святитель Кирилл Александрийский

Толкование на пророка Захарию

Глава 12

Зах.12:1. Пророчество словесе Господня на Израиля, глаголет Господь, прострый небо, и основаяй землю, и созидаяй дух человека в нем.

Сделав прекрасное и вполне достаточное рассуждение о добром пастыре, то есть о Христе, а также о пастыре неискусном и весьма жестоком, растерзывающем овец, каковой есть, говорили мы, антихрист, благополезно напоминает и о имеющих быть некогда гонениях, и именно на Израиля, и конечно на Израиля не по плоти, но на Израиля духовного и на истинно святой Иерусалим, который есть «церковь Бога Живаго» (1Тим.3:5). Мы говорили, что как есть духовный Иудей, имеющий обрезание в сердце, чрез Духа, а не в плоти по букве, так и Израилем, можно утверждать, называется, конечно, не по крови Израиль, но тот, который имеет ум, зрящий Бога. Таковы, без сомнения, призванные к освящению чрез веру во Христа и познавшие чрез Него и в Нем Бога и Отца; ибо этот способ боговидения есть истинный и преизрядный. Итак, речь относится к названному нами сейчас Израилю. А что всесилен есть Бог всяческих, дающий нам предсказание о следующем затем, это показывает в словах: «прострый небо, и основаяй землю, и созидаяй дух человека в нем», ибо «на Израиля, говорит, пророчество словесе» принимает всемогущий Бог, простирающий небо, как кожу (Пс.103:2), по слову псалмопевца, и соделавший землю столь твердою, что всегда и непрерывно остается неподвижною, хотя и основана на морях. Так учит о сем боговдохновенное писание. «И созидаяй дух человека в нем»: Создатель и Художник столь великого, как не совершит без затруднения и весьма легко то, что Ему угодно? Созидается же дух человека «в нем», вызываемый не к началу бытия своего, хотя и произошел чрез Него, но как бы преобразуемый из слабости в силу, из бессилия к постоянству и вообще в духовном отношении переменяемый из худшего в лучшее. Так и божественный Давид поет: «сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс.50:12). Конечно никто не скажет, если только имеет ум, что (псалмопевец) желает получить сердце или дух, как не имеющий их сначала, но скорее подумает, что просит создать и нем сердце именно чистое и дух именно правый. А это и есть преобразование. Святые пророки, когда намерены давать предсказание о предметах не незначительных, обыкновенно стараются прежде поставить на вид всесилие и всемогущество Бога всяческих, чтобы слово их было во всех отношениях твердо для веры, хотя бы и говорили о том, что превышает надежды и, насколько касается нашего понимания, оказывается вне разума и невероятным.

Зах.12:2–3. Се аз полагаю Иерусалима, яко преддверия движимыя всем людем окрест, и во Иудеи будет обседение на Иерусалима: и будет, в день оный, положу Иерусалима камень попираемый всеми языки: всяк попираяй его ругаяся поругается, и соберутся нань вси язы́цы земли.

В предшествующих предсказаниях будущее поражение земли иудейской римским войском предрекается ясно. Так Пророк говорил: «глас плачущих пастырей, яко возбедствова величие их». И немного спустя опять: «сего ради не пощажду ктому на живущих на земли, глаголет Господь, и се аз предам человеки, коегождо в руце искреннему его и в руце царю своему: и изсекут землю: и не имам изъяти от руки их». В приведенных же словах ясно предвещает гонения, бывшие на церковь. Так, против уверовавших во Христа вооружились прежде всех других начальники синагоги иудейской, запрещая святым апостолам говорить именем Христа (Деян.4:17), подвергая их бичеванию в собраниях (Деян.16:22), замышляя побивать их камнями и иначе, и чего только безбожного не делая и не говоря? Когда же слово о Христе дошло и до стран языческих, и живущие в них покорились проповеди евангельской, тогда снова возникли другие гонения от царей, которые, стараясь усвоить себе мерзкое и нечистое идолослужение и став служителями диавольского нечестия, убивали святых и призывали их к мученическим подвигам. Церковь же, при отсутствии (видимого) защитника, казалась удобоподверженною страданиям и похожею на «преддверия движимыя» и падающие или на «камень попираемый»; ибо хотя Спаситель всех и имел силу легко прекратить всякую войну, и даже совсем совершенно отклонить ее от поклонников Своих и сделать их свободными от всякого испытания и преодолевающими силу вражескую, однако благопромыслительно предоставил им прославляться посредством страданий, чтобы они, став сообразными Ему, с Ним бы сопрославились и соцарствовали. «Понеже с Ним страждем, да и с Ним прославимся», как написано (Рим.8:17), «зане якоже общницы есмы страстем, такожде и славе» (2Кор.1:7). Посему говорит: «се аз полагаю Иерусалима, яко преддверия движимая». Когда же это случится, тогда будет воздвигнуто вокруг него «обседение», то есть осада от всех. И когда окажется он подобным камню попираемому, тогда всякий «ругаяся поругается». Случилось же это, как я только что сказал, в некогда бывших гонениях, когда восставали на святых, показуя их многими способами, и даже над умирающими глумясь, несчастные. Не знали они, как видно, о том, что из страдания рождается слава, и что им предстоит неизбежная мука, соответственная их постоянному веселию. Заметь, что попирание церкви, говорит, есть дело не силы язычников, но Его совета. Он допускает, как я оказал, чтобы посредством страданий совершенствовались Его поклонники, о чем и говорит: «се аз полагаю Иерусалима, яко преддверия движимыя всем людем окрест». Близко к этому, думаю, сказанное устами Спасителя Пилату: «не имаши власти ни единыя на мне, аще не бы ти дано свыше» (Ин.19:11). Так и духовный опять Иерусалим, то есть церковь, справедливо мог бы сказать преследующему миру: не имел бы ты надо много никакой власти, если бы не дано было тебе свыше.

Зах.12:4. В день он, глаголет Господь Вседержитель, поражу всякаго коня во ужас, и всадника его в безумие: и на дом Иудов отверзу очи мои, и вся кони людей поражу во ослепление.

Что и всякую войну прекратит и нападения преследующих сделает бесплодными, это дает видеть в словах, что поразит коня и всадника исступлением и безумием и ослеплением. Находиться в исступлении и впадать в безумие, думаю, одно и то же, ибо исступление со всею справедливостью можно понимать как выхождение из ума. Когда это произойдет и случится с жаждущими убийства, тогда святым вполне позволительно сказать о своих преследователях: «врази наши не разумливи» (Втор.32:31), – и еще: «сии на колесницах, и сии на конех: мы же во имя Господа Бога нашего возвеличимся165. Тии спяти быша и падоша: мы же возстахом и исправихомся» (Пс.19:8–9). И иначе может впасть в безумие и подвергнется неожиданному исступлению, то есть удивлению, тот, кто нечестиво преследует незлобие святых, именно: когда увидит, что они побеждают в бедствиях и в поражениях, – и когда кажутся побежденными, тогда то в особенности и всего более одолевают, если только справедливо то, что в страдании по преимуществу они являются славными и имеют благодать свыше, соответственную величию скорбей. Далее: разве не поражали своих преследователей блаженные мученики, побеждая даже и самого сатану и запрещая злым и нечистым духам, повергая в великое изумление перед присущей им славой иногда и самих убийц? Итак, возвещает поражение всадника и вместе с тем коня, чтобы мы разумели неприятельские фаланги, ополчившиеся на кротость святых. «На дом же Иудов отверзет, говорит, очи». Иудой в этом месте называет явившегося из корня Иессеева и колена Иудова Христа, домом же – Его церковь или святое множество оправданных верою. А отверзение очей означает, думаю, то, что будет взирать весьма широким и как бы полным взглядом. И это может служить ясным знаком благоволения и покровительства и милости, ибо написано, что «очи Господни на праведныя» (Пс.38:16). И на кого воззрит, тех делает вполне треблаженными, так как можно неложно сказать, что отвращением наказывает гордого и преступного, призрением же радует благочестивого и добродетельного. Посему и божественный Давид, ясно представляя вред от отвращения и пользу призрения, некогда говорил: «не отврати лица Твоего от мене, и не уклонися гневом от раба Твоего» (Пс.26:9), и опять в другом случае: «призри на мя и помилуй мя» (Пс.24:16); ибо за отвращением последует гнев и его последствия, за призрением же получение милости.

Зах.12:5. И рекут тысящницы Иудины вси в сердцах своих: обрящем себе живущыя во Иерусалиме о Господе Вседержителе Бозе их.

Тысящниками Иуды, утверждаем мы, назвал святых апостолов, назначенных Христом как бы в качестве предводителей и получивших жребий управлять Иудою, то есть призванными к исповеданию и хвале; ибо (слово) Иуда значит хвала. Все же эти могли быть из язычников, которыми» божественный певец вменил в долг славословить Эммануила, говоря в духе: «благословите язы́цы Бога нашего, и услышан сотворите глас хвалы Его» (Пс.65:8). Итак, Иуда в этом месте означает призванных чрез веру к хвалению и исповеданию; тысящники же, поставленные над ними, начальники и вожди – божественных учеников. Так их можно видеть восклицающими и говорящими поклонникам Спасителя, как бы неким воинам: «станите убо препоясани чресла ваша истиною и оболкшеся в броня правды, и обувше нозе во уготование благовествования мира: над всеми же восприимше щит веры, в немже возможете вся стрелы лукаваго разжженныя угасити» (Еф. 6:14–16). Итак, тысящники, и это вполне справедливо, суть божественные ученики. Они и скажут, говорит, в сердцах своих: «обрящем себе живущыя во Иерусалиме»; ибо божественные ученики желали, чтобы истинно святой Иерусалим, то есть Церковь оказывалась наполненною поклонниками, и чтобы она справедливо превозносилась, как бы некий город, знаменитым множеством своих обитателей. Посему они проповедовали веру, благовествуя об Иисусе, знамениями и чудесами запечатлевая слова свои. Однако они не убеждали, так как (народ) остался упрям и непреклонен подобно невзнузданному коню. Посему они стали искать наконец себе жителей святого города «о Господе Вседержителе Бозе их», то есть во Христе, и обратились уже к язычникам, говоря народу Иудейскому; «вам бе лепо первее глаголати слово Божие: а понеже отвергосте е, и недостойны творите сами себе вечному животу, се обращаемся во языки: тако бо заповеда нам Господь» (Деян.13:46–47). Оттуда они искали граждан Церкви, о которой и божественный Давид напоминал, говоря: «преславная глаголашася о тебе, граде Божий» (Пс.86:3). Поискав же, обогатились и собрали неисчислимое множество. И вот уже говорят святому городу: «разшири место кущи твоея и покровов твоих, водрузи, не пощади, продолжи ужа твоя, и колия твоя укрепи; еще на десно и на лево простри» (Ис.54:2–3). Он же радуется множеству своих обитателей и, как бы удивляясь собранию собственных детей, говорит: «аз же безчадна и вдова, сих же кто породи мне? сии же мне где быша?» (Ис.49:21)

Зах.12:6. В день он положу тысящники Иудины, яко главню огненну в дровах, и яко свещу огненну в стебли, и поядят одесную и ошуюю вся люди окрест.

Тысящниками Иуды, как я уже прежде сказал, называет святых апостолов или же всех вообще предстоятелей святых церквей. Слово их или тайноводство, сказал, препобедит так, какою кажется головня, брошенная в дрова, и светильник – в легко возгорающийся тростник. «Поядят, говорит, вся люди одесную и ошуюю окрест», то есть куда бы они ни пожелали идти, всюду и всячески они будут там в силе, призывая к познанию и как бы огнем божественным и духовным согревая охлажденных. Нечто подобное Бог всяческих говорил и блаженному пророку Иеремии: «се дах словеса моя во уста твоя» огнь, и народ сей дрова, и пояст их (Иер.1:9), вместо: он призовет к познанию и охлажденных во грехе снова сделает теплыми духом. Охлаждено ведь сердце блуждающих и ум имеют мертвый, поклоняясь созданию вместо создавшего Бога, воздавая почитание камням и деревьям. Но и таковые, как я сказал, делаются «духом горящими» (Рим.12:11), пылкими к правде и, как говорит божественный Иоанн, крещаются Духом Святым и огнем духовным (Мф.3:11), имеющим свойство уничтожать насевший, как некий сор, на души наши грех и выгонять нечистоту любострастия. Посему и устами Исаии сказано: «имаши углие огненное, сяди на них, сии будут тебе помощь» (Ис.47:14–15). И еще он говорит о себе самом: «и послан бысть ко мне един от Серафимов, и в руце своей имяше угль горящ, егоже клещами взят от алтаря: и прикоснуся устнам моим, и рече: се прикоснуся сие устнам твоим, и отъимет беззакония твоя, и грехи твоя очистит огнем» (Ис.6:6–7), углем справедливо называя Божественного и Священнейшего, грехи истребляющего Христа. Итак, божественные ученики сделались подобны головне огненной в тростнике и поели язычников кругом, однако не истребляя в погибель, но сожигая нечистые и безбожные учения лжеименного знания у них и уничтожая нечистоту исконной лжи, не допуская уму раз уверовавших охлаждаться еще в безумных и тщетных желаниях, так чтобы радуясь в себе самих они говорили Спасителю всех Христу: «разжжено слово твое зело: и раб твой возлюби е» (Пс.118:140). А что горячо и остро слово Божие, это становится ясным из слов Его к Иеремии: «словеса моя, якоже огнь горящий, и яко млат, сотрыющий камень» (Иер.23:29). И подлинно, слово Божие имеет полную способность и силу оживить и возжечь и охлажденного во грехах и легко возбудить отвердевшего и засохшего, ибо оно есть «живо действенно, и острейшее паче всякого меча обоюду остра, и проходящее даже до разделения души же и тела, членов же и мозгов, и судительно помышлением и мыслем сердечным» (Евр.4:12). Сказано в одном месте и устами пророков грубому и жестокому народу иудейскому: «обрежитеся Богу вашему, мужие иудины» (Иер.4:4).

Зах.12:7. И населится Иерусалим еще по себе: и спасет Господь селения Иудова якоже исперва, яко да не величается похвала дому Давидова, и величания живущих во Иерусалиме на Иуду.

Не всегда, говорит, Церковь будет в тревожном состоянии, и не бесконечным преследованиям подвергнется она, но успокоится некогда и населится «по себе», то есть особняком, когда никто не будет притеснять ее, ни причинять скорбь, ни внушать страх, ни увеличивать скорбь искушений. И это потому, что «спасет Господь селения Иудовы якоже исперва». Защитит Он Свои церкви или свои «селения» так, что уделит им попечение равное тому, какое даровано было древле Израилю, освобождаемому из Египта. Тогда Бог всяческих извел Израиля из дома рабства и «от пещи железны», как написано (Втор.4:20), и от несносного жестоковластия, «рукою крепкою и мышцею высокою» (Втор.5:15), когда преследующих «потопи в чермнем мори, пучиною покры их» (Исх.15:4) «и погрязоша яко олово в воде зелней» (Исх.15:10), освобожденные же перешли. Столб огненный предводительствовал ими ночью, показывая путь, днем же над ними висело облако. Затем ели хлеб с неба и спасались в пустыне от укушений змей; преодолевали врагов, перешли Иордан, были обрезаны каменными ножами, вошли в землю обетования. Сие дарует Христос ищущим селений Его, то есть Церкви. Так и их спасет, освободив из рабства под властью диавола и изъяв из демонского владычества, проведши как бы чрез море чрез искушения этой жизни и суетное волнение, а Себя самого предложив им в славную опору и столб, освещающий находящихся во тьме, и как бы в облако, орошающее духовою росою, – став для них и хлебом жизни и явив бездейственными и бессильными укушения духовых змей, и также переведши чрез Иордан, являя их чистыми чрез обрезание по духу и вводя в царство небесное. Сие дарует Он Своим поклонникам и спасет их таковыми способами, «яко да не величается похвала дому Давидова», то есть начальствующие над Иудеями, чтобы не было величаний или поводов к величанию против Иуды у жителей чувственного и земного Иерусалима. Ведь они были высокомерны и весьма надменно относились к уверовавшим во Христа и к самому Эммануилу, всегда и всюду выставляя на вид предписания, данные древним чрез Моисея, и указывая на покровительство, оказанное отцам их. Посему они говорили некогда: «кое убо ты твориши знамение, да видим и веру имем тебе? Что делаеши? Отцы наши ядоша манну в пустыни, якоже есть писано: хлеб с небесе даде им ясти» (Ин.4:30–31), – или: «мы вемы, яко Моисеови глагола Бог: сего же не вемы, откуду есть» (Ин.9:29). Итак, говорит, сотворит нам Бог всяческих чудо, хотя и не так видимо, как и тогда, но духовно, и таким образом спасет нас, живущих в собственных селениях, чтобы не гордились перед нами Иудеи или начальствующие над ними. Это именно и значит, думаю, «похвала дому Давидова».

Зах.12:8. И будет в день он, защитит Господь живущих во Иерусалиме: и будет немощный в них в той день яко дом Давидов166, а дом Давидов, яко дом Божий, якоже ангел Господень пред ними.

«Оружием благоволения венчал нас» Бог и Отец (Пс.5:13), ибо дал нам собственного Сына, защитника и оборонителя, чрез которого мы и спасены, благополучно выходя из всякого испытания и препобеждая обыкновенно нападение врагов и свирепость преследующих. Но и в предложенном месте разумеется нечто подобное, хотя слова эти и могут показаться осененными большою неясностью. Бог всяческих, сказал, «защитит живущих в Иерусалиме», но не живущих около него167, причем, под Иерусалимом, бесспорно, разумеется здесь Церковь Христова. Живет около нее тот, кто не имеет большой твердости, но как бы колеблется и бывает весьма удобопреклонен к неправому, или же иначе как беспечен в любомудрии. Напротив, в Иерусалиме живет тот, кто тверд, устойчив в любви ко Христу и всегда предан пользе божественных учений, так что может говорить устами Давида: «коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда168 устом моим» (Пс.118:103). Итак, «защитит, говорит, живущих (в Иерусалиме), и будет немощный в них в той день яко дом Давидов». Домом Давида названы здесь, полагаем, почетнейшие у Иудеев, так как происшедшие из колена Иудова от Иессея и Давида некогда царствовали в Иерусалиме. А немощным из живущих во святом городе, духовном Иерусалиме, который есть Церковь, называет, кажется, того, кто только еще оглашен, но еще не крещен, – каковой еще как бы болеет, обремененный тяжестью греха, и не освобожден от исконных недугов или страстей. Но и находящийся в таком состоянии169, поелику все-таки уверовал и отступил от подзаконной сени и всецело склонился к решению исполнять требования духовного благоповедения и достославной жизни во Христе, – «будет, говорит, яко дом Давидов», то есть по разуму ни в чем не хуже мудрого и почетнейшего и у Иудеев. На нечто подобное указывает и премудрейший Павел, обращаясь с речью к народу Иудейскому и говоря так: «егда бо язы́цы не имуще закона, естеством законная творят, сии закона не имуще, сами себе суть закон, иже являют дело законное написано в сердцах своих» (Рим.2:14–15), и опять: «обрезание бо пользует, аще закон твориши: аще же закона преступник еси, обрезание твое необрезание бысть. Аще убо необрезание оправдание закона сохранит, не необрезание ли его во обрезание вменится; и осудит еже от естества необрезание, закон совершающее, – иже писанием и обрезанием – преступник закона. Не бо иже яве, иудей есть, ни еже яве во плоти, обрезание: но иже в тайне иудей, и обрезание сердца духом, не писанием: ему же похвала не от человек, но от Бога» (Рим.2:25–29). И в самом деле, разве он не выше и по добродетели не превосходнее законников и почетнейших у Иудеев, хотя, как некрещенный еще, и может иметь остаток немощи? Здоровою частью своего сердца, то есть верою, он, конечно, должен отличаться от неприемлющего веру. Если же кто-либо из принадлежащих к дому Давида, то есть из знатных и почетнейших у них, приимет веру и преуспеет в разумении тайны Христовой, такой удостоится почитания и будет как «дом Божий и якоже ангел Господень пред ними». Нечто подобное высказывает и Сам Спаситель в словах, что «всяк книжник, научився царствию небесному, подобен есть человеку домовиту, иже износит от сокровища своего новая и ветхая» (Мф.13:52). Уже имеющий собранное в себе, как в сокровищнице, знание закона, если присоединит евангельское, будет богат разумением, как бы из кладовых предлагая любознательным новые и древние научения. Таков был божественный Павел, то старавшийся утвердить слово о Христе доказательствами от закона, то тайноводствами, превышающими закон, некоторым образом возбуждавший слушателей к желанию хвалиться верою в Него. Так, в одном случае он говорил: «глаголите ми, иже под законом хощете быти, закона ли не слушаете? Писано бо есть, яко Авраам два сына име: единаго от рабы, а другаго от свободныя по обетованию; яже суть иносказаема: сия бо еста два завета: един убо от горы Синайския, в работу рождаяй, иже есть Агарь: Агарь бо Сина гора есть во Аравии, прилагается же нынешнему Иерусалиму, работает же с чады своими. А вышний Иерусалим свободь есть, иже есть мати всем нам» (Гал.4:21–26). А в другом – и о Сыне: «иже сый сияние славы и образ Ипостаси его, нося же всяческая глаголом силы своея, собою очищение сотворив грехов наших, седе одесную престола величествия на высоких» (Евр.1:3). Итак, разумеваешь... что как древними, так вместе и новыми научениями приносит пользу душам руководимых. Посему говорит: «будет дом Давидов, якоже ангел Господень пред ними».

Зах.12:9–10. И будет в день он, взыщу изъяти вся языки грядущия на Иерусалим. И излию на дом Давидов, и на живущия во Иерусалиме дух благодати и щедрот, и воззрят на Меня170.

Мое намерение, говорит, – погубить народы, нападавшие на святой город, то есть Церковь, благодатью же и щедротами окружить дом Иудин и живущих в Иерусалиме, то есть граждан Церкви и получивших назначение восхвалять (Бога). Сии опять суть поклоняющиеся Христу и решившиеся следовать евангельским наставлениям, проводящие жизнь достославную и безупречную. Что враги истины имели ослабеть везде и во всем, это и Сам Спаситель ясно предсказывает, говоря: «ты еси Петр, и на сем камене созижду церковь мою и врата адова не одолеют ей» (Мф.16:18). Вот здесь вратами называет хотящих преследовать ее, оказывающихся как бы гибелью и разрушением, и к узам ада обыкновенно приводящих тех. кто склоняется к ним. Итак, ослабеют, даже более – истребятся враждовавшие с нею и придут к гибели; ибо бесспорно, «многи скорби праведным, но от всех их избавит я Господь» (Пс.33:20), – и истинно, что «вси хотящии благочестно жити о Христе, гоними будут» (2Тим.3:12), однако бесполезными и бессильными делает Христос замыслы злоумышляющих и самые предприятия, даруя нам «власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию» (Лк.10:19). Ободряет и говоря: «в мире скорбь имеете, но дерзайте, яко аз победих мир» (Ин.16:33). Итак, погибают восстающие на Церковь в известные времена, на своих же, то есть на верующих, обильно изливается «Дух благодати и щедрот»; ибо Бог и Отец венчает нас небесными благами и исполняет духовными дарованиями, чтобы, направляя к Нему духовное око, мы в Нем имели всякую надежду, – на что, думаю, и указывают слова: «воззрят на Меня». Находясь в таком состоянии, мы радуемся в себе самих, устами же славословим Бога: «благослови, душе моя, Господа, очищающаго вся беззакония твоя, исцеляющаго вся недуги твоя, избавляющаго от истления живот твой, венчающаго тя милостию и щедротами, исполняющаго во благих желание твое» (Пс.102:1–5).

Над коим надругались171 «и восплачутся о нем плаканием, яко о возлюбленнем, и поболят о нем болезнию, яко о первенце» (Зах.12:10).

Еврейское издание делает началом настоящего отдела слова: «и воззрят на Меня». Однако ж оно не согласуется с преданием и переводом Семидесяти. Евреи вместо надругались читают: воззрят на него, которого пронзили; ибо, как написано (Ин.19:34), воины Пилата пронзили Ему ребра, почему справедливо применим это изречение к Лицу Христа. К Нему же относятся и слова: «и восплачутся о нем плаканием, яко о возлюбленнем, и поболят о нем болезнию, яко о первенце». Пригвоздив к древу божественный Храм, распинатели окружили (Его), нечестиво насмехаясь. Одни говорили: «разоряяй церковь и треми денми созидаяй, спасися сам» (Мф.27:40). Другие же опять: «иныя спасе, себе ли не может спасти?» (Мф.27:42). Когда же Он, положив за нас душу Свою (1Ин.3:16), проповедал и сущим в аде духам (1Пет.3:19) и ожил, при бывшем тогда землетрясении, то сидевшие у креста172 дивились, говоря: «воистинну Божий Сын бе сей» (Мф.27:54); великое раскаяние было тогда у многих. Когда же обрушилась на них римская война, причем страна их подвергалась опустошению, города сожигались, дома опустошались и даже самый Иерусалим был уже в осаде, а внутри свирепствовал голод, тогда некоторые едва стали приходить к сознанию совершенных над Христом дерзостей и наконец познали причины бедствия и то, что виною их страдания были их нечестия в отношении к Нему. Итак, поелику они надругались, то «восплачутся о нем плаканием, яко о возлюбленнем, и поболят о нем болезнию, яко о первенце». Ведь всегда неудержимо льется слеза у родителей над лежащим (мертвым) перворожденным и возлюбленным сыном, – плач и рыдания, не знающие предела, продолжительная и даже как бы непрестанная скорбь, какими-то острыми и несносными уколами изнуряющая души. Что Иудеи имели испытать подобные бедствия, о сем предсказал Христос, упрекая плачущих о Нем женщин и говоря: «дщери Иерусалимски, не плачитеся о Мне, обаче себе плачите и чад ваших» (Лк.23:28).

Зах.12:11–14. В день он возвеличится плачевопльствие во Иерусалиме, яко плачевопльствие Ададримона на поли Магедоне. И восплачется земля по племенам племенам: колено о себе, и жены их о себе: колено дому Давидова о себе, и жены их о себе: колено дому Нафанова о себе, и жены их о себе: колено дому Левиина о себе, и жены их о себе, колено Симеоне о себе, и жены их о себе. Вся прочая колена, колено и колено о себе, и жены их о себе.

Когда вся Иудея будет опустошаема некогда войском римским и самый Иерусалим будет осажден, тогда, говорит, среди находящихся в нем будет такой плач, какой издает земледелец о вырубаемом саде с гранатовыми яблонями173. Прекрасно это дерево; из корня выпускает оно частые, прямые и весьма длинные ветви, а когда украшается оно своими плодами, тогда особенно вызывает большое удивление. Приятнейший плод – гранат, отличающийся естественной красотой, свешивающийся с ветвей и имеющий внутри себя косточки и красноватую оболочку. Весьма тяжело, как я сказал, и печально бывает, когда посекается дерево вместе с плодами. Но нечто подобное пришлось видеть Иудеям; ибо в отношении подзаконных почестей начальствовавшие у них справедливо могут быть уподобляемы плодоносным гранатам. Одни, из колена Иудова, занимая царские троны, были у них в уделе славы. Другие, из колена Левиина, увенчанные высоким саном священства, также были славны и знамениты. А что сказать о судьях и законниках, а также об украшенных другими почестями? Но так как они неистовствовали на Христа, то отданы врагам; и когда Веспасиан и Тит опустошали страну их, осаждали Иерусалим и всех находящихся в нем изводил голод, тогда все наполнилось скорбью и плачем. Свидетельствует о том и Иосиф. Составив книги о плене174, он в одном месте сказал об Иерусалиме в таких словах: «стенания были в городе повсюду, вопль раздавался далеко, и плач был заразительным». Как назвал его (Иерусалим) Ливаном и лесом, говоря: «разверзи, Ливане, двери твоя, и да пояст огнь кедры твоя; да плачевопльствит питис, зане паде кедр, яко велможи вельми обеднеша; восплачевопльствите дуби васанитидстии, яко посечеся дубрава насажденная»; так называет и садом вырубаемым. Подтвердит слово это и божественный Матфей, передавший народу Иудейскому: «уже бо и секира при корени древа лежит: всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает, и во огнь вметаемо» (Мф.3:10) и сжигается. Итак, говорит, будет в нем великий плач, какой бывает о гранатовом саде, изобилующем, конечно, плодами и неожиданно вырубаемом. А «восплачется земля по племенам племенам, и жены их о себе». Думаем, что не то хотел показать блаженный пророк, что в каждом колене мужчины станут отдельно от женщин в одном месте, а женщины в другом и произведут плач, ибо это, как кажется, было бы делом излишним и бесцельным. Скорее же научает тому, что каждое колено с женами своими будет иметь некий особенный повод к плачу. Посему и говорит, «и колено дому Давидова о себе и жены их о себе». Скажем теперь, насколько возможно, о бедствии каждого колена. Одни, именно из колена Давидова или Иудина, утратившие царство, неудержимо плачут о том, что лишились столь блестящей славы. Другие, именно из колена Левиина, удаленные от почестей священства, вместе с своими женами произведут плач. Третьи, именно из племени Нафана, – а это был пророк, хотя и не вполне истинный, – тоже плачут, ибо им нельзя уже предсказывать несправедливое, говорить от сердца своего (Иер.23:16), предлагать неразумным собственные слова как бы от Бога и чрез то собирать корысти. Есть предание, что судей, учрежденных в свое время, Иудеи брали из колена Симеонова, имевшего мужей разумных и сведущих в законе, а также много таких, кои превосходили прочих жизнью сообразно с законом. Посему говорит, что колено Симеоново плачет о себе самом. И у них был некоторый собственный плач, ибо они не судили право и не старались, следуя божественным законам, совершать угодное Богу, но, напротив, были корыстолюбивы и весьма продажны и, как говорит пророк, «судии его яко волцы Аравийстии» (Соф.3:3). Вместе с этими необходимо было плакать и другим коленам, как удаленным от приятнейших для них мест и обычаев, причем уже и сама смерть висела над головами их, и самый голод настигал их подобно неприятельскому мечу.

* * *

165

Греч. μεγαλυνθησόμεθα в слав. Библ. призовем и соответствие другому греч. чтению ἐπικαλεσόμεθα.

166

Слав. яко Давид.

167

Κατοικούντων–παροικούντον, т. е. природных обитателей и иностранцев-переселенцев или соседей.

168

У Кир. прибавлено к сему καὶ κηρίον (и сота) как в код. синайском и др., слав. пер. следует код. Алекс. и нек. др.

169

Т. е. оглашенный, но еще не крещенный.

170

Кирилл Ал. читает πρὸς μέ, как Ал., Ват., Син. и др., но слав. имеет нань, как евр.

171

Чит: ἐις ὅν (др.: ἀνθ’ ῶν) κατωρχήσαντο, – но Слав.: его же прободоша (εἲς) ὃν ἐξεκέντησαν, как некот. греч. соотв. еврейскому. Ин.19:37, – Игнат. Богон. Тралл. § 10 (распростран. ред.), – Иринею, Haeres. IV. 33. 11 (Stieren, р. 672: in quem compunxerunt) и др. нек.

172

Παρὰ τὸ μνημεῖον.

173

Кирилл Ал., как и все главнейшие списки LXX, читает: ὡς κοπετὸς ροώνος ἐν πεδίῳ ἐκκοπτομένου (как плач о саде с гранатовыми яблонями, вырубаемом на равнине). Славянский перевод: яко плачевопльствие Ададримона на поли Магедоне, сделан по тексту еврейскому. LXX собственные имена перевели как нарицательные.

174

О войне Иудейской.



Источник: Перевод П.И. Казанского, под ред. М.Д. Муретова.

Комментарии для сайта Cackle