Азбука веры Православная библиотека иеромонахи Кирилл и Мефодий (Зинковские) Духовное измерение личности императора Николая II: значение для судеб Отечества


иеромонах Кирилл (Зинковский)

Духовное измерение личности императора Николая II: значение для судеб Отечества

Несмотря на мнения противников канонизации императора Николая II, которые, в основном, нужно отметить, основываются на негативных стереотипах, навязанных обществу коммунистической пропагандой, в августе 2000 г. на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Церкви царь Николай II и вся царская семья были причислены РПЦ к лику святых в составе Собора новомучеников и исповедников Российских. При этом особо подчеркивалось, что прославление Царственных мучеников было свободно от всякой политической конъюнктурности и «не обозначало «канонизации» монархической формы правления»1.

Однако следует отметить, что из наиболее известных духовными дарами представителей Церкви никто и никогда не канонизировал, так называемые, демократические формы правления. Наоборот, из уст святых отцов XVIII–XX вв. мы слышим ясное указание на необходимость и благотворность для России именно власти самодержавного Царя. Свт. Димитрий Ростовский, свт. Филарет Московский и свт. Феофан Затворник, преп. Серафим Саровский и св. прав. Иоанн Кронштадтский2, преп. старцы Оптиной пустыни, а также один из первых мучеников, пострадавший сразу после кровавого октября 1917 – свт. Владимир Киевский, единогласны в своих суждениях по этому вопросу. Например, знаменитый свт. Филарет (Дроздов), поддерживая идею самодержавной монархии как власти Богом установленной, давал богословское обоснование как ее самодержавности, так и наследственности. Способный к весьма смелому противостоянию Царю в вопросах, касающихся компромиссов совести, Святитель предчувствовал, что гибель Российской империи придет с Запада. Он отмечал, что западные христианские народы «делают для себя постановления, не основанные на постановлениях Божественных», называл их «строителями Нового Вавилона», характеризовал демократический образ правления как избрание правителей, «порабощенных своим подданным»3.

В этой связи хочется сразу подчеркнуть единомыслие св. царя страстотерпца Николая II с сонмом святых русской Церкви по вопросу о необходимости сохранения традиционной для России самодержавной власти Царя как основы ее политического и экономического процветания. Изменить строй, отворить ворота нападающим сторонникам демократии в глазах Царя означало – положить начало не только распаду страны, но и неизбежным многочисленным бедам для населяющих ее народов. Неспособность демократов сохранить власть и порядок, страшные бедствия немедленно последовавших революции, гражданской войны и разрухи стали историческим доказательством его правоты.

Любопытно подтверждение успешности самодержавного правления императора Николая II из уст знаменитого Уинстона Черчилля: «самая негибкость строя придавала ему мощь… Самодержавный Царь, какие бы ни бывали прискорбные упущения, повелевал Россией. Никто не может доказать, что власть на три четверти или на половину царская, а на остальную долю парламентская могла бы чем-либо вообще повелевать в подобные времена». Отмечая неординарность личных качеств царя Николая II, ставших основой почти что достигнутой Россией победы в первой мировой войне, У. Черчилль подчеркивал: «тот строй, который в нем (царе Николае II) воплощался, которым он руководил, которому своими личными свойствами он придавал жизненную искру – к этому моменту выиграл войну для России… Вмешивается темная рука, сначала облеченная безумием. Царь сходит со сцены. Его и всех его любящих предают на страдание и смерть. Его усилия преуменьшают; его действия осуждают; его память порочат… Остановитесь и скажите: а кто же другой оказался пригодным? В людях талантливых и смелых; людях честолюбивых и гордых духом; отважных и властных – недостатка не было. Но никто не сумел ответить на те несколько простых вопросов, от которых зависела жизнь и слава России». К сожалению, корабль России «пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена»4.

Говоря о духовных качествах личности императора Николая II и их значении для судеб Отечества, прежде всего, хочется подчеркнуть духовную чуткость и мужество этого человека. Ошибки практически неизбежны в жизни любого человека, в том числе и святого. Тем более они неизбежны при практической деятельности политического характера. Но ощущать и осознавать важнейшие насущные потребности великой страны с огромным и разнородным населением так, как это ощущали люди молитвы и богообщения (а именно так нужно охарактеризовать всякого святого) может только человек духовно чуткий и мужественный одновременно. Авторитет упомянутых нами святых во время жизни императора Николая не был еще утверждён общецерковным прославлением, а «напор» демократически мыслящих представителей разных сословий на ослабление или совершенную отмену царского самодержавия был очень высок.

В то же время Император был открыт к нововведениям, за которые его тоже часто принято осуждать. Эта открытость, однако, не означала легкомысленности. Всякое решение всегда тщательно взвешивалось. Государь однажды сказал Фредериксу: «Я берег не Самодержавие, я берег Россию». Сегодня, вспоминая все, что перенесла Россия в ХХ в., мы понимаем, какой глубокий смысл заключен в этих словах. Мягкость обращения, приветливость, отсутствие или, по крайней мере, весьма редкое проявление резкости – та оболочка, которая скрывала волю Государя от взора непосвященных – создали ему в широких слоях страны репутацию благожелательного, но слабого правителя, легко поддающегося всевозможным, часто противоречивым внушениям5. Среди защитников Государя как человека самостоятельных решений и крепкой воли – уже упомянутый выше премьер Великобритании Уинстон Черчилль, президент Франции Эмиль Франсуа Лубе (1838–1929), проф. Е. Е. Алферьев6 и многие другие. Воля эта была волей человека горячей веры, воля не резкая, но спокойная, настойчивая и не сдающаяся.

Среди причин канонизации царской семьи особенно подчеркивались «удивительная нравственная высота» Императора и Императрицы, с которыми они встретили грубое и жестокое отношение охранников при содержании под арестом, христианские кротость, смирение, «благородство и ясность духа», жертвенная готовность Императора «не только Царство, но и жизнь свою отдать за Родину»7. Комиссией по канонизации были также учтены многочисленные публикации и обращения в церковные инстанции, содержащие достоверные свидетельства о чудесах и благодатной помощи по молитвам к Царственным мученикам. Речь идет «об исцелениях, соединении разобщенных семей, свидетельствах о мироточении икон с изображениями императора Николая II и Царственных мучеников, о благоухании и чудесном проступании на иконных ликах Царственных мучеников пятен кровавого цвета»8.

Важным фактором в пользу канонизации явилось также почитание памяти убиенного царя Николая в народе. Такое почитание началось практически сразу после июля 1918 г. и продолжалось в течение всего XX в. В эмигрантском кругу эти настроения были ещё более очевидными, в эмигрантской прессе появлялись сообщения о чудесах, совершенных царственными мучениками. Выдающийся архипастырь русского зарубежья митр. Антоний Сурожский в своём интервью 1991 г., характеризующем ситуацию среди русских эмигрантов, указывал, что «многие за границей почитают их святыми. Те, кто принадлежит к патриаршей церкви или другим церквам, совершают панихиды в память их, а то и молебны. А в частном порядке считают себя свободными им молиться», что уже является местным почитанием9.

В православной патрологической науке (науке о св. отцах, их жизни и творениях) в качестве необходимых признаков святости того или иного исторического лица признаются: 1) верность православному учению; 2) святость жизни; 3) признание святости общецерковным сознанием. В отношении императора Николая ΙΙ второй признак неоднократно подвергался сомнению некоторыми представителями самой православной Церкви. Встречаются обвинения Императора в слабоволии, беспечности и праздном проведении жизни, наличии вредных привычек, наконец, даже в измене царскому долгу при отречении от власти. Мы не будем здесь входить в исторические подробности и детали споров, которым посвящено множество трудов и исследований. С точки зрения патрологической, отметим, что именно второй признак святости может представлять особенную трудность. Строго говоря, никакие ошибки, слабости и грехи не могут означать здесь окончательного приговора, ибо в житиях святых мы находим множество примеров кардинального нравственного изменения после покаяния. Именно поэтому решающее значение приобретает третий признак – общецерковное почитание, который по отношению к императору Николаю не вызывает никакого сомнения.

Более того, мы имеем свидетельства людей святой жизни, подчеркивавших святость царя Николая не только ввиду истинно христианской готовности простить врагов, мучителей и убийц, но и в силу глубоко христианского настроя всей его жизни. Перед концом жизни блаженная Параскева Дивеевская молилась на портрет Царя, приговаривая: «Не знай, преподобный, не знай, мученик...»10. Чин святости преподобия, в отличие от мученичества, есть именно достижение божественного просвещения через подвиг ежедневного предстояния и молитвы Богу.

Доподлинно известно, что Царь всегда начинал и заканчивал свой день молитвой. В великие церковные празднества он всегда приобщался святых Тайн Христовых, причем подчас смешивался с народом, приступавшим к Великому Таинству, как это было при открытии мощей преподобного Серафима. По слову другого великого святого XX в., Царь «был образцом целомудрия и глава образцовой православной семьи, воспитывал своих детей в готовности служить русскому народу и строго подготовлял их к предстоящему труду и подвигу. Он был глубоко внимателен к нуждам своих подданных и хотел ясно и близко себе представить их труд и служение. Всем известен случай, когда он прошел один несколько верст в полном солдатском снаряжении, чтобы ближе понять условия солдатской службы. Он ходил тогда совсем один, и тем ясно опровергаются клеветники, говорящие, что он боялся за свою жизнь. Если Петр I сказал: «А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога, жила бы Россия», то Государь Николай Александрович поистине, можно сказать, исполнил это. Говорят, что он был доверчив. Но великий отец Церкви св. Григорий Великий говорил, что чем чище сердце, тем оно доверчивее»11.

Сербский святой Николай Велимирович, подчеркивая жертвенность решения царя Николая о защите сербов, так высоко оценивал качества души последнего русского Императора: «мораль мировой войны, неясная, сомнительная и с разных сторон оспариваемая, являет себя в русской жертве за сербов в евангельской ясности, несомненности и неоспоримости. А мотив самоотвержения, неземное нравственное чувство при жертве за другого – не есть ли это прилепление к Царствию Небесному? Русские в наши дни повторили косовскую драму. Если бы царь Николай прилепился к царству земному, царству эгоистических мотивов и мелких расчетов, он бы, по всей вероятности, и сегодня сидел на своем престоле в Петрограде. Но он прилепился к Царствию Небесному, к царству небесных жертв и евангельской морали; из-за этого лишился головы и он сам, и чада его, и миллионы собратьев его»12.

Личное общение св. царя Николая оставляло неизгладимо благоприятный отпечаток на душах многих людей, с ним встречавшихся. Это и простой народ, и образованные аристократы. Так, простые раненные солдаты, только на полминуты встретившись взором с посещавшим их в лазарете Царем, впоследствии убежденно говорили о ложности распространяемых на фронтах I мировой войны клеветнических слухов об Императоре. Во время саровских торжеств 1903 г. народ всюду принимал своего Царя-Батюшку радостно и восторженно. Гром рукоплесканий, мощное русское «ура» неслось со всех сторон, где только появлялся Божий Помазанник. Нередко к нему подходила группа крестьян. Образовывался круг, в центре – Государь. Начиналась беседа отца с детьми, детей с отцом. Участник торжеств князь Волконский свидетельствовал, с какою радостью и слезами умиления отходили от Императора крестьяне. «Боже, спаси и сохрани нашего Царя-Батюшку», – осеняя себя крестным знамением и глубоко вздыхая, молились простые православные люди. «Нашего». Да, он воспринимался именно как свой, родной – не только по крови, но и по духу, по православной вере.

Даже вольнодумные интеллигенты «с изумлением ощущали при встречах Царя с народом, что этот небольшого роста в военном мундире офицер величественен походкою, сдержанностью жестов, вескостью слов и лучезарностью глаз, обладавших способностью одновременно многих воинов в строю или многих людей в толпе озарять ласковым взглядом. Этот взгляд сливал душу народа, душу державы, с душой Царя. И войско, и толпа с интеллигентами в ее толще, приходили в восторг…, восхищенные его зримым ореолом царственности и незримым сиянием державности»13.

Духовная жизнь Императора, несмотря на волну клеветы, начавшуюся еще в дореволюционные годы, несет на себе явный отпечаток глубокого христианского благочестия. Стоит также обратить внимание на судьбу Чарльза Сидней Гиббса, бывшего учителем английского языка для царских детей. Духовный путь этого англичанина к православной вере, на который главное положительное влияние было оказано именно личностью императора Николая (а также членов его семьи) описан в недавно вышедшей книге Кристины Бенаг «Англичанин при царском дворе»14. Не случайно в монашестве Чарльз принимает имя Николай и, получив со временем сан архимандрита, становится, по слову митр. Каллистоса (Уэра), «основателем православной церкви в Оксфорде, пионером развития Английского Православия». Домовый храм, основанный этим священнослужителем в Оксфорде, хотя и был освящен в честь свт. Николая Чудотворца, но, по свидетельству лиц, близко знавших архим. Николая (Гиббса), такое имя было выбрано опять-таки в связи с особенным благоговением к памяти убиенного Царя.

Происходя из благочестивой английской семьи, Сидней Гиббс не сразу понял, а тем более принял, православные традиции, поддерживающиеся в царской семье. Его две сестры были замужем за англиканскими священниками, а о Сиднее родной его отец мечтал, что тот станет священнослужителем в той же англиканской церкви15. Перелом в духовном мировоззрении этого традиционно консервативного англичанина произошел, особенно, под влиянием личного благочестия членов царской семьи. Архим. Николай рассказывал о том неповторимом впечатлении, которое оставило в его душе незлобие и жертвенное настроение Царя во время ареста и ссылки.

Высота жертвенного настроения выразилась еще в эпоху первой русской революции – из глубины этого душевного страдания Царь произнес пророческие слова, совершенно точно указавшие на ту роль в невидимых судьбах России, которая была предназначена ему самим Богом: «быть может, для спасения России нужна искупительная жертва, – сказал Государь – я буду этой жертвой. Да будет воля Божия»16. Такой настрой был характерен для последнего российского Императора не только в преддверии мученской кончины, но на протяжении всего жизненного пути. Известно, что многие из тяжелейших испытаний, выпавших на долю России, были открыты царю Николаю через людей, обладавших дарами пророчества (письмо преп. Серафима Саровского, откровения блаж. Паши Дивеевской). Иначе как долговременным мученичеством нельзя назвать ежедневный труд на пользу народа и Отечества при понимании неизбежно грядущей катастрофы. «Он был мучеником, – отмечал в своих воспоминаниях полковник Е. Месснер,– был великомучеником с первого дня царствования (с Ходынки) и до последнего дня (отречения во Пскове). Каково величие души – царствовать в сознании обреченности – и под мученичеством выполнять свой царский долг, нести бремя державности»17.

Уже перед самой кончиной жертвенный настрой святого Царя достигает своего апогея. В одном из последних писем великая княжна Ольга Николаевна писала: «Отец просит всех, кто остался ему верен..., не мстить за него, ибо он простил всех и молится о них... Нынешнее зло в мире усилится, но не злом побеждается зло, а лишь любовью»18.

На фоне противоречивых обвинений Императора то в жестокости (события 9 января 1905 г.), то в слабоволии, то в бездействии, то в ненужном согласии на реформы, становится особенно заметной высота духовного строя личности царя Николая. Значение важнейших административных решений Николая II проявилось более всего в его живой и глубокой вере в будущее России как великого государства. Здесь не место подробно говорить о результатах денежной и земельной реформ, большой азиатской программы, новых планов по освоению восточных земель и отмены ссылки на поселение в Сибирь, но подчеркнем плодотворность вложенных российским Императором и его верными людьми в правительстве усилий, получившую замечательную оценку в труде гениального ученого Дмитрия Ивановича Менделеева. Бывший не только химиком, но и экономистом и государственным деятелем, Д. И. Менделеев дает подробную картину российского благополучия в своем замечательном труде К познанию России (изданном незадолго до его смерти в 1906 г.).

Отношение к несению обязанностей монарха как к своему священному долгу, основательная продуманность решений в сложнейших военно-политических условиях, образцовые отношения в семейной жизни19, глубокая вера и благоговение к важнейшим преданиям русской духовной традиции, соединение патриотизма с открытостью к разным нациям и культурно-государственным формациям составляют неповторимый портрет страстотерпца20, знакомство с которым возвысит и обогатит любого представителя современного российского общества.

До сих пор слабо осознано значение канонизаций почти десятка русских святых (в то время, как за два предшествующих столетия было причислено к лику святых всего 5 человек), совершившихся во многом благодаря усилиям благочестивого Императора, трудно переоценить. Вершиной этой деятельности царя Николая стало прославление преп. Серафима Саровского, ставшего всемирно известным святым, влияние почитания которого в христианском мире на судьбы тысяч людей подтверждено бесчисленными фактами. Пророчества преп. Серафима являются великим фундаментом для охранения сознания россиян от информационной агрессии.

Наследие преп. Серафима является крайне важным и могучим средством в противостоянии тому информационному нападению, которому подверглась наша Родина в последнее время. Сам яркий и светлый образ Святого, великое множество его чудес, наставления Праведника дарят нам целую духовную симфонию благодатных мыслей, понятий и чувств, указывают на весьма доступные и насущные способы защиты сознания. Пророчества Великого русского духовника о великой славе нашей Родины вселяют в нас ту уверенность в будущем нашей Церкви и Отчизны, без которой невозможно эффективно жить и работать. Преподобный указывал на грехи современных ему и будущих мирян и священнослужителей, но не для того, чтобы посеять панику и малодушие, как это делают в наше время некоторые неразумные ревнители ложного благочестия, а чтобы укрепить христиан в подвиге духовного бодрствования. Главным же заветом Преподобного, вселяющим твердую надежду и спокойствие в души православных граждан России, являются следующие слова угодника Божия: «у нас вера Православная и Церковь, не имеющая никакого порока. Сих ради добродетелей Россия всегда будет славна и врагам страшна и непреоборима, имущая веру и благочестие в щит и в броню правды: сих врата адова не одолеют»21.

Пророчество Святого Серафима о страшной революции и кровопролитии, «гибели множества верных Отечеству людей, разграблении церковного имущества и монастырей, осквернении церквей Господних», осуществление которого мы видели в истории XX в., оканчивается, однако, жизнеутверждающим словом Святого о том, что «Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе»22. Это пророчество еще не осуществилось, но в наше смутное время оно крайне актуально. Граждане России и сыны Церкви должны свято помнить эти слова великого Святого, утверждать себя и воспитывать молодое поколение в позитивном патриотическом духе.

Прозрение преп. Серафима о могущественном единении России с ближними по географии и мировоззрению народами и о противостоянии ее силам мирового зла дают надежду на провал навязываемой сегодня некоторыми влиятельными государствами и политиками однополярной геополитической картины, в которой России уделяется место безгласного сырьевого придатка.

Воспитательное значение духовных качеств личности императора Николая II для судеб Отечества в начале XX в. и сегодня недооценено практически всеми слоями общества. Сегодня, как никогда, нужно оценить по достоинству подвиг этого человека как христианина и как Государя. В этом, мы уверены, заключается духовная задача для русской нации и всех народов, населяющих великую Россию. «О, если бы покаянно могла склониться пред духовной красотой умученной царской семьи вся Россия! Это означало бы воскресение России к новой светлой жизни»23.

Кроме того, глубокое осознание событий истории начала ΧΧ в. в России сможет предотвратить повторение ошибок. Недовольство состоянием общества должно выражаться в аккуратных и осторожных формах. Ариадна Тыркова-Вильямс, деятель русской дореволюционной либеральной оппозиции, член ЦК партии кадетов, писала уже в эмиграции: «не толпа, любопытная и пассивная, создала революцию, ее раскачали вожаки разных толков... За Февральскую революцию несут ответственность верхи: интеллигенция, профессора, адвокаты, писатели, даже генералы. Все они твердили, что дальше так жить нельзя». «Не Германия победила Россию. Мы сами, мы, русские, разнуздали бесов революции, поддались им и сами сокрушили русскую армию»24.

Рост русской мощи в начале XX в. тревожил другие великие державы, в том числе и Германию. «Если Англия и Япония будут действовать вместе, – писал Бюлову (5. III. 1901) Вильгельм II, – они могут сокрушить Россию… Но им следует торопиться, иначе русские станут слишком сильными». Поддержка внутренней революции велась и японцами и банкирами США, немцами и англичанами. А идеологическая работа царского правительства находилась на весьма низком уровне. О низком уровне патриотизма можно судить по тому факту, что «русское общество приняло вести о Цусиме с почти нескрываемым злорадством. Оно, в своем большинстве, уже привыкло рассматривать все события на войне с одной точки зрения – поднимают они или роняют престиж правительства»25. В день же отречения Государь в своем дневнике 2 марта 1917 г. начертал: «кругом измена, и трусость, и обман». Народное образование и патриотическое воспитание были предметами неустанной заботы Царя-Мученика, но число верных помощников оказалось слишком мало. Образ Царя должен стать примером для всех российских чиновников, администраторов, отцов семейств и военноначальников, учителей и простых христиан, для всех нас, от настроя и поведения которых зависит будущее страны.

Литература

Алферьев Е. Е. Император Николай II как человек сильной воли. Материалы для составления жития Св. Царя-мученика Николая Великого Страстотерпца. Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, N. J., 1983.

Бенаг К. Англичанин при царском дворе. Духовное паломничество Чарльза Сиднея Гиббса / Пер. с англ. В. В. Кузнецова. СПб.: Царское Дело, 2006.

Дубенский Д. Н. Как произошел переворот в России // Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев / Ред. П. Е. Щеголев. Л.: Красная газета, 1927. С. 37–85.

Иоанн (Максимович), свт. Памяти мучеников. Слово архиепископа Иоанна, сказанное им в брюссельском Храме-Памятнике в 1962 г. // Его же. Кровь его на нас. М.: Русское зерцало, 1998. С. 2–4.

Константин (Зайцев), архим. Ко спасению путевождь // Донские православные вести. 2012. № 7 (134), июль. С. 3.

Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь, Ковчег, 2007.

Николай (Велимирович), свт. Слово о святом Владимире // Новый журнал. М., 1995. № 2. С. 151–161.

Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. СПб.: Петрополь, 1991.

Филарет (Дроздов), свт. Государственное учение Филарета, митр. Московского. Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, N. J. 1997.

Benagh Ch. An Englishman in the Court of the Tsar. Conciliar Press, 2000.

Электронные ресурсы

Александра Феодоровна, императрица. Записки о семейной жизни (1899) // Русский мир. 2001. № 4. URL: http://ricolor.org/history/mn/nv/family/1/ (дата обращения 30. 11. 2013).

Антоний (Блум), митр. О монархии // Русская мысль. 6 сентября. 1981. URL: http://www.mitras.ru/html/novomortirs.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

Башилов Б. П. Светочи Православия о монархии. URL: http://vospoem.ru/?page_id=1036 (дата обращения 30. 11. 2013).

Бонецкая Н. К. Царь-мученик. М.: изд. Сретенского монастыря, 2001. URL: http://www.pravoslavie.ru/put/sv/tzar_muchenik.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

Евсин И. В. Царь-мученик знал свое будущее. URL: http://ruskline.ru/analitika/2013/05/27/carmuchenik_znal_svoe_buduwee/ (дата обращения 30. 11. 2013).

Житие святых Царственных Страстотерпцев – Царя Николая и его семьи. URL: http://kotlovka.ru/?option=com_content&view=article&id=2603 (дата обращения 30. 11. 2013).

Зайде Г., свящ. Памяти царственных мучеников. URL: http://rocor.de/assets/alt/Vestnik/20004/html/04.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

Месснер Е. Э. Царь и офицер // Государь Император Николай II Александрович. Сборник памяти 100-летия со дня рождения / Ред. С. Завалишин. Нью-Йорк, 1968. URL: http://www.regiment.ru/Lib/B/16.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

Святые покровители Нижегородской земли, Святая блаженная схимонахиня Параскева (Паша Саровская) // Официальный сайт Нижегородской митрополии. URL: http://www.nne.ru/saints/Pasha.php (дата обращения 30. 11. 2013).

Тыркова-Вильямс А. В наказание за что интеллигенция стала пылью? (из книги Подъем и крушение) // Возрождение. 1956. Март. URL: http://izvestia.ru/news/348575 (дата обращения 30. 11. 2013).

Ювеналий (Поярков), митр. Основания для канонизации Царской семьи. Из доклада митр. Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых. URL: http://www.pravoslavie.ru/sobytia/sobor/juvenalij.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

* * *

1

Ювеналий (Поярков), митр. Основания для канонизации Царской семьи. Из доклада митр. Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых. URL: http://www.pravoslavie.ru/sobytia/sobor/juvenalij.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

2

Св. прав. Иоанн Кронштадтский, в частности, говорил: «Если не будет Монархии – не будет и России. Только монархический строй дает прочность России, при конституции она вся разделится по частям», цит. по Башилов Б. П. Светочи Православия о монархии. URL: http://vospoem.ru/?page_id=1036 (дата обращения 30. 11. 2013).

3

Филарет (Дроздов), свт. Государственное учение Филарета, митр. Московского. Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, N. J. 1997. С. 15–16.

4

Черчилль У. Мировой кризис 1916–1918. Лондон, 1927. Т. 1. С. 223–225. Цит. по кн.: Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. СПб.: Петрополь, 1991. С. 643.

5

Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. С. 190.

6

Алферьев Е. Е. Император Николай II как человек сильной воли. Материалы для составления жития Св. Царя-мученика Николая Великого Страстотерпца. Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, N. J. 1983.

7

Дубенский Д. Н. Как произошел переворот в России // Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев / Ред. П. Е. Щеголев. Л.: Красная газета, 1927. С. 37–85, здесь: с. 63.

8

Ювеналий (Поярков), митр. Основания для канонизации Царской семьи. URL: http://www.pravoslavie.ru/sobytia/sobor/juvenalij.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

9

Антоний (Блум), митр. О монархии // Русская мысль. 6 сентября. 1981. URL: http://www.mitras.ru/html/novomortirs.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

10

Святые покровители Нижегородской земли, Святая блаженная схимонахиня Параскева (Паша Саровская) // Официальный сайт Нижегородской митрополии. URL: http://www.nne.ru/saints/Pasha.php (дата обращения 30. 11. 2013).

11

Иоанн (Максимович), свт. Памяти мучеников. Слово архиепископа Иоанна, сказанное им в брюссельском Храме-Памятнике в 1962 г. // Его же. Кровь его на нас. М.: Русское зерцало, 1998. С. 2–4, здесь: с. 2–3.

12

Николай (Велимирович), свт. Слово о святом Владимире // Новый журнал. М., 1995. № 2. С. 151–161, здесь: с. 151–152.

13

Месснер Е. Э. Царь и офицер // Государь Император Николай II Александрович. Сборник памяти 100-летия со дня рождения / Ред. С. Завалишин. Нью-Йорк, 1968. URL: http://www.regiment.ru/Lib/B/16.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

14

Benagh Ch. An Englishman in the Court of the Tsar. Conciliar Press, 2000 (в русском издании: Бенаг К. Англичанин при царском дворе. Духовное паломничество Чарльза Сиднея Гиббса / Пер. с англ. В. В. Кузнецова. СПб.: Царское Дело, 2006).

15

Benagh Ch. An Englishman in the Court of the Tsar. Conciliar Press, 2000. P. 13.

16

Бонецкая Н. К. Царь-мученик. М.: изд. Сретенского монастыря, 2001. URL: http://www.pravoslavie.ru/put/sv/tzar_muchenik.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

17

Евсин И. В. Царь-мученик знал свое будущее. URL: http://ruskline.ru/analitika/2013/05/27/carmuchenik_znal_svoe_buduwee/ (дата обращения 30. 11. 2013).

18

Зайде Г., свящ. Памяти царственных мучеников. URL: http://rocor.de/assets/alt/Vestnik/20004/html/04.htm (дата обращения 30. 11. 2013).

19

Императрица Александра Феодоровна. Записки о семейной жизни (1899) // Русский мир. 2001. № 4. С. URL: http://ricolor.org/history/mn/nv/family/1/ (дата обращения 30. 11. 2013).

20

Житие святых Царственных Страстотерпцев – Царя Николая и его семьи. URL: http://kotlovka.ru/?option=com_content&view=article&id=2603 (дата обращения 30. 11. 2013).

21

Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря. Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь, Ковчег, 2007. С. 381.

22

Мотовилов Н. А. Антихрист и Россия (записка, сохранившаяся в архиве прот. Павла Флоренского).

23

Константин (Зайцев), архим. Ко спасению путевождь // Донские православные вести. 2012. № 7 (134), июль. С. 3.

24

Тыркова-Вильямс А. В наказание за что интеллигенция стала пылью? (из книги Подъем и крушение) // Возрождение. 1956. Март. URL: http://izvestia.ru/news/348575 (дата обращения 30. 11. 2013).

25

Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. С. 212–213.

Комментарии для сайта Cackle