство, кроме архимандритов, и весь народ высланы были из церкви и стояли в паперти. Затем, всем собором отслужена была литургия, которая начата в 5 часов утра и окончилась в 8 часу дня. Преосвященный прибыл в Калязин до 25 сентября. (Описан. Каляз. монаст. иеромон. Павла Крылова; стр. 49).


Источник: Арсений (Завьялов; архимандрит). Описание Кашинского Димитровского монастыря Тверской епархии / сост. чл. Твер. учен. арх. комис. архим. Арсений. – Изд. Тверской ученой архивной комиссии. – Тверь : Типо-Литография Н. М. Родионова, 1901. – [2], 48 с. ; – Издание Тверской ученой архивной комиссии.

Требуется опытный backend-программист по совместительству