Азбука веры Православная библиотека иеромонахи Кирилл и Мефодий (Зинковские) Православное учение о семье в контексте проекта закона о СБН


иеромонах Кирилл (Зинковский)

Православное учение о семье в контексте проекта закона о СБН

Детская Миссия имени преп. Серафима Вырицкого

Христианское учение о семье, как в богословском, так и в философском аспектах всегда привлекало к себе мысли церковных учителей и светских мыслителей. О высоком предназначении брака, созидаемого по образу мистического союза Христа и Его Церкви (Послание Апостола Павла к Ефесянам, 5, 22–32), о взаимных обязанностях мужа и жены, о соотношении внутрисемейных любви и взаимоуважения и проявляемых к внешним для семьи членам общества и о многом другом мы можем найти множество релевантной и богатой литературы.

Сегодня, однако, объединяя усилия лучших сил нашего Отечества в борьбе с разлагающим влиянием культуры и юридической практики постхристианского Запада, мы хотим, прежде всего, акцентировать внимание на общее желание отстоять традиционную матрицу культуры брачных отношений на территории РФ. В те­че­ние ХХ в. про­изош­ли су­ще­ст­вен­ные сдви­ги в са­мом понимании основ брач­ных от­но­ше­ний, не­зыб­ле­мы­х в те­че­ние ты­ся­че­ле­тий.

При всей общности в подходах к проблемам семьи во всех основных традиционных религиях именно в христианской антропологии мы найдем наиболее полное учение о том, что семья есть поприще нравственного подвига и великого подвижнического делания. Не только, и даже не столько, социально-экономические и репутационные «рычаги», но глубокое осознание ответственности пред Богом и потомством должны быть источником крепости и нерасторжимости семейных уз. «Брак и семья в христианском понимании не хозяйственная только организация, не бытовое только общение, не естественно-биологический только союз (существующий и в животном мире), имеющий целью поддержание рода, … Христианство возводит брак и семью на степень высшей духовной связи и с точки зрения данной духовной основы подходит ко всем внешним проявлениям семейной жизни»1.

Высота нравственного призвания семьянина, должна сочетаться с важнейшей добродетелью «трезвения». Брак это не только, а подчас и не столько, любовь, сколько прежде всего, училище прощать, подвиг принятия человека со всеми его, все более ярко открывающимися, по мере числа лет прожитых в совместном быте, недостатками и грехами. Профессор Сергей Викторович Троицкий в своем исследовании писал о «трагической изнанке» семейной любви, которая свойственна ей «не по каким-либо внешним обстоятельствам, а по самому ее существу». Поскольку христианская брачная любовь не имеет ничего общего печально знаменитой так называемой «свободной любовью», то она подразумевает, что в семье мы «не только получаем другого, но и всецело отдаем себя», что невозможно «без полной смерти личного эгоизма». Любящий(ая) не должен останавливаться ни перед какой жертвой, если она нужна для блага «второй половинки» и для сохранения единства. «Христианство признает только любовь, готовую на неограниченные жертвы, только любовь, готовую положить душу за брата, за друга (Ин. 15, 13; 1Ин. 3, 16 и др.), ибо только через такую любовь отдельный человек возвышается до таинственной вышеличной жизни Святой Троицы и Церкви»2.

Святитель Иоанн Златоуст учит, что муж не должен останавливаться ни перед каким мучением и даже смертью, если это нужно для блага жены. «Я считаю тебя драгоценнее души своей», – говорит муж жене у Златоуста. Тоже самое конечно же относится и к жене. «Совершенная» брачная любовь, испрашиваемая в чине венчания, есть любовь мученическая, и глубокий смысл заключается в том, что в православных храмах в чин венчания входит церковная песнь «Святии мученицы». Характерно, что апостол Павел, дозволяя в смешанном браке развод нехристианской стороне, чуждой христианского понимания люб­ви, не дозво­ляет его стороне христианской (1Кор. 7, 13, 14), любовь которой должна освятить и нехристианскую сторону3.

Важно также привести здесь суждение авторитетного специалиста по семейному праву РФ, доктора юридических наук Левушкина А.Н.: «Взаимная любовь и уважение, христианские ценности не поддаются правовому регулированию: невозможно установить на них запрет или иные ограничения; невозможно установить степень, которой они должны соответствовать, как невозможно и принудить к возникновению этих чувств и христианских идеалов добра и справедливости».4 Этот специалист по семейному законодательству РФ отмечает также, что в современном российском обществе формирование христианской семьи обусловлено субъективным критерием, в связи с чем ее абстрактная обобщающая характеристика «ускользает» от исследователей. (Там же) , а «структура христианского брачного права, заключение брака, препятствия к заключению брака и расторжение брака является выверенной временем и более стройной, нежели структура СК РФ» (там же) (последняя включает чисто юридические нормы о заключении брака, расторжении брака, недействительности брака и т.д.).

Все вышесказанное, в контексте проекта закона о СБН свидетельствует о его не только бессмысленности, но и большой потенциальной опасности и вредности. При всей своей внешней альтруистичности этот закон внесет в жизнь нашего общества ценности и практику противные нашей общей культуре. Вместо воспитания взаимного уважения и прощения закон будет провоцировать обратные психологические процессы.

Карательные действия проекта закона могут легко подвигать как члена семьи, так и любого постороннего недоброжелателя использовать несомненные размытость и неопределенность понятия «физического и психического страдания и имущественного вреда» находящейся в проекте для разрушительных санкций по отношению к членам семьи.

Заявленная в проекте «профилактика насилия в семье» лежит в другой сфере деятельности, прямо противоположной предлагаемому в проекте физическому устранению членов семьи, которые в результате бытовых обстоятельств окажутся жертвами этого закона, чем семьи не только не сохранятся, а разрушатся.

Если даже отвлечься от патриархального исторически сложившегося склада мышления россиян, традиций соборности и авторитета семейных ценностей, а опираться только на факты и профессиональный опыт сотрудников правоохранительных органов, то следует учесть статистику и динамику семейно-бытового насилия в нашем регионе.

Согласно опыту полицейских с многолетним стажем даже в случаях реального насилия ( удары, побои при ссоре, в гневе, в обиде, обоюдной драке мужа и жены, а не раз именно жена являлась инициатором драки и наносила первый удар) неизбежное вмешательство милиции являлось как бы последней каплей для расторжения семейных отношений.

Одна из наших прихожан с десятилетним стажем работы дознавателем и следователем, а затем еще более десяти лет в дежурных частях УМВД и ГУ МВД по СПб и ЛО многократно сталкивалась с фактами насилия в семье, причинения вреда здоровью, предусмотренного ст 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 УК РФ (побои) – ныне декриминализирована, ст112 УК РФ (умышленное причинение вреда здоровью средней степени тяжести), ст 119 УК РФ– угроза убийством. Ей не раз приходилось расследовать уголовные дела, возбужденные по этим статьям, допрашивать пострадавших и обвиняемых, проводить очные ставки, направлять дела в суд, предьявив обвинение, или напротив, прекращать за примирением сторон, за деятельным раскаянием или по другим основаниям, предусмотренным УПК РФ.

Этот опыт непосредственно говорит о том, что любое карающее вмешательство госструктур практически неизбежно ведет к краху семьи. Другой раз и не только карающее, но и профилактическое. После вмешательства милиции семьи распадались. Что было обусловлено, конечно, не огрехами какими-то работы милиционера, а закономерным результатом вмешательства неумолимого закона.

Психологическая картина таких ситуаций, на наш взгляд такова: женщины, обращающиеся к третьим лицам (в данном случае в милицию) с заявлением о привлечении их мужей к уголовной ответственности, после неоднократных допросов, очных ставок, наказания, пусть и заслуженного, пробуждали в душе своих мужей не любовь и раскаяние, а чувство полного отторжения. Все эти действия обычно воспринималось мужьями как предательство и месть. Месть, желание управлять и манипулировать, подчинить никогда не найдут хорошего отклика в психике здорового мужчины.

В случае исполнения просто буквы закона обращение в госструктуры вело к озлоблению сторон, взаимным обвинениям и обидам, попыткам «перетряхивания грязного белья» и учинения скандала при очных ставках, и как результат – к закономерному распаду семьи.

Более того, в условиях крайней неопределенности круга действий и ситуаций, к ко-торым оказывается применимо понятие «насилия», законопроект фактически уничтожает право граждан (и семей) на неприкосновенность частной жизни и семейную тайну (ст. 1023 ч. 1 Конституции РФ). В согласии с проектом закона могут легко быть попраны также права родителей на воспитание детей (ст 38 Конституции), неприкосновенность собственности ( ст 35), право на жилище (ст 40), свободу совести (ст 28). Этих прав любые граждане могут быть лишены (в согласии с обсуждаемым проектом) на неопределенный срок, абсолютно бездоказательно, и даже по обращению соседей или любого гражданина.

К сожалению само появление проекта «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ» вызвано длящимися на протяжении последних десятилетий попытками наших т.н. «западных партнеров» (СЕ, ПАСЕ, ЮНИСЕФ при ООН и других межгосударственных и общественных структур) навязать России: – борьбу с семьей против рождаемости; – идеологическое давление на семью под лозунгом толерантности, разрушающей традиционные общественные устои; – административный нажим на семью с целью открыть ее государственному и общественному вмешательству; – экономическую удавку, подменяющую обязательства услугами в важнейших социальных вопросах.

Кроме того, уже несколько лет мы являемся свидетелями чрезвычайно разнузданных, лживых кампаний по борьбе семейным насилием, якобы зашкаливающим у нас в стране в силу «дикости и мракобесия», якобы свойственных традиционной культуре нашего Отечества. В СМИ публикуются наглейшие подтасовки – «оказывается», что насилию в семье подвергается 20% российских детей. При этом статистика, которую можно извлечь из отчетов ГИАЦ МВД, показывает 0,02%, более того, показатели статистики жертв семейного насилия в последние несколько лет улучшаются.

Проект закона содержит такие положения, которые недопустимы в нашем цивили-зованном, культурном, конституционном, многонациональном и многоконфессиональ-ном обществе: в том числе разлучение членов семьи по указанным в законе и подразуме-вающимся «между строк» основаниям, невозможность контакта и скорейшего примире-ния, нанесение психологического и морального вреда остальным членам семьи самим хо-дом вмешательства, вмешательство в семью третьих лиц и организаций при обстоятель-ствах отсутствия правонарушения по УК и КоАП, возможность вольных и субъективных трактовок ситуации третьими лицами и организациями и т. д.

В связи с тем, что часть общества считает, что проблема семейного насилия в нашей стране есть и не решается, полагаем нужным составление дополнительной ин-струкции или разъяснений для органов полиции (участковым), органам опеки и т. д., где будут классифицированы возможные ситуации и перечислены применимые в таких случаях нормы.

Стоит вспомнить положительный опыт советского периода, когда участковый знал всех на выделенном ему участке, а особенно социально неустойчивых людей, склонных нарушать закон, их биографию, место их работы, поведение в быту и их проблемы. Каждый, кто нуждался в этом, мог подойти к участковому милиционеру, чтобы побеседовать, еще прежде всяких заявлений и жалоб, а просто посоветоваться. Это было возможно, так как участковый того времени знакомился с каждой вновь прибывшей семьей ( в этом конечно помогала прописка-выписка) , осуществлял контроль не на бумаге, а личным участием и помощью, (например, в устройстве на работу) профилактическими беседами с теми, кто мог преступить закон, применить насилие в семье, и стремился вести антиобщественный образ жизни.

Полагаем, что необходимо усилить борьбу с основными причинами семейных конфликтов: алкоголь, наркомания, стесненные условия проживания, малоимущность, низкий уровень культуры и образования, отсутствие здорового и культурного досуга в провинции и др. Вероятно, есть необходимость в социальных гостиницах, куда могут на время обратиться члены семьи, где возник конфликт, с кабинетами добровольной и анонимной психологической помощи, а так же с возможностью добровольного обращения семей для групповой антикризисной психотерапии.

* * *

1

Очерки Христианской Апологетики, Христианское учение о семье и браке, Фиолетов Николай

2

Троицкий Сергей Викторович, профессор, Христианская философия брака, Фонд Христианская Жизнь ,Клин, 2001, сс 64–64.

3

Там же. Сс. 65–66

4

Левушкин А. Н. Применение христианских ценностей в регулировании брачно-супружеских отношений: история и современность // Научные ведомости БелГУ. Серия: Философия. Социология. Право. 2018. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/primenenie-hristianskih-tsennostey-v-regulirovanii-brachno-supruzheskih-otnosheniy-istoriya-i-sovremennost (дата обращения: 11.01.2020).

Комментарии для сайта Cackle