Азбука верыПравославная библиотекаИстория Церкви » С Евангелием. Духовное наследие старцев нашего времени
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


архимандрит Тихон (Агриков)
С Евангелием. Духовное наследие старцев нашего времени

Часть 1

   

Содержание

    Вступление
Первоевангелие Адам и Ева Каин и Авель Святой праведный Ной Святой праведный Лот Святой Иосиф Прекрасный Подражание Святой пророк Моисей В пустыне Святой праведный Иов многострадальный Вспомни Святой пророк Давид Святой пророк Исаия Жертвы Святой пророк Иезекииль Горит восток! Святой великий Иоанн, Предтеча Господень Агнец Божий, Месия-Христос, пришел! Явление Господа нашего Иисуса Христа Христос Сила Святаго Евангелия Две девушки Живая любовь Солдат Ученый Студент Святое Евангелие Одинокая Верность Монахиня Анна 1. Апостольский период Заря христианства Плач над колыбелью Сила апостолов Гроза в горах Апостольский венец Святой апостол Иаков Выдержки из послания Святого апостола Иакова Святой апостол Пётр Сон Дорога Выдержки из посланий Святого апостола Петра Второе послание Святого апостола Петра Святой Иоанн Богослов Белый цветочек Звон Выдержки из посланий святого апостола Иоанна Богослова Дети Святой апостол Иуда (не Искариотский) Выдержки из послания Святого апостола Иуды Осенний букет Многодетная… Святой апостол Павел Мученица Послания святого апостола Павла Выдержки из послания к Римлянам Послание к Коринфянам (1-е) Ода святой любви Послание к Коринфянам (2-е) Не отгони П0слание к Галатам Послание к Ефесянам Послание к Филиппийцам На рубеже Послание к Колоссянам Сораспятие Послания к Фессалоникийцам (1-е) Послание 2-е Остановись! Выдержки из пастырских посланий Святого апостола Павла Послание к Тимофею (1-е) Послание к Тимофею 2-е Послание к Титу Двойная звезда Выдержки из послания к Филимону Выдержки из послания к Евреям Святой апостол Андрей Первозванный Сеятель Святой апостол Фома Труженики 2. Мученический период Таинство любви (священномученики) Свеча Аргумент Кроткий змий? Река смерти Мученики Святой Игнатий Богоносец Юноши-мученики Братья Амфиан и Едесий Святой мученик Севастиан Свидетель! Девы-мученицы Святая мученица Иулия Святая мученица Серафима Святая мученица Христина Дети-мученики Святой мученик Понтик Святой мученик Кирилл Святой мученик Варул Святой мученик Кирик Шепот А они идут… 3. Святоотеческий период В городах Арианская ересь (IV в.) Македонская ересь (конец IV в.) Несторианство (V в.) Монофизитская ересь Три великих святителя В пустынях (египетских) Орлы и аисты Поющее сердце Поток В пустынях (российских) Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий Святой равноапостольный князь Владимир Великий Новые думы Русский народ (историческая справка) Первые мученики на Руси Преподобномученик Евстратий Князь Михаил и боярин Феодор Святой Роман, князь рязанский Полонина Святой Антоний Киево-Печерокий Вера Пядь святой земли В языческих дебрях Святой Леонтий Ростовский Святой стефан Пермский Север Преподобный Авраамий Затворник Святая тень (из предания) В дебрях лесных Преподобный Сергий Радонежский Преподобный Сильвестр Обнорский Преподобный Герасим Болдинский Преподобный Нил Столбенский (7 декабря) Преподобный Савватий (27 сентября) На “маковке” Итоги 4. Патриарший период Правда или смерть Преподобный Максим Грек (21 января) Святой Филипп, митрополит Московский Священномученик Гермоген, патриарх Московский Приметы времени Юродивые Блаженный Прокопий Устюжский Блаженные Николай и Федор Новгородские Блаженный Никола Псковский Блаженный Василий Московский Буи Травмы патриаршего периода Патриарх Никон Пролог Казнь стрельцов Доктор ф. Гааз На рубеже решающих столетий (XIX-XX вв.) Пролог 5. Эсхатологический период Мысли о православии Обновленчество в начале хх века О, нет! Мальчик ваня Племянничек Архиепископ Симон Краса подвига Героям веры Русская голгофа Падение звезд Дорога Пролог Сон Природа и человек Запечатленные (Откр. 7:4) Легенда о рыбаке Церковь последних дней “Порфироносная” (Откр. 17 гл.) Церковь гонимая Твоя воля Это будет скоро!.. Литургия К одной цели! Веселуха Подруга В горах Михаил Великий     По благословению Высокопреосвященнейшего Сергия, архиепископа Тернопольского и Кременецкого
 

 
   “Слава Тебе, показавшему нам свет!”
   Таковы были последние слова схиархимандрита Пантелеймона (Агрикова), отошедшего ко Господу 16 ноября 2000 г. Православному читателю он известен под своим монашеским именем Тихон (до принятия великой схимы) как автор прекрасной книги о Троице-Сергиевой Лавре “У Троицы окрыленные”. Отец Тихон прошел по жизни так, как заповедал Спаситель — не оставляя особых материальных следов, не в пример современным “богословам”, с их именными сайтами и телеканалами. Мы не смогли отыскать даже более-менее подробную биографию архимандрита. Остались только теплые воспоминания современников, блестяще прочитанные в Московской Духовной академии учебные курсы, память о которых свежа десятилетиями. Остались высокие по духу и безыскусные по форме удивительные проповеди отца Тихона в Троице-Сергиевой Лавре, слушая которые, никто не мог сдержать слез умиления или раскаяния. И еще — книги, перепечатанные на пишущей машинке, размноженные кустарным способом, часто с большим риском, и любовно переплетенные. Так обычно человек готовит что-то необходимое в далекую дорогу. Именно с такой книги и было подготовлено это издание.
   Фронтовик, преподаватель Московской Духовной академии, насельник Троице-Сергиевой Лавры, отец Тихон стал живым свидетельством правоты слов апостола Павла: “…все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы” (2 Тим. 3:12). Схиархимандрит Пантелеймон в своей жизни перенес жестокие испытания и гонения, враг нигде не давал ему покоя. Многие годы подвижник провел в затворе в горах Кавказа.
   Написанная в 1970 году, в совершенно других условиях, книга, которую вы сейчас держите в руках, с каждым днем становится все более и более актуальной, что прямо говорит нам о том, что ее автор был осиян Истинным светом.
Вступление
   Христос для верующих — драгоценность, а для неверующих — камень соблазна (Петр. 2:7), меч обоюдоострый (Евр. 4:12).
   Весьма благоразумен тот человек, который, идя в дальнюю и опасную дорогу, берет с собой оружие самообороны и все необходимое для безопасного пути, по неразумен тот, кто презирает опасности и, тем более, не сознавая их, пускается в дорогу безоружный, с пустыми руками и надменным сердцем. Несдобровать такому глупцу, не миновать ему быть растерзанному хищным зверем или пасть жертвой злых разбойников. И не дойдет он, бедный, до светлого Града, к которому шел, и не видеть ему никогда уже блаженного жилища, близких и любимых ему лиц, которых видеть стремился…
   Каждый мало-мальски мыслящий человек смотрит в будущее: “А что может быть завтра? — думает он, — а что меня ждет после моей смерти?”… А человек несмыслящий, недальновидный старается только о том, как бы ему побольше поспать и веселее провести время. Он похож на животное, которое смотрит на подножный корм, насыщает свой желудок, а потом спит до тех пор, пока снова не захочет есть. Поднять свой взор к небу, умилиться красотой звезд, солнца и луны — зачем ему все это? Был бы только корм, а это все ему совсем не нужно и не интересно.
   Вот если вы взяли эту книжку только для того, чтобы развлечься и провести время, тогда лучше положите ее обратно и совсем не читайте. Развлечься можно и телевизором, и футболом, и кино, и пустой болтовней с соседкой, но если вы с великой жаждой ищете пользы душе своей, если вы хотите знать и владеть ценностями более долговечными, чем пища животных, то должны усвоить то, что в ней изложено. Притом я должен сказать вам наперед, мой дорогой читатель, что цель этой книги не в ней самой, как таковой, а в том, чтобы эта книжечка указала вам путь к другой Книге, чтобы она научила вас полюбить эту другую Книгу и через нее спасти свою душу.
   Иными словами, если вы имеете у себя Святое Евангелие и не читаете Его ежедневно, или читаете невнимательно, без любви и доверия к написанному, тогда тем более не стоит вам читать и эту мою книжицу. В противном случае вы будете похожи на глупого школьника, который в ясную и солнечную погоду занавесил окно и читает со свечкой, а в лучшем случае — на неразумную женщину, которая, замерзая, уклоняется от теплых лучей солнца и стремится согреться от электрической лампочки.
   Не имея ни сил, ни способностей, ни условий, я, однако, предпринимаю писать этот труд лишь с одной заветной целью — научить вас, мой любезный друг, нести Евангелие в мир, идти самому по жизни с Евангелием, а для этого надо как можно чаще читать Святое Евангелие и как можно больше любить его, жить по нему. Если это будет с вашей стороны сделано, то я счастлив буду потому, что с Евангелием в жизни вы будете счастливы, а вознагражден потому, что, неся Евангелие в мир и живя по нему, вы удостоитесь вечного спасения и многие с вами спасутся.
    “Слово Божие живо и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого, оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные” (Евр. 4:12).
   Наши святые богоносные отцы и учителя Церкви очень много написали нам о святом Евангелии. Они уяснили вопросы: почему надо читать святое Евангелие, как его надо читать, как надо жить по святому Евангелию, и, конечно, нам теперь нового ничего не написать к тому, что написали они. Однако изменяются положения нашей жизни, меняются ее условия и условия спасения, меняемся мы сами, делаемся более слабыми и более грешными. Исходя из этого, нам нужно все более твердое побуждение, вразумление, устрашение, чтобы нас пробудить от сна и суеты греховной, чтобы заставить спасаться и спасать других. Вот по этим мотивам и пишется сия книга, т. е., чтобы помочь кому-либо опомниться, проснуться и взяться за спасение души так, как за самое важное и великое дело.
    Одна монахиня говорила: “Я вот, мол, стараюсь читать Евангелие каждый Божий день, так велел мне отец духовный, но читаю Его всегда с неохотой, даже в руки его взять трудно. А если начнешь читать, то мысли, как комары, вьются в голове. Прочла главу, а помнить — не помню, что я читала или совсем не читала. И, если бы не твердое повеление от отца духовного, я давно бы его бросила читать”.
    А другая такое говорила: “Чего читать Евангелие, если живешь, как свинья, и становишься все злее и хуже. Лучше его совсем не читать, только оскверняешь святыню, как Иуда. Читаешь, целуешь, а потом идешь и предаешь грехами Сына Человеческого в руки злодеев”.
    А третья иначе говорила: “Я воскресла, когда начала читать святое Евангелие. Сама жизнь моя стала светлой и отданной. Я лишилась отца и матери, а потом маленький братик в колодце утонул. Хотела и я прыгнуть туда же, но меня схватили за волосы. Жизнь была адом безпросветным. А вот стала читать святое Евангелие: свет, родимые мои, увидела, да еще какой свет! — Возлюбленного Господа Иисуса Христа, Света Присносущего и незаходимого никогда”.
   О, родной наш и прелюбимый старец-батюшка Серафим Саровский чудотворец! Как ты любил читать святое Евангелие! Как ты услаждался словом Божиим! Ни на одну минуту ты, угодничек Божий, не расставался с Евангелием. И носил-то ты его в своей котомочке за спиной, завернутое в чистую тряпицу. И песок тяжелый был в твоей котомочке, тебя спрашивали: “Зачем ты, старец Божий, носишь за плечами такую тяжесть?” А ты, предивный Угодничек Божий, кротко отвечал: “Я томлю томящего мя”. Значит, и тебя, великий и пламенный Серафим, враг спасения — диавол томил греховными прилогами! И ты утруждал себя тяжелым песком и отражал невидимых врагов мечом Слова Божия из святого Евангелия.
   А приснопамятный отец Иоанн Кронштадтский! Чудотворец последних времен и молитвенник за весь мир! Как он был неразлучен со святым Евангелием! Бывало, едет на пароходе, или повозке, или пешком куда идет на требу, в кармане у него небольшое Евангелие. Вынет, перекрестится, поцелует Его, раскроет и читает. И это была встреча с Господом Иисусом Христом, Которого отец Иоанн любил больше всего на свете и за Которого он отдавал всю свою жизнь. От того-то отец Иоанн и был всегда сияющий, добрый, настроенный, благодатный, сильный творить чудеса. И кто его хоть один раз увидит, всю жизнь забыть не может. Такова была сила Божия, действующая в пастыре через постоянное чтение Евангелия. Когда его однажды спросил студент: “Что мне делать, чтобы не лишить себя жизни?” Отец Иоанн сказал ему: “Читай, братец, Евангелие”. Студент, прочитавший все на свете, поднял на отца Иоанна удивленный взор, заметив: “Говорят, там все неправда и сплошной вымысел”. Пастырь Христов все также кротко и невозмутимо сказал: “Пусть себе говорят, а ты читай и увидишь свет!” Юноша понудил себя читать Евангелие и вскоре заметил, что жить ему, оказывается, стоит, и что отец Иоанн его не обманул.
   А святой Тихон Задонский, святой Иоасаф Белгородский и многие, многие другие любили читать Евангелие и чувстовали при этом, как волны святой благодати Божией очищали их сердце.
   Один почтенный протоиерей, ныне настоятельствующий в одном из московских пригородов, говорил, что чтение святого Евангелия спасло ему жизнь. “Каким образом?” — спросили мы его. “Я учился в семинарии, — сказал он, — в трудные дни голода, хлеба по карточке получал 300 грамм, да и этот отдавал больным. Наука давалась ужасно трудно. Бывало, все спят, а ты уже зубришь катехизис. После безхлебного завтрака целый день занятия без воздуха, в переполненном студентами классе. Потом вечернее богослужение на 3—4 часа. Легкий-прелегкий ужин и безпокойный сон в душной казарме. А на следующий день повторяется то же самое. И вот, при всем этом суровом режиме жизни, — добавил отец протоиерей, — я ежедневно рано утром 15—20 минут читал святое Евангелие. И представляете, если бы я этого не делал, уверяю вас, я сошел бы с ума. Подобные прецеденты были. Чтение Евангелия давало мне духовную пищу и, главное, укрепляло мою нервную систему как нельзя лучше”…
   Ведь вот, я прекрасно знаю, что у тебя, мой друг, Евангелие есть и ты Его прочел уже не один раз. Пользу от этого чтения ты получил колоссальную. Но тебе кажется, что все уже тебе в Евангелии знакомо, как пять пальцев, и дальнейшее чтение мало полезное: чудеса, притчи, поучения — все повторяется и нового будто ничего не дают. Но так ли это? — Нет, совсем не так! Конечно, ты стал теперь грамотнее, осведомленнее в вопросах жизни. Содержание Евангелия тебе знакомо. Даже многие слова из Него ты читаешь по памяти. Ты прочитал довольно много классиков литературы и искусства, ознакомился с сочинениями писателей с мировым именем, но разве в этом дело? Разве теперь уже тебе не стоит читать Евангелие? Наоборот. Вот теперь-то тебе и надо чаще встречаться со Христом Спасителем нашим, чтобы Он помог тебе разобраться во всем этом лабиринте человеческого суемудрия и вывел тебя на чистые источники живой воды.
   А если ты не читал всего этого, то тем лучше. Упражняйся с большим усердием в учении Христовом и будешь с ним значительно мудрее всех мудрецов мира сего.
   О, величайший мудрец из мудрых, святой Апостол Павел! Как он был сведущ во всех тонкостях человеческого знания! Как он был учен и научен во всех науках мирских! Но когда благодать Христова коснулась его сердца, когда он встретил Христа на пути в Дамаск, он все блестящее, мирское покорил в послушание Христу, а затем и возлюбил простоту Евангельскую более всех мудростей человеческих. Потом Он писал мудрым коринфянам так: “Боюсь, чтобы, как змей хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе” (2 Кор. 11:3).
   Значит, простота во Христе дороже всей человеческой мудрости, и она, только она, спасет мир от гибели.
   … Ксенофонт и Мария провожали своих сыновей в далекую Александрию. Аркадий и Иоанн были еще очень юные, чтобы не печалиться о них родителям. Особенно Мария горячо скорбела о своем любимце, младшем сыне Иоанне, который отвечал ей нежной привязанностью и детской искренностью. “Сын мой, — говорила она со слезами Иоанну, — брат твой более разумный и опытный, а ты еще ребенок, как мне жаль тебя”. “Не плачь обо мне мама, — отвечал отрок. — Я тоже буду опытный, и молитвы твои помогут мне, где бы я ни был”. “Кому мне поручить тебя, сын мой?” — говорила Мария, плача. “Поручи меня силе Слова Божия, — ответил разумный отрок. — Оно меня и научит, и спасет от всех бед”.
   Подавая Иоанну небольшое Евангелие, Мария сказала: “Возьми это, милый мой мальчик, и храни Его, как твои глаза”. Благословила она и старшего сына Аркадия. Дети поклонились родителям до земли, обнялись, поцеловались и пустились в дальний, опасный путь.
   Корабль, на котором они плыли, был одним из лучших морских кораблей. Но что любой, хоть и самый лучший, корабль среди бушующего моря! Он — щепка малая, которую волны как хотят, так и бросают. Недолго братья плыли по морю. Поднялась страшная буря, да такая, какую корабельщики и не помнят. Ветер выл, волны ревели и бушевали, корабль крутило, как спичку, его поднимали волны до облаков, а потом бросали «низ, будто поглощая навеки.
   “Ревел океан грозой суровой,
   Вздымались волны до небес,
   В любви людей спасать готовый…
   Услышь наш плач, Господь чудес!”…
   Люди отчаялись в спасении, каждый со слезами прощался мысленно со своими родными, близкими. Юный Иоанн повис на шее старшего брата Аркадия и горько плакал. “Бедная наша мама, — говорил он, плача, — как она будет убиваться, когда узнает о нашей гибели. Милые наши родители и ты, брат Аркадий, прощайте, не увижу я вас больше никогда в этом мире, и если Бог спасет тебя от гибели, родной мой брат, то скажи милой маме, что я сильно ее любил”…
   В это время раздался страшной силы удар. Волна с большую гору перехлестнула через палубу корабля и многих смыла в океан. Раздались крики и вопли: “Спасите! Спасите!” Но каждому было до себя. Корабельщики спешно садились в шлюпку, но вторая волна покрыла их соленой водой и пеной, а шлюпку разбила в щепки. Темнота ночи усиливала ужас страшной катастрофы. Вой ветра, громовые удары волн о борт корабля, отчаянные крики и вопли человеческих голосов, — все это тонуло в непроницаемой темноте океанской ночи. Никто людям не мог помочь, кроме Бога, но кто мог молиться в такой ужасной обстановке? Отчаяние и страх всеобщей гибели гнало людей на самоспасение, люди вырывали друг у друга доски, большие пустые бочки, чтобы на них держаться на воде. Молодая мать с распущенными волосами спешно привязывала двух маленьких ребят к обломку большой доски. При этом она неистово повторяла: “Не плачьте, милые, не плачьте, и я с вами буду вместе”…
   Иоанн помнил последние слова своей матери. Он крепко завернул святое Евангелие в непроницаемую бумагу, привязал его к своей груди и тихо Сказал: “Теперь, милая мама, да исполнятся твои слова на бедном сыне твоем. Ты меня благословила этой святой книгой, и вот я готов умереть с ней…“ Он хотел последний раз поцеловать Аркадия, но волна неожиданно покрыла их с такой быстротой, что юноша едва успел крикнуть: “Прощай, милый брат!” — и оказался в пучине… “Мама, милая мама, — застонал отрок, — молись за несчастного Иоанна”…
   Несколько минут юноша находился в темной холодной воде. Она давила его и влекла вниз с неотвратимой силой. Иоанн за что-то схватился и выплыл на поверхность. Во тьме он различил тонущий корабль, который быстро ушел под воду. На воде виднелись барахтающиеся люди. Они боролись за свою жизнь.
   “Аркадий, милый брат, Аркадий!” — пытался крикнуть Иоанн, но вой ветра заглушил его голос. Липкий ком остановился в горле, горькие слезы хлынули из глаз, отчаянное одиночество охватило юное сердце…
   “Мама, молись!” — были последние слова Иоанна. И больше никто не мог видеть его, ни его брата Аркадия, ни спутников, плывших на корабле, ни самый корабль… Только черные волны, как горы, ходили по океану. Они шли то рядами, одна за другой, то сталкивались, как две огромные скалы, и тогда раздавался ужасный гром, а к небу летели соленые брызги. Казалось, что поглотив корабль и всех плывших по нем, океан стал еще яростнее и жесточе. Как ненасытный зверь, он ревел на все голоса; метался во все стороны, как неистовый и, видимо, искал себе новой жертвы…
   Спустя трое суток, утром рано на отлогом берегу одного из островов появились какие-то люди. Их было человек шесть. Они были почти голы, и только повязка на бедрах была единственным их одеянием. Говорили они на незнакомом языке.
   — Где вы взяли этого мертвеца? — спрашивал старик молодого.
   — Он жив, отец, и мы его взяли в воде.
   — Он мертв совсем и нет в нем жизни, — говорил третий.
   — Постойте, — сказал старик, — он, кажется, жив.
   — Жив! Жив! — закричали остальные.
   — Тащите его сюда.
   Дикари отвязали утопленника от обломка дерева и положили на песок. “Совсем еще юный, — сказал сочувственно один. — Что-то у него на груди привязано”. “Развяжите,” — приказал старший.
   — Деньги?
   — Документы?
   — Сокровища? — гадали туземцы.
   Ударом кривого ножа ловкий туземец рассек круг веревок и, взяв небольшой сверток, подал старшему.
   — Крест, — воскликнул тот, рассматривая маленькую книжечку в своих руках.
   — Евангел, — произнесло несколько удивленных голосов.
   В это самое время раздался тихий стон. Все бросились к пострадавшему юноше. Он открыл глаза и смотрел на них. “Евангел, Евангел!” — говорил ему старик, показывая маленькую книжечку. Иоанн слабо кивнул головой и заплакал…
   Так отрок Иоанн, сын Ксенофонта и Марии, был спасен Евангелием от неминуемой гибели. Трое суток он был носим волнами по океану, измок, истощал, наконец потерял сознание и был прибит к берегу неизвестного острова. Туземцы-христиане обогрели его, накормили, и он жил с ними некоторое время. Затем он переехал в монастырь к подвизающимся монахам, был пострижен ими в иночество и остальную свою жизнь провел в трудах и молитве, служа единому Богу.
   Не так ли, друг мой, умученный волнами житейского моря, спасает нас святое Евангелие Христово от потопления? Не Слову ли Божьему обязаны мы своей жизнью, не оно ли носит нас над бездной греха и порока, не позволяя совсем погрузиться на дно смерти и ада?
   Слава Тебе, Возлюбленный Спаситель наш, что даровал нам такое сокровище даром и без цены. А мы им пренебрегаем, и не ценим как должно. Как нам надо любить Его и дорожить святым Евангелием Христовым! Как ценить Его и читать со слезами великого умиления и благодарения! И с какой жаждой мы стремимся к пище телесной, чтобы напитать свое тело, так должны спешить к чтению святого Евангелия, чтобы напитать свою бедную душу.
   О, с какой неподдельной жаждой, как мы спешили к чтению святого Евангелия, когда Господь, по Своей неизреченной милости, в первый раз дал Его в наши руки! Душа и восхищалась, и плача, радовалась от великого счастья и обновлялась, как цветочек, освежаемый живительной влагой. А потом? Потом будто перенасытились, стали охладевать к святым словам Божиим. Лень брала верх над усердием, а диавол в это время не дремал.
   “Хватит читать, — шептал убийца и обманщик, — ты уже знаешь, что здесь написано”… Или так шепчет: “Что здесь особенного есть? Книга, как и все другие, лучше почитать что-либо совсем незнакомое, а в Евангелии все уже известно и повторять Его неинтересно”.
   Бедный и несчастный ты человек! Кому ты веришь и кого ты слушаешь? Посоветует ли тебе враг твой что хорошее? Ведь он заботится, чтобы скорее убить тебя и задушить твою душу, лишенную духовной пищи Слова Божия!
   Да, в Евангелии все повторяется снова. Но разве ты перестанешь есть и питать свое тело, если тебе каждый день дают пищу, похожую одна на другую? Ведь ешь же иногда с удовольствием, иногда с ропотом. Так почему же ты не чувствуешь голода бедной души твоей? И лежит у тебя святое Евангелие и тумбочке, покрытое пылью или завалено другими книгами, валяется на полке или красуется на почетном месте, на столе с красивыми золочеными ленточками. Но читаешь ли ты Его? А если читаешь, то как? Благословен тот день и час, в который чья-то добрая рука дала тебе святое Евангелие для твоего счастья и спасения. Но будь проклят тот день и час, в который ты равнодушно прошел мимо святого Евангелия и не взял его трепетно в свои руки, чтобы прочитать хоть одну главу.
   Но, Слава Богу, ты читаешь Слово Божие каждый день и потом, почитав, благоговейно целуешь Его. Но скажи мне на милость, зачем же ты после этого так легко идешь на привычный грех твой и делаешь беззаконие без малейшей борьбы с ним? Или это делаешь по немощи? Или по злому умыслу? Ведь Иуда также знал всю жизнь Иисуса Христа, зная и его святое Учение. А потом с умыслом поцеловал Христа (как и мы целуем Евангелие) и тем предал Его врагам на позорную расправу…
   Нет! Больше так не надо! Хватит! Бедный, уставший, друг мой!… Ведь кто нас теперь научит правде Божией, когда всюду кишат лживые и губительные учения. Они, как густой соленый туман, выедают наши глаза, и кто даст нам луч света?! И какое доброе Божие Слово согреет леденеющую нашу душу?!
   Один старец сказал своему духовному сыну: “Если ты не читаешь Евангелие, то отдай Его другому”.
   — Нет, отче, — ответил тот, — я не могу этого сделать.
   — Почему?
   — Потому, что Евангелие охраняет мою келию от бесов.
   — А не думаешь ли, сын мой, — сказал старец, — что ты умрешь не от бесов, а от духовного голода?
   Другой старец, придя в келию к одному иеромонаху, увидел, как святое Евангелие лежит у него на столе раскрытое.
   — Брат упражняется в чтении Слова Божия, — кротко заметил старец.
   — Нет, отче, — ответил иеромонах, — я не читаю Евангелие, времени нет читать Его, вот увижу Его раскрытым и хватит мне.
   Старец сказал: “Надо не только смотреть на Христа, но и благоговейно слушать Его учение”.
   Один юноша, похоронив мать, остался круглым сиротой. Отца его зарезали злые люди, а мать умерла от горя и бедности. Когда она умирала, то сказала сыну своему: “Милый мой мальчик, ты знаешь, как я бедна и сколько горя было в жизни моей. Вот я умираю и что оставлю тебе, мое бедное дитя? Нет у меня ни денег, ни богатства, ни близкой родни”… И мать заплакала.
   “Не плачь, мама, — сказал юноша, — ты оставляешь мне самое дорогое — доброе воспитание”.
   Она же, поцеловав сына, сказала: “О, дорогое мое чадо, не я воспитала тебя, но Сам Господь наш Иисус Христос через святое Евангелие”. С этими словами она взяла небольшое Евангелие и, подавая сыну, произнесла: “Храни Его, как сокровище, до самой смерти”.
   Мать умерла, а юноша, похоронив ее, заболел, и заболел тяжко. Кушать было нечего, лекарство покупать тоже было не на что, и только иногда соседка-старушка, жалея сиротку, принесет ему кружечку молочка.
   “Бедная моя мама, зачем ты оставила меня одного, — плакал юноша, — в полном одиночестве и оставленности?”… Но тогда он брал в руки святое Евангелие, душа его успокаивалась, и он благодарил Бога.
   Но болезнь все более и более убивала его. И вот однажды ночью он чуть не умер от приступа удушья. Соседка сбегала за батюшкой. Он пришел, поисповедовал и причастил больного. Увидев святое Евангелие в хорошем переплете, батюшка сказал: “Продай, брат, мне Его, все равно возьмет кто-либо, и будет лежать без дела”.
   — Нет отче, — ответил юноша, — это память моей умершей мамы.
   — Ну и что же, — уговаривал священник, — я дам тебе большие деньги за него. Купишь хлеба, лекарства и выздоровеешь.
   — Нет! Отец духовный, я не могу этого сделать.
   — Но ведь твое положение безнадежное, — старался разъяснить священник юноше, — жизнь твоя на волоске, а с этим Евангелием мне хорошо ходить на требу. Кроме денег, я ведь буду и молиться за твою душу…
   Бедный юноша заплакал. Когда он успокоился, сказал:
   — Пусть я болеть буду несколько лет, пусть буду голодать или завтра умру от жестокого недуга, но продать святое Евангелие не могу. Вот когда умру, приходите и берите Его безплатно.
   Священник умилился от такой решимости юноши и, уходя, оставил ему денег и на хлеб, и на лекарство. Впоследствии этот юноша выздоровел, получил хорошее светское и духовное образование и был добрым и счастливым семьянином (из жизни).
   О милый и боголюбивый юноша! Как ты разумен и верен к своем решении! Если бы мы все так дорожили дареной памятью святого Евангелия, если бы мы ставили Его дороже всех сокровищ мира, тогда Бог содействовал бы в нашей жизни и давал нам счастье и душевное спасение.
   Когда мы получаем из чьих-либо рук святое Евангелие, как благословение или как память о духовной дружбе, то это надо понимать не как простой подарок, а как святой Дар от Самого Иисуса Христа, причем Дар на всю долгую жизнь, повеление и благословение на жизнь святую и богоугодную. И не дай Бог, если человек пренебрежет этим святым Даром. Если он забудет о нем, тогда он станет изменником не только тому, кто дал ему святое Евангелие, но и предателем Самого Христа.
   “Священный Дар, Святая книга,
   Сравняться может что с Тобой?
   Желанный путь, Христово иго,
   Зовет нас в даль благой стезей…”
   Саше 6 лет, отец у него священник. Саша тихо подошел к двери, приоткрыл ее и посмотрел. Отец читал книгу. Ребенок на цыпочках подошел сзади.
   — Папа, ты читаешь? — тихо спросил он отца.
   — Да, Саша.
   — А что, папа, скажи?
   — Святое Евангелие.
   — Евангель, да?
   — Да, Саша.
   — А зачем Евангель читаешь, папа?
   Отец не отвечал, чувствуя нелепость вопроса.
   — Ну, папа, скажи.
   Но батюшка молчал.
   — Папа, я буду плакать, — настаивал Саша сквозь слезы.
   Отец, видя безуспешность попытки отвязаться от сына, поднял голову от Евангелия и внушительно сказал Саше: “В Евангелии я встречаю Господа Иисуса Христа, я вижу, как Он молится Богу среди ночи на горе, вижу, как плачет у гроба друга своего Лазаря”…
   Батюшка хотел говорить еще больше, как он видит Господа, исцеляющего слепого, как он воскрешает дочь Иаира, как Милосердный Спаситель утешает плачущую мать — наинскую вдову и воскрешает ее сына, как Он сидит на горе и кротким голосом учит народ заповедям блаженств. Батюшка хотел сказать Саше, как, читая святое Евангелие, он видит Спасителя ласкающим детей, которых так нежно любил и жалел…
   Но Саша уже не слушал отца. Он теребил пальцами край его рясы и, умоляюще глядя в глаза, шептал:
   — Папа, папа, а мне можно?
   — Чего, Саша?
   — Посмотреть на живого Господа.
   Батюшка растерялся и не знал что сказать. Саша тихо заплакал, да так жалобно-жалобно.
   “Папа, ведь и мне хочется поглядеть, как Господь идет по дороге”, — он умоляюще глядел отцу в лицо, и слезы, горячие слезочки, текли по милому личику ребенка.
   Батюшка глубоко вдохнул и сказал: “О, Господи Боже наш, не посрами детской веры малютки. Ну, ладно, Сашенька, не плачь, — сказал он сыну. Вот иди сюда ближе к святому Евангелию и смотри в Него”.
   Ребенок оживился. Он уставился голубыми глазками на страницы большой книги и замер, как изваяние…
   Отец следил за выражением лица ребенка…
   Вот лицо Саши побледнело, как полотно… вот оно зарумянилось от прилива возбуждения чувств, а глазки, детские глазки горели, как две маленькие звездочки.
   Саша забыл всех и все. Он созерцал какое-то дивное видение. Он видел Господа Иисуса Христа с учениками. Они шли по песчаной палестинской дороге. Головы их были открыты лучам жаркого солнца, бедная одежда и босые запыленные ноги…
   “Папа, папочка!” — вдруг закричал Саша, и сам задрожал как в лихорадке… Отцу стало страшно. Он перекрестился и тихо закрыл святое Евангелие. Ребенок был вне себя. Он стоял, как зачарованный, а когда опомнился, то бросился отцу на шею и зарыдал. После он говорил маме, какой хороший Господь, и задавал тысячи вопросов: “Мама, а мама, а почему Господь такой печальный? А почему, мама, Ему негде отдохнуть? А кто Его жалел, мама? А почему, мама, ты не читаешь святое Евангелие?”
   Мать только отмалчивалась и посылала Сашу с такими вопросами к отцу…
   Нет, дорогой друг мой, нам с тобой не видеть в Евангелии живого Господа, как Он ходит и ныне по дорогам и пустыням, не имея где Своей головы приклонить! Но мы можем видеть Его вечно живые Слова, Его святое безсмертное учение, нам возможно насладить свой мятущийся больной дух благодатью Слова Божия и исцелить раны души своей бальзамом живой воды, текущей в жизнь Вечную.
   Итак, будем молить Господа нашего Иисуса Христа, чтобы Он даровал нам силу воли читать святое Евангелие каждый день с утра, а если возможно, то и носить святое Евангелие с собой, куда бы мы не пошли. Тогда мы будем подобны Его ученикам — Апостолам, которые плыли по морю в страшную бурю, а Господь спал на корме. Они разбудили Спасителя, и Он их спас от верной гибели. Так и мы, если будем всегда иметь с собой маленькое Евангелие, то никакая буря зла не погубит нас в житейском море.
   Христос всегда будет с нами, а когда Он с нами, то ничего нам не страшно: ни видимые враги, ни невидимые.
   О, какое счастье быть всегда с Господом!
    “Страха же вашего не убоимся, ниже смутимся,
    Яко с нами Бог.”
    (Великое Повечерие).


Часть 1