Азбука веры Православная библиотека профессор Иван Алексеевич Карабинов Жизненный путь профессора Санкт-Петербургской духовной академии Ивана Алексеевича Карабинова



священник Иоанн Тарасов

Жизненный путь профессора Санкт-Петербургской духовной академии Ивана Алексеевича Карабинова

Статья посвящена описанию жизненного пути выдающегося литургиста начала XX в., профессора Санкт-Петербургской духовной академии по кафедре литургистики, магистра богословия Ивана Алексеевича Карабинова. Рассматриваются его детские годы, время обучения в духовных учебных заведениях и археологических институтах, научная и преподавательская деятельность, а также судьба после революции. Изложены биографические сведения о студентах, которые обучались в духовной академии и написали свои кандидатские сочинения под руководством И. А. Карабинова.

Расцвет Санкт-Петербургской духовной академии приходится на период конца XIX и начало XX вв. В это время на пользу церковной науки здесь подвизались такие профессора, как Н. Н. Глубоковский, Н. В. Коровский, Т. В. Барсов, В. В. Болотов и многие другие, имена которых хорошо известны научному миру. Но имена молодых профессоров, которые трудились в академии в последние годы перед революцией и оставили после себя существенный след в церковной науке, часто остаются в тени.

Одним из таких забытых имен является имя экстраординарного профессора, последнего, возглавлявшего кафедру литургики в СПбДА до ее закрытия в 1918 г., Ивана Алексеевича Карабинова.

И. А. Карабинов родился 15 октября 1878 г. в селе Федоровское, Никульской волости, Юрьевского уезда, Владимирской губернии1, куда после окончания Владимирской духовной семинарии в 1854 г. был отправлен штатным священником его отец -протоирей Алексий Карабинов2. Сейчас это одноименный поселок, расположенный во Владимирской области к югу от города Юрьева-Польского.

Из воспоминаний Олимпиады Ивановны Карабиновой, супруги Ивана Алексеевича, мы узнаем о том, в какой семье возрастал будущий профессор: «Отец, мать, крестная (сестра матери), брат и приемный сирота»3. Любовь к храму и богослужению были привиты ему с самого раннего возраста и оставили отпечаток на всю последующую жизнь. Он «помогал отцу в алтаре, был на разных требах с отцом; он был очень любознательным»4.

Первоначальное образование и. А. Карабинов получил в Суздальском духовном училище, которое окончил в 1893 г. по первому разряду. За хорошие успехи и отличное поведение он был награжден 10 рублями процентных денег с капитала В. Я. Менци, бывшего почетного блюстителя училища и коллежского советника5. Окончив Суздальское училище, он был зачислен во Владимирскую духовную семинарию, которую также окончил по первому разряду в 1899 г.6

После окончания духовной семинарии И.А. Карабинов, успешно пройдя испытания, был принят на казенный счет в Санкт-Петербургскую духовную академию. В академии его учителем стал заслуженный ординарный профессор кафедры церковной археологии и литургики СПбДА Николай Васильевич Покровский (1848–1917)7. Он являлся научным руководителем И. А. Карабинова при написании кандидатского сочинения и магистерской работы, был его преподавателем как в СПбДА, так и в Археологическом институте Санкт-Петербурга, о чем еще будет сказано ниже. Правда, в воспоминаниях О. И. Карабиновой «учителем-преподавателем» Ивана Алексеевича значится проф. Дмитрий Павлович Митров, но из контекста письма трудно сказать, в каком именно смысле он упоминается в данном статусе8.

В 1902 г. на соискание ученой степени кандидата богословия Иван Карабинов выбрал одну из тем, предложенных проф. Н. В. Покровским, под названием «Происхождение и состав Постой Триоди»9. После написания сочинения проф. Н. В. Покровский составил на него положительный отзыв, а в 1904 г. работа была удостоена премии действительного статского советника в размере 150 рублей10.

В списках о переводе на следующий курс И. А. Карабинов всегда числился в первой тройке по успеваемости наряду с Б. В. Титлиновым и А. И. Аргентовым. В конце IV курса трое вышеуказанных студентов получили Макариевскую премию за высший общий балл по семестровым сочинениям за все четыре года обучения11. Так же И. А. Карабинов имел хорошую подготовку по различным языкам в числе которых были греческий, немецкий, латинский и французский языки12.

Обучаясь в духовной академии, И. А. Карабинов, как и многие его сокурсники, параллельно занимался в Археологическом институте Санкт-Петербурга, директором которого в эти годы был упомянутый нами проф. Н. В. Покровский13. В 1903 г. И. А. Карабинов прослушал полный курс Археологического института, и по предъявлению удостоверения об окончании духовной академии ему должны были выдать выпускной аттестат14.

После окончания академии в 1903 г. И. А. Карабинов был оставлен в качестве профессорского стипендиата при кафедре литургики и церковной археологии. На совете академии 11 июня того же года было принято решение о командировке И. А. Карабинова в Русский археологический институт в Константинополе для научных занятий. Он был отправлен в Константинополь на время своего стипендиатства с 16 августа 1903 г. по 15 августа 1904 г.15 Первую половину этого времени с сентября 1903 г. по 20 января 1904 г. И. А. Карабинов занимался при институте, а с 20 января по 22 августа 1904 г. путешествовал по различным библиотекам и святым местам Востока, изучая рукописные хранилища данных мест16. За это время ему удалось посетить «Синайский монастырь св. Екатерины, библиотеку св. Гроба Господня, Афинскую национальную библиотеку, афонские библиотеки Ватопеда, Есфигмена, Филофея, Каракалла, Ивера, Лавры св. Афанасия, Дионисиата и отчасти Руссика»17. Есть мнение, что за время своего путешествия по Востоку, И. А. Карабинов повторил маршрут, некогда пройденный проф. А. А. Дмитриевским.

После окончания стипендиатского года по предложению директора института Ф. И. Успенского И. А. Карабинов «остался еще на 1 год в Константинополе, в качестве заведующего русской школой для афонских послушников, причем имел возможность совместить свои обязанности по школе с занятиями по своей специальности в институтской библиотеке»18. Правда, в трудовой книжке, находящейся в Архиве VIМК РАН, говорится, что это свидетельство «не подтверждено документально»19.

21 марта 1905 г. проф. Н. В. Покровский подал прошение о своем освобождении от штатной должности профессора СПбДА, которое 7 апреля 1905 г. указом Святейшего Синода за № 3704 было удовлетворено20. 5 сентября 1905 г. на заседании Совета академии И. А. Карабинов был избран кандидатом на вакантную кафедру церковной археологии и литургики21. 6 и 10 октября того же года им были прочитаны пробные лекции, назначенные Советом, первую из которых он читал «на тему по собственному избранию: «Происхождение византийской церковной поэзии», а вторую – по назначению Совета на тему: «Литургия ап. Иакова»22.

В своем автобиографическом очерке проф. Н. В. Покровский пишет, что И. А. Карабинов под его руководством «готовился к кафедре церковной археологии и литургики»23. Поэтому не стало большим сюрпризом, что именно И. А. Карабинов мог занять эту кафедру после Н. В. Покровского, и вообще в это время он один был оставлен при кафедре в качестве стипендиата.

Кафедра состояла из двух предметов, а областью научных знаний И. А. Карабинова была литургика, поэтому проф. Н. В. Покровским, который оставался сверх штата, 28 февраля 1907 года г. в Совет была подана докладная записка с просьбой разрешить ему преподавать церковную археологию в приватном порядке, а И. А. Карабинову «предоставить чтение лекций по Литургике»24. При этом проф Н. В. Покровский просил разделить кафедру на два отдельных предмета. Чтение лекций было позволено согласно прошению, но кафедру не разделили.

Только через три года, в 1910 г. Святейшим Синодом был утвержден новый устав духовных академий, а в 1911 г. к нему были приняты дополнения, согласно которым литургика и церковная археология были разведены по двум различным кафедрам: литургики и церковной археологии в связи с историей христианского искусства.25

2 ноября 1911 г. путем закрытого голосования Совета на свободную кафедру церковной археологии в качестве исполняющего должность доцента был избран Н.В. Малицкий26, который также как и И.А. Карабинов, являлся учеником проф. Н.В. Покровского. Впоследствии они вместе развили в своих работах «основные направления научного наследия учителя»27.

Интересным является вопрос о взаимоотношениях проф. И.А. Карабинова и А.А. Дмитриевского, который также был кандидатом на кафедру церковной археологии. Между ними имелись расхождения во взглядах на «некоторые основные проблемы, например, о происхождении Устава Великой Константинопольской Церкви, о Студийском уставе»28. Несмотря на то, что А.А. Дмитриевский не занял желаемую должность в СПбДА, впоследствии он был избран почетным членом всех четырех духовных академий29, и после революции поддерживал дружественные отношения с И.А. Карабиновым. К примеру, в 1926 г. он писал: «Любезнейший Иван Алексеевич. По Вашему желанию высылаю, наконец, Типикон, в котором помещен чин литургии, интересующий Вас. Посмотрите его и оповестите меня рукописно дня через два. Ваш слуга А.А. Дмитриевский»30. Подтверждением того, что и после революции два великих ученых поддерживали отношения, является их совместная работа в Богословском институте Петрограда и на Высших богословских курсах.

Но вернемся к преподавательской деятельности Ивана Алексеевича. По данным его трудовой книжки мы знаем, что он состоял на службе в Санкт-Петербургской духовной академии с 10 октября 1905 г. по 1 января 1919 г.31 За это время практически каждый год выходили его лекции в виде литографических изданий.

Во время службы в духовной академии И.А. Карабинов занимался не только литургической наукой. Позже, в 1919 г., он вспоминал: «Я избрал предметом своих академических занятий – литургику, не оставляя в тоже время подготовки и к преподаванию церковной археологии»32. Поэтому в период работы в духовной академии он активно участвовал и в археологической научной жизни. Примером тому являются данные о его участии в различных археологических съездах. В 1906 г. он изъявил желание присутствовать на Третьем областном археологическом съезде во Владимире, в 1908 г. был назначен делегатом на XIV Археологический съезд в Новгороде33. Также в 1911 г. с изучения русской старины И.А. Карабинову удалось «объехать некоторые города центральной России – Ростов, Ярославль, Переяславль и др.»34

И. А. Карабинов не раз за это время входил в различные комиссии по описанию архивов и библиотек. В 1910 г. поручению Академии наук он описывал богослужебные рукописи Погодинского собрания, в 1913 г. состоял в комиссии по описанию рукописей Императорской Санкт-Петербургской духовной академии, в 1914 г. вместе с проф. А. П. Рождественским «производил ревизию Библиотеки и Церковно-археологического музея академии за 1910 г.», и в том же году входил в комиссию по разбору и описанию рукописей собрания покойного И.К. Зинченко. В 1916 г. была образована особая комиссия для общего наблюдения за рукописным отделением библиотеки, в которую вошли проф. И.Е. Евсеев, проф. И.А. Карабинов и Г. В. Прохоров35.

Советом академии к 8 марта 1915 г. И.А. Карабинову было поручено составить актовую речь36. Им был написан доклад под названием «Св. Чаша на литургии Преждеосвященных Даров», но, видимо, отношение к теме было «отрицательным, так как она не была прочитана Карабиновым на акте в Петроградской духовной академии»37. Из-за этого ему пришлось составить другую речь под названием «Студийский Типик в связи с вопросом о реформе нашего богослужения», которая и была зачитана им на акте38.

Довольно необычная история случилась с И. А. Карабиновым при написании магистерской диссертации. 24 октября 1906 г. И.А. Карабинов подал в совет прошение с просьбой принять его рукописное сочинение под названием «Евхаристическая молитва, опыт историко-литургического анализа» в качестве магистерской работы. Выбранную им тему утвердили и поручили рассмотреть сочинение проф. Н. В. Покровскому39, а после вторым рецензентом был назначен проф. Т.А. Налимов. 23 июня 1908 г. оба отзыва были представлены в Совет40.

После издания книги в 1908 г. на заседании Совета должен был состояться диспут по поводу защиты диссертации, но этого не произошло. В отзыве Н.В. Малицкого от 26 февраля 1920 г., который он подал в качестве рекомендаций И. А. Карабинова в Российскую академию истории материальной культуры, можно узнать некоторые подробности этого дела Н. В. Малицкий пишет: «Первая его работа «Евхаристическая анафора» была признана Советом академии достаточной для степени магистра богословия, но не прошла через Синод, ее основной тезис, что евхаристическая анафора первоначально состояла только из слов благодарения, и что слова анамнеза (установительные), а тем более слова призвания позднейшего происхождения: вывод этот показался соблазнительным высшей церковной власти»41. Из вышесказанного видно, что данное сочинение не было выдвинуто на защиту из-за своих богословских тезисов.

Из-за сложившихся обстоятельств И.А. Карабинов был вынужден подать прошение на смену темы магистерской диссертации и на продление срока подачи работы. 23 сентября 1908 г. в Совете рассмотрели этот вопрос, и молодому ученому было разрешено доработать до магистерской свое кандидатское сочинение под названием «Постная Триодь, ее состав и происхождение»42. Разрешение Синода было поручено, и указом от 25 октября за № 13480 определено подать работу до конца 1908–1909 уч. г.43

Ввиду поспешности в крайний срок завершить написание магистерской работы, И.А. Карабинова добился освобождения от чтения лекции по литургике в 1908–1909 уч. г.44 и попросил отпуск на один месяц для научных занятий в Ватиканской библиотеке. В связи с поездкой И. А. Карабинов просил содействия в виде бесплатного заграничного паспорта и необходимых рекомендательных писем, что было удовлетворено Синодом и ему выдали 300 р. для осуществления запланированной поездки45.

Сочинение под названием «Постная триодь. Исторический обзор ее плана, состава редакции и славянских переводов» было подготовлено к печати и представлено в академии к августу 1909 г.46 Рассмотрение работы было поручено проф. Н. В. Покровскому и проф. И. И. Соколову47. Защита магистерской работы И. А. Карабинова прошла 19 мая 1910 г. в актовом зале Санкт-Петербургской духовной академии. Официальные оппоненты представили положительные отзывы, и, «сделав некоторые частные замечания, они согласно признали диссертацию магистранта заслуживающей искомой степени. Совет академии вполне согласился с последним мнением и со своей стороны присудил И. А. Карабинову степень магистра богословия»48 .

После передачи дела в Синод рецензентом на его работу был назначен архиепископ Тихон (Белавин), занимавший в эти годы Ярославскую и Ростовскую кафедру. В сочинении им было найдено всего два спорных и незначительных момента, которые никоим образом не могли повлиять на окончательное решение присвоение степени магистра49. 8 июля 1910 г. указом Священного Синода за № 709–5259 И. А. Карабинов был «утвержден в сей степени»50, а уже 27 сентября 1910 г. указом Синода за № 13008 стал доцентом академии51.

Что же касается последующей научной степени, то, как отмечают некоторые источники, для этого к 1919 г. И. А. Карабиновым уже был заготовлен «новый труд по литургики (о литургии Василия Великого – предполагавшаяся его докторская диссертация)»52, но, видимо, из-за начавшейся революции ему так и не удалось завершить начатую работу.

И. А. Карабинов был востребованным специалистом в области литургики, и его приглашали для работы в различные комиссии. В 1907 г. при Синоде была открыта особая комиссия по исправлению богослужебных книг, председателем которой стал преосвященный Сергий (Страгородский), архиепископ Финляндский. Деятельность комиссии началась в феврале 1907 г. и продолжалась до 1917 г. В ее состав были приглашены ведущие специалисты этой области. Комиссия ставила перед собой задачу так исправить церковно-славянский текст, чтобы он «стал более простым и понятным для человека, говорящего по-русски»53.

В комиссии «И. А. Карабинов принимал участие лишь на первом этапе работы, когда разрабатывались основные принципы исправления текста»54, но, несмотря на это, участвовал очень активно. В письме архиепископа Сергия (Старгородского) к А. А. Дмитриевскому от 12 декабря 197 г., который в период с 1907 по 1913 гг. числился в составе Комиссии, владыка пишет: «Членов комиссии очень много (до 12), но постоянно бывают лишь некоторые (Глубоковский, Карабинов, прот. Мегорский, Лопарев из Публичной библиотеки, также начальник Архива)»55.

8 мая 1914 г. указом №2898 Святейший Синод объявил о созыве к 11 июня в Петрограде Предсоборного совета, задачей которого являлась подготовка к проведению Поместного Собора Российской Православной Церкви56. Указом Синода № 14 от 12 мая 1917 г. духовные академии должны были назначить восемь делегатов для участия в предстоящем Предсоборном совете57. 20 мая в совете Петроградской духовной академии прошли выборы кандидатов, и тайным голосованием были выбраны орд. проф. по кафедре истории древней Церкви А. И. Бриллиантов, за которого было подано 15 записок, и экстраординарный проф. по кафедре литургики И. А. Карабинов, за которого подали 11 записок58.

Предсоборный совет начал свою работу 11 июня 1917 г. и за время своего существования выработал «Положение о созыве Собора» и «Правила», по которым по всей России проводили выборы делегатов на Поместный Собор.59 Что же касается работы И. А. Карабинова в Предсоборном совете, то 15 июня 1917 г. на заседании VI отдела ему было поручено составить доклад о возможности сокращения богослужения. 13 июля доклад на тему «О Типике Великой Христовой Церкви и степени применимости его в практике Русской Церкви» был прочитан И. А. Карабиновым, и после состоялась дискуссия на представленную тему60.

Кроме делегатов Собора, выбранных на епархиальных собраниях, Святейший Синод указом № 4393 от 10 июля 1917 г. утвердил поименный список участников Предсоборного совета, назначенных членами Поместного Собора, и в этот список был включен проф. И. А. Карабинов61

Таким образом, И. А. Карабинов стал одним из участников Поместного Собора 1917–1918 гг. Здесь он присутствовал в качестве секретаря в отделе «Высшего церковного управления»62 и члена отдела «О богослужении, проповедничестве и храме»63. В последнем отделе им было прочитано несколько докладов, среди которых особо отметим доклад под названием «О евхаристическом хлебе и вине»64. После прекращения работы Собора материалы последнего доклада 22 сентября 1918 г. были переданы Высшему церковному управлению. На заседании Святейшего Синода 9 ноября 1918 г. было подготовлено распоряжение Высшего Управления Русской Православной Церкви о том, что при необходимости Евхаристия может совершаться «на ржаном хлебе за неимением пшеничного, и на некоторых ягодных соках за отсутствие виноградного вина»65. Текст данного постановления частично приводится в работе прот. Николая Балашова «На пути к литургическому возрождению»66.

Из упоминавшейся ранее рекомендации Н. В. Малицкого открываются некоторые интересные факты об участии И. А. Карабинова в деятельности Поместного Собора. Он говорит: «Можно отметить, что на последнем церковном Соборе весь ритуал поставления патриарха был составлен при его (т.е. И. А. Карабинова – свящ. И. Т.) ближайшем участии и что к его указаниям, как наиболее авторитетным, на Соборе обращались, когда решено было при совершении данного чина применить некоторые предметы, освященные стариной»67.

Работа Собора завершилась последним заседанием 7 (20) сентября 1918 г., и многие из участников вернулись к своей прежней работе. Уже в декабре 1918 г., после несостоявшегося объединения с университетом «из-за отсутствия средств и ввиду того, что здание академии было предано другой организации, Петроградская духовная академия прекратила свою деятельность»68. Многие из профессоров оказались в затруднительность положении, и И. А. Карабинов не был исключением. Сведения о его научной деятельности после закрытия духовной академии имеются, но они представляют собой отрывочные данные, не составляющие общей картины.

Летом 1918 г. в стране был создан Единый государственный архивный фонд (ЕГАФ), где «значительная часть академических преподавателей нашла приют во 2 отделении IV секции»69. Здесь же с 15 ноября 1919 г. по 15 ноября 1921 г. состоял на службе И. А. Карабинов70. Благодаря сотрудникам этого отделения, которое возглавлял бывший начальник архива и библиотеки Святейшего Синода К. Я. Здравомыслов, «были спасены от полной гибели архивы и библиотеки Петроградской духовной академии и семинарии, Александро-Невской Лавры, Петроградской духовной консистории, Римско-католической коллегии, Палестинского общества, многих церквей и монастырей»71.

27 февраля 1921 г. И. А. Карабинов принимал участие в торжествах по случаю 200-летнего юбилея Синодального архива и библиотеки, которые теперь были преобразованы во 2 отделении IV секции ЕГАФ. После литургии в одной из аудиторий богословского института, о котором пойдет речь ниже, прошло собрание, где участвовавшим в праздничном богослужении, а также служащим архива был предложен чай, и было сделано несколько докладов. В частности, «профессор И. А. Карабинов рассказал о Синодальной библиотеке, рукописях и старопечатных книгах»72.

В эти годы в Петрограде ощущалась огромная потребность в создании высшего учебного заведения, где можно было бы получить духовное образование. Результатом данных стремлений стало открытие 16 апреля 1920 г. митрополитом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским) Петроградского Богословского Института73, ректором которого был избран протоирей Николай Чуков, впоследствии ставший митрополитом Ленинградским и Новгородским74.

Кафедру литургики со времени основания института занимал известный ученый, также участвовавший в Поместном Соборе, проф. Б. А. Тураев, который 23 июня 1920 г. скоропостижно скончался. Поэтому 24 августа 1920 г. Советом института вместо Б.А. Тураева был приглашен в качестве преподавателя литургики И. А. Карабинов75. Здесь И. А. Карабинов работал до закрытия института 6 мая 1923 г., который прекратил свою деятельность в связи с возрастающим в Петрограде движением обновленцев76.

Есть сведения, что в это время И. А. Карабинов являлся членом правления православных приходов Петрограда, и с разгромом этого общества связан его первый арест, который последовал 29 мая 1922 г.77 Он проходил по статье 62, 119 УК РСФСР «Сопротивление изъятию церковных ценностей», по так называемому «делу митрополита Вениамина», и как многие содержался в Петроградской тюрьме на Шпалерной улице. Во время его ареста протоирей Николай Чуков, который был арестован позже, организовал помощь арестантам. В его дневниках говорится: «Дело помощи арестованным налажено: Нина Никитина побывала у разных священников и устроила. О Карабинове будет заботиться Вознесенское братство»78. 5 июля того же года Петроградский губернский революционный трибунал вынес приговор по указанному делу, и «Н.К. Чукову расстрел был заменен тюремным заключением, (….). а И.А. Карабинов – оправдан»79.

После судебного процесса, по воспоминаниям О. И. Карабиновой, примерно в 1923–1925 гг. Иван Алексеевич служил псаломщиком в Александро-Невской Лавре, «где строго сам следил за правильностью, по уставу, ведения богослужения»80. Вместе с супругой он также посещал домовую церковь бывшего Стрелкового полка, где Олимпиада Ивановна пела в хоре.

22 октября 1925 г. под ректорством протоирея Николая Чукова была осуществлена попытка возрождения духовного образования, и открыты высшие богословские курсы81. Нам не удалось выяснить, преподавал ли на этих курсах И. А. Карабинов, но известно, что здесь им были составлены отзывы на магистерскую работу протоирея Владимира Рыбакова «Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность» и кандидатское сочинение Н. Д. Успенского Происхождение чина Агрипнии или всенощного бдения и его составные части»82.

В это время И. А. Карабинова можно видеть в списке участников Комиссии «Константина Порфирородного». В 1926 г. эта комиссия входила в состав Русско-византийской историко-словарной комиссии, которая занималась переизданием греческого словаря Дюканжа. В частности, И. А. Карабинову для переиздания словаря было поручено рассмотреть сочинения Н. Ф. Красносельцева и И. Д. Мансветова83.

Сохраняя государственную службу в ЕГАФ, И. А. Карабинов был принят на работу в Российскую академию истории материальной культуры сотрудником Разряда русской археологии. Здесь он состоял на учете с 3 мая 1920 г. до 20 мая 1929 г.84 Вот что говорят протоколы разряда за 1929 г. о его работе в академии: «И.А. Карабинов, научный сотрудник, заведует работами разряда по культовой русской старине, в ее материальных проявлениях: 1) Отыскивает и исследует источники. 2) Проводит исследование, докладывает в письменной форме на заседаниях разряда. Имеются готовые тексты, на два тома. 3) Готовит материал для словаря, в обильном количестве»85. Насчитывается около 46 докладов, прочитанных им на заседаниях разряда, подробный список которых можно найти в статье Н. В. Пивоваровой86. Также в эти годы все сотрудники русского разряда занимались сбором материалов для «Словаря русской старины», который впоследствии так и не был издан.

В связи с начавшимися в конце 20-х годов притеснением Академии наук производились многочисленные пересмотры состава сотрудников ГАИМК. В частности, на И. А. Карабинова секретарем разряда был составлен подробный отчет о его деятельности:

«И.А. Карабинов.

Профессор Духовной академии, магистр, известный специалист по истории богослужения восточной Церкви и богослужебных книг.

В Русском разряде был занят изучением почти исключительно материальной стороны старого церковного быта. Что касается общего характера работ И. А., то он избегает тратить силы на работы компилятивного характера. Знание в подлиннике греческих и славянских источников и специальное знакомство с литературой дает ему возможность освещать вопросы в широкой постановке, устанавливать происхождение и смысл материальных форм церковного быта и следить за их историческими судьбами.

Основными темами И. А. были: устройство церковных зданий, каменных и деревянных, и иконостасов в них, некоторые богослужебные вещи (антиминсы, панагии, панагиары, плащаницы и пр.), одежда духовных лиц и богослужебная, освящение пищи, некоторые иконографические сюжеты, богослужебные книги, церковные чины и действа.

На заседаниях разряда сделаны были следующие доклады:

1. Опись храмов Волоколамского монастыря 1543.

2. Опись Ипатьевского монастыря XVI в.

3–4 Алтарная преграда Константинопольской Софии.

5. Происхождение русских иконостасов (2 доклада).

6. История иконостасов.

7. Иконостас Московского Успенского собора.

8. Иконостасы храмов Ипатьевского монастыря.

9. Местные иконы.

10. Местная икона Киево-Печерской Лавры.

11. К вопросу о Деисусе.

12. Алтарные изображения Богородицы.

13.Об изображении Евангелистов на Царских вратах.

14. Икона Покрова в собрании Н.П. Лихачева.

15. Антиминсы XII-XIX в.

16. Происхождение плащаницы.

17. Древние плащаницы.

18. Панагии и панагиары.

19. Состав богослужебных книг.

20. Типик и уставы восточной Церкви.

21. Славянские рукописи Афонских библиотек.

22. Монашеская одежда.

23. Пещное действо в Москве (2 доклада).

24. Шествие на осляти.

25. Действо страшного суда.

26. Царское венчание.

Разряд очень ценит строгость научной мысли И. А. Карабинова и дорожит его замечаниями; весьма ценны для разряда также его практические знания крестьянской жизни.

Доклады представляются И.А. обыкновенно в письменном и заключенном виде. В печатном они составят два тома.

1927 X 3

А. Спицын87

После этого, на запрос о желании И. А. Карабинова продолжать работу в Русском разряде, он пишет особую записку, следующего содержания:

«В Государственную академию истории Материальной культуры. Согласно представлению ученого секретаря академии от 17-го октября сего 1927 года за № 4747 честь имею заявить о своем желании продолжать службу в академии; требуемые вышезначенным представлением краткие сведения о производственных мною с 1920 г. работах для академии сообщены в представленной заведующим Русским разрядом профессором А. А. Спицына особой записке. Наконец, что касается рукописей моих работ (список их дан в записке проф. А. А. Спицыным), то, хотя у меня имеется ряд работ в письменном виде, но признать их совершенно готовым для сдачи в печать в настоящий момент затрудняюсь, так как считаю необходимым таковые подвергнуть дополнительной обработке.

1927 года, ноября 11-го дня. И. А. Карабинов88

20 мая 1929 г. И. А. Карабинов был уволен из Государственной академии истории материальной культуры89. В академии он занимался исследованием культурной старины, и возможно, поэтому был уволен, так как в Русский разряд не раз приходили запросы о предоставлении информации о сотрудниках. Примером этому являются ответы секретаря разряда русской археологии А. А. Спицына в правлении ГАИМК. «Разряд всею своею деятельностью не выходит из рамок марксизма, так как сущность его работы состоит в выявлении материального базиса для русской истории. (…) Сотрудники разряда пересматривались неоднократно. Настоящий состав слагается из приобретших значительный опыт старых сотрудников, имеющих каждый специальные задания… Материалы разделов военной и культовой старины в разряде находятся в такой степени обработки, что могли бы составить в общей структуре А.И.М.К. самостоятельные разряды»90.

После увольнения И. А. Карабинова А. А. Спицын писал: «Вторую половину отчетного года разряд работал в ослабленном составе сотрудников, так как был отчислен из него И.А. Карабинов, специально занимавшийся изучением русской культовой старины… Обработка для курса истории русского культового материального быта отложена на последнюю очередь, но монографическая обработка этой темы велась научным сотрудником И. А. Карабиновым непрерывно. Им докладывались на заседаниях разряда лишь те работы, которые достигали научной полноты и прочности выводов»91.

Некоторые источники утверждают, что после увольнения из академии И. А. Карабинов работал в архивах частных фирм, а 18 января 1931 г. был принят штатным сотрудником на Балтийский судостроительный завод. Здесь он работал архивариусом и заведовал личными делами рабочего состава92.

22 декабря 1933 г. И. А. Карабинова арестовали, и тройкой ПП ОГПУ в Ленинградском военном округе 25 февраля 1934 г. он был осужден на 5 лет ссылки в горд Тобольск93, который в 1934 г. входил в состав Обско-Иртышской области94. 3 марта 1934 года коллегией ОГПУ И.А. Карабинов проходил по статье 58–10, 58–11 уголовного кодекса РСФСР «Активное участие в контрреволюционной церковно-монархической организации, ставящей своей целью свержение советской власти и реставрацию монархии»95. На последнем он был приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей с заменой на высылку в Обско-Иртышскую область, считая срок с 22 декабря 1933 г.96Интересно, что с Балтийского завода его уволили только 14 марта 1934 г. и рассчитали 29 марта 1934 г.97

О времени пребывания в ссылке исследователи говорят, что И. А. Карабинов жил на улице Большая Октябрьская 15, кв. 2, и служил архивариусом, но «документов о его служебной деятельности найти не удалось: биографы указывают на «управление ВЦСПС». Можно предположить, что он служил в представительстве Уполномоченного организационного бюро Всесоюзного центрального совета профсоюзов по Тобольскому району, возможно, в какой-то другой организации, к примеру, ГУСМП (Главное управление Северного морского пути)»98.

26 апреля 1937 г. И. А. Карабинов, находясь в ссылке, был вновь арестован, а 23 августа 1937 г. Особой тройкой УНКВД по Омской области приговорен к высшей мере наказания по делу архиепископа Тобольского и Тюменского Артемия (Ильинского) и большой группы духовенства99. Обвинения были выдвинуты по статье 58–10, 58–11 уголовного кодекса РСФСР, а 30 августа 1937 г. приговор был приведен в исполнение в городе Тобольске Тюменской области100. Во время ареста «местом заключения стал т.н. «старый» тюремный замок, что на Большой Сибирской. Местом расстрела стал, предположительно, тот же тюремный замок. Местом захоронения… – территория современных микрорайонов города101.

После смерти И. А. Карабинова его супруга осталась одна, и, по-видимому, у них не было детей, потому что она пишет: «Оставшись одна, я ношу свои скорби силою духа, данного мне от Бога до конца дней моих; блокада, срочный отъезд из Ленинграда, потеря всего ценного (библиотека) оставили тяжелый след: болезнь, одиночество, старость»102. Последние годы своей жизни Олимпиада Ивановна прожила в эстонском городе Пярну, где, благодаря владыке Никодиму (Ротову), с которым вела переписку, смогла «посещать храм и оказывать посильную помощь в чтении, пении, управлении хором»103настоятелю Екатерининского храма, протоирею Алексею Беляеву104.

4 января 1958 г. И. А. Карабинов был реабилитирован Президиумом Тюменского областного суда, а 30 марта 1989 г. – прокуратурой города Ленинграда105.

Интересные факты открываются при изучении биографических сведений студентов Санкт-Петербургской духовной академии, которые учились у И. А. Карабинова. За 13 лет своей преподавательской деятельности в СПбДА И.А. Карабинов не раз выступал в качестве научного руководителя. Для написания сочинений им предлагались различные темы по литургики. На многие из этих сочинений в Журналах заседаний совета академии с 1910 г. по 1914 г. сохранились отзывы И. А. Карабинова.

Главная ценность данных отзывов заключается в том, что они косвенно содержат в себе отблеск взаимоотношениями между студентами и преподавателями. По имеющимся отзывам можно сказать о том, что свой научный опыт И. А. Карабинов в такое непростое время всеми силами старался передать учащимся духовной академии.

Среди студентов духовной академии, которые писали свои кандидатские сочинения под руководством И. А. Карабинова, встречаются те, кто не остановился на достигнутом, но впоследствии продолжил свои научные изыскания и доработал кандидатское сочинение до магистерской диссертации. Из числа таких студентов можно выделить двух учащихся.

Первый, о ком мы упомянем, – протоирей Владимир Рыбаков. Это был человек высокой эрудиции и широких познаний, о чем говорят все его жизненные стремления. Прот. Владимира Рыбакова вполне можно назвать полиглотом, так как кроме свободного владения французским языком и возможности переводить без словаря с английского и немецкого, он также хорошо знал греческий, латынь, древнееврейский и арабский, а к 60-ти годам начал изучать испанский106.

Владимир Рыбаков родился 15 июля 1869 г. в селе Каменка Николаевского уезда Самарской губернии. В 1890 г. окончил Самарскую духовную семинарию, затем некоторое время работал конторщиком в управлении строительства Уральской железной дороги107. В 1893 г. Владимир Рыбаков преподавал в церковно-приходской школе при Казанском соборе города Самары, а 3 февраля 1894 г. был рукоположен во иерея и более десяти лет служил сельским приходским священником в Самарской епархии. После этого отец Владимир некоторое время жил в городе Николаевске Самарской губернии, не состоя ни при каком приходе. Он преподавал Закон Божий в сельских и городских школах, а также служил наблюдателем церковных школ Бугурусланского уезда108.

С первого же дня после иерейской хиротонии отец Владимир Рыбаков стремился продолжить свое образование109. Для этого в 1907 г. он вместе с семьей переехал в Петербург и в возрасте 41 года поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию110. В 1911 г. для получения степени кандидата богословия протоирей Владимир Рыбаков подал сочинение под названием «Св. Иосиф Песнописец», которое было написано под руководством И. А. Карабинова111.

На кандидатское сочинение отца Владимира И. А. Карабинов составил положительный отзыв, в конце которого заметил: «Желательно, чтобы автор получил возможность поработать в заграничных рукописных собраниях, особенно – в библиотеках синайского монастыря св. Екатерины, Лавры св. Афанасия, Пантелеимоновского монастыря и Гроттаферраты, где находятся целые залежи миней X-XI вв. Обогащенная новыми материалами работа о. Рыбакова может стать важным трудом и для литургики, и для истории византийской церковной поэзии»112. За это сочинение прот. Владимир Рыбаков был награжден премией действительного статского советника Иванова в 150 рублей.113

В этом же 1911–1912 уч. г. подошла очередь СПбДА отправить одного из студентов академии в Русской археологический институт в Константинополе. Ввиду этого на заседании Совета 7 июня 1911 г. были заслушены заявление ординарного проф. И. И. Соколова о студенте Александре Степанове и предложение проф. И. А. Карабинова, который ходатайствовал о представлении заграничной поездки протоирею Владимиру Рыбакову. Свои доводы о необходимости такой поездки И. А. Карабинов выразил в обращении к Совету, которое было опубликовано в Журналах заседаний совета114.

Ввиду сложившейся обстановки советом было принято решение, кроме профессорских стипендиатов Николая Коновалова и священника Владимира Зыкова, ходатайствовать перед Святейшим Синодом о том, чтобы оставить сверхштатным профессорскими стипендиатами Алексея Степанова и священника Владимира Рыбакова, с командировкой обоих в Русский археологический институт в Константинополе. При этом последний должен был остаться при кафедре литургики и церковной археологии в связи с историей христианского искусства СПбДА115. Однако указом Святейшего Синода от 19 октября 1911 г. за № 14328 в РАИК был отправлен только А. Степанов, а протоирею Владимиру Рыбакову, ввиду того, что в это время он уже поступил на епархиальную службу, был отказано116.

НО вопрос о том, состоялась ли поездка прот. Владимира Рыбакова заграницу, остается открытым, так как возможность его пребывания в библиотеках востока подтверждается свидетельствами из магистерской диссертации «Св. Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность». Прот. Владимир Рыбаков пишет: «На Афоне нами рассмотрены преимущественно греческие Минеи и Триоди, Октоихи и сборники, как на пергаменте, так и на бумаге. Мы обследовали библиотеки следующих монастырей: Пантелеимоновского, Иверского, Ксенофонского и отчасти Ватопедского монастырей; рукописи их мы ниже отмечаем»117.

После успешного окончания духовной академии прот. Владимиру Рыбакову была предоставлена возможность самому выбрать приход118. С 16 сентября 1911 г. по 8 марта 1932 г. отец Владимир Рыбаков числился настоятелем храма Христа Спасителя (Спас-на-водах)119. Одной из причин того, что выбор пал именно на этот храм, стало то, что «доход настоятеля состоял здесь лишь из выплачивания тем же военным ведомством жалования – 75 рублей»120. Этот храм находился на Английской набережной и был построен как памятник в честь моряков, погибших во время Русско-японской войны, но в 1932 г. был снесен богоборческой властью. В 1914 г., оставаясь настоятелем храма, прот. Владимир Рыбаков был назначен старшим священником Генерального штаба и до 1917 г. служил в Ставке121.

Достоверных сведений о последующем общении прот. Владимира Рыбакова с И. А. Карабиновым не найдено, поэтому сложно сказать, под чьим руководством было написано его магистерское сочинение под названием «Св. Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность». Защита этой работы состоялась 24 мая 1928 г. на Высших богословских курсах, причем первым рецензентом был назначен А. А. Дмитриевский122, а вторым – И. А. Карабинов123.

До прот. Владимира Рыбакова вопросами, связанными с жизнью и песнотворческой деятельностью преподобного Иосифа Песнописца, занимались многие литургисты, среди которых был и И. А. Карабинов. Во введении к своей работе прот. Владимир Рыбаков пишет. «Совершенно особо должна быть поставлена по своему достоинству одна очень солидная работа, вышедшая в 1910 г., профессора И. А. Карабинов – «Постная Триодь», но она трактует о песнотворческой деятельности преподобного Иосифа не во всем объеме, а постольку, поскольку это касается названной богослужебной книги»124.

Магистерская работа прот. Владимира Рыбакова продолжает кандидатское сочинение и представляет собой труд, посвященный изучению жизни и творческой деятельности одного из выдающихся церковных поэтов – святого Иосифа Песнописца. В библиотеке СПбДА сохранился один экземпляр данной работы, который состоит из четырех томов. Часть работы была опубликована в 1985–1986 гг. в «Богословских трудах»125, в «1999 г. этот труд был переиздан в Санкт-Петербурге»126, а в 2002 г. – в Москве.

После разрушения храма Спаса-на-водах до своего ареста в декабре 1933 г. отец Владимир Рыбаков служил в Никольском морском соборе. В марте 1934 г. он был списан как смертник и отправлен в одну из ленинградских больниц, где с миром скончался127. По воспоминаниям его внучки, после отпевания в Никольском соборе «в последний путь на Смоленское кладбище в суровом 34-м году его провожали … более двух тысяч человек – целая демонстрация»128.

У другого ученика И. А. Карабинова – Виталия Александровича Алентова, позже иеромонаха Венедикта, судьба сложилась иначе. В 1909 г. он окончил Вологодскую духовную семинарию и поступил в СПбДА, где числился как стипендиат высокопреосвященного Палладия и состоял на пансионе129. В 1913 г. при окончании Петроградской духовной академии Виталий Алентов подал кандидатское сочинение на тему «Чин таинства елеоосвящения. Историко-археологический очерк». Это сочинение было написано под руководством И. А. Карабинова, так как в журналах заседаний Совета можно увидеть его положительный отзыв на данное сочинение. В конце отзыва И. А. Карабинов говорит: «Ввиду всего сказанного, нахожу справедливым признать господина Алентова заслуживающим и степени кандидата богословия, и денежной награды. Желательно, чтобы автор не бросал так серьезно начатой работы»130.

По Журналам заседаний Совета в конце 1912/1913 уч. г. в качестве профессорских стипендиатов при СПбДА на 1913/1914 уч. г. в качестве профессорских стипендиатов при СПбДА на 1913/1914 уч. г. оставили «Прахова Алексея по кафедре еврейского языка с библейской археологией и библейской истории, в связи с историей древнего мира, и Макаровского Александра – по кафедре психологии» 131. Но в Памятной книжке на 1913/1914 уч. г. профессорскими стипендиатами числятся Макаровский Александр по кафедре психологии и иеромонах Венедикт (Алентов) при кафедре литургики132.

22 августа 1913 г. Виталий Алентов принял монашеский постриг с именем Венедикт в Свято-Успенской Почаевской Лавре, был рукоположен в иеродиакона, а 26 августа – в иеромонаха. В этом же году он переехал в Александро-Невскую лавру, при этом продолжая заниматься литургикой в СПбДА133. В это время кафедру литургики возглавлял И.А. Карабинов и поэтому иеромонах Венедикт (Алентов) в течение одного года находился под его научным руководством.

19 сентября 1914 г., после окончания стипендиатского года, проведенного в СПбДА, иеромонах Венедикт (Алентов) был отправлен в Московскую духовную семинарию преподавателем гражданской истории134. Несмотря на это, к 1917 г. им было доработано его кандидатское сочинение до магистерской диссертации. На данную работу И.А. Карабинов составил положительный отзыв, но в связи с нараставшей в стране революционной обстановкой он, к сожалению, так и не был опубликован в Журналах Совета135. За эту диссертацию иеромонах Венедикт (Алентов) был удостоен степени магистра богословия136.

В 1917 г. типографии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры была выпущена книга иеромонаха Венедикта (Алентова) под названием «Чин елеосвящения (историко-литургический очерк)». В библиотеке СПбДА имеется экземпляр этой книги с дарственной надписью: «Глубокоуважаемому профессору протоиерею Александру Васильевичу Петровскому на добрую память от автора»137. В 2004 г. в Киеве данное сочинение было переиздано под названием «К истории православного богослужения»138.

После закрытия МДС иеромонах Венедикт (Алентов) жил в Даниловом московском монастыре. В марте 1921 г. был рукоположен во епископа Вяземского, викария Смоленской епархии. В 1922 г. уклонился в обновленчество, но после покаяния был принят в лоно православной Церкви. 20 февраля 1936 г. был назначен на Тамбовскую и Мичуринскую кафедру, а в апреле того же года возведен в сан архиепископа. 6 декабря 1937 г. тройкой УНКВД по Тамбовской области владыка Венедикт (Алентов) был приговорен к расстрелу. Его реабилитировали президиумом Тамбовского областного суда 8 августа 1962 г., а прокуратурой Алтайского края – 2 марта 1998 г.139.

Прот. Владимир Рыбаков и архиеп. Венедикт (Алентов) являются яркими примерами наставнической работы И. А. Карабинова. Сведения об остальных студентах в большей степени отрывочны и их взаимоотношения с И. А. Карабиновым детально не просматриваются. Если же рассматривать темы сочинений студентов-учеников И. А. Карабинова, то можно увидеть, что они не были узкой направленности, но затрагивали различные области литургической науки. Таким образом, можно сделать вывод, что И. А. Карабинов не замыкался на каких-то определенных темах, а являлся широким специалистом в области литургики. И. А. Карабинов сыграл положительную роль в формировании литургических взглядов студентов духовной академии, и, благодаря качеству его научного руководства, некоторые кандидатские работы были доработаны до магистерских сочинений.

Список сокращений

Архив VIМК РАН – Архив Института истории материальной культуры при Российской Академии Наук

Архив НИЦ «Мемориал» – Архив научно-исследовательского центра «Мемориал»

БТ – Богословские Труды

ВЦСПС – Всесоюзный Центральный совет профессиональных союзов

ГАИМК – Государственная академия истории материальной культуры

ЕГАФ – Единый государственный архивный фонд

ЖЗС СПбДА – Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии

ЖМП – Журнал Московской Патриархии

ОР РНБ – Отдел рукописей Российской национальной библиотеки

РАИК – Русский археологический институт в Константинополе

СПбДА – Санкт-Петербургская духовная академия

СПбПДА – Санкт-Петербургская православная духовная академия (современное название)

УНКВД – Управление народного комиссариата внутренних дел

ЦВ – Церковный вестник

ЦГИА СПб – Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга

Источники и литература

1. «Приспело время подвига…»: Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. о начале гонений на Церковь/ Сост., автор статьи Н. А. Кривошеева. М.: ПСТГУ, 2012. 522 с.

2. Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 1. Д. 136. 7 л. Трудовая книжка Карабинова И. А.

3. Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 1. 1929 г. Д. 15. 29 л. Разряд русской археологии. Планы протоколы, отчеты.

4. Архив VIМК РАН. Ф.2. Оп. 3. Д. 267. 10 л.: Карабинов И. А. Личное дело. 1920–1927.

5. Архив НИЦ «Мемориал» (Санкт1-Петербург)// Сайт «Жертвы политического террора СССР». URL. Http://lists.memo.ru/index11.htm (дата обращения: 17.05.2013).

6. Балашов Н., прот. На пути к литургическому возрождению. М., 2001. 445 с.

7. Барынина О. А. Отечественное византиноведение на рубеже эпох. Русско-византийская комиссия (1918–1930 гг.). СПб., 2010. 323 с.

8. Бовкало А. А. Литургика в Петрограде после 1918 г. // Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского богословского института: Материалы 2000 г. М.: Издательство православного Свято-Тихоновского богословского института, 2000. С. 393–400

9. Бовкало А. А. Последний год существование Богословского института//Минувшее. Исторический альманах. Спб., 1998. С. 485–549.

10. Богданова Т. А. История архива Санкт-Петербургской духовной академии в фондах Российской национальной библиотеки// К 75-летию Дома Плеханова, 1928–2003. Сб. статей и публикаций, материалы конференций. Спб., РНБ, 2003. С. 150–155.

11. Венедикт (Алентов), иером. К истории православного богослужения. Киев: Общество любителей православной. 2004. 616 с.

12. Венедикт (Алентов), иером. Чин елеосвящения (историко-литургический очерк). Сергиев Посад. 1917. VI с., 300 с., 40 с., XV c.

13. Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Т. 1–6. М.: Новоспасский монастырь, 1994–1996; Репр. (воспр. Изд. 1918 г.) Т 7–11. М.: Новоспасский монастырь, 1994–1996. Т. 1. 188 с.

14. Дымов В. Обско-иртышская область пала жертвой реформ // Тюменские известия. 2010. 21 июля. Эл. Версия: Сайт газеты «Тюменские известия». URL: http://t-i.ru/article/15427/ (дата обращения: 01.02.2013).

15. Журналы заседаний Совета Императорской Петроградской духовной академии за 1913–1914 учебный год. Петроград: Типография М. Меркушева, 1916. 619 с.

16. Журналы заседаний Совета Императорской С.-Петербургской духовной академии за 1912–13 учебный год. СПб.: Типография М. Меркушева, 1913. 509 с.

17. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1902/3 год (в извлечении). Приложение к журналу «Христианское чтение». СПб.: Типография М. Меркушева, 1903. 362 с. VIII c.

18. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1904/5 год (в извлечении). Приложение к журналу «Христианское чтение». СПб.: Типография М. Меркушева, 1905. 392 с.

19. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1905/6 год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1906. 334 с.

20. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1911/12 год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1913. 408 с.

21. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1907/8 год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1908. 347 с.

22. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1909–1910 учебный год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1910. 720 с.

23. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1906–1907 учебный год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1907. 330 с.

24. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1908–1909 учебный год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1909. 440 с.

25. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1910–1911 учебный год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1911. 603 с.

26. Журналы заседаний Совета С.-Петербургской духовной академии за 1911–1912 учебный год (в извлечении). СПб.: Типография М. Меркушева, 1913. 408 с.

27. Загороднюк Н.И. Жизнь И. А. Карабинова, ученого и гражданина // Совершенствование качества профессиональной подготовки и переподготовки учительства в процессе формирования профессиональной элиты России: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. Т. 4. Тобольск; М., 2011. С. 14–17.

28. Карабинова О.И. Жизнь Ивана Алексеевича Карабинова. Письмо / Машинопись по рукописи № 124892. Пярну, 1977. 3с.

29. К-в Н. Из жизни духовных академий // ЦВ. 1905. № 40. С. 1257.

30. Книга памяти Тюменской области; Архив НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург) // Сайт «Жертвы политического террора». URL: http://lists.memo.ru/index11.htm (дата обращения: 01.02.2013).

31. Кравецкий А.Г. Проблемы богослужебного языка на Соборе 1917–1918 годов и в

32.

33. Кравецкий А. Г., Плетнева А. А. История церковнославянского языка в России. М., 2001. 400 с.

34. Кравецкий А. Г., Священный Собор Православной Российской Церкви. Из материалов Отдела о богослужении, проповедничестве и храме // БТ. М., 1998. № 34.

35. Ленинградский мартиролог 1937–1938. Т.5. СПб., 2002. 725 с.

36. Магистерский коллоквиум И. А. Карабинова // ЦВ. 1910. № 21. С. 649–650.

37. Малицкий Н. В. Списки воспитанников Владимирской духовной семинарии 1750–1900. (История Владимирской духовной семинарии: Вып. 3) М., 1902. II с., 336 с.

38. Нечаева Т. А. Протоиерей Владимир Александрович Рыбаков // Звезда. 1990. № 3. С. 100. С. 97–102.

39. Новоселов М. А. Письма к друзьям. М., 1994. LIV с., 354 с.

40. ОР РНБ. Ф. 253. Оп. 1. Д. 308. 1 л. Дмитриевский Алексей Афанасьевич, его 1 письмо Карабинову Ивану Алексеевичу.

41. ОР РНБ. Ф. 253. Оп. 1. Д. 616. 1л. Письмо архиеп. Сергия (Страгородского) к А.А. Дмитриевскому.

42. ОРРНБ. Ф. 573. Оп. 1 Д. 910. 1л. Список выпускников СПбДА 1903 года.

43. Отчет о деятельности Русского археологического института в Константинополе в 1904 году // Известие РАИК в 16 т. Т. 13

44. Отчет о состоянии Императорской С.-Петербургской духовной академии за 1914 г. СПб.: Типография М. Меркушева, 1915. 63 с.

45. Отчет о состоянии Императорской С.-Петербургской духовной академии за 1914 г. СПб.: Типография М. Меркушева, 1916. 62 с.

46. Отчет о состоянии С.-Петербургского Археологического Института в 1902–1903 учебный год // Вестник археологии и истории. 1904. Вып. XVI. С. XXXI.

47. Отчет о состоянии СПбДА за 1903 г. СПб.: Типография М. Меркушева, 1904. 42 с.

48. Отчет о состоянии СПбДА за 1903 г. СПб.: Типография М. Меркушева, 1905. 43 с.

49. Отчет о состоянии СПбДА за 1903 г. СПб.: Типография М. Меркушева, 1909. 51 с.

50. Отчет о состоянии СПбДА за 1903 г. СПб.: Типография М. Меркушева, 1910. 44 с.

51. Отчет о состоянии СПбДА за 1903 г. СПб.: Типография М. Меркушева, 1911. 52 с.

52. Памятная книжка С.-Петербургской духовной академии на 1909/1910 учебный год. СПб.: Типография И.В. Леонтьева, 1909. 78 с.

53. Памятная книжка С.-Петербургской духовной академии на 1909/1910 учебный год. СПб.: Типография И.В. Леонтьева, 1913. 57 с.

54. Пивоварова Н. В. Забытые имена в русской церковной археологии И. А. Карабинов и Н. В. Малицкий // Искусство христианского мира: Сборник статей. Вып. 8. М.: Изд-во ПСТБИ, 2004. С. 426–437.

55. Пивоварова Н. В. Н. В. Покровский: личность, научное наследие, архив // Мир русской византинистики. Материалы архивов Санкт-Петербурга. Под. ред. И. П. Медведева. Спб., 2004.

56. Православная энциклопедия. Т.4. М., 2009. С. 588–589.

57. Профессор Николай Васильевич Покровский, директор Императорского археологического института. 1874–1909. Краткий очерк учебной деятельности. СПб., 1909. С. 22–38.

58. Рыбаков В. прот. Святой Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность // БТ. М., 1985. № 26. С. 280–306 .

59. Рыбаков В. прот. Святой Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность. М.: Русская книга, 2002. 656 с.

60. Сове Б.И. Проблема исправления богослужебных книг в России в XIX-XX веках // БТ. М., 1970. № 5. С. 25–68.

61. Сове Б.И. Русский Гоар и его школа // БТ. М., 1968. № 4. С. 39–84.

62. Сорокин В., прот. Исповедник. Церковно-просветительская деятельность Григория (Чукова). Спб.: Изд-во Князь-Владимирский собор, 2005. 736 с.

63. Список выпускников Владимирской семинарии // Владимирские епархиальные ведомости. 1893. №м 14. С. 317.

64. Список выпускников Суздальского духовного училища // Владимирские епархиальные ведомости. 1893. №. 14. С. 239.

65. Успенский Н. Д. Из личных воспоминаний об А. А. Дмитриевском // БТ. М., 1968. № 4. С. 85–89.

66. Христофоров В. С. Венедикт (Алентов Виталий Александрович) // Православная энциклопедия. М., 2004. Т. 7. С. 577–578.

67. ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 1.Д. 3870. 105 л. Журналы собраний Совета академии за 1917 г.

68. ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 1.Д. 3871. 88 л. Журналы собраний Совета академии за 1917 г.

69. Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы Санкт-Петербурга 1917–1945 гг. Справочник СПБ., 1999. 366 с.

70. Шкаровский М. В. Петербургский храм-памятник Христа Спасителя (Спас-на водах) // Сайт СПбПДА. URL: http://www.spbda.ru/news/a-1589.html (дата обращения: 02.04.2013).

71. Щеглов Г. Э. Неизвестный юбилей // Труды Минской духовной академии. Жировичи, 2007. № 5. С. 140–147.

72. Э.П.Р., Желтов М., свящ. Карабинов И. А. // Православная энциклопедия. М., 2012. Т. 30. С. 614–615.

* * *

1

См: ОР РНБ.Ф.573. Оп. 1. Д. 910. Л. 1. Список выпускников СпбДА 1903 года; Архив VIМК РАН.Ф.2. Оп.3. Д.267.Л.10: Карабинов И. А. Личное дело. 1920–1927.

2

См.: Малицкий Н. В. История Владимирской духовной семинарии. Вып. 1. М.: Печатня Снегиревой А. И., 1900. С. 123.

3

Карабинова О. И. Жизнь Ивана Алексеевича Карабинова. Письмо/Машинопись по рукописи № 124892/ Пярну, 1977. С. 2.

4

Там же. С. 2 Священник Иоанн Тарасов – магистр богословия, аспирант Санкт-Петербургской православной духовной академии (azxeds@mail.ru),

5

См.: Список выпускников Суздальского духовного училища – Владимирские епархиальные ведомости. 1893. № 14. С. 317.

6

См.: Список выпускников Владимирской семинарии// Владимирские епархиальные ведомости. 1893. № 13. С. 239.

7

См.: Пивоварова Н. В. Н. В. Покровский: личность, научное наследие, архив// Мир русской византинистики. Материалы архивов Санкт-Петербурга. Под. Ред. И. П. Медведева. Спб., 2004. С. 146

8

Карабинова О. И. Жизнь Ивана Алексеевича Карабинова. Письмо.

9

Отчет о состоянии СПбДА за 1902 год. Спб., 1903. С. 33.

10

См.: Отчет о состоянии СПбДА за 1903 год. Спб., 1904. С. 35.

11

См.: ЖЗС СПбДА за 1902/3 уч. г. СПб., 1903. С. 223–224

12

См.: Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 1.

13

См.: Пивоварова Н. В. Н. В. Покровский: личность, научное наследие, архив. С. 44.

14

Отчет о состоянии С.-Петербургского Археологического института в 1902–1903 учебный год// Вестник археологии и истории. 1904. Вып. XVI.C.XXXI

15

См.: Памятная книга СПбДА за 1913–14 уч. г. 1914. С. 22

16

См.: ЖЗС СПбДА за 1904/5 уч. г. Спб., 1905. С. 225.

17

Отчет о деятельности Русского археологического института в Константинополе в 1904 году // Известие РАИК. В 16 т. Т. 13. София: Державная печатница, 1908. С. 311.

18

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 7.

19

Архив VIМУ РАН Ф. 2. Оп. 5. Д. 136. Л. 4. Трудовая книжка Карабинова И. А.

20

См.: ЖЗС СПбДА за 1904/5 уч. г. СПб., 1905. С. 259–260.

21

См.: К-в Н. Из жизни духовных академий // ЦВ 1905. № 40. С. 1257.

22

ЖЗС СПбДА за 1905–6 уч. г. СПб., 1906. С. 100–101.

23

Профессор Николай Васильевич Покровский, директор Императорского археологического института. 1874–1909. Краткий очерк ученой деятельности. СПб., 1909. С. 22.

24

ЖЗС СПбДА за 1905/6 уч. г. СПб., 1906. С. 219–220.

25

См.: ЖЗС СПбДА за 1911–1912 уч. г. СПб., 1912. С. 4.

26

См.: ЖЗС СПбДА за 1911–1912 уч. г. СПб., 1912. С. 87–90.

27

Пивоварова Н. В. Забытые имена в Русской церковной археологии И. А. Карабинова и Н. В. Малицкий // Искусство христианского мира: сборник статей. Вып. 8. М.: Изд-во ПСБТИ, 2004. С. 429.

28

Сове Б.И. Русский Гоар и его школа // БТ.М., 1968. № 4. С. 72.

29

Там же.

30

ОР РНБ. Ф. 253. Оп. 1. Д. 308. Л. 1. Письмо Дмитриевского А. А. Карабинову И. А.

31

См.: Архив VIМК РАН. Ф. 2 Оп. 5 Д. 136. Л. 4–6.

32

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 7.

33

См.: ЖЗС СПбДА за 1909/10 уч. г. СПб., 1910. С. 129.

34

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 7.

35

См.: Отчет о состоянии СПбДА за 1910 год. СПб., 1911. С. 42; ЖЗС СПбДА за 1913/14 уч. г. СПб., 1914. С. 195; Отчет о состоянии СПбДА за 1914 год. Петроград., 1915. С. 40; ЖЗС СПбДА за 1913/14 уч. г. СПб., 1914. С. 263; ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 1. Д. 3871. Л. 4 об. Журналы собраний совета академии.

36

Отчет о состоянии СПбДА за 1916 г. // ХЧ., 1917. Март-июнь. С.36

37

Сове Б.И. Проблема исправления богослужебных книг в России в XIX-XX веках // БТ. М., 1970. № 5. С. 62

38

Отчет о состоянии СПбДА за 1914 г. Петроград., 1914. С. 40.

39

Там же.

40

См.: ЖЗС СПбДА за 1907/08 уч. г. Спб., 1908. С. 240.

41

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп 3. Д. 267. Л. 3.

42

См.: ЖЗС СПбДА за 1908/9 уч.г. СПб., 1909. С. 60–61.

43

См.:Там же. С. 105.

44

См. Отчет о состоянии СПбДА за 1908 год. СПб., 1909. С. 35; Отчет о состоянии СПбДА за 1909 год. СПб., 1910. С. 27.

45

См.: ЖЗС СПбДА за 1908/9 уч.г. СПб., 1909. С. 62–63, 70–71.

46

См.: Магистерский коллоквиум И. А. Карабинова // ЦВ. 1910. № 21. С. 649–650.

47

См.: ЖЗС СПбДА за 1909/10 уч. г. СПб., 1910. С. 304–305.

48

Там же.

49

См.: ЖЗС СПбДА за 1910–11 уч. г. СПб., 1911. С. 15–16.

50

Отчет о состоянии СПбДА за 1910 год. СПб., 1911. С. 17.

51

См.: ЖЗС СПбДА за 1910–11 уч. г. СПб., 1911. С. 57–58.

52

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 3–4.

53

Кравецкий А. Г., Плетенева А. А. История церковнославянского языка в России. М., 2001. С. 79.

54

Там же. С. 80.

55

ОР РНБ. Ф. 253. Оп. 1. Д. 616. Л. 1. Письмо архиеп. Сергия (Страгородского) к А. А. Дмитриевскому

56

См.: Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Т. 1. М.: Новоспасский монастырь, 1994–1996. С. 5–6.

57

Там же.

58

См.: ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 1. Д. 3870. Л. 100об. Журналы собраний совета за 1917 г.

59

См.: «Приспело время подвига…»: Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. о начале гонений на Церковь / Сост., автор статьи Н. А. Кривошеева. М.: ПСТГУ, 2012. С. 12–13.

60

Там же. С. 134. Балашов Н., прот. На пути к литургическому возрождению. М., 2011. С. 301.

61

См.: Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Т. 1–6. М.: Новоспасский монастырь, 1994–1996. Репр. Воспр. Изд. 1918 г.), Т. 7–11. М.: Новоспасский монастырь, 1994–1996. Т. 1. С. 21.

62

Там же. С. 134.

63

См.: Кравецкий А. Г. Проблемы богослужебного языка на Соборе 1917–1918 годов и в последующие десятилетия // ЖМП. 1994. № 2. С. 68–86.

64

Кравецкий А. Г. Священный Собор Православной Российской Церкви. Из материалов Отдела о богослужении, проповедничестве и храме // БТ. 1998. № 34. С. 290, 324, 338.

65

Новоселов М. А. Письма к друзьям. М., 1994. С. 25

66

Балашов Н., прот. На пути к литургическому возрождению. С. 377.

67

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 4.

68

Сорокин В., прот. Исповедник. Церковно-Просветительская деятельность Григория (Чукова). СПб.: Изд-во Князь-Владимирского собора. 2005. С. 195.

69

Богданова Т. А. История Архива Санкт-Петербургской духовной академии в фондах Российской национальной библиотеки // К 75-летию Дома Плеханова, 1928–2003. Сб. статей и публикаций, материалы конференций. СПб., РНБ, 2003. С. 151.

70

Там же.

71

Там же.

72

См.: Щеглов Г. Э. Неизвестный юбилей // Труды Минской духовной академии. 2007. № 5. С. 143

73

Сорокин В., прот. Исповедник. Церковно-просветительская деятельность Григория (Чукова). С. 228.

74

Там же. С. 226.

75

См.: Там же. С. 586.

76

Там же. С. 285.

77

Митрополит Григорий (Чуков): вехи служения церкви Божией. Часть 4 (1). Изъятие церковных ценностей в Казанском кафедральном соборе: дневник настоятеля // Сайт «Богослов». URL: http://www.bogoslov.ru/text/1225427.html#_ftnref9 (дата обращения: 01.07.2013).

78

Там же.

79

См.: Бовкало А. А. Последний год существования Богословского института // Минувшее. Исторический альманах. СПб.: 1998. С. 485.

80

Карабинова О. И. Жизнь Ивана Алексеевича Карабинова. Письмо. С. 1

81

Сорокин В., прот. Исповедник. Церковно-Просветительская деятельность Григория (Чукова). С. 352.

82

Там же. С. 356.

83

См.

84

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 1. 1929 г. Д. 15. Л. 5–6

85

Архим VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 1. 1929 г. Д. 15. Л. 5об. Разряд русской археологии. Планы, протоколы, отчеты.

86

Пивоварова Н. в. Забытые имена в Русской церковной археологии. И. А. Карабинов и Н. В. Малицкий. С. 426–437.

87

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 8об.

88

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 9.

89

См.: Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 5. Д. 136. Л. 6.

90

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 1. 1929. Д. 15. Л. 11,13.

91

Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 1. 1929. Д. 15. Л. 22об.

92

См. Архив VIМК РАН. Ф. 2. Оп. 3. Д. 267. Л. 10.

93

См.: Ленинградский Мартиролог 1937–1938. СПб., 2002. Т. 5. С. 86

94

Обско-Иртышская область просуществовала менее года. Она была создана 17 января 1934 г., а ликвидирована уже 7 декабря того же года. После проведения административной реформы она вошла в состав Омской области. См.: Дымов В. Обско-иртышская область пала жертвой реформ // Тюменские известия. 2010. 21 июля. Эл. Версия: Сайт газеты «Тюменские известия». URL: http://t-i.ru/article/15427/ (дата обращения: 25.06.2013).

95

Архив НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург) // Сайт «Жертвы политического террора в СССР». URL: http://lists.memo.ru/index11.htm (дата обращения: 17.05.2013).

96

См.: Э.П.Р. Карабинов И. А. С. 614.

97

См: Архив VIМК РАН. Ф.3. Оп. 3. Д. 267. Л. 10.

98

Загороднюк Н. И. Жизнь И. А. Карабинова, ученого и гражданина. С. 14–17.

99

См.: Э.П.Р. Карабинов И. А. // Православная энциклопедия. Т. 30. М., 2012. С. 614.

100

См. Ленинградский мартиролог 1937–1938. Т. 5. С. 86.

101

Загороднюк Н. И. Жизнь Т. А. Карабинова, ученого и гражданина // Совершенствование качества профессиональной подготовки и переподготовки учительства в процессе формирования профессиональной элиты России: материалы IV Всерос. научно-практ. Конф. Т. 4. Тобольск; М., 2011. С. 14–17.

102

Карабинова О. И. Жизнь Ивана Алексеевича Карабинова. Письмо. С. 3.

103

Архив СПбЕ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 12. Л. 42. Благодарственное письмо Карабиновой О. И.

104

Протоирей Алексей Беляев с 1977 по 1979 г. был настоятелем Екатерининского храма города Пярну, Таллинской епархии. См.: Православная энциклопедия. Т. 4. М., 2009. С. 588–589.

105

См.: Книга памяти Тюменской области; Архив НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург) / Сайт «Жертвы политического террора в СССР». URL: http://lists.memo.ru/index11.htm (дата обращения: 17.05.2013).

106

См. Нечаева Т. А. Протоирей Владимир Александрович Рыбаков // Звезда. 1990. № 3. С. 100.

107

Там же.

108

См. Шкаровский М. В. Петербургский храм-памятниу Христа Спасителя (Спас-на-водах) Сайт СПбДА. URL: http://www.spbda.ru/news/a-1589.html (дата обращения: 02.04.2013).

109

См.: Нечаева Т. А. Протоирей Владимир Александрович Рыбаков. С. 99

110

См.: ЖЗСА за 1907/1908 уч. г. СПб., 1908. С. 31.

111

См.: ЖЗСА за 1910/1911 уч. г. СПб., 1911. С. 502–505.

112

Там же. С. 504–505.

113

См.: ЖЗСА за 1911/1912 уч. г. СПб., 1912. С. 137.

114

См.: ЖЗСА за 1910/1911 уч. г. СПб., 1911. С. 293–294.

115

Там же. С. 294–295.

116

См.: ЖЗСА за 1911/1912 уч. г. СПб. 1912. С. 81–82.

117

Рыбаков В. А., прот. Святой Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность. М.: Русская книга, 2002. С. 13.

118

См.: Нечаева Т. А. Протоирей Владимир Александрович Рыбаков. С. 100.

119

См.: Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы Санкт-Петербурга 1917–1945 гг. Справочник. СПб., 1999. С. 221.

120

Нечаева Т. А. Протоирей Владимир Александрович Рыбаков. С. 100.

121

Там же.

122

См.: Бовкало А. А. Литургика в Петрограде после 1918 г. // Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского богословского института: Материалы 2000 г. М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского богословского института. 2000. С. 397–398.

123

См.: Сорокин В., прот. Исповедник. Церковно-просветительская деятельность митр. Григория (Чукова). С. 356.

124

Рыбаков В., прот. Святой Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность // БТ. 1985. № 26. С. 282.

125

См.: Там же. С. 280–306.

126

Шкаровский М. В. Петербургский храм-памятник Христа Спасителя (Спас-на-водах). Там же.

127

См.: Нечаева Т. А. Протоирей Владимир Александрович Рыбаков. С. 102.

128

Там же

129

См.: Памятная книжка СПбДА за 1909–1910 у.г. СПб., 1909. С. 60.

130

ЖЗС СПбДА за 1912/13 уч. г. СПб., 1913. С. 286.

131

Там же. С. 260.

132

См.: Памятная книжка СПбДА за 1913–1914 уч. г. СПб., 1913. С. 29.

133

См.: Христофоров В. С. Венедикт (Алентов Виталий Александрович) // Православная Энциклопедия. Т. 7. М., 2004. С. 577.

134

См.: там же.

135

См.: ЦГИА Спб. Ф. 277. Оп. 1. Д. 3870. Л. 61. Журналы собраний совета академии за 1917 г.

136

См: Христофоров В. С. Венедикт (Алентов Виталий Александрович). С. 576.

137

Венедикт (Алентов), иером. Чин елеосвящения (историко-литургический очерк). Сергиев Посад, 1917. С. I.

138

См.: Венедикт (Алентов), иером. К истории православного богослужения. Киев: Общество любителей православной литературы, 2004. С. 616.

139

См.: Христофоров В. С. Венедикт (Алентов Виталий Александрович) Православная энциклопедия. Т.7. М., 2004. С. 577.

Комментарии для сайта Cackle