святитель Кирилл Александрийский

Толкование на пророка Амоса

Отделение второе

Глава III

Ам.3:1–2. Слышите слово сие, еже глагола Господь на вы, доме Израилев, и на все племя, еже изведох из земли Египетский, рекий: вас точию познах от всех племен на земли, сею ради отмщу на вас вся грехи ваша.

Эти слова могут быть понимаемы в отношении ко всему Израилю, – не к отдельно взятому Иуде и Ефрему, но к целому народу, как бы собранному во едино, ибо из Египта были выведены все колена Израиля. Поэтому всем, не исключая никого, повелел внимать словам Божиим. Какие же это слова? По всей вселенной, говорит, существуют многие тысячи городов и стран и неисчислимо количество их жителей. По из всех их вас одних, Израильтяне, Я сделал избранниками Своими, явил Себя многочисленными чудесами, избавил вас от горького и невыносимого рабства, сделал вас достойными соревнования и треблаженными, руководил вас при помощи закона к угодному Мне, как бы стеною оградил вас Своею помощию, ввел в землю, обещанную отцам. Но Поелику, говорит, вы одни, из всех народов удостоенные столь славных даров, непрестанно огорчали и разнообразно прогневляли Меня; то напоследок Я потребую от вас отчета за ваше безумие; не потерплю еще ваших грехов и не оставлю без наказания вашего возвращения к ним. Итак презрение к Богу и пренебрежение божественной воли в конце концов служит причиною погибели всякому, кто познал Его или сам был познан Им по образу духовного свойства. Посему премудрый Павел призванным чрез веру, но потом опять подвергшимся расслаблению и как бы готовым возвратиться к прежнему, язычникам, пишет, говоря: «ныне же, познавше Бога, паче же познани бывше от Бога, како возвращаетеся паки на немощные и худые стихии, имже паки свыше служити хощете» (Гал.4:9)? Создатель знал их и прежде их обращения; ибо Он ведает решительно всесуществующее; но упоминаемое в сих словах познание, как я сказал, очень хорошо указывает на духовное свойство.

Ам.3:3. Еда пойдут два вкупе всяко, Аще не познают себе.

Здесь глубокая загадка и неясная речь. Впрочем скажем сколько можем. Он обвинял Израильтян в том, что они приказывали Пророкам, говоря: не пророчествуйте. Необходимо сказать о том, по какой причине они неосмотрительно запрещали святым пророчествовать. Поелику они возвещали, что их постигнут следствия гнева (божественного) и указывали на то, что необходимо было согрешившим для своего исправления: то, опасаясь может быть исполнения предсказаний, они восставали против них и противодействовали им, привыкши склонять ум толпы к тому, что незаконно, и вовлекая подчиненных в заблуждение. Пророков они порицали, а заблуждающихся одобряли как идущих прямою стезею. Посему Бог устами Исаии говорит: «людие Мои, блажащии вас льстят вы, и стези ног ваших возмущают» (Ис.3:12). И Амасия, жрец Вефильский, запрещал пророку Амосу, говоря: «видяй гряди, и отъиди ты на землю Иудину, и тамо живи, и тамо да прорицаеши. А в Вефили посем не приложи прорицати» (Амос.7:12–13). Восстававшие против пророков вследствие великой своей грубости и ужасного нравственного развращения оказывали им сильное сопротивление, говоря: «не посла тя Господь» (Иер.43:2). Посему и обвиняет их за то, что они о посланных Богом пророках говорили, что они возвещают не свыше и не от Бога внушенные им слова: напротив они думали, что говорят от собственного своего измышления и возвещают противное воле Владыки всяческих. Посему говорит: о несмысленные и неразумные! Кто из вас соделается друзьями и пойдет одною и тою же стезею жизни, не познав взаимно друг друга, то есть если не усмотрели друг в друге одинаковых нравов и единомыслия? Ведь и всякое животное любит подобное себе и человек может привязаться только к подобному себе. И если это справедливо: то как Я, будучи Сам свят, мог бы принять пророков как бы в дружбу к Себе и удостоить их любви Своей, если бы и они не были святы? Как же вы преследуете святых, которым Я вверил слова Мои, которых Я приблизил к Себе, как добрых и как бы ходящих одною со Мною стезею желаний? Ведь то, чего хочу Я, составит предмет и их желания. Посему порицать пророков в конце концов есть не иное что, как делать упреки против Меня Самого. Тоже самое говорит и Спаситель святым ученикам: «иже вас приемлет, Мене приемлет», а иже не приемлет, не приемлет пославшего Мя (Мф.10:40): а в случае изгнания повелел им отрясти и самый прах от своих ног, говоря: «отраднее будет земли Содомстей, неже граду тому» (Мф.10:15). Итак необходимо принимать посланников Божиих и возвещающих нам волю Его. Таков был Павел говорящий: «по Христе убо посолствуем, яко Богу молящу нами, молим по Христе: примиритеся с Богом» (2Кор.5:20).

Ам.3:4. Или возревет лев из дубравы своея, ловитвы не имый! или испустит глас свой львичищь из ложа своего всяко, Аще не похитит чесого?

Исследователи нравов зверей говорят, что лев, чувствуя голод, смело обходит горы и долины и леса, вращая взор свой туда и сюда, и похищает какое-либо из пасущихся в лесу животных. Когда же увидит что-либо пригодное для пищи: тотчас приближается и делает нападение, издавая страшный и дикий рев. Если же приносит пищу львятам и приближается к их логовищу: то они вскакивают и, с воем схвативши, растерзывают ее. Итак что же вы обвиняете, говорит, Бога за то, что Он пред наступлением бедствий выражает угрозу? Почему вы выражаете негодование на самих пророков за то, что они вопияли против вашего нечестия? Я поступаю, говорит, подобно льву, который обыкновенно ревет против зверей и как бы наперед выражает угрозу своим нападением, а молодым львам подобны те, которые подражают всякому моему нраву; ибо и они, как я сказал, вопияли против тех, которые приобрели привычку к нечестивой жизни. Но как рыкание этого зверя, предвозвещающее о его присутствии, не совсем бесполезно для горных животных, заставляя их бежать от его нападения; так и угроза и предвозвещение бедствий прежде их действительного наступления в высшей степени полезны для грешников, побуждая их к покаянию и удалению от грехов. Итак Бог уподобляет Себя льву; Он поражает людей и насылает на них свой гнев не прежде, как предварительно выразив им угрозу, дабы покаянием они могли спастись, прежде наступления бедствий принимая предсказание будущего как бы спасительное лекарство.

Ам.3:5. Или падет птица на землю без ловца? или спадет9 пругло на землю, Аще не имет ничесоже?

И теперь речь состоит из подобия. Птицеловы весьма искусно убивают птиц, сидящих на деревьях. Некоторые из них ловят свою добычу при помощи силков. По-видимому теперь пророческое слово под образом птиц указывает на людей, приобретших привычку высокомудрствовать, надменных умом и напыщенных в помыслах своих и не способных сочувствовать смиренным, а под образом птиц, улавливаемых сетями – на людей, пристрастных к земному и стремящихся только к плотским и утучняющим наслаждениям. Себя же Бог уподобляет птицелову и силку, повергающему гордых на землю, как бы спутывающему и подвергающему наказанию помышляющих только о земном. А Израильтяне были надменны, презирали Бога, пренебрегали пророками и ни во что ставили закон; сверх того они были слишком привязаны к мирским занятиям и стремились только к земному, и преданные постыдным похотям, они неприязненно относились к слову Божию и оказывали сопротивление призывающим к добродетели. Ибо пророкам они говорили: «но нам глаголите и возвещайте нам иное прельщение» (Ис.30:10). Итак если Я, говорит, подобно птицелову повергаю надменных и подобно сети улавливаю, как лисицу или мышь, привязанного к мирским занятиям: то не напрасно ли вы преследуете святых, которые возвещают вам только слова, между тем как Я сам привожу в исполнение определения гнева Моего, поражающего нечестивых?

Ам.3:6. Или возгласит труба во граде, и не убоятся людие! Или будет зло во граде, еже Господь не сотвори?

Я сам, говорит, навожу на вас бедствия, а пророки суть только провозвестники и передатчики Моих слов; ибо они передают вам то, что Я повелеваю им чрез Духа. Но вы презираете и сильно извращаете некогда произнесенные ими слова. Скажи же мне, какую пользу вы получили от этого? Какой страх напал на вас? Или какую перемену к лучшему испытали вы? Если бы в городе прозвучала труба, возвещающая близкую и объявленную врагами войну; то найдется ли такой бесчувственный человек, который совсем не испытал бы страха пред грядущими бедствиями? А Мои трубы непрестанно предвозвещали будущее. По это нисколько не послужило вам на пользу; напротив, зная, что будете истреблены врагами, вы величаетесь над столь ужасными бедствиями, так что как бы смеетесь над пророчеством, как над пустою вещью. Впрочем безумным обычно и свойственно говорить: «видение, еже сей видит, на дни многи, и на времена долга сей прорицает» (Иез.12:27). Итак почему же мужей, как бы издающих трубный звук, вы считаете тяжелыми для себя, хотя ни во что ставите их речи? Но может быть на это скажете, что вас безмерно огорчает исход событий. Но будет ли зло во граде, еже Господь не сотвори? Он как бы так говорит: найдется ли между людьми хоть один, достаточно сильный причинить зло городу или посредством болезней, или посредством осады, или уничтожения плодов, или иным каким либо способом? Если никто между людьми не может сделать этого, но все это зависит от власти и силы Божией; то почему же вы гневаетесь на пророчествующих об этом? Напротив, следует раскаиваться и расположением к этому умилостивлять Оскорбленного и Могущего причинить зло грешникам. Здесь под именем зла, бывающего в городах от Бога, мы должны разуметь не нравственную испорченность – да не будет! – но бедствие, или гнев и негодование на кого-либо, которым Он угрожает грешникам, располагая их обратиться к более честной жизни, ибо написано: «броздами и уздою челюсти их востягнеши, не приближающихся к тебе» (Пс.31:9). Поелику Он благ и «всем человеком хощет спастися и в разум истины приити» (1Тим.2:4): то как бы понуждает их к исправлению скорбями, бывающими с ними вследствие Его гнева, и на кого не действует ни слово, ни разъяснение полезного, на тех иногда сильно влияет посредством страха и угроз.

Ам.3:7–8. Понеже не сотворит Господь дела, Аще не открыет наказания Своего к рабом своим пророком. Лев возревет, и кто не убоится? Господь Бог глагола, и кто не проречет?

Не пророки, говорит, наводят на кого-либо бедствия; ибо они – люди, подобные вам по своей природе. Но они удостоены от Бога дара – знать все, что Он хочет совершить – послать ли городам и странам блага, или то, что обыкновенно причиняет им скорбь. По может быть вы на это скажете: пусть они знают об этом, если им угодно, пусть они обогащаются от Тебя знанием будущего, пусть открываются им все тайны; но пусть они никому не говорят об этом, и пусть ничто не доходит до слуха тех, которые отвергают их. Что же на это слышим от Бога? Лев возревет, и кто не убоится! Если, говорит, в то время, как ревет лев, – сильнейший из зверей, не найдется ни одного столь твердого и спокойного человека, который бы не почувствовал страха; то как же могут они не чувствовать страха пред Богом, когда Он говорит им и повелевает им возвещать о том, что они узнают от Него? Ибо они не такие, как вы, презрители и жестокосердые и ни во что ставящие угодное Владыке всяческих. По сему Он всегда ограждает святых и избавляет, Пророков от опасностей, угрожающих им от людей нечестивых. А это было не иное что, как удостоение подобающего попечения: ибо удалить врачей означало бы не что иное, как лишить больных врачебной помощи. Тоже самое провозглашает и устами Давида: «не прикасайтеся помазанным моим» (Пс.104:15); и самим пророкам негде говорит: и будет «касаяйся вас, яко касаяйся в зеницу ока моего» (Зах.2:8). И не мало повредит душе своей тот, кто скрежещет зубами на головы святых, нечестиво нападает на них и не отвращается от каких-либо иных постыдных действий против них.

Ам.3:9–11. Поведите странам во Ассирианех и во странах Египетских, и рцыте: соберитеся на гору Самарийскую и видите чудесная многа среде ея и насильство еже в ней. И не уразуме, яже будут противу ей, глаголет Господь, сокровиществующии неправду и страсть в селех своих. Сего ради сия глаголет Господь Бог: Тире, окрест земля твоя опустеет, и отъимет от тебе крепость твою, и разграбятся страны твоя.

Опять угрожает навести на них то, чему подобало подвергнуться им, как дошедшим до такого развращения, что они восставали против Бога и порицали Пророков и совершенно пренебрегали законами Моисея. Надобно знать, что в сих словах находится разногласие между Еврейским изданием и переводом семидесяти; ибо Евреи читали: поведите странам во Азотех, и во странах Египта; семьдесят же: поведите странам во Ассирианех и во странах Египетских. Азот был соседний и смежный со страною Иудейскою город; земля же Ассириян, то есть, Персов и Мидян, находящаяся как бы при самых границах востока, была весьма удалена от нее. Утверждаем, что не будет никакой несообразности, читать ли в данном месте: Азотяне или Ассирияне. В том и другом случае слова богодухновенного Писания окажутся истинными, что без труда и покажем, объясняя содержание предложенного места. Объясняемое место напоминает историю, содержащуюся в четвертой книге Царств и во второй книге Паралипоменон. Передам содержание ее весьма кратко, чтоб знающим ее наш рассказ не показался многословным. Некогда во Иерусалиме царствовал Манассия, сын Езекии; но он был весьма отличен от отца по нравам и весьма далек от его благочестия. Он был муж нравственно испорченный и ко всему постыдному склонный, скверный и идолопоклонник и безмерно преданный демонскому заблуждению. Он построил алтари и капища Ваалу, покланялся всему воинству небесному, проводил чрез огонь своих детей. Он собрал около себя птицегадателей, и таких людей, которых занятие состояло в том, чтоб говорить ложь, которые воображали, что они обладают знанием необходимых предметов, между тем на самом деле ничего не знали и говорили от своего сердца. И по-видимому не было ни одного вида крайнего разврата, которому бы он не сочувствовал. Во время его царствования Бог устами Пророка говорил негде о Иерусалиме и всей стране Иудейской: «се аз наведу» на народ сей «злая, яко всякому слышащему сия пошумят обоя уха его» (4Цар.21:12). После того, как умер Манассия, скипетр царский принимает сын его Амон, нисколько не уступающий отцу в нравственной испорченности. И он любил и почитал тоже, что и тот; но он жил только два года. Потом после него на царство помазан был сын его Иосия, муж мудрый и твердый и один из самых богобоязненных (царей). О нем предсказал человек Божий, пришедший в Вефиль, когда Иеровоам стоял перед жертвенником и совершал праздник телицам: «и рече: олтарю, сице глаголет Господь: се сын рождаешся дому Давидову, Иосиа имя ему, и пожрет на тебе жерцы: иже на высоких жрущие на тебе, и кости человеческие сожжет на тебе» (3Цар.13:2). Действительно, воцарившись Иосия разрушил идольские капища, ниспроверг жертвенники, истребил рощи, сожег колесницу солнца, умертвил жрецов высот в Вефиле, кости человеческие сожег на жертвеннике телиц, изгнал волхвов, лжепророков, говорю, и прорицателей и чревовещателей: повелел, чтоб во Израиле имели власть и силу законы Моисеевы. Поелику он был муж добродетельный и близкий к Богу: то он посылает к Олдаме пророчице, стараясь узнать от нее, прекратит ли Владыка всяческих Свой гнев и будет ли Израиль наслаждаться благополучием и останутся ли без исполнения предречения о них, сделанные устами пророков. Она же ответила им: «сице глаголет Господь Бог Израилев: рцыте мужеви пославшему вы ко мне. Тако глаголет Господь: се аз ниведу злая на место сие, и на живущия в нем, вся словеса книжная, яже прочте царь Иудин: понеже оставиша мя, и кадяху богом другим, яко да прогневают мя делесы рук своих, и разжжется ярость моя на место сие: и не угаснет. И ко царю Иудину пославшему вас вопросити Господа, сице рцыте ему: тако глаголет Господь Бог Израилев: словеса, яже слышал еси, за сия, яко умягчися сердце твое, и смирился еси пред лицем Господним, услышав елика глаголах на место сие и на живущие в нем, еже быти в погубление и в проклятие, и раздрал еси ризы твоя, и плакася предо Мною, и аз убо услыших, глаголет Господь: сего ради из приложу тя ко отцем твоим и соберешися во гроб твой в мире, и не узриши очима твоима всех злых, яже аз имам навести на место сие, и на живущия в нем» (4Цар.22:15–20). И обещание было исполнено; ибо Владыка всяческих отложил Свой гнев до конца его царствования. Было тридцать один год (его царствования). В последнее время против Вавилона предпринял войну Фараон Нехао, царь Египетский и отправился из своего отечества со всем войском. Так как Иосия опасался, как бы он не пришел опустошать иудейскую страну; то он вооружился и решился выйти ему на встречу. Тот повелел ему идти назад, сказав, что он спешит к реке Евфрату и стремится в страну Ассириян. Но так как и после сего (Иосия) безрассудно вступил в бой; то во время сражения был убит и мертвый своими привезен был домой во Иерусалим. На царство же помазан был Иоахаз, сын его. Едва кончился третий месяц его царствования, как Фараон Нехао лишил его власти и связав его держал под стражею в Египте; получивши же большие деньги, едва согласился на то, чтоб во Иерусалиме царствовал Елиавим, или Иоаким, также сын Иосии. Он до такой степени угнетал Израиля, то есть жителей Самарии и Иерусалима, что обложил налогами всю страну и от всех требовал податей. Когда дела находились в таком состоянии и царством управлял Иоаким, – пришел Навуходоносор, овладел Иерусалимом, так что Елиакима сделал своим рабом, взял и с него налог и весь город совершенно опустошил. Но Бог этим не ограничил бедствия людей нечестиво поступивших; но присоединил к этому нечто другое обременительное и весьма тяжелое: разбойнические шайки, появившиеся из всех соседних земель и стран, то есть, Сирийской, Тирской и Азотской, Идумейской и Моавитской, в различных местах опустошали Иудейскую землю. Об этом написано в Паралиноменонах: «тогда нача земля поддана быти, еже даяти сребро по словеси фараонову: и кийждо по силе истязаше сребро и злато от людей земли, еже даяти фараону Нехао. Двадесяти пяти лет бе Иоаким, егда царствовати нача, и единонадесять лет царствова во Иерусалиме, и сотвори лукавое пред Господем по всем, елика сотвориша отцы его. Во дни его прииде Навуходоносор на землю, и бе ему служа три лета, и отступи от него и посла на них Халдеи, и разбойники Сирские, и разбойники Моавитския и сынов Аммоновых против Самарии»10 (2Пар.36:4–5). Все это пришлось вытерпеть Израилю за то, что он дерзко унижал славу Бога и развратился до того, что приобрел нечестивую наклонность – покланяться делам рук своих. Рассказавши же с достаточною для нас подробностию историю, мы кратко изложим смыол слов: поведите странам во Ассирианех, и во странах Египетских, и рцыте: соберитеся на гору Самарийскую, и видите чудесныя многа среди ея, и насильство еже в ней. Пусть кто-нибудь, как бы так говорит, как можно скорее возвестил Египтянам и Ассириянам, и пусть они смело устремятся на горы Самарийские, или на самую страну: ибо она, говорят, гориста. Когда они придут, то увидят на ней чудесная многа и неожиданное насилие; ибо прежние победители, говорит, окажутся в жалком состоянии и будут в рабстве; поднимающие наднадменно бровь свою против всех, так сказать, народов окажутся в достойном сожаления положении, поверженными и под ногами врагов, и будут терпеть такое притеснение, что остаться в живых и жить в рабстве и платить дань победителям – станут считать вожделенным благом. Но не уразуме, говорит, Самария, яже будут противу ей, то есть, что постигнет ее. Потом, где сокровиществующии неправду и страсть (ταλαιπωρ´αν несчастие) в селех своих? Ибо какую, говорит, принесло им пользу любостяжание и умножение грехов вследствие того, что они не хотели знать воли Божией. Ужели бедствия согрешивших ограничатся только нашествием Ассириян и Египтян? Никак, говорит. Сего ради сия глаголет Господь Бог: Тире, окрест земля твоя опустеет, и отъиму от тебе крепость твою, и разграбятся страны твоя. Слова: Тир и окрест, ты можешь понимать так: от Тира и окрестной и соседней земли будет опустошена страна твоя, когда на нее сделают набеги скопища разбойников. Тогда отнимут твою крепость вместо: все могущество твое будет сокрушено и пораженное как бы изнеможет. Итак, если в Еврейском издании читается: поведите странам во Азотех, а у семидесяти: во Ассирианех; то оба чтения будут содержать истину; ибо не только Ассирияне, но и Тиряне и Азотнне грабили Израильтян, делая на них частые набеги и производя разбойническия опустошения.

Ам.3:12. Сия глаголет Господь: якоже пастух, егда исторгнет от уст львовых две голени, или обушие уха, тако исторгнутся сынове Израилевы живущии в Самарии прямо племене и в Дамасце.

Рассмотри всесторонне (сии слова) и ты очень удивишься предусмотрительности пророчества. Поелику Израиль не совсем погиб, но спасся останок его, по слову Исаии; то дабы не показалось, что истина говорит ложь, постоянно к предсказаниям о бедствиях присовокупляет сострадательное милосердие. Как по насыщении льва, говорит, и по съедении им пойманного животного, все таки остаются незначительные остатки, две голени, напр., или часть уха, и пастухи с плачем собирают их; так будет и с сынами Израилевыми, живущими в Самарии и обитающими в Дамаске, прямо племене, то есть, враждебно настроенными и всегда восстающими против колена Иудина. Жители Самарии были побеждены и подверглись разорению со стороны врагов и после войны, истребившей как бы всех, уцелели весьма немногие и в стране остались только трупы умерших. Или же и другим образом они была исторгнуты как бы из пасти льва. Отведенные в Ассирию, но освобожденные в известное время из плена, они возвратились в отечество не все, но именно незначительные останки из отведенных туда. А что Дамаск некогда взял Ассириянин Феглафалассар и жителей его переселил в свою землю; это, как я думаю, известно всякому. Ведь он, как написано в четвертой книге Царств, был некогда призван на помощь царем Иудейским, когда против него восстал Факей, сын Ромелиин, царь Израильский и Раасон, царь Сирийский. Пришедши (Феглафалассар) умертвил Раасона и взял самый Дамаск.

Если же кто захочет отнести смысл изъясняемых слов вообще ко всем людям: то не удалится от цели. Размышляя об этом, он может вполне справедливо прийти к той мысли, что сатана похищал и пожирал живущих на земле и – ужаснее, чем даже звери; но явился и спас нас Пастырь добрый, душу свою положивший за овцы, исторг нас, как оставленных в живых, так и умерших, как говорит Псалмопевец: «членовная львов сокрушил есть Господь» (Пс.57:7) и как Павел говорит: «умре и воскресе и оживе, да и мертвыми и живыми обладает» (Рим.14:9).

Ам.3:13–15. Жерцы, послушайте и засвидетельствуйте дому Иаковлю, глаголет Господь Бог Вседержитель: понеже в день, егда отмщу нечестия Израилева на нем, и отмщу на требищах Вефилих, и раскопаю роги требища, и падутся на землю: сокрушу и поражу дом с преклеты с домом летним, и погибнут домове кости слоновыя, и потребятся и друзии домове мнози, глаголет Господь.

Опять обращается к ясному раскрытию того, что имеет случиться с нечестивыми, весьма часто повторяя туже самую речь на пользу слушателей. Поэтому, думаю, понимая, как полезно подобное дело, Павел пишет кому-то: "таяжде глаголати вам мне убо не леностно, вам же твердо» (Фил.3:1). Итак повелевает, чтобы священники, возвысив свой голос, засвидетельствовали Израилю и предвозвестили им в подробности о всем, что еще пока не случилось с ними. Кого же мы должны разуметь под теми, кому дается приказание – говорит громким голосом. Неужели жрецов, телиц, или других капищ или идолов? Но я считаю это невероятным: ибо они не возвещали о бедствиях своих и о бедствиях других, кого они вводили в заблуждение. Итак каким жрецам он дает такое повеление? Тем, которые происходили от Левия: ибо не все впали в соблазн вместе с заблудившимися в Самарии. Отвратившись от религии Самарян, они возвратились во Иерусалим. О них во второй книге Паралипоменон написано так: сначала речь идет о Ровоаме11 потом, описывая его могущество, говорит: «и быста под ним Иуда и Вениамин. Священницы же и левиты, иже бяху во всем Израили, собрашася к нему от всех предел: яко оставиша левити селения одержания своего и поидоша ко Иуде во Иерусалим, понеже изгна их Иеровоам и сынове его, еже не служити Господеви: и постави себе жерцы на высоких» (2Пар.11:12–15). Поелику те, о которых здесь речь, были не мало оскорблены, лишившись родства и наследия и служения своего; то, естественно, им же по преимуществу и повелел проповедовать о разрушении самых идолов и об опустошении Самарии, как бы утешая их и научая, что решившиеся мудрствовать угодное Богу и возлюбившие Владыку всяческих не погибнут вместе с другими и не подпадут гневу (божественному). Когда Я, говорит, наложу руку на Израильтян за грехи их; тогда отмщу и на требищах Вефилих; ибо разрушатся роги жертвенника и падутся на земли. Итак до сего ли достигнет опустошение Самарии и те, кому дано повеление опустошать, удовольствуются ли тем, что разрушат капища и уничтожат жертвенники? Без сомнения, нет. Сокрушу и поражу, говорит, дом с преклеты с домом летним. Этим он хочет указать на то, что преданные роскоши жители Самарии и обладавшие большим богатством строили себе домы зимние и летние. Зимний дом называется домом с преклеты (περίπτερον), как бы отовсюду огражденным крыльями или стенами, чтоб он был недоступен как бы нападениям зимы; летним же называет легкую постройку, доступную веянию ветров. Итак, говорит, вместе с разрушенными жертвенниками сокрушу и поражу домы зимние и летние. И погибнут домове кости слоновыя. Припомним, что воцарившись Ахаав построил себе такой дом. И потребятся, говорит, и друзии домове мнози, то есть, домы людей низких и не знаменитых, или незначительных и простых. Так наконец погибнет вся Самария, когда разрушен будет всякий дом.

Итак мы, возлюбившие мудрствовать правильно, что узнаем отсюда? То, что при отсутствии в нас всякого уважения к справедливости, никакой пользы не принесет нам мирской блеск – ни богатство, ни слава и ничто другое, составляющее предмет роскоши; ибо «не пользуют сокровища беззаконных», по написанному, «правда же избавит от смерти» (Прит.10:2). Итак для Бога приятнее, если мы любим справедливость, сокровища на небесах, стремимся только к высшим благам и укрепляемся в уповании на Бога; ибо все мирское ничтожно и скоропреходяще и никогда не достигает твердости, тогда как те пребывают и сохраняются и сопутствуют в бесконечные веки.

Глава IV

Ам.4:1–3. Слышите слово сие, юницы Васанитидския, яже в горе Самарийстей, преобидящые убогих, и попирающыя нищих, глаголющие господем своим: подадите нам, да пием. Клятся Господь святыми своими: яко се дние грядут на вы, и возмут вы во оружии, и сущих с вами ввергут в конобы подгнещаемые огненнии губителие: и извержени будете наги прямо друг друга и отвержетеся в гору Ремман, глаголет Господь12.

По крайнему высокомерию и изнеженности знатнейшие в Самарии и превосходящие всех прочих избытком богатства, как я сейчас сказал, строили себе дома изящные, роскошнейшие и удобные во всякое время года, то есть зимою и летом, которые во всяком случае и всенепременно погибнут, как предвозвестило пророчество. А самих владык этих домов, старающихся утучнять себя преходящими наслаждениями, называет юницами Васанитидскими. Васанитида есть страна, богатая пастбищами, цветущая и в высшей степени пригодная к тому, чтобы с избытком откармливать пасущиеся на ней стада. Поэтому Бог уподобляет живущих в полном довольстве, чрезмерно упитанных и преданных роскоши юницам из Васана. А также обвиняет их в том, что они угнетали убогих и как бы давили ногами своими нищих, ибо по написанному, «пажити богатым убозии» (Сир.13:23). А присовокупляя: глаголющыя господем своим: подадите нам, да пием, показывает, что они непокорны и не хотят уступить самим правителям своим в том, что касается царственной чести, но по безмерной дерзости на самих господ своих как бы налагают обязанности свойственные слугам, так как осмеливаться сказать людям, власть имущим и стоящим на верху: подадите нам, да пием, более свойственно желающим повелевать, чем повиноваться. Итак, что же случится с людьми, достигшими до такой степени безумия? Клятся, говорит, Господь святыми своими, то есть святынями, или таинствами (что опять таки есть Он Сам, ибо Он не может поклясться ни чем высшим), что наступят времена и дни, когда и вас самих, столь изнеженных, упитанных и привыкших к наслаждениям, страх пред страданиями заставит быть в трудах войны и в оружии. Но, если даже они сделают это и вооружатся, их возьмут, говорит, вместе с их любезнейшими детьми, женами и льстецами, которые, находясь всегда при них, превозносили их величайшими похвалами и именовали треблаженными (толпы льстецов всегда говорят это тем, кто их кормит). И эти льстецы, так как они были губителями и ничем иным не занимались, ублажая людей гнусных и грехолюбивых, будут сожжены; вы же, без славы, вдали от всякого наслаждения и лишенные прежнего благоденствия, наконец отведены будете в рабство и в плен: и отвержетеся, говорит, в гору Ремман. Это гора в Армении, лежащая у крайних пределов Персидской земли, ибо пограничные это страны и смежные одна с другой. Отсюда таким образом можно видеть, что заботы сластолюбцев приводят к горькому концу. Напротив: «блажени плачущии», как говорит Спаситель (Мф.5:4): ибо наслаждение разрешается слезами, а конец трудов упокоение, о чем засвидетельствует и еще некто, говоря, что «благих трудов плод благославен» (Прем.3:15).

Не без вероятия можно разуметь под юницами Васанитидскими Самарийских женщин, которые, предаваясь роскоши, неге и украшениям наряда, угнетали бедных и, утучняя свою телесную красоту, попирали нищих, как бы разжигая к постыдному сладострастию людей слабых до этого и имеющих бедность духовную, которые, не обладая богатством горнего мужества, имеют сердце, легко поддающееся приражениям страстей. Вот эти-то юницы и говорят господем своим: подадите нам, да пием; ибо продажные женщины всегда ищут мужчин и кого увлекут, тех как бы убивают крайними пошлостями. И хотя бы они имели (считали) их своими владыками, но как любовников своих, подверженных сладострастию, они заставляют их исполнять все что угодно. Однако, говорит, вас, юницы, возьмут во оружии, явившись не в качестве любовников, которые льстиво убеждают и угодливо прислуживают, потому что сильно поражены страстию к вам, но жестоко, сурово и по закону войны уведут и самих любовников, наслаждающихся с вами; а вы, обнаженные от тех гнусных прикрас, отведены будете на гору Ремман.

Ам.4:4. Внидосте в Вефиль и беззаконновасте, и в Галгалех умножисте13 еже нечествовати.

За наказаниями немедленно ставит прегрешения и целесообразно рядом с извещениями о несчастиях предлагает ясное указание нечестивых деяний, чтобы кто не упрекнул и не стал бы обвинять Бога в том, что он назначил Израильтянам наказание более жестокое, чем подобало. Вот, говорит, придет на вас то-то и то-то. А за что придет на них, о сем восклицает: внидосте в Вефиль, и беззаконновасте. Здесь воздвиг золотую телицу богоненавистный Иеровоам. Там вы будете изобличены в ужасных и гнусных беззакониях. Именно: Я узаконил чрез Моисея: не делай себе «богов златых и богов сребряных» (Исх.20:23) и Господу твоему поклонишися, «и тому единому послужиши» (Втор.6:13): а вы, насмехаясь над законом Моим, поклонились, говорит, делам рук своих и, видя золотую телицу и бездушное вещество, равнодушно сносили, когда изобрегатель заблуждения говорил: «се, бози твои, Израилю, иже изведоша тя из земли Египетския» (3Цар.12:28). Но самое большее нечестие учинил в Галгалах. Это – город за рекою Иорданом, имевший ужасную склонность к отступлению. О нем-то Бог всяческих сказал: «вся злобы их в Галгалех, яко тамо их возненавидех за злобы начинаний их» (Ос.9:15), как говорит и приточник: «пред очима бо суть Божиима путие мужа, вся же течения его назирает» (Прит.5:21), и старающихся идти прямо принимает, а сходящего с прямой дороги и стремящегося идти куда не следует отвергает.

Ам.4:4–5. И принесосте заутра требы вашя, в треденство десятины вашя. И прочтоша извне закон, и призваша исповедание: возвестите, яко сия возлюбиша сынове Израилевы, глаголет Господь14

По истине страшно и нечестиво, даже до крайней степени, иметь дерзость подделывать (т. е. не воздавать) славу Бога и обращать на чествование идолов то, что приличествует только Ему единому, потому что навыкшие так поступать, низвергают, насколько это относится к ним самим, божественное и вышнее естество с приличествующих ему только одному престолов, низводят с священных седалищ и как бы помещают на них нечистых демонов. Мы найдем, что в столь ужасных преступлениях повинным оказался безрассудный Израиль. Так, Бог всяческих в одном месте постановляет чрез Моисея, что им должно ежедневно приносить в жертву в святой скинии двух агнцев, одного утром, другого вечером (Исх.29:38–39), указуя в гаданиях и образах как бы на постоянство и непрестанность благоухания церкви, очевидно духовного. Кроме того в другом месте узаконил: «в три времена лета да явится всяк мужеск пол твой» пред лицом Моим (Исх.23:17,34:23; Втор.16:16), и в эти три определенные законом срока они приносили десятины, начатки с полей, жертвы, благодарственные дары, ибо написано: «да не явишися тощ» пред лицом Моим (Втор.16:16). По они, столь правильно установленное чрез Моисея сами обращая на прославление идолов, в их капищах приносили утренние жертвы, а в треденство представляли и десятины свои. Треденством называет три дня в году, в которые весь мужеский пол должен был приходить пред лице Божие. На этом не остановилось нечестие Израильтян: по и прочтоша извне закон, то есть почтили закон иноплеменных, вменяя ни во что (закон) Божий: приносили по известным временам жертвы в идольских капищах и с величайшим старанием наблюдали обычные у них празднества. Или Он говорит вот что: учрежденное для Моего прославления они усвоили внешним и Мой храм посвятили идолам, принося им по отеческому обычаю жертвы и в треденство отделяя им десятины. И призваша исповедание. Призваша – указывает на то, что они дали обет, то есть обещали; а исповедания суть соответствующие закону доброхотные дары, которые каждый по своему желанию приносит Богу. Затем возглашает к священникам: возвестите и засвидетельствуйте, яко сия возлюбиша сынове Израилевы, то есть: не только однажды дерзнули, но и возлюбили, конечно возненавидев Божие, ибо должно держаться одного направления, потому что пред Богом великое значение имеет не хромать и не уклоняться постоянно то туда, то сюда; и Сам Спаситель свидетельствует, говоря: «никтоже может двема господинома работати» и прочее (Мф.6:24). Но тяжелее всего установленное для славы Божией отвращать на другое и других удостаивать принадлежащей Ему чести, ибо это свойственно и исключительно принадлежит Богу и не приличествует никому другому кроме Его одного.

Ам.4:6–8. Аз же дам вам оскомину зубом во всех градех ваших, и недостаток хлеба в местех ваших: и не обратистеся ко мне, глоголет Господь. И удержах дождь от вас прежде триех месяцев жатвы, и надождю на един град, а на един град не надождю: часть едина надождится, и часть, на нюже не надождю, изсохнет: и соберутся два и три града во град един пити воду, и не насытятся, и ниже тако обратистеся ко мне, глаголет Господь.

Опять слово предусмотрительно упреждает тех, которые привыкли порицать и несмысленно, по крайнему безумию, говорить хулу на присущую Богу благость. За что, могут ведь сказать, Бог, хотя Он по природе благ, налагает на Израильтян наказание столь суровое и весьма несносное и объявляет, что они впредь подлежат жестокому гневу? Посему Он здесь же показывает, что сначала поражает грешников снисходительнее, не ради наказания их, но по естественному человеколюбию направляя их к Себе и как бы бичом и тяготою обращая к решению поступать лучше. Так, когда они оказались в том положении, о котором я сказал, и уже дошло до нестерпимого нечестия, тогда Он вразумлял их оскоминою зубов, а также недостатком хлеба, то есть голодом. И не обратистеся ко мне, глаголет Господь; удержах от вас дождь прежде трех месяцев сбора плодов (особенно винограда – (τρυγήτου) или, как лучше передают Евреи, жатвы (т. е. хлебов – θερισμοῦ). Удобнее прежде трех месяцев жатвы (θερισμου), потому что орошение особенно нужно и необходимо для вызревания посевам. А недостаток воды был такой, что по суду и определению всеведущего Бога один город орошался дождем, другой страдал от засухи, затем два или три собирались в один, но и в таком случае все-таки испытывали жажду. И не обратистеся ко мне, глаголет Господь.

Потерпеть это пришлось Израильтанам и символически и исторически. Именно, как сказал ученик Спасителя, «Илиа человек бе подобострастен нам», и по молитве его не было дождя «лета три и месяц шесть» (Иак.5:17). И в Самарии был такой страшный голод, что ослиную голову продавали за много динариев (4Цар.6:25). Также и во времена Иеремии пророка Бог всяческих удержал дождь, посему и вел речи о бездождии, говоря: «рыдала Иудеа, и врата ея разрушишася, и вопль Иерусалима взыде, и вельможи» их «послаша менших своих к воде: приидоша на кладязи, и не обретоша воды» и прочее (Иер.14:2–3 и дал.) Итак за то, что Израильтяне безмерно нечествовали, Бог удержал дождь и во всех их городах дал оскомину зубом и недостаток хлеба.

Но, как я сейчас сказал, мы найдем, что они страдали и духовно. Пищею и питьем для земного тела служат произведения земли и чувственная вода, а душа человека питается божественными и небесными словами: для нее духовная струя и источник, орошающий духовно есть Боговдохновенное писание, излагающее тайну Христову. Но как зубы, если получат оскомину, становятся менее пригодными к тому, чтобы откусывать и размельчать пищу, так и ум человеческий, ниспав до состояния бессилия и заболев недугом лености, не может достигать духовного ведения или переварить что-либо, относящееся до умозрений весьма утонченных. Так, одебелело сердце Израиля: он ни мало не уразумел тайны Христовой. Посему-то они терпят нужду в духовных хлебах и недостаток воды, потому что не имеют питающего Слова, сшедшего с неба и дающего жизнь миру (Ин.6:33), орошающего души благодатию Духа, (не имеют) живого источника – Сына от Бога Отца, утешения от закона и пророков; ибо, как говорит пророк Исаия, "облаком" заповедал, «еже не одождити на него дождя» (Ис.5:6).

Ам.4:9–10. Побих вы раждежением и златеницею: умножисте вертограды вашя, винограды вашя и смоквы вашя и масличия ваша: сия поядоша гусеницы: и ниже тако обратистеся ко мне, глаголет Господь. Послах на вы смерть на пути Египетстем, избих оружием юноши ваши, с пленом коней твоих, и изведох во огни полки вашя во гневе моем: и ниже тако обратистеся ко мне, глаголет Господь.

Беспечально относящимся к проявлениям гнева, крайне равнодушным и столь предавшимся нерадению, что не считают даже нужным подумать о необходимости покаяния, не достаточен ни один способ обуздания, напротив нужны многие и один другого суровее, так чтобы один над другим имел превосходство для вящшего усиления скорби. Поэтому, так как Израильтянам, вероятно, было мало, для исправления, испытывать недостаток в пище и питье, то и наслано бедствие еще более этого тяжкое – недуг их тела, какой случается при горячке и желтухе. Тоже найдем и в проречении Иеремии; именно, он говорил: тако глаголет Господь: «се, аз дам на люди сия болезнь, и изнемогут отцы, и сынове вкупе, сосед и искреннии его погибнут» (Иер.6:21). Но так как они преданы были постыдным предприятиям и сильно наклонны к корыстолюбию, и потому умножали вертограды, винограды, смоквы и масличия, то Бог коснулся и их, вследствие чего, испытав не малую печаль, они должны были снова придти в здравый ум и предпочесть худшему лучшее, и Бог собрал это против них с тем, чтобы они, отовсюду поражаемые, спасались. Когда и этого было мало, то к этому прибавлено еще более сильное; так, говорит, когда вы, презирая Мою руку и едва не приписывая всемогущему Богу бессилие, вступили на путь Египетский, вместо Моего попечения положившись на «конски плоти» и предпочитая «человека Египтянина» (Ис.31:3), тогда-то именно, говорит, самое воинственное поколение истреблено было мечем Вавилонян, и всякий конник ваш стал пленником, потому что Бог лишал силы даже и тех, кто пользовался доброй славой и имел опытность побеждать в битвах. Послах на вы смерть на пути Египетстем – можно понимать и иначе. Когда над Иудою царствовал Иосия, Фараон Нехао, властелин Египтян, снарядил поход против Вавилона. А так как ему необходимо было пройти чрез землю Иудейскую, то Иосия, полагая, что поход на Вавилон один предлог, но что Египтянин вооружился на него, неразумно выступил против. Там Израиль пал. Поэтому, говорит, послах на вы смерть на пути Египетстем, то есть при прохождении Египтян; тогда же изведох во огни полки вашя, вместо: разрушил до основания города ваши, снабженные стенами и крепкими башнями. Тоже говорил и в начале: «и иде Ефрем ко Ассирием» (Ос.5:13), «и Иуда умножи грады утверждены: но послю огнь на грады его, и потребит основания его» (Ос.8:14). Итак, говорит, до самых оснований потряс Я самые крепкие города ваши, и ниже тако обратистеся ко мне, глаголет Господь.

Ам.4:11. Разорих вы, якоже разори Бог Содому и Гоморру, и бысте якоже главня исторжена из огня: и ниже тако обратистеся ко мне, глаголет Господь.

Не видя, говорит, в вас никакого исправления, к Своим прещениям присовокупил Я еще более того ужасное и обнаружил в Себе более пылкое негодование на вас: разорих якоже Содому и Гомору, и не обратистеся. Кажется, здесь указывает нам на окончательное разрушение Иерусалима во времена Иеремии рукою Навуходоносора, который взял всю Иудею, сжег самый Иерусалим и соседние с ним города и селения и, разорив самый храм Божий, обратив уцелевших во время войны в военнопленных, с блеском и победоносно возвратился назад домой вместе с пленниками, которые едва-едва вернулись в Иудею: когда над ними исполнились годы, числом семьдесят, ибо, как я говорил, Кир, взяв Вавилон, освободил из плена оставшихся и уцелевших Израильтян. Посему, говорит, стали вы как головешка полусгоревшая и сохраняющаяся лишь в немногих останках. Таким образом, если Бог наказывает строго за нерадение, то для утративших чувство будет причиною еще более отяготительных бедствий их непрестанное уклонение от долга к тому, чтобы совершать и мыслить что не должно. Действительно, как пресекающие болезни телесные и выработавшие в себе опытность врачевания менее чувствительные раны очищают острыми и резкими лекарствами и, уменьшая плотность находящейся в них нечистоты, заставляют уступить пособиям искусство, таким же образом Бог нечувствительным к малому наносит удары гораздо более тяжкие, наступление которых, конечно, может заранее предотвратить тот, кто мудр и рассудителен.

Ам.4:12. Сего ради сице сотворю ти Израилю.

Хотя Я, говорит, и то делал, и это прилагал, и наводил чуть ли не все виды бед и скорбей, однако вижу и на самом опыте изведал, что вы бесчувственны: поэтому и сице сотворю ти. Как еще? Прежнего было не достаточно, по присоединил и разорение подобно Содому, ибо, как я сказал, божественным гневом этот удар был им нанесен последним.

Ам.4:12. Обаче, яко сице сотворю ти, уготовися призывати Бога твоего, Израилю.

Если же хочешь, говорит, узнать причину, по которой сице сотворю ти, то, без сомнения, услышишь, потому что, при поражении вас Он восклицает и говорит: уготовися призывати Бога твоего, Израилю. Уготовися вместо: поспеши, будь не медлительным и готовым призывать не чуждого и лжеименного, но твоего Бога, Израилю, то есть, Которого познал самым опытом, что он есть Бог по естеству и по истине, а не изобретен чьим-либо ухищрением, каковы, без сомнения, боги, сделанные из дерева и камня.

Ам.4:13. Сего ради15 се, аз утвержаяй гром и созидаяй ветр, и возвещаяй в человецех Христа своего, творяй утро и мглу, и восходяй на высокая земли: Господь Бог Вседержитель имя ему.

Противоположением лучшего легко изобличается то, что считается за худшее. Поэтому, чтобы обнаружить бессилие идолов пред теми, которые вследствие своей крайней глупости полагали, что они – боги и им приличествует поклонение, Бог всяческих, мудро открываясь нам, выставляет Себя как Творца и Зиждителя всего, как Власть, простирающуюся на нас, как бы Кормчего дел человеческих, находящегося превыше всякой высоты и всякого превосходства и как бы некоего сокровище хранителя всей твари. Ибо божественная природа превыше всего и превосходит меру всего сотворенного – не пространственною высотою, но преизбытком славы и несравненною силою. Итак, призывай, говорит, Бога твоего, Израилю, признавая все могущество и превосходство власти, потому что Я, а не кто другой, утвержаяй гром, то есть, покрывающий небо тучами и ниспосылающий дождь, – и созидаяй ветр, то есть, творец и ветра. А возвещаяй в человецех Христа Своего – подобно тому, как если бы сказал: «Мною царие царствуют, и властители мною держат землю» (Прит.8:15–16), потому что Христом называет здесь не Еммануила, но помазанного на царство. Равным образом и дух (πνεῦμα) – не Божий и Святой (хотя это безумно утверждают некоторые из тщащихся извратить правое), не воздушный и обыкновенный (ἐγκόσμιος), о котором говорит и сам Спаситель: «дух, идеже хощет, дышет» (Ион.3:8). Итак, Я, говорит, собирающий облака и утвержаяй гром, и изводящий ветры из их сокровищниц, ясно указующий того, кого Я хочу возвеличить царским седалищем; следственно – «Царь царствующих и Господь господствующих» (1Тим.6:15), по естеству Бог, Сам – творяй утро, то есть, день или свет, – Сам – творяй мглу, то есть, тьму, или ночь, Сам – восходяй на высокия земли, превозмогающий и превосходящий все превознесенное и возвышенное, носящий имя приличествующее и весьма соответственное славе Своей – Господь Вседержитель. Заметь же, какое милосердие и человеколюбие оказывает нам Бог всяческих: употребив угрозу и предвозвестив и что было, и что будет, призывает к познанию; кто уклоняется, того тайно руководит; кто претыкается от невежества, того возводит к разумению и незнающим ясно открывает в Себе по естеству и истинного Владыку из того, что Он все может совершить и всем управляет. А это было свойственно Тому, кто умудрял трудом и бичом и как бы даже против воли подталкивал их к обращению и рассудительно пользовался тем, чем опять можно было приучить к здравым суждениям.

Глава V

Ам.5:1–2. Слышите слово Господне, имже аз приемлю на вы плачь: дом Израилев падеся, и ктому не приложит востати: девица Израилева повержена на земли своей, несть восставляющего ю.

Блаженные пророки, предузнавая имеющие быть с кем-либо несчастия и потом, вследствие этого исполняясь страха и сильно скорбя как о братьях, иногда делают сильнейшие обличения, едва не уязвляя из-за любви и располагая к бодрствованию предвозвещением вскоре грядущих событий. Нечто подобное и теперь делает пророк, говоря как бы от Своего лица, однако не от своего ума, но по божественному откровению. Итак, слышите, говорит, слово Господне сие, имже аз приемлю на вы плачь: возглаголал, говорит, во мне Бог всяческих, и сложился у меня плач о вас, отступающих от Него. Что же эго за печальная песнь? что за плачь? и из-за чего у меня может выступить слеза? – Ужасное и неисправимое несчастие: дом Израилев падеся. Он стоял, когда Бог был чтим и любим, а теперь пал, когда Он оскорблен безумствами заблуждающихся. Кто потом восставит павшего по мановению божественному? Повержена девственница, то есть соблудила. Кто же она такая? – Конечно, опять таки Израиль, или синагога Иудейская, которой сказано от Бога: «не аки ли домом мене нарекла еси и Отцем и вождем девства твоего?» (Иер.3:4)? Итак, получив вождем девства Бога, она повержена на земли своей, то есть стала блудницею и совершила грех неизвинительный. Правда, некогда она блудила в Египте, но она была не в своей земле и подчинялась законам своих властителей, иногда, может быть, и против воли была принуждаема к их обычаям, как бы по необходимости отторгаемая от прародительского благоверия. А теперь никто не нудит, потому что она находится на своей земле, где песстун – закон, приводящий ее к познанию сущего по естеству и истинного Бога; где открытый, свободный и совершенно безупречный путь ко всему наилучшему. Поэтому, какой ей изыскать способ оправдания? Ведь она соблудила уже не по чьему-либо понуждению, но самоохотно. Потому-то и некому поднять поверженную. Впрочем и нам самим весьма прилично сказать всемогущему Богу: «Ты страшен еси, и кто противостанет Тебе? оттоле гнев твой» (Пс.75:8)?

Пало соборище Иудейское и иным образом, подлежа ответственности за поругание над Христом, и лежит уже без чьей бы то ни было защиты, ожидая только благодати Милосердого, разумею Христа, потому что и она будет призвана к познанию чрез веру в последние времена века (Рим.11).

Ам.5:3. Понеже сия глаголет Господь Бог: град, из негоже исхождаше тысяща, останется (в нем) сто: и из негоже исхождаше сто, останет (в нем) десять дому Израилеву.

В этих словах весьма ясно указывает, каким образом падет она: безлюдными, говорит, останутся города от того, что война истребит жителей, и бедствие доведет до того, что в них едва останется десятая часть, так как сами оскорбители посвящали «в треденство десятины» (Амос.4:4) нечистым демонам, то и они останутся едва в десятой части, потому что Бог как бы отплатит за прегрешение и за их нечестия воздаст равномерным наказанием. Итак, страшно быть наказанным во гневе (Пс.6:2). Поэтому-то пророк и умолял Бога, говоря: «накажи нас, Господи, обаче в суде, а не в ярости, да не умаленых нас сотвориши» (Иер.10:24).

Ам.5:4–6. Понеже сия глаголет Господь к дому Израилеву: взыщите мене, и поживете: а не взыскуйте Вефиля и в Галгалу не входите и ко кладязю клятвы не ходите, яко Галгала пленяема пленится, и Вефиль (будет) аки не быв. Взыщите Господа, и поживете, яко да не возжжется16 яко огнь дом Иосифов, и пояст его, и не будет угашающаго дому Израилева.

Опять не допускает грешников впасть в отчаяние, хотя они и виновны в страшных и нетерпимых прегрешениях, но, уловляя в покаяние, дает обещания от имени Бога. Посему естественно изображает Его теперь обещающим отпустить им провинности и освободить от наказания и страхом пред ним, ибо Зиждитель но естеству благ, «долготерпелив и многомилостив, и раскаяваяйся о злобах», как написано (Иоил.2:13), и, как Сам Он говорит чрез Иезекииля, не хочет «смерти грешника, но еже обратитися ему от пути зла и живу быти ему» (Иез.18:23). Посему, если вы дорого цените жизнь и это представляется вам предметом достоприятным, то перестаньте обманываться и, отстранившись от столь продолжительного уныния, взыщите мене, говорит: то есть служите Мне, по естеству Богу, животворящему, могущему спасти и поставляющему чтителей Его вне всякого зла. Но наперед, говорит, должно очистить себя, извергнув из своей души скверну отступления, – предварительно уничтожить хорошенько нечистоту заблуждения и таким образом прилепиться к Богу. Что же именно надлежало делать обратившимся к покаянию, уясняет, говоря: не взыскуйте Вефиля, и в Галгалу не входите, и ко кладязю клятвы не ходите. Кладязем клятвы называет Герару. Это – город Филистимлян или Палестинян: после того как Авраам и Авимелех поклялись взаимно и заключили между собою мирный договор при колодце, город и был тогда переименован в Кладязь клятвы. И Галгал, и Вефиль, и, конечно Герара были города сильно расположенные к нечестию и доставлявшие обольщаемым многовидные соблазны. По необходимости повелел удаляться от них, включив в речь и угрозу, чтобы всячески побудить к доброму. Исчезнут, говорит, и Вефиль, и прочие города: один пойдет в плен к врагам, другой будет сожжен так, что можно будет подумать, будто его никогда и не было. Итак, говорит, нужно искать Бога, чтобы жить, прежде чем возблистает дом Иосифов, и пояст его, и не будет угашающего. Возблистает говорит вместо зогорится, а домом Иосифом называет Ефрема, или жителей Самарии, потому что Ефрем и Манассия произошли от Иосифа. Так и когда именует их Израилем, мы разумеем, что по отцу названы его потомки, равно и в том случае, если назовет Иосифа, понимай одинаковым образом. Итак, прекрасное дело покаяние, отвращающее кары, прекращающее движения гнева, избавляющее ревнующих о нем от прещений Владыки и освобождающее нас от всякой напасти.

Ам.5:7–9. Господь творяй в высоту суд и правду на земли положи: творяй вся и претворяяй, и обращаяй во утро сень смертную и день в нощь помрачаяй: призываяй воду морскую, и разливаяй ю на лице земли: Господь Бог Вседержитель имя ему: разделяяй сокрушение на крепость, и бедство на твердыню наводяй.

Слово – тайноводственное и в высшей степени приличное призываемым к познанию Бога и стремящимся идти к свету истины. Действительно, прежде всего пророку предстоит научить заблуждающихся тому, что Бог облечен властию над всем, его мановениями все направляется и всеблаженный сонм ангелов повинуется закону правды и что жителям земли всегда и везде следует и необходимо подчиняться законам Его правды. В самом деле если даже высшее в этом отношении служит Богу, если сам святой сонм горних духов подвержен страху, то как или на каком основании останется свободным от укора при уклонении к противлению столь ничтожное по природе и значению, то есть из земли созданный и в землю обращающийся человек? – Итак, Я, говорит, Господь всяческих, творяй в высоту суд, – подобно тому, как если бы сказал: Кто для вышних и горних духов полагает устав приличествующей им правды (судом называет правду), Тот и для земли установил правду, то есть – определил и для земли законы, по которым им следует жить и которыми обусловлено их благосостояние, жизнь и участие в Его милосердии и человеколюбии. А что Бог – Вседержитель и Всемогущий, и что для Него нет ничего неисполнимого, но Ему послушна самая природа стихий, и сущее изменяется согласно Его воле, это доказывает, избрав примером то, как Он обращает во утро сень, точно также день помрачает в нощь и кроме того, неизреченною силою вызывая воду из моря вверх на высоту, делает ее приятною для обитателей земли, причем она, по мановениям Владыки, меняет свои обычные свойства. Обращается, говорит, во утро сень, то есть – ночь или тьма переходит в день, ибо, как пишет Моисей, «в начале тма» была «верху бездны», то есть – "сень", но "рече Бог", говорит, «да будет свет. И бысть свет» (Быт.1:2–3): таким образом сень, то есть тьма, обратилась во утро, то есть в день; но когда прошел день, снова наступила ночь, то есть – помрачился день в нощь. Итак пророк наставляет полезному заблуждающихся, показывая, что по естеству сущий и истинный Бог – не бездушная вещь и не похож на золотых телиц или на какого-нибудь бога, изобретенного человеческим искусством, но есть царь и горних духов, а равно и обитателей земли, владычествующий над стихиями и по своей воле изменяющий естество сущего. Вот поэтому-то, говорит, – и весьма справедливо, Ему прилично имя: Господь Бог Вседержитель. А как такой но естеству и по истине, он разделяет сокрушение на крепость и наводит бедство на твердыню: уловляет, говорит, высокомерных и свергающим с себя возложенное на них ярмо назначает в удел сокрушение; если же кто как-нибудь по скудоумию возмнит о себе, что он силен и велик, и на такого наводит бедство. Этим превосходно пояснял, что если они станут жит беспечно и еще пребывать во грехах бездеятельности, то впадут в крайне бедственное положение, праведно сокрушаемые рукою Владыки всяческих, ибо, говорит, «Господь гордым противится» (Прит.3:34) и считает врагом – дерзкого, непослушного и непокорного, призирает же "на" смиренного, «молчаливого и трепещущего словес» Его (Ис.66:2). И это – дело доброе и истинно достойное ревности со стороны тех, кто хочет проводить жизнь совершеннейшую.

Ам.5:10. Возненавидеша у врат наказующаго, и словом праведным возгнушашася.

Речь снова принимает подобающее ей течение: после того как богоглаголивый пророк наименовал Бога Вседержителем и Всесильным и присовокупил, что Он разделяет сокрушение на крепость и наводит бедство на твердыню, опять таки, – чтобы кто не подумал, что Бог наводит чрезмерные кары на тех, кто согрешает и в малом, – перечисляет вины и выставляет причины, но которым определяет Он людям сокрушения и бедство. Именно, возненавидели, говорит, умудряющих, ни во что вменили обличающих и навыкших направлять к богоугодному, сочли гнусным всякое слово праведное, то есть – призывающее и побуждающее к праведности и святости. У врат же означает явно, открыто и с дерзновением. По-видимому, теперь вспоминает их нерасположение и отвращение к закону и пророкам, потому что пророки обличали, выступая открыто, а праведным словом был закон, как представитель Бога и правды, наставник в благочестии, – указующий на естественного и истинного Бога. Поэтому и Павел называет "заповедь", данную чрез Моисея, «святою и праведною и благою» (Рим.7:12). Таким образом самый постыдный недуг и как бы некий корень и источник душевных страстей, если отвергают советы, ненавидят обличения и знать не хотят о законе божественном. Кто дошел до такой степени испорченности, тот вполне будет подобен кораблю, лишенному руля и не имеющему кормчего, который носится по всякому ветру, прямо и неосторожно идет, куда его гонит, как будто бы пьяный и увлекаемый напором волн. А того праведника мудрый Давид ублажает пред нами, говоря: «закон Бога его в сердце его, и не запнутся стопы его» (Пс.36:31), ибо закон направляет к богоугодному.

Ам.5:11. Сего ради понеже пястми биете убога, и дары приясте от него, домы украшены соградисте, и не вселитеся в них, винограды вожделенны насадисте, и не имате пити вина их.

Справедливо, что во всяком случае удаление от блага бывает причиною порочности и отвращение от доброго и приносящего пользу как бы по необходимости заставляет нас впадать в противоположное: как только удаляется свет, вслед за ним, немедленно и по стопам его идет тьма, точно таким же образом удаление добродетели ведет за собою пришествие порока. Итак, Поелику они возненавидели у врат наказующего, возгнушались и словом праведным, то впали в разнообразные грехи, обратились к хищничеству и, предаваясь более всего богоненавистному насилию, били кулаками смиренного и ударяли пястми в голову убогих, – конечно – люди сильные и превосходившие других славою и богатством, – вымогали и дары, принимая от них, По-видимому не без их соизволения, то, что у них было более ценного. Но с пользою показывает, что для привыкших поступать так хищничество не прибыльно и порабощение постыдным взяткам оканчивается скорбями и имеет своим пределом наказание; ибо, если они не будут наслаждаться домами, отделанными со старанием и любочестием, если напрасны у них труды на полях и если получит не предвиденный исход обладание любимыми предметами, ради которых явилось корыстолюбие и возникла страсть к приобретению, то как же не окажется напрасным и бесполезным образ действий при удовлетворении корыстолюбия? Посему благоразумно привести на мысль то, что, как говорит Приточник, «лучше малое приятие с правдою, нежели многа жита с неправдою» (Прит.15:29); и Павел называет лихоимство идолослужением (Ефес.5:5), что вполне естественно, потому что это – безбожие, и попирающие закон любви к братьям, которая заключает в себе исполнение закона (Рим.13:10), приравниваются неведущим Бога; а кто не знает закона, тот отвергает законодателя. И сам Христос побуждает нас быть более мудрыми и преодолевать неправедное любостяжание, говоря: «кая польза человеку» и прочее (Мф.16:26 и д.), ибо, по написанному, «не пользуют сокровища беззаконных, правда же избавит от смерти» (Прит.10:2).

Ам.5:12–13. Яко уведех многа нечестия ваша, и крепцы греси ваши, попирающе праведнаго, приемлюще премены, и убогия от врат отреяюще. Сего ради смысляй в то время премолчит, яко время лукаво есть.

Старается разъяснить, что Бог воздает согрешившим не за малые и не за заурядные погрешности, а напротив, будучи непамятозлобен к легким проступкам, насылает кару за необузданную склонность к пороку. Так, отойдут, говорит, от жителей Самарии дома и виноградники и, как думаю, все услаждающее и ведущее к счастию, – за то, что они совершали грехи ужасные, великие и уже нетерпимые: они попирали праведного, или какого-нибудь человека, или же, склоняясь к нечестию, мало обращали внимания на правильный и справедливый суд; а это – значит в некотором роде попирать и без зазрения совести нарушать для своей выгоды требования закона. Именно, они принимали и премены, то есть – воздаяния и вознаграждения за неправедный суд. Кроме того также оттесняли убогия от врат. Что же это такое? – Или то разумеет, что они прогоняли людей, убеждавших иметь правильный образ мыслей и дерзновенно советовавших им это, или же то, что они осмеливались превратно решать судебные дела бедных не тайно как-нибудь и не прикрываясь личиною благочестия, но, так сказать, во вратах, тоесть открыто и в виду многих, уже нисколько не краснея и не имея никакого уважения к закону божественному. А время свое довели до такой степени худости и лукавства, что даже самим мудрым и способным понимать ход дел представлялось лучшим уже не обличать и не исправлять обратившихся к нечестию, потому что обличаемые походили на не имеющих ушей и подобно псам бросались на тех, кто хотел им быть полезным, и считали в числе врагов тех, кто предлагал наилучшее. Они осуждали святых пророков и заставляли их терпеть невзгоды, когда они выступали пред народом и предлагали им слова, открытые свыше. Например, Седекия пророка Иеремию, возвещавшего волю Божию, то связывал, то спускал в ров и желал, чтобы тот задохнулся там в тине. – Посему необходимо каяться еще при малых прегрешениях и не прогневлять Бога, как бы сказать – против Его воли, присовокуплением более важных, потому что, если грехи будут крепки и весьма многочисленны, тогда, без сомнения, Он воздаст и наведет пламень негодования. Крепкими же называем грехи важные и нетерпимые, так как, по мудрейшему изречению Иоанна, не всякий грех к смерти (1Ин.5:17).

Ам.5:14–15. Взыщите добра, а не зла, яко да поживете, и будет тако с вами Господь: тако рече Господь Бог Вседержитель: якоже ресте: возненавидехом злая, и возлюбихом добрая: и восставите17 у врат суд, яко да помилует Господь Бог Вседержитель оставшая Иосифова.

Я уже много раз говорил, что пленение было не одно, но различные и по времени, и по размерам. Фул Ассириянин, пришедши в Самарию, пленил два заиорданских колена и тамошние города и удалился. После него Салманасар, изяв не всю Самарию, но некоторую часть, возвратился с пленными в свою землю. А совершал это Бог в видах домостроительства, чтобы скорбию и ударами наказать уклонившегося Израиля и привести к необходимости мыслить и поступать лучше и пристойнее. Поэтому случилось, что те, которые смогли спастись от сейчас названных нами войн, восставая уже против того, чем были обольщены, каялись, признавали и исповедовали, что многочисленные и невыносимые кары гнева Божия насланы за их прегрешения, а потом как бы обещали Богу исправление своих нравов, говоря: возненавидехом злая, и возлюбихом добрая. Посему, говорит, якоже ресте, взыщите добра, а не зла, чтобы приобрести благо жизни и спасения, и чтобы с вами был Господь Бог, имеющий власть над всем. И восставите у врат суд, то есть будьте праведными судьями: не постановляйте неправого решения против слабосильных, не превращайте силы права, не бейте "пястми" в голову "убогих" (Амос.5:11), не уклоняйте пути смиренных, чтобы после этого помиловал Бог потомков Иосифа, уцелевших от прежде бывших пленений. Опять обозначает Ефрема, или десять колен: так как Ефрем произошел от Иосифа, поэтому-то и обозначается именем отца.

Итак должно мыслить право, направлять наши помыслы к тому, чтобы помышлять о приятном Богу и упражняться в добродетели, – держаться праведной жизни и быть мудрыми ревнителями справедливости, потому что таким образом будем иметь Бога всяческих своим помощником и защитником.

Ам.5:16–17. Сего ради сия глаголет Господь Бог Вседержитель: на всех стогнах плачь, и на всех путех речется: увы люте, увы люте! призовется земледелец на плачь и на рыдание, и на ведящих плачь. И на всех путех плачь, понеже пройду среде тебе, рече Господь.

Испробовав, говорит, бедствий войны и испытав не малую скорбь от того, что случилось, вы обещались ненавидеть зло и любить добро, но вскоре, и едва освободившись от тех ужасов, вы уклонились к легкомыслию и оказались в одинаковой степени подверженными прежним порокам. Поэтому-то теперь и города, и селения исполнены плача и стенания; везде – слезы: и будет спрос на умеющих оплакивать, а так как для этого у вас не хватит горожан, приглашен будет и земледелец, чтобы у вас раздавалась хотя бы деревенская песнь и чтобы несчастия павших оплакивали хотя бы сельскими причитаньями. Пройду, говорит, среде тебе, как бы уже призирая на грехи и не далеко отстоя от людей, допускающих нестерпимое нечестие. Действительно, пока Бог не наказывает таким образом, Он как будто бы не стоит подле, а когда насылает кары, то, можно сказать, присутствует здесь же и налагает наказание за наказанием. Так, например, пришли ангелы в Содом, чтобы сжечь нечестивцев, как бы отсутствуя там до наказания. Итак, пройду среде тебе означает посещение и наступление времени наказания.

Ам.5:18–20. Увы люте желающым дне Господня: вскую вам сей день Господень? сей бо есть тма, а не свет. Якоже Аще убежит человек от лица льва, и нападет нань медведица: и вскочит в дом, и опрется руками своими о стену, и усекнет его змия. Несть ли день Господень тма, а не свет? и мгла не имущи света своего?

Между тем как святые пророки предрекали им будущее и что они поднадут горьким и неисцельным бедам, они, неудержимо устремившись к делам заблуждения, то насмешливо и беззаботно говорили, что пророки забегают вперед, ко временам весьма отдаленным, то, совершенно потеряв надежду, дерзали говорить по словам Иеремии: «где есть слово Господне? Да приидет» (Иер.17:15). Они думали, что или пророки говорят ложь и наполняют их пустыми страхами, или же, если и придет на них какая либо война, то они одолеют неприятелей, противопоставляя им крепкую и непоборимую силу и храбрость. Истинно, что «егда приидет нечестивый во глубину зол, нерадит» (Прит.18:3). Но люди, находящиеся в таком же положении, как безнадежные раны, как бы вопиют о том, что им нужен огонь и отсечение и что они сильно желают этого: они некоторым образом жаждут наказания, хотя и не выражают этого прямо. Итак, увы люте, говорит, ничего другого не желающим и не ожидающим кроме как дня наказания, который называет Господним, потому что насылается от Бога. Но вскую, говорит, вам сей день, который есть тма, а не свет, потому что он преисполнен величайшими злоключениями? Ведь никому не придется избежать и никто не уйдет от беды, но избежавший одного будет застигнут другим, а кто избавился от первого, тот встретит второе. Это и значит – убежать из пасти льва и попасть на медведя. Если же, говорит, кто вздумает в видах безопасности убежать в дом, то и там подвергнется смерти от нечаянного укушения змеи. Конечно, если Бог обрекает на погибель и муки, то кто спасет, кто пособит и освободит от кары? Или какой найдется способ, последовав которому можно избегнуть зол? – Без сомнения никакого, ибо «руку Его високую кто отвратит» (Ис.14:27), и «аще затворит от человеков, кто отверзет» – по написанному (Иов.12:14)?

Ам.5:21–22. Возненавидех и отвергох праздники вашя и не обоняю жертв18 в сонмех ваших: зане Аще принесете ми всесожжения и жертвы вашя, не прииму, и на спасителная явления вашего не призрю.

Речь всего более приличествует потомкам Иуды и Вениамина, потому что Самарийския колена явно предавались всякого рода идолослужению, были крайне нерадивы и весьма небрежны относительно законов Моисеевых, а Иерусалимляне – и приносили жертвы на высотах Ваалу и делали возлияния воинству небесному, и вместе с тем показывали вид, что они имеют попечение о соблюдении закона и стараются совершать жертвы и праздники. А что это Зиждитель всяческих ненавидит, ясно показал Он, говоря и устами Исаии: «что ми множество жертв ваших» и прочее (Ис.1:11 и д.)? Полагаем, что предлежащие слова заключают в себе эту мысль. Возненавидел Я, говорит, и отверг праздники ваши, не одобрю жертв и никогда не приму в воню благоухания всесожжений и приношений о спасении. Это – виды жертв, различные и по времени, и по своим особенностям: иное дело – всесожжение, иное – жертва и явление спасительного, то есть явление пред лице Божие и принесение жертв о спасении. Иудеям же, преданным крайнему нечестию, естественно, приличествует то, что мы сейчас сказали.

Бог принимает, и весьма благосклонно, и допускает жертвы верующих, всесожжение духовное, участие в празднествах, потому что мы приносим в воню благоухания не себя самих, но Того, Кто вселяется в нас чрез Духа, то есть – Христа. А принесение неугодных жертв свойственно, и вполне естественно, и нечестивым еретикам, и тем, кому нельзя сказать подобно истинно верующим: «Христово благоухание есмы Богови» (2Кор.2:15), потому что их благоухание в Веелзевуле, если истинно, что «никтоже речет анафема Иисуса» (1Кор.12:3), разве только о Веелзевуле. Они, несчастные, неудержимо изрекая хулы и клеветы на славу Единородного, имеют ум, исполненный не благоуханием духовным, но вонью.

Ам.5:23–24. Отстави от мене глас пьсней твоих, и песней органов твоих не послушаю: и повалится якоже вода суд, и правда якоже водотеча непроходна.

Вместе с празднествами и бесполезными жертвами Бог отвергает сладкогласие органов, усвояя славословие не бездушным вещам, а напротив поручая участие в столь высоком прославлении тем, кто издает голос, исходящий от силы чистой (души), ибо такое славословие прекрасно и угодно Богу. Иудейские же славословия, то есть – при помощи органов, не знаю откуда – заимствованные, весьма хорошо называет гласом песней, как бы каким излишним и напрасным отголоском, дающим звук невнятный и бессильный. А что это было изобретением Иудейского неразумия, показывает, говоря: песнь органов твоих, то есть как бы говорит: не Мое это дело, потому что оно сверх закона, и об этом ничего не говорил Моисей. Поэтому не защитится и оправдается от обвинений благозвучием органов, но повалится якоже вода суд Мой и исходящая от Меня правда, то есть правое определение о вас, будет якоже водотеча непроходна, то есть – увлекающая что попало и не дающая спуску ничему, потому что водные потоки стремительно срываются с гор. Так и божественное определение, если таковое состоится против них, будет водой неодолимой и непреоборимым потоком и ничем иным где бы то ни было. Вследствие этого является и полезным, и необходимым покаяться и обращением к лучшему отвести от себя гнев, не совершенно бесполезный и невнятный звук воссылая Богу, но от благой силы возглашая песнь истинно мудрую и стройную, ибо, говорит, «пожри Богови жертву хвалы» и прочее (Пс.49:14 и далее).

Ам.5:25–27. Еда заколения и требы четыредесят лет принесосте ми доме Израилев в пустыни? И восприясте скинию Молохову, и звезду бога вашего Рефана, образы их яже сотвористе себе. И преселю вы далее Дамаска, глаголет Господь: Бог Вседержитель имя Ему.

В том, что сейчас истолковано, Бог говорил потомкам Израиля: возненавидех праздники вашя, а чтобы показать, что Он спасает Израиля по собственному благорасположению и оказывает милость детям в память отцов и делает что-либо не в воздаяние и как бы в отплату за жертвы, Он почитает нужным сказать, что они провели немало лет в пустыне, пищею их была манна, шли они днем под сению облака, ночью – столпа огненного; вождем был служивший образом Бога ковчег, который шел впереди и усматривал себе место и упокоение; они не испытывали нужды ни в чем необходимом, потому что для них внезапно источались воды, – враги падали; и когда все это происходило, они получили законы о жертвах и всегда, при каждом удобном случае слышали провещание: «егда введет тя Господь Бог твой в землю, еюже кляся отцем твоим, дати тебе» (Исх.13 и др.), сделай то-то и то-то и принеси жертвы. Таким образом в сорокалетний срок, который они провели в пустыне, они приносили жертвы добровольно, и никто от них не требовал этого обязательно, но им дана была отсрочка, пока они не вступят в землю, обетованную отцам их. Поэтому говорит: еда заколения и требы принесосте ми четыредесять лет доме Израилев, глаголет Господь, но они спасались и без жертв, и, как в другом месте говорит чрез другого пророка, «не купил еси мне на сребро фимиама, не (принесл еси) мне овец всесожжения твоего, ниже утруждена сотворих тя в Ливане» (Ис.43:24,23). Но они, хотя и не имели никакого повода к отступлению, в то время метались туда и сюда и, бесчестя Бога сущего по естеству и истинного, воспринимали скинию Молохову. И звезду бога вашего Рефана. Что это такое, необходимо рассмотреть всесторонне. – Когда Моисей взошел на гору, чтобы принять закон, потомки Израиля приступили к Аарону, говоря: «сотвори нам боги, иже пойдут пред нами: Моисей бо сей человек, иже изведе нас от земли Египетские, не вемы, что бысть ему» (Исх.32:1). После этого они сделали себе в пустыне тельца, и телец стал общеизвестным и как бы всеобщим идолом, а каждый для себя придумывал и многих других, потому что, раз обратившись к прежнему заблуждению и отступив от истинного богопочтения, каждый по своему усмотрению приобретал и делал себе кумир по прежнему, усвоенному еще в Египте, обычаю. Особенно же были привержены к служению звездам. Но, может быть, кто-нибудь скажет: из чего это видно? – Не велик труд доказать желающим, потому что об этом узнаем из Священного Писания. Так, Моисей разгневался и возвысил свой голос против Аарона, потом пал пред Богом говоря: «молюся (ти), Господи: согрешиша людие сии грех велик и сотвориша бо себе боги златы» (Исх.32:31). Хотя устроен был телец, но он хорошо знал, что они сделали себе и другие изваяния. И блаженный Стефан, когда Иудейские наставники обвиняли его в хулах против Бога и Моисея и когда он соответственными защитительными речами опровергал клеветы, а затем показывал, что они, жестоко обесчестив и оскорбив Христа, подражают порочности и жестокосердию своих отцов, ясно упоминает об устроении тельца в пустыне и говорит о Моисее: «сей есть бывый в церкви в пустыни со Ангелом, глаголавшим ему на горе Синайстей, и со отцы нашими, иже прият словеса жива дати нам, егоже не восхотеша послушати отцы наши», и далее до слов: «образы, яже сотвористе покланятися им: и преселю вы далее Вавилона» (Деян.7:38–43). Заметь, что и божественный Стефан, муж исполненный Святого Духа, свидетельствует о том, как они устроили тельца и обратились к служению воинству небесному; упоминает при этом и изречение пророка (Деян.7:43). Отсюда понятно, что кроме тельца они восприяли и скинию Молохову: устроив скинию, поставили в ней идола и назвали его Молохом или Молхомом. Это – идол Моавитский, имеющий на верху лба блестящий драгоценный камень вместо утренней звезды. Молох же19 толкуется: царь их, как переводят Акила и Феодотион20, и самый этот истукан был изображением утренней звезды. Итак, восприясте скинию Молоха, то есть – царя вашего. Какой же это царь? – звезда бош вашего. А Рефан толкуется помрачение или ослепление21. Покланялись утренней звезде потому, что она предваряет сияние солнца и возвещает жителям земли начало дня, но для поклонников своих она стала Рефаном, то есть – омрачением или ослеплением, – не потому, конечно, что звезда причиняла им ослепление, но потому, что обоготворение ее послужило для них причиною омрачения. Но так как, говорит, вы стали подражать безумию Моавитян и соседнего Дамаска, то за это отведены будете далее Дамаска и стран еще более отдаленных, – разумею Вавилонския, потому что перевод семидесяти говорит: далее Дамаска, а Стефан сказал: далее Вавилона. Что же на это сказать? – Блаженный Стефан сказал по Еврейскому изданию, потому что у них, кажется, выражением далее Дамаска именуется Вавилония: если Дамасское или Сирское царство простиралось до пределов восточных и южных государств, то сейчас-же на границе с ним находилась страна и земля Вавилонян.

Глава VI

Ам.6:1. Люте уничижающым Сиона и уповающым на гору Самарийскую.

Опять слово оплакивает не только Ефремлян, или Самарийские колена, но также и потомков Иуды и Вениамина. Показав ранее, что они всегда имели ум слабый и неустойчивый и что их предки сделали тельца и восприяли скинию Молохову, затем изобличает в том, что они подражают отцам и в нечестии идут по следам предков, возбуждают против себя Владыку всяческих. Уничижают, говорит, Сион потомки Иуды и Вениамина, потому что они, пребывая в Иерусалиме и имея храм Божий, ни во что вменили благоговение и любовь к Богу, но, как говорит Священное Писание, "жряху" на высотах «под дубом и елию и древом ветвенным» (Ос.4:13), служили и воинству небесному. Посему Бог всяческих, не мало оскорбленный, говорил Иеремии: «ты же не молися о людех сих, и не проси еже помилованным быти им, ниже приступай ко мне о них» в молитве и прошении, «яко не услышу (тя)»; затем указывает причину отвращения, говоря: «еда не видиши, что сии творят во градех Иудиных и на путех Иерусалимских? Сынове их собирают дрова, и отцы их зажигают огнь, и жены их месят муку, да сотворят опресноки воинству небесному, и возлияша возлияния богом чуждим, да прогневают мя» (Иер.7:16–18). Вот как уничижили Сион Иерусалимляне. Посему-то справедливо я обратился к ним с словом: люте.

То же слово приложимо и к уповающым на гору Самарийскую, то есть – к живущим в Самарии и уповающим на самих себя. Они думали, что и без Бога одолеют врагов, будут пользоваться благами счастия и все, какие ни есть, величайшие наслаждения у них будут иметь свое непоколебимое седалище (местопребывание). Однако как страшно и ужасно опуститься до такого скудоумия, чтобы дерзать ни во что ставить любовь к Богу, привязаться к нелепостям, делать что не следует, оскорблять Его и думать, что у нас будет что-либо доброе помимо Его даяния! Ведь «всяко даяние благо и всяк дар совершен – свыше есть, сходяй от Отца светов» (Иак.1:17). Поэтому прекрасно к Нему прилепляться, Его считать надеждою и помощником.

Уничижают Сион, то есть Церковь, и предстоятели нечестивых догматов, полагающиеся на свое красноречие и привыкшие гордиться выдумками нечестивого рассудка и мирской мудрости. И их, даже прежде прочих, касается (восклицание) люте.

Ам.6:1–2. Объимаша начатки языков, и внидоша сами, дом Израилев. Мимоидите Халану22 вси и видите, и прейдите оттуду в Емаф великий и снидите оттуду в Геф иноплеменников, крепчайшыя от всех царств сих: Аще болши суть пределы их предел ваших?

Показывает, что они неблагодарны и решились не помнить о Его великих дарах, хотя надлежало всегда выражать величайшую признательность и воссылать благодарственные песнопения за то, что угнетенных жестоким и несносным рабством Он не только дивно освободил, но и ввел в землю, о которой клялся отцам, – ввел, истребив многие, непреоборимые и имевшие опытность в победах на сражениях народы. Так и Давид где-то сказал Богу о потомках Израиля: «виноград из Египта пренесл еси: изгнал еси языки, и насадил еси и» (Пс.79:9). Поэтому, и вполне справедливо, они порицаются как совершенно неблагодарные и оскорбляющие Благодетеля совращением ко всяким непотребствам. Так, объимаша, говорит, начатки языков и страну их обратили в свою собственность, потому что Бог ниспровергал их противников и неизреченною силою ослаблял крепость сопротивлявшихся им. Но для убеждения в том, что они получили во владение землю тучную, богатую пастбищами, изобилующую всякими благами, лучшую, чем все прочие страны, и более обширную, предлагает познакомиться с начатками, или с царствами соседних или более отдаленных народов: ступайте, говорит, в Эмаф Рава (великий) и в Геф иноплеменников (это – более знаменитые из прочих царств) и смотрите, говорит, там, аще болше суть пределы их предел ваших? Многие были и разные царства языков – царство Моавитян, Идумеян, сынов Аммона; но в них не было ничего особенного. А более других славным было царство Дамасское и Филистимское. Два было и города, подвластных Дамасскому царству и лежавших к востоку, с именем Емаф, из коих один был обширнее и значительнее, другой же меньше. Рава23 толкуется больший. Итак, прейдите во Емаф Раву, то есть в Емаф более значительный и обширный, потому что, как я сказал, он был соименен другому, меньшему. Говорят, что Емаф больший – это теперешняя Антиохия, а малый и менее значительный – соседний и смежный с нею город Епифания Антиоха, по прозванию Епифана: один Антиохия, другой Епифания – в честь того, кто дал им имя. А город Геф в то время был главным в нынешней Палестине; в нем жили Евакимы и так называемые Филистимляне, потому что тогда сыны Израилевы их не истребили. Поэтому-то говорит о нем: в Геф иноплеменников. И разведайте (говорит) тщательно, не вы ли населяете землю более обширную, лучшую и превосходящую все прочие. Нужно заметить, что Еврейский текст поставляет впереди Халану (Χαλάρνη): идите, говорит, в Халану и в Емаф и в Геф. Халана – это город, подвластный Персидскому царству, который теперь называется Лисиппа. Так как еврейское издание упоминает и о Персидском царстве, то полагаем, что именно поэтому блаженный Стефан вместо: преселю вы далее Дамаска сказал: далее Вавилона. Итак улика неблагодарности – в том, что они, наследовав землю большую, удобную и широкую, не воздавали благодарения Богу, но ни мало не заботясь о почтении к Сиону, одни уничижали его, другие уповали на гору Самарийскую.

Кажется, и к тем, которые, уверовав, дивятся Еллинской мудрости, полагая, что их мнения лучше наших, и которые наклонны к тому, чтобы искать близких сношений с искажающими истину и извращающими правоту церковных догматов, применимо изречение: пойдите в Емаф великий и в Геф иноплеменников и посмотрите: аще больши суть пределы их пределов ваших? Конечно, боговдохновенное Писание, возвещающее свет истины и вносящее знание догматов, возводящее ум верующих ко всему похвальному, шире Еллинской мелочной болтовни, – и слово истины шире ограниченности еретиков, потому что кто борется против нее, тот как бы утопает, погружаясь в холодных и неясных умствованиях, а кто принимает догматы благочестия и исследует светлую красоту истины, тот выходит в широкое море созерцаний, пленяя «всяк разум в послушание Христово» (2Кор. 10:5), проникая туда и сюда и с легкостью собирая из боговдохновенного Писания нужное для истинного ведения. Так и Павел пишет Коринфянам, когда они начали отступать от преданной им святой заповеди и невежественно следовать за навыкшими учить иначе: «уста наша отверзошася к вам, Коринфяне, сердце наше распространися» и далее до слов: «не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными» (2Кор.6:11–44).

Ам.6:3. Увы, приходящии в день зол: приближающиися и прикасающиися субботам лживым.

Говорил: люте уничижающым Сиона, и уповающым на гору Самарийскую, и после того как он сделал упоминание о двух разрядах людей, разумею – уничижающих Сион и уповающих на гору Самарийскую, мы, сколько нужно исследуя значение понятий, уничижение Сиона поставили в вину потомкам Иуды и Вениамина, а Ефремлянам – упование на гору Самарийскую. И вот слово как бы идет назад и опять исчисляет вины обоих, возвещая им горе (увы). Обычно Священное Писание поставляет речение οὐαί (увы, люте) с прямым (именительным) падежем; так например: «увы, желающии дне Господня»οὐαἱ οί ἐπιθυμοῦντες (Амос.5:18); «горе, востающии заутра, и сикер гонящии»οί ἐγειρόμενοι καὶ διώχοντες, (Ис.5:11); поэтому и говорит: увы, приходящии в день зол (οὐαὶ ἐρχόμενοι). Действительно, отвращаться от покаяния, не испытывать страха пред тем будущим, которое предвозвещено, даже желать его, – это значит впасть в день гибели, все равно, как если бы вздумал о каком-нибудь грехолюбце сказать: он желает умереть: хотя тот никогда и не желал подвергнуться этому, но, насколько зависит от его воли, делает (и безпрестанно) противное законам и как бы рвется к наказанию и суду, всегда уготованных для грехолюбцев. Итак, отвращаясь от покаяния, они как бы желают впасть в день зол и подвергнуться уже предвозвещенным им злоключениям, как приближающиися и прикасающиися субботам лживым, ибо существовал еще храм и находившиеся в нем жертвенники, и они приносили Богу законные жертвы, соблюдали и субботний покой, хотя совсем не точно, но вполне небрежно и весьма нерадиво. Поэтому-то и обвиняемы были устами пророков в несоблюдении субботы. – Итак, горе, говорит, тем, которые наружно приближаются к Богу, показывая вид, что они еще чтут постановления Моисея, и справляя ложные субботы. Видишь, как обличает за то, что неправильно или нерачительно соблюдают приличный празднованию субботы покой.

В ином смысле (считаю нужным сказать здесь нечто более необходимое) ложные субботы – это субботы Иудейской. Если закон – тень, то и постановления Моисея – по истине образ, а образ – не самая истина, но только носит на себе внешность истины. Посему-то Павел пишет к Евреям и говорит о прошедшем: еда «оставлено есть субботство людем Божиим», ибо их «не упокоил Иисус» и они не вошли еще "в покой" Божий (Евр.4:9,8,10).

Мы же субботствуем духовно во Христе, отлагая и оставляя грех и прекращая всякое тленное и земное занятие, ибо, как пишет Павел, «вшедый в покой его, и той почи от всех дел своих, якоже от своих Бог» (Евр.4:10).

Ам.6:4–6. Спящии на одрех от костей слоновых и ласкосердствующии на постелях своих, ядущии козлища от паств и телцы млеком питаеми от среды стад: плещущии ко гласу пищалей, аки стояща мнеша, а не яко бежаща: пиющии процеженое вино и первыми вонями мажущиися, и не страдаху ничесоже в сокрушении Иосифове.

Опять горе от бедствия спящим на одрах от костей слоновых и привыкшим делать и то, и другое (из сказанного). Сильно обличает тех, которые в Самарии особенно отличались знатностью и превосходили прочих избытком средств, за то, что они, как бы опьянев от слишком большего счастия и во всей широте предавшись наслаждениям, нимало не подозревали чего-либо ужасного и не помышляли, что Бог всяческих когда-либо может прогневаться на живущих так и наслать кары на грехолюбцев. Подробно изъясняет их распущенность и неумеренность в наслаждениях: одры, говорит, у них из слоновой кости, богато украшенные, и ложа; отборные агнцы и молоком отпоенные тельцы – пища их; затем песни, пение и всякие музыкальные увеселения, сопровождающие пиршество, игры и плескания. Но что еще тягостнее: подобные худые дела они считали яко стояща, а не яко бежаща. Ведь вообще подобные вещи мимолетны и мирская прелесть не имеет устойчивости: исчезает подобно теням и «преходит образ мира сего», по написанному (1Кор.7:31): вместе со смертию людей, конечно, прекращается и наслаждение. В применении к Самарийцам смысл сказанного можно понимать и иным образом. Так как им, и в непродолжительном времени, предстоял плен, то и называет пагубно изобретенное ими для наслаждения – бегущим, а не стоящим, потому что оно в скором времени исчезнет. Итак, они плещут при игре пищалей, пия вино, – вероятно, благовонное и весьма тонко приправленное, мажутся и миром, составляя масти избранные, и совсем ни во что вменяют предстоящее сокрушение Иосифово: хотя они знали заранее об имеющем вскоре прийти бедствии, о взятии Самарии и о будущем сокрушении Иосифове, они не бросили привычного им наслаждения. Посему, поистине всепагубно поддаваться телесному наслаждению для тех, которым выпал жребий править странами, городами или народами. В самом деле: если они должны, как можно более прилагая соответственное наблюдение, изыскивать полезное, направлять подчиненных к прямым обязанностям и всемерно умилостивлять прогневленного Бога, то не крайне ли безумно погрузиться в удовольствия и ничего не ставить выше скверного плотоугодия? О подобных людях, скорее всего, говорит устами святых: о пастыри, расточающие и погубляющие овец паствы (Иер.23:1)! А что вследствие небрежности пастырей подвергается опасности подвластное им, это будет ясно из слов Бога, Который в другом месте прямо говорит: «понеже обуяша пастырие и Господа не взыскаша, сего ради не уразуме все стадо и расточено бысть» (Иер.10:21).

Ам.6:7. Сего ради ныне пленницы будут от начала сильных, и отимется ржание конско от Ефрема.

– Так как, говорит, они предались роскоши, оставив любовь к Богу, и стали надеяться на гору Самарийскую, то есть – на жителей Самарии, показывая великую гордость и полагая, что они властвуют над безмерным множеством народа и имеют людей, годных для войны, в превосходном числе, поэтому-то и говорит: придет, да, – придет, и весьма скоро, на всех время пленения и в качестве первой добычи воспользуется людьми, более могущественными. Всегда ведь неприятели, опустошая город, бросаются на дома знатнейших, с тем, чтобы расхитить что в них есть. А так как у знатных жителей Самарии было в обычае разъезжать на самых лучших конях, а эти последние, как обыкновенно, шли по средине улицы и при этом с умом и с толком, как бы по научению, ржали (всегда это животное способно понимать красоту и усвоять свойственное ему искусство), то, говорит, и это прекратится: отъимется, говорит, ржание конско от Ефрема, – подобно тому, как если бы сказал: многие из Самарийцев перестанут кичиться, прекратят, и не по своей воле, блестящие выезды, когда под ними ржут кони, которые, будучи украшены сияющими бляхами, как будто бы признают седока и как будто весьма гордятся тем, что приняли на себя знатного и достойного удивления ездока. А что трезвенность для начальствующих дело безопасное, распущенность же вредна, об этом узнаешь и отсюда, потому что на них вперед всех придут кары; они лишены будут всякой чести и наравне с прочими будут подлежать строгому и суровому суду, и должны будут отвечать не за то только, что погубили себя, но и за то, что к своим беззакониям привлекли и других.

Ам.6:8. Яко клятся Господь собою: понеже гнушаюся аз всею укоризною Иакова, и села его возненавидех.

Показывает непреложность гнева, изображая, как Бог поклялся, что Он возненавидел укоризну Иакова. Конечно, мы не думаем, что речь содержит осуждение праотцу Иакову: понимать так было бы весьма глупо, потому что Бог возлюбил Иакова от чрева матери и сделал его избранным, когда он был еще в зародыше. Опять Иаковом называет потомков Иакова, проклятую гордость которых Он, как говорит, возненавидел (обычно божественное писание называет укоризною, – ὑ᾿βρις – превозношение). Ибо неужели это не дело превозношения, – разумею то, что они отринули богопочтение, славу, приличествующую всего более Ему, усвояют идолам и сверх того не считают нужным стремиться к тому, что Ему угодно объявить чрез святых пророков, угрозу считают как бы за шутку и, уповая на множество союзников. совершенно презирают Его милосердие и помощь? Затем: может ли это быть сомнительным? – Клялся, говорит, Собою Господь всяческих, Собою потому, что у Него не было чем поклясться высшим. В чем же предмет клятвы? В том, что гнушаюся аз всею укоризною, или превозношением Иакова, и вся села его возненавидех, так как не было никого, кто воздавал бы Ему честь и отличался достоинствами праведности. Конечно, Бог не отвратился бы, если бы у них, хотя и в ограниченном числе, нашлись люди, у которых лежало бы на сердце угодное Ему. Посему и говорит устами Иеремии: «обыдите пути Иерусалимския и воззрите, и познайте и поищите на стогнах его, Аще обрящете мужа творящего суд и ищуща веры: и милосерд буду ему, глаголет Господь» (Иер.5:1). А так как села Иакова имели недостаток во всяком добром и боголюбивом муже, то они и преданы на опустошение, и вместе с жителями погибли и города. Посему великая нужда в святых, потому что они спасают города и избавляют страны от належащей беды, светлостию жизни своей приводя в успокоение даже кипящий гнев и как бы отстраняя устремляющиеся движения божественной ярости.

Ам.6:8–10. И отвергу град со всеми живущими в нем. И будет, Аще останутся десять мужей во едином дому, умрут, и останутся остаточнии: и возмут свои их, и понудятся изнести кости их из дому. И речет настоятелем дому: еще ли есть у тебе? и речет: несть еще, и речет: молчи, не именования ради имене Господня.

Так как Он возненавидел села их и гнушается всякою укоризною Иакова, или высокомерием их, то и говорит, что города их погибнут вместе с людьми. А что в частности постигает погрешивших в том, разъясняет подробно: отвергу, говорит, какой захочу град и истреблю вместе с жителями. И хотя бы десятерым из одного дома удалось избежать меча неприятельского, скрыться по углам и во внутреннейших помещениях дома, они все таки умрут, быть может потому, что будут бояться хотя на малое время выглянуть из тех убежищ, в которых они находятся. Будет сменять, говорит, руку бьющего язва и убивать спрятавшихся. А когда удалятся враги, то придут некоторые из своих по крови и по расположению и понудятся изнести кости их. Кого же понудят собирающие останки умерших? – Конечно, себя самих, ибо по истине обременительно и тяжело прикасаться к телам уже разлагающимся и загнившим, а кто на это отваживается, тому, думаю, не след держать нос открытым, потому что нет ничего хуже такого страшного зловония. Итак, понудят себя самих оказать сострадание умершим и погибшим от язвы тем, что удостоят их погребения и одеяния. Но, говорит, делающие это будут распрашивать заведующего домом: нет ли кроме тех кого еще – или еще живого и скрывающегося в потаенных местах, или уже умершего и издающего запах? А тот ответит, говоря: несть еще. Это не иное что, как ясное доказательство полного опустения. Но если настоятели дома скажут это, они услышат, говорит, в свою очередь от предлагающего вопрос: молчи, не именования ради имене Господня. Что это значит, необходимо рассмотреть. Некоторые думают и утверждают, что вопрошающие будут заставлять умолкнуть настоятелей дому, готовых поклясться, с тем, чтобы те не клялись именем Господним, и добавляют, что у Ефремлян ум ниспал до такого отсутствия любви к Богу, что они не выносят тех, кто захотел бы наименовать Бога всяческих. Полагаю, что такое рассуждение весьма слабо и неблагоприлично, что Ефремляне совершенно отторглись от любви к Богу, в этом никто не будет сомневаться, но, вследствие ударов и наказания, став более благоразумными, они, естественно, скорее должны были хоть сколько-нибудь убояться и затем прийти к необходимости желать того, что более нужно, а не наоборот – столь дерзко посягать против истинного богопочтения. Кроме того (прибавлю к сказанному и это), какая была надобность настоятелям дома на вопрос: не скрывается ли у них кого – или еще живого, или уже мертвого? говорить и присоединять еще клятву, что у них никого уже нет? Итак, что же означает: речет: мнози, не именования ради имене Господня? Полагаем, что у потомков Израиля было в обычае называть так нарекание и хулу против Бога, к чему началом служили для них постановления закона. Так, в книге Левит написано, что два человека в собрании поссорились между собою и один из противников (сын Египтянки) произнес хулу (против Бога) и был побит камнями. Немедленно по этому поводу Бог установил закон, говоря так: «человек, иже Аще прокленет Бога своего, грех приимет; нарицаяй же имя Господне, смертию да умрет» (Лев.24:15–16). Итак, наименовать имя Господне означает произнести хулу, что священные письмена выражают в словах более мягких. Но так как у многих, когда они в печали, есть обычай иногда изрыгать укоризненные речи против Бога, то, говорит, если настоятель дома ответит, что у него никого нет, хотя он и стеснен непоправимыми несчастиями, заградит, говорит, ему уста, чтобы тот не сказал чего укоризненного против Бога. Это свойственно тому, кто показывает угрожающий им бич не напрасно и карает не попусту, но с пользою и необходимостью, потому что можно, да, можно, и очень легко, видеть из того уже, что совершилось, что наказание одних, потерпевших, привело еще живых и уцелевших к осторожности и внушило страх, как бы не оскорбить Бога еще, даже не прогневить Его одними только словами, хотя прежде они привыкли делать это без опасения, присоединяя к речам и высокомерие, свойственное их отцам. Посему гораздо лучше истинно добрым и мудрым до ударов и бича поискать полезного и, прежде чем изведать на опыте устремления гнева, удалиться от порока и заняться исполнением того, что по истине угодно всесвятому Богу.

Ам.6:11. Понеже, се, Господь заповедает и побиет дом великий толчением и дом малый расседением.

Ясно угрожал, что города вместе с жителями будут взяты или лучше – погибнут. А что это – от Бога и случается не само собою, весьма наглядно обнаруживается в том, что Он заповедает могущим опустошить, а те легко исполняют то, что определяет гнев Божий. Домом великим и домом малым, вероятно, называет Ефрема и Иуду. ЕФрем многолюден, потому что заключал в себе десять колен, потому он и – дом великий; а Иуда – меньший, потому что состоял из двух: сам – в Иерусалиме, и колено Вениаминово. Следует заметить, что при сокрушении (толчении) падение должно быть полное, а при расседении естественно ожидать разрушения частного. И дом Ефремов, или Израиль, подвергнулся совершенному пленению и неисцельному бедствию войны, и Иуда потерпел это отчасти и как бы в виде малого расседения. Справедлив был Судия и нелицеприятен. Как видишь, Он взвешивает преступления городов и стран и соответственно этому на каждого налагает могущее принести ему пользу наказание. Итак, не будем презрительны к Богу, зная всесильную крепость вышней мышцы, ибо разумение этого дело самое лучшее.

Ам.6:12. Аще поженут в камениях кони? и Аще умолкнут в женстем полу? яко обратисте на гнев суд, и плод правды на горесть.

Что Господь заповедает и побиет дом великий толчением, и дом малый расседением, хотя бы совершил это рукою Ассириян, в этом опять уверяет нас, говоря: аще поженут в камениях кони; подобно тому, как если бы прямо сказал: конь есть животное ретивое и из самых способных к делу, но для бега ему нужно место, не скалистое и исполненное стремнинами, а гладкое и ровное. Как же поэтому совершили на вас набег Ассирияне, не смотря на то, что вы издавна – народ весьма неприступный и так сказать, скалистый, которого никогда не попирал ни один из неприятелей? – Но ведь оскорблен был Бог, который места дикие и недоступные неприятелям сделал удобными для прохода и проезда. Все равно как, говорит, кони в присутствии кобылиц не перестанут яриться, уязвляться жалом природы и прыгать, так же и враги не успокоятся в своем самом пылком и неудержимом устремлении на нечестивцев, и причина этого – вы, а не кто другой. Ибо вы, говорит, праведный суд Мой о вас обратисте на гнев, и вместо того, чтобы получить плод правды, Подателя всякого благодушения вашего понудили к гневу, нечестиво учинив достойное горести. Подлинно, Бог всяческих был милосерд к Израилю, страдавшему в Египте, но они не перестали оскорблять (Его). Это, думаю, и есть: обратисте на гнев суд. – Итак, поистине страшен грех неблагодарности: он наказуется, и вполне справедливо. В самом деле: грубые оскорбления Тому, Кого, напротив, следовало умилостивлять славословиями и услаждать благодарственными возглашениями, не послужат ли для вас источником всяческих зол?

Ам.6:13–14. Веселящиися ни о единем слове блазе, глаголющии: не крепостию ли нашею имамы роги? Темже, се, аз воздвигну на вы, доме Израилев, язык, глаголет Господь Бог сил, и сокрушат вас еже не внити во Емаф и до водотечи западов.

Обратисте, говорит, на гнев суд и плод правды на горесть, – вы, много думающие о самих себе, поднимающие гордое чело против Бога, радующиеся гнилому и несмысленному слову! Вы сказали, что не Я был подателем присущей вам крепости и силы на одоление врагов, но, приписывая высокие достоинства своим собственным силам, вы дерзнули сказать: не крепостию ли нашего имамы роги? Это было тоже самое, как если бы вы изобличены были в том, что крайне возгордились и несмысленно говорили; мы сами одолевали и будем одолевать врагов, хотя бы даже Бог не захотел защитить; мы сильны, и должно славиться столь блестящими деяниями, совсем ничего не воздавая Богу. Вот эта-то безумная мысль и это действие и есть высокомерие и превозношение против Бога. Но премудрый Давид воздавал славу владычествующему всем Богу и говорил: «яко похвала силы их ты еси» (Пс.88:18), и еще: «о тебе враги нашя избодем роги» (Пс.43:6), ибо от Него всякая крепость, и мы ничего не можем совершить достойного внимания без Его содействия и помощи, потому что, по написанному «Господь сокрушаяй брани» (Исх.15:3), После же того, как говорит, вы оказались внавшими в такую горделивость и необузданность языка, се аз воздвигну на вы язык (очевидно – Десириян), и сокрушат вас, еже не внити во Емаф до водотечи западов. Емаф – один из восточных городов, в то время принадлежавший к царству Дамасскому, ныне же, как я говорил, он переименован в Антиохию или Епифанию. А водотечию западов называет реку Египетскую, находившуюся в Египте к западу от Иудейской земли. И так как у Израильтян было обыкновение, когда им угрожала война, то просить помощи в Дамаске и у Сирийцев, то убегать в страну Египтян, поэтому и говорит, что воздвигает на них язык, и он придет с большой силой и повергнет их в такое утеснение, что они уже не смогут идти ни в Емаф, ни до водотечи западов, то есть – пригласить на помощь ни Дамасской, ни Египетской силы, ибо, по написанному (Иов.12:14), если Бог «затворит, кто отверзет?» Какое будет средство спасения, если Всесильный направляет к погибели?

Глава VII

Ам.7:1–3. Сице показа ми Господь Бог, и се, приплод пружий идый утренний, и се, гусеница бе Гог царь. И будет, Аще скончает ядый траву земную, и рех: Господи, Господи, милостив буди, кто восставит Иакова? Яко мал есть. Раскайся, Господи, о сем: и сие не будет, глаголет Господь.

Открывает пророку, что на Израильтян наслан будет народ, и то, какой он им нанесет вред; при этом приспособляется к его нравам и посредством того, что он знает, точно научает о том, что будет сделано. Действительно: всегда саранча и гусеница считается у пастухов и на самом деле бывает чем-то страшным потому что, когда ими как бы остригается трава, тогда необходимо погибают пастбища. Поэтому Бог бедствия войны изображает пророку, как пастырю: под видом саранчи изображает Ассириян, потому что они в безмерном множестве как бы пожирают и губят землю. И называет ее утренней, падающей как роса, разливающейся по земле в роде инея. Но говорит, это была не гусеница, а Гог царь. Затем, когда Бог сказал: и будет, Аще скончает ядый траву земную (то есть, когда, пожирая, истребит многочисленную толпу, находящуюся в Самарии и в городе Иудейском), и потом, когда намерен был прибавить кое-что иное, пророк, прерывая речь, умоляет Его прекратить гнев, говоря: Господи, милостив буди: кто восставит Иакова? Яко мал есть; а если, говорит, Ты, насколько я вижу, желаешь предать Израиля врагам на съедение, то он будет и совсем мал. Бог же – на это: и сие не будет, глаголет Господь; Я, говорит, ведь не устаю и не ослабеваю, но ни в каком случае не перестану наказывать нечестивцев. Должным образом исследуя, кто же это такое Гог, скажем следующее: что и Иезекииль по поведению Божию пишет плач на него. Полагаем, что это – Сеннахирим, когда после хулений Рапсака против Бога пришел Ангел Божий и истребил в одну ночь сто восемьдесят пять тысяч (4Цар.19). Но следует припомнить, что о нем написано от лица Иезекииля. «Сия глаголет Господь Гогу: ты еси, о немже глаголах во дни первые рукою раб моих пророк Израилевых в оныя дни и лета, еже привести (тя) на ня» (Иез.38:17). Слышишь: его, а не другого кого, говорит, угрожал чрез святых пророков – наслать на Израильтян. А что он понес наказание за дерзость языка и, рассчитывая победить, внезапно был погублен и пал в земле Израильской, это изображает, немедленно в другом месте говоря: «и ты, сыне человечь, прорцы на Гога, и рцы: се аз возведу тя на горы Израилевы, и падеши ты, и вси иже окрест тебе, и дам Гогу место нарочито, гроб во Израили, и закопают я дом Израилев» (Иез.39:1–13). Когда пали Ассирияне, которые, по всей вероятности, и обозначаются именем Гога, то народ Израильский зарывал мертвецов, чтобы городам и селениям не вредило невыносимое свойство столь ужасного зловония.

Ам.7:4–6. Сице показа ми Господь, а се, призва прю во огни Господь, и пояде бездну многу, и пояде часть. И рех: Господи Боже, престани ныне, кто восставит Иакова? Яко мал есть. Раскайся, Господи, о сем: и сие не будет, глаголет Господь.

Созерцал под образом саранчи и гусениц Гога или Ассирийца. Его же именует прею огненною (карою), потому что Вавилонянам не довольно было истребить железом Ефрема, но они сожгли и множество городов Самарийских. Посему, говорит, пря, то есть – отмщение посредством огня, пояде бездну многу, то есть – Ефрема, именуемого бездною по причине его великого и неизмеримого множества. Точно также пояде и часть малую, то есть – Иуду и Вениамина, потому что заносчивый Рапсак, сожегши не малое число городов Иудейских, после этого осадил и самый Иерусалим. Далее, когда пророк стал умолять и убеждать Бога всяческих раскаяться или изменить решение, то Владыка всяческих говорит: не будет сего. Что же мы отсюда узнаем? То, что чрезмерные прегрешения страшно оскорбляют Бога, хотя Ему и свойственно величайшее непамятозлобие, и молитвы святых делают, так сказать, бездейственными.

Ам.7:7–9. Сице показа ми Господь: и се, Господь стояй на ограде адамантове, и в руце его адамант. И рече Господь ко мне: что ты видиши, Амосе? И рех: адамант. И рече Господь ко мне: се, аз учиню адаманта среде людей моих Израиля, к тому не приложу, еже мимоити его. И потребятся требища смеха, и требы Израилевы опустеют и востану на дом Иеровоамль со оружием.

Бог, показав пророку Ассирийца, или Гога, под образом саранчи и гусеницы и при во огни, затем показывает Себя как бы стоящим на ограде адамантове, чтобы из этого было понятно, что Он, так сказать, достиг обладания неизреченной силою и пользуется непоколебимою твердостию относительно собственных благ, ибо Божество всесильно и имеет прочное основание, поскольку Оно не может изменяться, но стоит выше (всякой) перемены и, как Я сказал, относительно собственных благ всегда и во всем пребывает непоколебимым. Поэтому и является стоящим на ограде адамантове. Не сокрушим и непреоборим между камнями адамант, не уступает твердым и упорным из них и никакому другому веществу не дает преодолеть присущую ему крепость, пожалуй даже может презирать силу огня. Но так как стоявший на ограде держал в руке адамант, то Он спрашивал пророка, говоря: что ты видиши, Амосе? Когда тот разобрал и сказал, что это было (он сказал: адамант), то (Господь) ясно подтвердил, что учинит его среде Израиля. Под адамантом разумей или Ассирийца, – свирепого и несокрушимого и приведенного в это состояние Богом (потому что Господь сил если кому захочет, то дает силу), или же несокрушимое и всесильное слово Божие, которого нельзя обратить в ничто или по крайней мере сделать бездейственным: что Бог провещает, то, без всякого препятствия, дойдет до конца. Так и Господь говорит: «небо и земля мимоидет, словеса же моя не мимоидут» (Мф.24:35). Сказал также, что не пройдет мимо Израиля, то есть привлечет его к ответственности за его нечестивые преступления, не будет уже долготерпеливым, но предаст его тем, кто призван против него, вместе с капищами, жертвенниками и идолами. Ибо, говорит, потребятся требища смеха. По истине смех – изготовление всякого идола, но, думаю, в настоящем и собственном смысле под смехом следует разуметь Веельфегора, даже и по самой срамоте его вида. В этом одном, более всех позорном, изобличает все изготовление идолов. Итак: истреблены будут жертвенники, а вместе уничтожены будут и требы Израилевы, то есть – идолопоклоннические игрища, мерзкие и пагубные таинства. Ясно показал также, что вместе с богами своими пойдет в погибель и славный царскими почестями Иеровоам. Следует напомнить, что тот, о котором теперь идет речь, не первый, а иной: тот был сын Навата, этот – Иоаса. Сказанное имеет применение к историческому повествованию. Истинным же адамантом явит Христа, Господа сил, имеющего непреодолимую и непреоборимую крепость, сокрушающего врагов и побеждающего сопротивников и никем не сокрушаемого. Он как камень избранный учинен среде людей, ибо явился на земле и жил с людьми; посему и назван устами ангела «Еммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог» (Мф.1:23). А с нами был, когда нам уподобился, и будучи учинен нас Богом и Отцом как камень адамант, ниспроверг владычество диавола, воистину уничтожил требища смеха, ибо как только воссиял Еммануил, даровал жителям всей поднебесной свет истинного ведения, показал нам Себя, образ и подобие Отца, тогда-то именно и отбежал мрак древней прелести, пал также и сам начальник прелести, то есть – сатана, и исчезло мерзкое и богоненавистное идолослужение.

Ам.7:10–11. И посла Амасиа жрец Вефилский ко Иеровоаму царю Израилеву, глаголя: развраты творить на тя Амос среде дому Израилева, не возможет земля подъяти всех словес его. Понеже сия глаголет Амос: оружием скончается Иеровоам. Израиль же пленен отведется от земли своея.

Ложь всегда сама по себе беспомощна, и стопы прелести имеют слабую опору; потому и подлежит осмеянию, так как едва держится в стоячем положении лишь при посторонней помощи. Таково именно свойство идолослужения. Были у них пьяные игрища, золотые телицы, «дела тектонские и слияние», по написанному (Иер.10:3), и искусство рук человеческих, и изобретения неправедных начинаний. И вот: блаженные пророки одержимых прелестями призывают к трезвению, служители же идолов, так как у них как бы разрушается весь кров, немало негодуют, трепещут от страха, оплакивают пробуждение заблуждающихся, потому что они знают, что бодрый и пробудившийся ум не без отягощения взирает на скверну ихнего служения. Поэтому скверный Амасия опасался, что убежденные покланяться золотым тельцам словами пророка приведены будут к здравому пониманию, сам он лишится жреческой должности, а с капищами погибнут и находящиеся в них святилища. По этой причине он старается возбудить Иеровоама, говоря, что Амос будто бы восстает против его царской власти и дерзает произносить несносные и нестерпимые речи, что тот (Иеровоам) умрет от меча, а Израиль пойдет в плен.

Нечто подобное совершили и презренные Иудеи, слагавшие клеветы на Христа, ибо когда Он, изумляя чудесами Иудею, всех призывал к Себе, они, жалкие, приняв в ум свой пламя зависти, привели Его к Пилату и даже говорили: если не умертвишь Его, «неси друг кесарев» (Ин.19:12). Итак, всегда одинаковы нападения на святых у всех, борющихся против благочестия, и везде бессилие дряхлой лжи пользуется одинаковыми средствами.

Ам.7:12–13. И рече Амасиа ко Амосови, глаголя: видяй гряди и отъиди ты на землю Иудину, и тамо живи, и тамо да прорицаеши. А в Вефили посем не приложи прорицати, яко освящение царя есть, и дом есть царства.

Наконец явно бесстыдствует и словам Божиим противопоставляет выражение своей собственной враждебности: называет пророка видящим, но, не ценя и не почитая его именем пророческим, а выставляя его как бы одним из лжепрорицателей, приказывает уйти в землю Иудину. Присовокупляя: тамо живи, говорит так: если ты домогаешься постыдных доходов и хочешь добыть необходимое для жизни, обольщая людей пустыми речами, то, оставив Самарию, говори принадлежащим к колену Иудину, а в Вефиле не пророчествуй, ибо освящение царя есть. Освящение говорит вместо: святыня или место святыни: там первый Иеровоам посвятил золотую телицу. А с тем, чтобы выставить вину пророка и против чести властителя, говорит: дом есть царства; ты же смущаешь царственное обиталище, возбуждаешь мятеж, опрометчиво сопротивляясь державной воле. Отсюда с ясностию можешь видеть, насколько истинно сказанное Богом к Израилю: «и напаясте освященныя вином, и пророком заповедасте, глаголюще: не прорицайте» (Амос.2:12).

Ам.7:14–8:1. И отвеща Амос и рече ко Амасии: не бех пророк аз, ниже сын пророчь, но пастырь бех и ягодичия обирая: и поя мя Господь от овец и рече Господь ко мне: иди и прорци на дом Израилев. И ныне слыши слово Господне: ты глаголеши: не прорицай на Израиля и не возмущай народа на дом Иаковль. Сего ради сия глаголет Господь: жена твоя во граде соблудит, сынове же твои и дщери оружием падут, и земля твоя ужем измерится, и ты на земли нечистей скончаешися. Израиль же пленен отведется от земли своея. Сице показа ми Господь.

Когда ревнители порока наносят оскорбления людям достойным, то сами изобличают свой нрав и, выставляя безобразие своих грехов, думают, что они досаждают (другим), но незаметно для себя самих описывают себя как на картине и показывают другим, каковы они. Найдем, что теперь испытал нечто подобное слабоумный Амасия: будучи лжепророком, пребывая при идольских жертвенниках, собирая куски и остатки закалаемых животных и неудержимо предаваясь постыдной добыче, он поносил Амоса и говорил, чтобы провидец ушел из Самарии, удалился бы, если ему угодно, в Иудею и там жил бы: там ты беспрепятственно будешь лжепророчествовать и, обольщая многих, добудешь содержание и скорее найдешь средства к жизни. Такого рода смысл выражает слово: живи (καταβίου). Но что у пророка не такова цель и что он не наклонен к любостяжанию, а напротив повинуется Владычним хотениям и потому исполняет служение пророка, это пытается доказать, и вполне справедливо, говоря, что он не был ни пророком, ни сыном пророка, – разумею: по учению, конечно, или по духу, точно так же, как Елисей Илии, но был пастухом, проводил сельскую, простую и бесхитростную жизнь, имел пропитание вполне скудное и довольствовался полевыми плодами, которых никто не купит. Это были ягодичия (сикоморы). В свободное время заведующие стадами удаляются под тень дерев и, как бы смеясь над обвинениями в бездействии, рвут плоды и насколько возможно, удовлетворяют потребности желудка. Однако, говорит, меня при таких обстоятельствах Бог по воле Своей сделал пророком и повелел объяснить потомкам Израиля грядущее на них и близкое будущее, а ты, противополагая вышним внушениям свои собственные, приказываешь молчать. Поэтому сия глаголет Господь: жена твоя во граде соблудит, очевидно, подвергаясь городским поруганиям и по необходимости перенося неудержимую похотливость ее имеющих. Погибнут и дети, сделавшись добычею меча. Сверх того, земля твоя измерится ужами, то есть будет данницею и будет платить налоги владельцу. При этом и ты, говорит, думающий теперь, что живешь в святой земле – Вефиле и владеешь святынею царскою, уйдешь в плен, умрешь бедственным образом, еще не возвратившись. Но – как и почему останешься мертвым в чуждой и нечистой земле неприятельской? – И сам Израиль, избравший тебя пророком и настоятелем святыни, удалится в плен. Итак, тяжко противодействовать мановениям Божественным, поступать безрассудно и запрещать святым истолковывать волю Божию, – (святым), которым от Него сказано: и будет «касаяйся вас яко касайся в зеницу ока его» (Зах.2:8).

Заметь, что у святых единая и досточудная цель, разумею обязанность неослабно служить глаголам Божиим и ни во что вменять человеческое, хотя бы кто воздвиг на них брани и скорби. Так, блаженный Амос, совершенно презирая лукавство Амасии, все-таки не молчал, но юношески-бодро произносил обличение против него. А богоглаголивые ученики, когда однажды фарисеи и книжники приказали им молчать, дерзновенно говорили: «аще праведно есть пред Богом, вас послушати паче, нежели Бога, судите: не можем бо мы, яже видехом и слышахом, не глаголати» (Деян.4:19–20).

Глава VIII

Ам.8:1–3. Сице показа ми Господь: и се, сосуд птицеловца. И рече Господь: что ты видиши, Амосе? И рех: сосуд птицеловца. И рече Господь ко мне: приспе конец на люди моя Израиля, не приложу ксему еже мимоити его. И восплачутся стропове храма в той день, глаголет Господь: мнози падшии во всем месте, навергу молчание.

Снова на мысль пророку приходит как бы слово и после того, как получили себе достаточное разъяснение внезапно случившиеся обстоятельства, порядок видений переходит к соответствующей ему цели. Так, он созерцал множество Ассириян, как «приплод пружий утренний» (Амос.7:1), и с ними Гога, или Сеннахирима, описываемого в виде гусеницы, потому что это животное с большою силою скачет от земли. Таков, пожалуй, человек заносчивый, который всегда скачет кверху и отказывается жить вместе с смиренными. Видел и так называемую «прю во огни» (Амос.7:4), равным образом адамант, учиненный среде Израиля стоящим «на ограде адамантове» (Амос.7:7–9). Что же было за этим? – Сосуд птицеловца. Что я говорил сначала, то скажу и теперь: что пророку, проще (более по-деревенски) воспитанному, Бог открывает тайны при помощи того, что чаще всего делается в полях. В самом деле: птицеловы и уловляемые ими птицы, конечно, всего более подходили бы не городским жителям, но тем, у кого занятие и цель жизни поля и что на них. А что всенепременно будут уловлены для умерщвления, как бы рукою опытных ловцов, вместе с чернью и знатное сословие Самарии, разумею гордецов и подобно птицам старающихся парить вверх, на это содержание видений указывает прикровенно. Так, предметом видения был сосуд птицеловца. Посему Бог всяческих говорит, что приспе конец на люди моя Израиля и что не пройдет уже мимо их прегрешений. Указал и на то, что сожжен будет и самый храм, имеющий золотую телицу Вефильскую, сказав: восплачутся стропове храма в той день. Стропами (φατνώματα) обычно называет кровлю (δροφήν) или карниз ее (τὰ περὶ αὐτήρ), искусно разукрашенный плотничною отделкою, согласно изречению Песни Песней: «преклади дому нашего кедровии, дски нашя кипарисные» (Песн.1:16). Восплачутся, говорит, стропове храма, издавая не членораздельный звук, но звук, какой бывает при ударах, и треск при сокрушении. Но так как, говорит, мнози будут падшии во всем месте, то навергу молчание, ибо если уже всякое место обратится в пустыню и не будет иметь обитателей, то будет великое молчание или тишина, подобно тому, как в землях пустынных и непроходимых. Следовательно, Бог всяческих ни в каком отношении не затруднится, если пожелает наказать грешников, и у Него будет много различных способов кары и никто не устоит пред Ним, когда Он, разгневанный, нашлет казни. Но избежит тот, кто отвратит гнев покаянием и с своей стороны расположит к снисходительности благого и милосердого Владыку.

Ам.8:4–6. Слышите убо сия, сокрушающии из утра убогого и насильствующии нищих от земли, глаголющии: когда прейдет месяц, и продамы, и субботы, и отверзем сокровище, еже сотворити меру малу, и увеличити мерило, и сотворити вес неправеден, яко да притяжем убогие сребром и нищего за сапоги, и от всякого жита куплю сотворим.

Однажды фарисей некий спросил Господа, какую заповедь Он признает первою и большею, и услышал в ответ, что первая заповедь – «возлюбиши Господа Бога твоего», вторая же, следующая за ней, – «возлюбиши искреннего твоего яко сам себе» (Мф.22,34–39). Можно указать и на самого богоглаголивого Павла, который всякий вид добродетели заключил в любви, дерзнул сказать, что она больше веры и надежды, и ясно исповедал, что кто ее не имеют, тот ничто, хотя бы роздал имение нуждающимся, хотя бы самое тело отдал на сожжение гонителям (1Кор.13). Итак, все, что есть в нас великого и достойного внимания, без сомнения, будет зависеть от любви к Богу и братьям. А кто поставит себя совершенно вне законов любви и окажется непричастным благам ее, тот сам будет вполне негодным и по справедливости может считаться одержимым всякого рода пороками, потому что где нет попечения о добре, там, конечно, будет процветать грех. Заметь однако благоустройство всей речи: сначала обвинил Ефрема, или Израиля, в безбожии, представил его поклонником телиц, неимеющим любви к единому и по естеству Богу, потому что прилепляется к делам рук своих; затем показывает, что он во всех отношениях пренебрегает любовью к самим братьям и к ближним. Обличение делает вообще, однако весьма ясно, и хотя в кратких словах, но исчисляет проступки. Итак, слышите, говорит, сия сокрушающии из утра убогого, и насильствующии нищих от земли, – подобно тому, как если бы сказал: к вам слово, к тем, у которых сильно стремление как бы стереть с земли немощных и бедных и из утра совершать насилие. Любители божественного благочестия, когда воссияет для них день, возносят Богу благодарения, покланяются, молятся и прилагают свои попечения ко всему, что ни есть похвального. А те, которые смотрят только на то, как бы кого обидеть, и ничего не считают равнозначительным с любостяжанием, те вменяют себе в занятие самое желательное – тотчас с наступлением утра вскочить с постели, приступить к обычным своим худым делам и кем можно завладеть, и подобные люди, как бы обвиняя всякую наступающую и ближайшую ночь в том, что не дает им достаточного времени для приобретения, говорят: когда прейдет месяц и продамы. Это – желание ростовщиков и на мелочах богатеющих, скверных и грязных, которые всегда жаждут конца месяца, чтобы, собирая мало-по-малу, сделать более крупными свои доходы, и, безбожно накладывая рост на рост, угнетают более слабых, хотя закон ясно говорит: «аще же даси сребро взаем» ближнему, «не буди его понуждаяй, не наложиши ему лихвы» (Исх.22:25), а они говорят: когда прейдет месяц, и продамы. Те же, которые одержимы одинаковыми или еще худшими недугами и увлекаются постыдными поборами, говорят еще: когда прейдут субботы, и отверзем сокровища, еже сотворити меру малу, и увеличити мерило, и сотворити вес неправеден? Что это значит и прошествия каких суббот они желают, с тем чтобы открыть свои сокровища, устроить меру малу и увеличить мерило, об этом необходимо сказать. Так, во Второзаконии написано: «в седмое лето да сотвориши отпущение. И сице заповедь отпущения: да оставиши весь долг твой, имже должен ближний тебе, и от брата своего не истяжеши, яко наречеся отпущение Господу Богу твоему. От чуждого да истяжеши, елика суть твоя у него: брату же твоему отпущение да сотвориши долга твоего» (Втор.15:1–3), и несколько ниже увещевает, говоря: «внемли себе, да не будет слово тайно в сердце твоем беззакония, глаголя: близ есть седьмое лето, лето отпущения, и возлукавнует око твое брату твоему требующему, и не даси ему, и возопиет на тя ко Господу, и будет тебе грех велик» (Втор.15:9). Итак, хотя закон повелел прекращать долговые обязательства как бы в субботствовании лет (потому что приказал исполнять это в седьмой год), затем предупреждал, что не следует лукавствовать, а напротив давать в займы нуждающимся, даже если и недалеко отстоял год отпущения, все таки владельцы великих и обширных сокровищ, сжимая руку, старались переждать субботы годов, находившиеся уже при дверях, а потом давали в займы, чтобы долг во времена отпущения не был прощен. Эти люди говорят: когда прейдут субботы (конечно, субботы лет) и отверзем сокровища? И на этом не остановилось нечестие, но бессердечно подвергая поруганию нищету впавших в бедность, они выдавали малой мерой, а принимали обратно весом не одинаковым, но гораздо большим и более прежнего тяжелым, хотя Бог и говорил чрез Моисея: «да не будет во влагалищи твоем мерило великое и малое. Да не будет в дому твоем мера и мера, велика и мала: мерило истинно и праведно да будет тебе, да многи дни будеши на земли, юже Господь Бог твой дает тебе в жребий. Яко мерзость Господеви Богу твоему всяк творяй сия, всяк творяй неправду» (Втор.25,13–16). Однако у них нисколько не было попечения о справедливости, но устремляя взоры к одному только любостяжанию, они стирали бедных, как бы попирая несчастных и поставляя их на место сапог, ибо, по написанному, «пажити богатым убозии» (Сир.13:23). Не мало также назидает нас приточник, говоря: сердце мужа да помышляет правая, яко да от Бога исправятся стопы его: «пред очима бо суть Божиима путие мужа, вся же течения его назирает» (Прит.5:21). Поэтому, если Бог назирает и тщательно наблюдает за нами во всем, то людям истинно добрым и благомыслящим необходимо ходить правыми стезями и не считать ничего равносильным с любовию к Богу и к братьям, а любовь к Богу обладает искренностью и несокрушимостью в отношении к вере, любовь же к братьям сопряжена с украшениями справедливости, ибо если любовь истинна, то она «искреннему зла не творит» (Рим.13:10). Но я думаю, что людям, ревнующим о благочестии и проводящим жизнь вполне согласную с законом, следует облечься «во утробы щедрот» (Кол.3:12), крепко превозмогать проклятое любостяжание и предоставить свое имущество в общее пользование с нуждающимися, ибо кто таким образом соблюдет закон любви, тот будет славен и достоин соревнования пред Богом и людьми, потому что написано: «расточи, даде убогим: правда его пребывает в век века» (Пс.111:9).

Ам.8:7–8. Кленется Господь на презорство Иаковле, Аще забудет в конец вся дела ваша: и о сих не возмятется ли земля, и восплачется всяк живяй на ней? и взыдет яко река скончание, и снидет якоже река Египетская.

Бог ставит сынам Иакова в грех превозношения то, что они презрели божеские законы и даже попрали любовь к ближним. Посему кленется на презорливых Иакова. Конечно мы не думаем, что Бог всяческих чье-либо презорство делает предметом клятвы: Он клянется против него, то есть определяет ему достойное наказание. В чем же однако клянется? – В том, что более не пропустит и не будет терпеть до конца прегрешений. Это, думаю, означает в конец (εὶς νῖκο)σ), то есть-то, что достигает окончания и полной победы. Потом говорит, что если изъято будет забвение относительно их злочестивых проступков, то может ли земля не исполниться смятением, когда нападут на нее враги? А сами они восплачутся, потерпев ужасное и неизбежное бедствие. Какое же именно? – Наведено, говорит, будет на них скончание, как река Египетская, все преодолевающая и заливающая всю Самарийскую землю сильными и непреоборимыми потоками, а найдет она, увлекая все на пути и ничему не давая никакой пощады. Нашел же на них Сеннахирим с несметными полчищами как река некая, затопляющая землю и все себе покоряющая, а ушел обратно в свою землю, увлекая за собою громаднейшую и бесчисленную толпу пленных. Посему, если вознерадим о Боге, то сами против себя найдем сопротивные силы и будем находиться как бы в смятении и скорбях, некоторым образом расхищаемые ими и как бы по необходимости впадая в раболепное услужение, потому что восстанут на нас как вода неодолимая, увлекающая в пагубу и потопляющая до смерти. Но «реки не покрыют» нас, по написанному (Ис.43:2) и не поглотит бездна, не потопит также и буря, если мы пожелаем угождать Богу. Вот тогда-то, мужественно избавившись от демонских притязаний и весьма маловажным считая их лукавство, радостно скажем: «аще не Господь бы был в нас, убо живых пожерли быша нас», и еще: «поток прейде душа наша, воду непостоянную» (Пс.123:2,4,5). Впрочем, если и будет непостоянна и непреоборима для мыслей наших вода диавольского коварства, то есть – наводнение от страстей, мы во Христе превозможем: как поток какой перейдем нашествие его упрямства.

Ам.8:9–10. И будет в той день, глаголет Господь, зайдет солнце в полудне, и померкнет в день свет: и превращу праздники вашя в жалость и вся песни вашя в плач, и возложу на всяк хребет вретище, и на всяку главу плешь, и положу его яко жалость любимаго и сущыя с ним яко день болезни.

Это заключает в себе двоякий смысл, потому что у святых пророков всегда, в особенности в конце их речей, есть обычай вспоминать о Боге и давать изложение Его тайны, хотя еще и прикровенное неясностями. Итак, обращая внимание на то и другое, постараемся сказать что нужно: сперва изложим ближайший смысл речений, а потом приспособим значение речений к изъяснению относительно Христа.

Вот, в тот день, в который на всю землю Самарийскую «взыдет скончание» (Амос.9:5), «яко река Египетская», всех, можно сказать, жителей ее окутает страшный и глубокий мрак, потому что некоторым образом зайдет солнце, и притом в полдень. Конечно, не скажем, что в действительности зашел свет солнца, но как мрак было для жителей Самарии бедствие войны. Действительно, великая и чрезмерная печаль, когда наступит, смущает ум; нежданные и непредвиденные события омрачают сердце и жестокое горе производит в сердце пострадавших какую-то тьму или мглу. Итак, увидят, говорит, тьму, хотя солнце будет стоять на полдне: а те, которые некогда блистательно праздновали и всегда пользовались струнами, лирами и громогласнейшими песнями, прекратят подобного рода занятия; напротив, будут горевать, будут иметь заботу о плачевных песнях и примут на себя вид скорбящих: разумею вретище и плешь. Обнажать же голову (от волос) весьма неприлично. Так, Иов остриг волосы по смерти детей (Иов.1:20). Сделаю же, говорит, Иакова яко жалость любимого, то есть: так будут тужить по нем знавшие его, как мать или отец по усопшем единственном любимом детище. И сущые с ним яко день болезни, то есть: соседи Иуды и Вениамина, вместе с Ефремом служившие идолам и, конечно, имевшие одинаковые с ним нравы, окажутся имеющими день болезни и страдающими муками родов: муками родов – полагаю – вследствие страха, печали и трудов. Ибо Сеннахирим, опустошив Самарию, взял все города их, потом послал из Лахиса в Иерусалим Рапсака, который высказал страшные угрозы стоящим на стене и поверг Иерусалимлян в такое отчаяние, что они с часу на час ожидали гибели вместе с жителями Самарии; тогда-то царь Езекия, крайне опечаленный, послал кого-то к Исаии, говоря: «день печали и укоризны и обличения и гнева днешний день, понеже прииде болезнь раждающей, крепости же не имеет родити» (Ис.37:3). Итак днем болезни называет теготы и печали вследствие муки. Таким образом день болезни испытали ждавшие погибели Иерусалимляне, которые были вместе с ним (Ефрем) в отношении к роду идолослужения.

Что говорил я, то естественно и прилично тем, которые некогда возбуждали против себя Владыку всяческих; но нисколько не хуже можно применить это к тем, которые нечествовали против самого Еммануила во время Его вочеловечения: они – «сокрушающии из утра убогого» (Амос.8:4), то есть нерадящие о том, чтобы жить по закону, и, пожалуй, ни к чему другому не стремящиеся, как только к тому, чтобы погубить праведника, дерзновенно обратить в ничто вполне ясное определение заповедей Божиих и безостановочно истощать кого захотят из слабейших: не они ли и говорили: «когда прейдет месяц» (Амос.8:5) и прочее? Что книжники и фарисеи были весьма любостяжательны и корыстолюбивы, это мы можем узнать многими снособами, устремляя ум к евангельским писаниям. Так, Христос советовал любителям Божественного благочестия ставить себя выше постыдных прибытков и старательно удаляться от всякого любостяжания; повелевал также стремиться и к еще высшему: пособлять нуждающимся и раздавать имущество. Но что говорит Евангелист? – «Слышаху же сия» книжницы «и фарисее сребролюбцы суще», и «ругахуся ему» (Лк.16:14). Поэтому и о них справедливо сказать: кленется Господь на презорливых Иакова, Аще забудет в конец дела ваша (Амос.8:7). Поистине – превозношение в том, что пренебрегли самыми законами Божиими и, что еще того тяжелее, надругались наконец и над самим Христом. Поэтому-то уже прегрешения их не приходят в забвение, но нашло на них как бы «скончание» (Амос.8:8) и как разлившаяся река Римская война. А когда они предали на пропятие Владыку всяческих, то зашло для них солнце и помрачился свет (Амос.8:9), ибо была «тьма от шестого часа до часа девятого» (Мф.27:45). И это для Иудеев было знамением умственного омрачения душ распинателей, ибо «ослепление от части Израилеви бысть» (Рим.11:25) и, как пишет божественный Павел, «до днесь, внегда чтется Моисей, покрывало на сердце их лежит» (2Кор.3:15); клял их и Давид, говоря так по боголюбию: «да помрачатся очи их еже не видети, и хребет их выну сляцы» (Пс.68:24). А что они плакали, как бы сменяя праздники на сетование, – ясно будет из того, что сам Христос говорил плакавшим о Нем женщинам, когда Его вели уже на распятие: «дщери Иерусалимски, не плачитеся о мне, плачите же себе и чад ваших» (Лк.23:28): плакали они, погибая вместе с городом и самим храмом Божиим, когда все сожигали Римляне. Итак: положу его (конечно – Емманнуила) яко жалость любимого, и сущые с ним яко день болезни, потому что о распятом Иисусе плакали уверовавшие, а женщины, стоя вдали (Лк.23:49), рыдали; сама тварь скорбела о ее Владыке: солнце помрачалось, скалы расседались, и самый храм приобрел вид скорбящих, когда завеса раздралась сверху до низу. Нечто подобное назнаменовал нам Бог, говоря устами Исаии: и «облеку небо во тму, и положу аки вретище одежду его» (Ис.50:3). Таким образом осуществился плач по нем яко любимого. И сущые с ним, то есть ученики, испытали день болезни, ибо – возможно ли сомневаться в том, что плакали и они? – Когда они были в скорби, женщины возвестили им о воскресении Христовом: тогда-то наконец ободрившись, они побежали ко гробу. По-видимому, об этих, благовествующих воскресение, женщинах, говорит в духе Исаия: «жены грядущые с позорища, приидите; не суть бо людие имуще смысла» (то есть – народ Иудейский), «сего ради не ущедрит я создавый я» (Ис.27:11).

Ам.8:11–12. Се дние грядут, глаголет Господь: и послю глад на землю, не глад хлеба, ни жажду воды: но глад слышания слова Господня: и поколеблются воды от моря до моря: и от севера до восток обтекут, ищуще словесе Господня, и не обрящут.

Написано: «Господи, в скорби помянухом тя, в скорби мале наказание твое нам» (Ис.26:16), и божественный Давид, зная, что скорбь есть нечто превосходное и истинно полезное, то говорил: «от скорби призвах Господа» (Пс.117:5), а то еще: «благо мне, яко смирил мя еси, яко да научуся оправданием твоим» (Пс.118:71). Скорби делают нас более благоразумными, извлекают из сетей нерадения, побуждая любить правильный образ жизни и как бы необходимостию и страхом подчиняя горячего и непокорного игу умеренности и послушания. Итак, говорит, когда будет опустошена Самария и Вавилонянин будет жечь города, тогда, хотя бы кто и захотел узнать, в чем состоит воля Божия, какими действиями и речами можно получить от Него помилование, чтобы избавиться от гнева, не будет, говорит, учащего: наведу на них голод слова Божия, так что не отыщется решительно ни одного пророка, хотя бы они пробежали от запада до востока и от юга до севера. Подобно этому сказанное Богом Иезекиилю: «и язык твой свяжу, и онемееши, и не будеши им в мужа обличения, понеже дом разгневаяй есть» (Иез.3:26); ибо те, которые однажды презрели слово Господне, если потом и сами пожелают его, по справедливости не получат. Водами колеблющимися называет неизмеримое множество Иудеев, которое пришло в смятение и стало походить на волны в море, когда они мечутся во все стороны при порывах ветра.

И иным способом: когда был распят Христос, жалкие Иудеи почувствовали голод слова Божия, потому что у них не стало уже пророка, ни настоящего учителя, умеющего истончить толщу Моисеева повествования и разъяснить сокрытые письменами тайны, так как они не приняли Христа, говорившего: «аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе, и даяй живот миру» (Ин.6:51,33). За это они слышали и то, что в другом месте Он говорил устами Исаии: «се, работающии ми ясти будут, вы же взалчете: се, работающии ми пити будут, вы же возжаждете» (Ис.65:13). Справедливо, конечно, и то, «не убиет гладом Господь душу праведную, живот же нечестивых низвратит» (Прит.10:3), не ниспосылая им божественного слова, воспитывающего в уме стремление к добродетели, ибо, как сказал сам Спаситель, «не о хлебе единем жив будет человек, но о всяцем глаголе исходящем изо уст Божиих» (Мф.4:4).

Ам.8:13–14. В той день оскудеют девы добрыя и юноши в жажде, кленущиися очищением Самарийским и глаголющии: жив Бог твой, Дане, и жив Бог твой, Вирсавее: и падут, и не восстанут ктому.

Слово выразительно указывает на то, что похищены будут врагами их сыновья и дочери. Именно это и означают девы и юноши, потому что мы найдем, что обычно отводящие в плен особенно обращаются к этому возрасту. По-видимому, слово намекает нам и на нечто иное из сокровенного. В идольских капищах проживали девицы и с ними мальчики или юноши подростки, при помощи которых любопытствующие о волхвовании думали узнавать решения демонов, потому что они, призывая их на непорочные тела, заставляли давать ответ в виде неразборчивого бормотанья. Говорят, что и доселе желающие творить безбожные дела гадают одинаковым с теми способом. Но что у Израиля оскудеет не только полезное и необходимое для исправления слово Божие чрез пророков, а также и слово лживых прорицателей, или демонов, которое они выражали людям чрез девиц и юношей, это показывает, говоря: в той день оскудеют девы добрые. Говорит как бы так: вместе с прочими погибнут у тебя и девы добрые. Наравне с девицами слово насмехается и над отроками, клянущимися очищением Самарийским. Как кажется, у них вошло в привычку клясться богами Самарийскими, или телицами, и они, конечно – жестоко насмехаясь над Богом, приписывали Ему принадлежащее истуканам, говоря: жив Бог твой Дане, и Бог твой Вирсавее. Это – города Иудеи, лежавшие на крайних границах страны и как бы определявшие меру земли от юга к морю. Таким образом, все равно, если бы те, которым пришлось поклясться, сказали: жив Бог земли Иудейской, то есть телец, потому что конечными точками объемлется средина и изображается представление о целом. Оскудеют же, говорит, девы и юноши в жажде, – потому, что не будут более доставлять лживых демонских прорицаний, вследствие того что сами будут добычею иноплеменников, или пав от меча, или потерпев бесславный и несносный плен.

Когда же был распят Христос и скрылся для Иудеев, то вместе с вещественным солнцем и чувственным светом они лишились и луча мысленного и просвещения от Духа. При чем оскудели словом Божиим и вышним утешением ихние девы вместе с юношами, то есть: добрые и благочестивые души, непорочность которых означается девством, а крепость и великая сила именем юноши. В самом деле: кто у них свят, если закон никого не может довести до совершенства и не достаточен для их оправдания? У кого из них духовная крепость и сильный ум, если они не знают блистательных подвигов жизни евангельской? Не все ли они вялы и во грехах расслаблены умом? Да и можно ли в этом сомневаться? – Итак, они оскудели в жажде, и не им сказано: «почерпите воду от источник спасения» (Ис.12:3), напротив повелел даже облакам «еже не одождити» на них "дождя" (Ис.5:6), потому что не послушались самого Христа, Который возглашал: «аще кто жаждет, да приидет ко мне и пиет» (Ин.7:37), но, оставив Его, источник жизни, «ископаша кладенцы сокрушеные, иже не возмогут воды содержати» (Иер.2:13): склонились к учениям и заповедям человеческим (Ис.29:13): которые не могут пользующихся ими ни напоить для жизни, ни соблюсти для спасения.

Глава IX

Ам.9:1. Видех Господа стояща на жертвеннице, и рече: порази очистилище, и поколеблются преддверия, и пресецы в главы всех: и оставшыя их оружием избию.

Блаженные пророки, озарением Духа проясняя око своих естественных способностей, не воспринимают только знание будущего, но иногда, видя как бы на картине течение самых событий, дивуются сами и убеждают слушателей принять в этом участие с ними, со всею силою стараясь разъяснить значение видений. Так, божественный Амос говорит: «и рече Господь ко мне: приспе конец на люди моя Израиля, не приложу ксему еже мимоити его. И восплачутся стропове храма в той день, глаголет Господь: мнози падшии во всем месте, навергу молчание» (Амос.8:2–3). Но вот возвещенное прежде видит исполняющимся на самом деле согласно с предсказанием: увидел, говорит, Господа, стоящего на жертвеннике и как бы начинающего разрушение, повелевающего быть сему самому. Стоит же Он на жертвеннике, не честь ему оказывая: так думать глупо, ибо нелепее всего предполагать и утверждать, что требищам идольским Бог уделяет внимание и честь. Как мог бы Он почтить жертвенник телицы? Напротив, Он стоял с намерением низвергнуть и низринуть на землю. Поэтому Он как бы повелел пророку начать разрушение, говоря: ударь по жертвеннику (πάταξον ἐπὶ τὸ θυσιαστήριον), и поколеблются преддверия, и пусть храм должен будет немедленно пасть. И пресецы в главы всех, то есть: начни с знатнейших между ними и порази выдающихся, которые поставлены во главе прочих; с ними вместе погибнут остальные и последуют участи начальников, также сделавшись добычею меча. Подобно сему и то, что возвещено устами Иезекииля о шести мужах, которые шли от ворот, обращенных к северу, и, держа секиры, следовали за мужем, облеченным в подир, каковым мужам сказано было Богом: «идите во град вслед его, изсецыте и не пощадите и не помилуйте: старца, и юношу, и младенцы, и жены избийте в потребление; а ко всем, на нихже есть знамение, не прикасайтеся: от освященных моих начните» (Иез.9:1–6). Видишь: начатком соделал облеченных властию или слывущих почтенными и святыми быть может по причине усвоенной славы священнодействия или известности другими какими-нибудь достоинствами, так как таковые люди суть как бы возглавие прочих.

Это случилось с теми, кои ругались над Господом: когда они, несчастные, презрев закон и пророков, не приняли Христа, конец закона (Рим.10:4), и пророков, но хотя ясно сознавали, что Он наследник, извергли Его вон из виноградника (Мк.12; Мф.21; Лк.20) и наконец распяли, тогда они преданы были на опустошение римским полководцам, и знаменитый оный храм был сожжен, жертвенник в нем ниспровержен, предверия разбиты и вместе с толпою погибли и предводители: никого у них не пощадила война. И каждый из верующих, хотя он и есть храм Бога, потому что имеет Его обитающим в себе, – хотя он и считается жертвенником, потому что собственною жизнию совершает священное служение Богу, – если после этого, обратившись к беспечности, оскорбит Бога, то придет в ничтожество и подвергнется самому ужасному низвержению, ибо не лицеприятен Владыка и, по написанному (Иез.33:12), «правда праведника не избавит его, в оньже день прельстится.»

Ам.9:1–4. И не убежит от них бежай, ниже уцелеет от них уцелеваяй: Аще сокрыются во аде, то и оттуду рука моя исторгнет я, и Аще взыдут на небо, то и оттуду свергу я. Аще скрыются на версе Кармила, то и оттуду взыщу и возму я, и Аще погрузятся от очию моею во глубинах морских, то и тамо повелю змиеви, и угрызет я: и Аще пойдут в плен пред лицем враг своих, и тамо повелю оружию, и избиет их: и утвержу очи мои на них во злая, а не во благая.

Слушающим это, кажется, своевременно будет сказать, что гласом Давида воспевается Богу «камо пойду от Духа твоего?» и следующее (Пс.138:7 и далее). Божество всевидяще, да кроме того и всесильно, и никто не скроется от неусыпающего ока, ибо сказал: «Бог приближайся аз есмь, а не Бог издалеча: еда от мене утаится что» (Иер.23:23,32:27)? Никто также никогда не избежит насланной на него по мановению божественному беды, ибо, по написанному, «руку его высокую кто отвратит?» (Ис.14:27)? Какая хитрость пособит нам, и вообще, какое средство нам поможет, если Бог определил, что нам должно страдать? Что таким образом, подпавшим гневу Божию вполне бесполезны и совет, и размышление, и всякого рода замыслы, это поясняет, говоря: никто не убежит, хотя бы сокрылся в самый ад (речь гиперболическая), и если бы даже взлетел на небо, или скрылся на вершине Кармила. Но если и взойдет, то будет пойман. И хотя бы очутился в море, попадется дракону, или, по Еврейским понятиям, предан будет киту. – Если наконец окажется у врагов и в плену, крепко содержимый в узах рабства, то и этого, говорит, будет мало и недостаточно для его наказания. Употреблен будет против него и страх меча, и не престанет, говорит, Господь всяческих, утверждать око Свое на нем. Это признак гнева и угрозы: иногда мы сами не сводим глаз с оскорбителей, смотря на них грозно и неласково. Но так как Бог взирает также на добрых и праведных, то разъясняет различие воззрения, говоря: во злая, а не во благая: Воззрит, говорит, не с тем, чтобы наделить каким-либо благом, но чтобы определенная им кара и казнь оставались бы у них непоколебимой и как бы неподвижной.

Подверглось этому самому и жалкое соборище Иудейское, которое навлекло праведную кровь на свою главу, ибо они, убеждая Пилата распять Христа, говорили: «кровь его на нас и на чадех наших» (Мф.27:25). Поэтому-то они погибли со всеми семействами своими и города были расхищены с самими жителями их, так что, кажется, никто не мог убежать. А что и в какой степени они вынесли, об этом повествуют обширные сочинения тех, которые наблюдали это.

Ам.9:5. И Господь, Господь Бог Вседержитель прикасаяйся земли и колебля ею, и возрыдают вси живущии на ней, и взыдет яко река скончание ее, и снидет яко река Египетская.

По любви пророк не позволяет слушателям не верить его речам как несбыточным, и это – с целию убедить их, чтобы они научились отдавать предпочтение доброму и исполнились уважения к полезному, дабы Бог прекратил гнев, отвлек напасть и принял кающихся, ибо Он всегда милосердствует к желающим обратиться. По этому учит, что Бог всесилен и имеет полную возможность положить конец тем, кому сказал, ибо, говорит, Господь, Господь Бог Вседержитель, прикасаяйся земли, и колебля ею, – все равно, как если бы сказал: не следует думать, что оскорбленный подобен нам: Владыка – не как человек, но Он – Господь сил, прикасающийся рукой Своей к земле (конечно – Самарийской) и колеблющий ее, заставляя ее испытывать, разумеется, не обыкновенное смятение, но потрясая ее всю войною и жестокими бедствиями и приводя в содрогание. Поэтому, говорит, возрыдает всякий живущий на ней, и как река Египетская взыдет скончание, покрывая и погружая все, а потом опять таким же образом возвратится, увлекая и унося (все с собою). Мы говорили уже, что волнам речным уподобляет Сеннахирима, ассирийские полчища и воздвигнутую ими против Самарии войну. Итак прогневляющим и оскорбляющим Бога невозможно будет бегство, но всесильна и неизбежна будет разящая рука, и кто раз будет пойман, тому не будет никакой помощи и утешения, ибо, по написанному, «аще затворит от человеков, кто отверзет?» (Иов.12:14). Конечно, гораздо лучше отвратить гнев обращением к тому, что ему угодно и любезно. А это, и вполне естественно, совершится в том случае, если мы, забывая прежнее и отвыкая от худого, будет просвещать себя преуспеянием в добродетели, ибо тогда избавимся от последствий гнева и легко подвигнем благого по естеству Создателя удостоить нас снисходительного и милостивейшего внимания.

Ам.9:6. Сотворяяй на небо восход свой и обещание свое на земли основаяй, призываяй воду морскую и проливаяй ю на лице земли: Господь Вседержитель имя ему.

Устрашает удаляющихся от Бога словами, еще более подробными, и побуждает к лучшему, искусно изъясняя превосходство и всемогущество Божественного естества, и старается доказать, что всегда и во всяком случае Он приведет в исполнение слова Свои без всякого препятствия с чьей-либо стороны. Кто, говорит, касается земли и колеблет ее (сейчас указанным нами способом), тот же самый устраивает на небо восход свой.

Как бы говорит: Он имеет всю власть, так что восходит на самые небеса, и владеет державою над всеми, при чем Он имеет в подчинении Себе блаженный собор – вышний, небесный, или – святых ангелов, потому что, как мы думаем, небо есть живущие на нем ангелы. Нужно заметить, что это в прикровенном виде созерцал Иаков: лествица от земли досягала до неба, "и Господь", говорит, «утверждашеся на ней», и видел ангелов восходящих и нисходящих по ней (Быт.28). Это, думаю, и есть: сотворяяй на небо восход свой. Но, говорит, и что Он обещает жителям земли, то, без сомнения, непоколебимо, несокрушимо и как бы утверждено на основании, потому что никоим образом не окажется бессильным Господь сил, и слово Его не будет безуспешно. В этом удостоверяет нас Спаситель, говоря: «небо и земля мимоидет, словеса же моя не мимоидут» (Мф.24:35). Он же есть и тот, кто неизреченною силою поднимает воду морскую и дождит на землю, то есть – опять таки – управляющий небесным и настолько сильный, что легко претворяет природу сущего во что Ему угодно, и имя Ему Господь и Бог, и кроме того Вседержитель. Этого нельзя считать простым наименованием, как без сомнения, нередко бывает у людей, но оно употреблено вполне соответственно самой истине: и у нас самих, и у святых ангелов именуется так потому, что Он по существу господствует и облечен властию над всем. Итак, цель пророка – чем можно больше и на сколько он мог устрашить обольщенных, с наибольшим успехом убедить их в необходимости поскорее пойти как бы назад, считать делом славным справедливость и снова признать вожделенным благочестие по отношению к Богу, страхом грядущего крепко сдерживая влечение к постыдному; и это, думаю, справедливо сказано устами Давида Владыке всяческих: «броздами и уздою челюсти их востягнеши, не приближающихся к тебе» (Пс.31:9).

Можно сказать, и с полным правом, также о Христе, что Он есть сотворяяй на небо восход свой. Ведь Он явился свыше, с неба, потому что как Бог от Бога рожден по естеству. Посему и говорил: «аз от вышних есмь» (Ин.8:23). Засвидетельствовал о Нем и мудрый Иоанн, говоря: «грядый свыше, над всеми есть» (Ин.3:31). Но Он имеет восхождение на небеса по существу, ибо, как я сказал, они изначала принадлежат Ему как Богу, Который явил Себя доступным для жителей земли. Он «Предтеча о нас вниде» (Евр.6:20) к Отцу и, как пишет Павел, обновил нам путь новый и живой (Евр.10:19–20), потому что за нас как человек предстал пред лицом Бога и Отца, Который «воскресил нас с Ним и спосадил на небесных» (Ефес.2:6). Но так как восшел Христос, то устроил восхождение и нам, если справедлив Павел, говоря: «яко мы живущии не имамы предварити умерших, но купно с ними восхищени будем на облацех» (1Сол.4:15,17). И так восшел как человек, чтобы Ему одному приличествующее восхождение (ибо Он есть Бог и от Бога) сделать доступным и для нас, верующих. Он и утверждает обещание свое на земли, потому что отнюдь не солжет, но исполнит то, что обещает нам совершить. Так он сказал: «уне есть вам, да аз иду: Аще бо не иду аз, Утешитель не приидет к вам» (Ин.16:7). Посему и повелел Апостолам «от Иерусалима не отлучатися, но ждати обетования Отча», которое слышали от Него (Деян.1:4), излил же на них богатно благодать. Посему-то они и были свидетелями славы Его «во Иерусалиме же и во Иудеи», и по всей земле (Деян.1:8). Найдем также, что обетование Его подтверждается и иным образом: мы веруем, что Он воскресит нас из мертвых, соделает победителями тления и «преобразит тело смирения нашего, яко быти сему сообразну телу славы его» (Флп.3:21) и примет нас участниками Своего царствия. Он также призывает воду морскую и проливает ее на лице земли, то есть: горькое, неприятное и негодное к употреблению прелагает в пригодное. Так: буква закона убивает, и сень сама по себе бесполезна, но для нас, разумеющих, она сделалась весьма полезною для постижения Христа и оказалась как бы некоторым духовным дождем, орошающим в некотором роде поднебесную, если справедливо, что закон, некогда для древних тягостный и невыносимый, для нас стал пестуном к таинству Христову, так что и от него можно получить плод, истончая грубую оболочку сени для извлечения истины. Посему примем сказанное как бы в виде примера, приведем в подтверждение и воду Мерры (Исх.15), которая была горька, но усладилась, когда Бог показал Моисею и дерево и повелел его положить в воду. Дерево же было образом и типом честного креста, благодаря которому закон стал сладким и как бы весьма удобным для питья, хотя история (его ближайший смысл) содержит в себе горечь, потому что буква убивает, как я сказал, вернее же, как написал нам мудрый Павел.

Ам.9:7–8. Не якоже ли сынове Ефиопстии, вы есте мне сынове Израилевы? глаголет Господь. Не Израиля ли изведох из земли Египетския и иноплеменники из Каппадокии и Сиряны из рова? Се, очи Господа Бога на царство грешных и отвергу е от лица земли.

Израильтяне, всегда высоко поднимающие чело, постоянно то так, то иначе ссылаясь на благородство отцов и широко раскрывая уста, говорили: мы имеем отцом Авраама; однако они услышали обращенные к ним слова Христа: «аще чада Авраамля бысте были, дела Авраамля бысте творили» (Ин.8:39); «не вси бо сущии от Израиля, сии Израиль, ни зане суть семя Авраамле, вси чада» (Рим.9:6–7); но светлость дел по справедливости дает возможность хвалиться славными деяниями отцов. Кроме того, они презирали все прочие народы, говоря и то, что Бог их сделал избранными из всех народов, избавил из земли Египетской и перевел в землю обетованную. Все это верно; но те, которые преимущественно обязаны были соответственною взаимностию радовать Почтившего, во многих отношениях оказались жестоко оскорблявшими Его полными отступлениями и уклонениями к пороку; наконец, жалкие, дошли до такого повреждения ума, что стали думать, что им для благосостояния и славы достаточно происхождения от корня Авраамова и изведения из земли Египетской в землю обетованную. Поэтому, чтобы они знали, насколько недействительны в отношении к пользе такие похвальбы для них, обратившихся к нерадению и не желающих быть благочестивыми, по необходимости говорит: не буду ли Я смотреть на вас, – хотя вы и имеете благородство по отцам, – точно так же, как на сынов Ефиопских, которые не имеют корнем Авраама? Ибо божество неуклонно и совершенно нелицеприятно и не знает плотского благородства, лишенного добрых дел, но удостаивает всякого уважения благородство духовное и то, за которым обыкновенно следует блистание славными подвигами. Но вам кажется чем-то великим и изрядным то, что из Египетской земли перешли в другую. Что же из того, говорит, или какую это вам доставить пользу? – Это получили от Меня и другие. Именно: Я вывел иноплеменников, то есть Филистимлян (как передавали Евреи), из Каппадокии, а Сирийцев, то есть всех, которые были тогда подвластны Дамасскому царству, вывел из рова. Нужно заметить, что вместо из рова Иудеи поставляют: из Кирены. Таким образом Филистимляне были выходцами Каппадокийскими, а Сирийцы – Киренскими. А рвом называли Кирену, хотя она весьма возвышенна и расположена высоко, потому, что она лежит как бы в глубокой впадине, ибо, можно сказать, вся земля Ливийская состоит из открытых приморских долин. Поэтому, говорит, у Меня, на всех смотрящего одинаково, есть намерение стереть с лица земли всякое царство грешников. Следовательно никакой пользы не приносит плотская знаменитость обладающим ею: благородством у Бога считается добрый нрав, весьма наклонный к достижению добродетели и пекущийся о соревновании в благочестивых деяниях предков.

Ам.9:8–10. Обаче не в конец отвергу дом Израилев, глаголет Господь. Понеже, се, аз заповедаю и развею дом Израилев во вся языки, яко же веется на веяле, и не падет сотрение на землю. Оружием скончаются вси грешнии людий моих, глаголющии: не приближатся, ни приидут на нас злая.

Снова сохраняется Израилю остаток ради отцов: не подвергнутся, говорит, окончательной гибели, и род Иакова не совсем исчезнет, но как бы разбросанные веялом, говорит, рассеяны будут по всем народам. Впрочем не падет сотрение на землю, то есть; не так падет род Иакова, чтобы дойти до полного сокрушения, но спасется часть помилованных, потому что некоторые в то время возвратились из плена. Спасена же Христом, так как не малое число из Иудеев уверовали. Спасется также остаток в последние времена, когда призвано будет множество язычников. Затем как бы на чьи слова: если Иаков спасается, то против кого угрозы? мудро отвечает и говорит, что гнев не будет обращен решительно на все без рассуждения и последствия ярости не будут безразличны, но постигнут тех, кто совершил нетерпимые согрешения. Это и есть: оружием скончаются вси грешнии людей, глаголющии: не приближатся, ни приидут на нас злая, ибо некоторые дошли до такого повреждения ума, что считали святых пророков прорицающими ложь и говорили, что ни одно предсказание не сбудется. Об этом свидетельствует Иеремия, который говорит Богу: «се тии глаголют ко мне: где есть слово Господне? да приидет» (Иер.17:15). Итак у людей такого образа мыслей грех двоякий: и прогневляли разными способами, и считали истину за лживую басню.

Найдем также, что во время пришествия Спасителя нашего наставники Иудеев не обращали внимания на Его слова. Посему они и услышали: «горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко взясте ключ разумения: вы не входите, ни входящих оставляете внити» (Лк.11:52; Мф.23:13), и еще: «горе вам, яко переходите море и сушу» и прочее (Мф.23:15 и д.). Посему справедливо не признаны за детей, как удалившиеся от благородства отцов, но причтены как бы к сынам Ефиопским; истреблены и оружием и понесли от Судии наказания, соответственной их безрассудству.

Ам.9:11–12. В той день восставлю скинию Давидову падшую, и возгражду падшая ея, и раскопаная ея восставлю, и возгражду ю якоже дние века: яко да взыщут мене оставшиися человецы и вси язы ́цы, в нихже призвася имя мое в них, глаголет Господь творяй сия вся.

Обещал, говоря, что не в конец истребит род Иакова, но, хотя бы они, как бы разбросанные веялом, сделались странниками и пришельцами, лишенными отечества и домов, живущими в варварской и чужой стране, все-таки не будут сокрушены совсем и не дойдут до совершенной гибели. Поэтому говорит, что восстановит и скинию Давидову, воздвигнет низверженное в ней якоже дние века, то есть на дни долгие. Это, говорит, будет для прочих народов, соседних и отдаленных, доказательством и удостоверением того, что нужно наконец обратиться к Богу и начать искать Его, удивившись конечно Божию милосердию и величию могущества. Итак, если говорит «скинию Давидову» то обозначает род Иудейский или дом Иаковлев. Следует заметить, что когда Кир освободил их из плена, они воротились в Иудею, восстановили храм и, укрепив опустошенные города и построив в них дома, стали жить в безопасности; и хотя терпели войны со стороны некоторых, – разумею например Антиоха, Адриана, но уже не становились пленниками и не испытывали опустошения подобно тому, как от Вавилонян.

Таков исторический смысл в этих словах, а более внутренний и истинный нужно относить ко Христу. Именно, когда Он воскрес из мертвых, при чем Бог и Отец восстановил павшую до смерти скинию Его, то есть – земную плоть, тогда все поверженное у нас приведено в новый вид, ибо «кто во Христе, нова тварь» по писанию (2Кор.5:17), потому что мы совоскрешены вместе с ним, и хотя смерть подкопала скинии всех, но возградил их Бог и Отец во Христе. И это уделено нам будет не на время, но на вечные дни, потому что благо нетления не отъемлемо у нас и смерть не будет уже владычествовать над спасенными во Христе. Тогда и прочие человецы по примеру уверовавших из Израиля познали Бога, истинно и по естеству сущего, уклонившись от оного древнего и мерзкого заблуждения; ибо не мог солгать Христос, когда говорил: "аще" зерно «умрет, мног плод сотворит» (Ин.12:24), и Аще: «аще вознесен буду от земли, вся привлеку к себе» (Ин.12:32). Итак в тот день, когда Я воздвигну раскопанную и падшую скинию Давидову, призовутся все народы и на них будет Мое имя. А что предсказание всенепременно придет в исполнение, удостоверил, присовокупив: глаголет Господь творяй сия вся, потому что, если истинно есть Бог Господь, то, конечно, совершит и это, не имея никакого недостатка в силе: Он творит «велия и неизследимая, славная же и изрядная, имже несть числа» (Иов.5:9).

Ам.9:13–15. Се, дние грядут, глаголет Господь, и постигнет жатва объимание винограда, и созреет гроздие в сеятву, и искапают горы сладость, и вси холми насаждени будут: и возвращу плен людий моих Израиля, и возградят грады разореные, и населятся, и насадят винограды и испиют вино их, и сотворят вертограды и снедят плод их: и насажду я на земли их, и не исторгнутся ктому от земли своея, юже дах им, глаголет Господь Бог Вседержитель.

Что сказал, то ясно и истолковал. И если кто пожелает сделать простое и историческое объяснение, то опять конечно скажет следующее: что потерпевшим плен ясно возвестил возвращение, и что они будут владеть своей землею, восстановив города и дома, и, достигнув наконец счастливой жизни, будут собирать добро с полей, с веселием и радостию займутся земледельческим трудом, так что непрестанный у них будет труд, соединенный с приятнейшею уборкою, когда хорошая жатва поведет у них за собою сбор винограда, а сбор в свою очередь продлится до поры сеяния, и таким образом земледелец от точила, ножа и гроздьев будет у них переходить к паханию полей и, омыв пыль гумна, будет приниматься за занятия при точилах.

Если же мы пожелаем внести в рассмотрение предложенного нечто более утонченное и духовное, то справедливо будет размыслить о следующем.

Когда, как я сказал, воскрес Христос, Отец восстановил скинию Давидову и возградил им «раскопаная» (Амос.9:11), тогда совершилось великое и обильное раздаяние духовных даров всем людям, Еллинам и Иудеям, ибо "един Бог", Который оправдал «обрезание от веры и необрезание верою» (Рим.3:30). Посему весьма велико подаяние духовных плодов верующим, которое превосходно обозначается плодами земными, ибо, говорит, много будет хлеба и вина. И теперь мы будем принимать хлеб в укрепление, очевидно духовное, ибо написано: «и хлеб сердце человека укрепит» (Пс.103:15), конечно хлеб духовный и божественный свыше; вино же – в увеселение, ибо опять сказал: «вино веселит сердце человека» (Пс.103:15). Радуемся же мы упованием по слову Павла (Рим.12:12). Каплют также и горы сладостию. Горами, кажется, называет здесь церкви Христовы по причине возвышенности хранимых в них догматов и превосходства благочестия к Богу и потому, что горы являются украшенными различными растениями, а церкви Христовы имеют бесчисленное множество людей святых, подобно кедрам и самым высоким деревьям, которые насаждены при протоках вод духовных. Далее, как на обильных лесом горах летает множество пчел, вырабатывая сладкий и ценный мед, так и в церквах превосходящие прочих и преуспевающие в добродетели и уразумении учения Христова, собирая сладкий мед, как бы источают его в сердца других. Именно такям образом, думаю, каплют горы сладостию. Но будут, говорит, и холмы насаждени. Холмы – это люди второстепенные и обладающие меньшей степенью добродетели в сравнении с теми, которые более отличались в этом, потому что в церквах существуют различные степени святости и праведности, как говорит Павел, соответственно благодати, данной каждому (Еф.4:7) от раздаятеля этого – Бога. Итак, будут, говорит, и они насаждени, то есть будут цветущими, плодоносными и обладающими умом, обильно украшенным правотою божественных догматов. А что Бог всяческих возвратил и плен наш, – в этом никто не может сомневаться, потому что Христос проповедовал пленникам отпущение (Лк.4:18) и избавил поднебесную от насильства диавола. Тогда-то, подобно земледельцам, мы стали ревнителями духовного плодородия, насадили вертограды и винограды, и вкушаем плод их; ибо получим воздаяние за труды, соберем и плоды благонравия. А что будем иметь непоколебимое пребывание у Бога и если раз дано будет от Него наследие, то никто не изгонит получивших его, – это уясняет, говоря: насажду я на земли их (которую дал им), глаголет Господь Бог, ибо церковь Бога есть такой дар, в котором Он раскается; и мы пребудем в постоянной твердости всякого блага, имея наставником и предводителем Самого Христа.

* * *

9

У Св. Кирилла: σταθήσεται, ставится ли вм. σχασθήσεται.

10

Κατά τῆς Ζαμαρίας – вместо: καὶ τῆς ΖαμαρίαςСамарийских, как и в Слав.

11

В тексте Иеровоам; но это, очевидно, ошибка.

12

В тексте св. Кирилла, как и в некоторых, нет слов: ввергут поднещаемыяὑποκαιομένους ἐμβαλοῦσιν; а вместо: огненнии губителиеἔμπυροι λοιμοί и Π῾εμμάν или Ῥομμάν стоит: ἔμποροι λιυοί и Ῥεμvᾶν, хотя в толковании предполагается чтение: ἔμπυροι λοιμοί.

13

Вместо: ηνομήσατε καὶ εἰς Γάλγαλα έπληθύνατε в тексте Кирилла так: ἠσεβήσατε καί εἰς Γάλγαλα καὶ ἐ ἐπληθύvατε, но в толковании: ἠνομήσατε.

14

В славянском, согласно чтению некоторых древних списков прибавлено: Бог.

15

Сего радиδιότι в славянском нет.

16

Собств.: возблистает, ια αλάμψι. См. толкование.

17

Здесь. ἐποκαραστήσεται, но в толковании ἀποκατασήσατου.

18

Жертв в тексте св. Кирилла, как и в некоторых других, опущено.

19

По-еврейски פלבם

20

В еврейском: פלכבם. По свидетельству Иеронима, в данном месте Акила имеет как LХХ: Μελχόμ (Μολίχ), а Симмах и Феодотиов: reges иеstrи. Еврейскому מביח у LХХ и Симмаха соответствуют: tabernaculum (σκηνήν), у Акилы: συσκιασμούς, т. е. tаbеrnасulа (шатры), а у Феодотиона: ииsiдonem, в гекзаилах. τὴν ὅρασιν τοῦ βασιλέως ὑμῶν.

21

По свидетельству того же Иеронима, Акила и Симмах, принимая еврейское ביור – за собственное имя божества, оставляли термин без перевода (Chиon); а Феодотион имеет: ἀμάι ρωσιν (как и Кирилл: σκοτισμός или τύφλωσις), т. е. ослепление, оbscuritatem (тоже в гекзаилах). Это – собственное название Сатурна, именовавшегося в Египте: Ῥαιφάν или Πηφάν или Πεμφάν. Еврейское название происходит от כיד (ниэль) – статуя, истукан, imago Вульгаты. Толкование же Св. Кирилла и Феодотиона объясняется сближением имени Παιφαν с еврейским глаголом מ ק.

22

У св. Кирилла, как и в древних списках, нет: εἰς Χαλάνην или Καλύνην; ср. ниже толкование.

23

῾Παβἀ, Παββά ­ רַ פָ ק


Комментарии для сайта Cackle