Азбука верыПравославная библиотекаИстория ЦерквиРусская Православная Церковь в 1943-2000 гг.: внутрицерковная жизнь, взаимоотношения с государством и обществом
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


священник Алексий Федотов
Русская Православная Церковь в 1943—2000 гг.: внутрицерковная жизнь, взаимоотношения с государством и обществом

Глава 1

   

(по материалам Центральной России)

Содержание

    Введение
I Глава. Отношения советского государства и Русской Православной Церкви в 1943—1958 гг. § 1. Кризис церковно-государственных отношений в России к 1943 году. § 2. Церковно-государственные отношения в 1943—1958 гг. § 3. Особенности развития внутрицерковной жизни в 1943—1958 гг. Таблица 1 II Глава. Гонения на Церковь в СССР В 1958—1964 гг.: роль в них государства и общества § 1. Усиление антицерковной политики Советского государства в 1958—1961гг. § 2. Реформа приходского управления. Закрытие храмов, как одно из важнейших направлений хрущевской антицерковной политики. Таблица 1. Закрытие храмов в Костромской области в 1961—1964 годах Таблица 2. Закрытие храмов в Ивановской области в 1961—1964 годах Таблица 3. Количество православных церквей, молитвенных домов и священников в некоторых областях РСФСР (на 01.01.1958) Таблица 4. Закрытые храмы Владимирской епархии (на 01.01.1962 г.) § 3. Общественная реакция на антицерковную компанию в России в 1958—1964 гг. Жизнь православного духовенства в этот период. III Глава. Отражение атеистической политики советского государства на внутрицерковной жизни и реакция советского общества на государственный атеизм в 1964—1988 гг. Таблица 1. Количество треб, совершенных в Ивановской, Костромской и Владимирской епархиях в 1960-е годы Таблица 2. Сведения о численном составе духовенства Владимирской епархии в 1962—1984 годах Таблица 3. Сведения о численном составе духовенства Ивановской епархии в 1977—1987 годах § 2. Русская Православная Церковь и религиозные диссиденты в 60—80-е годы ХХ века § 3. Поместный собор Русской Православной Церкви 1988 года и его роль в изменениях во внутрицерковной жизни. § 4. Общественное сопротивление в России советской атеистической политике. IV Глава. Русская Православная Церковь в постсоветской России § 2.Церковно-государственные отношения в условиях постсоветской России. § 3. Постсоветское общество в России и Русская Православная Церковь § 4. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 года — важнейший этап истории Российского Православия. V Глава. Проблемы духовного образования в России в 1943—2000 ГГ. § 1. Православные духовные школы до революции 1917 года и в СССР до 1988 года. Таблица 1. Наличие богословских степеней у духовенства Владимирской епархии в 1970-е годы § 2. Духовное образование в России в 1990—2003 гг. § 3. Особенности становления некоторых провинциальных Российских духовных учебных заведений в 1990—2003 годах. Заключение  

 
   В монографии анализируется сложный период новейшей истории Русской Православной Церкви — 1943—2000 гг. На материалах регионов Центральной России рассматриваются вопросы внутрицерковной жизни, церковно-государственных и церковно-общественных отношений. Среди изучаемых проблем — кризис церковно-государственных отношений в России к 1943 году, «хрущевские гонения на Церковь» 1958—1964 гг. отражение атеистической политики государства на церковно-общественной жизнив 1964—1990 гг. роль Русской Православной Церкви в постсоветской России, проблемы духовного образования.
   Книга адресована историкам, религиоведам, теологам, священнослужителям, всем кто интересуется историей России.
Введение
   Современное Российское общество вступило в стадию реформирования своих структур и институтов. В этом находит отражение как социально-экономическая так и духовная сфера жизни. Идет сложный и достаточно противоречивый процесс формирования Российского государства на новых принципах. Одним из основных объектов таких преобразований является сам человек, его материальное благосостояние и духовная культура. Без человека невозможно ни одно преобразование в стране.
   Исторический опыт свидетельствует, что Русская Православная Церковь всегда была вместе с Российским народом. Государственно-церковные отношения в исторической ретроспективе не всегда были однозначны; русская история знает многочисленные примеры грубого вмешательства государства в сугубо церковные дела, но знает и примеры активного участия в управлении государством церковных деятелей (например Патриархи Филарет и Никон).
   Можно привести и примеры того, как священнослужители занимались несвойственной их сану государственной работой (например епископ Феофан (Прокопович.))
   Непростыми были в России и церковно-общественные отношения. Отторжение многих представителей образованного общества от традиционных ценностей православия во многом предопределило создание революционной ситуации к началу ХХ века.
   ХХ век не был здесь исключением. Поэтому большое значение имеет изучение истории Русской Православной Церкови в 1943—2000 гг.: внутрицерковной жизни и взаимоотношений с государством и обществом, так как первая половина ХХ века все же более изучена в данном плане.
   Актуальность данной темы обусловлена всё возрастающей ролью, которую Русская Православная Церковь сегодня играет в Российском государстве и обществе, лишенных твёрдой идеологии и нравственной основы.
   Россия ныне находится в глубоком кризисе, который поразил не только социально-экономическую сферу, управленческий аппарат, военно-промышленный комплекс, но, в первую очередь, нравственную сферу человеческой жизни. Десять лет экспериментов были достаточным сроком, чтобы люди успели потерять веру в успех каких-либо реформ. Отсутствие у общества твёрдых нравственных идеалов и жизненных ценностей приводят к тому, что начинают постепенно исчезать понятия святости брака, патриотизма, любви к Родине. Выходить из этого состояния, на наш взгляд, невозможно без обращения к Православной Церкви, которая помогла нашему народу пережить татаро-монгольское иго, Смутное время, нашествия Наполеона и Гитлера, которая, говоря словами Патриарха Алексия I, «на протяжении веков служила, прежде всего, нравственному становлению нашего народа, а в прошлом — и его государственному устройству»1.
   Однако Церкви непросто интегрироваться в жизнь современного государства и общества: слишком велика разница между сегодняшним положением Церкви и её положением каких-то 15 лет назад. Из тесных рамок, установленных атеистическим государством, Церковь перешла в почти неконтролируемое государством положение. И этот очень сложный переходный процесс нельзя оценивать однозначно. Сегодня открываются монастыри и храмы, духовные учебные заведения православные вузы, школы и детские сады, появляются православные газеты, журналы, книги, социальные учреждения. Священнослужители приходят в светские учебные заведения, больницы, тюрьмы, воинские части, другие учреждения, где необходимо слово назидания и утешения.
   Однако нельзя не говорить и о том, что дух мира очень сильно проник за церковную ограду. Многие священнослужители чрезмерно увлеклись жизнью по законам окружающего Церковь мира, и внимание на это всё чаще обращает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Трудно возрождаются монастыри, так как практически повсеместно прервана преемственность монашеского духовного опыта, складывающегося из многих десятилетий молитвенной практики, Сложно возрождать и православную школу; на этом поприще, учитывая дух нашего века, приходится всё начинать буквально с нуля. Сегодня начинают вновь говорить о возможности признания Православия государственной религией. Приводятся при этом примеры многих современных государств. Но хорошо ли это будет?
   Да, сегодня Церковь сильно зависит от благотворителей. Многие бедные храмы не имеют возможности оплачивать огромные счета, выставляемые за коммунальные услуги, осуществлять необходимый ремонт поруганных безбожным государством святынь(хотя нельзя не вспомнить и о том, какие антицерковные акции проводились в Синодальный период, казалось бы православными государями). Поэтому нельзя не отметить, что хотя бы формально, Церковь сегодня свободна. А придание Русской Православной Церкви статуса государственной религии Российской Федерации может фактически превратить её в одно из министерств, а в условиях нынешней России и вовсе надзорных «служб» или оказывающих услуги «агентств», марионетку в руках государства. Мы имеем печальный опыт в начале XX века — в предреволюционной России: не какой — то «плохой», а ныне прославленный Церковью как святой император, царь — мученик Николай II препятствовал назревшей в Русской Церкви необходимости созыва Поместного Собора и выборов Патриарха, предлагал себя на место Патриарха. И необходимые для Церкви деяния смогли осуществиться лишь после великой трагедии для России — октябрьского переворота 1917 года. Что же говорить сегодня, когда во главе государства стоят люди, в целом далёкие от Православия? Будет ли в нынешней ситуации благом государственная Церковь в России? С одной стороны — жёсткий государственный контроль позволил бы (если бы было на то желание государственной власти) очистить церковные ряды от людей случайных, мог бы стать препятствием на пути к злоупотреблениям (хотя пример современных государственных структур, вряд ли позволяет на это надеяться), включение церковных нужд в бюджетные расходы позволило бы Церкви освободиться о множества мирских забот и попечений, и больше сил направить на духовное просвещение народа, придание Церкви государственного статуса в большой мере отняло бы попытки использовать её как марионетку во время политических баталий и выборов.
   Но есть и оборотная сторона: далёкие от Православия чиновники начали бы грубо вмешиваться в дела сугубо церковные, например, в вопросы поставления епископов, что противоречит канонам Православной Церкви, но, тем не менее, имело место, например, в той же дореволюционной или советской России. Нужно помнить о том, что авторитет Церкви, отделённой от государства, намного выше, чем Церкви, превращённой в одно из министерств.
   Нельзя не сказать и о том, что Церковь это не только клир, огромную важность имеют процессы внутрицерковной жизни, происходящие на уровне прихода.Здесь можно наблюдать самые разные картины; в зависимости от обстоятельств приход сегодня может представлять собой как вполне благополучную православную общину, так и пустующий храм, учредителями которого выступили «мертвые души», поставившие подписи под заявлением в органы юстиции и этим ограничившие свою церковную жизнь. Приход сегодня может быть в зависимости от настоятеля и прихожан полноценной канонической единицей, а может превратиться в полусектантское сборище мракобесов, лишь по названию являющееся православным приходом.
   Быстро меняющаяся реальность придаёт исследованию истории внутрицерковной жизни, взаимоотношений Церкви с государством и обществом в советской и постсоветской России, особые значимость, так как значение происходивших в прошлом процессов поможет лучше понимать сегодняшнюю реальность и влиять на неё.
   Несмотря на то, что в последние годы начинает активно расти количество исследований, посвящённых истории Русской Православной Церкви в ХХ веке, период 1943—2000 гг. продолжает оставаться малоизученной. Большинство работ по данной теме носит описательный характер, глубоких же научных исследований, рассматривающих в комплексе внутрицерковную жизнь, взаимоотношения Церкви с государством и обществом, практически нет. Наиболее фундаментальный из имеющихся на сегодняшний день работ, посвященных истории Русской Православной Церкви в ХХ веке, труд доктора церковной истории протоиерея Владислава Цыпина2 и самим автором оценивается лишь как введение в историю Русской Церкви в ХХ веке.
   Рассматривая имеющуюся историографию проблемы, можно отметить, что особо слабо изучен период 1943—2000гг. Если период невиданных до того с первых веков христианства в мировой истории гонений на Церковь 1917—1940гг. всё-таки уже имеет много исследований, благодаря усилиям Православного Свято — Тихоновского богословского института, Синодальной и епархиальных комиссий по канонизации, публикации отдельных источников, то эпоха в жизни Церкви, охватывающая 1943—2000 годы, особенно 1965—2000 годы менее изучены в историческом плане. В связи с этим, важным представляется комплексное исследование, посвящённое истории Русской Православной Церкви в 1943—2000 гг., освещающее одновременно внутрицерковную жизнь, взаимоотношения с государством и обществом.
   Отдельно нужно сказать о развитии религиозной ситуации на селе. Здесь, в одной и той же области, в разных селах существовали разные варианты решения религиозного вопроса. Связано это было как с общим уровнем религиозности жителей села, так и со степенью лояльности местного советского и партийного руководства. Немаловажную роль играла и личность священника.
   Освещение регионального аспекта проблемы тем более немаловажно, что он и сегодня не утратил своей актуальности. Причём необходимо обратить внимание на то, что в 1990-е годы особую роль в развитии церковно-государственных отношений на местах стал играть личностный фактор. Если в Москве руководители государства и финансовая элита в целом быстро почувствовали происшедшие положительные перемены в церковно-государственных отношениях, в определенной степени связанные с личностью первого Президента РФ Б. Н. Ельцина, то на местах ситуация была намного более инертной. Для того, чтобы перемены в полной мере дошли до областных центров понадобилось целых 10 лет, причём и здесь не всегда всё было гладко. Впрочем, и здесь большую роль играл личностный фактор, в первую очередь, личность управляющего епархией. А тем более проблемной представляется ситуация в районах области, откуда, выражаясь образными словами гоголевского городничего: « …хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь»3.
   А между тем в сегодняшней России, где органам власти даже не только субъекта Федерации, но даже и местного самоуправления Федеральное Законодательство предоставляет неоправданно большие полномочия, отношение к Церкви «всенародно избранного» главы администрации самого захолустного города или района может играть для расположенного на его территории монастыря или прихода очень большую роль.
   Важность данной проблемы не вызывает сомнений. Это объясняется тем, что Православие было и остаётся самой крупной и влиятельной конфессией в СССР и России4. И даже в тяжёлые для Церкви годы гонений от Советской власти, когда Русская Православная Церковь полностью была лишена возможности проявить активность для лучшего устройства государственной жизни, она не переставала играть весьма важную роль в истории России.
   Несмотря на все объективные сложности сегодняшнего дня, церковная жизнь возрождается. Государство сегодня делает шаги навстречу Церкви. Церковь имеет большие возможности для проповеди. Сегодня она играет большую роль в жизни Российского государства и общества, но должна играть неизмеримо большую.
   Для дальнейшего расширения миссии Русской Православной Церкви в современном государстве и обществе необходимо изучение опыта прошлого, в частности внутрицерковной жизни в 1943 — 2000 гг., взаимоотношений Церкви с государством и обществом в этот период. Взаимоотношения Церкви с обществом тесно взаимосвязаны с взаимоотношениями Церкви с государством. Если в атеистическом государстве существовала такая общественная организация как «Союз воинствующих безбожников», то в России 1990-х годов появились уже православные общероссийские общественные организации. Хотя всегда были и диссиденты.
   Историографию истории Русской Православной Церкви можно разделить на два основных этапа:
   1) 1943—1991 гг., 2) 1991—2005 гг. Они характеризуются следующим.
   На первом этапе отечественная историография была характерна замалчиванием исторической правды, причем это было показательно, как для светских исследователей, так и для проходивших жесткую цензуру работ церковных авторов; в них делались попытки показать, что в СССР существует свобода вероисповедания5. Работы советских историков были предельно политизированы, Церковь в них представлялась как атавизм чудом уцелевший в стране победившего социализма, которому в ближайшем будущем уготована участь реликта6.
   Неудивительно, что при таком подходе достоверную картину истории Русской Православной Церкви в ХХ веке было трудно представить.
   В 1980-е годы появляются попытки более объективного анализа истории Русской Церкви в ХХ веке, но и они не были свободны, даже в начале 1990-х годов, от атеистических штампов и пропаганды советского общества, в котором якобы единственно возможна подлинная свобода совести7.
   На втором этапе историографии — 1991—2005 гг. — появляется первая попытка глубокого изучения и серьезного анализа истории Русской Православной Церкви в ХХ веке, как в целом, так и по отдельным периодам, отдельным проблемам. Сюда можно отнести поздние работы В.А. Алексеева, А.В. Кураева, Д.В. Поспеловского, протоиерея Владислава Цыпина, М.В. Шкаровского, Т.А. Чумаченко, О.Ю. Васильевой и других8.
   Однако региональный аспект проблемы пока мало изучен, хотя можно и здесь привести целый ряд достаточно удачных исследований9. Нет исследований рассматривающих в комплексе внутрицерковную жизнь, церковно-государственные и церковно-общественные отношения в 1943—2000 годах на материалах Центральной России. Та перестройка, которая затронула Российское общество в конце 1980—90-е годы ХХ века затронула в целом и Русскую Православную Церковь, изменило ее статус в обществе. Перемены наделили совершенно новыми правами и обязанностями священнослужителей, особенно высших церковных иерархов. Прошедшие в новых условиях Поместные и Архиерейские Соборы стали знаковыми этапами не только для внутрицерковной жизни, но и для взаимоотношений Церкви с государством и обществом. Это не могло не привлечь внимания исследователей по данной проблематике.
   Цель книги — исследовать историю Русской Православной Церкви в 1943—2000 годах на материалах Центральной России с показом также в качестве иллюстрации ситуации и в других регионах.
   Исходя из цели ставились следующие задачи:
   1)          изучить кризис церковно-государственных отношений в России к 1943 году;
   2)          охарактеризовать церковную политику Советского государства после Великой Отечественной войны (1943—1958 гг.) в сравнении с антицерковными репрессиями при Хрущёве Н.С. (1958—1964 гг.); показать общественную реакцию на антицерковную кампанию в России в 1958—1964 гг.;
   3)          исследовать религиозную политику Советского государства в эпоху застоя (1964—1988 гг.) и переходный период (1988—1990 гг.);
   4)          показать церковно-государственные отношения в постсоветской России (1990—2000 гг.).
   5)          изучить особенности развития внутрицерковной жизни в 1943—1958 гг. и положение Церкви в связи с реформой приходского управления;
   6)          дать характеристику влияния государственного атеизма на внутрицерковную жизнь 1964—1988 гг.;
   7)          проанализировать роль в истории Православия Поместного Собора Русской Православной Церкви 1988 года и Архиерейского Собора 2000 года
   8)          исследовать историю Духовного образования в России в 1943—2000 годах.
   9)          изучить общественное сопротивление в России советской атеистической политике;
   10)      изучить возрождение церковной инфраструктуры в 1990-е годы и исследовать взаимоотношения Русской Православной Церкви и общества в постсоветский период
   В связи с описанием задач исследования необходимо остановиться на проблемах терминологии. Под «внутрицерковной» жизнью большинством церковных историков понимаются вопросы жизни святых, динамики развития церковного богослужения, монастырского и храмового строительства, Соборной жизни Церкви, жизни духовенства, мирян, созидания духовных учебных заведений.
   Под «Церковью» понимается православная централизованная религиозная организация, под «церковью» — храм.
   Под «мирянином» подразумевается человек активно участвующий во внутрицерковной жизни, но не имеющий какого-либо посвящения (то есть не являющийся священно- или церковнослужителем или монахом).
   Под «духовным образованием» подразумевается преимущественно подготовка кадров священно и церковнослужителей.
   «Священнослужители» в Православной Церкви это лица, имеющие иерархическую степень епископа, священника или диакона через рукоположение (хиротонию). «Церковнослужители» это лица, через посвящение епископа (хиротесии), получившие степень чтеца или иподиакона.
   М.В. Шкаровский в своей монографии специально оговаривает термин «религиозное возрождение» он даёт ему следующее определение: «это явление следует понимать как процесс, характеризующийся новым обращением к вере различных слоёв советского, Российского общества. Начался он в годы Великой Отечественной войны и прошел три стадии: возрождение Церкви в 1940-е гг., пробуждение интереса к религии в среде интеллигенции с конца 1950-х гг. и, наконец массовый религиозный подъем в последние восемь лет, (имеется ввиду в 1995 году, — прим. автора) данное явление также было связано с отходом от официального коммунистической идеологии».10 Протоиерей А. Киселёв так писал об этом в 1988 году: «процесс, который начался во время войны с Германией, есть медленная, мучительная деидеологизация государства, общества, человека... Долгие годы процесс этот шел подспудно, с резкими выплесками в официальную жизнь. Но вот наступает время, когда совершавшийся в глубинке процесс выходит на поверхность».11
   Объектом исследования являются епархии Русской Православной Церкви, находящиеся в Центральной России в 1943—2000 гг. Предметом диссертационного анализа явились внутрицерковная жизнь в этих епархиях и взаимоотношение их с Советским и Российским государством и обществом в указанный период.
   Поскольку в истории Церкви тесно переплетаются внутрицерковная жизнь, взаимоотношения с государством и обществом, то представляется целесообразным деление глав и параграфов в диссертации по хронологическому принципу.
   Методология исследования истории Русской Православной Церкви во многом зависит от избранного исследователем теоретического направления. В данной работе прежде всего используется «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», работы ведущих церковных иерархов. Также использовались теоретические построения крупных историков, таких как И.Д. Ковальченко, который в своей работе «Метод исторического исследования» (М., 1989) показывает всю гамму теоретических методологических разработок, начиная от исторических методов и заканчивая общенаучными.
   Большую роль в данном исследовании сыграли работы И.Я. Биска (История исторического метода в новое время. Иваново, 1983; Записки историка. Иваново 2004), в которой им показаны методологически вопросы методологического и исторического знания; цели историографии и методологии, показывает важнейшие моменты в их изучении.
   Важнейшее значение для истории Русской Православной Церкви имеют работы Л.П. Карсавина, особенно его «Философия истории» (СПб., 1993) в котором он отразил развитие исторических процессов спонтанно, показав все изменения под влиянием Абсолюта, т. е. Божества. Им же подчеркнуто, что развитие разных идеологий происходит спонтанно, достигая своего апогея. Он же отметил, что исторический процесс познания социально-постоянен, так как его изучают люди (гуманитарии).
   Христианство — сверхисторично и исторично одновременно, поэтому каждый христианин, живя в любую историческую эпоху, в онтологическом смысле постоянно стоит перед одной и той же дилеммой выбора между Добром и злом, между Богом и демоническими силами. Подлинная история, в ее христианском понимании, оказывается не горизонталью или вертикалью только, но преемственностью креста. Православное сознание всегда исторично, всегда включает в себя прошлое и никогда «не рабствует» ему12.
   Нужно отметить также, что в отличии от, например, цивилизационного подхода А. Тойнби, считавшего, что объектом изучения философии истории не может быть человечество в целом, но только определенные культурно-исторические типы, одно из основополагающих положений христианства — это то, что человечество имеет единое происхождение и, в определенной степени, единый путь развития.
   Для христианской парадигмы историософии характерно присутствие принципа избранности. Он реализуется не только в утверждении избранности христианской общины, но и в самом типе понимания истории, как логического процесса, имеющего свои узловые моменты и перемещающегося периодами относительно индифферентного к метаисторическому, сверхсобытийному смыслу или закону течения повседневности. Сам по себе исторический процесс в традиционной историософской тематике оказывается вписанным в универсальный процесс миротворения, становления мира и его свершения. Индивидуальность реализуется в проблематике выбора между добром и злом.
   В данной работе были использованы многочисленные источники, как опубликованные так и архивные материалы. Заметим, что только в последние годы вышли из печати такие документальные собрания, как «Русская Православная церковь в советское время (1917—1991)» Кн. 1—2. Сост. Г.А. Штриккер. (М., 1995); «Поместный Собор 1988 года» (Троице-Сергиева Лавра., 6—8 июня 1988 года). Материалы. (М., 1990); «Свобода совести и государственно-церковные отношения в Российской Федерации: Документы и материалы» (М., 1998); «Русская Православная Церковь и право: комментарии» (М., 1999); «Акты Святейшего Патриарха Тихона» (М., 1999), материалы Архиерейских Соборов 1994, 1997, 2000 гг., в которых показаны многие вопросы внутрицерковной жизни, церковно-государственных и церковно-общественных отношений. Например в «Актах Патриарха Тихона» показана деятельность советского государства по подавлению деятельности церкви вплоть до 1943 года, когда в силу создавшейся исторической ситуации И.В. Сталиным были определены перемены в государственно-церковных отношениях.
   Большое значение в работе имели архивные материалы. Использовались фонды государственных и церковных архивов, в том числе государственного архива Российской Федерации, Государственного архива Владимирской области, Государственного архива Костромской области, архива УФСБ России по Ивановской области, текущих архивов Ивановского епархиального управления, Ивановского Духовного училища, Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской Православной Духовной семинарии. Большой интерес представляют Фонд Совета по делам религий Государственного архива Российской Федерации, уполномоченных Совета в региональных архивах. По ним можно проследить кА решались те или иные конкретные вопросы как на уровне Патриархии, так и по местным епархиям.
   Большую ценность для изучения проблем имели церковные архивы, особенно текущий архив Иваново-Вознесенского и Кинешемского епархиального управления. Уже названия дел показывает всю гамму вопросов, которые характерны для внутрицерковной жизни13. Это большой фактический материал который вводится в научный оборот впервые.
   Особое значение имеет Коституции СССР, РСФСР и Российской Федерации, Законы России о свободе совести разных лет, Законодательные Акты РСФСР регулирующие религиозную сферу (в первую очередь, Декрет ВЦИК и СНК РСФСР 1929 года «О религиозных объединениях»), материалы партийных, и государственных органов, посвященные религиозному вопросу.
   Использованные литература и источники позволяют рассмотреть избранную тему достаточно полно.


1   Цит. по: Русская Православная Церковь в советское время. Кн. 2. М., 1995. С. 20—21
2   Цыпин В., прот. История Русской Церкви в 1917—1997., М., 1997
3   Гоголь Н.В. Повести, драматические произведения. — Л., 1983. С. 164.
4   См.: Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М., 1999.
5   См.: Правда о религии и Церкви в России. М., 1942; О религии и Церкви М., 1965 и др.
6   См.: Гордиенко Н.С. Эволюция русского православия (20-е — 80-е годы ХХ столетия) М., 1984; Гордиенко Н.С., Курочкин П.К. Особенности модернизации русского православия. М., 1973; Куроедов В.А. Религия и Церковь в советском обществе. и др.
7   См.: Бссонов М.Н. Собор 1988 года и современные тенденции в русском православии. М., 1989; он же Православие в наши дни. М., 1990; Одинцов М.И. Русская Православная Церковь в 80-х годах ХХ столетия (общая оценка состояния, организационная структура, социально-политическая деятельность) М., 1989; Барменков А.И. Свобода совести в СССР. М., 1986; Алексеев В.А. Иллюзии и догмы. М., 1991; он же «Штурм небес отменяется» М., 1992; Одинцов М.И. Государство и церковь в России в ХХ веке. М., 1994.
8   См.: Кураев А. Православие и право. Церковь в советском государстве. М., 1997; Поспеловский Д.В. Русская Православная церковь в ХХ веке. М., 1995; Цыпин В., прот. История Русской Церкви в ХХ веке М., 1997; Чумаченко Т.А. Государство, Православная Церковь, верующие. 1941—1961 гг. М., 1999; Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М., 1999; он же Русская Православная Церковь и советское государство в 1943—1964 гг.: от примирения к новой войне. СПб., 1995; Васильева О.Ю. Кремль против Ватикана. Полковник Карпов под руководством генералиссимуса Сталина атакует папу Римского // Новое время. 1993 № 30.; она же «чувствую себя нервным от общего лада церковных дел» // Альфа и Омега (Москва). 2003. № 2(36); Алексеев В.А. Государственно-церковные отношения: содержание характер, тенденции эволюции (на материалах отечественной истории послеоктябрьского (1917 г.) периода ХХ века. Диссертация в форме научного доклада на соискание ученой степени доктора философских наук. М., 1994 и др.
9   Александр (Могилев), архиеп. История учреждения Костромской епархии. Кострома, 2004; Федотов А.А. Ивановская, Владимирская и Костромская епархии Русской Православной Церкви в 1917—1990-е годы. Иваново, 2000; Шабалин Н.В. Русская Православная Церковь и советское государство в сороковые-пятидесятые годы ХХ века (на материалах Кировской области). Киров, 2004; Шумилов В.Ф. Православная Удмуртия: история Ижевской и Удмуртской епархии. ХХ век. Ижевск, 1996; Мишин С., свящ. Очерки по истории Владимирской епархии Х-ХХ вв. Владимир, 2004
10   Шкаровский М.В. Указ. соч. С. 16
11   Киселёв А., прот. Крещение Руси — духовный стержень нашей истории // Русское Зарубежье в год тысячелетия Крещения Руси. М., 1991. С. 7
12   Шмеман А., прот. Указ. соч. С. 388.
13   Например: Дела «Переписка с Патриархией», «Переписка с руководством города и области», «Вопросы собственности», «Соглашения о сотрудничестве с государственными структурами», «Религиозное образование и духовное просвещение» и др.

Глава 1

Помощь в распознавании текстов