Азбука веры Православная библиотека История Церкви Византийско-славянские сказания о создании храма Cв. Софии Цареградской
Распечатать

С.Г. Вилинский

Византийско-славянские сказания о создании храма Cв. Софии Цареградской

Содержание

I. Греческие списки Сказания II. Югославянские списки Сказания III. Русские списки Сказания Приложения  

 

Храм св. Софии в Царьграде был, как известно, одной из наиболее чтимых святынь греко-православного мира, и издавна привлекал к себе внимание не только христиан, но даже иноверцев – магометан.1 В древнерусской литературе можно найти многократные подтверждения этого. Летописец, напр., сообщает о том сильном впечатлении, какое оказал храм св. Софии на чувство и воображение послов Владимира Святого, ходивших в Царьград испытывать греческую веру. Возвратившись домой, они рассказывают: «придохом же в Греки и ведоша ны, идеже служат Богу своему и не свемы, на небе ли есмы были или на земли: несть бо на земли такого вида, ли красоты такоя, и недоумеем бо сказати: токмо то вемы, яко онъде Бог с человеки пребывает, и есть служба их паче всех стран. Мы убо не можем забыти красоты тоя; всяк бо человек, аще укусить сладка, последи горести не приимаеть, тако и мы не имамы сде быти».2

Далее, во многих «хождениях» отводится более или менее значительное место описанию достопримечательностей св. Софии. Стефан Новгородец, напр., говорит: «А о Святой Софии, премудрости Божией, ум человечь не может ни сказати, ни вычести, и что видехом, то и написахом».3 В «Книге Паломник, сказание мест святых в Царьграде» – в «Хождении» новгородского архиепископа Антония в Царьград4 находим очень подробный рассказ о знаменитом храме и при том рассказ вполне обработанный, так как автор, не довольствуясь личными наблюдениями, привел материал и письменной традиции, существовавшей до него; между прочим он воспользовался и так наз. «Сказанием о создании храма св. Софии в Царьграде». Памятник этот известен нам в славяно-русской письменности в незначительном количестве списков, большая часть которых не издана.

Но важность этого Сказания указывал еще Ф.И. Буслаев,5 но, как справедливо замечает архимандрит Леонид,6 «памятнику этому не посчастливилось по обстоятельствам случайного свойства», именно, вследствие неопределенности сведений о рукописи, которою пользовался П.И. Савваитов в издании «Хождения» Антония. Поэтому и г. Кондаков в описании Цареградской Софии лишь вскользь упоминает о Сказании, не придавая большой цены сообщаемым им сведениям. Арх. Леонид решительно доказывает, что такой взгляд не верен и что Сказание есть первое по времени русское описание св. Софии, редакцию которого, по его мнению, следует отнести к XII веку.

Насколько верны его доводы и каков вообще был приблизительный ход литературной истории Сказания на почве Византийской и Славяно-русской письменности, – эго мы попытаемся выяснить, привлекши к сравнению, кроме изданных текстов, и несколько других, доселе известных лишь в рукописях (см. Приложения).

I. Греческие списки Сказания

Греческие списки Сказания о создании храма св. Софии известны нам следующие:

1) Текст Анонима (cod. Regrus), напечатанный у Banduri, Imp. Orientale, t. I, Paris 1721 и перепечатанный Минем: Patrol., series graeca, t. CCXXII, p. 1290–1310. (A).

2) Текст Codicis Hist. ecclesiasticae et profanae, Венской Придворной Библиотеки, № 88, лл. 238 и слл.: περὶ τῆς οἰκοδομῆς τοῦ μεγίστου ναοῦ τῆς ἁγίας Σοφίας. (Β). Мне известно лишь начало – лл. 238 и 238 об.7

3) Текст Сказания у Кодина: Cod. Script. Hist. Byzantinae, Georgius Codinus, Bonnae 1843, pag. 130–148: περὶ τῆς οἰκοδομῆς τοῦ ναοῦ τῆς ἁγίας Σοφίας. (Κ).

4) Имп. Публичной Библиотеки в Спб. Сборник 1602 года греч. № CCCCLXXXII, в 8º, лл. 1–30 об.: περὶ τῆς ἁγίας Σοφίας, καὶ πῶς ἐκινήθη ὁ Βασιλεὺς καὶ τὴν ἔκτισε, καὶ πῶς συνἔξοδον πόσην ἔξοδον 8 ἐξοδίασε, καὶ πότε ἐκτίσθη καὶ πῶς ἐκλήθη ἡ ἁγία Σοφία (П1).

В основе всех греческих и славяно-русских сказаний о св. Софии лежит рассказ, принадлежащий Анонимному византийскому автору и напечатанный у Миня (Anonymi de antiquitatibus Constantinopolitanis liber quartus, continens historiam et descriptionem templi Sanctae Sophiae). В предисловии к сочинениям этого Анонима Migne дает о нем, со слов Бандури, следующие сведения: «Имя автора неизвестно, но очевидно, что жил он во время Алексея Комнена, так как его сочинения начинаются посвящением в ямбах Комнену. Можно предположить также, что он был монахом, так как он восхваляет щедрость и благоволение Алексея к монахам.

Таким образом, он на 350 лет жил раньше Кодина; последний черпает у нашего историка многое, хотя во многом и расходится и при описании города придерживается другого порядка.

Кодин обозревает здания Константинополя без всякого определенного порядка, не обозначает их местонахождения; наоборот, Аноним, разделив город на три части, описывает их по порядку… В четвертой книге Аноним говорит об основании храма св. Софии, при чем во многом расходится с изданным… Стиль Анонима разнообразен и неравномерен, потому, должно быть, что труд свой он нагромоздил заимствованиями у разных лиц, писавших о происхождении и древностях Константинополя, а также из более распространенных хроник, что впрочем было в обычае у писателей того времени». Затем приводится перечень авторов, первоисточников Анонима: Гесихий Милетский, Христофор Коптский, Теофан Кедрин и др.

Таким образом, труд Анонима, жившего во время Алексея Комнена, т. е. в начале XII века, сам по себе компилятивный, послужил, по свидетельству Бандури и Миня, материалом для новой компиляции – Кодина, жившего около времени падения Константинополя.9 Мы увидим далее, что и другие греческие, а также и славяно-русские сказания о св. Софии тоже стоят на почве рассказа Анонима, сводясь или к переводу его, или к более или менее самостоятельной переработке и дополнениям.

Приступая к параллельному обзору содержания дошедших списков Сказания и к определению их взаимных отношений, мы, прежде всего, должны констатировать полное, почти буквальное совпадение текста В. с А., по крайней мере, в известной нам части первого. Отступления таковы:


А. 1289. В. л. 238.
τοῡ ἁγίου Ἀγαθονίκου τοῦ Ἀγαθονίκου
Ἰσακίου Ἀκακίου
ἐπλήρωσεν πληρώσαι
στήλας ἔστησε πολλὰς καὶ ἔστησε στήλας πολλάς
διήρκεσε. κτίσμα ἐκεῖνο χρόνους οδ´ διήρκεσε… κτίσμα ἐκεῖνο εἰς χρόνους οδ´.
κατέφλεξαν τὴν στέγην τῆς αὐτῆς ἐκκλησίας κατέφλεξεν τὴν μεγάλην τῆς ἐκκλησίας στέγην
πατριάρχου Νεκταρίου καί ἐξελθόντος τοῦ ἁγιωτάτου πατρίαρχου τοῦ ἁγίου Νεκταρίου
διῆλθον δὲ χρόνοι δύο δύο χρόνοι διήλθον
ἐσκέπασε ἐστέγασεν
μετὰ τὸ γενέσθαι τὴν σφαγήν μετὰ τὸ σφαγῆναι
τῶν τριάκοντα πέντε χιλιάδων τριάκοντα πέντε χιλιάδων
καθὼς καὶ ἀνωτέρω δεδήλωται нет
ἐν τῷ ε´ ἔτει τῆς βασιλείας αὐτοῦ τοῦ Ἰουστινιανοῦ нет
οἷος οὺκ ἐκτίσθη ἀπὸ τοῦ Ἀδάμ οἷος οὐδέποτε ἐκτίσθη
καὶ λοιπὴν ὕλην τὴν ἀνήκουσαν εἰς τὸ ἀνεγεῖραι ναόν καὶ λοιπήν ὕλην
ἀπὸ εἰδωλικῶν ναῶν εὗρον ἀπὸ εἰδωλικῶν ναῶν
ἔπεμπον πάντα… ἀπὸ πάντων ἔπεμπον... μετὰ σχεδέων ἀπὸ πάντων
πιστογράφος ἐπιστολογράφος
А. 1292
εἰς Ῥώμην нет
κτισθέντα κτισθέντος
αὐτὸν ἑαυτόν
Ἰωάννης Κωνσταντὶνος
ἰσομήκεα, ἰσοπλάτους ἰσομήκους, ἰσοπλατέν
ὑπερ ψυχικῆς περὶ ψυχικῆς
ἀπὸ τῶν Κυκλάδων ἐκ τῶν Κυκλάδων
ἐκόμισαν ἔπεμπον
ἀπεσωρεύθη ἐσωρεύθη
πᾶσα σύμπασα
χρόνων ἑπτά ἥμισυ χρόνων ἑπτά
τῷ δὲ καὶ τῷ
Β. л. 238 об.
ὕλην αὐτοῦ ἰδίως ἀπέθεντο ὕλην ἰδία ἀπέθεντο
διὰ πολλὴν καὶ ἄπειρον ὕλην ἡτοιμάσθαι διὰ τὸ πολλὴν ὕλην ἑτοιμάσαι
οἰκούντων κατοικούντων
κεντηνάρια λιτρῶν
παραγενόμενος ἀθυμήσας
нет ἑαυτός παράγων
οἰκήματα μου οἰκήματα
τοῦ μὴ πρᾶσαι μὴ πρᾶσαι
αὐτὸν τὸν εὐνοῦχον
βοᾶν φωνεῖν
Α. 1293.
ἵππους γυμνάσαι ἵππου δραμεῖν
ἔτρεχον οἱ ἡνιοχευτικοί ἵπποι ἔτρεχον οἱ ἵπποι.

Одним словом, Β. отличается от А. на столько, на сколько один список рукописи может отличаться от другого: перестановкой отдельных слов в предложении (особенно изменением порядка однородных членов предложения); заменой некоторых слов синонимами, добавлениями некоторых эпитетов или сокращениями их, наконец, некоторыми изменениями, происшедшими должно быть вследствие неразборчивости почерка оригинала (Ἰσακίου – Ἀκακίου). Во всем остальном, кроме этих мелочей, – в расположении рассказа, в ходе мыслей, в отдельных выражениях, даже в грамматических формах оба текста буквально совпадают. Посему, заключая с уверенностью, что не только известная нам часть В. совпадает с А., но и вся остальная часть, должно быть, не разнится от А., мы в дальнейшем изложении не будем касаться списка В., кроме разве такого случая, как имя стратига Ἰωάννης вместо Κωνσταντῖνος, где (если слово Κωνσταντῖνος не было написано сокращенно), допустить ошибку переписчика вследствие неразборчивости почерка оригинала нельзя.

Переходим к изложению содержания Сказания по А.

1) Храм св. Софии был основан впервые Константином Великим (К. добавляет, что раньше это было языческое капище, затем Константин и впоследствии Юстиниан создали его христианским храмом). Константин выстроил храм в продолговатой форме, на подобие храма св. Агафоника и св. Исаакия (по К., καὶ τῆς ἁγίας Δυνάμεως; Β, καὶ τοῦ ἁγίου Ἀκακίου). Рядом с ним, по K., был выстроен и храм св. Ирины, так назыв. Старой. Выстроив храм, царь разместил в нем много статуй. В таком виде храм пробыл 74 года, до царствования императора Феодосия В его время, на втором вселенском соборе, ариане подожгли храм и патриарх перешел из него в храм св. Ирины (по К. он находился в то время там: εἰς τῆν Εἰρήνην καθεζομένου, in antiqua Irene praesidentis). Затем, в продолжение 2 лет (K., 16 лет) церковь была без крыши. Наконец, Феодосий поручил мастеру (magister) Руфину прикрыть её цилиндрическими сводами. Спустя 35 лет (В., 32) после Феодосия и 85 (В., 205) лет от Константина Великого, в пятом году царствования Юстиниана, после резни на ипподроме, в которой погибло 35000 человек и после которой две народные партии избрали было императором Ипатия, правителя области Венетов, Бог вложил в сердце Юстиниану намерение создать храм, подобного которому не было создано от Адама (и не будет – οὔτε γενήσεται – К). П1 эту часть рассказа начинает прямо с Юстиниана и, не упоминая об Ипатии, указывает, что царь после резни ἔλαβε λύπην μεγάλην, пока Бог не вложил в сердце его желание создать такой храм, подобного которому не было бы в целом мире

2) Юстиниан посылает приказания начальникам всех областей своей империи – прислать к нему колонны, камни, решетки и вообще всякого рода материал, пригодный для постройки храма. Они же, во всех краях его владений, добывают требуемое из старых языческих храмов, бань, общественных зданий и посылают Юстиниану. Из Рима было прислано между прочим 8 дорогих колонн вдовой Марцией (Μαρκία), получившей их, как свадебный подарок. Эти колонны некогда были вывезены претором Константином (В. – Иоанном) из Ефеса и стояли в Риме, в храме Солнца, основанном императором Римским Аврелианом (К. – Валерианом). Кроме того, большое число колонн было прислано из Кизика, Троады и Цикладских островов. Собирание материала для постройки продолжалось 7 ½ (В. – 7) лет. Затем, на 12-м году своего царствования, Юстиниан приступает к постройке. Прежде всего расчищается место, где стоял прежний храм, основанный Константином Великим.

П1 эту часть рассказа передает в очень коротком виде: по распоряжению царя, отовсюду присылают κολόνες πορφυρεῖς καὶ μάρμαρα εὔμορφα πολύτιμα; затем приведено число лет собирания материала – 7 ½ и дата начала постройки – 12-й год царствования Юстиниана.

3) Юстиниан приступает затем к расширению места, отводимого под будущий храм. Так как соседние дома находились в частном владении, он обращается к владельцам с просьбой продать их.

Прежде всего обращаются к вдове Анне; её дом оценен в 85 литр (К. не упоминает об оценке), но она отказывается продать его уполномоченным царя. Царь обращается к ней лично и она ему отвечает, что отдает даром свой дом, но зато просит похоронить её в храме: «ἵνα ἔχω κἀγὼ ἐν ἡμέρᾳ κρίσεως μισθόν». Царь обещает. На месте её дома впоследствии была воздвигнута сосудохранительница (σκευοφυλάκιον) и, как добавляет К., храм св. Петра.

Место, где впоследствии находился священный колодец (ἅγιον φρέαρ), весь амвон и часть до средины храма, принадлежало Антиоху, евнуху – остиарию (привратнику). Оценено оно было в 38 литр (К., 50). Но Антиох отказался продать свой дом за такую цену. Царь, не желавший прибегать к каким-либо мерам насильственного захвата и желавший окончить дело миролюбиво, был в недоумении, как поступить. Его выручает Στρατήγιος μάγιστρος, царский казначей. Последний, зная, что Антиох – страстный любитель конских состязаний, приказывает запереть его в темницу как раз в день конского ристания. Антиох просит дать ему свободу и соглашается продать дом за 85 литр; сделка заключена на ипподроме пред местом императора прежде, чем кони были пущены в бег; с тех пор вошло в обычай начинать состязание сейчас же, как только император восходит на трибуну.

Следующая затем часть храма, – направо от женского притвора до столба св. Василия, принадлежала некоему Харитону евнуху, по прозванию Хинопол, т. е. продавец гусей. (К., Хинопод – очевидно, вследствие недосмотра писца); он продает охотно свой дом за двойную цену – 12 литр (цепы нет у А.).

Левая же сторона от женского притвора до столба св. Григория Травматурга принадлежала сапожнику Ксенофонту. Последний согласился продать свой участок не только за двойную цену – 14 литр (цена у К.), но и с тем условием, чтобы ему были оказаны на ипподроме почести, какие оказывались царю. Царь согласился, но в насмешку над ним приказал кланяться ему, облаченному в белую виссонную хламиду, сзади и величать его «царем преисподних». (К.). К. добавляет, что приказано это было потому, что народ и сенат говорили, что не должно оказывать Ксенофонту почести, на которые имеет право один только царь.

Наконец, место, где находится двор и умывальница храма, принадлежало Селевкийскому патрицию Дамиану и им продано царю за 90 литр (К., за 6 литр).

В П1 рассказ о покупке домов отсутствует.

4) Размерив место, Юстиниан находит длинную полосу камня от алтаря вдоль храма и устанавливает там фундамент для большого купола. Почва же вокруг оказалась болотистой и илистой. Затем приглашается патриарх Евтихий, чтобы благословить закладку храма. Вознося хвалу Богу, Юстиниан собственноручно закладывает храм. Неподалеку от храма заложена и часовня имени Иоанна Предтечи на месте, где впоследствии находилась крестильница. По соседству находился дом Метатора, где царь отдыхал со своими приближенными. Во сне Бог чрез ангела показал царю будущий вид церкви. Над постройкой храма трудилось 100 архитекторов, имевших под начальством каждый по 100 работников, т. е. всего 10000 человек. По приказанию царя, между ними воспрещены были всякие ссоры и брань. Один из них, перенося тяжести, возроптал на царя, но тут же пал мертвым. Половина этих рабочих трудилась над постройкой правой части храма, другая – левой. Затем следует описание некоторых подробностей постройки и приспособлений, придуманных главным архитектором для большей её прочности. Юстиниан лично наблюдает за постройкой; он отказывает себе в послеобеденном отдыхе и все время сам присутствует при создании церкви.

В этом повествовании сходятся А. и К. почти буквально, П1 значительно сокращая рассказ, дает однако дату основания храма: 23 февраля 6047 г. (539) 6045 (537)10 в 1-м часу дня. Затем идет вкратце рассказ об основании храма, видении царем во сне церкви законченною, о числе рабочих и о главном архитекторе, которому поручено было создать такой храм, чтобы пред ним померкла слава Сиона. Вообще, рассказ значительно короче, чем в двух других текстах.

5) Затем следует описание чудес, которыми сопровождалась постройка храма. В этом описании К. опять-таки очень близко подходит к А., повторяя даже выражения А., кроме речей царя и других действующих лиц, которые (речи) А. передает подробно, а К. излагает только сущность их. Отступление встречается еще в рассказе о втором чуде, где А. называет 50 прислужников, К. – 8; А. – 27 пар мулов, К. – 20.

Чудеса были следующие:

Когда часть постройки была закончена, император однажды, в 6 (12-м, по нашему счету) часу дня пригласил к своему завтраку архитекторов. Один из них – Игнатий уходя оставил своего сына при постройке охранять оставленные рабочими инструменты. Мальчику явился ангел в виде евнуха в белой одежде и спросил, почему мастера, «оставив дело Божие», ушли. Тот сообщил, где они, прибавив, что скоро вернутся. Ангел посылает мальчика призвать их и обещает остаться при постройке, пока он не вернется. «Клянусь тебе св. Софией, которая ныне созидается, словом Божиим», говорит он: «я не уйду, пока ты не вернешься». Мальчик немедленно сообщает об этом своему отцу, а тот царю. Но никто из них не знает, кто этот евнух. Мальчику представляют всех царских евнухов, но ни в одном из них он не признает явившегося ему: тот был в белоснежной одежде и ланиты его пылали, как огонь. Царь тогда возносит хвалу Богу, так как явившийся был, очевидно, ангел; к тому же – и это главное – царь до сих пор не знал, во имя какого святого созидается храм. Это же явление указывало ему, что должно посвятить храм Премудрости Божией – св. Софии. Но возникает вопрос, отпустить ли обратно мальчика на постройку или оставить там ангела, чтобы он всегда охранял храм. По совету приближенных, царь, наградив мальчика и одарив его щедрыми дарами, отправляет его в Кикладские острова, с согласия его отца; ангел же, по слову своему, будет вечно охранять храм. Разговор мальчика с ангелом происходил на правой стороне храма, πλησίον τοῦ Συλλαγόνου (Κ.) или ἐπὶ τὸν τροῦλον (А.)

Когда затем рабочие приступили к устройству вторых сводов, обнаружилось, что собранного царем золота недостаточно Царь раздумывал однажды об этом, сидя у храма. Ему является также евнух в белоснежной одежде и, спросив о причине беспокойства, предлагает прислать к нему утром несколько человек, так как он желает помочь горю царя. Последний отправляет на другой день к нему Стратегия, Василида – квестора, Феодора патриция, эпарха, прозванного Колокинфом (К., и «Колокинфа») и до 50 (К., 8) прислужников вместе с 27 (К., 20) парами мулов. Евнух выводит их чрез Золотые ворота к Трибуналу, где находится его дом, нагромождает на их повозки до 80 кентинариев золота и приказывает везти к царю. Последний отправляется тогда сам к дому евнуха, но его нет и следа, и царю остается, восхвалив Бога, признать, что Он сам невидимо помогает созданию храма.

Третье чудо состоит в указании свыше числа окон. Когда заканчивалась постройка алтаря и надо было пропустить свет чрез своды, то между мастерами возник спор: одни говорили, что достаточно и одного окна, другие находили нужным соорудить их два; царь колебался. Наконец, однажды к главному архитектору является царь и приказывает соорудить три оконца: во имя Отца и Сына и Святого Духа. Прежде, чем архитектор успел ответить, царь исчез. Архитектор спешит во дворец и упрекает Юстиниана в непоследовательности и колебаниях в решении вопроса о числе окон. Царь отвечает, что не приказывал сооружать три окна и даже в тот день и не выходил из дому. Явившийся же архитектору призрак царя был, несомненно, ангел, чудесным образом возвестивший волю Божию.

Π1 в описании чудес в значительной степени сближается с А., передавая содержание их в той-же последовательности, как и А., и с такой же заботой о передаче подлинных слов царя и других лиц. Однако есть и разница и очень важная, именно: порядок в П1 такой: сначала чудо «о недоставшем злате» (как оно озаглавлено в слав. рук.), затем о явлении ангела отроку, причем последнее объяснено несколько иначе, чем в А. и К. Там явление ангела возбуждает и решает в уме царя мысль назвать храм именем Софии, так что чудо является для царя неожиданно. Здесь же (в П1) царя мучает мысль о том, кому посвятить храм; решение интересующего его вопроса нисходит от ангела. Таким образом два чуда П1 довольно сходны по началу и по существу: царь беспокоится καὶ εἶχε ἀδημονίαν καὶ λύπην μεγάλην, и ангел облегчает его от заботы (только в одном случае фигурирует подарок ангела – золото, в другом – распоряжение назвать храм именем св. Софии). Третьего же чуда «о трех оконцах» в П1 нет, что впрочем согласно с общим характером этого списка, сокращающего текст и выпускающего массу мелких подробностей

6) Сказание излагает затем описание достопримечательностей храма. Сначала А. и К. согласно рассказывают о том, что Троил, Феодор и Василид (К., Василий), отправлены царем в Родос, откуда они прислали в Константинополь огромные кирпичи, на которых царь приказал написать: «Бог основал её и она не поколеблется; поможет ей Бог от утра до утра». Кирпичи эти очень легки и скважисты, но они не из пемзы, как иные думают, а отличаются необыкновенной прочностью.11 Они послужили для возведения большого купола причем скреплялись цементом, приготовленным особым способом. Царь украшает золотом карнизы стен, купол и другие части храма; он думал даже покрыть и пол и стены золотом, но Максимиан и Иерофей сказали ему, что будут впоследствии столь бедные императоры, которые захотят воспользоваться даже сокровищами храма и для того сравняют его с землей; если же оставить так, как было сделано и не покрывать пол и стены золотом, то церковь будет стоять вечно. Юстиниан послушался их совета. Этот рассказ имеется у Кодина; А. же упоминает о нем несколько дальше и, не называя имен, говорит, что совет исходил от двух математиков.

Затем тексты несколько расходятся. Кодин сообщает, что время собирания материалов, продолжавшееся 7 лет и 10 месяцев, некоторые причисляют ко времени постройки и говорят, что храм строился 17 лет (А. – 16 лет) После этого он упоминает о важнейших достопримечательностях храма: колодце, у которого Христос беседовал с Самарянкой, трубах иерихонских, кресте Христовом и мн. др., говорит, что на содержание храма было назначено 365 поместий и т. п. Существенное его отличие от А. состоит в данном случае в том, что рассказ А. более подробен, изобилует цифровыми данными и имеет вид рассказа очевидца, при котором еще в целости было все великолепие храма. В одном месте он говорит, несомненно, по личным впечатлениям: «τίς γαρ θεάσηται τό εἶδος τῆς ἁγίας τραπέζης, καὶ οὐ καταπλαγείη; ἤ τίς δυνήσεται κατανοῆσαι ταύτην, διὰ τὰς ποικίλας χροὰς καὶ στιλπνότητα, ὡς δρᾶσθαι τὸ ταύτης εἶδος ποτὲ μὲν χρυσίζον, ἐν ἄλλῳ δὲ τόπῳ ἀργυρίζον…» и пр. И, как сам видевший все великолепие храма, он подробно его описывает. Отсюда можно вывести, что труд его написан до разграбления храма крестоносцами, т. е. до 1204 года. Кодин же, которому уже не пришлось видеть древнее великолепие храма, сокращает эту часть, которая для него, писателя XIV–XV в., могла служить лишь исторической справкой о том, что было, но никак не описанием того, что есть. Главнейшие святыни храма, находившиеся там в его время, он перечисляет, но рассказ о пышности и великолепии, которые придал храму Юстиниан, у него отсутствует. В данном случае К., все время шедший об руку с А., отступает от него, стремясь придать своему рассказу колорит современности и достоверности.

Укажем некоторые подробности внутреннего великолепного убранства храма, приводимые А.

Алтарь весь и столпы и двери были сделаны из серебра; 4 стола в алтаре, 7 священнических мест и одно архиерейское – также из серебра, покрытого толстым слоем позолоты. «Теремиц иже над престолом» (ciborium, κιβώριον), т. е. надпрестольная сень, также был серебряный, позлащенный, а вверху его массивный золотой шар, весом в 18 кентинариев, на котором воздвигнут был крест, весом в 75 кент. «Святая же трапеза» была сделана из золота, серебра и других металлов, а также драгоценных камней, так что отсвечивала то золотом, то серебром, то медью и др., возбуждая невольное удивление всех глядевших на неё. И наш автор восклицает: «кто без изумления может смотреть на святую трапезу? кто не удивится разнообразию её цветов? то она издает блеск золота, то серебра, то она на подобие сапфира; скажу проще, она испускает разноцветные лучи сообразно (её составным частям:) камням, мрамору и всякого рода металлам». Были украшены, конечно, и двери храма как внутренние, так и внешние, разнообразными рельефными изображениями и позолотой. Число их было 365. Даже пол хотел Юстиниан покрыть золотом, но, как сказано раньше, ему отсоветовали. Пышностью и великолепием отличалась также постройка амвона и солеи.

В числе достопримечательностей храма были: «устье кладязя» (τὸ στομάδιον τοῦ φρέατος), привезенное из Самарии от того колодца, у которого, по преданию, И. Христос некогда беседовал с Самарянкой. Были в храме и 4 медные трубы, те самые, в которые трубили в дни Иисуса Навина при взятии Иерихона. Был и крест с распятием на нем, сделанным в меру роста И. Христа, измеренного верными людьми в Иерусалиме.

Этот крест украсили серебром и драгоценными камнями. На каждой колонке, говорит автор, были помещены мощи какого-либо святого. Следует затем перечень различных сосудов, покровов и других украшений храма, на содержание которого были ассигнованы доходы с 365 поместий. Число священно- и церковнослужителей доходило до 1000, певцов было 100; все они получили особые помещения для житья при храме. Юстиниан, говорит далее автор, один начал и закончил постройку св. Софии. Храм представлял чудное зрелище для взора, отовсюду блистая золотом и серебром. Не менее удивительным был и пол храма, представлявший собою, благодаря удачному сочетанию кусков цветного мрамора, как бы море или 4 реки, исходящие от углов храма и названные именами райских рек. У крестилища были устроены по 12 каменных львов, леопардов и ланей, извергавших воду для омовения молящихся; была устроена также особая умывальница и для духовенства.

П1 приступает к описанию убранства храма, начиная с τῆς ἁγίας τραπέζας. Рассказ об устройстве трапезы почти совпадает с рассказом А.; но есть и отступление: П1 заканчивает описание трапезы упоминанием о надписи, сделанной Юстинианом на ней, чего в А. нет. Надпись следующего содержания: «Твое от Твоих Тебе приносим, Юстиниан и Феодора, рабы Твои, Сын и Слово Божие, воплотившийся и распятый нас ради; сохрани нас в вере правой, введи в царство Твое, прослави и сохрани нас предстательством Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии».12 Затем следует упоминание об амвоне, перечень тех же достопримечательностей храма, что и у А. и К. и в том же порядке, только при упоминании о трубах иерихонских дана краткая заметка о взятии Иерихона. Следующий длинный перечень сокровищ, священных предметов и украшений храма расходится только в мелочах с А.; все же сведения вообще согласны с А. В этой части, таким образом, П1 подходит к А. гораздо ближе, чем в других.

7) Когда вся постройка была закончена, 22 ноября (К., декабря) царь торжественно отправляется в колеснице, запряженной четверкой лошадей, к храму. Он приказывает (этого нет у К.) заколоть 1000 быков, 6000 овец, 600 оленей, 1000 свиней, 1000 кур и раздать бедным еще 30000 литр пшеницы. В сопровождении патриарха Евтихия, Юстиниан входит в храм; он устремляется к амвону и, преисполненный охватившего его чувства благоговейного умиления пред Божеством и сознания собственной заслуги, он восклицает: «Слава Богу, удостоившему меня возможности совершить такое дело! Я победил тебя, Соломон!» Он приказывает архитектору и казначею оделить народ дарами и затем, после освящения храма, в продолжение 15 дней он устраивал пиры для народа и оделял его деньгами.

«Таким-то образом закончил он столь желанное свое дело», заканчивает повесть А.; Код. тут же приводит слова А., взятые из выпущенного Кодином раньше описания сокровищ храма: «Юстиниан один окончил эту церковь без всякой посторонней помощи. Это было удивительное здание и т. д.». И, правду сказать, эти слова здесь всего более уместны, как резюме всего сказанного о чудесах храма.

Далее списки (как греческие, так и славянские) прибавляют обыкновенно рассказ о падении и реставрации купола храма, а также какие-нибудь рассуждения и повествования, строго говоря, к повествованию о создании храма вовсе не относящиеся. У Анонима и Кодина находим следующий рассказ о падении купола.

После смерти Юстиниана воцарился Юстин, его племянник (по сестре); во второй год его правления, в 5-й (К., 6-й) день недели, в 6-м (К., 5-м) часу дня упал церковный купол, раздробив чудный амвон вместе с солеей и цветным полом. Своды же, колонны и остальная часть здания остались невредимы. Юстин, призвав строителей храма, которые тогда еще были в живых, советуется с ними и спрашивает о причинах катастрофы. Они же толкуют дело в том смысле, что при Юстиниане, во время постройки храма, по настоянию царя, слишком рано были сняты леса и подпоры, поддерживавшие своды купола, и, так как они были брошены все на пол, а цемент не успел еще в достаточной мере отвердеть, то произошли трещины в куполе, что впоследствии привело к катастрофе.

По совету архитекторов, император, по примеру деда, посылает в Родос за кирпичами для постройки купола. Последний теперь выстроен вновь, но уже опущен на 15 локтей ниже. Амвон и солея, поврежденные при падении купола, также реставрируются, но уже не в прежнем блеске и великолепии, а в меньших размерах. Что же касается пола, то царь, не будучи в состоянии найти достаточное количество цветных камней, посылает патриция Μανασσῆ (К., Ναρσῆν) в Преконесс и тот оттуда доставляет мрамор цвета земли. Вследствие реставрации купола, говорит А., иные считают Юстина создателем храма, но это не верно. Этот случай дает А. возможность сообщить кое какие сведения о Юстиниане. Указав, что было сряду три царя, носивших сходные имена: Юстин – Фракиец, Юстиниан, создатель св. Софии, Юстин, сын сестры последнего, реставратор храма, автор продолжает: «а о них подробно изложено в хрониках и читающий там найдет это» (περὶ ὧν ὁ λόγος διεξῄει ἐν τοῖς χρονικοῖς πλατύτερον καὶ ὁ ἀναγιγνώσκων εὑρήσῃ). Затем следует краткий перечень некоторых событий Юстинианова царствования: при нем состоялся пятый собор в Константинополе; при нем же была обновлена церковь свв. апостолов, по смерти Феодоры, супруги его. После того Константинополь постигла свирепая моровая язва, затем землетрясение. Далее идет рассказ о жестоком наказании, которое претерпели при Юстиниане лица, виновные в мужеложстве. Упомянуто и о конной статуе, которую воздвиг себе Юстиниан. Есть упоминание и о подвигах Велизария, в честь которого императором была выбита медаль (νόμισμα), на одной стороне которой был портрет Юстиниана, а на другой Велизария с надписью: Βελισάριος ἡ δόξα τῶν Ρωμαίων. Впоследствии, впрочем, вследствие придворных интриг, Велизарий был из Африки отозван и на его место послан полководец Соломон, который действовал очень неумело. Вставлен далее рассказ о какой-то рыжей слепой собаке, которая проделывала различные «чудеса» вроде того, что, по приказанию, из кучи монет могла выбрать какую-либо с изображением того или другого императора или могла среди присутствующих указать мужчин, женщин, беременных, блудниц, прелюбодеев, рогоносцев. Объясняет это автор тем, что она имела дух Пифона. Затем он возвращается опять к Юстиниану и указав, что последний известен также постройкой и многих других храмов и моста Σιαγγάρου, ссылается в этом случае на VIII кн. Прокопия; затем говорит, что Юстиниан умер ἀλλότριος τῆς εὐσεβείας Θεοῦ. Конечно, эта часть рассказа не имеет никакого отношения к храму св. Софии, но она интересна в том смысле, что представляет собой несомненно выписку из какой-либо хроники. На это указывает и бессистемность сообщаемых ею сведений (неуместная вставка, напр., о чудесной собаке) и исторический характер содержания этой части (вместо прежнего описательного) и наконец ссылки самого автора на Плутарха секретаря Юстиниана (ст. 1290 и 1296), Прокопия (ст. 1316), а также на хроники (ст. 1312), «из которых можно почерпнуть и более обширные сведения». Несомненно, и сведения самого автора – Анонима почерпнуты также из хроник и из тех византийских историков, о которых было упомянуто раньше. Автор не мог бы сам собрать такую массу подробностей путем изучения народных сказаний или устных опросов и, должно быть, имел под руками материал письменной традиции.13 Ему же принадлежит переработка этого материала и создание из него основной и наиболее полной редакции Сказания, легшей в основу других редакций.

Кодин, окончив рассказ о построении храма и падении купола, сообщает затем эпизод об архитекторе Игнатии. Этот эпизод тоже не может считаться пополняющим текст Сказания, как и большая часть сведений А. об Юстиниане. В виду того, что этот эпизод встретится нам и в одном славянском списке (О2), мы передадим его содержание. После окончания постройки, Юстиниан, видя расположение народа к архитектору Игнатию и боясь, чтобы противная партия не провозгласила его императором, решает погубить его следующим образом. Когда окончено было сооружение статуи Юстиниана, царь приказал принять лестницы и Игнатию, остававшемуся наверху, грозила голодная смерть. Однако он нашел средство спастись. Случайно у него в кармане осталась длинная тонкая веревка; он приказал пришедшей к нему жене купить толстую веревку и смолы. Ночью жена привязывает купленное к спущенной им веревке; он поднимает это вверх; осмолив веревку, он привязывает её конец к статуе и спускается, а затем сжигает веревку и с семьей уходит в Адрианополь, где живет три года, переодетый монахом. Затем он возвращается в Константинополь и здесь просит милости Юстиниана. Последний замечает, что «кому Бог хочет даровать жизнь, у того тысяча людей её не отнимет» и одарив его, оставляет в покое. Затем у Кодина следует еще рассказ о возобновлении Феодорой храма во имя 12 апостолов, существовавшего раньше на месте св. Софии.

Если теперь, отбросивши все, что собственно не относится к тексту Сказания, т. е. рассказ последних страниц А. и К., мы попытаемся подвести итог сличению этих двух списков, то главнейшие различия будут сведены к следующему:

1) В начале текста у К. есть упоминание о том, что на месте св. Софии был прежде идольский храм.

2) При оценке домов, купленных пред постройкой храма, К. не всегда сходится с А. в цифрах и не всегда их приводит. Впрочем, это несовпадение цифр встречается и во многих других местах.

3) О получении платы рабочими К. рассказывает подробнее, чем А.

4) В рассказе о явлении ангела отроку, именно в конце его, где царь советуется с приближенными о судьбе отрока, К. сокращеннее А.

5) В изложении чуда «о недоставшем злате» рассказ К. идет от лица автора и нет подлинных слов действующих лиц.

6) Чудо «о трех оконцах» К. излагает в более сжатом виде, чем А.

7) В описании внутренности храма К. значительно расходится с А. и не отличается многословием текста А.

8) Встречаются отдельные несовпадения: А. – Аврелиан, К. – Валериан; А. – Хинопол, К. – Хинопод.

9) Вслед за рассказом о падении и реставрации купола у К. идет рассказ о судьбе архитектора Игнатия, чего нет у А.

Что касается несовпадения имен и цифровых дат, то это, по нашему мнению, можно объяснить тем, что К. пользовался, кроме А., должно быть, и другими сведениями о св. Софии, черпая их и из хроник и из уже распространившихся текстов Сказания: не следует ведь забывать, что между А. и К. прошло 350 лет; мы имеем, напр., текст О2, который, очень близко подходя к К., в то же самое время заключает сведения, которых у К. нет и которые большею частью почерпнуты из А.; очевидно был греческий текст на основе А., от которого пошли и К. и О2 (о последнем см. дальше). Мы, правда, не можем теперь установить, что было под руками у К., но очевидно, он проверял даты А. (или списка, пошедшего от А.) и выставлял у себя те, которые казались ему более вероятными.

Опущение большей части описания сокровищ храма (опущения эти у К. еще значительнее, чем в О2), нам кажется, можно объяснить тем, что во время Кодина уже не было в храме того великолепия, о котором повествовал его оригинал; потому-то К. и мог опустить эту часть, вовсе не имея в виду избегнуть её с каким-либо предвзятым намерением.

На вопрос о непосредственном отношении К. к А., кажется, придется ответить отрицательно. Конечно, Кодин мог знать А. и, должно быть, знал и относился к его данным критически, проверяя их по мере возможности. Но, думается, вероятнее будет предположить существование между ними промежуточного текста (отзвук которого мы найдем в сербском О2), который был сокращеннее А., хотя и лежал на его основе, и полнее К. Из него то, должно быть, и черпал К. целиком, «secutus morem auctorum temporis illius». Таким образом роль Кодина свелась к тому, что он выдал под своим именем промежуточный между ним и А. текст (Х2), рефлексом которого, как дальше будет доказано, следует считать О2.

Возвратимся к тексту П1. Заканчивает он рассказ об освящении храма вообще очень близко к А. Отличаясь обычной точностью в указании времени, он помечает днем освящения храма 22-е декабря, прибавляя, что это было в субботу. Затем, в упоминании числа закланных быков и пр. он приводит иные, несколько меньшие цифры, чем А.К. этого нет). После этого исчисляются торжества по случаю освящения храма опять-таки сходно с А. Текст заключается кратким указанием на дальнейшую деятельность Юстиниана на благо религии (постройка церквей), Синайского монастыря и т. п.

Что касается отношения П1 к другим греческим спискам, то его по справедливости следует выделить в особую редакцию. Основной мыслью редактора было сказать только то, что относится к созданию храма, и с этой целью он так располагает свой материал, что лишнего у него ничего не найдется. Главнейшие отличия П1 суть:

1) Опущено введение, имеющееся у А. и К. и повествующее о судьбе храма до Юстиниана. Рассказ прямо начинается с Юстиниана.

2) Опущены все рассказы о покупке домов, на месте которых (домов) был впоследствии воздвигнут храм; равно как в очень немногих выражениях сказано о приобретении всякого рода материала для храма.

3) Из трех чудес, бывших при постройке храма, опущено чудо «о трех оконцах»; остальные два расположены не в обычном порядке, а сначала чудо «о недоставшем злате», а затем явление ангела отроку, при чем последнее передано не в том смысле, будто оно навело царя на мысль о необходимости выбрать патрона для храма и остановиться именно на св. Софии, а так, будто царь задолго до явления ангела сам думал о выборе патрона для церкви, и ангел только разрешил его недоумение, указав ему на св. Софию. Помещение этого рассказа после предыдущего («о злате») есть своего рода рационализация: сначала нужно было злато и потом только, когда постройка близилась к концу, можно было вспомнить и о том, что храм надо посвятить какому-либо святому.

4) Приведены молитвы царя: а) при втором чуде и б) выгравированная на трапезе.

5) В описании достопримечательностей храма П1 очень близко подходит к А.; так же близок к А. этот список и последними страницами своего текста.

На основании сказанного мы признаем, что текст П1 представляет собою особую, сокращенную редакцию, ни о времени составления которой, ни об авторе у нас данных нет.

Итак, разбор греческих текстов Сказания привел нас к следующим выводам:

1) В первой половине XII века в византийской литературе появилось Сказание о создании храма св. Софии, принадлежащее перу неизвестного автора и вошедшее в IV книгу его сочинения о Константинопольских древностях. Сказание есть результат компиляции Анонимом рассказов разных хроник и других исторических трудов.

2) Около времени падения Константинополя, т. е. в конце XIV или начале XV века, византийский писатель Георгий Кодин выдал под своим именем рассказ о создании св. Софии, отличающийся от рассказа Анонима в такой мере, что его можно выделить в особую редакцию.14

3) Из дошедших до нас текстов А. и В. представляют первую полную, первоначальную редакцию; К., – вторую полную же редакцию; П1является позднейшей (если судить по дате и языку рукописи) переработкой, представляя собою третью, сокращенную редакцию.

II. Югославянские списки Сказания

Югославянских списков Сказания нам известно всего два:

1) Библ. Новороссийского Университета, № 104, сербо-болгарский сборник, написанный разными почерками XVI и XVII вв. Сказание в нем занимает лл. 184v–192 и озаглавлено: Сказа́нїе о҆ създа́нїи хра́ма прѣмꙋдрѡ́сти бж҃їе, гл҃ѥ́мѣи ст҃а Со́фїа, и҆́же ѥ҆́сть въ кѡнстанті́нѣ гра́дѣ, ю҆́же въздви́же и҆ ѡ҆́бно́ви бл҃гочьсти́выи цр҃ь І҆ꙋстїнїа́нъ (О1).

2) Тоже Библ. Новороссийского Унив., № 68, сербская рук. XV–XVI вв., лл. 1–8v. (или, по общей нумерации листов этого №, представляющего собою папку с отрывками из трех рукописей, лл. 24–30аѵ): ѡ҆ бытїи и҆ сьзаⷣ҇нїи ст҃ѣи҆шіе бж҃їе вели҆кыѥ и҆ мт҃ре цр҃квамь ст҃ые Со́фїе кѡⷩстандїна град҇ (О2).

При сличении этих текстов с греческими, главным образом с А., а также с К., обнаруживаются следующие особенности:

1) В истории Церкви до Юстиниана O1 начинает рассказ сокращеннее, чем О2 и А., упоминая только о создании храма Констанцием, сыном Константина Великого; О2 называет храм церковью свв. Агафоника и Акакия (А., Ἰσακίου). Царь, создав церковь, наполнил её идолами (А. нет). Об арианах О1 говорит, что ересь ѕїа́шe ꙗ҆кож҇ ѕъмїи́; О2 – что они крамолꙋ и҆ метежь поⷣвигше; – это нет в тексте А. Затем О2 о Руфине говорит: и҆ покри́ть сію̀ мно́гѡцѣнниⷨ и҆ зⷣ҇ⷣѣланныⷨ мрамѡріеⷨ; А. ἐσκέπασε αὐτὴν διὰ κυλινδρικῶν καμάρων μετὰ τὸ σφαγῆναι; О1покры́ти ею мрамо́ріеⷨ. Кроме того, O1 не упоминает об Ипатии, О1 и А. – упоминают.

2) В рассказе о собирании материала для храма О1, сообщая то же, что и О2 и А., несколько короче. Наиболее замечательные особенности списков тут таковы:

А. 1290. τοῖς φορολόγοις, τοῖς ἐπὶ τῷν θεμάτων; О2 24v (1v) – и҆ даносьвькоупителѥ́м и҆ трьговерцемь; О1 – нет.

А. 1292. Πλούταρχος ὁ πρωτοσεκρῆτις καὶ πιστογράφος; Ο2 25 (2) – плоута́рхь прѡтасиг҆рⷹ҇ить: О1нет.

А. 1292. εἰς προῖκα; О2 25 (2) вь приложеніе бра́ка себѣ ѿ о҆тьчьскаго ждрѣбїа; О1 нет.

А. 1292. Αὐρελιανοῦ; О2 15 (2) ҆Аврїлиа҆на; О1 184ѵ ҆Аверкіа́на.

А. 1292. ἑπτὰ ἥμισυ; О2 25 (2) се́дмыиⷯ҇ и҆ полоу; О1 185 се́дмїю.

3) Переходим к особенностям рассказа о приобретении земли для храма.

Коуплєнїє а҃ одинаково рассказано О1 и О2, при чем выпущены слова Анны, сказанные ею вельможам, просившим её от имени царя продать землю: μέχρι χρυσίων ν´ κεντηνάρια ἐὰν μοι δώσῃς, οὐ δώσω ταῦτα (А.).

В коупленіе в҃ О1 отличается от А. и О2 тем, что о месте, где был дом Антиоха, упоминает в конце рассказа о последнем, а А. и О2 в начале. Кроме того, А. 1292 – φιλοποιητός, О2 25ѵ (2ѵ) – братотво́рць, О1 – нет.

В рассказе о кȣплєнїи г҃ и д҃, очевидно, вкралась ошибка: А. называет владетелей земли: τὸ δέξιον μέρος ὅλον τοῦ γυναικωνίτου ἕως τοῦ κίονος τοῦ ἁγίου Βασιλείου – Харитона Хинопола; τὸ δέ ἀριστερὸν μέρος τοῦ γυναικωνίτου ἕως τοῦ κίονος τοῦ ἁγίου Γρηγορίου τοῦ Θαυματούργου принадлежит Ксенофонту – сапожнику. По О1 и О2 выходит, что правая сторона до столпа св. Василия принадлежит Ксенофонту, левая же «до стлъ́па св Васи́ліа" (О1) или, "до стльпа св Григорїа" (О2) – Харитону. Затем отступление является и в рассказе о Ксенофонте: А. 1293 просто говорит: μέχρι τὸ σήμερον; О1. 185ѵ. и҆ сеꙵ бы́сть до дн҃и бл҃гочьсти́ваго цр҃а ба́гроро́днаго, сьꙵи бѡ҆ вь того̀ мѣсто поклонꙗ́тисе тꙵꙋ сътвори чтⷭ҇ные и҆кѡ́ны ха҃ ба҃ нашего̀. и рождьшее е҆го̀ прѣчтⷭ҇ы́е мт҃ре. и҆ ст҃го і҆ѡ́анна пррⷪ҇ка и҆ пртчⷣ҇е. С этим вполне совпадает О2.

4) В дальнейшем повествовании об основании храма О1 начинает с упоминания о храме св. Иоанна Предтечи. О том же говорят А. и О2, но дальше, после рассказа о закладке св. Софии.

Церковь св. Иоанна Предтечи А. 1293 называет εὐκτήριον; О2 26 (3) – мл҃твныи; О1 нет. Кроме того: А. 1293. εὐχαριστῶν τῷ Θεῷ; О2 26 (3) бл҃годаривь вьса́чьскыиⷯ҇ ба҃; О1 186. бл҃годари́ ба҃ и҆ реⷱ҇. призрѝ ги҃ на хра́мъ сыи҆́ и҆ сътво́ри въ нѥ́мъ о҆бѣстѣлище се́бе, и҆ ꙋ́слышѝ въ нѥ́мъ мл҃твꙋ ра́бъ сбоиⷯ҇.

А. 1296. καὶ τὰ πλησιάσαντα τοῦ μετατωρίου; О1 и О2 – нет.

Рассказ о работниках, архитекторах и работе идет согласно. О1 называет имена главных архитекторов: Миха́иїе, І҆гна́тїе, чего не встречаем в А. и О2

В следующем затем рассказе О1 сближается с А. и расходится с О2.


А. 1296. О1. 186ν. О2 26ν. (3ν)
Μιλιαρίσια γὰρ ἀργυρᾶ ἐκομίζοντο ἐκ τοῦ παλατίου, καὶ ἐκτίθουν αὐτὰ εἰς τὸ Ὠρολόγιον, καὶ ὅσοι ἀνεβίβαζον λίθους, ἐλάμβανον καθἠμέραν, ἀνὰ ἀργυρίου ἑνός, διὰ τὸ μὴ ἀκηδιάσαι τινά ἐξ αὐτῶν ἢ βλασφημῆσαι… Сребрьни́кы жѐ приноша́хоу ѿ пола́ти. и҆ пола́гахꙋ въ честни́ци, и҆жє бо҆ а҆́ще кто҆ вьзноша́шє ка́мень на стѣ́нꙋ и҆ по е҆диномꙋ ка́мєни приноша́хꙋ є҆мꙋ҆ по сребрьни́кꙋ. Милїа҆рїсиа҆ же сребрьнаа приношаахꙋсе ѿ полати на вьсакь дн҃ь, и смѣшаахꙋ сь прь́стїю и҆ и҆́сїповахꙋ се вь часовницѣ и҆ ѡ҆крⷭ҇ть заⷣнїѡ҆мь и҆ вьнегⷣ҇а оу҆мльчаваꙵхꙋ дѣлаю҆щеи вечерꙋ бывающꙋ, и҆ хотѣа҆хꙋ ѿи҆ти и҆зыскоующе кьжⷣ҇о иⷯ҇ прь́сть, различные ѡ҆брѣтаахꙋ сре́брьникы. и҆ ѿхожаⷣахꙋ раⷣующеⷭ҇ дрꙋꙁїи же сребрьници лежаахꙋ въ часо́вницѣ. і҆е҆лика҆́ще вьзнощаахꙋ ка́менїе и҆лѝ варь, на вьса́комь сьхѡ́жⷣенїи когожⷣо иⷯ҇, вишемь зыⷣавшеⷭ҇ (sic) вьсакомꙋ по е҆доноⷨ (sic) сре́брьникꙋ за еⷯ҇ не оу҆нити комȣ ѿ ныⷯ҇ и҆ похулит҇…

Рассказав о смерти одного рабочего, похулившего царя, А. говорит, что распоряжался раздачей денег Стратегий и затем сообщает, что Юстиниан лично наблюдал за постройками. О1 выпускает здесь известие о Стратегии; О2 также выпускает, но, сказав о царе, говорит и о Стратегии.

5) Переходим к «чудесам».

О1 отличается от А. и О2 упоминанием имени отрока (в рассказе о явлении ангела отроку); отрока он называет Исаией, сыном главного мастера Игнатия.

Возраст отрока определяется так: А. 1297. χρόνων δεκατεσσάρων; О1 пе́тыⷨнадесе́те лѣтѡⷨ; О2 лѣтѡⷨ ѥ҃.

Рассказ о явлении ангела отроку, вообще, вполне сходствует во всех трех списках. Отметим, однако, еще некоторые мелочи:

О1 187. и҆́ми же строѝтель є҆́смь; А. и О2нет. А. 1297 ἐνταῦθα γὰρ ἐτάχθην δουλεύειν καὶ φυλάττειν; О1. 187 здѣ́ бѡ́ ми повелѣ́нно ѥ́сть прѣбыва́ти, и҆ съхранꙗ́ти о҆ сла́вѣ бж҃їи; О2 – нет. А. 1297. ὅτι λευκοφόρος ἐστί, καὶ αἱ παρειαὶ αὐτοῦ πῦρ ἀπέπεμπον, καὶ ἐνηλλαγμένη ἡ ὅρασις αὐτοῦ; О1. 187. вь бѣлыⷯ҇ ѡ҆де́ждаⷯ҇ сꙋ́щꙋ. и҆ ѿ възрѣнї́а є҆го̀ ꙗ҆́ко о҆́гню и҆сходи́ти; О2. 27ѵ (4ѵ). ꙗ҆ко свѣтлоно́сна его быт҇ и҆ ѿ ланитеи е҆го и҆схо́дит҇ ѡ҆́гню.

Рассказ о том, как царь совещался с приближенными о решении участи отрока, в А. передается гораздо подробнее, чем в О1 и О2. Последние два текста в этом случае ближе стоят к Кодину, черпая, может быть, из одного с ним источника.

О1 добавляет еще, что на месте явления ангела отроку чтⷭ҇на і҆́кѡна вели́каго ба҃ и сп҃са нашего̀ і҆ѵ҃ ха҃ ꙋ҆тврь́дисе.

В повествовании о следующем чуде: «о недоставшем злате» также сходятся списки довольно близко

А. 1300. πρόσταξον ἐλθεῖν... ἐκ τῶν μεγιστάνων σου; О1 187v повелѝ прї́ити къ мнѣ̀ вел̾мѡжаⷨ сво́имъ; О2. 28 (5): дажⷣ҇ь ми чл҃вкы и҆ пои҆демь.

В перечне имен стратегов О1 опускает имя Колокинфа.

А. 1300. εἰς τὰ Τριβουνάλια; О1. 187ѵ. на мѣ́сто тривꙋ́лїево; О2. 28 (5) тpївоуналїѡ.

А. 1300. τῆς χρυσίας πόρτας; О1. 187ѵ. ѿ зла́тыⷯ҇ вратъ́; О2 – нет.

К концу рассказа А. опять разнится от О1 и О2, приводя беседу каженика с вельможами и последних с царем в виде прямой речи, два же другие списка только передают содержание этих речей и притом несколько сокращеннее, чем А. Здесь О1 и О2 опять приближаются скорее к К., который отличается тою же особенностью.

Третье чудо О2 передает, вполне сходствуясь с К., О1 – сходно с А., вследствие чего в О1 есть такие подробности, как день и час явления ангела архитектору («въ дн҃ь сꙋбо́тныи въ па́тыи часъ дн҃е»), которые взяты из А.; вообще, в данном случае текст О1 является более подробным, чем К. и О2.

6) В описании достопримечательностей постройки храма больше всего различий между списками. О1 следует тут повсюду весьма близко к А.; О2 зачастую отступает, но не приближаясь к Кодину, как известно, почти совсем лишенному этой части, а лишь сохраняя некоторые подробности, особенно в начале описания. Так О2 не упоминает об отправлении Троила (он не назван и О1), Василида и Феодора в Родос (о҆́стровь цвѣ́тныи О1) за кирпичами для купола; не говорит ни о постройке купола, ни о расположении при этом кирпичей, ни об украшении вслед затем храма позолотою. Нет также в О2 упоминания об алтаре и четырех трапезах в нем, ни о «престолах» святительских, ни о «теремце» над престолом. В описании всего этого О1 сходится с А.

Об устройстве трапезы все три списка говорят довольно подробно и вполне согласно, а также о том впечатлении, какое производил на зрителя вид её. Упоминается затем, что Юстиниан и пол хотел покрыть золотом, но ему отсоветовали:

А. 1304. τινὲς μαθηματικοί; О1. 189 ѿ а҆ѳін̾ ѕвѣздѡ҆чьт̾цъ ѿ є҆рѡѳе́а вьс̀есь́вѣ́тнаго; О2. 29 (6) ѿ нѣкоторыиⷯ҇ а҆ѳїнеа҆нь любомꙋдрїиⷯ҇.

Несколько подробнее окажется рассказ А. о дверях церковных, чем в О1О2 его нет); также несколько лишних деталей описания амвона найдем в О1 и О2 сравнительно с А., который в этом случае короче.

Описание прочих достопримечательностей (колодца, труб иерихонских, Креста Христова) дословно сходно с А.

Вплоть до конца этой части Сказания сходство продолжается, кроме разве следующего места:

А. 1308. ἀπὸ Αἰγύπτου, Ἰνδίας, καὶ πάσης Ἑῴας καὶ Δύσεως; О1 189ν. ѿ є̀гѵпта же и҆ і҆ндї́є, и҆ ѿ въсто́ка, и҆ ѿ а҆сїє и҆ ѿ за́пада; О2 30 (7): ѿ є҆гѵпта же и҆ и҆́ньдїе, і҆ а҆сїе, і҆ е҆ѵропїе и҆ запаⷣ҇.

Крест и светильник, далее, описаны опять-таки сходно. В упоминании дани, взимаемой Юстинианом с Персов, О1 приводит имя Са́ворїа ца́ра пе́рскаго, чего нет в О2 и А.

І҆ꙋстїнїа́н же цр҃ь є҆ди́нь наче́тъ, и е҆ди́нь сьврьши ст҃ꙋю Со́фїꙋ, говорит О1 согласуясь в этом случае с А. Этих слов нет в О2.

Затем говорится о всеобщем удивлении, вызванном благолепием храма. Отметив еще, что в перечне каменных животных при умывальнице А. называет только львов, тигров (παρδάλεις) и ланей, а О1 и О2 большее число животных, перейдем к заключению рассказа – к освящению храма.

7) Дата освящения храма показывается различно: А. – 22 ноября, О1 – 26 сентября, О2 – 22 декабря (как и у К.) Царь выходит из двери τοῦ Αὐγουστιῶνος (А. 1309); две́ры а҆вгꙋ́сталі́а (О1. 190ѵ); до врать а҆вгꙋстеѡ́новѣ ⷯ҇ О2. 30ѵ (7ѵ)

Небольшая разница замечается и в молитве царя. А. 1309. Δόξα τῷ Θεῷ, τῷ καταξιώσαντί με τοιοῦτον ἔργον ἀποτελέσαι· νενίκηκά σε, Σολομών О1 190ѵ слава̀ сподо́бльшомꙋ тако́вое дѣло съврьши́ти. ѡ҆́ саломѡ҆не. ꙗ҆́ко не сътвори́лъ е҆сѝ тако́вые красѡ́ты въ до́мꙋ гн҃и сътвори́ти въ ст҃а ст҃ыхъ, ꙗ҆́коже а҆́зь ꙋ҆строи́хь О2 30ѵ (7ѵ) сла́в҇ и҆ величіе бо҃у, спобⷣ҇ившомꙋ ме сьврьшыт҇ дѣло сіеꙵ. побѣдих те солѡмо́не побѣдыⷯ҇ и прѣвьзыдѡⷯ҇.

Отметим также и различие сравниваемых списков в рассказе о падении купола, непосредственно примыкающем к Сказанию.

Время падения означается во втором году царствования Юстина (Ѳраꙁсь, как ошибочно называет его О2; Юстин Фракиец – дядя и предшественник Юстиниана: здесь же речь идет о Юстине II, племяннике Юстиниана): ἡμέρᾳ ε´, ὥρᾳ ἕκτῃ τῆς ἡμέρας, А. 1309; в четврьтоⷦ҇ въ ѕ҃. ча́сь дн҃е, О1 190ѵ ; вь дн҃ь. г҃. вь чаⷭ҇ е҃, О2 30ѵ (7ѵ). Юстин призывает архитекторов, τοὺς καμόντας ἑκεῖσε μηχανικούς, А. 1309; прѣжде зда́вшаго художни́ка миханї́ꙋ, О1 190ѵ; маи҆стора е҆ди́ного ѿ и҆х же тамо дѣлавшыиⷯ҇ О2 30а (8).

Дальнейшее изложение вообще сходно с А., только вместо слова Родос, как в О2 и А., О1 повторяет свое прежнее вь о҆стровь цвѣ́тныи; затем А. 1312. Μανασσῆ ἐν Προικοννήσῳ; О1 191 Манасію вь́ островь҆ прꙋсіи́скыи; О2 нет.

В дальнейших прибавлениях тексты совсем расходятся: А., как мы говорили раньше, перечисляет события Юстинианова царствования; О2 – приступает к рассказу о дальнейшей судьбе главного архитектора храма – Игнатия, о чем повествует и Кодин. В этом месте, на листе 30аѵ (8ѵ) рукопись О1 обрывается и дальнейших листков её не имеется. В папке № 68 имеется впрочем еще несколько листков таких же, на каких написано и наше Сказание; все они разрознены, но среди них ничего относящегося к Сказанию нет; таким образом, конец этого текста следует считать утерянным.

Текст же О1 повествует и далее – о разграблении храма Латинянами. Мы коснемся здесь этого рассказа, хотя он и представляет собою позднейшую, приставную часть Сказания, так как текст с этой прибавкой нам встречается при нашем обозрении впервые.

В 6712 году от сотворения мира, т. е. в 1204 г., в царствование Алексея Дуки в Царьграде, на город напали Фрȣ́ѕы; разбив железные ворота, они вступили в город и предают значительную часть его огню, так что даже «ст҃ѣи софіи притво́рь пого́рѣ, иде́же патріа́рсы вьси́ напи́сани бѣхꙋ». Не получая требуемого удовлетворения, Фрȣ́ѕы ожесточаются и говорят, что лучше умереть, чем «съ сра́моⷨ ѿти́ти»; царь с патриархом и вельможами убегают, и в столице полными хозяевами делаются латиняне.

В св. Софии они «ѡ҆драше две́ры, и҆ разсѣкѡ́ше а҆мв̾о́нъ, и҆же бѣше вьсь̀ сре́бромь ѡ҆кова́нь ѿвъсꙋ́дꙋ и҆ стлъ́пы сребрь́ные ВІ҃. те́. и҆ че́тыри кѵвѡ́тніи и҆ темб̾ло и҆зсѣкѡ́ше. и҆ ВІ҃ те кртⷭ҇а и҆же бѣхꙋ наⷣ҇ ѡ҆лта́реⷨ ... и҆ прѣгра́ды ѡ҆лта́рные ... мнѡ́гоцѣ́нныи ка́мень, и҆ вели́кыи жем̾чю́гъ. и҆ тра́пезꙋ чю́днꙋю ... и҆ канди́ла и҆ свѣти́ла ... е҆ѵⷢ҇глїа жѐ и҆ кртⷭ҇ы чтⷭ҇ные, и҆ і҆кѡ́ны мнѡ҆гоцѣнные и҆ м҃. кади́лниць чи́стаго зла́та ... ст҃ꙋю жѐ і҆конꙋ бц҃и и҆́же въ влахе́рнаⷯ҇ ... и҆ сію̀ о҆дра́ше ... разграби́ше вьса̀». Занимали фрȣѕы Константинополь ЗВ҃ лет, до Андроника Палеолога.

Теперь же там царствует, прибавляет наш список, измаильский царь а҆ми́ре сели́мъ,15 лето же теперь ꙁо҃и (т. е. 7078, т. е. 1570); в этом году случилось затмение луны 13 апреля и 5 августа; наступила осьмая тысяча лет и последняя; гла́дꙋ бы́вшꙋ повьсꙋ́дꙋ вь лѣ́то сіѐ. и҆ ра́ты вели́кые съ ѵ҆та́лскыⷨ є҆зы́кѡⷨ. Этим заканчивает О1.

Прежде чем делать какие-либо выводы об отношении югославянских текстов к греческим, попытаемся выяснить отношение О1 и О2 друг к другу, а затем уже подвести их происхождение под общие, первичные рамки.

Мы остановимся на следующих выражениях этих списков:

О1 184ѵ възьꙋсти́шебосе; О2 24ѵ (1ѵ) – вьзбѣси́вшеⷭ҇; А. 1290. στασιάσαντες.

О1 184ѵ ста́рои; О2 24ѵ (1ѵ) дрѣвнѥи; А. 1290 τῇ παλαιᾷ.

О1 184ѵ ю̀же създа́; О2 24ѵ (1ѵ) ѥ҆юже вьздвиже; А. 1290, αὐτὴν ἀνήγειρεν.

О1 184ѵ минꙋв̾шима же двѣма лѣтѡ́ма кро́мѣ покро́ва прѣбыва́ше; О1 24ѵ (1ѵ) прѣи҆дошеⷯ҇ лѣтѣ в҃ стоꙗ҆ще непокрь́вена; А. 1290. διῆλθον δὲ χρόνοι δύο, καὶ ἵστατο ἀσκεπής

О1 185 жела́ніе и҆мѣ́ше зрѣ́ти ко́н̾ское рыста́нїе; О2 25ѵ (2ѵ) любозри́тельна и҆пподромію сꙋ҆ща; А. 1292. φιλιππόδρομος ὤν.

О1 185 възыва́ти ѿ темни́це; О2 25ѵ (2ѵ) зва́ти и҆с тьмнице. А. 1292. βοᾶν ἐκ τῆς εἰρκτῆς.

185ѵ до́лнꙗ же че́сть; О2 26 (3) оу҆равнѥннаа же че́сть; А. 1293 τὸ δὲ ἐπίπεδον τοῦ ναοῦ.

О1 186ѵ ѿ носе́щіиⷯ҇; О2 27 (4) ѿ вьзносещіиⷯ҇; А. 1296. τῶν βασταζόντων.

О1 186ѵ сѣкꙋщіиⷯ҇ каме́ніе; О2 27 (4) каменосѣчьцеⷯ҇; А. 1297. τοὺς λιθοξόους.

О1 188 тыꙵ цр҃ю сло́ва не и҆мѣе́ши; О2 28 (5) не и҆мѣты е҆дино сло́вѡ; А. 1301 ἕνα λόγον οὐκ ἔχεις

Приведенных примеров (а число их можно еще увеличить) уже достаточно, чтобы наметить взаимоотношение О1 и О2: одни и те же греческие слова и выражения переведены в этих списках различно; один переводчик говорит: стоꙗ҆ше непокрь́венна, другой: кро́мѣ покро́ва прѣбыва́ше; один ста́рой, другой дрѣвнѥи, и т. д. Ясное дело, что оба списка суть результаты двух различных славянских переводов и общего славянского предка не имели. Последняя мысль еще более подтверждается, если обратим внимание на различие в содержании списков. В начале, напр., О2 подробнее говорит о прежней, до-юстиниановой Св. Софии. Подробнее О2 и в рассказе о собирании материала: таково, напр., упоминание о Плутархе, чего нет в О1; тоже и о Кикладских островах. Зато О1 порой ближе подходит к А., напр., в цитированном месте о сребрениках (А. 1296, О1 186ѵ, О2 26ѵ (3ѵ), или в описании достопримечательностей храма, где О1 подробнее и ближе к А., чем О2. Далее, в рассказе о третьем чуде О2 приближается к сокращенному изложению К., О1к более полному А. Наконец, в последующем за Сказанием тексте О1 следует Кодину, О1 дает рассказ о разграблении храма латинянами. Очевидно, что эти разногласия следует относить и к оригиналам. Каков же, спрашивается, был оригинал того и другого списка и к какой редакции он принадлежал?

Из приведенного раньше сличения основного греческого текста А. с О1 и О2 мы приведем наиболее резкие отступления славянских текстов. Сначала коснемся текста А. и О1:

1) В начале О1 сокращеннее А., не упоминая о прежней судьбе Св. Софии, ни об Ипатии и т. д.

2) Расходится в имени Аверкиана (вместо Аврелиана, А.); число лет собирания материала 7, тогда как у А. – 7 ½.

3) В рассказе о первой покупке земли О1 не приводит слов Анны; в рассказе об Антиохе указывает место его дома в конце рассказа, тогда как А. – в начале.

4) Дополняет рассказ о Ксенофонте упоминанием об иконе, сооруженной Багрянородным.

5) В рассказе о первом чуде О1 дает имя отрока; затем он передает только содержание бесед действующих лиц, не приводя их речей дословно.

6) Упоминает об иконе Спаса, поставленной на месте явления ангела отроку.

7) В рассказе о дверях храма О1 передает несколько меньше подробностей, чем А.

8) О1 упоминает имя астролога, отсоветовавшего покрывать пол храма золотом.

9) Приводит несколько лишних сравнительно с А. деталей (названия камней) в описании амвона.

10) О1 упоминает далее имя Саворіа ца́ра перскаго, чего нет в А.

11) Содержит еще рассказ о разграблении храма латинами в 1204 году, чего нет в А. и что служит признаком несомненно более позднего происхождения О1, т. е. никак не раньше этого разграбления, т. е. начала XIII века.

Этот рассказ был, надо полагать, и в греческом оригинале хотя он не встречается в известных нам греческих списках и хотя в языке его едва ли можно подыскать несомненные грецизмы, на которых могло бы базировать суждение о его греческом происхождении.

Если бы славянский переводчик имел под руками только текст А. и из него делал мелкие сокращения, перифразы и т. п., можно было бы не отделять О1, как редакцию, от А. Но так как у него, кроме мелких пропусков, есть еще и дополнения, особенно указанные нами в пунктах 4, 6, 8, 10 и 11, то надо полагать, что у него был под руками какой-либо греческий текст, близкий к А., но уже несколько переработанный этими вставками. Посему придется признать оригиналом для О1 греческий список особой редакции, отличавшийся указанными особенностями хотя и очень близкий к А.

Обратимся к изысканию оригинала О2. Приведем опять наиболее резкие из отступлений его от А.

1) О2, как и О1, считает правую сторону храма местом, купленным у Ксенофонта, левую – у Харитона; А. наоборот.

2) Согласно с К., О2 подробнее рассказывает о «миларіскнахъ», чем А. и О1, совпадающие в этом случае.

3) В рассказе о первом и втором чуде О2 короче А., передавая лишь вкратце содержание того, что было сказано действующими лицами; в этом случае О2 опять-таки приближается к К.

4) В передаче третьего чуда (о трех оконцах) О2 также сходно с К., отличаясь в этом случае более простым изложением, чем А. и О1.

5) В описании достопримечательностей храма О2 довольно значительно разнится от А. и О1; нет упоминания о Родосских кирпичах, ни о постройке купола, ни о значительной части убранства храма и алтаря;16 совсем выпущено описание дверей. В этой части рассказа О2, хотя и сокращает А., однако полнее К., совсем почти выпускающего её.

6) Сказание заканчивается в О2 так же, как и у К.: рассказом о судьбе Игнатия

Эти различия, кроме первого, которое может быть объяснено ошибкою переводчика, достаточно ясно обнаруживают тенденцию О2 к сокращению разных подробностей рассказа и кажутся нам достаточными, чтобы, по примеру К., отличающегося теми же особенностями, что О2, выделить О2 в особую, несколько сокращенную редакцию.

Тут же можно установить и её отношение к К. Сходясь с К. во всех подробностях и давая возможность заключить отсюда о единстве редакций, О217 однако подробнее К. говорит об убранстве храма. Это единственное наиболее значительное отличие его от К. Если вспомнить, что самый список О2 относится к XV в., т. е. почти современен К., то трудно предположить, что О2 есть только распространенный рассказ К.: оригинал О2 должен быть, если не современен, то раньше К., который, по всей вероятности, черпал из греческого оригинала О2; последний и является таким образом той промежуточной редакцией (Х2), о которой мы говорили в предыдущей главе; по отношению к этой Х2 – редакции, К. и О2 являются лишь списками, обладающими в свою очередь некоторыми незначительными отступлениями.

Таким образом, мы можем дополнить наши выводы из сличения греческих текстов еще следующими:

Сложившаяся на греческой почве редакция Сказания А. на ней же подвергается различным изменениям (сокращениям и дополнениям), производимым писцами более или менее сознательно и разновременно.18 Этот ряд последующих изменений основной редакции приводит к редакциям, отразившимся:

1) в О1 близкой к оригиналу, т. е. к А., но имеющей и кое-какие отступления и дополнения, в которых выразился труд редактора и которые позволяют выделить О1 в список особой редакции;

2) в О2 (предполагаемой X2 – редакции), – отличающейся от оригинала в более значительной степени, чем О1, явившейся раньше Кодина, т. е. до XIV в., имеющей вставку о судьбе Игнатия, и в К. (той же предполагаемой Х2 – редакции), сократившем значительную часть подробностей, упоминаемых в О2, должно быть, по нескольким спискам Сказания и другим византийским источникам.

На славянской же почве получили отражение редакции: Х2 – в О2 и другая (назовем её Х1) – в О1; греческих же списков этих редакций нет, и о них можно заключать единственно по славянским переводам.

III. Русские списки Сказания

Русские списки Сказания находим в следующих рукописях:

1) Собр. гр. А. С. Уварова. XIV в, № 902, изд. арх. Леонидом в Пам. др. Письм. LXXVIII, Спб. 1889: Сказаніе҆́ ѡ҆́ ст҃ѣи҆́ софиі въ цр҃іградѣ (У).

2) Синод. Библ XVI в. № 792, изд. Ф. И. Буслаевым в Летоп. Р. Лит. и Древн., т. II, отд. II, стр. 17–30: сказаніѐ ѡ҆́ созаⷣ҇ніѝ великіа бж҃иа̀ цр҃кви ст҃ыа соѳѣа̀. ꙗⷯ҇ есть въ констѧн̾тине градѣ. юⷤ҇ созда. бл҃говѣрныѝ цр҃ь. и҆оустїанъ в лѣто ѕ҃ні҃ ста на цр҃ьство и҆ бⷭ҇ы всеⷢ҇ црⷭ҇тва еⷢ҇ лѣт. лѳ҃. (С1).

3) Синод. Библ., ркп XVII в., № 818, изд. Ф. И. Буслаевым, там же, в виде вариантов к № 792. (С2).

4) Библ. Общ. Люб. Древн. Письм., XVII в., № 689 инв./XXXVI лл. 1–12ѵ: "ѡ҆ созда́ниї св̾тыя вели́кия цр̾кви св̾тыя Софѣ́й во ц̾рѣграде бл̾голюби́вым і҆ вели́кимь ц̾ремь ȣ҆стия́номь» (П1).

5) Отрывки, приведенные в издании П. И. Савваитова: «Путешествие Новгородского архиепископа Антония в Царьград». Спб 1872 г., из ркп. XVI в. Новгородско-Софийской Библиотеки, № 1454: «сказаніе о създанїи великиа божія церкви святыя Софея, яже есть в Константинѣ градѣ». Отрывки этого текста приведены у Савваитова в примечаниях: 3, 18, 19, 24, 36, 54, 57, 121 (Н.).

Обзор русских списков мы начнем с С1 и С2. Сличая эти списки с О1, замечаем полное совпадение содержания; даже ошибка в обозначении местонахождения недвижимостей Ксенофонта и Харитона повторяется. Если С1 и добавляет к О1, что Константин «скончавъ (св. Софию) поста́ви и҆ и҆ныѐ многіе цр҃кви", или если С1 называет Руфина Роумианом, или добавляет пояснение: »а҆ е҆ди́на кентарь и҆мдт҇ рк҃ литръ« и т п., то на все это надо смотреть, как на мелкие отступления отдельных списков, которые, конечно, редакции создать не могут. Такие отступления очень часто бывают результатом недосмотра переписчика и неразборчивости почерка рукописи оригинала. Для С1 особенно много поправок дают варианты из них особенно важны: 2, 5, 7, 8, 9, 11, 13, 15, 26, 40, 47, 62, 83, 89. Однако есть порча в С1, которой не исправят даже эти варианты: это слова (на стр. 18, по изд. Ф. И. Буслаева); и҆ писца́ і҆оустіа́на, и҆ лоутаⷯ҇ и҆ ноутарѧ; О1 184ѵ в этом месте читает: и прѡ́чіиⷯ҇. В действительности же здесь, должно быть, исковеркано имя Плутарха, как можно заключить из У. 2: плоутанъ, нотарь, и҆́ посланіє҆́писець и҆́оустьа҆́нь.

Кроме того, в С1, слова на стр. 20; полоунощноую̀ стра́ноу е҃ моуⷯ҇ (строки 15–16) следует читать после слов: полоуденноую страноу е҃ моуⷯ҇ (строка 13), куда они подходят по смыслу.

Кроме этих отступлений списка C1, к которым можно причислить еще прибавку заглавия к некоторым эпизодам рассказа (напр., коупленїе д҃ или Чюдо первое ѡ҆ ѧвленіи гнⷭ҇ѧ а҆нг҃ла), весь остальной рассказ, все цифры и все имена, если только они явно не искажены переписчиком, подходят к О1 откуда можно заключит и о единстве редакции C1, C2 и О1.

Рассказ C1 заканчивается на освящении храма; затем, с конца 9 строки сверху 27 стр., следует текст, к Сказанию не относящийся: о Юстиниане и составлении им тропаря «Единородный Сыне», об установлении им праздников Христовых, о событиях Юстинианова царствования – борьбе политических партий, Ипатии, резне на ипподроме; затем прибавлены различные «толкованїѧ ст҃ѣй соѳѣѝ», – все это не может быть включено в текст Сказания, который в C1 не имеет даже эпизода о падении купола.

Отметим несходство некоторых сходных по смыслу речений, что составляет отличия отдельных списков:

C1 17. в̾тьсеѝ; О1 184ѵ ста́рои.

C1 17. и҆спытати; О1 184ѵ и҆зыска́ти.

C1 17. пренⷣ҇ареⷱ҇нноую̀; О1 185. прѣрⷣ҇енⷱ҇нꙋю.

C1 18. зда́ннꙋю; О1 185. сьзда́ннꙋю.

C1 18. и҆скоуповати; О1 185 кꙋ́пова́ти.

C1 18. и҆сцыненъ бѣ̀; О1 185. бѣ́ше на цѣ́ни

C1 18. любим̾ сыꙵ подрꙋмію; О1 185. жела́нїе и҆мѣ́ше зрѣ́ти кон̾ское рыста́нїе.

C1 18. и҆звⷣ҇е́те мѧ да вижꙋ; О1 185. и҆зведѣте ви́дѣти.

C1 19. ѣ҆довъ; C2 ѧ҆здовъ; О1 185ѵ ꙗ҆́жде́ніи.

C1 19. кроуглоу; О1 185ѵ окрꙋ́глꙋ.

C1 19. і҆ѡ҃а́нна крⷭ҇тлѧ; О1185ѵ і҆ѡ҃ пртⷣ҇че.

C1 19, нарицаше; C2 нарицаѧ҆; О1 185ѵ и҆менова́въ.

C1 20 восходъ; О1 186 въхо́дъ.

C1 20. михайло; C2 миханикъ; О1 186. миха́ніе

C1 20. пріимахоу; О1186ѵ приноша́хꙋ е҆мꙋ́

C1 20. приѡ҆бидѣти; О1 186ѵ о҆бы́дѣти.

C1 21 не спаше; О1 186ѵ нѐ того̀ съ́нъ пріемлꙗ́ше.

C1 21. поневоу и҆ оуброуⷭ҇ теменъ; О1 186ѵ ѡ҆де́ждаⷯ҇ и҆ сꙋ҆да́рь синь

C1 21 гл҃ѧ; О1 187. реⷱ҇.

C1 22. ѿ о҆бличенїа; О1 187. ѿ възрѣні́а.

C1 22 сло́во Бж҃іе; О1 187. прѣмꙋдрѡ́сть бж҃іа.

C1 22. на горнеѝ ча́сти; О1 187ѵ на выш̾шеи че́сти.

C1 22. в бѣлаⷯ҇ ризаⷯ҇; О1 187ѵ в ѡ҆де́ждаⷯ҇ бѣлыⷯ҇.

C1 22. триоулїе; О1 187ѵ тривꙋлїево.

C1 22. и҆ привезоша; О1 187ѵ. несѡ́ше.

C1 23. невозможна; О1 188 немо́щно.

C1 23. и҆ сіѝ гла҃вь; О1 188. и҆ сїа ре́къ.

C1 23. дѣланіе; О1 188. ꙋ҆стро́еніе.

C1 23. ключами; О1 188. пѡ́трѣбами.

C1 23. чтоущиⷯ҇; О1 188. и҆ числе́щїиⷯ҇.

C1 24 в толщоу; О1 188ѵ вь тльсто́тꙋ.

C1 24. зракъ; О1 188ѵ ви́дь.

C1 25. рек̾ше т̾мою; О2 189 сыꙵрѣч҇ тм҃ою.

C1 25. драгыⷨ; О1 189ѵ мнѡ҆гоцѣ́нныⷨ

C1 25 корча́гъ: О1 189ѵ скꙋделникъ.

C1 27. оуготовалъ; О1 190ѵ сътвори́лъ.

Это несходство синонимических речений может указывать или на различные переводы с одного греческого оригинала или на то, что русский писец, имея перед собой славянский текст, передавал те выражения, которые казались ему менее ясными, другими: из миха́нїе он мог сделать механика (как стоит впрочем в греческом оригинале), или даже Михайла.

Ошибка в коупленіи г҃ и д҃, не встречающаяся в греческих текстах, фигурирует сплошь да рядом в славянских. Это – с одной стороны, а затем и то обстоятельство, что в О1, как и в С1 стоит слово цр҃кви, дает возможность сделать некоторый вывод об их взаимоотношении: в греческом оригинале переводчик прочел бы βασιλεῖ и перевел бы цр҃ви, т. е. цареви; вследствие случайного недосмотра неправильно прочтенное под титлом слово цр҃ви стало фигурировать в русских рукописях и в О1 в форме цр҃кви19 (в рассказе о «коупленіи пѧтомъ»).

В виду этого я полагаю, что С1, С2 и О1 имели, должно быть, одного или двух очень сходных славянских предков и представляют собою отражение их, различаясь неважными деталями списков.

Рассмотрим далее списки У. и Н. Последний, как можно судить по отрывкам его, напечатанным в примечаниях у г. Савваитова, вообще близок к У. Однако, как ни незначительны эти отрывки, среди них мы заметили два отступления: 1) дом Анны Н. оценивает в 280 литр злата; У. – 85; 2) Н. называет имя отрока, сына Игнатия (Исаия); У. – нет.

Архимандрит Леонид в предисловии к изданному им списку Сказания (У.) относит составление русской редакции Сказания к концу XII века и не позже 1200 года.

Соглашаясь с ним, когда он опровергает мнение г. Кондакова, будто Сказание есть компиляция второй половины XV в., и приводит в доказательство изданную им рукоп. XIV в. (У.), – мы не можем однако признать вескими остальные доказательства, приводимые арх. Леонидом в пользу его мнения о древности Сказания.

«Что самое Сказание», говорит арх. Леонид:20 «написано до разграбления Софийского храма латинами в 1204 году, – это доказывается, во-первых, тем, что Антоний в своем описании святынь Софийского храма уже пользовался этим самым Сказанием, в чем каждый может убедиться, прочтя те места в тексте Путешествия Антония, которые замечены П. И. Савваитовым, и сличив с ними соответственные места Сказания, приведенные им в примечаниях».

Но дело в том, что сличение этих мест еще ничего не доказывает. Во-первых, Антоний ни одной фразы дословно оттуда не почерпнул; если же он сообщает данные, сходные со Сказанием, то он ведь мог их узнать и из устных расспросов. Затем, если даже предположить, что Антоний основывался на письменной традиции, то ведь таковая могла быть и не славянской, а греческой, и в этом нет ничего удивительного, раз Антоний знал греческий язык и раз сам арх. Леонид находит возможным предположить, что Антоний мог быть автором Сказания.21 Таким образом, мы лишены твердого основания к тому, чтобы принять эту гипотезу арх. Леонида.

Не менее бездоказательным нам кажется и второй довод его. «Еще яснее сие доказывается», говорит арх. Леонид:22 «тем, что в нескольких местах Сказания, при описании украшений Софийского храма, говорится определенно о том, какое место они занимают ныне (очевидно, во время написания Сказания). Так напр., упоминая о кресте с Распятием на нем «в меру возраста Христова», говорится, что крест стоить ныне в сосудохранительнице… Далее, при указании места чудесного явления Ангела, давшего отроку клятву быть стражем св. Софии до его возвращения на место явления,... тоже говорится, что ныне место это обозначено «большой иконой Спаса». Если бы Сказание было написано после разграбления храма латинами в 1204 году, то автор его не преминул бы упомянуть об этом или, говоря о вышеозначенных предметах, выразился бы, что они находились прежде на упомянутых местах, по ни в каком случае не употребил бы выражения ныне (т. е. во время написания Сказания)».

На это можно разве только заметить, что слишком рискованно так строить доводы: все равно, при компиляции Сказания или при переписке его, слово ныне могло попасть и попадало против воли автора и переписчика в текст. И даже в рукописи XVI века, т. е. когда писец мог и должен был знать, что в св. Софии уже не раздаются звуки христианских молитв и нет дорогих сердцу христианина реликвий, – и в XVI веке, повторяем, это самое слово ныне продолжает еще фигурировать в рукописях, ибо писец старался переписать все, что видел перед собою, а переводчик – перевести все, что читал в оригинале; и мысли не было о строгокритической проверке; слова и переводились и переписывались машинально. Тоже, несомненно, было и в данном случае и, если, составляя Сказание, автор писал ныне, это вовсе не значит, что он знал, что дело так обстоит ныне. Это означает только то, что он видел в своем источнике, греческом оригинале, слово σήμερον и переводил его соответствующим русским наречием ныне, не думая вовсе об уместности его, может быть, в XIII или XIV веке или еще позже.

Наконец, в подстрочном примечании на стр. 27-ой арх. Леонид дает еще новое доказательство своего мнения. Указав, что в списках XVI и XVII вв. (каких именно, неизвестно; должно быть, только в известных ему С1 и С2, а также Н.) вслед за рассказом об освящении храма следует рассказ о событиях, к св. Софии отношения не имеющих, – он высказывает мнение, что всего этого не было в первоначальном списке и что за рассказом об освящении храма шло повествование о падении купола, которым и заканчивался текст. «Заметим при этом», говорит он: «что списка Сказания с подобным настоящему окончанием (т. е. описанием падения купола и его реставрации) нет вовсе в XVI и XVII вв. А посему Сказание с таковым окончанием следует считать копией с первоначальной древнейшей редакции Сказания, составленной, как указано выше, не позже второй половины XII в, по греческим источникам, преимущественно же по Анониму, писателю времен Алексея Комнина (начала XII в.)».

На это можно ответить указанием на датующий себя 1570 годом список XVI в. O1 и на О2, список XV в., которые имеют это окончание и принадлежат при том еще к двум довольно различным редакциям. Если заключить, по примеру арх. Леонида, что это списки копирующие древнейшую редакцию, то при этом надо не забыть, что это списки югославянские, идущие из Греции и из них О1 той же редакции, что и У., как мы дальше докажем. И те добавления, которые арх. Леонид считает «результатом наблюдательности русского путешественника», встречаются и в них, составляя отличие их редакции, а ведь они не черпали же свое содержание из русского текста, а переводили с греческого, как было доказано раньше.

Вероятнее всего, кажется, будет признать, что следует отказаться, за невозможностью доказать, от мысли о русской редакции XII века и согласиться, что можно говорить лишь о русском списке XIV в., передающем, должно быть, нерусскую редакцию XIII–XIV вв.

Орфография памятника также не может дать указания на древнейший оригинал. Юсов нет, а тот единственный юс, который приводится арх. Леонидом в слове «ко изношенїѫ» (стр. VII), не может иметь значения, так как, очевидно, есть описка русского писца, тем более, что здесь юс не в корне слова, а во флексии дательного падежа. Вообще, надо заметить, что орфография списка не может служить надежной порукой для выводов, так как он относится к XIV в. и носит колорит его. Есть впрочем указание на то, что текст У. не был прямо переведен с греческого, а списан с какого-то славянского перевода греческого текста. Это видно из слова цр҃кви, прочтенного так переписчиком вместо цр҃ви (цареви) – βασιλεῖ в греческом тексте. Эта ошибка встречается два раза – на стр. 4 и 7-ой.

Таким образом, мы не можем согласиться с тем, что у нас есть данные к заключению о редакции XII в. Список У. относится к XIV веку, – значит в XIV в. уже существовала эта его редакция, а была ли она в XII веке, поручиться нельзя.

Сличая У. с А., как греческим оригиналом, легшим, по мнению арх. Леонида, в основу У., находим следующие особенности:

1) У. опускает совсем рассказ о храме до Юстиниана, очевидно, имевшийся в оригинале его, ибо на стр. 3 читаем: «прежеренⷱ҇ꙋю цр҃ковь ѿ великого коньстѧнтїна създанꙋю, ѿ основы разорі".23 Начиная свое повествование прямо с того, что »въдохноу Бг҃ъ въ оу҆́мь« Юстиниана создать церковь, У. опускает также упоминание об избиении на ипподроме и об Ипатии.

2) В рассказе о покупках недвижимостей У. сокращает А. Так, слова Анны: ἔλεγεν, ὅτι μέχρι χρυσίων ν´ κεντηνάρια… (А. 1292) выпущены; также опущено определение должности Стратегия – καὶ φύλαξ τῶν βασιλικῶν χρημάτων (А. 1292); встречается путаница в коупленіи г҃ и д҃.

3) Рассказ о чудесах имеет все черты редакции О1, С1, С2те же дополнения, те же сокращения, отличающие эту редакцию от А.

4) В рассказе о постройке храма оставлены без перевода слова А. 1301: διὸ καὶ λόγος ἱστορικὸς ἐμφέρεται κισηρίου ἐστιν ὁ Τροῦλος, ἀλλ’ οὐκ ἔστι μέν, ἐλαφρὸς δὲ ὑπάρχει. И далее тоже – А. 1304: Ἀναδύων τε εἰσπορεύεσθαι ἐν τῷ ἱλύματι τῷ καλουμένῳ Κυκλίῳ ὅπερ ἐστὶν ὑποκάτω τῶν βαθμίδων, τοῦτο Ἅγια ἁγίων προσηγόρευσεν. В рассказе о трапезе и, далее, о дверях А. дает несколько больше подробностей, впрочем мелких. При описании амвона У. (как и О1, C1, С2) – подробнее указывает металлы и драгоценные камни. Вместо А. 1309: λέοντας δώδεκα, καἰ παρδαλεις δώδεκα, δόρκας δώδεκα, У. 25 читает: лва҆́, В҃Ι, сѣрнѣ, В҃Ι. ѡ҆́релъ, и҆́ заꙗ҆ць и҆́ телець и҆́ брановъ, и҆́ сиꙵа҆́ по два створи.

5) Рассказ оканчивается эпизодами о падении и реставрации купола, при чем текст немного пострадал в этом месте вследствие пропуска в рукописи: должно быть, недостает целого листка, ибо пропуск сразу обрывает рассказ об освящении храма и переходит к эпизоду о куполе, урезывая часть его (стр. 26).

Все эти особенности (кроме пропуска, отмеченного в пункте 5 и происшедшего вследствие посторонней причины случайного свойства) мы уже имели случай отмечать, говоря о редакции О1 и затем о С1 и С2; на основании их, мы и текст списка У. причтем к одной с ними редакции.

Однако необходимо указать и главнейшие отступления У. от них:

1) Опущение в начале списка упоминания о храме до Юстиниана большого значения иметь не может и, если говорить не о списке У., а о редакции, представляемой этим списком, то, как было указано выше, обмолвка на стр. 3 доказывает, что опущенное начало было в оригинале писца.

2) У. 2. преⷤ҇ренⷱ҇ы. ꙗже Маркыꙗ написа: цр҃кви послаⷯ҇ столпы, равны в долъготоу и҆ равны в шыротꙋ, и равны в мѣрꙋ. С1 и С2нет. (В этом месте мы предложили бы поставить после всѧ знак препинания и читать дальше так: преⷤ҇ренⷱ҇ыꙗ же маркыꙗ написа цр҃ви: послаⷯ҇ etc.; арх. Леонид читает: преⷤ҇ренⷱ҇ы. ꙗже маркыꙗ написа: цр҃кви послаⷯ҇ etc.).

3) "Кꙋплѧ В҃» начинается, согласно А., указанием на место, где был дом Астерия, и затем идет рассказ о последнем; С1, С2, О1 – наоборот.

C1 19 прибавляет к рассказу о приобретении дома Харитона: на Л҃ литръ зла́та и написаша домъ е҆го; этого нет в У.

4) В рассказе ѡ҆ зданїи (У. 7) У. следует порядку А.: сначала говорит об основании храма, а потом о церкви св. Иоанна Предтечи; С1, С2, O1наоборот.

5) У. 9. да ни тепла (θερμὸν, А.) сего творѧхоу, ни пакы стоудена, но тепла (χλιαρόν, А.), зане быти е҆́моу липкꙋ; и҆ верхоу корыт пологахꙋ камень велїкъ равенъ в широтоу и҆́ в долготꙋ C1, С2, О2нет.

6) Имени отрока Исаии в У. нет, но зато оно имеется в близком к нему списке Н.

7) У. 17. Троила кȣ̏въклисїа҆; C1, С2, О1нет.

8) День освящения храма в У. – 22 декабря; О1, С1, С2 – 26 сентября.

Все вообще отступления такого характера, что могут быть приведены к различиям списков, но не редакций (изменение порядка фраз, случайный выпуск имен или отдельных фраз).

В виду этого, не придавая важного значения этим мелким отступлениям, мы имеем право прибавить к редакции O1, С1, С2 еще список У.

Кроме того, тут же можно привести и еще одно соображение относительно этой редакции. Все различия между У., с одной стороны, и О1, С1, С2 – с другой, нам кажется, можно бы объяснить тем, что, черпая из одного и того же греческого оригинала, славянские переводчики все же могли кое-что убавлять, кое-что и прибавлять. У. мог явиться, и должно быть, и был отдельным переводом с греческого, хотя трудно решить, был ли он переведен прямо на русский, или же на какой-нибудь другой славянский язык, а потом уже переписан русским писцом (второе, впрочем, менее вероятно, так как список У. чисто русский, без всяких сербизмов и булгаризмов). Мы считаем его отдельным переводом, ибо в нем сохранилось все же более черт, приближающих его к А. и, должно быть, отличавших его предполагаемый греческий оригинал.

О1, С1, С2 должно считать отражениями другого славянского перевода, ибо, сходясь между собой в расположении некоторых фраз (напр., в коупленїи В҃, или в рассказе о церкви св. Предтечи), они отличаются от У., следующего А. в расположении тех же самых фраз, а также, должно быть, и предполагаемому оригиналу, по всей вероятности, недалеко отстоявшему от А.

Таким образом, уже на почве славянского перевода появились в О1 и др. некоторые подробности, не создающие еще редакции, но несколько отклоняющиеся от предполагаемой греческой Х1 – редакции. Последняя следовательно разветвилась в славянской письменности в виде двух переводов.

Чтобы покончить с У., приведем наиболее замечательные выражения его переводчика в сравнении с параллельными местами другого славянского перевода:

А. 1289. φορολόγοις; У. 1. дані сбирающимъ, О1 нет.

А. 1289. ὅπως εὕρωσι; У. 1. е҆да како ѡ҆́бращоут҇; 184ѵ. и҆зыска́ти; С1 17. да како ѡ҆брѧщоуть.

А. 1289. Πλούταρχος πρωτοσεκρῆτις καὶ πιστογράφος; У. 2. плоутанъ, нотарь, и҆́ посланїє҆́писець; О1 нет С1 18. и҆ писца̀ і҆оустіа́на, и҆ лоутаⷯ҇. и ноутарѧ.

А. 1292. Ἡλίου; У. 2. иліи҆́. О1, С1 нет.

А. 1292. Αὐρελιανοῦ; У. 2. а҆́врикыꙗна; О1 184ѵ а҆веркїана.

А 1292. ἄρχοντες; У. 2. кнѧзи; О1 184ѵ цр҃іе и кне҆ѕы

А. 1292. ἑπτὰ ἥμισυ; У. 2 пос҇ема: О1 185. се́дмїю.

А. 1292. διὰ πολλὴν καὶ ἄπειρον ὕλην ἡτοιμάσθαι; У. 3. зане многоу и безъчисленоую вещь оуꙵгтовати ємоу; О1 185 нъ҆ мно҆гꙋ и҆ бесчисльннꙋ ве́щь ꙋ҆строи́ти є҆мꙋ̀.

А. 1292. ἐκείνης μὴ βουλομένης διαπωλῆσαι; У. 3. ѡ҆́ноиⷯ҇ не хотѧщи се продати; О1 185. не хо́щꙋ цѣ́ни прїе́ти.

А. 1292. ὡς ἴδιον κτῆμα δοῦσαν; У. 4. ꙗко свое҆́ прїтѧжанїе давшии; О1, С1 нет.

А. 1292. Βασιλέως ἀδελφοποιητός; У. 4. цр҃евъ твѡримы вратъ; O1, C1 – нет.

А. 1293. ἐκ τῆς εἰρκτῆς У. 4. в темницѣ; О1 185. ѿ тъмни́це; С1 18. въ темници.

А. 1293. πρὸ τοῦ τοὺς ἵππους γυμνάσαι; У. 5. преⷯ҇ искоушенїа҆́ конь; С1 19 то же; О1 185ѵ прѣжде́ и҆скꙋше́ніа кѡ́нѥм.

А. 1293. στεφανέαν πέτραν; У. 7. вѣчныꙵ камень О1 186. вѣчны ка́мень.

А. 1296. μετὰ τῶν ἀρχόντων αὐτοῦ; У. 8. сболѧры свои҆́ми; О1 186. сь бѡлꙗ́ры свои́ми

А. 1296. ἐπιτήδειαν; У. 8. ѕилѡ моудръствовани҆́є и҆́мѣꙗ҆́; О1, С1 нет.

А. 1296. θερμὸν... χλιαρόν; У. 9. тепла... тепла;

А. 1296. ὀθόνη... σουδάριον; У. 10. понѧвоу... оубрусъ; О1 186ѵ. въ... ѡ҆де́ждаⷯ҇ сꙋ҆да́рь.

А. 1296. δουλεύειν; У. 12. пребывати; О1 187. прѣбыва́ти.

А. 1301. λευκόχρωον; У. 17. бѣлꙋ ѡ҆́бличиемъ и др.

Остается еще один русский список Сказания П2. Сравнивая его с С1, к которому он всего более подходит и из которого почерпает массу выражений, мы должны отметить:

1) тенденцию списка к сокращению рассказа и

2) массу неточностей, описок и других ошибок писца, сильно затрудняющих чтение и понимание текста.

Главнейшие особенности П2 в сравнении его с С1 суть следующие:

1) Опущен рассказ о церкви до Юстиниана, а далее – о Юстиниане – имеется в начале несколько незначительных сокращений.

2) П2, 1ѵ. а҆ в ли́т̾ре сто шесдес̀ять рубле́въ; С1 нет.

3) Дар Маркии – 50 столпов вместо 8 (как в других списках).

4) Пропущено о том, что Юстиниан не воспользовался материалом разрушенной церкви для постройки св. Софии

5) В рассказе об Астерии упомянута только сумма, уплаченная за его дом, а все подробности совершения продажи опущены.

6) О Ксенофонте сказано, что он пожелал быть почтен на конском ристании и опущено «ѿ четырех сноусных ѣдо̀въ». (С1 19).

7) Не упомянуто, что Харитон занимался продажей гусей

8) Нет упоминания о церкви св. Иоанна Предтечи.

9) Не много сказано о личном участии царя в надзоре за постройками: сказано только, что он подвизался от сердца и не упомянуто, что он отказывал себе в полуденном сне и лично посещал постройку и наблюдал за ходом работ.

10) В рассказе о первом чуде не упомянуто вовсе о дальнейшей судьбе отрока, равно как и об иконе, сооруженной на месте явления ангела отроку.

11) Нет упоминания о посылке в Родос за кирпичами и о свойствах этих кирпичей.

12) Пропущено о святительских местах в алтаре.

13) Не перечислены вовсе едва ли не главные святыни храма: устье самарийского колодца, трубы Иерихонские, св. Крест, мощи на столбах.

14) В рассказе об освящении храма не сказано о заклании быков и др. животных.

15) К списку прибавлена еще хронология главнейших событий ветхозаветной истории до Рождества Христова и при том ошибочная, ибо по ней, произведя сложение указанных периодов времени, получим год Рождества Христова, вместо 5508–4929 г., т. е. с ошибкою на 579 лет. Затем упоминается об установлении Юстинианом Христовых праздников, на чем и кончает список.

Хотя П2 и стоит на основе С1, однако масса допущенных им пропусков, сокращений, искажений, из которых мы упомянули только главнейшие, заставляет нас признать текст этого списка особой редакцией, усеченной или сокращенной русской редакцией. Сложилась она, должно быть, в XVI–XVII вв., так как к этому времени относится и список её; других её списков мы не знаем, да, может быть, она и ограничилась одним этим списком, представляя из себя текст С1, усеченный до такой степени, что его пришлось выделить в особую редакцию сокращенного типа

Итак, разбор русских списков заставляет нас признать, что С1, С2, У., Н., суть списки одной редакции с О1 и имеют, должно быть, общий греческий оригинал; только У. и Н. представляют один перевод (может быть, сделанный непосредственно с греческого на русский язык, судя по тому, что списки его только русские), а С1 и С2другой перевод (несомненно, в виду О1, сделанный с греческого на какой-либо из югославянских языков и оттуда пришедший на Русь). Таким образом, выясняется несколько больше подробностей греческой X1 – редакции, стоящей, очевидно, довольно близко к А.

Список же П2, стоя на основе С1, сокращает его до такой степени, что должен быть выделен, как особая русская сокращенная редакция.

* * *

Выводы, вытекающие таким образом из нашего обзора известных нам византийских24 и славяно-русских списков Сказания, можно формулировать так:

1) Первоначальная редакция Сказания, представляемая Анонимом, относится к началу XII века и лежит в основе всех других греческих и славяно-русских Сказаний.

2) Впоследствии, должно быть, в XIII–XIV веке, на византийской же почве выработалась особая редакция (Х1), греческих списков которой не сохранилось, но которая отразилась в славянских текстах в двояком переводе: α) У. и Н. и β) О1, С1, С2.

3) Неизвестно когда там же, в византийской литературе, создалась и еще одна редакция (Х2) дошедшая до нас в более полном виде (но в славянском переводе) – О2 и с небольшими сокращениями – К.; редакция эта впрочем довольно близка к упомянутой в пункте 2-м.

4) Существует и еще одна греческая редакция П1 в списке начала XVII в., но, кроме этого списка, ни в греческой, ни в славянской письменности другого списка этой редакции неизвестно. Неизвестно также ни время появления, ни автор её.

5) На почве русской письменности, помимо указанной в пункте 2-м редакции, была и другая, сокращенная, стоявшая впрочем на основе первой и дошедшая только в одном списке – П2.

6) Списки распределяются так:

І-ая редакция (греческая): А. и В.

II « » (греко-славяно-русская): Х1 (предполагаемая греч. ред.) О1, С1, С2 и У., Н.

III « » (тоже): Х2 (предп. греч.), О2, К.

IV « » (греческая): П1.

V « » (русская): П2.

Схема25 же взаимоотношения списков Сказания может быть представлена в следующем виде:


Х2 (К., О2) ← А., В. → П1
α (У., Н.) ← Х1 → β (О1, С1, С2)
П2

64

Приложения

I. Венской Придв. Библ. cod. hist. eccl. et. prof., № 88 (В.)

(л. 238) Περὶ τῆς οἰκοδομῆς τοῦ μεγίστου ναοῦ τῆς ἁγίας Σοφίας

Ἡ μεγάλη ἐκκλησία ἡ ἁγία Σοφία οὕτως ἐκτίσθη. Πρῶτον μὲν ἀνήγειρεν αὐτὴν ὁ Μέγας Κωνσταντῖνος δρομικήν, ὁμοίαν τοῦ Ἀγαθονίκου καὶ τοῦ ἁγίου Ἀκακίου, καὶ ἐπλήρωσεν αὐτήν, καὶ ἔστησε στήλας πολλάς Διήρκεσε δὲ τὸ κτίσμα ἐκεῖνο ἐπὶ χρόνους ἑβδομήκοντα τέσσαρας.

Ἐν δὲ τοῖς χρόνοις Θεοδοσίου τοῦ Μεγάλου εἰς τὴν δευτέραν σύνοδον, τὴν ἐν Κωνσταντινοπόλει γενομένην, στασιάσαντες οἱ ἀρειανοὶ κατέφλεξαν τὴν μεγάλην τῆς ἐκκλησίας στέγην, ὄντος πατριάρχου τοῦ ἁγίου Νεκταρίου, ἐν τῇ ἁγίᾳ Εἰρήνῃ τῇ παλαιᾷ καθεζομένου, ἣν καὶ αὐτὴν ὁ Μέγας ἀνήγειρε Κωνσταντὶνος.

Δύο χρόνοι διῆλθον, καὶ ἵστατο ἀσκεπής Προστάξας δὲ Θεοδόσιος ὁ βασιλεὺς Ῥουφΐνον τὸν μάγιστρον αὐτοῦ, ἐστέγασεν αὐτὴν διὰ κυλινδρικῶν καμαρῶν. Μετὰ δὲ τριάκοντα δύο χρόνους τοῦ Θεοδοσίου, διακοσίων πέντε ἐτῶν παρελθόντων ἀπὸ Μεγάλου Κωνσταντίνου, εἰς τὸν πέμπτον χρόνον τῆς βασιλείας Ἰουστινιανοῦ τοῦ Μεγάλου, μετὰ τὸ γενέσθαι τὴν σφαγὴν ἐν τῷ ἱππικῷ τῶν τριάκοντα πέντε χιλιάδων ἐκεῖσε ἀναιρεθέντων, διὰ τὸ ἀναγορευθῆναι ὑπὸ τῶν β´ δημοτικῶν μερῶν Ὑπάτιον πατρίκιον καὶ δήμαρχον μέρους Βενέτου, ἐνέπνευσεν ὁ Θεὸς εἰς τὴν διάνοιαν τοῦ αὐτοῦ Ἰουστινιανοῦ βασιλέως τοῦ οἰκοδομῆσαι ναόν, οἷος οὐδέποτε ἐκτίσθη. Ἔγραψε δὲ τοῖς ἐπὶ τῶν θεμάτων στρατηγοῖς καὶ σατράπαις καὶ κριταῖς καὶ φορολόγοις πᾶσι τοῦ ἐρευνᾶν αὐτούς, καὶ ὅπου ἄν εὕρωσι κίονάς τε καὶ σεμμάτια, στήθεά τε καὶ ἀβάκια, καγκελοθυρίδα καὶ λοιπὴν ὕλην.

Πάντες δὲ οἱ παρ’ αὐτοῦ ὁρισθέντες εὗρον ἀπὸ εἰδωλικῶν ναῶν καὶ ἀπὸ παλαιῶν λουτρῶν καὶ οἴκων Ἔπεμπον οὖν τῷ βασιλεῖ Ἰουστινιανῷ μετὰ σχεδέων ἀπὸ πάντων τῶν θεμάτων, ἀνατολῆς τε καὶ δύσεως, βοῤῥᾶ τε καὶ νότου, καὶ ἐκ πάντων τῶν νήσων. Καὶ τοὺς μὲν ὀκτὼ κίονας, καθώς φησι Πλούταρχος ὁ ἐπιστολογράφος καὶ πρωτοσηκρίτης Ἰουστινιανοῦ, μετὰ σχεδέων ἀπέστειλε χήρα γυνὴ ἀπὸ Ῥώμης ὀνόματι Μαρκία. Εἶχε δὲ αὐτοὺς εἰς προῖκα αὐτῆς. Ἵσταντο δὲ εἰς τὸν ναὸν Ἡλίου, τοῦ κτισθέντος παρὰ Αὐρηλιανοῦ βασιλέως Ῥώμης, τοῦ προδόντος ἑαυτὸν τοῖς Πέρσαις. Τοὺς δὲ ὀκτὼ ἀξιοθαυμάστους πρασίνους κίονας Ἰωάννης ὁ στρατηγὸς ἐκόμισεν ἀπὸ Ἐφέσου λελατομημένους ἀμφοτέρους. Ἡ δὲ προειρημένη Μαρκία ἔγραψεν Ἰουστινιανῷ τῷ βασιλεῖ οὕτως· «κίονας ἀποστέλλω σοι ἰσομήκους, ἰσοπλατεῖς καὶ ἰσοστάθμους περὶ ψυχικῆς μοῦ σωτηρίας».

Τοὺς δὲ λοιποὺς κίονας, τοὺς μὲν ἀπὸ Κυζίκου, τοὺς δὲ ἀπὸ Τρωάδος, ἄλλους ἐκ τῶν Κυκλάδων νήσων, οἱ τοῦ βασιλέως ἄρχοντες ἔπεμπον, καὶ λοιπὸν ἱκανὴν ὕλην ἀπετίθουν. Ἐσωρεύθη δὲ ἡ σύμπασα ὕλη διὰ χρόνων ἑπτά. Καὶ τῷ δωδεκάτῳ ἔτει τῆς βασιλείας αὐτοῦ τὸν προειρημένον ναόν, τὸν παρὰ τοῦ Μεγάλου Κωνσταντίνου κτισθέντα, ἐκ θεμελίων κατέστρεψεν. (л. 238ν.) Τὴν δὲ ὕλην ἰδίᾳ ἀπέθετο, οὐδὲ γὰρ χρείαν αὐτῆς εἶχε, διὰ τὸ πολλὴν ὕλην ἑτοιμάσαι.

Ἤρξατο δὲ ὠνεῖσθαι οἰκήματα τῶν ἐκεῖσε κατοικούντων. Καὶ πρῶτον μὲν χήρας τινὸς γυναικὸς ὀνόματι Ἄννης ἀπετιμήθησαν τὰ οἰκήματα αὐτῆς λιτρῶν νομισμάτων εἴκοσι πέντε. Ἐκείνη δέ, μὴ βουληθεῖσα ταῦτα πωλῆσαι, τῷ βασιλεῖ ἔλεγεν, ὅτι μέχρι τριάκοντα λίτρῶν ἐὰν μὴ δώσης, οὐ δίδωμί σοι ταῦτα. Ὁ δὲ βασιλεὺς τῶν μεγιστάνων αὐτοῦ πολλοὺς ἀποστείλας εἰς ἱκεσίαν, οὐδὲν ἤνυον. Ἀθυμήσας τοίνυν ὁ βασιλεύς, ἑαυτὸν παράγων εἰς τὴν τῆς γυναικὸς ἱκεσίαν, ἐδεῖτο αὐτῆς περὶ τῶν οἰκημάτων. Ἡ δὲ θεασαμένη τὸν βασιλέα προσέπεσε τοῖς ποσὶν αὐτοῦ δεομένη καὶ λέγουσα, ὅτι τιμὴν μὲν οὐκ ὀφείλω λαβεῖν εἰς τὰ οἰκήματα, τὸν δὲ ναόν, ὃν βούλει κτίσαι, αἰτοῦμαί σοι ἵνα ἔχω κἀγὼ ἐν ἡμέρᾳ κρίσεως μισθόν, καὶ ταφῶ πλησίον αὐτοῦ εἰς τὰ οἰκήματα. Ὁ δὲ βασιλεὺς ὁπέσχετο ταφῆναι αὐτὴν ἐκεῖσε μετὰ τὸ τελειωθῆναι τὸν ναόν, ὡς ἴδιον τὸ κτῆμα δοῦσαν καὶ μνημονεύεσθαι διηνεκῶς. Ἔστι δὲ ὁ τόπος τῶν αὐτῆς οἰκημάτων τὸ σκευοφυλάκιον ὅλον καὶ τὸ ὀνομαζόμενον Ἅγιον Φρέαρ.

Τὸ δὲ θυσιαστήριον καὶ ὁ τόπος τοῦ ἔμβωνος, ἕως τοῦ μέσου τοῦ ναοῦ, ὁπῆρχεν οἶκος Ἀντιόχου εὐνούχου ὠστιαρίου, καὶ ἀπετιμήθη λιτρῶν τριάκοντα καὶ ὀκτώ. Τοῦ δὲ δυσχεραίνοντος μὴ πρᾶσαι τὸν οἶκον αὐτοῦ τῷ βασιλεῖ, φιλοδίκαιος ὧν ὁ βασιλεὺς καὶ μισοπόνηρος καὶ μὴ θέλων τινὰ ἀδικῆσαι, ἠθύμει ἀδημονῶν καὶ μὴ ἔχων τί πρᾶξαι. Στρατήγιος δὲ μάγιστρος, ὁ τῶν βασιλικῶν χρημάτων φύλαξ καὶ τοῦ βασιλέως ἀδελφοποιητός, ὑπισχνεῖται τῷ βασιλεῖ τοῦ διοικῆσαι αὐτῷ διά τινος μηχανῆς. Ὁ δὲ ῥηθεὶς Ἀντίοχος ὠστιάριος φιλιπποδρόμος ὤν, ἱππικοῦ ἀγομένου, ὁ μάγιστρος Στρατήγιος, καθεῖρξε τὸν εὐνοῦχον ἐν τῇ φρουρᾷ. Τῇ δὲ ἡμέρᾳ τοῦ ἱππικοῦ ἤρξατο φωνεῖν ἐκ τῆς εἱρκτῆς ὁ προειρημένος εὐνοῦχος· «θεάσομαι τὸ ἱππικὸν καὶ τὸ θέλημα τοῦ βασιλέως ποιήσω». Ἤγαγον οὖν αὐτόν ἐν τῷ στάματι τοῦ καθίσματος τοῦ βασιλέως ἐν τῷ ἱπποδρομίῳ, καὶ ἐκεῖσε τὴν διάπρασιν ἐποίησεν ὑπογράψαντος τοῦ κυέστορος καὶ τῆς συγκλήτου πάσης πρὸ τοὺς ἵππους δραμεῖν. Τύπος δὲ ἦν ἐκ παλαιοῦ, ὡς ἡνίκα ἀνήρχετο ὁ βασιλεὺς ἐν τῷ καθίσματι, παρευθὺς ἔτρεχον οἱ ἵπποι. Διότι δὲ ἤργησαν εἰς τὴν πρᾶσιν τῶν οἰκημάτων τοῦ εὐνούχου, μέχρι τῆς σήμερον ἀργὰ ἐξέρχονται τὰ ἅρματα τῶν ἵππων…

ΙΙ.26 Имп. Публ. Библ., сборник 1602 г., № 482. лл. 1–30v (П1)

(л. 1) Περὶ τῆς ἁγίας Σοφίας, καὶ πῶς ἐκινήθη ὁ βασιλεὺς καὶ τὴν ἔκτισε, καὶ πόσην ἔξοδον27 ἐξωδίασε, καὶ πότε ἐκτίσθη, καἰ πῶς ἐκλήθη ἡ ἁγία Σοφία

Βασιλεύοντος Ἰουστινιαωοῦ τοῦ Μεγάλον, εἰς τοὺς πέντε χρόνους τῆς αὐτοῦ βασιλείας, ἔγινεν ἱπποδρόμιον, ἤγουν ὁποῦ ἐσυνάχθη ὁ λαὸς εἰς τὸ Ἀτμειτάνι καὶ ἐκάμασι χαρὲς καὶ παιγνίδια. Καὶ συνεργίᾳ τοῦ διαβόλου ἐγένετο σκάνδαλον ἀνὰ μέσον τοῦ λαοῦ καὶ ἐπολέμησαν ἀνὰ μέσον τους (л.1ѵ.) καὶ ἐσφάγησαν τριάντα πέντε χιλιάδες ἄνθρωποι. Ὁ δὲ βασιλεύς, ἰδὼν τὸν φόνον τοῦ τόσου λαοῦ, ἐλαβε λύπην μεγάλην, καὶ εἶχε ἀδημονίαν ἡμέραν καὶ νύκταν, τί πρᾶγμα νὰ κάμῃ νὰ συγχωρηθῇ ἡ ἁμαρτία αὐτὴ τοῦ φόνου, διότι ἔσθοντας διὰ νὰ ὁρίσῃ αὐτός, νὰ γένῃ ἱπποδρόμιον, ἐσφάγη ὁ τοσοῦτος λαός. Ὅμως ὁ Θεὸς ἔβαλεν εἰς τὴν καρδίαν του λογισμὸν ἀγαθόν, νά κτίσῃ ἐκκλησίαν μεγάλην καὶ θαυμαστήν, ὡραίαν καὶ ἐξακουστήν, ὁποῦ (л. 2) νὰ μὴ εἶναι δευτέρα ὅμοια αὐτῆς εἰς ὅλον τὸν κόσμον.

Καὶ ὡσὰν ἀπέφηνεν εἰς τὸν ἑαυτόν του νὰ κάμῃ τοῦτον τὸν ἐξαίρετον ναόν, ἔγραψεν εἰς ὅλον τὸν κόσμον, εἰς αὐθέντας, εἰς ἄρχοντας, νὰ τοῦ συνάξουν κολώνες πορφυρές, καὶ μάρμαρα ἄσπρα εὔμορφα πολύτιμα διὰ τὴν κτίσιν τοῦ ναοῦ. Καὶ οὕτως ἐσύναξαν ταῦτα πάντα καὶ τὰ ἔστειλαν τοῦ βασιλέως μετὰ τέχνες πολλές, ἤγουν ἔκαμνον ὡσὰν σεντούκια καὶ τὰ ἔβαναν μέσα, (л. 2ν) διὰ νὰ μηδὲν τύχῃ καὶ τζακιστῇ κανένα, ἢ τριφθῇ ἡ ὄψις του. Ἐσυνάχθη δὲ ὅλη ἡ ἑτοιμασία διὰ χρόνους ἑπτὰ καὶ ἥμισυ, ἤγουν ἡ ἑτοιμασία τῆς κτίσεως.

Εἰς δὲ τοὺς δώδεκα χρόνους τῆς αὐτοῦ βασιλείας ἔγιναν ἐγκαίνια τῆς μεγάλης ἐκκλησίας, δῆλον ὅτι τοῦ αὐτοῦ ναοῦ.

Καὶ ἐβγῆκεν ἡ λιτὴ ἀπὸ τῆς ἁγίας Ἀναστάσεως μετὰ τοῦ πατριάρχου καὶ τοῦ βασιλέως καὶ παντὸς τοῦ λαοῦ ἐν ἔτει ζμε´28 (л. 3) μηνὶ φεβρουαρίῳ ηγ´, ὥρᾳ πρώτῃ τῆς ἡμέρας, τὴν τῆς μεγάλης ἐκκλησίας κτίσιν ἄρχισε νὰ κάμῃ ὁ βασιλεύς, ὅστις ἔλαβε μετὰ τὰς χεῖράς του ἄσβεστον καὶ ὄστρακον καὶ εὐχαριστήσας τῷ Θεῷ πρῶτος ἀπὸ τοὺς μαστόρους ἔβαλεν ἀρχὴν εἰς τὸ θεμέλιον· εἶτα ἄρχισαν οἱ μαΐστορες νὰ κτίζουν.

Ὅραμα τοῦ βασιλέως διὰ τὸ μέτρον τοῦ ναοῦ.

Ὁ δὲ βασιλεὺς εἶδεν ἐν δράματι θεῖον ἄγγελον καὶ ἔδειξέ του τὸ μέτρον τοῦ νа(л. 3ν)οῦ, πόσον νὰ γένῃ καὶ πῶς.

Ἦσαν δὲ μαΐστορες ἑκατὸν καὶ εἶχε καθ’ ἕνας μαΐστορας μαθητὰς καὶ ἐργάτας ἑκατόν. Ἅπαντες ὁμοῦ χιλιάδες δέκα. Καὶ εἰς τὸ δεξιὸν μέρος ἦσαν πέντε χιλιάδες, εἰς δὲ τὸ ἀριστερὸν ἀλλαι πέντε.

Ἦτον δὲ ὁ πρῶτος τῶν μαστόρων μέγας τεχνίτης, σοφώτατος εἰς τὸ κτίζειν ναοὺς θαυμασίους. Κτίζοντα δὲ αὐτὸν ἀξιοθαύμαστον ναὸν καὶ περιβόητον, τὸν ἐπίγειον οὐρανόν, τὴν νέαν Σιών, τὸ (л. 4) καύχημα τῆς οἰκουμένης, τὴν δόξαν τῶν ἐκκλησιῶν, ἡ ὁποία ὑπερβαίνει ὅλα τὰ κτίσματα τοῦ κόσμου. Διότι ἀφ’ οὗ ἔκτισε ὁ Θεὸς τὸν κόσμον, ὁποῦ ἔπλασεν τὸν ἄνθρωπον, τοίοῦτος ναὸς δὲν ἔγινεν, οὐδὲ θέλει γένῃ, ὁ ὁποῖος φαίνεται ἕως τοῦ νῦν μέγας καὶ θαυμαστός.

Ὅτι ὁ βίος τῆς βασιλείας ἐξωδιάσθη, καὶ παρὰ τοῦ Θεοῦ ἔλαβε χρυσάφι, καὶ ἐτελείωσε τὸ ἔργον Аὐτοῦ.

Ὁ βασιλεὺς ἐξωδίασε ὅλον (л. 4ν) τὸν βίον τῆς βασιλείας καὶ πλέον δὲν εἶχεν τί νὰ κάμῃ, καὶ ἦτον εἰς μεγάλην ἀδημονίαν καὶ λύπην, τί νά γένῃ διὰ ἔξοδον χρυσαφίου, νὰ τελειώσῃ τὸ θεῖον ἔργον ἐκεῖνο ὁποῦ ἄρχισεν. Ἐκεῖ δὲ εἰς τὸν ναόν, ὁποῦ ἔστηκε καὶ ἔβλεπε τοὺς τεχνίτας, πῶς κτίζουν, ἦλθεν εἷς εὐνοῦχος νέος ὡς πυρφόρος29, φοβερὸς καὶ λαμπρότατος, καὶ λέγει τοῦ βασιλέως· «βασιλεῦ, τί ἔχεις καὶ στέκεις σκυθρωπὸς καὶ λύπιμος; (sic)30".

(л. 5). Ἀπόκρισις τοῦ βασιλέως.

Ὁ δὲ βασιλεὺς τοῦ ἀποκρίθη, ὅτι τὸ χρυσάφιον τῆς βασιλείας, ὁποῦ εἶχα, ὅλον τὸ ἐξωδίασα καὶ πλέον δὲν ἔχω νὰ δώσω τῶν μαστόρων, καὶ τῶν ὑπηρετῶν τοὺς κόπους, ὁποῦ ἐδούλευσαν, καὶ διὰ τοῦτο ἀδημονῶ, τί νὰ κάμω. Ὁ δὲ λαμπροφόρος ἐκεῖνος ὁ εὐνοῦχος μετὰ πολλῆς χαρᾶς εἶπε τοῦ βασιλέως· «μηδὲ λυπῆσαι περὶ τούτου, ἀμμὴ αὔριον τὸ πρωί ἀπόστειλέ μοι ἀπὸ τοὺς ἄρχοντάς σου ὅ(л. 5ν.)σους ὁρίζεις καὶ μουλάρια καὶ ἐγὼ μένω εἰς τὴν πόρταν τῆς Χρυσέας καὶ δανείσω σοι χρυσάφιον, ὅσον θέλεις». Ὁ δέ βασιλεύς, ὡς ἤκουσεν τοῦτο, ἀπὸ τὴν πολλὴν χαράν, ὁποῦ ἔλαβε, ἐφάνη του, ὅτι τοῦ ἦλθεν ἔκστασις, καὶ δὲν ἐμπόριε νὰ ὁμιλήσῃ ἢ νὰ ἐρωτήσῃ, ποῖος εἶναι ἐκεῖνος ὁ εὐνοῦχος, καὶ πῶς λέγεται τὸ ὄνομά του, καὶ ἐκ ποίου τόπου ἐστίν; ὅμως τῇ ἐπαύριον κατὰ τὸν λόγον τοῦ εὐ(л. 6)νούχου ἀπέστειλεν ὁ βασιλεὺς τὸν κοιαίστορα Βασιλίδην, καὶ τὸν ἔπαρχον Θεόδωρον, καὶ τὸν στρατηγὸν αὐτοῦ καὶ ὑπηρέτας πεντήκοντα καὶ μουλάρια εἴκοσι μετὰ βουλγίδων31, καὶ εἰς κάθε μουλάριον δύο βουλγίδας, καὶ οὕτως ὑπῆγαν ὁμοῦ εἰς τὴν Χρυσέαν πόρταν καὶ ἐκεῖ εὗραν τὸν εὐνοῦχον καβαλλάριν εἰς ἄλογον λαμπρόν, καὶ τοὺς ἐπῆρεν καὶ ὑπήγαν εἰς τὸ Τριβουνάλιον, καὶ ἐκεῖ τοὺς ἐφάνησαν παλάτια χρυ(л. 6ν)σώροφα, καὶ κρεβάτια ὁλόχρυσα, καὶ ἐπέζευσαν ἀπὸ τὰ ἄλογα καὶ ἀνέβασέν τους ἀπὸ σκάλα χρυσώροφον, πολλὰ θαυμαστήν, καὶ ἔβγαλε κλειδὶ χρυσὸν καὶ ἄνοιξε κουβούκλιον χρυσόν, ὅπερ ἧτον γεμᾶτον χρυσάφι καθαρόν, καὶ οὕτως ἐπῆρεν ὁ εὐνοῦχος πτυάριον καὶ ἔβαλεν εἰς πᾶσαν μίαν βουλγίδα χρυσάφι κεντηνάρια ὀγδοήκοντα, καὶ οὕτως τὰ ἔλαβαν οἱ ἀπεσταλμένοι παρὰ (л. 7) τοῦ βασιλέως καὶ τὰ ἐφόρτωσαν εἰς τὰ μουλάρια, καὶ εἶπέ τους ὁ εὐνοῦχος· «κομίσατε ταῦτα τῷ βασιλεῖ Ἰουστινιανῷ». Καὶ οὕτως ἐσφάλησε τὸ κουβούκλιον καὶ ὁπῆγεν. Οἱ δὲ ἄρχοντες ἐκόμισαν τοῦ βασιλέως τὸ χρυσάφιον, καὶ ὡς τοὺς εἶδεν ὁ βασιλεύς, ἐξεπλάγη καὶ ἐθαύμασε, καὶ ἐρώτησέ τους, εἰς ποῖον τόπον ὑπῆγαν, καὶ ποῖος ἦτον ὁ εὐνοῦχος, ὁποῦ ἐποίησε τόσον καλὸν εἰς ἡμᾶς, καὶ ἔδωκέ μας ταύτην (л. 7ν) τὴν δωρεὰν τοῦ χρυσαφιου. Οἱ δὲ εἶπον τοῦ βασιλέως τὸν τόπον τῶν παλατίων, ὁποῦ ὑπῆγαν καὶ τὰ κάλλη, ὁποῦ εἶχαν τὰ παλάτια. Ὅμως ὁ βασιλεὺς ἔβαλεν κατὰ νοῦν, ὅτι θέλει ἔλθῃ πάλιν ὁ εὐνοῦχος ἐκεῖνος εἰς αὐτὸν νὰ τοῦ δώσῃ τὰς ἀμοιβάς, καὶ ἐκεῖνος οὐδόλως ἐφάνη. Ὡς οὖν εἶδεν ὁ βασιλεύς, ὅτι ἄργησε καὶ δὲν ἦλθεν, ἀπέστειλε πάλιν τὸν κοιαίατορα καὶ ἄλλους ἄρχοντας εἰς τὰ παλάτια ἐκεῖ(ζ. 8)να τοῦ εὐνούχου νὰ τὸν εὕρουν καὶ οὗτοι ὑπῆγαν εἰς τὸν τόπον ἐκεῖνον, καὶ οὔτε εὐνοῦχον εἶδον, οὔτε παλάτια, οὔτε χτίσματα τελείως, καὶ οὗτοι στρεφθέντες εἰς τὸν βασιλέα εἶπον τὰ γενόμενα. Ὁ δὲ βασιλεύς, ὡς ἤκουσεν τοὺς λόγους αὐτῶν, ἐθαύμασε μεγάλως καὶ ἔγνω, ὅτι ὁ εὐνοῦχος ἐκεῖνος ἧτον ἄγγελος καὶ ἀπεστάλθη παρὰ Θεοῦ, καὶ οὕτως εὐχαρίστησεν τῷ Θεῷ καὶ εἶπε.

Εὐχαριστία τοῦ βασιλέως. (л. 8ν).

«Τώρα ἐγνώρισα, ὅτι ἀπέστειλεν ὁ Θεὸς τὸν ἄγγελον αὐτοῦ καὶ ἐδώρησέ μοι τὴν τόσην θεοχάρακτον δωρεὰν τοῦ χρυσίου».

Ἔσωθεν δὲ τοῦ ναοῦ καὶ ἔξωθεν ἧσαν μάρμαρα κολώνες χίλιες καὶ μία, καὶ πάσα χολώνα τὸ κεφαλοκόλωνον, καὶ τὸ ὑποπόδιον χρυσᾶ ἐνθρονιασμένα μετὰ λειψάνων ἁγίων μαρτύρων. Έβαλε δὲ ὁ βασιλεὺς εἰς τὸν ἀσβέστην, ὁποῦ ἔκτιζαν μισὸν μόδιον ἀργύρια καὶ τὰ ἀνακάτωσεν (л. 9) διὰ τὰ εὑρίσκουν οἱ ἐργάται, νὰ καὶρουνται νὰ δουλεύουν μὲ πᾶσαν χαρὰν καὶ προθυμίαν καὶ σπουδήν, νὰ μὴν γογγύζουν.

Ὅτι οὐκ ἔστιν ὑστέρημα τοῖς φοβουμένοις Αὐτόν.

Ὅμως ὡσάν ἔκτισεν καὶ ἐτελείωσεν τὴν ἁγίαν [Σοφίαν] ὁ βασιλεύς, τὸν ὑπέρλαμπρον καὶ θαυμαστὸν τοῦτον ναόν, ἐχάρη χαρὰν μεγάλην, ἀμμὴ εὑρίσκετον εἰς ἀδημονίαν, πῶς νὰ ὀνομάσῃ τὸν θεῖον ναόν; καὶ μίαν ἡμέραν (л. 9ν) ἐκάλεσεν ὁ βασιλεὺς τοὺς τεχνίτας ὅλους καὶ τοὺς ἐργάτας καὶ ἀπὸ τὸν λαὸν ὅσοι εὑρέθησαν ἐκεῖ, καὶ ἔκαμέ τους τράπεζαν. Ὁ δὲ πρωτομαΐστωρ, ὡσὰν ἤθελεν νὰ ὑπάγῃ εἰς τὴν τράπεζαν μετὰ τοὺς τεχνίτας, ἀφῆκεν τὸν υἱὸν αὐτοῦ ἀπάνω εἰς τὰ ἐργαλεία τῶν μαϊστόρων νὰ φυλάττῃ αὐτά, ἕως οὗ νὰ γυρίσουν ἀπὸ τὴν τράπεζαν. Ὁ δὲ υἱὸς τοῦ πρωτομαΐστόρου, (л. 10) ὁποῦ ἐφύλαγε τὰ ἐργαλεία, ἦτον ἕως δέκα τεσσάρων χρόνων.

Ὅτι ὁ ἄγγελος Κυρίου ἐφάνη πρὸς τὸν παῖδα

Καὶ ἐκεῖ ὁποῦ ἐκαθέζετο τὸ παιδίον καὶ ἐφύλαττε τὰ ἐργαλεῖα, ἐφάνη ἕνας εὐνοῦχος μὲ λαμπρὸν φόρεμα, καὶ ἡ θεωρία του φοβερά, καὶ ἄλλης θεωρίας, καὶ φωτία ἄστραπτεν ἀπὸ τὸ πρόσωπον αὐτοῦ. Καὶ ὁ παῖς, ὅταν τὸν εἶδεν, ἐνόμισε, ὅτι εἶναι ἀπὸ τοῦ παλατίου τοὺς εὐ(л. 10ν)νούχους καὶ τὸν ἔστειλεν ὁ βασιλεύς.

Καὶ λέγει τοῦ παιδίου ὁ εὐνοῦχος «διά τίνα32 αἰτίαν ἀφῆσαν τὸ ἔργον τοῦ Θεοῦ οἱ τεχνῖται καὶ ὑπῆγαν καὶ κάθουνται καὶ τρώγουν καὶ πίνουν καὶ μεθοῦνς».

Ἀποκρίθη ὁ παῖς καὶ εἶπεν, ὅτι ὀγλίγωρα ἔρχονται, αὐθέντη. Ο δὲ εὐνοῦχος πάλιν λέγει· τοῦ παιδίου· «ὕπαγε καὶ εἰπέ τους νὰ ἔλθουν ὀγλίγωρα, νὰ κάμουν τὸ ἔργον τοῦ Θεοῦ, ἵνα μηδὲν τοὺς κάμω μεγάλην ἀπειλὴν (л. 11) καὶ φοβερὰν παίδευσιν, νὰ καύσω καὶ τὰ μάγουλά τους, ὅτι ἀποσταλμένος εἰμὶ παρὰ τοῦ Βασιλέως, ἵνα τελειωθῇ τὸ ἔργον τοῦ Θεοῦ ὀγλίγωρα, διὰ νὰ μὴν κάμῃ μέγα κακὸν εἰς αὐτούς».

Ὁ δὲ παῖς ἀπεκρίθη καὶ εἶπε πρὸς αὐτόν, ὅτι φοβοῦμαι, αὐθέντη μου, νὰ ὑπάγω νὰ ἀφήσω τὰ ἐργαλεῖα, μήπως καὶ χαθῇ τίποτε ἀπ’αὐτὰ καὶ παιδεύσῃ με ὅ πατήρ μου. Τότε λέγει τον ὁ εὐνοῦχος· «ὕπαγε μόνον καὶ ἐγὼ σοῦ ὀ(л. 11ν)μνύω, ὅτι μὰ τὴν ἁγίαν Σοφίαν ταύτην, ὁποῦ κτίζεται τώρα, ἡ ὁποία εἶναι ὁ λόγος τοῦ Θεοῦ, δι’οὗ τὰ πάντα γέγονε, δι’ αὐτοῦ λέγω καὶ τοῦ Πνεύματος τοῦ Ἁγίου, νὰ μὴν ἔβγω ἀπ’ ἐδῶ, διότι ἐκ Θεοῦ ὡρίσθηκα νὰ προσμένω ἐδῶ καὶ νὰ φυλάγω καὶ δὲν δύναμαι νὰ ἀναχωρήσω εἰς οὗ νὰ ἔλθῃς».

Ὅτι τὸ παιδίον ἐπῆγε εἰς τὸν πατέρα του.

Ἀκούσας δὲ ταῦτα, ὁ παῖς ὑπῆγεν τρέχοντας εἰς τὴν (л. 12) τράπεζαν τοῦ βασιλέως, ἐκεῖ, ὁποῦ ἐκαθέζοντο καὶ ἔτρωγαν, εἰς τὸν ναὸν τοῦ ἁγίου Ἰωάννου τοῦ Βαπτιστοῦ, καὶ ἄφησεν ἐκεῖ τὸν εὐνοῦχον, καὶ ἐφύλαττε τὰ ἐργαλεῖα. Ὡς οὖν εἶδεν ὁ πρωτομαΐστωρ τὸν υἱὸν αὐτοῦ καὶ ἦλθε καὶ ἄφησε τὰ ἐργαλεῖα μοναχά, ἐθαύμασε. Τότε ἄρχισε τὸ παιδὶ καὶ εἶπε πρὸς τὸν πατέρα περὶ τοῦ εὐνούχου καὶ ὅσα ὡμίλησαν. Ὁ δὲ πατὴρ τοῦ παιδός, ὡς ἤκουσε ταῦτα τὰ (л. 12ν) εἶπε τοῦ βασιλέως. Ὁ δὲ βασιλεύς, ὡς ἤκουσε τοὺς λόγους τούτους, ἀπέστειλε τὸν στρατηγὸν αὐτοῦ, νὰ ὑπάγῃ εἰς τὸ ἅγιον κτίσμα, νὰ ὶδῃ, ποῖος εἶναι ἐκεῖνος ὁ εὐνοῦχος, ὁποῦ εἶπε τοῦ παιδὸς τοὺς λόγους τούτους Ὑπῆγε δὲ ὁ στρατηγὸς κατὰ τὸν δρισμὸν τοῦ βασιλέως εἰς τὸ κτίσμα νὰ εὕρῃ τὸν εὐνοῦχον καὶ τινὰν δὲν εὗρε, καὶ οὗτος ἐγύρισε καὶ ἦλθε εἰς τὸν βασιλέα· Ὁ δὲ βα(л. 13)σιλεύς, ὡς ἔμαθεν, ὅτι πῶς τινὰς ἐχεῖ δὲν ἦτον, ἔκραζεν ὅλους τοὺς εὐνούχους τοῦ παλατίου καὶ ἔδειχνε τοῦ παιδίου ἔνα πρὸς ἔνα, ἐὰν εἶναι τινὰς ἀπ’ αὐτούς, ὁποῦ ἐφάνη ἐκεῖ καὶ τοῦ ὡμίλησε. Ὁ δὲ παῖς ἀποκρίθη πρὸς τὸν βασιλέα καὶ εἶπε «βασιλεῦ, ἀπὸ τούτους τοὺς εὐνούχους, ὁποῦ μοῦ ἔδειξες, τινὰς ἀπ’ αὐτοὺς δὲν ἐφάνη· καὶ ὡσὰν τὸν εὐνοῦχον ἐκεῖνον, ὁποῦ μοῦ ὡμίλησε, τὸ κάλλος, καὶ (л. 13ν) τὴν εὐμορφίαν, καὶ τὴν λαμπρότητα, ἐγὼ εἰς ἄλλον εὐνοῦχον δὲν εὶδα εἰς τὸν κόσμον· ἐκείνου τὰ ῥοῦχα ἧσαν ἄσπρα λαμπρὰ καὶ τὸ πρόσωπόν του ἄστραπτε καὶ ἔβγανεν φωτία καὶ ἡ θεωρία του θαυμαστὴ καὶ παράδοξος». Ἀκούσας δὲ ταῦτα ὁ βασιλεὺς παρὰ τοῦ παιδὸς καὶ φωτισθεὶς παρὰ Θεοῦ, εἶπε· «ἀληθῶς ταῦτα τὰ λόγια, ὁποῦ εἶπε «μὰ τὴν (л. 14) ἁγίαν Σοφίαν, ὁποῦ κτίζεται τώρα, ὅτι ἀπὸ ἐδῶ δὲν ἐβγαίνω, ἄν δὲν ἔλθῃς ἐσύ», τοῦτος ὁ ὅρκος ἦτον ἐκ Πνεύματος Ἁγίου, καὶ ἄγγελος Κυρίου ἦτον ἐκεῖνος ὁ εὐνοῦχος, ὁποῦ ὡμίλησε τοὺς λόγους τούτους πρὸς τὸν παῖδα», καὶ εὐθὺς ὁ βασιλεὺς ἐδόξασε τὸν Θεὸν καὶ εἶπε.

Εὐχαριστία τοῦ βασιλέως.

«Εὐχαριστῶ σε, Βασιλεῦ ἀόρατε, ὁποῦ ἐφανέρωσες ἐμοῦ τοῦ δούλου Σου τὸ ἐλεός Σου καὶ τὴν ἀλήθειάν (л. 14ν) Σου, διὰ τὴν μέριμναν, όποῦ εἶχα εἰς τὴν ψυχήν μου, πῶς καλέσω τὸ ὄνομα τοῦ ναοῦ τούτου, ὁποῦ κτίζεται τώρα, καὶ εὐχαριστῶ Σε, Δέσποτα, ὅτι διὰ τοῦ ἁγίου ἀγγέλου ἐφανέρωσάς μου τὸ ὄνομα τοῦ ναοῦ καὶ ἀπέστειλας αὐτὸν φύλακα φυλάττειν τὸν ναόν· αὐτός ὁ θεῖός Σου ἄγγελλος ἔστω ἕως τοῦ αἰῶνος φυλάττειν τόν ναόν».

Ἀπὸ τότε ὠνομάσθη ὁ ναὸς (л. 15) ἁγία Σοφία, ὅπερ ἑρμηνεύεται ὁ λόγος τοῦ Θεοῦ, δι’ οὗ τὰ πάντα λόγῳ γέγονε. Ἐσυμβουλεύθη δὲ ὁ βασιλεὺς μετὰ τοῦ πατριάρχου καὶ ἱερέων καὶ ἀρχόντων τοῦ παλατίου διὰ τὸν παῖδα, ὅτι νὰ μὴν γυρίσῃ ὀπίσω εἰς τὸ ἅγιον κτίσμα, διὰ νὰ μὴν ἀναχωρήσῃ ὁ ἄγγελος ἀπ’ ἐκεῖ, μόνον νὰ διαμένῃ εἰς τὸν αἰῶνα νὰ φυλάττῃ τὸν ναόν, κατὰ τὸν ὅρκον, ὁποῦ ἔκαμε. ὅμως ὁ πατριάρχης καὶ οἱ ἐπίλοιποι (л. 15ν) ἔδωκαν συμβουλὴν τοῦ βασιλέως, νὰ μηδὲν γυρίσῃ πλέον ὁ παῖς εἰς τὸν ναὸν ἐχεῖ, ὁποῦ ἔκτιζε, διὰ νὰ ἵσταται ὁ ἄγγελος καθὼς ὡρκίσθη, νὰ φυλάγῃ ἕως τέλους τοῦ κόσμου τὸν θεῖον ναόν, ἐὰν δὲν γυρίσῃ ὁ παῖς. Ὁ δὲ βασιλεὺς ἤκουσε τοὺς λόγους τούτους παρὰ τοῦ πατριάρχου καὶ τῶν λοιπῶν ἀρχιερέων καὶ τῶν ἀρχόντων ἀπέφηνεν, ὅτι πλέον ὁ παῖς νὰ μηδὲν ὑπάγῃ εἰς τὸ ἅγι(л. 16)ον κτίσμα, διὰ νὰ ἵσταται ὁ ἄγγελος νὰ φυλάττῃ, ὡς ἐτάχθη παρὰ Θεοῦ, ἀμμή τι πλέον βεβαιότερον ἔκαμεν ὁ βασιλεὺς διὰ νὰ μέυῃ ὁ ἄγγελος ἐκεῖ. Ἔκραξε τὸν πατέρα τοῦ παιδίου τὸν πρωτομαΐστορα καὶ μετὰ βουλής αὐτοῦ ἔδωκε τοῦ παιδίου χαρίσματα βασιλικὰ καὶ ἀπέστειλε αὐτὸν εἰς τὰς Κυκλάδας νήσους καὶ ἔδωκεν ὁρισμόν, ὅτι πλέον ἀπὸ ἐκεῖ νὰ μηδὲν (л. 16ν) ἔβγῃ ἕως τέλους τῆς ζωῆς αὐτοῦ, καὶ οὕτως ἐγένετο.

Περὶ τοῦ ἀγγέλου.

Εἶναι δὲ ἡ κατοίκησις τοῦ θείου ἀγγέλου, ὁποῦ φυλάττει τὴν ἁγίαν Σοφίαν, εἰς τὰ δεξιὰ μέρη τοῦ πανσοῦ τῆς а´ ἀπάνω καμάρας τῆς μεγάλης, ὁποῦ ἔρχεται εἰς τὸν Τροῦλον τὸν Μέγαν.

Περὶ τῆς ἁγίας τραπέζης.

Λοιπὸν ἠθέλησεν ὁ βασιλεὺς νὰ κατασκευάσῃ (л. 17) καὶ μεγάλην ἁγίαν τράπεζαν θαυμαστὴν καὶ πολύτιμον διὰ τέχνης πολλῆς καὶ σοφίας τόσον, ὅτι νὰ μὴν δύνηται ἀνθρώπινος νοῦς νὰ τὴν κατανοήσῃ καὶ ἐκάλεσε σοφοὺς ἄνδρας δοκίμους καὶ τεχνίτας πολυμαθεῖς καὶ συνεβουλεύθη μετὰ αὐτῶν, πῶς νὰ τὴν κάμῃ. Καὶ οὗτοι εἶπον τοῦ βασιλέως, ὅτι νὰ βάλουν εἰς τὸ χωνευτήριον χρυσάφι, ἀσήμι, χάλκωμα, ἤλεκτρον, σίδηρον, γυαλί, (л. 17ν) ὑακίνθινον, σμάραγδον, μαργαριτάρι, μαγνήτην, ὀνύχιον, σύρι, κασίδριον33, μολίβι, κρύσταλλον, ἀδάμαντα καὶ ἄλλα τ?ά ἕως ἑβδομήκοντα δύο γενεῶν. Καὶ οὕτως ἔτριψαν αὐτὰ ὅλα ὁμοῦ καὶ τὰ ἔβαλαν εἰς χωνευτήριον καὶ εχωνεύθησαν καὶ ἔγιναν ἕνα μῖγμα.

Περὶ τοῦ ἀγγέλου, ὁποῦ ὑπηρέτει τὰ τῆς ἅγίας τραπέζης.

Ὁ δὲ βασιλεὺς καὶ ὁ πρωτομαΐστωρ ἔβλεπαν (л. 18) τὸν ἄγγελον, ὁποῦ ὑπηρέτει αὐτὰ ἤγουν τὰ ἀνακάτωνε μέσα εἰς τὸ χωνευτήριον· ἐπῆραν γοῦν οἱ τεχνῖται τὸ χαράνι (?) καθὼς ἦτον μετ’ ἐκεῖνα τὰ χρώματα καὶ ἔχυσαν αὐτὰ εἰς καλούπιν, καὶ ἐγένετο ἡ ἁγία τράπεζα χυτὴ πολυποίκιλος καὶ πανθαύμαστη. κατεκόσμησεν δὲ αὐτὴν ὁ βασιλεὺς μὲ χρυσάφι καὶ μὲ μαργαριτάρι καὶ λίθων διαφόρων πολυτελῶν Ἔβαλε δὲ αὐτὴν τὴν ἁγίαν τράπεζαν ἐπάνω εἰς (л. 18ν) δώδεκα κιόνια ἀργυρᾶ καὶ ἐθρονίασεν αὐτὴν μετὰ λειψάνων ἁγίων μαρτύρων.

Τὸ δὲ θαλασσίδιον τὸ ὑποκάτω τῆς ἁγίας τραπέζης καὶ ὅλα τὰ γύρωθεν καὶ τὰ σκαλούνια. ὁποῦ ἀνέβαινε ὁ πατριάρχης μετὰ τῶν ἱερέων, εἰς τὸ ἱερὸν σύνθρονον καὶ ἐκάθετον, καὶ τὸν θρόνον ὅλον μὲ χρυσάφι καὶ λίθων πολυτελῶν. καὶ ποῖος νοῦς ἀνθρώπου δύνεται νὰ τὸν νοήσῃ τὴν θεωρίαν τῆς ἁγίας τραπέζης, ἀπὸ (л. 19) τὴν λαμπρότητα καὶ τὴν στιλπνότητα, ὁποῦ εἶχε τῶν χρωμάτων τῶν πολυτελῶν λίθων. Ὅταν δὲ ἤθελε θεωρήσειν τινὰς αὐτήν, τοῦ ἐφαίνετον ὡσὰν ὁ ἥλιος, ἄλλοτε ὡς φῶς ὁποῦ ἀστράπτει, ἄλλοτε ὡσὰν οὐρανὸς μὲ τὰ ἄστρα, ἄλλοτε ὡς θάλαττα κυματοῦσα ἀπὸ τὰ πολυποίκιλα πράγματα, ὁποῦ εἶχε δὲν ἐδύνετον ἄνθρωπος νὰ τὴν κατανοήσῃ.

Γράμματα, ὁποῦ ἔγραψεν (л. 19ν) ὁ βασιλεὺς γύρωθεν τῆς ἁγίας τραπέζης.

«Τὰ Σὰ ἐκ τῶν Σῶν Σοὶ προσφέρομεν οἱ δοῦλοί Σου, Ἰουστινιανὸς καὶ Θεοδώρα, Υἱὲ καὶ Λόγε τοῦ Θεοῦ, ὁ σαρκωθεὶς καὶ σταυρωθεὶς ὑπὲρ ἡμῶν καὶ ἡμᾶς ἐν τῇ ὀρθοδόξῳ Σου πίστει διατήρησον, καὶ τὴν πολιτείαν Σου ἡμῖυ ἐπισπάσας εἰς τὸν ἴδιον ναόν, δόξασον καὶ φύλαξον πρεσβείαις τῆς ἁγίας Θεοτόκου καὶ Ἀειπαρθένου Μαρίας. Ἀμήν.»34 (л. 20).

Περὶ τοῦ ἄμβωνος.

Ἔκαμε δὲ ὁ βασιλεὺς καὶ τὸν ἄμβωνα μετὰ τὲς ὠλένες μετὰ ἀργυρίου, καὶ χρυσίου, καὶ λίθων πολυτελῶν. Ἐπάνωθεν δὲ τοῦ ἄμβωνας ἔκαμε χρυσὸν τροῦλλον διὰ μαρμάρων πολυτίμων καὶ σμαράγδων, ἐπάνωθεν δὲ αὐτοῦ ἔβαλε ἕναν σταυρὸν χρυσόν, λιτρῶν ἑκατόν· ἦτον δὲ ἐκεῖ βαλμένον καὶ τὸ στόμα τοῦ Ἁγίου Φρέατος, ὁποῦ ἐκάθησεν ὁ Χριστὸς εἰς αὐτὸ ὅταν ἐδιαλέγετο (л. 20ν) μετὰ τῆς Σαμαρείτιδος, ὅπερ ἔφερεν ὁ αὐτὸς βασιλεὺς Ἰουστινιανὸς ἀπὸ τὴν Σαμάρειαν. Ἐκεῖ ἔβαλε καὶ τὰς ἑπτὰ σάλπιγγας γύρωθεν καὶ ἐστέκοντο, τὲς ὁποίες τοῦ ἔφεραν ἀπὸ τὴν Ἰεριχῶ, ὁποῦ ἐσάλπισαν οἱ ἑπτὰ ἱερεῖς, ὅταν τὴν ἐπολέμει ὁ Ἰησοῦς τοῦ Ναυή, καὶ δὲν ἠμπόριε νὰ τὴν πάρῃ, διότι εἶχεν ἑπτὰ τείχια καὶ, καθὼς ἐσάλπισαν οἱ έπτὰ ἱερεῖς, ἔπεσαν (л. 21) τὰ τείχια καὶ τὴν ἐδιαγούμισεν ὁ Ἰησοῦς τοῦ Ναυή. Ἐκεῖ ἔβαλεν τὸν Τίμιον Σταυρόν τοῦ Χριστοῦ, ὁποῦ ἐσταυρώθη εἰς αὐτόν, εἰς τὸ μέτρον δὲ τοῦ Τιμίου Σταυροῦ, ἔκαμε ἄλλον σταυρὸν καὶ ἐχόσμησε αὐτὸν μετὰ χρυσίου καὶ λίθων πολυτελῶν. Καὶ ἔστησε αὐτὸν ἐν τῷ σχευοφυλακίῳ, ὅστις κάμνει θαύματα μεγάλα, δαίμονας διώκει, καὶ ἰατρεύει πᾶσαν ἀσθένειαν. Τὸ δὲ στόμα τοῦ (л. 21ν) Ἁγίου Φρέατος εὑρίσκεται τὴν σήμερον ἐχεῖ, ὁποῦ προσκυνεῖ ὁ μέγας αὐθέντης μέσῳ εἰς τὴν ἁγίαν Σοφίαν, εἰς τόπον ὑψηλὸν, ὡσὰν ἄμβωνα. Ὤ τοῦ θαύματος! ποῦ εἶναι τώρα τὰ κάλλη καὶ ἡ εὐπρέπεια τοῦ ναοῦ τούτου, τοῦ θαυμαστοῦ καὶ ἐξακουστοῦ!

Συνιέναι περὶ τῶν ἱερῶν σκευῶν, ὁποῦ ἔκαμεν ὁ βασιλεύς.

Ἔκαμε δὲ ὁ βασιλεὺς ἱερὰ τῶν δώδεκα ἑορτῶν (л. 22) χωρὶς τῶν καθημερινῶν, καὶ ἄλλα πολύτιμα χερνιβόξεστα35 καὶ ποτήρια, καὶ λαβίδας, καὶ σφογγίτας διὰ χρυσίου καὶ λίθων πολυτελῶν. Εἶναι δὲ ὁ ἀριθμὸς τῶν ἱερῶν σκευῶν χίλια καὶ ἕνα καὶ στέμματα τῶν δώδεκα ἑορτῶν. Ἀνὰ δώδεκα, ὁμοῦ ἑκατὸν σαράντα τέτταρα, φορέματα τῶν ἱερέων χρυσά, σοληνίτας τριακοσίας, ποτηροκαλύμματα καὶ ἀέρας χρυσοϋφάντους διὰ λίθων (л. 22ν) καὶ μαργάρων χιλιάδας τρεῖς, εὐαγγέλια χρυσόγραφα κεκοσμημένα μετὰ λίθων καὶ μαργάρων εἴκοσι τέτταρα τιμῆς χρυσαφίου λίτρῶν δέκα καὶ πέντε. θυμιατήρια χρυσὰ τριακόσια καὶ λυχνίας χρυσὰς τριακοσίας, ἀνὰ λιτρῶν εἴκοσι· τὰ δὲ πολυκάνδηλα καὶ βαστάγια τοῦ ὅλου ναοῦ χιλιάδας τριάκοντα ἐς ἀσημίου καθαροῦ κεχρυσωμένα. Ἔβαλε δὲ καὶ κληρικοὺς χιλιά(л. 23)δες νὰ δουλεύουν τὸν ναὸν τοῦ Θεοῦ καὶ νὰ Τὸν ψάλουν Ἀφιέρωσε δὲ καὶ πράγματα εἰς τὸν ναὸν διὰ νὰ τρέφωνται οἱ κληρικοὶ πολλοῦ τιμήματος ἄξια, ἀπὸ τε ἀνατολῆς, δύσεως, ἄρκτου καὶ μεσημβρίας. Ἐτύπωσε δὲ διὰ νὰ δίδῃ ἔλαιον μέτρα χίλια τὰς μεγάλας ἑορτὰς διὰ νὰ φωταγωγῇ ὁ ναός. Περὶ δὲ λαμπάδων καὶ κηρῶν, τί κάμνει χρεία νὰ λέγωμεν. Ψωμία καὶ κρασὶ τῆς προθέσεως (л. 23ν) ἀνὰ μία χιλιάδα καθ’ ἡμέραν, εἰς δὲ τὰς ἐπισήμους ἑορτὰς ἀνὰ δύο χιλιάδας. Ἔβαλε δὲ καὶ ψάλτας ἑκατόν, οἱ πεντήκοντα εἰς τὸν δεξιὸν χορὸν καὶ οἱ πεντήκοντα εἰς τὸν ἀριστερόν. Ἔκαμε δὲ καὶ ἀσκητήρια δύο πλησίον εἰς τὴν ἁγίαν Σοφίαν, τὸ ἓν εἰς τὸ δεξιὸν μέρος τοῦ ναοῦ καὶ τὸ ἄλλον εἰς τὸ ἀριστερόν. Ἔκαμε δὲ καὶ κελλία τῶν κληρικῶν κατὰ τὸ ἀξίωμα τοῦ καθ’ ἑνός. Ἔκαμε δὲ καὶ σταυροὺς πέντε καὶ τοὺς ἐκαλ(л. 24)λώπισε μετὰ χρυσίου καθαροῦ καὶ λίθους τιμίους καὶ ἐτίμησεν αὐτοὺς κεντηνάρια δώδεκα χρυσάφι, μανουάλια δύο γλυπτὰ ὁλόχρυσα μετὰ λίθων καὶ μαργάρων μεγάλων, ἅπερ ἐτιμήθησαν κεντηνάρια ε´. Ἔκαμε δὲ καὶ ἄλλα μανουάλια πολλὰ κρυστάλλινα καὶ εἶχαν τὰ ποδάρια ὁλόχρυσα καὶ ἐτιμήθησαν κεντηνάρια δώδεκα. Ἔκαμε δὲ καὶ ἄλλα μανουάλια τεσσαράκοντα τόσον εἰς τὸ μάκρος, ὅσον ἑνὸς ἀνδρὸς (л. 24ν) τὸ μῆκος κεχρυσωμένα· ἔκαμε δὲ καὶ ἄλλα ἕτερα πεντήκοντα, ὡσὰν αὐτὰ διὰ νὰ στέκωνται εἰς τὸ ἅγιον θυσιαστήριον. Εἰς δὲ τὸν ἄμβωνα ἔγινεν ἔξοδος χρυσάφι κεντηνάρια τριακόσια ἑξήκοντα πέντε, ἑνὸς χρόνου εἰσόδημα, ὁποῦ ἔπαιρνεν ἀπὸ τὴν Αἴγυπτον.

Ὅρα ὅλην τὴν ἔξοδον, ὁποῦ ἐγένετο εἰς τὴν ἁγίαν Σοφίαν.

Ἐγένετο δὲ ὅλη ἡ ἔξοδος τοῦ ναοῦ μέσα καὶ ἔξω κεντηνάρια χρυσάφι δύο χιλιάδες (л. 25) καὶ ἑξακόσια πεντήκοντα τρία. Λέγουσι δὲ, ὅτι τὸ κεντηνάριον ἐκεῖνον ἦτον χρυσάφι ἐξάγια χίλια, καὶ τὸ καθὲν ἑξάγιον εἶχεν ἕως ὀγδοήκοντα ἄσπρα.

Οὗτος δὲ φιλόχριστος βασιλεὺς Ἰουστινιανὸς μόνος του ἄρχισε τὸ θεάρεστον τοῦτο ἔργον καὶ μόνος του τὸ ἐτελείωσε. Καὶ ἀπὸ τιναν βοήθειαν δὲν εἶδεν, οὔτε συνδρομήν36, μόνον ὁ Δεσπότης Χριστὸς καὶ ἡ Πανάχραντος Αὐτοῦ (л. 25ν) Μήτηρ, θελήσει Πατρός, συνεργίᾳ τοῦ Ἁγίου Πνεύματος. Οὗτος γὰρ ὁ λόγος τοῦ Θεοῦ ἐσυνήργησεν αὐτοῦ εἰς πάντα.

Αἱ γὰρ τέσσαρες φῆναι τοῦ ναοῦ, εἶναι εἰς τύπον τῶν τεσσάρων ποταμῶν, ὁποῦ ἐβγαίνουν ἀπὸ τὸν παράδεισον· Φεισών, Γαιών, Τίγρης καὶ Εὐφράτης. Ἔκαμε δὲ καὶ φιάλην, ὁποῦ βάνουν τὸ νερόν, καὶ εἶχε βρύσεις δώδεκα καὶ πᾶσα βρύση εἶχε ἕνα λεοντάρι μαρμαρίτικον, καὶ ἔβγαινεν ἀπὸ τὸ (л. 26) στόμα τους τὸ νερὸν καὶ ἐνίβετον ὁ βασιλεύς· εἰς δὲ τὸ δεξιὸν μέρος ἔκαμε θάλασσαν, ὁποῦ ἐδέχετον τὰ ὀμβρήματα αὐτῶν πήχεις ἑξήκοντα πέντε. Ἐπάνω δὲ τῆς θαλάσσης αὐτῆς ἔβαλε σκάλαν, ἵνα περνοῦν οἱ ἱερεῖς. Ἔστησε δὲ στήλες ἀπὸ ὅλα τὰ ζῶα ἐκ μαρμάρων μετὰ τέχνης πολλῆς διὰ νὰ ἐβγαίνῃ τὸ νερὸν ἀπὸ τὰ στόματα αὐτῶν, καὶ ἐκεῖ νὰ νίβωνται οἱ ἱερεῖς καὶ οὐχὶ ἄλλος τινάς. Λέγεται δὲ ὁ τόπος ἐκεῖνος Μεταστήρια. (л. 26ν).

Περὶ πότε ἐτελειώθη ἡ ἁγία Σοφία.

Ἐτελείωσε τό ἔργον τοῦ Θεοῦ ὁ αὐτὸς βασιλεύς, ἤγουν τὴν ἁγίαν Σοφίαν καὶ ὅλα τὰ ἱερὰ σκεύη τοῦ ναοῦ καὶ πᾶσαν ἄλλην οἰκονομίαν, ἐν μηνὶ δεκεμβρίῳ, κβ´, ἡμέρᾳ σαββάτῳ.

Περὶ τῆς ἐλεημοσύνης τοῦ βασιλέως.

Ἐβγῆκεν ὁ βασιλεὺς καβαλλάρης μέσα εἰς τὸ ἁμάξι μὲ τέσσαρα ἄλογα ἄσπρα, θαυμαστὰ στολισμένα μετὰ χρυσαφίου καὶ (л. 27) λίθων πολυτελῶν καὶ ὡσὰν ἦλθεν ἔμπροσθεν εἰς τὴν πόρταν τοῦ ναοῦ, ἐκατέβη ἀπὸ τ᾽ ἀμάξι καὶ ἐμπῆκε εἰς τόν ναὸν τοῦ ἁγίου Ἰωάννου τοῦ Βαπτιστοῦ, ὅπερ ἦτον παρακλήσιον, καὶ ἔσφαξε χίλια βόδια, πρόβατα δύο χιλιάδες, ἐλάφια τριάκοντα, τράγους χιλίους, ἐρίφια δύο χιλιάδες, ὀρνίθια καὶ περιστέρια τρεῖς χιλιάδες, ἀρνία καὶ χῆνες εἴοσι μία χιλιάδα. Τοῦτα ὅλα, ὁποῦ (л. 27ν) ἀκούσετε, ἔσφαξε καὶ τὰ ἔδωζε εἰς πτωχούς, εἰς χήρας καὶ ὀρφανὰ καὶ εἰς πάσα ἄνθρωπον ἐνδεῆ. Ἐμοίρασε δὲ καὶ σιτάρι μόδια πέντε χιλιάδες καὶ κρασὶ μέτρα χιλιάδες εἴκοσι· ἐδόθησαν εἰς τοὺς πτωχοὺς αὐτῇ τῇ ἡμέρᾳ τοῦ σαββάτου ἀπάνω εἰς τρεῖς ὥρας. Τότε ὁ βασιλεὺς μετὰ τοῦ πατριάρχου, καὶ μετὰ τῶν κληρικῶν καὶ ἀρχόντων καὶ παντὸς τοῦ λαοῦ, ἐμπῆκε μέσα εἰς τόν ναόν, καὶ ὡσὰν ἦλθεν ἔ(л. 28)μπροσθεν τῶν ὡραίων πυλῶν, ἀσπάσθη τὴν χεῖρα τοῦ πατριάρχου καὶ ἐπρόσδραμε εἰς τὴν μέσην τοῦ ναοῦ πλησίον τοῦ ἄμβωνος, καὶ ἐσταμάτησεν ἀπέναντι τοῦ Μεγάλου Τρούλλου καὶ ὑψώσας τὰς χεῖρας αὐτοῦ εἰς τὸν οὐρανόν, ἔκραζε μεγαλοφώνως· «δόξα τῷ Θεῷ, ὁποῦ μὲ ἀξίωσε καὶ ἐτελείωσε τοιοῦτον ἔργον θαυμαστόν», καὶ εἶπε· «ἐνίκησά σε, Σολομὼν πάνσοφε, καὶ πᾶσαν τὴν (л. 28ν) δόξαν σου εἰς τὸν ναόν, ὁποῦ ἔκαμες τὴν ἁγίαν Σιών».

Καὶ ὡσὰν ἐμπῆκε μέσα εἰς τὸν ναὸν ἐμοίρασε εἰς τὸν λαὸν χρυσάφι καὶ ἀσήμι κεντηνάρια ἑπτά, ἅπερ Στρατήγιος ὁ μάγιστρος, ὁ ἀδελφοποιητὸς τοῦ βασιλέως, τὰ ἔρρικτεν καὶ ὁ λαὸς τὰ ἅρπαζεν μετὰ χαρᾶς. Τῇ δὲ ἐπαύριον πάλιν τὰ ὅμοια ἔκαμεν ὁ βασιλεὺς εἰς τὸν λαὸν καὶ ἐδόθησαν ἀλλα ἐπτὰ κεντηνάρια χρυσάφι καὶ ἀσήμι (л. 29) καὶ γέγονεν δόξα καὶ χαρὰ εἰς τὸν λαόν, καὶ ὁ Θεὸς ἐδοξάσθη μεγάλως.

Ὁ δὲ βασιλεὺς μετὰ τῶν ἱερωμένων καὶ τοῦ λαοῦ ἑώρταζον ἡμέρας ιε´, ἕως τὸν ἅγιον Θεοφάνιον. καὶ ἔδιδεν ἐλεημοσύνην εἰς πτωχοὺς καὶ δωρεὰς ἔδωσεν εἰς ὅλας τὰς ἐκκλησίας εὐχαριστῶν τῷ Θεῷ· ἐχάρη μεγάλως εἰς τὸ ἔργον τοῦ Θεοῦ, ὁποῦ ἔκαμε τὸν ὑπερθαύμαστον τοῦτον ναὸν τῆς ἁγίας Σοφίας.

Ὅρα, ὅτι τρεῖς ἁγίας Σοφίας ἔκτισεν ὁ βασιλεύς (л. 29ν).

Τοῦτος ὁ βασιλεὺς δὲν ἔκτισε μόνον τὴν ἁγίαν Σοφίαν, τὴν περίφημον τῆς Κωνσταντινουπόλεως, ἀμμὴ μετὰ τὴν τελείωσιν αὐτῆς ἔκτισεν ἄλλες δύο εὔμορφες καὶ μεγάλες· πλὴν δὲν φθάνουν εἰς τὸ μέγεθος καὶ ὡραιότητα καὶ εἰς τὰ κάλλη τῆς πρώτης. Τὴν μὲν μίαν ἔκτισεν εἰς τὴν πατρίδα του τὴν Ἀχρίδα, ἣν καὶ ἐτίμησεν ἀρχιεπισκοπήν τὴν δὲ ἀλ(л. 30)λην εἰς τὴν Λευκωσίαν τῆς Κύπρου, ἐτίμησεν δὲ αὐτὴν ἀρχιεπισκοπήν.

Περὶ τὸ Σίναιον ὄρος.

Σὺν τούτοις ἔκτισεν καὶ τὸ μοναστήριον τοῦ ὄρους Σινᾶ, τὸ ὁποῖον ἔκαμε ἐπισκοπὴν τοῦ θρόνου Ἰεροσολύμων. Καὶ ἔδωκεν ἐξουσίαν τοῦ αὐτοῦ ἐπισκόπου φορεῖν σάκκον καὶ ἐπὶ κεφαλῆς μίτραν καὶ νὰ εἶναι τέτταρτος ἀπὸ τῶν τριῶν πρωτοθρόνων, τοῦ Κωνσταντινουπόλεως πατριάρχου, ὅταν ἔλθῃ εἰς τὴν μεγάλην ἐκκλησίαν (л. 30ν) τῆς Κωνσταντινουπόλεως νὰ ἔχῃ τὴν τιμὴν νὰ καθέζηται εἰς τὸν δ´ θρόνον καθὼς διαλαμβάνει τὸ χρυσόβουλλον τοῦ αὐτοῦ βασιλέως.

III. Библ. Имп. Новороссийского Унив., № 104. лл. 184ѵ–192 (О1)

(л. 184ѵ) Сказ́аніе о҆ създанїи хра́ма прѣмꙋдрѡ́сти бж҃іе, глѥ́мѣи ст҃а̀ Со́фіа, и҆́же ѥ҆́стъ въ Кѡнстанті́нѣ гра́дѣ. ю́же въздви́же и҆ ѡ҆бно́ви бл҃гочъсти́выи цр҃ь І҆ꙋстїнианъ37

I Зда́ние ст҃ые бж҃іе цр҃кви Со́фїи си́це є҆́сть създа́нна бы́стъ пръвѣє ѿ Кѡн̾стантіа́ сн҃а вели́каго Кѡн̾стантїна и҆ тако прѣбыⷭ҇ до лѣтъ Ѳеѡ҆до́сіа вели́каго и҆ бл҃гочъсти́ваго цр҃а є҆гда же́ а҆рїа́нска є҆рес е҆́ще ѕіа́ше ꙗ҆коⷯ҇ ѕъміи, възьꙋ́сти́ше бо се сїѝ а҆рїа̀не попали́ше цр҃кви по́кровъ є҆ли́ко бѣа́ше Нектаріе же патрїа́рхъ прѣбыва́ніе твора́ше въ цр҃кви ст҃ые І҆рі́ни, гл҃ѥ́мѣи ста́рои, ю́же създа̀ Кѡн̾станті́нь вели́кыи минꙋв̾шими жѐ двѣма лѣтѡ́ма кро́мѣ покро́ва прѣбыва́ше. цр҃ь же Ѳеѡ҅до́сїе повеле Рꙋфі́нꙋ магі́стрꙋ покры́ти є҅ю̀ мраморіеⷨ по прѣшъстви же двѣ́ма стѡ́ма лѣтъ ѿ вели́каго Кѡнстанті́на и҆ по є҆́же и҆збіе́ни на ѵ҆пподрѡ́міи тысꙋ́ща и х҃ мꙋ́жіи, въло̀жи бъ҃ въ срцⷣ҇е бл҃гочтⷭ҇и́вомꙋ цр҃ꙋ Іꙋстінї́анꙋ създа́ти є҆мꙋ́ цр҃ко́въ прѣмꙋдрѡ́сти на хва́лꙋ и҆ сла́вословїє е҆го̀.

II Цр҃ь же І҆ꙋ҆стиніа́нъ повелѣніе посла̀ по въсѣхь странаⷯ҇ въстѡ́чныⷯ҇ и҆ запа́дныⷯ҇, полꙋ́дньныⷯ҇ же и҆ севѣрныⷯ҇, посла́ти є҅мꙋ с҆ко́рѣє да́ны и҆ посла́вше, и҆ бы́сть зла́та х҃ кен̾та́ріи38, сребра҆ двѣꙵ тысꙋ́щи кента́ріи и҆ пове́лѣ цр҃ь въсꙋдꙋ и҆зыска́ти цр҃ко́вныє стлъ́пы, и҆ посⷣ҇тлъпіе, и҆ насⷣ҇тлъпіе, и҆ прⷣ҇ѣгра́ди севѣрны́е и҅ а́спїды, и҆ мрамѡ́ры, и҆ прочеє и҆́же достои́тъ цр҃кви и҆ въсѐ повелѣ́нное въско́рѣ о҆брѣ́т̾ше ѿ ветхыⷯ҇ і҆дѡ́лскыⷯ҇ цръквы, и҆ ѿ ве́тхыⷯ҇ бань̀, и҆ дѡмѡ́въ Сеꙵ же и҆ нѣкаа жена̑ и҆менемъ Макр́іа въ да́ры да́стъ и҃ стлъ́пѡвъ зеле́ныⷯ҇ и҆ досточю́дныⷯ҇ ѿ Ри́ма, създа́нныⷯ҇ ѿ А҆веркіа́на и҆ прѡ́чїиⷯ҇, и҆ певе́зше (sic) иⷯ҇ къ цр҃кви. дрꙋ́гых же и҃ стлъпѡ́въ зеле́ныⷯ҇ и҆ чю́дныⷯ҇ приве́зе ѿ Є҆фе́са Ко́нстантїнъ магїстръ прѡ́чее же стлъ́пы, ѡ҆́віи ѿ Кѵзи́ка, ѡ҆́віи ѿ Тро́ади, и҆́нные жѐ ѿ о҆кръстныⷯ҇ ѡ҆́стрѡ́въ цр҃іе и҆ кне҆ѕы посилаю́ще и҆ въса̀, ꙗ҆́же (л. 185) подобна цр҃кѡ́вныⷯ҇ вещен, въсѐ събра́ше се́дмїю лѣ́т҇

Въ вто́ронадесе́тое же лѣ́то црⷭ҇твіа бл҃говѣрнаго цр҃а І҆ꙋстиніа́на прѣрⷣ҇енⷱ҇нꙋю цр҃ко́въ ѿ Кѡнстантї́ꙗ създа́ннꙋю ѿ ѡ҆снованіи разо́ри, нѐ по́трѣби радѝ коѥѐ и҆мѣти разоре́нноє, нь̑ мно҆гꙋ и҆ бесчисль́ннꙋ ве́щъ ꙋ҆строи́ти є҆мꙋ҆ ве́щъ и҆ зда́ніе

III Начъ́н же кꙋ́пова́ти тꙵꙋ о҆крь́стъ бли́зь дѡ́мъі сꙋ́щеє. Бѣ̀ же нѣкаа вдо́ві́ца и҆ме́немъ А҆́нна, хра́м же бѣ̀ше на цѣ̀ни сп҃ ли́тръ зла́та посила́ше же цр҃ъ къ нѥ̀и вел̾мꙋже своѐ, мл҃е о҆ дѡ́мꙋ ѥ҅ѐ о҆наа жѐ гл҃а къ цр҃ю: «не хо́шꙋ цѣ́ни прі́ети на до́мꙋ мо́єⷨ а҆́ще бо̀ хощеши зда́ти цр҃ко́въ бж҃і́ю, да погре́бенаа бꙋ́дꙋ и҆ а҆́зь бли́зь до́мꙋ моего́ да и҆мѣю̀ мъздꙋ въ дн҃ъ сꙋдныи» и҆ о҆бѣща́се цр҃ъ погре́б̾сти ѥ҅ю тꙵꙋ и҆ по съвръше́ніи цр҃кве помина́ти ѥ҅ю̀. є ⷭ҇же мѣ́сто до́мꙋ ѥ҅ѐ съ́сꙋдохрани́лница въса̀ дрꙋ́гыи же нѣ́кто А҆сте́ріе каже́никъ и тꙵꙋ се́мꙋ бѣше до́мъ є҆го̀ и҆ скръбѣше ѕѣлѡ҆, А҆сте́рїе не хо́тѣше прода́ти до́мꙋ своего̀. цр҃ь же бѣ́ше праве́дънъ, не хотѣ́аше ѡ҆быдѣ́ти нико́гоже. тъчї́ю печа́лїю ꙋ҆ꙗ҅звлꙗ́шесе, не вѣдѣ, что҆ сътвори́ти Cтра́тїг же магїстръ. и҆же цр҃е́ва и҆мѣнїа храните́ль, о҆бѣща́се цр҃ѣви нѣко́ю къзнію́ и҆скꙋси́ти А҆́стеріа, въ є҆́же прода́ти до́м своего̀ А҆сте́ріе же въсегда̀ жела́ніє и҆мѣ́ше зрѣ́ти ко́н̾ское рыста́ніе магїстръ же затво́ри А҆сте́ріа въ тъмни́ци. бы́ст̾ же въ ꙋ҆́трѣи дн҃ъ ко́нское рыста́ніе. наче́т же А҆стеріе ка́женикъ възыва́ти ѿ тъмни́це, гл҃ѥ: «ме́не и҆зве́дѣте ви́дѣти ко́нское рыста́ніе, и҆ сътво́рꙋ во́лю цр҃е́вꙋ». и҆ и҆зведъ́ше А҆сте́ріа и҆с тъмни́це. и҆ ве́д̾ше на мѣ́сто сѣдали́ща, и҆де́же покланꙗ́хꙋсе цр҃е́ви. и҆ тꙵꙋ сътвори прода́ніе до́мꙋ своего̀ на ли҃ ли́тръ зла́та. єⷭ҇ же мѣ́сто до́мꙋ є҆го̀ о҆́лтарь въс̀, и҆ мѣ́сто а҆м̾во́нное до срⷣ҇ѣ́ цр҃кве. и҆ въ о҆́лтари кла́деньць ст҃ыи, є҆́же ѥ́стъ І҆ѡ́р̾да́нъ. написа́вшїим же тꙵꙋ кїє҅сто́рꙋ и҆ въс̀ (л. 185ѵ) син̾клїтъ прѣжде́ и҆скꙋше́ніа кѡ́нѥⷨ҇. ꙋ҆ста́въ бꙵѣ ве́тхыи. вънѥ́гда̀ и҆схожда́ше цр҃ъ на сѣдали́щи, а҆́біе теча́хꙋ и҆́же въ ꙋ҆захъ кѡны, и҆́ми же тогда̀ празнⷣ҇ова́хꙋ. на проповѣда́ніе кажени́ка, и҆ до сего̀ дн҃е ти́хо и҆сходетъ и҆́же въ ꙋ҆́захь кѡлѣсни́це кѡ́нь.

Бы́стъ нѣ́кто Ксенофѡ́н̾тъ, и҆скꙋсьнь чл҃къ, и҆́же хо́те прода́ти до́мъ своѝ, про́си ꙋ҆ цр҃а нѐ тъкмо цѣни́ на до́мꙋ сво́емъ, нъ҆ и҆ да на бы́ва́ющеⷨ кѡ́нскеⷨ рыста́ніи почте́нъ бꙋ́дет҇. и҆ покланꙗ́єⷨ бꙋ́дет҇ ѿ четырѣ ⷯ҇ съꙋ҆зныⷯ҇ ꙗ҆́жде́ніи. цр҃еви жѐ повелѣ́вшꙋ на смѣхъ бы́ти се́мꙋ. и҆ въ дн҃ъ настое́щаго ко́нска рыста́ніа сѣдѣти є҆мꙋ̑ посрѣ́дѣ прѣгражде́нїа, и҆ покланꙗ́тисе за́да є҆мꙋ̑ на смѣхъ, прѣжде въсхожде́нїа на колѣсни́ци и҆ сеꙵ бы́стъ до дн҃и бл҃гочъстиваго цр҃а ба́гроро́днаго. сьѝ бѡ҆ въ того̀ мѣ́сто покланꙗ́тисе тꙵꙋ сътвори чтⷭ҇ные и҆кѡ́ны Ха҃ Ба҃ нашего̀ и҆ рож́дъшее є҆го̀ прѣчтⷭ҇ые Мт҃ре и҆ ст҃го І҆ѡа́нна прⷪ҇рⷪ҇ка и҆ Прⷣ҇тче о҆блача́ше же се до́лѣ си́це покланꙗ́єⷨ҇ въ о҆́бр́азь кажени́ка, въ ри́зꙋ бѣ́лꙋ и҆ст҆каннꙋ и҆́же кне҅ѕъ прѣи҆сподныⷯ҇ нарица́шесе и҆ написа́ше до́мъ є҆го̀. єⷭ҇ же мѣсто до́мꙋ є҆го̀ де́сна страна̀ жен̾ска до стлъ́па ст҃го Васи́лїа

Лѣва жѐ стр́ана ѿ выше, до стлъ́па ст҃го Васи́лїа бѣ́ше до́мъ Харїтѡ́на кажени́ка тъзои҆мѣни́та, ꙋ҆смы̀ продаю́ща, и҆́же прода́стъ до́мъ своѝ съ бл҃годаре́нієⷨ на л҃ ли́тръ зла́та и҆ написа́ше до́мъ є҆го̀

Долнꙗ же че́стъ цр҃кви, и҆ четы́ри притво́ры и҆ сеꙵ бꙵѣ до́мъ Дамїа́на патри́кїа селе́вкіискаго и҆ про́данъ бы́стъ до́мъ є҆го̀ на з҃ ли́тръ зла́та и҆ пріе́мъ цѣнꙋ є҆го̀ съ мно҆гою ра́достію да́сть цр҃кви о҆лта́раⷤ҇ до́лнѥе камары о҆снѡ́ва тꙵꙋ о҆кръ́сть о҆снѡва́ніе вели́ко ве́тхаго ѿ кама́р же и҆ до конъ́чнаго притвора. и҆ написа́ше до́мъ є҆го̀

IV Прѣжде жѐ о҆снѡва́нїа цр҃ко́внаго и҆́нꙋ цр҃ко́въ ма́лꙋ сътвори҆ прѣкраснꙋ о҆крꙋ́глꙋ, зла́тоⷨ покръве́ннꙋ, въ и҆́ме ст҃го І҆ѡ҃ Пртⷣ҇че, и҆менова́въ Кр҃ще́ніе и҆́же бо̀ поставѝ (л. 186) бли́зь внѣш́нꙗго ча́са, нарицае҆мое Кр҃ще́ніе, ꙗ҆́ко прѣбыва́ти є҆мꙋ тꙵꙋ съ бѡлꙗ́ры свои́ми мнѡгажди жѐ тꙵꙋ о҆бѣдо́вати цр҃е́ви.

Цр҃ъ же І҆ꙋстиніа́нъ, размѣривъ мѣ́сто, о҆брѣте вѣ́чны ка́менъ ѿ о҆лтара въ о҆снѡва́ніи, да́же и҆ до до́лнѥе стра́ни начън̾шꙋ же є҆мꙋ̀ зда́нїе о҆снова́ніа твори́ти и҆ призва́въ Є҆ѵѳі́хіа патріа́рха съ съ́нмоⷨ свои́мъ, въсѝ въ ѡ҆де́ждаⷯ҇ и҆ сътворъ мл҃твꙋ патрїа́рхъ на о҆снова́ніе цр҃кви по сконча́ниⷯ҇ мл҃твѣ, цр҃ь прїє́тъ дѣ́ло свои́ма рꙋка́ма и҆ ка́менъ съ скꙋде́ліꙋ и҆ и҆зве́стоⷨ и҆ възрѣ́въ на нб҃о, и҆ бл҃годарѝ Ба҃ и҆ реⷱ҇: «призрѝ Ги҃ на хра́мъ сыиꙵ. и҆ сътво́ри въ нѥ́мъ о҆бѣстѣлище Се́бе и҆ ꙋ҆слышѝ въ нѥ́мъ мл҃твꙋ ра́бъ Своиⷯ҇» и҆ въло́жи въ о҆снѡва́ніи пръвѣє въсѣ ⷯ҇ на́род же стоє́ о҆крь́стъ и҆ по цр҃и наче́ше дѣла́теліе дѣлати тогда бо̀ и҆ въхо́дъ сътво́ри ѿ пола́ти до ст҃ые Со́фіє ꙗ҆́ко приходи́ти є҆мꙋ че́сто и҆ невиди́мꙋ бы́ти ни ѿ ко́го же бѣше же и҆скꙋснѣи́шиⷯ҇ дѣла́телъ р҃ и҆ въса́кыи и҆мѣ́ше поⷣ҇ собою р҃, ꙗ҆́ко бы́ти въсѣ ⷯ҇ і҃ тысꙋщъ бѣ́шеⷯ҇ пръвы́и ѕыжди́телъ Миха́ніє, вто́рыи І҆гна́тіе и҆ бы́сть носе́щіиⷯ҇ ка́меніе л҃ тысꙋщъ наче́ше дѣлати въсто́чнꙋю стра́нꙋ є҃ тысⷳ҇ꙋ мꙋжіи, и҆ запа́днꙋю стра́нꙋ є҃ тысⷳ҇ꙋ, и҆ полꙋно́щнꙋю стра́нꙋ є҃ тысꙋ́щъ, и҆ севѣрнꙋю стра́нꙋ такожде занѥжѐ мнѡ҆гымъ тьща́нієⷨ дѣло твора́хꙋ

А҆г҃ге́л же39 Гн҃ъ въ сн҃ѣ пока́за цр҃е́ви ꙗ҆кова̀ бꙋ́дет҇ цр҃ко́въ въ кѡ́тлѣх же вареа́хꙋ є҆чме́нъ съ во́дою и҆ смѣшаю́ще и҆звїстъ, и҆ скꙋдѣль въ мѣ́сто во́дѣ и ѿ дрѣва гл҃ѥ́маго връ́біє сѣкꙋ́ще въмѣтаю́ще въ кѡ́тлы. и҆ варѣа́хꙋ съ є҆чме́неⷨ и҆ твора́хꙋ кѡры́та на д҃ ꙋ҆́гли и҆мꙋще по и҃ ла́кт҇ъ шири́нꙋ и҆ въ длъго́тꙋ и҃ ла́кт҇ъ, быст̾ же ѳеме́лїѡн к҃ ллкт҇ъ въ дебели́нꙋ и҆ въ длъго́тꙋ р҃ сежанеи̑, о҆кръстъ о҆лта́ра и҆ притво́ръ съ четы́рми притвѡ́ры ро҃ сежане̑и прѣмѣре́нїе и҆ широ́та тако́жде и҆ быⷭ҇ тако́жде ви́дѣти (л 186ѵ) тогда̀ ꙗ҆́ко желѣ́зо дръже́ща и҆ въздѣла́ше стѣ́ны на ѡ҆снова́ніи ві҃ ла́ктіи и҆ зда́нно же бы́стъ зла́та тн҃е кен̾та́ріи се жѐ вѣдѣаше зда́ніе и҆ писа́ше магїстръ, цр҃е́ва и҆мѣніа́ храни́теⷧ҇ сребръни́кы жѐ приноша́хꙋ ѿ пола́ти и҆ полага́хꙋ въ честни́ци. и҆́же бо̀ а҆́ще кто̑ възноша́ше ка́менъ на сте́нꙋ и҆ по є҆диномоу каме́ни приноша́хꙋ є҆мꙋ̑ по сребръни́кꙋ

Цр҃ъ же повелѣ́ваше ни є҆динѡ́го же о҆бы́дѣти, и҆ сеꙵ та́ко съвръша́шесе є҆ди́н̾ же ѿ носе́щіиⷯ҇ похꙋли цр҃а и҆ въздъхнꙋвъ негодо́ва, а҆́біе па́де на землю̀, съкрꙋшисе и҆ ꙋ҆мрѣтъ. стѣ́нам же прѣвъзбышаю́щїимсе и҆ вели́кымъ стлъпѡⷨ и҆́же ѿ Ри́ма ставшіиⷨ зеле́нныⷨ мраморе́нныⷨ и҆ въсѣм стлъпѡⷨ поставлѥ́ннѡⷨ въ цр҃кви, ꙋ҆же поⷣ҇ връ́хь и҆ поⷣ҇ кама́ры стлъпѡ́въ ѡ҆́смъ кро́мѣ зда́нныⷯ҇ две́ры же бы́стъ по въсеѝ цр҃кви т҃ и҆ ше́сть и҆ є҃ и҆менитыⷯ҇.

Цр҃ь же подвиза́шесе къ Бꙋ҃ срцⷣ҇е́мъ въ по́лꙋдн҃ъ́ное жѐ врѣ́ме нѐ того̀ съ́нь прїемлꙗ́ше. нъ̑ мнѡ̀го тъща́ніе и҆ прилежа́нїе҆ и҆мѣє о҆ ст҃ѣи цр҃кви Бж҃іи. ꙗ҆́ко приходи́ти є҆м мнѡга́жди и҆ видѣ́ти сѣкꙋщіиⷯ҇ каменіе, и҆ дрѣводѣла́нныє, и҆ въсе дѣлаю́щее стръѓалоⷨ, и҆ бы́стъ въсѣ ⷯ҇ т҃ и҆ сіи́хь зрѐ цр҃ъ, мнѡ̀го тъща́нїе и҆́мыи и҆ въсѐ и҆ма́ти повелѣва́ше тѣм бо̀ и҆ о҆при́ч тѣ ⷯ҇ мъзды и҆́мъ бл҃года́аше иⷯ҇ въ кою́ждо бо нелⷣ҇ю є҆ди́ною и҆лѝ два́щи по злати́кꙋ и҆лѝ лꙋ́чше пода́аше и҆́мъ о҆блача́ше же се и҆́ бл҃гочтⷭ҇и́выи въ бѣлаⷯ҇ ѡ҆де́ждаⷯ҇ и҆ сꙋ҆да́рь синъ и҆мѣше на гла́вѣ своеѝ, и҆ въ рꙋцѣ своеѝ жъзлъ възведе же кама́ры въстѡ́чные, и҆ запа́дные, и҆ ю҆́жные, и҆ севѣ́рныє и҆ сїа̀ покры́въ ꙗ҆́ко повавлѥ́нными кама́рами. възве́дшеⷯ҇ стѣнꙋ ꙗ҆́ко є҃ сь́жнѥи, и҆ не бы́стъ сребрънн҃и́къ прине́стї ѿ пола́ти.

V Въ ча́съ сꙋбо́тныи въ дн҃ъ часа, третіаго дн҃е, пове́лѣ магїстръ дѣлате́лѥⷨ въсѣмъ и҆ хыт́ръцѣм и҆́ти къ цр҃ю на о҆бѣ́дъ. и҆зшъд же прѣждерече́нныи І҆гна́тїе, пръ́выи (л. 187) ѕызди́телъ въсѣ́мъ, на стѣ́нѣ о҆стави сн҃а своего̀ І҆саі́ꙋ, пе́тыⷨ надесе́те лѣтѡⷨ сꙋ́ща, стрѣ́щи ѕыжди́те́лные съ́сꙋды, и҆де́же ѕиздаше на де́снои странѣ̀

Сѣде́шꙋ же о҆трѡ́кꙋ на стѣнѣ, ꙗ҆́висе є҆мꙋ̑ о҆трѡ́къ каже́никъ, о҆дѣа́нъ въ о҆де́ждꙋ свѣтлꙋ кра́сънъ възо́рѡⷨ, ꙗ҆́ко ѿ цр҃еви пола́ти ѿпꙋще́ннꙋ. и҆ гл҃а къ І҆саі́и: «пѡ́что не дѣ́лаютъ дѣ́ла бж҃їа ѕыждꙋщеи. нъ̑ о҆ста́вльше дѣ́ло, и҆ шъше ꙗ҆́сти съ цр҃емъ». ѿвѣща же е҆́мꙋ̑ о҆трѡ́къ, ꙗ҆́ко «госпѡ́дїе моѝ скоро прїи́дꙋтъ». и҆ гл҃а каже́никъ: «ниꙵ нъ̑ шъ́дъ р̾цѝ и҆́мъ: потъщи́тисе къ и҆сплънѥ́нїꙋ дѣла». о҆т҆рѡкꙋ же проти́въ ѿвѣщаю́щꙋ, ꙗ҆́ко «не ѡ҆стави́ти и҆́мамъ ѿ ѡ҆́рꙋдїа, да не погы́бнетъ что ѿ сїи́хъ, и҆́ми же строи́телъ є҆́смъ». реⷱ҇жѐ є҆мꙋ кажени́къ: «тецѝ ско́ро и҆ р҅цѝ и҆́мъ, да пріи́дꙋтъ ско́рѣє. а҆́з же си́це клънꙋ ти се. та́ко мн̑ѣ ст҃ыє Со́фїи, ин҃ꙗ ѕыждемыє цр҃кви, є҆́же гл҃ѥ́тсе прѣмꙋдрѡⷭ҇́ бж҃їа, и҆ не ѿи́дꙋ ѿсоу́дꙋ дóндеже възрати́шисе са́мо, здѣ́ бѡ̀ ми повелѣ́нно ѥ́сть прѣбыва́ти и҆ съхранꙗ́ти о҆ сла́вѣ Бж҃їи» сїа жѐ слыша́въ о҆трѡ́къ и҆́де ско́ро къ о҆́ц҃ꙋ свое́мꙋ и҆ къ про́чіимъ дѣлат́елеⷨ, о҆стави́в же тꙵꙋ а҆́гг҃ла гн҃ꙗ хране́ща зда́нїꙋ ѡ҆́рꙋдї́а. и҆ и҆сповѣ́да о҆́ц҃ꙋ свое́мꙋ и҆ въсѣмъ прѡ́чїимъ. въста́в же ѿц҃ъ є҆го̀, и҆ ве́де и҆҃ къ цр҃ю. ꙋ҆слыша́в же сїа̀ цр҃ь ѿ о҆трѡ́ка и҆ призва̀ въсѐ кажени́кы и҆ ѡ҆трѡ́кы своє̀ и҆ пока́за є҆мꙋ̑ всѣ́хъ по̀ є҆динѡ́мꙋ. и҆ реⷱ҇: «є҆да̀ є́сть с҅ъѝ и҆лѝ с̑ъѝ» и҆ гл҃а о҆трѡ́къ: «ни є҆ди́н же ѿ сїи́хъ. ꙋ̑бо̀ се́мꙋ кажени́кꙋ въ бѣлыⷯ҇ ѡ҆де́ждаⷯ҇ сꙋ́щꙋ и҆ ѿ възрѣнї́а є҆го̀ ꙗ҆́ко о҆́гню и҆сходи́ти» разꙋмѣ́в же цр҃ь, ꙗ҆́ко а҆́г҃глъ бж҃їи бѣꙵ и҆ прослави́въ Ба҃ и҆ радова́шесе ра́достїю не҆изрече́нною, ꙗ҆́ко ꙋ҆го́дно бы́стъ прѣ о҆́чима Гн҃и́ма дѣло є҆го̀. наи҆паче жѐ ꙗ҆́ко ꙋ҆вѣдѣ црко́вное нарⷱ҇е́нїе, є҆́же ѥ́сть ст҃а́ Софїа. сыѝ рѣчь прѣмꙋдрѡ́стъ бж҃їа занѥжѐ не бѣ̀ и҆мѣлъ пръ́вѣє нарече́нїа цр҃кве и҆ трꙋ́дь мно̑гъ бѣꙵ є҆мꙋ и҆ печа́лъ о҆ црко́внѡⷨ нареченїи цр҃ь жѐ не́пщевавъ въ се́бе съ́бѣ (л. 187ѵ) ꙗ҆́ко кто́мꙋ не възра́тити о҆тро́ка на зда́нїе, ꙗ҆́ко да храни́тъ цр҃ко́въ а҆гг҃лъ Бж҃їи даже до сконча́нїа вѣ́ка, по заклина́нїи є҆го̀ и҆́же сътво́ри

Быс́т же посты́гшїиⷨ ѕыздꙋ́щїиⷨ на выш̾шеи че́сти стѣнѣ на де́снои стра́нѣ, и҆деже чтⷭ҇на і҆́кѡна велика́го Ба҃ и҆ Сп҃са нашего̀ І҆ѵ҃ Ха҃ ꙋ҆твръ́дисе и҆ поставлъ́шїиⷨ връхѡ́вные стлъпы, и҆ начъ́ншїиⷨ зда́ти кама́ры, и҆ покры́вшїиⷨ о҆кръ́стъ, быⷭ҇ же сълꙋчи́тисе тогда̀ цр҃ю прискръ́бнꙋ бы́вшꙋ за о҆скꙋдѣ́нїе зла́та, занѥ̀ не и҆мѣти съвръ́шенїа зда́нїꙋ. и҆ быⷭ҇ въ сꙋбо́тныи дн҃ъ сто́ещꙋ ц̑рю горѣ̀ на зда́нїи, хоте́ще въздвигнꙋ́ти връ́хь. въ чась четвръ́тъіи дн҃е ꙗ҆́висе цр҃ю мꙋ̑жъ кажени́къ въ ѡ҆де́ждаⷯ҇ бѣлыⷯ҇ и҆ г҃ла є҆мꙋ: «что̑ скръби́ши, влⷣ҇кѡ» ѿвѣща́в же цр҃ь:"зданї́а радѝ въ недоꙋ́мѣнїи є҆смъ, ꙗ҆́ко не и҆ма́м съврьше́нїа дѣлꙋ». и҆ ре́че каженикъ: «заꙋ҆́тра ско́ро повелѝ прїи́ти къ мнѣ̀ вел̾мѡжаⷨ свои́мъ. и да́м̾ ти зла̾та є҆лико хоще́ши» на ꙋ҆трїа же пакы̑ пришьⷣ҇ каже́никъ и҆ гл҃а цр҃еви: «кыи́мъ повелѣвае́ши въспрїе́ти зла́то». цр҃ъ же посла съ ни́мъ Стратїга магі́стра и҆ Василїда строи́телꙗ и҆ Ѳеѡдо́сїа патри́кїа. и҆ съ ни́ми прѡчїихъ слꙋ́гъ и҃ съ двадесе́тїю мъскы. и҆ сїиⷯ҇ поѥ́мъ ка́женикъ и҆зы́де ѿ зла́тыⷯ҇ вратъ̀ и҆ пришъдшїиⷨ и҆́мъ на мѣсто Тривꙋ́лїево нарицае́мо, и҆ ꙗ҆́вишеⷭ҇ пѡ́латы но́возда́ннїи и҆ вънидѡ́ше съ кажени́кѡⷨ въ пѡ́латы кажени́к̾ же ѿвръзе и҆́мъ по́латꙋ є҆ди́нꙋ, и҆ бы́сть плъна̀ злата. и҆ є҆́два ѿвръзше дверы, и҆ насыпа́ше кыи́ждо мѣро́ю. и҆ приѥ́мше зла́то и҆ несѡ́ше къ цр҃е́ви. каже́ник же ѡ҆́ста въ пѡ́латаⷯ҇. прїе́м̾ же цр҃ъ зла́то и҆ и҆спыта́въ, и҆ бы́сть зла́та рп҃ кента́рїи и҆ ꙋдиви́се и҆ реⷱ҇ и҆́мъ: «на коє́м мѣстѣ бы́стъ» ѡ҆́нїи же възвѣстише є҆мꙋ̑ бы́вшеє и҆ шъ́дъ цр҃ъ съ прине́с̾шїими зла́то на мѣ́сто Трївꙋлїе́во. и҆ не о҆брѣтѡ́ше ни є҆диное пола́ти, ни храми́ны. и҆ ра́зꙋме цр҃ъ, ꙗ҆́ко а҆́гг҃ла Бж҃їи бѣꙵ, и҆ сеꙵ даръ є҆го̀ и҆ просла́ви Бг҃а.

Є̑гда жѐ хо́те съвръши́ти ст҃ыи о҆́лтаръ (л. 188) и҆ помышлꙗ́ше о҆ просвѣще́нїи ѡ҆кънцѣ ⷯ҇. о҆вогда̀ ꙋ҆бо̀ въ е҆ди́нꙋ кама́рꙋ просвѣще́нїе сътвори́ти ꙗ҆кожѐ и҆ въ прѡ́чїиⷯ҇ честы цр҃кве, и҆ да не мо́щно сътвори́тъ. о҆вѡ́гда жѐ дв́ѣма повелѣва́ше бы́ти. въ є҆ди́н̾ же ѿ дн҃їи. бы́стъ въ дн҃ъ сꙋбо́тныи въ пе́тыи ча́съ дн҃е, ꙗ҆́висе а҆́гг҃лъ Гн҃ъ прѣво́е ѕыжди́телю въ о҆́бра́зѣ цр҃а и҆ гл҃а є҆мꙋ̑: «сътво́ри ѡ҆кън́це трїи, въ и҆ме О҆ц҃а и҆ Сн҃а и҆ Ст҃го Дх҃а». и҆ сїа ре́къ, кꙋ́пно съ сло́вѡⷨ ѿи́де къ пола́тѣ хꙋдож́ник҆ же не мо́гыи бесѣдова́ти къ нѥ́мꙋ, занѥ̀ ско́ро ѿи́де ѿ нѥго̀, и҆ шъдъ въ по́латꙋ къ цр҃ю и҆ реⷱ҇: «тыꙵ, цр҃ю, сло́ва не и҆мѣє́ши. о҆вогда̀ ꙋ҆бо̀ вели́ши си́це, о҆во́гда жѐ въ и҆́ме О҆ц҃а и҆ Сн҃а и҆ Ст҃го Дх҃а» и҆ гл҃а́въ цр҃ь: «не ходи́лъ є҆смъ сего̀ дн҃е ѿ по́лати». хꙋдо́жник же повѣ́да цр҃ю ꙗ҆вльшеєсе є҆мꙋ̑ ви́дѣнїе, ꙗ҆́ко виде а҆́гг҃ла въ о҆́бразѣ цр҃а. и҆ реⷱ҇ цр҃ъ: «въи҆сти́нꙋ сеꙵ а҆́гг҃лъ бж҃їи бѣꙵ и҆ ꙗ҆коже ти запо́вѣда, та́ко тво́ри».

VI ꙋ҆стро́енїе же цр҃ко́вное съдѣла́нно бы́сть вънꙋ́тръю҆́дꙋ и҆ вънѣю́дꙋ. и҆ стлъ́пы и҆ стѣ́ны желѣзными пѡ́трѣбами състе́гнꙋто другъ къ дрꙋгꙋ. и҆ сꙋтъ недвижи́ми по в̾сѣхъ стѣнаⷯ҇ и҆ смѣ́шенїе тво́рах и҆звїстъ съ є҆чне́нѡⷨ и҆ скꙋде́лїю и҆ съ дрѣве́нныиⷨ ма́слоⷨ, и҆ дѣ́лахꙋ.

Посла жѐ цр҃ь въ о҆́стровъ цвѣ́тныи Васїли́да строите́лꙗ своєго̀ и҆ Ѳеѡ҆до́ра є҆па́рх̾а и҆ съдѣла́ше та́мо керамї́ды ра́внїи въ мѣрꙋ и҆ ра́внїи въ длъго́тꙋ, вели́кы, назнамена́нїи: «си́це же Бъ҃ посрѣ́дѣ ѥ҆ѐ и҆ не подвижи́тсе, поможетъ є҆ѝ Бг҃ъ ꙋ҆тро̀ заꙋ҆́тра». и҆ числе́щїиⷯ҇ количъ́ство посила́хꙋ же къ цр҃кви кꙋвли́сїа въ длъго́тꙋ и҆́ въ шири́нꙋ треⷯ҇ ла́к̾тен. мѣри́ло же бѣ́аше ві҃ керамїды ві҃ се́жнѥи. и҆ създа́ше съ ни́ми кама́ры вели́кыє. є҆гда̀ же наче́ше зда́ти връх́ь цр҃кви, по дваде́сете керами́ды зданїа твора́хꙋ ст҃лы́е же о҆ създа́нїи цр҃ко́внѣмъ мл҃твꙋ творѣ́хꙋ, и҆ пакы̑ полага́хꙋ ѕыждꙋ́щеи дрꙋгы́е дванадесе́те ре́дꙋ и҆ пакы̀ быва́ше мл҃тва. и҆ полагахꙋ ст҃лыє на въсѣ́ ⷯ҇ (л. 188ѵ) дванадесе́те редѡ̀въ мѡ́щи ст҃ыхъ. си́це жѐ твора̀хꙋ и҆ до сконча́нїа ст҃ыхъ. сътвори́ше и҆ ю҆но́шъскыи прⷣ҇ѣстое́ще. посе́м҇ сътвори́ше прѣдо́брые и҆ ди́вные мрамѡ́ры, позлати́въ съ́ставы мра́мѡрѡⷨ҇ и҆ главы̀ стлъпо́вѡⷨ҇ и҆ прѣкла́ды кама́рнїи двѡꙵкрѡ́вные. тлъща́ же позлаще́нїа бѣхꙋ, ꙗ҆́ко є҆дино́го по́лꙋ пръ́ста. покрѡ́вы же въсѐ кꙋпно и҆сте́рные о҆кръстъ д҃ при́твори и҆ въсѐ покры́въ зла́тоⷨ. мо́сты же цр҃ко́вные ꙋ҆кра́си разли́чными и҆ мнѡ̑гоѡ҆бразными мрамѡ́ры о҆крꙋже́нїе въсѐ ꙋ҆кра́си бѣ́лыми и҆ вели́кыми и҆ мнѡ̑гоцѣн́ными мрамѡ́ры

Ст҃ыи же о҆лта́ръ и҆ стлъ́пы въсѐ и҆ прѣгра́ды и҆ две́ры въсѐ, ѿ сре́бра чи́стаго, и҆ и҆́же въ о҆лта́ри четы́ри тра́пезы и҆ седь́мъ степе́нъ ст҃лъскыⷯ҇ кꙋ́пно съ і҆є҆ре́искыми и҆ съ мнѡ̀гоцѣ́нными прѣстѡ́лы съ четы́рми тре́м̾чьскыми и҆ тре́мъцъ и҆́же наⷣ҇ прѣсто́лѡⷨ҇ и҆ и҆́нїи мнѡ̑гы ве́щи сътво́ри ѿ сребра̀ чиста позлаще́нна въ тлъсто́тꙋ мнѡ̑гꙋ. тре́мъц̾ же разли҆чн́ыⷨ҇ ѕизда́нїєⷨ҇ ꙋ҆кра́си връхꙋ жѐ є҆го̀ поста́ви ꙗ҆блъ́ко въсѐ зла́то, и҆́мыи мѣ́рꙋ ні҃ кента́ри, и҆ крїнъ ѿ зла́та и҆мѣє мѣрꙋ ѕ҃ кента́рїи, и҆ връхꙋ є҆го̀ кртⷭ҇ъ зла́тъ, и҆мꙋ́щъ мѣ́рꙋ о҃ лит҇ръ. и҆ ꙋ҆кра́си и҆҃ каме́нїемъ мнѡ̑гоцѣ́нныⷨ. Ст҃ꙋю же тра́пезꙋ прѣчтⷭ҇нꙋ сътво́ри и҆ чтⷭ҇нѣи́шꙋ въсако́го зла́та и҆ сребра̀ и҆ ка́менїа мнѡ̑гоцѣ́ннаго. не́пщева́в же тако по́мыслоⷨ҇ сътвори́ти, съвъкꙋпи́въ ꙋ҆бо̀ въсакꙋ ве́щъ землъ́нꙋю ѿ зла́та и҆ сребра̑ и҆ ѿ ка́меніа въсако́го и҆ бисера̑ и҆ мѣ́ди и҆ прꙋ́да и҆ ѡ҆ло́ва и҆ же́лѣза и҆ ѿ въсѣ ⷯ҇ ве́щеи землъ́ныⷯ҇ и҆ въло́жи въ грънило ражде́женно и҆ смѣси́вше ꙗ҆. и҆ є҆гда̀ смѣси́шесе подо́бное, а҆бїе и҆́злїа трапе́зꙋ въ о҆́бразь. є҆гда жѐ и҆зсты́де, и҆зсѣкъ, и҆ постави є҆ю̀ недомысли́мꙋ и҆ подобнꙋ, коєго́ждо бо̀ и҆́хъ ѡбѡ́ихь ви́дь съвръша́хꙋ. не мо́жетъ ꙋ҆́мъ чл҃чъ разꙋ́мѣти и҆лѝ расмотри́ти добро́ти ѥ҆є҆, за є҆́же о̑во́гда зл́ата ꙗ҆влꙗшеⷭ҇ (л. 189) носе́щїимъ ѥ҅ю̀, о҆вогда жѐ сребръ́нна и҆лѝ ка́менна, о҆вогда жѐ мѣдѣ́нна, и҆но́гда же ѡ҆лове́нна и ѿ рꙋ́ди и҆ли желѣ́зна. нѡгы же, на ни́хже стои́тъ ст҃аа трапеза, и҆ степе́ны о҆кръстъ ѥ҆ѐ сътвори́въ ѿ зла́та чи́ста и҆ ѿ сребра̀ чи́ста, ꙗ҆́ко диви́тисе добро́тѣ ѥ҅ѐ въсѣ́мъ видѣщїимъ ѥ҅ю̀. и҆ сътвори́ же две́ры троє̀, прѣжⷣ҇неє ѿ сребра̀ и҆ ѿ зла́та чи́ста, и҆ и҆́нїи две́ры, ѡ҆вїи ꙋ҆бо̀ мѣдѣ́ны є҆ле҆ктро҆, ѡ҆́бїи жѐ слонѡ́ви позлаще́ннїи ꙗ҆ко бы́ти по въсѣ́мꙋ чи́слꙋ цр҃кѡвныⷯ҇ две́реи тѯ҃е въсѣ ⷯ҇ разнозрите́лныⷯ҇

Помы́сли же цр҃ь въсъ̀ цр҃ко́вныи спо́дїє сътвори́ти сре́брьнъ и҆ ꙋ҆то́лѥнъ бы́стъ ѿ а҆ѳїн̾ ѕвѣздѡ̑чътц҃ь ѿ Є҆рѡѳеа̑ въсѐсъ́вѣ́тнаго и҆звѣстише бо̀ є҆мꙋ, ꙗ҆́ко въ послѣднѥе дн҃їи прїи́дꙋтъ црⷭ҇твїа тъ́мна и҆ възмꙋ́тъ гра́дъ съ̑ѝ. цр҃ю ѿстꙋпѝ ѿ тако́ваго помышлѥ́нїа помѣтае же на въсе дн҃їи сребрьни́кы и҆ о҆брѣта́хꙋсе и҆зносе́щеи въсѝ, тъща́хꙋсе къ възноше́нїю є҆го̀. цр҃ко́в же създа́нна бы́сть десе́тїю мꙋжь тысꙋ́щъ, сыꙵрⷱ҇ѣ тмо̑ю въ ше́стїю и҆ десете лѣ́тъ и҆ д҃ мцⷭ҇а.

А҆мвѡ́н же сътво́ри ѿ ка́менїи, є҆мꙋ же и҆́ме сардо́ниⷯ҇ въ насⷣ҇тлъпы мѣсто. стлъпѡвце же сътво́ри въсѐ зла́тїи съ а҆спїдныⷨ ка́менїєⷨ и҆ съ хрі́сталїи и҆ съ самфїрѡⷨ такожде жѐ и҆ връхь а҆мвѡ́нныи сътво́ри въс̀ зла́тъ съ би́с̾рѡⷨ и҆ съ свѣ́тлыми змара́гдїи. връхꙋ́ же є҆го̀ сътво́ри крⷭ҇тъ зла́тъ и҆мꙋ́щъ р҃ ли́тръ и҆ прѣи҆мꙋщъ бисеры̑ вели́ки. въ насⷣ҇тлъпї́а же мѣсто поста́ви зла́то. о҆́устїе же ст҃го кла́денца принесѡ́ше ѿ Сама́рїе на нѥ́м же Гъ҃ на́шъ І҆с҃ Хс҃ къ самаранї́ны женѣ бесѣдо́вавъ. и҆ четы́ри трꙋбы ѿ І҆є҆рїхѡ́на принесе́ни бы́ше, є҆́же ѥ҆́стъ въ о҆́бразь трꙋ́бъ, и҆́же дръжа́хꙋ тогда̀ а҆гг҃лы, є҆гда̀ падѡ́ше стѣ́ны Є҆рїхѡ́нскыє. чтⷭ҇ныи же кртⷭ҇ъ и҆́же стоитъ нн҃ꙗ въ сьсꙋдохранителници є҆́же ѥ҆́стъ мѣра възра́ста Га҃ нашего̀ І҆ѵ҃ Ха҃, (л. 189ѵ) ꙗко́же и҆звѣстно ѥ́стъ и҆змѣрен̾ бо̀ бы́стъ ѿ вѣ́рныⷯ҇ чл҃къ и҆́же въ І҆єрлⷭ҇мѣ и҆ се́го о҆бло́жи сре́броⷨ чи́стымъ и҆ зла́тоⷨ и҆ каменїемъ мнѡ̑гоцѣнныⷨ. тъꙵ ꙋ҆бо крⷭ҇тъ и҆ до дн҃ъ́шнꙗго дн҃е не́дꙋгы разли́чные и҆сцѣлꙗ́етъ и҆ бѣсы ѿ чл҃къ проганꙗ́етъ цр҃ъ же въ вса́коⷨ стаъ́пѣ до́лѣ и҆ горѣ̀ чтⷭ҇ны́е мѡ́щи ст҃ыⷯ҇ въло́жи. сътвори же и҆ съ́сꙋды дваꙵнадесе́тыⷨ празⷣ҇никѡⷨ влчⷣ҇ныⷨ зла́тыⷯ҇ сщ҃енными и҆ мнѡ̑горазли́чными ѡ҆бра́зы и҆ пакы̑ ѿ є҆ѵ҃лїа, сщ҃е́нныⷨ рꙋкѡ̑мыє и҆ го́л̾це комка́лнице чтⷭ҇ные и҆ блю́да въса̀ зла́та съ каме́нїєⷨ мнѡ̑гоцѣнныⷨ и҆ мѣдї́ю, чи́слоⷨ ты́сꙋща, ѵ҆ндї́кїе зла́тїи съ каме́нїєⷨ мнѡ̑гоцѣ́нныⷨ т҃, вѣнъцъ̀ р҃ да бꙋ́детъ въ кыи́ждо пра́здникъ разли́чнїи. сътво́ри же и҆ пла́ты комка́нные тысꙋща въсѐ зла́тїи съ мѣдїю и҆ ка́менїемъ мнѡ̑гоцѣ́нным и҆ є҆ѵ҃лїи т҃ по двѣма кента́рїи зла́та, кади́лницъ лѕ҃ въсѐ зла́тїи съ каменїєⷨ по є҆ди́нои кента́рїи, и҆ свѣти́лникъ т҃ и҆мꙋ́щъ въса́кыи по м҃ литр̾, и҆ ве́ликыⷯ҇ канди́лъ а҆мвѡ́нныⷯ҇ и҆ ѡ҆лта́рныⷯ҇ съ двѣ́ма же́нскыма и҆ съ притвѡ́ры ѕ҃ тысꙋ́щъ. ꙋ҆стави же прїєтїе тѯ҃е ѿ Є҆гѵпта же и҆ І҆ндї́є и҆ ѿ въсто́ка и҆ ѿ А҆сїє и҆ ѿ за́пада събра̀ по́трѣбꙋ цр҃кви тако́выи же пра́здникъ ꙋ҆ста́ви въз́ымати масла дрѣвѣнаго тысꙋ́щꙋ скꙋделникъ и҆ на т҃ скꙋделникъ хлѣбѡ̀въ тысꙋщꙋ. поста́ви же клирі́кы тысꙋщꙋ ѿ ст҃ите́лъ до послѣдныⷯ҇ пѣвцъ р҃ раздѣлꙗю́щїихсе на двꙵѣ неде́ли да́стъ же и҆ клиро́сꙋ о҆ко́лнѥе ке́лїе по чи́нꙋ и҆́хъ и҆ пѣвцеⷨ҇ храми́ны по сто́анїꙋ и҆́хъ

Сътвори́ же и҆ крⷭ҇тъ вели́кыи златыи ѿ въсако́го каме́нїа, и҆мꙋща цѣнꙋ и҃ ке́нтарїи зла́та и҆ свѣти́лѣ двꙵѣ вели́цѣ ѿ стъкла чи́стаго, и҆мꙋще нѡ́ты зла́тїи въсѐ по є҆ди́ного кента́рїа и҆ връхꙋ постави на ниⷯ҇ свѣщи двꙵѣ вели́цѣ позла́щенѣ съ каменїемъ мнѡ̑гыⷨ҇ цѣнныⷨ҇ цѣно́ю є҆дино́го кента́рїа. сътво́ри же (л. 190) и҆ и҆́нныⷯ҇ свѣти́лъ н҃ прѣвели́кыⷯ҇ ѿ сребра̑ чи́ста и҆ и҆́ных҆ же свѣти́лъ сътвори с҃ въ высо́тꙋ мꙋжеви є҆дино́мꙋ, да стоет҇ въ о҆лта́ри а҆мвѡ́н же тъ́кмо о҆дѣа́въ въсего̀ зла́та да́ны є҆́же възыма́ше ѿ Е҆гѵ҃пта тѯ҃е кента́рїи и҆ тысꙋщꙋ мно́гажди възыма́ше.

Вели́кыи же ꙋ҆бѡ̀ Кѡнстан̾тїнъ ѿ Са́ворїа ца́ра пе́рскаго и҆ ѿ и҆́ныⷯ҇ мнѡ̑гыⷯ҇ ꙋ҆ста́ви пръвїе ꙋ҆бѡ̀ цр҃кви оу҆ста́вы прїема́ти, сеꙵ же ѿ є҆дино́го Е̑гѵ́пта и҆ма́тъ ꙋ҆вѣдѣ́нїе такова̀ цр҃кви и҆ кро́мѣ сщ҃е́нныⷯ҇ съ́сꙋдъ и҆ се́лъ и҆ ѿ прихѡ́дещїиⷯ҇ тꙋнѥ̀ ѿ въсакоѝ ве́щи двѣ ты́сꙋщи и҆ с҃ кента́рїи зла́та.

І҆ꙋ҆стїнїа́н же цр҃ь є҆ди́нъ наче́тъ и҆ є҆ди́нъ съврьши ст҃ꙋю Со́фїꙋ чюдо же о҆бдръжа́ше тогда̀ зре́щїиⷯ҇ тако́вꙋю цр҃ко́въ, ꙗ҆́ко блиста́шесе ꙗ҆ко свѣтъ быⷭ҇ бо̀ въса̀ свѣтла̀ ѿ зла́та же и҆ сребра̀ и҆ мѣди блъсте́щеєсе и҆ ѿ про́чаго въсего̀ ꙋ҆краше́нїа. ниѕꙋ же попⷣ҇о́дїе не ма́ло ꙋ҆дивлѥ́нїе виде́щїиⷨ бѣ́ше, мрамо́ра бо̀ разли́чїе ꙗ҆́ко мо́ре види́мо бѣꙵ и҆́ ꙗ҆́ко рѣ́кꙋ при́снотекꙋщꙋ, четы́ри бо цр҃ко́вныє рѣки наре́че и҆сходещеє и҆з ра́ꙗ и҆ по́ложи за́конъ, да когѡ́ждо по грѣ́хѡⷨ свои́мъ ѿлꙋчає́се ста́нет҇ на ниⷯ҇. сътво́ри же кртⷭ҇или́ще о҆кръ́стъ кладе́нца и҆ притво́ръ лъ́вы ка́менни и҆зносе́ще во́дꙋ ѿ ꙋ҆́стъ своиⷯ҇ на ѡ҆мы́венїє прѡ́стыⷯ҇ лю́дїи на де́снѣи же странѣ̀ сътвори мо́ре пе́ди є҆ди́нои възвы́ш̾ше, ꙗ҆́ко въсходити во́дѣ, лѣстви́цꙋ жѐ є҆ди́нꙋ на въсхожде́нїе ст҃лѥ́мъ поста́ви прѣмо ли́цꙋ прїемлю́щомꙋ во́дꙋ и҆ съдѣла дваꙵнадесе́те лъвѡ̑въ и҆ сръ́ны ѡ҆́рлы же и҆ заѥ́це и҆ те́лце и҆ вра́ны по дваꙵнадесе́те сътво́ри. и҆ во́да и҆схожда́ше ѿ ꙋ҆́стъ и҆́хъ на ꙋ҆мыве́нїе ст҃лѥ́мъ. мѣсто же наре́че львѡ̑вы, и҆деже възви́же храмы́нꙋ позлаще́ннꙋ да хотѣ́щꙋ є҆мꙋ̀ въ цр҃кви спа́ти въ неѝ. красотꙋ́ же ꙗ҅коже прѣжде реко́хѡⷨ и҆ прѣвели́чъство (л 190ѵ) добро́ты та́ковые цр҃кви кто̑ и҆сповѣ́стъ

VII. Вели́кыи же цр҃ъ І҆ꙋ҆стїнїа́нъ съврь́ши ст҃ꙋю Софї́ꙋ съ всѣми съсꙋды мцⷭ҇а се́птем̾брїа кѕ҃. и҆зшъ́д же и҆с пола́ти и҆ прїи́де въ две́ры а҆вгꙋ́сталїа и҆ сѣдь на четвороно́снѣи колѣсници и҆ закла́въ волѡ̑въ тысꙋ́щꙋ и҅ ѡ҆́вцъ ѕ҃ тысꙋщъ и҆ є́ле́нъ х҃. сви́нїе ты́сꙋща, петлѡ҆въ и҆ кокѡ́шъ л҃ тысꙋщъ, пщени́це двѣꙵ тысꙋщи и҆ т҃ спꙋдѡ̑въ и҆ да́стъ сїа̀ ꙋ҆бѡ́гыⷨ въ тъꙵ дн҃ъ до третїаго ча́са. пришъ́дшꙋ же є҆мꙋ къ кра́сныⷨ две́рѣмъ съ патрї́архѡ Е҆ѵ̾ѳі́хїємъ, и҆ ѿтръгнꙋ́все ѿ пат҇рїархо́вꙋ рꙋкꙋ те́къ до а҆м̾во́на, и҆ въздви́же рꙋцѣ на нб҃о и҆ ре́че: «слава̀ сподо́блъшомꙋ тако́вое дѣло съвръши́ти ѡ҆ Саломѡ̑не, ꙗ҆́ко не сътвори́лъ е҆сѝ тако́выє красѡ́ты въ до́мꙋ Гн҃и сътвори́ти, въ ст҃а ст҃ыхь. ꙗ҆́коже а҆́зь ꙋ҆строи́хъ» по въхо́дѣ же да́стъ лю́демъ зла́та трїи кента́рїи, стра́тїгꙋ же магі́стрꙋ сїа просыпа́вшꙋ на землю̀. заꙋ҆тра же сътво́ри ѿвръзе́нїе, бо́лше пръ́выⷯ҇ закла́въ жръ́твъ, и҆ до ст҃ыⷯ҇ бг҃оꙗ҆влѥнїи и҆ до петыⷯ҇ на десете дн҃еи пи́ръ въсѣмъ тво́раше, бл҃годаре Ба҃ си́це скончав́шаго жела́нїе дѣ́ла своего̀, и҆ радова́шесе въ се́бе до сконча́нїа живо́та своего̀

По прѣшъ́ствїи же є҃ лѣтъ по зданїи ст҃ые цр҃кви Софї́и, въ вто́роє лѣ́то црⷭ҇тва І҆ꙋ҆стї́анова въ четврьтоⷦ҇ въ ѕ҃ ча́съ дн҃е па́де въсесла́вное цр҃ков́ное трꙋ́ло, и҆мꙋщее высо́тꙋ иі҃ се́жнѥи и҆ съкрꙋши тако́выи прѣсла́вныи и҆ чю́дныи а҆м̾во́нъ. и҆ побѝ въсѐ ꙋ҆краше́нїе, сардо́нїа же и҆ замві́кїи, самфі́р̾ же и҆ жемчю́гъ и҆ стъклїа и҆ чи́стое стъкло, и҆ златна насⷣ҇тлъпї́а, и҆ стлъ́пы и и҆́на мнѡ̑га ꙋ҆краше́нїа. про́чеє же че́сти връха прѣбы́ше недвижи́ми цр҃ъ же І҆ꙋ҆стїа́нъ призва́въ прѣжде зда́вшаго хꙋдожни́ка Миханї́ꙋ и҆ въпраща́ше вини̑ тако́вые паде́нїю връ́ха ѡ҆́н же реⷱ҇ є҆мꙋ̑ (л. 191) ѿц҃ь твоѝ мнѡ̑го тъща́нїе и҆́мыи о҆ тацѣи цр҃кви, се́го радѝ чи́сто съврь́ши ѥ҅ю̀, потъща́все и҆ ѿѥ҆́тъ ско́рѣє по стѣнаⷯ҇ стѡали́ща и҆ сќоро поⷣ҇писавь мꙋсѵкї́ею, и҆ ꙗ҆́ко высо́кꙋ сътво́ривъ ѥ҅ю̀, ѿвъсꙋ́дꙋ ꙋ҆зы́рати и҆ ꙗ҆́ко ѿсѣкаю́ще по стѣ́наⷯ҇ хꙋдожнн́ци ꙋ҆твръжденїа на ни́хже стое́ще зда́хꙋ мѣта́хꙋ до́лѣ и҆ ѿ мѣта́нїа то́го разсѣда́хꙋсе ѡ҆снов́анїа и҆ не ꙋ҆дръжа́все връхъ, си́це тако́вое паденїе бы́стъ.

Цр҃ъ же пославъ въ о҆стро́въ цвѣ́тныи, и҆де́же и҆ ѿц҃ъ є҆го̀ посла́лъ бѣ́ше и҆ сътвори́ше плі́нѳы, ꙗ҆́коⷯ҇ и҆ пръвѣе, въ высо́тꙋ єі҃ се́жнѥи бо́аше же се да не па́детъ ꙗ҆кожѐ и҆ пръвоє, ѡ҆стави́в же по стѣнаⷯ҇ дрѣва ꙋ҆твръжде́нїа є҆диного лѣ́та, дóндеже разꙋмѣше, ꙗ҆́ко ꙋ҆твръди́се. а҆мво́на же не мо́же сътвори́ти ꙗ҆́кожѐ и҆ пръва́го. сътвори́ же и҆ ка́менїемъ и҆ стлъпїемъ сребръныⷨ҇. подобїе жѐ тако́выⷯ҇ не възмо́же сътвори́ти послае́ же Мана́сїю къ патри́кїю въ о҆стровъ Прꙋсїи́скыи сътвори́ти мрамѡ́рїа ꙗ҆ко же види́ми сꙋтъ въ о҆́бразь землѥ̀ и҆ и҆́ные же мрамѡ́ры въ о҆́бразь рѣ́ки съходе́щеє къ мо́рю, є҆гда́ же ѿбсѣ́кше стѡа́лища връ́ха и҆ хо́тѣхꙋ па́сти дрѣ́ва на землю̀, наплъни́ше цр҃ко́въ во́ди петї́ю ла́ктꙋ высо́тꙋ и҆ тогда̀ мета́хꙋ дрѣвѣ́са въ во́дꙋ, и҆ непотресѡ́шесе ѡ҆сно́ванїа по сїих̾ же мꙋсїкїею поⷣ҇пи́са. и҆ сто́итъ та́ко до дн҃ьшнꙗго дн҃е

Пакы̀, понѥжѐ сꙋдбы бж҃їе бе́здна мнѡ̑га, и҆ кто̑ и҆зчът́етъ пꙋ́тіе є҆го̀, минꙋ́вшꙋ жѐ шестотысꙋ́щномꙋ и҆ седь́мъсътно́мꙋ и҆ пръвонадесе́томꙋ ѿ създа́нїа ми́рꙋ лѣтꙋ, въ ше́стотысꙋ́щное и҆ се́дмь съ́тъ и҆ вътронадесетое лѣто́, цр҃твꙋю́щꙋ Алеѯї́ю Дꙋкѣ въ Кѡнста́нтїнѣ градѣ, прищъ́дше Фрꙋ́ѕы на Конста́нтїнъ граⷣ҇ и҆ в́рата желѣзна разби́вше пристꙋ́пи́ше къ гра́дꙋ о҆́гнъ въвръ́гше ѿ четы́рѣ ⷯ҇ стран̀ъ въ гра́дѣ и҆ пожеже́нъ бы́стъ гра́дь и҆ цр҃квы, (л 191v) и҆ неска́занїе лѣпо́тою, и҆́м же чи́сла не вѣ́дѣ и҆сповѣ́дати. и҆ ст҃ѣи Софїи притво́ръ пого́рѣ, и҆де́же пат҇рїа́рсы въсѝ напи́сани бѣхꙋ, ѵ҆пподро́мїе до мо́ра и҆ до сꙋди́лища поⷣ҇ цр҃е́въ затво́ръ пого́рѣ. цр҃ь же А҆ле́ѯїе не́тїа своего̀ А҆ле́ѯїа І҆саакова сн҃а, съ ни́м же бѣхꙋ Фрꙋѕы приш́ли къ Цр҃игра́дꙋ, жи́ва не́ дастъ и҆ ѿтолѣ Фрꙋѕы печа́лнїи бы́вше и҆ ре́ше сам́и къ себѣ: «ѿ нн҃ꙗ а҆́ще нѣ́стъ на́мъ І҆саа́кова сн҃а, съ ни́мже є҆смы̀ при́шли, лꙋче ны̀ є҆́стъ ꙋ҆мрѣ́ти ꙋ҆ Кѡнста́нтїновꙋ гра́дꙋ, нежелѝ съ сра́моⷨ ѿти́ти». ѿтолѣ наче́ше бра́нъ състраат́и къ гра́лꙋ, и҆ пꙋсти́вше о҆́гн̾ь на хра́мы, ꙗ҆коже и҆ прѣ́жде, и҆ поже́г̾ше гра́ ⷣ҇ ѿ высо́кых же ска́лъ на гра́дѣ, и҆́же сътвори́ше, бїа́хꙋ Гръкы и҆ Варꙋгы и҆ каме́нїемъ и҆ сꙋли́цами. и҆ тако възе́ше свѣ́тлыи и҆ славныи Цри҃граⷣ҇ тогда̀ цр҃ь и҆збѣ́гъ и҆ пат҇рїарⷯ҇ь и҆ въсѝ бѡлꙗ́ры. Фрꙋѕы же въсѝ вънидѡ́ше въ граⷣ҇ а҆прилїа ві҃ въ пнⷣ҇е́

Заꙋ҆тра же сл҃цꙋ въсходе́щꙋ вънидѡ́ше въ ст҃ꙋю Софї́ю и҆ ѡ҆драше две́ры и҆ разсѣкѡ́ше а҆м̾во́нъ, и҆́же бѣше въсь̀ сре́бромъ ѡ҆кова́нъ ѿбъсꙋдꙋ и҆ стлъ́пы сребрь́ные ві҃ тѐ. и҆ че́тыри кѵвѡ́тніи и҆ те́м̾бло и҆зсѣкѡ́ше и҆ ві҃ тѐ крⷭ҇та и҆же бѣхꙋ на ѡ҆лта́реⷨ и҆ мѣ́ждꙋ и҆́ми ши́пкъі ꙗ҆́ко дрѣ́ва бы́ш̾ше мꙋ̑жа и҆ прѣгра́ды ѡ҆лта́рные мѣ́ждꙋ стлъ́пы, и҆ сеꙵ вьсѐ сре́бръно мнѡ́гоцѣ́нныи ка́менъ и҆ вели́кыи жем̾чю́гъ и҆ тра́пезꙋ чю́днꙋю о҆́дра́вше, невѣдо́мо о҆ нѥѝ где сїю̀ ѿне́с̾ше гл҃ют же, ꙗ҆́ко пловѣ́щеи съ нѥю̀ въ го́рнѣмь мо́ри потоплѥ́ни бы́ше, и҆ сїа̀ ѥ́стъ въ мори, и є҆гда̀ сл҃ньчна лꙋча о҆пре́в̾ши на мѣ́сто о҆нѡ̀, стлъ́п же ꙗ҆́ко ѿ огнꙗ̑ зри́тсе да́же до нб҃съ и҆ канди́ла и҆ свѣти́ла вели́ка сребръ́нна, ꙗ҆́же не мо́жемъ числа и҆сповѣдати, съ праз́дничными съ́сꙋды мнѡ̑гоцѣ́нными є҆ѵⷢ҇лїа же и҆ кртⷭ҇ы чтⷭ҇ные и҆ і҆кѡ́ны мнѡ̑гоцѣнные въсѐ о҆́дра́ше и҆ м҃ кади́лницъ чи́стаго зла́та въ пѡла́тах же и҆ въ стѣ́наⷯ҇ (л. 192) и҆ въ съ́сꙋдохраните́лници, и҆́мже нѣ́стъ чи́сла сребра̑ и҆ зла́та и҆ мнѡ̑гоцѣнныⷯ҇ съсꙋдъ

Ст҃ꙋю жѐ і҆конꙋ Бц҃и и҆́же въ Влахе́рнаⷯ҇, на нюже Дх҃ъ Ст҃ыи по въсѐ пе́ткы съхожда́ше, и҆ сїю̀ о҆дра́ше. и҆ные же цр҃кви не мо́жетъ чл҃къ сказати въ гра́дѣ и҆ вънѣ гра́дѣ и҆ въ мѡнасты́рѣ ⷯ҇ разграби́ше вьса̀ а҆ и҆́же чю́днꙋю ѡ҆дїги́т҇рїе і҆кѡ́нꙋ, и҆́же по градꙋ хожда́ше ст҃аа Бц҃а, дѡбрыми люд̾ми съблюде́се. сїю же съписалъ ѥ́стъ є҆ѵ҃лі́стъ и҆ а҆́плⷭ҇ъ Лꙋка̑ и҆ до нн҃ꙗ твори́тъ чюде́са и҆ до се́го дн҃е стоа́нїа же фрꙋжъскаго̀ и҆же въ Цр҃игра́дѣ ѿ деке́мврїа до а҆прі́лїа до́ндеⷯ҇ прїеше граⷣ҇ и҆ цртⷭ҇вовавше ѯв҃ лѣ́тѣ въ Кѡнстанті́нѣ градѣ до дн҃їи бл҃гочтⷭ҇и́ваго А҆ндрѡни́ка Палеѡ҆лога съꙵ ѿ рꙋкъ и҆́хъ граⷣ҇ прѣ́єтъ нн҃ꙗ же въ нѥⷨ цар̾ствꙋющꙋ и҆змаи́лтъскомꙋ ца́рꙋ А҆ми́ре Сели́мꙋ, лѣто же нн҃ꙗ текꙋщее зо҃и то́гда же и҆ лꙋна̑ помръче́ мцⷭ҇а а҆при́лїа іг҃ и҆ пакы̀ помрь́че мцⷭ҇а а҆вгꙋ́ста є҃ дн҃ъ ѡ҆сма ѥ҆́стъ тысꙋ́ща и҆ послѣ́днꙗ да плъни́тсе нꙋдⷤ҇е́ю и҆ скръ́бїю и҆ гла́дꙋ бы́вшꙋ повъсꙋ́дꙋ въ лѣ́то сїє̀ и҆ ра́ты вели́кыє съ ѵ҆та́лскыⷨ є҆зы́коⷨ

IV. Библ. Имп. Новороссийского Унив., № 68, лл. 24–30аѵ.40 (О2)

(л 24–1) Ѡ҆ бытїи и҆ сьзаⷣ҇нїи ст҃ѣи҆шїе бж҃їе вели́кыѥ и҆ мт҃ре цр҃квамь ст҃ые Со́фїе Кѡⷩстандїна граⷣ҇

I Сїю̀ бж҃їю вели́коую цр҃квь, и҆же нн҃ꙗ ст҃оую Сѡ́фїю и҆меноуѥ҆моую, прь́вѣе оу҆бѡ вьзвⷣ҇иже вели́кыи (л. 24v–1v) Кѡⷩстантїнь, положи тоу дльготноу, побⷣ҇ноу сꙋщꙋ хра́моу ст҃го А҆гаѳонїка и҆ ст҃го А҆какї́а и҆ сьврьшивь сїю̀, положѝ стльпы мрамѡрѣни ѡ҆крⷭ҇ть и҆ на ниⷯ҇ и҆стоуканаа моужепобⷣ҇їа мно́га и҆ ꙋ҆довлѣ и҆ прѣбыⷭ҇ таковѡѐ занⷣ҇їе лѣт҇ од҃. вь лѣтѣх же Ѳеѡ҆досїа вели́кааго на вторѡⷨ сьбѡрѣ иже вь Кѡⷩстаньтїнѣ гра́дѣ бы́вше, вьзбѣси́вшеⷭ҇ а҆рїа҆ни и҆ крамолꙋ и҆ метежь повⷣ҇игше, сьжегоше покро́вьта вьсѥ цр҃кве. Нектарїѥⷯ҇ ст҃рѣи҆шїи патрїархь сѣдѣше въ ст҃ѣи И҆рини вь дрѣвнѥи. ѥ҆юже вьзвⷣ҇иже и҆ тоуꙵ вели́кыи Кѡⷩстантїнь. прѣи҆дошеⷯ҇ лѣтѣ в҃ стоꙗ҆ше непокрь́вена. цр҃ь же Ѳео҆до҆сіе великы́и повелѣ Роуфїноу магистрꙋ и҆ покри́ть сїю̀ мно́гѡцѣнниⷨ҇ и҆ зѣлⷣ҇анныⷨ҇ мрамѡрїеⷨ҇ вь петоеⷯ҇ лѣто цртⷭ҇вїа І҆оу҆стїнїа҆на вели́кааго, повьнѥ́гаⷣ҇ быт҇ закланїю вь и҆пподро́мїи41 л҃ сет бо и҆ є҃ тисꙋ́щь ꙋ҆биѥ́ни бы́ше тамо. за еⷯ҇ наре́щисе ѿ двоиⷯ҇ наро́дныиⷯ҇ че́стеи И҆патоу и҆ патрїкію42 ѿ че́сти венетьскыѥ. вь петоѥⷯ҇ ѹ҆бо лѣто, ꙗ҆коже ресⷱ҇е, І҆ꙋстінїанова цр҃ьствїа вьхⷣ҇ноу Бь҃ вь помысль є҆го сьзⷣ҇ати хра́мь, ꙗ҆ковеⷯ҇ не сьзⷣ҇дань быⷭ҇ ѿ А҆да́ма.

II. Написа же ꙋ҆бѡ во́евѡдаⷨ и҆ сатрапѡⷨ сꙋ́дїа҆м же и҆ даносьвькоупителѥ́м и҆ трьгоберцемь ѿ вьса́кыиⷯ҇ стра́нь мѣстоположенїи, и҆зысковати повьсꙋ и҆ и҆́зь҆обрѣтати стльпїе мрамѡрѣно, и҆ тврьдости и҆ полⷣ҇аганїа вьдрꙋженіѡⷨ, и҆ прѣви́ше стльповь и҆зьо҆главленїа и҆зреднѣи҆шаа, и҆ наклонителнаа прь́сеⷨ, и҆ четвороꙋ҆гльное мрамѡ́рице. и҆ ѡ҆кньцеⷨ и҆ дверцемь и҆ прѣграмⷣ҇ь ключимаа, и҆ про́чꙋю и҆ноу̀ бьсоу̀ вещь и҆ потрѣбꙋ. вьси жѐ оу҆́бѡ и҆же ѿ нѥго повелѣнныи о҆брѣтш ѿ идольскыиⷯ҇ жрь́твищь и҆ ѿ древныиⷯ҇ и҆ сьстарѣвшыиⷯ҇се банѥѝ и҆ храмѡвь и҆ сьвькꙋ́пльше, посла́ше цр҃ви І҆ꙋ҆стїнїа҆ноу сь писанми ѿ вьса́кого мѣстоположенїа, вьстока же (л. 25‒2) и запаⷣ҇, сѣвера же і҆ ю҆га и҆ ѿ вьсѣ ⷯ҇ о҆стро́вь. и҆ ѡсмь оу҆бо стльповь ѡ҆нѣ ⷯ҇ ри́мьскыиⷯ҇ ꙗ҆ко де реⷱ҇ Плоута́рхь прѡтасиг̾ри҇ть І҆оу҆стїнїа́нѡвь, жена̀ нѣ́каа посла̀ ѿ Ри́ма и҆менеⷨ Маркїа и҆машеⷯ҇ тѣ ⷯ҇ вь приложенїе бра́ка себѣ ѿ о҆тьчьскаго ждрѣбїа. стоꙗ҆хꙋ бо сыи вь Ри́мѣ, вь хра́моу сл҃нца сьзⷣ҇анномь ѿ А҆врїлиа҆на цр҃а прѣдавшаго себе Пер̾сѡⷨ и҃ же зеленныиⷯ҇ стльповь дѡⷭ҇чю́дныиⷯ҇ ѡ҆нѣ ⷯ҇ принеⷭ҇ Кѡⷩстантїнь воєвода ѿ Е҆феса, и҆ зѣлⷣ҇анныиⷨ о҆боиⷨ43 соу́щемь прѣрⷣ҇енⷱ҇на де оу҆бо жена̀ Мар҆кїа написа цр҃ви сице: ꙗ҆ко посла́х ти стльпы равни дльготою и шыротою и҆ мѣрою прочеѥⷯ҇ стльпы, ѡ҆вы̀ ꙋ҆́бо ѿ Кѵзика, ѡ҆вїѥⷯ҇ ѿ Троꙗды, дрꙋ́гыѥⷯ҇ ѿ о҆кртⷭ҇ныиⷯ҇ и҆ запанⷣ҇ыиⷯ҇ і҆ є҆лладьскыиⷯ҇ о҆стро́вь, вельмоужїе цр҃ви посла́ше побⷣ҇нѣ же и҆ прочюю ве́щь вьзложише вьса жѐ ѹ҆́бо потрѣба и҆ ве́щь вь всѣ ⷯ҇ се́дмыиⷯ҇ и҆ полоу сьбрасе лѣтѣ ⷯ҇ Вь два́надеⷭ҇тоѥⷯ‍҇ црⷭ҇твїа свое҆го наче І҆оу҆стїнїань разарати ѥⷯ҇, ꙗ҆коже реⷱ҇се, и҆же ѿ вели́кааго Кѡⷩстантїна сьзⷣ҇анныи хра́мь и҆ раздраѥ҆моую ве́щь о҆собнѣ полагати. ниже бо̀ и҆мѣше вь потрѣбѣ сїю̀, за ѥⷯ҇ прѣмнѡ́гоую и҆ бесчи́сльноую ве́щь о҆уготовыти

III Начетеⷯ҇ прѣкоуповати храмины ѿ и҆хже тамо приближающіиⷯ҇се, и҆ прь́вѣе вдовице нѣкоторїе и҆менеⷨ А҆́нни храмини цѣнѥни бы́ше златиць литрь п҃ и҆ пет҇. о҆нои҆ же не хо́тещи сїѐ продати, посла̀ ко нѥи цр҃ь мно́гые ѿ вельмоужен своиⷯ҇ на мл҃ѥнїе и҆ ничто̀ же оу҆спѣваахꙋ потом же пришⷣ҇ь и҆ са́мь цр҃ь молꙗшеⷭ҇ ѥи ѡ҆на жѐ, видѣвши цр҃а, припаде кь нѥмоу мл҃ещисе и҆ гл҃ющи: «цѣноу ꙋ҆бо вьзети не хо́щоу на храминаⷯ҇ и҆ домѡⷯ҇ моиⷯ҇ вь храмѣ же, є҆гоже хо́щеши сьзⷣ҇ати, прошоу тебѣ ꙗ҆ко да и҆мамь и҆ а҆́зь мьзⷣ҇оу вь дн҃ь соу́́дныи44 и҆ погребоусе близоу хра́мѡвь и҆ дѡмꙋ моє҆го». ѡ҆бѣщаваашеⷭ҇ ѥ҆и цр҃ь (л. 25v‒2v) погребьстисе ѥи та́мо по сьврьшенїи хра́ма и҆ поминатисе непрѣстанно, ꙗ҆ко своѐ стежанїе придавшы ѥⷭ҇ же мѣсто хра́минь и҆ домꙋ ѥѥ сьсꙋдохранилница вьса̀.

И҆меноує҆мо ст҃ыи стоуденць и҆ ст҃ыи жрьт҇вникь вьсь и҆ мѣсто а҆мвѡ́на и҆ даже до полꙋ хра́м бѣ́ше мѣсто храминь ѡ҆стїа҆рїа45 нѣкоторааго є҆ѵнꙋха, и҆менеⷨ А҆нтїѡха, еⷯ҇ оу҆цѣнишеⷭ҇ вь литрь иі҃ те злат҇ негодꙋющꙋ же є҆моу и҆ не хо́тещꙋ де ѥ҆моу сіеꙵ продати, любопра́веднь сыꙵ цр҃ь и҆ не хо́те ѡ҆неправдовати кого, печаловаꙵше скрьбещꙋ же ѥ҆мꙋ и҆ не и҆моу́щꙋ что̀ сьтворит҇, Стратігї́е магистрь, и҆же и҆ црⷭ҇кыиⷯ҇ и҆манїи хранитель и҆ цр҃ви бра́тотво́рць,46 ѡ҆бѣщаваашеⷭ҇ цр҃ви ꙋ҆строи҆ти сїе҆ прѣмоудро́стїю и҆ кьзьньстбѡⷨ и҆бо̀ прѣрⷣ҇енⷱ҇наго ѡ҆стїа҆рїа любозри́телна вѣдыи и҆пподромїю сꙋща. вьложѝ є҆го магистрь вь тьмницоу вь дн҃ь коньскааго и҆гранїа. ѡ҆неⷯ҇ начеть зва́ти и҆с тьмнице и҆ гл҃ати: да ꙋ҆зроу коньское и҆гранїе и҆ волоу цр҃вꙋ сьтворꙋ приведошеⷯ҇ ѥ҆го вь оу҆стїе сѣдалища, и҆деⷯ҇ ѡ҆дѣваашеⷭ҇ цр҃ь, и҆ вѣньчавааше багрѣницею и҆ вѣнцемь, и҆ тамо сьтворѝ продательство поⷣ҇писавшоу кѵє҆сторꙋ и҆ сиглитоу вьсе́моу прѣжⷣ҇е даже не коне ѡ҆боучити47 о҆бразь бо бѣше ѿ древнꙗꙵго. ꙗ҆ко, вьнѥгда вьсхо́жаⷣ҇аше цр҃ь на сѣдалище. течаахꙋ о҆бьꙋ҆чителнїи и҆ прѣ ⷣ҇и҆справлꙗющеи ко́нѥ. и҆ занѥже тогⷣ҇а закьснѣше вь врѣме продаанїа хра́минь є҆вноухѡвѣ ⷯ҇, дажѐ до днⷭ҇ь празни и҆схо́деть правителиїе колеснице кроме ко́нѥи

Деснаа же че́сть женьскыѥ припрати дажѐ до стльпа ст҃го Васи́лїа мѣсто бѣше Ксе́нофѡнта нѣкоє҆го хꙋдожьствѡⷨ васи́лискарїа, и҆же и҆ хо́те прѣпродати хра́мини своѐ, просѝ цр҃еви не тькмо цѣноу вьзети сꙋгꙋбꙋю, ньꙵ ꙗ҆ко да и҆ вь дн҃ь ко́ньскааго и҆гранїа покланꙗѥ҆тсе (л. 26‒3) и почитаетсе ѿ вьса́дникь. наро́дниꙵм еⷯ҇ и҆ вьсе́мꙋ сиглитоу ре́кшыимь цр҃еви, н[е]достои҆ть ѥ҆моу си́це покланꙗтисе, развѣ цр҃ви є҆ди́номоу. повелѣ цр҃ь кь посⷣ҇мїа̀нїю сѣдещоу сьзади покланꙗтисе є҆моу ѿ срѣдыдвернїихь кагкелеи, прѣжде даже не вьзыти вьсадникѡⷨ на колеснице и҆ сіѐ оу҆довлѣ до дн҃еи бл҃гочтⷭ҇ваꙵго цр҃а и҆ багренноро́днааго кѷрь Васи́лїа. сьꙵ бо чтⷭ҇ные и҆кони постави покланꙗтисе, Влⷣ҇кы Ха҃ и Прѣст҃ыѥ Бц҃е и҆ чтⷭ҇нааго Прѣдитече си́це же покланꙗѥ҆мь бѣше прѣрⷣ҇енⷱ҇ныи Ксено҆фѡ́нть, хламидою свѣтлою ѡ҆дѣа҆нь ѿ вѷсса, и҆ кне́ꙁь прѣи҆сподныиⷨ҇ и҆меноваше

Лѣваа же стра́на ѿ сьвыше и҆ дажѐ до стльпа ст҃го Гри́горіа и҆ ѿ хра́мь че́сть нѣ́каа бѣхꙋ жилища и҆ храмины є҆ѵноуха нѣ́которааго Харитѡ́на, по реклѡⷨ҇ Хіно́пода. и҆ сь бл҃годарениє̀мь ѿдаⷭ҇ сіѐ цр҃ви на соугꙋбѣи цѣнѣ.

Оу҆равнѥннаа же че́сть хра̀ма и҆ ꙋ҆мивалница и҆ припраты вьсѐ и҆ ѡкртⷭ҇наа иⷯ҇ дѡⷨ бѣше Даміа҆на патрикіа селевькіа҆ніна, и҆же и҆ оу҆цѣнѥнь бы́сть вь литрь зла́та ѕ҃ и҆ сь мнѡ́гыиⷨ веселіє҆мь ѿдаⷭ҇ є҆го и҆ сь всѣми храминами цр҃ви

IV. Цр҃ь же оу҆́бо, размѣривь мѣсто и҆ ѡ҆брѣть вѣнцꙋ поⷣ҇бнь о҆крꙋжнѣ ка́мень ѿ жрьт́ьвника и҆ дажѐ до долнааго ѡ҆крꙋга, ѡ҆снова ѡ҆крⷭ҇ть вьдроуженіа сте́пенемь вели́кааго свода ѿ о҆крꙋга же и҆ даже до д҃ хь припратеи о҆брѣте мѣсто̀ мокротно и҆ раслаблѥнно и҆ ꙋ҆тврьдивь сіѐ ѡ҆снова.

Начьи же заⷣ҇ти о҆снованіа, призва̀ Е҆ѵтіхіа патріа҆рха и҆ сьтворѝ ѡ҆ ѥⷯ҇ ѡ҆ сьставлѥніи цр҃квамь мл҃твꙋ. и҆ тогⷣ҇а цр҃ь І҆оу҆стініа́нь рꙋ́кама свои҆ма приє҆мь скоуделникь сь варѡⷨ, и҆ вьзрѣ́вь на нб҃са и҆ бл҃годаривь вьса̀чьскыиⷯ҇ Ба҃, вьложѝ вь о҆снованіе прьвіи ѿ вьсѣхь прѣжде бо ꙋ҆же храⷨ заⷣ҇нію. дрꙋ́гыи зла́токро́вныи и҆ зла́товрьхыи мл҃твныи сьзⷣ҇а прѣоу҆крашеніи дѡꙵ о҆крꙋжителнь вь и҆ме ст҃го І҆ѡ҃́ и҆же ѥ́ ⷭ҇ близоу часовника, сіирѣчь нарицає҆моѥ крьстилница, и҆ вь еⷯ҇ тамо прѣбы́вати сь властели свои҆ми. мнѡ́гащи же и҆ ꙗ҆сти. тогⷣ҇а бо и҆ мимоходи́телнаа сьзаⷣ҇ ꙗ҆же ѿ полат48 (л. 26ѵ‒3ѵ) до вели́кыѥ цр҃кве достижоущаа ꙗ҆ко да мимо хо́дить є҆ликащи же а҆́ще хо́щеть, и҆ не зри́тсе ѿ мно́гыиⷯ҇ вь ѥⷯ҇ прѣсⷣ҇тоꙗ҆ти заⷣ҇нію и҆ ключимое творит҇ оу҆строѥ҆ніе Бѣхꙋ бо хꙋдожници и҆ маи҆стори р҃, и҆моу́ще кьжⷣ҇о иⷯ҇ припомо́щникы и҆ прихытростникы по р҃, ꙗ҆ко быⷭ҇ вькоупѣ вьсѣмь тисоущамь і҃ ть и петь тисоу́щь десніе ѥ҆млꙗꙵхоусе и҆ начинаахꙋ стра́ни, дроугыѥ̀ же тисоуще лѣвїе за еⷯ҇ сь тьщаніє҆мь и҆ рьвѣніє҆мь вьскорѣ дѣлоу ꙋспѣватисе храма жѐ о҆бразь а҆гг҃ль Гн҃ь показа вь сьнѣ цр҃ви бѣше бо и҆ протомаи҆сторь кьзьньстьвнь и҆ мно́гые прѣмꙋдро́сти и҆спльнѥнь и҆ ѥ҆же вьзвⷣ҇иꙁати храми хытростнѣи҆шыи ѥ҆чьмен же стоꙗ҆ше врꙋщь вь ѕѣло прѣвели́кыиⷯ҇ котлѡⷯ҇ и҆ сѡ́кь є҆го смѣшаахꙋ сь варѡⷨ и҆ пѣскѡⷨ и скоуделѡⷨ вьмѣсто вѡды и҆бо̀ токавыи со́кь ѥⷭ҇ разливателнь и҆ смѣсителнь и҆ сьгоущавае побⷣ҇нѣ же и҆ врьбово коренїе ѡ҆дирающе и҆ сьсѣкающе вьмѣтаахоꙋ вь котлы кꙋпно сь ѥ҆чменѡⷨ и҆ твораахꙋ мазы чет҇вороꙋ҆гльни по и҃ ть лактеи вь дльготоу и҆ н҃ ть вь ши́ротꙋ и҆ к҃ вь дебелость, и҆ полагаахоу вь о҆снованіѡⷯ҇ ниже бо ꙁѣло горещеꙵ сіеꙵ твораахꙋ, нижѐ пакы стоудени, ньꙵ то плотни посрѣ ⷣ҇ заѥⷯ҇ быти си́це ѕѣло прилипателнѡⷨ и҆ на коѥи҆жоⷣ҇ маѕѣ полагаахоу каменіе прѣвели́ко оу҆равнѥно дльготою и҆ шыротѡю. и҆ бѣше видѣти сіеꙵ поⷣ҇ⷣ‍бнѣ желѣзоу сьсвезоующеѥ҆се и҆ сьдрьжещеѥ вь два̀ же лакта вьзвысившꙋсе о҆снованію, и҆стьщишеⷭ҇ зла́т҇ кандареи д҃ ристаꙵ и ҆нв҃. ꙗ҆коже реⷱ҇ прѣрⷣ҇еченіи тво́рць, и҆же и҆ и҆́схѡⷣ҇ и҆маніѡⷨ цркⷭ҇ыиⷨ творе и҆ прѣписꙋѥ милиа҆рїсиа҆ же сребрьнаа приношаахоусе ѿ полати на вьсакь дн҃ь и҆ смѣшаахоу сь прь́стію и҆ и҆́сіповахꙋсе вь часовницѣ и҆ ѡ҆кртⷭ҇ь заⷣ҇ніѡмь и҆ вьнегⷣ҇а оу҆мльчаваꙵхоу дѣлаю҆щеи вечероу бывающоу и҆ хотѣꙗ҆хоу ѿи҆ти, и҆зыскоующе кьжⷣ҇о иⷯ҇ прь́сть, различные ѡ҆брѣтаахоу сре́брьникы и҆ ѿхожаⷣ҇ахоу рауⷣ҇ющеⷭ҇ дрꙋꙁіи же сребрьници лежаахꙋ вь часо́вницѣ. і҆ є҆лика҆́ще вьзньо́шаахꙋ ка́меніе и҆лѝ варь, на вьса́кѡмь сьхѡ́(л. 27‒4)жеⷣ҇ніи когожоⷣ҇ иⷯ҇, вишемь зыаⷣ҇ваꙵшеⷭ҇ вьсакомꙋ по є҆диноⷨ сре́брьникоу, за еⷯ҇ не оу҆нити ком ѿ ниⷯ҇ и҆ похоулит҇ є҆д́инеⷯ҇ ѿ вьзносещиⷯ҇ ка́меніе негодовавь и҆ постенавшы вьзⷣ҇ьхноувь, а҆біе на землю сьнесень быⷭ҇ и҆ ськроушисе

Пиньсавом же вьзвыше́номь и҆ вели́кыимь стльповѡⷨ римьскыꙵм еⷯ҇ и҆ єфескыиⷨ зеленіиⷨ и҆ поставлѥнѡⷨ, цр҃ь в полоудн҃е не спааше ньꙵ и҆маше мно́гое тьщаніе и҆ попеченіе, вь еⷯ҇ о҆бьходит҇ и҆ зрѣти ка́меносѣчьцеⷯ҇ и҆ дрѣводѣлце и҆ заⷣ҇телѥ сь Трои҆лѡⷨ кꙋвикꙋларіє҆мь свои҆мь. и҆манїа҆ же кь и҆заⷣ҇нїю сьдрьжаше Стра́тигїе магистрь бра́тотво́рць цр҃вь, и҆же и҆ хра́нитель бѣше црⷭ҇кыиⷨ скро́вищѡⷨ повелѣ же є҆моу цр҃ь, више мьзⷣ҇ы иⷯ҇ и҆ наи҆манїи и҆ повьсед҃невныиⷯ҇ разⷣ҇аанїи сре́брьникь дващѝ вь се́дмици даровати и҆ бл҃годѣтельствовати тѣ ⷯ҇ є҆лика́щи же прихо́жаⷣ҇аше на видѣнїе цр҃ь, ѡ҆блачаашеⷭ҇ вь прѣоу҆бѣлѥнноу и҆ тьнкꙋ плащаницоу и҆ сꙋдарь свѣтль и҆ прѣтьнькь и҆маше на гла́вѣ своѥи. и҆ вь роу́цѣ своѥи ношааше жь́зль вьзвисившеⷯ҇ кругы вьхѡ́доⷨ припратеи женьскыиⷯ҇.

V. И҆ сїѐ сведше и҆ сьсвезавше повелѣнїеⷨ Стра́тигїа магїстра вь дн҃ь соуботныи вь чаⷭ҇ г҃ и҆зыдоше хоудожници и҆ вьсѝ дѣлающеи на ѡ҆бѣ ⷣ҇ сьходеⷯ҇ прѣрⷣ҇енⷱ҇ны прь́возаⷣ҇тель И҆гна́тїе, ѡ҆ставѝ сн҃а своє҆го гѡрѣ на деснѣи стра́нѣ, и҆деⷯ҇ заⷣ҇аше, вь еⷯ҇ блюсти заⷣ҇телнаа о҆роудїа. о҆тро́к же бѣше ꙗ҆ко лѣтѡⷨ іе҃ мь сѣдещоу же оу҆бо о҆тро́чищꙋ тамо, ꙗ҆висе ѥ҆моу є҆ѵноухь нѣ́которїи свѣтлою ѡ҆дежеⷣю ѡ҆дѣꙗ҆нь. кра́снь видѣнїє҆мь, ꙗ҆ко да би пои҆стинѣ ѿ пѡлаты послань̀ и҆ гл҃ѥт҇ є҆мꙋ: «чесо ради не сврьшают҇ дѣло Бж҃їе ско́рѣи҆шеѥ творещеи҆ тоꙵ, ньꙵ ѡ҆ставльше тоꙵ ѿи҆доше ꙗ҆сти». гл҃ѥть є҆моу о҆тро́кь, ꙗ҆ко вьскорѣ прїидꙋт҇ ги҃ мои (л. 27ѵ‒4ѵ) гл҃ѥтъ є҆моу є҆ѵноухь: «нїи оу҆́бо, нь шьⷣ призо́ви иⷯ҇ тьщꙋ бо се ѡ҆ сего сьврьшенїи» о҆трочищ же прѣкосло́вещꙋ: «не мо́щно ѡ҆ставит҇ о҆роудїа, ꙗ҆ко да не чтоꙵ погыбнет҇ ѿ ниⷯ҇», реⷱ҇ же є҆моу ѡ҆́нь: «пои҆ди вьско́рѣ и҆ призо́вы иⷯ҇ ꙗ҆ко да прїидоуть. и҆ а҆́зь кльноути се, че́до, ꙗ҆ко тако ми ст҃ыѥ Со́фїе и҆же нн҃ꙗ ꙁижⷣемїе, ꙗ҆же ѥⷭ҇ прѣмоу҆дрѡⷭ҇ и҆ сло́во Бж҃їе: не и҆зидꙋ нижѐ ѿлоучюсе ѿ зеⷣшныиⷯ҇, дондеⷤ҇ вьзватишисе». сїа̀ оу҆слышавь о҆трокь пои҆де оу҆текѡⷨ и҆ ѡ҆брѣть ѡ҆́ц҃а своє҆го И҆гна́тїа и҆ и҆́сповѣда є҆моу сїа̀, и҆ тьꙵ приведе ѥ҆го кь цр҃ꙋ вь тамо соущемь Прѣтⷣечевѣ мл҃твѡⷨ храмѣ тогⷣа̀ ѡ҆бѣдоующꙋ. цр҃ь же, слы́шавь сїа̀ ѿ о҆тро́ка, призва̀ вьсе є҆ѵноухы своє҆ и҆ показо́вааше ѥ҆мꙋ є҆диного когожⷣо иⷯ҇ гл҃ѥ, є҆да сьꙵ ѥⷭ҇ о҆тро́кеⷯ҇ гл҃ааше ни є҆ди́ного же ѿ ниⷯ҇ быт҇ побⷣна є҆ѵ҆ноухоу ѡ҆номоу. да ꙗ҆ко свѣтлоно́сна є҆го быт҇ и҆ ѿ ланитеи є҆го и҆схо́дит҇ ѡ҆́гню. реⷱ҇ отро́кь разоумѣ цр҃ь а҆гг҃ла Гнⷭ҇ꙗ быт҇ того и просла́ви Ба҃ и҆ вьзрадовасе радостїю неи҆згл҃анною, ꙗ҆ко бл҃говолить Бь҃ на дѣло є҆го, наипачеⷯ҇ ꙗ҆ко ꙋ҆вѣд хра́ма прии҆менованїе. понѥⷤ҇ не маль подвигь є҆моу бѣше и҆ попеченїе ѿ токоваго храⷨ и҆менованныи ѿтолѣ прїє҆ть хра́мь таковое и҆менованїе и҆ и҆́менꙋє̀тсе ст҃аа Софї́а сьвѣща же оу҆бо цр҃ь не ктомꙋ вьзратитисе кь заⷣнїѡⷨ о҆тро́кꙋ. ꙗ҆ко да сьхранꙗє҆ть ст҃ыи а҆гг҃ль таковыи хра́мь по клетвѣ своѥи до сконьчанїа ми́рꙋ. и҆ богатьствоⷨ мнѡ́гыиⷨ и҆ са́нѡⷨ почьт҇ о҆тро́ка вь ниж̾нꙗи҆шїе о҆стровы ѿсла̀ є҆го, сь сьвѣтѡⷨ ѡ҆ц҃а є҆го и҆ хо́тѣнїеⷨ пришьⷣшиꙵм же заⷣтелѥⷨ и҆ вьшьⷣшыиⷨ на горнице и҆ поставльшыиⷨ горнѥе стльповы и҆ камаре и҆ своⷣвы сведшыиⷨ ѡ҆крⷭ҇ть.

Быⷭ҇́ печаловати цр҃ви занѥⷯ҇ не и҆мѣти є҆моу злат҇ стоѥ҆щоу же є҆моу на горницаⷯ҇ вь дн҃ь сꙋботныи, ча́сꙋ д҃ моу и҆ прискрьбноу сꙋ́щꙋ бы́вшоу за ѡ҆скоудѣнїе є҆ѯода, ꙗ҆висе ѥ҆моу (л. 28‒5) [є҆ѵноух]ь49 свѣтлоноснь гл҃ѥ є҆моу: «почтоꙵ скрь[би]шы влⷣкѡ є҆ѯода ради. дажьⷣ ми нѣкоторїе на оу҆трїа ѿ вельмоужеи своиⷯ҇ і҆ а҆́зь принесоу ти злат҇ є҆лико а҆́ще хо́щеⷲ҇» на оу҆трїа̀ же вьпрочїи цр҃оу и҆схо́дещоу посѣтити заⷣнїа, сеꙵ і҆вноухь гл҃ѥ: «дажьⷣ ми чл҃вкы и҆ пои́демь». дасть же ѥ҆моу прѣрⷣеченнааго Стра́тїгїа и҆ кѵе҆стора Васили́да и҆ Ѳео҆дора патрїкїа и҆ є҆парха Колокинѳа и҆ слоужителѥи и҃ и҆ поⷣꙗ҆рьмникы к҃ сь вꙋльгидїами сїиⷯ҇ вьсѣхь поє҆мь є҆ѵноухь. и҆сходит҇ и҆зь граⷣ. и҆ пришьⷣшыиⷨ иⷨ на Трївоуналїѡ, ꙗ҆вишеⷭ҇ и҆мь и҆ полаты прѣрⷣеченныѥ новозаⷣнны и҆ ѿ конѥи сьсѣдшїиⷯ҇сь вьспрїє҆мь є҆ѵноухь пои҆де. и҆ ѿврьзь є҆ди́нь коувикль и҆деже бѣше поⷣ и҆спльнѥнь злат҇ и҆ вьзмь лопатоу, вьложѝ вь є҆динь кои҆жоⷣ вꙋльгидь по д҃-ри кандареи, ꙗко быт҇ вьсе́моу вькꙋпѣ кандареⷨ п҃ тимь. ѡ҆ни же вьзьмшѐ таковоє̀ злато кь цр҃ви пои҆доше, ѥⷯ҇ и҆ прїѥ҆мь вьпроси иⷯ҇: «камо ходили ѥ҆сте»; ѡ҆ни жѐ и҆зре́коше вьса̀ ꙗ҆же ви́дѣше и҆сьшьⷣ же црь҃ сь злато принесьшиꙵмы на оу҆трїа, ѡ҆брѣтоше мѣ ⷭ҇ поусто и ненаселѥ́нно и҆ вьсѐ равно и҆ полѥ глатко сꙋ́ще, и҆ разоумѣвше ꙗ҆ко ꙗ҆влѥи҆се є҆ѵноуⷯ҇ а҆гг҃ль Бж҃іи бѣше, бл҃годарише Ба҃

Хо́тещоу же жрт҇ь́вникоу сьзаⷣ҇тисе, цр҃ь оу҆бо сꙋмнѣшеⷭ҇ и҆ когⷣ҇а оу҆́же є҆ди́но камарнь прозрачнь бы́ти повелѣвааше, когⷣ҇а же двое прозра́чнь сьздатисе стоѥ҆щоу же нѣкогⷣа прь́возаⷣтелю И҆гнатїю и҆ ѕижоⷣу́щоу. прищьⷣ агг҃ль Гп҃нь вь побⷣи цр҃евѣ рече є҆мꙋ: «три камари сьтворѝ вь име Ѡ҆́ц҃а и҆ Сн҃а и҆ Ст҃го Дх҃а» и҆ кꙋ́пно сь сло́вѡⷨ҇ притварааше кь полатѣ ѿхо́жⷣенїе протомаи҆стор же не могыи побеседоваті є҆мꙋ, заѥⷯ҇ сь скоростїю без вѣсти сьтворщоу ѿхожⷣенїе, шьдь вь полатоу гл҃ше цр҃ви: «не и҆мѣ ты є҆дино сло́вѡ ньꙵ ѡ҆вогⷣа оу҆́бо сїеꙵ, о҆вогⷣа же ѡ҆но̀ повелѣвати» ре́кшꙋ же цр҃еви не и҆зыт҇ и҆с полаты вь дн҃ь ѡ҆́нь, и҆сповѣда є҆моу маи҆сторь видѣнїе. и҆ реⷱ҇ є҆моу цр҃ь: «вь и҆́стиноу агг҃ль бж҃їн бѣше гл҃авыꙵ тебѣ, и҆ ꙗ҆коже заповѣда тебѣ, тако и҆ сьтворѝ».

VI Вьси же пинси хра́ма ѿ желѣзныихь вере50... и҆ стоугь и҆ ѡ҆брꙋчеи сьдрьжетсе привьсажⷣенїи и҆ залит. мнѡ́жьствомь ѡ҆лова. ньꙵ и҆ варь всѣ́хь сь свезаніи ... заⷣнїѡⷨ, вь мѣсто вѡ́ды сь ма́сломь бѣше смѣшен . тврьдостоⷤе и҆ сьгоустителное сь сиреніа си́цеⷯ҇ п . поставише и҆ простое мраморї́е вьсеѥ҆ горніе ст... (л. 28ѵ‒5ѵ) [да]же на катихоуменѡⷯ҇. и҆ токо посла цр҃ь. коувикоуларіꙗ и Ѳео҆дора є҆парха и҆ Васи́лида кує҆стора вь о҆стровь Родось и҆ творааху тамо висала зальккотное прь́сти, равномѣрно и҆ шыротѣ и҆ дльготѣ запечатлѣваꙵхоу же иⷯ҇ печатїю и҆моущою си́це: «Бь҃ посрѣд ѥѥ и҆ не под̾вижитсе. поможеть ѥи Бь҃ оу҆тро кь ютроу». и҆ размѣравающе тѣхь количьство, поси́лаахоу цр҃еви. оу҆мѣренїѥ҆ же и҆ оу҆равнѥнїе дванаде́сетїимь редовѡмь троула, висалѡмь ѡ҆нѣмь бѣшѐ є҆дино́го коє҆гожⷣо лактеи пет҇. за є҆же быти бренїю ѡ҆номоу и҆ прь́сти ѕѣло прѣлькцѣ и҆ сигодвиждѣ и҆ бѣлови́днѣ ѿноудоу же и҆ слово невѣжⷣествное ѡ҆бноси́тсе ꙗ҆ко кисирѡвидно ѥⷭ҇ троу́ло. ньꙵ не и҆мат҇ си́це. сь таковимы жⷣе висали сьзаⷣше и҆ четири вели́кыѥ кроугы своⷣвѡⷨ. є҆гⷣа же начеше троуло, по вьсаком же редоу дванадесетыиⷯ҇ висаль заⷣнїа твораахоу сщ҃енници мл҃твꙋ ѡ҆ сьставлѥнїи цр҃[кве]. твораахоу же и҆ ѡ҆кьнца и҆ дверце и҆ полагаахоу вь нихь мо́щи ст҃ыиⷯ҇ и҆ сїѐ твораахоу даже до сьврьшенїа трꙋлꙋ. сьтворишеⷯ҇ тоꙵ прѣвьзвышенно и҆ прѣоу҆крашенно висотою правостоѥ҆щеѥ. тажѐ потѡⷨ сьтворише прѣоу҆добоенное и҆ прѣкрасное ѡ҆но̀ просто мрамѡрїе. позлатише же привьсажеⷣнїа и҆ ѡ҆снованїа мрамѡ́ромь и и҆зьѡ҆главлѥнїа и҆ врьхы стльповѡⷨ и҆ вѣнце и҆ вѣньчанїа и҆ оу҆твари горницамь двоекровныꙵмь и҆ троѐкро́вныимь. дебелость же позлати ѡ҆ноє̀ бѣше ꙗ҆ко прьста є҆диного. под же и҆ поземльное хра́ма оу҆краси мно́гоцѣнныимь и҆ прѣпьстрїимь мрамѡрїє҆мь. стра́ни же и҆ стѣни ѡ҆крⷭ҇тнаа вьса̀ оу҆краси вѣлїимь и҆ прѣсвѣтлыиⷨ ка́менїеⷨ.

Ст҃ыи же жрьтьвникь вьсь и҆ стльпїе вьсѐ и҆ ст҃ыѥ дв҃ри и҆ сꙋщеѥ вь ѡ҆кроужныиⷯ҇ жрьтьвника вь вьсклонителныиⷯ҇ д҃-ри ст҃ыѥ тра́пеѕи и҆ ꙁ҃-мь степенеи сщ҃еннычьскыиⷯ҇ кꙋпно сь а҆рхїє҆ренскыиⷨ мно́гоцѣнныиⷨ прѣстолѡⷨ и҆ д҃-ри стльпце кѵвоурьскыѥ и҆ самыи кивꙋрь. и҆ и҆́наа прѣмнѡ́гаа дѣла сьтворѝ ѿ сре́бра чи́ста и҆ позлащенна вь дебелость прѣмно́гꙋю постави же и҆ горѣ прѣвиши кувꙋра. ибѡ҆ вьсє̀ злато четвороꙋ҆гльно и҆моу́ще... (л. 29‒6) мѣрѡⷨ лактеи иі҃-те и҆ крини зла́ти ѕ҃-мь кандаремь й крⷭ҇ть злат҇ прѣвы́ше сь мно́гоцѣнныиⷨ ка́менїє҆мь и҆моущь мѣрꙋ о҃-тиⷨ литрамь.

Ст҃оуюⷤ҇ тра́пеꙁоу прѣчⷭ҇ноу же и҆ прѣоу҆дивлѥннꙋ сьтврит҇ вьсхо́тѣвь, коварьство и҆ кьзьствѡ си́цевое оу҆мисли же и҆ сьтворѝ. сьбра ꙋ҆́бѡ вьса́коу ве́щь и҆ потрѣбоу рꙋдноую: зла́то, сре́бро, каменїе мнѡ́гоцѣнное, бисерїа, мѣдь, желѣзо, ѡ҆лово̀, стькло и҆ прочїиⷯ҇ видовь даже до о҃-ть и҆ два̀ мастеи и҆ блѣсковь. и҆ сьтрївь вьса̀ коѥ҆жоⷣ ѡ҆собь. таⷤ҇ сьвокꙋпивь вьса̀ кꙋпно вь грьниль, и҆ є҆гⷣа растаꙗ҆вшеⷭ҇ сьє҆динищеⷭ҇ вьса̀ прикла́дно ꙗ҆коⷤ҇ лѣпо бѣꙵ, и҆злїꙗ҆ше сїꙗ̀ вь є҆ди́но тѣло четворѡоу҆гльно ѡ҆бразѡⷨ. и҆ по вьнѥгⷣа сьси́рист҇е и҆ сьстиноути, и҆ зⷣѣлаше и҆ ꙋстрои҆ше дѣло недомисльно и҆ недоꙋ҆мѣтелно и҆ никако же ничесомꙋ подраⷤ҇телно. каажоⷣ во рꙋда свою ма́сть сьврьшааше и҆ не мо́жааше никто же расмотрїтї и҆ли расꙋдїти добротꙋ ѥѥ, заѥⷤ҇ когⷣа оу҆́бѡ златѣ ꙗ҆влатїсе зре́щїиⷨ, когⷣа же ли сре́брьнѣ и҆лѝ ѿ каменеи мно́гоцѣнныиⷯ҇ и҆лѝ и҆наковѣ и҆ нѣкаковѣ по различїѡⷯ҇ рꙋдныиⷯ҇ стльповыⷯ҇ носещїиⷯ҇сїю̀ и҆ ѡ҆снованїе сте́пене сꙋщеѥ ѡ҆ктⷭ҇рь сьтворѝ ѿ сре́бра чи́ста и҆ зла́та. вьсхо́тѣвеⷤ҇ и҆ вьⷭ҇ поⷣ и҆ поземльное храⷨ вьсѐ сре́брьно сьтворит҇, вьзбранѥнь быⷭ҇ ѿ нѣкоторыиⷯ҇ а҆ѳїнеа҆нь любомꙋдрїиⷯ҇ сꙋщїиⷯ҇ Маѯїма І҆є҆роѳеꙗ гл҃ющїиⷯ҇, ꙗ҆ко вь послѣднаа лѣта и҆ дн҃їи прїидоуть цр҃їе скоудны вь и҆мѣниѡⷯ҇ и҆ разбїют҇ хра́моу поземльное пода̀, а҆́ще ли же каменїе бꙋ́деть, стоꙗ́ти и҆мать хра́мь до ско́нчанїа ми́рꙋ. и҆ тако ѿстꙋпи ѿ начинанїа. смѣшааше бо сре́брьникы на вьса́кь дн҃ь вь прь́сть по двѣ тисꙋщи и҆ поль і҆ ѡ҆брѣтаахꙋ сїеꙵ и҆зносещеи, тѣмеⷤ҇ и҆ тьщаахꙋсе кь и҆зношенїю и҆бо̀ вьса̀ потрѣба и҆ ве́щь, ꙗкоже (л. 29ѵ‒6ѵ) прѣрⷣекѡⷯ҇, присьвькоуписе вь лѣт҇хъ ꙁ҃-хь и҆ поⷣ, хра́меⷤ҇ сьзⷣасе вь лѣтѣ ⷯ҇ и҃-хь и мѣсецеⷯ҇ і҃-хь, ꙗ҆́ко быт҇ вьсѣ́мь коупно лѣтѡⷨ ѕі҃-тимь и҆ мцⷭ҇емь д҃-мь и҆ поль а҆мьвѡн̾ же сь стьгною51 и҆ стѣнамы и҆ степенмы вьсхо́да и҆ нисхо́да и҆ наклонетелними є҆го сьтворѝ ѿ камене сар̾дѡниха ѡ҆стѣнивь. стльпи же є҆го сьтворѝ вьсѐ зла́ти сь крїѡ҆мь и҆ самфїрѡⷨ і҆ а҆спїи́скыиⷨ ка́менїеиⷨ поⷣбнѣ же и трꙋло а҆мьвѡна сь ѡ҆крꙋгѡⷨ є҆гѡ сьтворѝ вьсѐ зла́то сь бисерїѥ҆мь и҆ свѣтильникы висещиⷨ и҆ смарагдѡⷨ сьтвори же и҆ и҆́же врьхꙋ є҆го крⷭ҇ть ѿ злат҇ чи́ста вь литрь р҃ и҆мꙋщь и҆ тьꙵ бисерїа прѣвели́ка ꙗ҆блькопоⷣбна сьтвори же и҆ свѣтил̾никы мали повѣсителнїи на великыиⷯ҇ свѣщникѡⷯ҇ колѣблющїихсе ѿвьсꙋ́дꙋ и҆ петасї́а вьсе злат҇. вьмѣсто же горныиⷯ҇ стѣнь ѡ҆кроута а҆мьвѡнова постави дьскы вьсѐ зла́ти

Ст҃го же стоуденца оу҆стїе принеⷭ҇ ѿ Са́марїе, д҃-ри же трꙋби ѿ І҆є҆рихѡна тїє̀ бо соут҇ вьстроубївшеѥ при І҆соу́сѣ Навїинѣ и҆ низложившеѥ і҆ерїхѡньскые стѣни чтⷭ҇ныи же кртⷭ҇ь, стоѥщиꙵ вь сьсꙋдохра́нилници, мѣра ѥⷭ҇ вьзрастл Га҃ нашего І҆исо҃у Ха҃, и҆же и҆ ѡ҆пасно и҆змѣрисе ѿ и҆же вь І҆еросѡ́лимѣ вѣрныиⷯ҇ тѣмеⷤ҇ и҆ различнаа недоугованїа тѣмь исцѣлаваютсе и҆ бѣсы ѿ чл҃вкь и҆згонетсе вь всаќѡмеⷤ҇ стальпꙋ горѣ же и҆ долꙋ мо́щи чтⷭ҇ныѥ ст҃ыиⷯ҇ вьложи.

Сьтвори же и҆ сьсоуди вьсѐ зла́ти два̀надеⷭ҇тїиⷨ празⷣникѡⷨ вь различныиⷯ҇ о҆́бразѡⷯ҇, є҆ѵⷢ҇лїа҆ же и҆ ст҃ые потире и҆ блюдца, рꙋкомїє҆ же и҆ ѯистїе тисꙋщꙋ, ѡ҆дежⷣе позлащени т҃, вѣнце р҃, даровноплатїе потиреⷨ҇ⷨ и҆ блюⷣцеⷨ҇ тисꙋщꙋ, є҆ѵⷢ҇лїа т҃, коє҆жоⷣ по два кандард зла́та, (л. 30‒7) кадилнице зла́ти лѕ҃, свѣщникы злати т҃ по м҃-деⷭ҇ть литрь, цвѣтови и҆ грозⷣовы и҆ по́ликандїла тисꙋще шеⷭ҇ оу҆чини же и҆ кли́рикь тисꙋ ⷳ҇

Приложи же и҆ оу҆тврьди стежанїа52 тѯ҃е ѿ Е҆гѷпта же и҆ И҆́ньдїе і҆ А҆сїе, і҆ Е҆уропїе и҆ запаⷣ. на вьса́кыꙵ же празⷣникь вь ѡ҆брази и҆ повелѣ даватисе ма́сла мѣрь тисꙋщоу, ви́на же мѣрь т҃, хлѣбовь тисꙋщꙋ. даⷭ҇ же и҆ клирикѡⷨ҇ келїе ѡ҆кⷭ҇рь по чиноу иⷯ҇. сьтвори же и҆ пѣвателницаⷨ҇ селѥнїа поⷭ҇ни́чьскаа. сьтвори же и҆ крⷭ҇ти прѣвеликые сь зла́тѡⷨ҇ и҆ ка́менїемь чтⷭ҇ныиⷨ҇ вьса̀чьскыиⷯ҇ видовь, цѣною коє҆гожоⷣ по и҃ кандареи злат҇, и҆ свѣщника вели́ка два̀ и҆зваана вьса̀ ѿ крїа, и҆моу́щеѥ ногы вьсѐ ѿ злат҇ чи́ста вь литрь р҃ и҆ врьхꙋ иⷯ҇ постави и҆зьѡ҆главлѥнїа ѿ мно́гоцѣнныиⷯ҇ каменїи. сьтвори же и҆ и҆́на дващи дваа ѿ мно́гѡчтⷭ҇ныиⷯ҇ каменїи цѣною коє҆гожⷣо по литрь р҃ и҆ дрꙋгые ѕѣлѡ прѣвели́кы ѿ сре́бра чи́́ста н҃ и҆ дрꙋгые равни моу́жьскомꙋ вьзрастоу с҃

На а҆м̾вѡнѣ же тькмо є҆ди́ноⷨ и҆стьщи лѣтнїи о҆уреⷱ҇ннїи прихѡⷣ҇ и҆ данкь вьсего Е҆гупта і҆ є҆́ще кентїнареи тѯ҃е, а҆́ вьсеⷤ҇ оу҆́бо вьложившеѥ҆се и҆стьщанїе і҆ є҆ѯѡдь на таковаго храⷨ сьзаⷣ҇нїи ѥⷭ҇ кан̾дареи зла́та трїи тисꙋще и двѣстѣ. чю́до же о҆бьдрьжаꙵше тогⷣ҇а зре́щїиⷯ҇ таковыи прѣчюднїи храмь, како сїааше блистае ѿ злат҇ же и҆ сре́бра и҆ мрамѡрїа и҆ проче́ѥ вьсеѥ оу҆твари. поⷣ҇ же и҆ поземльное хра́ма не мало ꙋ҆дивлѥнїе видещїиⷨ бѣше, и҆бо̀ мрамѡроⷨ пьстро́ты и҆ различїа поⷣ҇бнѣ мѡ́рꙋ зрѣхоусе и҆лѝ рѣкаⷨ҇ и҆звирающїимь. четири же прѣгради пачеⷤ҇ камары и҆ сьсвезанїа и҆ стꙋгы таковаго хра́ма, на нихеⷤ҇ прѣкрасныи оу҆тврьжеⷣ҇нїи бы́ше багрѣновидныи стльпове, четыри и҆менова рѣкы и҆сходещеѥ и҆зь раꙗ. сьтвори же и҆ стоу́денце ві҃ (л. 30ѵ–7ѵ). и҆ львовы мрамѡрѣни и҆заⷣ҇вающїиⷯ҇ вѡ́дꙋ ѿ оу҆́сть своиⷯ҇ вь и҆змивенїе о҆бщааго народа.

Вь деснои же странѣ припрати женьскые сьтворѝ мѡ́ре и҆ лѣствицоу є҆ди́нꙋ, заѥⷯ҇ вьсхѡдит҇ вѡдѣ сщ҃е́никь радѝ. постави же противоу ли́цоу є҆го прїетилище дьжеⷣ҇вно, и҆меноуѥ҆мꙋ и҆стерноу и҆ сьтворѝ и҆зьваꙗнныиⷯ҇ львовь ів҃, зає҆цеи҆ же і҆ юньць и҆ ѿ прочїиⷯ҇ животныиⷯ҇ по ів҃ и҆ и҆́схожаⷣ‍аше вѡда̀ ѿ оу҆́сть иⷯ҇ кь и҆змивенїю ѡ҆сщ҃н́ыиⷯ҇. и҆ нареⷱ҇ и҆ме мѣстоу ѡ҆номꙋ Леѡ҆ньтаріа.

Сьтвори же и҆ гл҃ѥмоую ложницꙋ, дѡⷨ прѣкраснѣи҆шїи вьⷭ҇ ѿ зат҇ ꙗ҆ко да вьнѥгⷣ҇а приходить, спи́ть тоуꙵ и҆ почивает҇ вь нѥ́мь.

VII Сьврьшивши жеⷭ҇ цр҃квы вь кв҃ деⷦ҇врїа мцⷭ҇а, пои҆де цр҃ь ѿ полати сѣдещь на колесници четворѡконьнѣи дажѐ до врать А҆угꙋстеѡ҆новѣ ⷯ҇ и҆ пожрѣ тамо вѡловь тисꙋщꙋ и҆ ѡ҆в̾ць тисꙋщь ѕ҃, є҆ленеи ѕ҃ сьт҇, вепровь тисꙋщꙋ, кокошеи тисꙋщь і҃, пшенице кькловь тьмиꙵ и҆ раздасть сїа вьса̀ ни́щїиⷨ вь дн҃ь ѡ҆́нь даже до г҃-го ча҃са тажѐ сьтворѝ вьхѡⷣ҇́ вь цр҃квь сь крⷭ҇тѡⷨ҇ и҆ патрїарьхѡⷨ҇ Е҆утихїє҆имь є҆́гда же прїи́доше вь краснаа врат҇, и҆збѣгноувь ѿ патрі҆ар̾ховѣхь рꙋкьꙵ, потече даже до а҆мьвѡна и҆ вьзвⷣ҇игь рꙋцѣ свои на нб҃са реⷱ҇: «слав҇а́ и҆ величіе Бо҃у, споⷣ҇бившомꙋ ме сьврьшыт҇ дѣло сїеꙵ побѣдих те, Солѡмо́не, побѣдыⷯ҇ и прѣбьзыдѡⷯ҇.

И҆ повьнегⷣ҇а же и҆зыт҇ разаⷣ҇сть людеⷨ зла́та кентинареи г҃ рꙋкою Стратигїа магїстра є҆́дин же ꙋ҆́бо І҆оу҆стинїа҆́нь сьбрьши цр҃квь. никомꙋ и҆номꙋ каковолюбо сьпоⷣспѣшенїе и҆лѝ помо́щь сьтворшꙋ и҆лѝ сьвьнесшꙋ.

Оудовлѣ же и҆же ѿ нѥ́го сьзаⷣнное прѣкраснѣи҆шеѥ ѡ҆но и҆ чюдесное троулѡ даⷤ҇ до лѣт҇ ꙁі҃-тыⷯ҇ по І҆оу҆стїнїа҆новѣ же сьмрьти ꙋ҆дрьжа црⷭ҇твѡ нетїи є҆го, І҆оу҆стїнь Ѳраѯсь. и҆ вь второе лѣтѡ црⷭ҇твїа є҆го, вь дн҃ь ѕ҃-стїи, вь чаⷭ҇ є҃ сьлꙋчисе пастисе трꙋ ⷧ҇ о҆́номꙋ чюⷣномꙋ и҆ позорищномꙋ (л. 30а‒8) и҆ ськрꙋшыти прѣоу҆дивлѥнѣишыи и҆ ничесомоу же ѿ ми́ра сего вещеи подраⷤ҇телныи а҆мьвѡнь и҆ многоцѣнноую стьгноу, ю҆же ѿ а҆мьвѡна дажѐ до ст҃ыиⷯ҇ двр҃еи и҆ мно́гопрѣиспьщренїи поземльнїи поⷣ вьсь

Четири же вели́циꙵ своⷣве и҆ камаре сь ҆ѡ҅крꙋгѡⷨ и҆ стльпови вьсѣми и҆ вьсѐ заⷣнїе цр҃кве и҆ и҆́наа вьса̀ заⷣнїа прѣбыше непоколѣблѥма. цр҃ь же І҆оу҆стїнь, призвавь маи҆стора є҆ди́ного ѿ и҆хже тамо дѣлавшыиⷯ҇ і҆ є҆ще жива соу́ща, вьпрашааше, чтоꙵ оу҆́бо быⷭ҇ сїѐ. ѡ҆не реⷱ҇, ꙗ҆ко вьско́рѣ потьщавсе вьзет҇ І҆оу҆стїнїа҆́нь цр҃ь поⷣпоры и҆ поⷣбое и҆ паньдоуросанїа, ѥⷤ҇ дрьжаахоу и҆ крѣплаахꙋ поⷣпирающе троуло, дондеⷤ҇ стегнетсе и҆ и҆́сьхнеть. и҆ ꙗ҆ко троуло ѕѣло прѣвысо́кѡ сьтворено быⷭ҇ прѣжⷣе, вь ѥⷤ҇ зрѣтисе ѿвьсоуⷣ и҆ ꙗ҆ко скалосанїа и҆ стьгыꙵ и поⷣпоре сѣкꙋще маи҆стори, пометаахꙋ на поⷣ҇ цр҃кве, и҆ ѿ оу҆даренїи и҆ тьтно вьколѣблꙗа҆хоусе и҆ потресаахꙋ горнꙗа и҆ сиⷯ҇ ради падеⷭ҇ трꙋлѡ. рекошеⷯ҇ маи҆стори, ꙗ҆ко да сьѕижеⷣтсе и҆ боу́деть поравно и҆ кумьвалопоⷣбно, ꙗ҆ково же ѥⷭ҇ прежⷣне бо трꙋлѡ и҆злишно бѣꙵ висо́тою, сего раⷣ не вьзмѡ́же цр҃ь второе таково сьтворит҇ цр҃ь же ꙋ҆бѡ І҆оу҆стїнь, сьвѣт҇ сьтворивь, посла̀ вь о҆срѡвь Родѡсь властеле ꙗ҆кожѐ и҆ стрїи є҆го І҆оу҆стїнїа҆нь и҆ ѿ прьваꙵго бренїа и҆ прь́сти по поⷣбїю мѣрѣ и҆ печатеⷨ, сьтворише висала, и҆ сьѕизаⷣ троуло боѥ҆ще жеⷭ҇ оу҆бо маи҆стори, ꙗ҆ко да не и҆ сїѐ таклжⷣе паднеть вьско́рѣ, ѿсѣкоше ѿ прьвїе мѣры висо́тѣ сежанеи іе҃, оставише поⷣпоры и҆ поⷣбое и҆ скалосанїа вьса̀ лѣто є҆дино, дон̾деже пріет҇ дѣло сьврьше́нное ꙋ҆тврьжⷣеніе и҆ сьтегноутїе. а҆́мьвѡнⷤ҇е сь стьгнами и҆ степенмы и вьсклонителниⷨ и҆ жрь́т҇вникѡⷨ и҆ поⷣмь вьсеѥ цр҃кве не мѡ́гыи сьтворити ꙗ҆кова же прь́вѣе бѣ́хꙋ, за прѣмно́гое є҆ѯода и҆ мнѡ́гоцѣннааго ка́менїа и҆ бисра, сьтвори таа ꙗ҆кова же зре́тсе и҆ даже до днⷭ҇ь. є҆́еⷣа же вьсхо́(л. 30аѵ‒8ѵ)тѣше вьзети скалосаніа и҆ поⷣпори троула, напльнише цр҃квь воды дажѐ до прьвыиⷯ҇ катихꙋмень, и҆ тако ѿє҆млоуще дрѣвеса, пометаахꙋ вь водоу. сего же ради рекоше подпори троулп, напльнише цр҃квь воды дажѐ до прьвыиⷯ҇ катихꙋмень. и҆ тако ѿє҆млоуще дрћвеса, пометаахꙋ вь водоу. сего же ради рекоше нѣ́ціи, ꙗ҆ко І҆оу҆стинь сьѕизⷣа, ньꙵ сльгаше таковыꙵ

Близоуⷤ҇ цр҃кве постави І҆оу҆стїінїа҆́нь и҆стоукань свои на стльпꙋ бл҃годаре Ба҃ и҆ показꙋе сего҆ ради гражⷣанѡⷨ ꙗ҆ко а҆́зь є҆смь ктитѡ́рь. а҆́ є҆́же оу҆ко мно́гащи наⷨ вьспомѣноутааго цр҃кве протомаи҆стора И҆гнатїа, понѥⷤ҇ почитаꙵшеⷭ҇ ѕѣлѡ ѿ вьсѣ ⷯ҇ и҆ люблꙗаше за вели́каа и҆ чю́днаа дѣла своꙗ ꙗ҆же творааше, оу҆боꙗ҆все І҆оу́стїнїа҆́нь, да не когⷣа похвалꙗє҆мь прослоутитсе и҆ вьсь проповѣстьсе ѿ двоиⷯ҇ наро́дныиⷯ҇ честеи, и҆ не хѡ́те сего҆ погꙋбыт҇, ꙗ҆кожѐ сьвѣщаваахоу є҆го нѣ́цїи, сего̀ радѝ и҆ печалꙋе и҆ не и҆мыи чтоꙵ и҆ сьтворит҇. нарекѡвашеⷤ҇ є҆мꙋ оу҆же нѣкоторїи, ꙗ҆ко вьнѥгⷣа сьврьшит҇се и҆же ѿ него зижеⷣмомоу стльпоу а҆ньдріа҆нда А҆угоустеѡ҆́нова, ѡ҆ставит҇се ѥ҆моу тамо ѿ нѥго вьзмьшоу стльбы вьсѐ, ꙗ҆ко да на стльпоу горѣ ѿ глаⷣ ско́нчаѥ҆тсе, ѥⷤ҇ и҆ сьтворѝ. разоумѣв же оу҆́бо И҆гнатїе, ꙗ҆ко тамо о҆ставлѥнь быⷭ҇ вь еⷤ҇ оу҆мрѣти, гор̾ко ѡ҆плакѡваашеⷭ҇. веⷱ҇роу же постигшоу, о҆брѣте начинанїе и҆ хытрѡ́сть и҆зредноу о҆брѣте бо брьвь тьнкоу вь недроⷯ҇ своихь, ꙗ҆ко е҃-мь сежанѡⷨ и҆ ножь свои и҆зьмь, и҆зрѣза на малы че́сти ѡ҆дежⷣоу свою и҆ ри́зоу свою и҆ вьса̀ ѡ҆дѣ҆аніа и҆ главотегь свою и҆ факель. и҆ сьсвезавь сіа̀ вьса̀ и҆ сьсоукавь и҆ и҆́скоуси, а҆́ще доспѣвше достигноут҇ до землѥ, и҆ ѡ҆брѣте тако. пришьⷣши же женѣ є҆го сь плачемь мно́гыꙵмь и҆ риданми, пригласиль бо бѣше сїю̀. спещꙋ вьсе́моу гра́дꙋ, но́щь бо бѣше гльбока, и҆ рече, ꙗ҆ко здѐ ѡ҆ставлѥ́нь быⷯ҇ оу҆мрѣти. ньꙵ щьⷣ оу҆́бо и҆ ѡ҆таи кꙋпи оу҆́же дебело по мѣрѣ дльгости...

Поправки

Вследствие случайного недосмотра, вкралась неточность: во II-ой главе упомянуто, что в списке О2, нет сведений о Родосских кирпичах, украшении храма позолотою и о трапезах и местах в алтаре, между тем, как сведения эти имеются в О2, л. 28ѵ (5ѵ) и сходятся с сообщаемыми А. и О1. Впрочем, это обстоятельство не может влиять на выводы о редакции, представляемой этим списком, в виду наличности целого ряда других отличий, позволяющих отделить редакцию О2, К. от редакции А. и О1.

Кроме того, разбор текста П1, необходимо дополнить поправками, указанными в примечаниях: 1, 2 и 8 к этому тексту.

* * *

1

Описания этого храма мы находим не только у византийских писателей (Силентиария, Прокопия и др.), но также и у русских (см. дальше), и у западных (Арнульфа, Бернарда, Лиутпранда, Роберта de Clary. См. ст. Срезневского, в Тр. 3 Арх. Съезда, т. I. стр. 105 слл.). Турецкие легенды сохранили значительную долю связанных с храмом св. Софии христианских преданий и, между прочим, упоминание о том, что даже турки-магометане приходили в Константинополь до взятия его, чтобы посмотреть и подивиться чудесам знаменитого храма. (В.Д. Смирнов: «Турецкие легенды о св. Софии». Спб., 1898, стр. 4–5, 45–48).

2

Полн. собр. русских лет., I, 46.

3

Сахаров, Сказ. р. л., т. II, кн. VIII, стр. 52.

4

Изд. П. И. Савваитовым, Спб., 1872.

5

Летоп. Р. Лит. и др., т. II, отд. II, стр. 4–5.

6

В предисловии к изданному им списку Сказания в Пам. Др. Письм. LXXVIII, Спб., 1889.

7

Выписку из рукописи я получил чрез посредство проф. В. М. Истрина, от С. Н. Северьянова.

8

См. сноску 27.

9

Ламбек (Lambecius) о нем говорит: Georgium Codinum non sub ultimis tantum imperatoribus Constantinopolitanis vixisse, sed aliquamdiu etiam interfuisse post ipsam Constantinopoleos expugnationem, ex ipsius scriptis liquido apparet. (De G. Codini vita et scriptis dissertatio pag. XIII–XIV).

10

См. сноску 28.

11

Об этих кирпичах и о постройке храма см. заметку в Ж. М. Н. Пр., 1844 г., т. XLI, отд. VII, стр. 5–12.

12

См. сноску 34

13

Из описаний св. Софии, встречающихся в Византийской литературе, одним из источников Анонима, по всей вероятности, был Прокопий: по крайней мере упоминание о поводах, побудивших Юстиниана приступить к постройке, и описание храма у Прокопия имеют некоторое сходство с Анонимом (См. Minge, т. 87,3, ст. 2827–2838. перепечатанное из Combefis: Originum rerumque Constantinopolitarum manipulus, Paris, 1664). Упоминание о реставрации храма А. мог найти, напр., у Агафии (См. в Боннском изд., стр. 295–296). Описание храма дает еще Павел Силентиарий. Однако странным кажется, почему А. не приводит имен главных строителей, упоминаемых у этих авторов, особенно у Прокопия, на которого он ссылается. Рассказы о покупке земли и чудесах, отсутствующие у Прокопия, должно быть, взяты автором, как и остальные его сведения, из хроник. Впрочем, имея в виду греческие списки лишь поскольку они служат оригиналом для славянских, мы оставляем вопрос об источниках А. открытым.

14

Место К. среди других списков подробнее выяснено будет в дальнейшем изложении.

15

Упоминается, очевидно, Селим II.

16

См. «Поправки» в конце книги.

17

Конечно, речь идет не только о списке О2, но и о редакции его греческого оригинала.

18

Редакция О1, напр., относится ж времени после 1204 года, а список к времени мусульманского владычества – к 1570 году, Кодин – к половине XV века в т. д.

19

Между тем О2 читает «цр҃ви».

20

Предисловие к его изданию, стр. III.

21

Там же, стр. VII.

22

Там же. стр. III–IV.

23

Кстати, этот случай есть новое доказательство бессознательности и машинальности переписчика, которое можно привести в ответ на конъектуры арх. Леонида по поводу выражения ныне.

24

О других греческих списках Сказания упоминает К. Крумбахер (Gesch. der Byz. Lit., 2 Auft., 426–7), по сообщению Th. Preger’а. К сожалению, мне не удалось ознакомиться с ними; но, как видно, дошедшие до нас διηγήσεις περὶ τῆς ἁγίας Σοφίας трактуют свой предмет с различных точек зрения; иные предлагают лишь заметки о расходах на постройку храма св. Софии. Весьма интересно, поэтому, было бы установить, какие именно διηγήσεις из упоминаемых у Крумбахера подходят к первооснове всех рассмотренных нами списков – Анониму и как велика степень их приближения. Тогда нашу схему взаимоотношения списков Сказания можно было бы пополнить новыми списками, среди которых, может быть, нашлись бы и соответствия X1 и X2.

25

Буквами X1 и X2 обозначены предполагаемые греческие редакции; α и β – славянские переводы.

26

Считаю долгом выразить искреннюю благодарность приват-доценту Новороссийского Университета С. Д. Пападимитриу за просмотр этого текста Сказания.

27

В І-ой главе текста, где даны сведения о греческих списках, следует исправить πόσην ἔξοδον вместо πῶς συνἔξοδον, как стоит впрочем в рукописи.

28

6045 (537), согласно с Анонимом; так следует исправить и в соответствующем месте І-ой главы, где ошибочно напечатано: 6047 (539 г.) Рукоп. ς, η, μ´, ιε, (?).

29

Рукоп. προφόρος.

30

λυπημένος ?

31

У Дюканжа при слове βουλγίδιον приведена цитата из Мануила Малаксы, почти буквально совпадающая с соответствующим местом нашего текста: καὶ μουλάρια είκοσι μετὰ βουργίδων τετταράκοντα, εἰς καθὲν μουλάριον δύο βυργίδας… καὶ οὕτως ἔπειρεν ὁ εὐνοῦχος πτιάριον, καὶ ἔβαλεν εἰς πάδαν μέσα Βουλγίδα χρυσάφη κεντυνάρια δυο. (Du Cange: Glossarium mediae et infimae Graecitatis, Lugduni, 1688, t. I, p. 215–216). Сочинения Мануила Малаксы еще не изданы. Не найдется ли в них, если судить по этой цитате, указаний на наш текст и автора его?

32

Рукоп. διὰ τί αἰτίαν.

33

Так в рукоп.; может быть, καυσίτερον?

34

«И царство Твое устави нам в храме Твоем» – следует сделать соответствующее исправление в русском переводе в І-ой главе.

35

Рукоп. χερνόξυστα.

36

Рукоп. βοηνδρομήν (?).

37

В виду неясности начертания глухих в рукоп. подходящего и к «ъ» и к «ь», мы ставим «ь» только там, где начертание его вполне ясно, во всех остальных случаях – ъ.

38

На поле: кен̾тр҇а́ рк҃, лит҇ р҇

39

На поле киноварью: «о съ́нѣ».

40

Так по общей нумерации листов, или: 1–8ѵ, по отдельной нумерации листов с текстом Сказания. Описание рукописи см. у проф. В. Н. Мочульского в «Описании рукоп. В. И. Григоровича», под № 42, стр. 118–119, где, впрочем, имеется небольшая неточность, а именно: не отмечено, что Сказание оканчивается на листе 30аѵ, а также вовсе не указаны статьи, помещающиеся на остальных листках.

41

На полях: ко́ньское ристанїе гл҃ѥть

42

На полях: ѿ сана гл҃ѥть.

43

На полях: и҆ ри́мьскоє мраморїе і҆ єф[есь]ское истрȣглно бѣш[е].

44

Далее следует описка: и҆ погребȣсе вь дн҃ь сȣдныи, вычеркнутая впрочем самим же писцом.

45

На полях: ѡ҆стна҆рїе дверьникь латинскы̏ гл҃ѥтсе.

46

На полях: побратим

47

На полях: ко́нѥ вьпрещи.

48

Обрезано; на нижнем поле глосса: мимохѡ́дителнаа стьгнȣ нѣкою гл҃ѥт҇ покрь́веннȣ ѿ цр҃кви и пол... до цр҃кве, ю҆доу хо́жд҇ааше цр҃ь ни ѿ кого же зри́мь.

49

Лист оборван и обрезан; в скобах дополняю недостающее.

50

Пунктиром обозначены места, пострадавшие вследствие порчи рукописи.

51

На полях: стьгною амьвоновȣ гл҃ѥ... ьсьстѣна . и степенми красныих҇ врат҇ ст҃ыих҇ двереи о҆крȣгь дарь и҆ ѡ҆колишь мьвѡна. свѣти́лни же гл҃ѥ каменїе... ѵндово и сма[ра]гдово висещее. крс҇ть трȣла [ам]ьвонѡва. свѣтилинкы кымалїа побе... кыих҇ свѣщии и҆ петасїа̀ летещаанѣ повѣсите гл҃ѥть.

52

На полях: стежанїа села гл҃ѥть... доки странь... ѿнȣдже при[хождаа]хȣ бесчїсльн[аа] и҆манїа и҆ злот҇ и по мо́рȣ и҆ по сȣ[хоу] и҆ по рѣкам, ѿ трь... и҆ данокь и҆ пр... нищь кь селѥ... скынхь.


Источник: .Византийско-славянские сказания о создании храма св. Софии Цареградской / С.Г. Вилинский. - Одесса : "Экономическая" тип., 1900. - [2], 110 с.

Комментарии для сайта Cackle