Афанасий Зоитакис
Жизнь и труды святого Космы Этолийского

В 1714 году в небольшом горном этолийском1 селении Мегало Дендро родился мальчик. Мало кто мог тогда предположить, что впоследствии он станет не только великим православным святым, но и историческим деятелем, во многом предопределившим судьбу всего балканского региона.

О родителях Констаса2 известно немного. Оба они были ткачами. Отец (Димитрий) происходил из деревни Грамено, мать была родом из селения Влахохори. Из-за преследования турецких властей они вынуждены были бежать из Эпира и обосновались в Этолии в 1700 году. Там у них родилось двое детей: Косма и его старший брат Хрисанф3.

Греция переживала тяжелые времена. Процветало варварство и безграмотность, отдельные районы были изолированы друг от друга: «часть народа умела лишь читать и писать как попало, большая же часть была погружена в пучину полной безграмотности».4 Люди скрывались в высоких труднодоступных горах, постепенно утрачивали связь с соседними поселениями и культурно обособлялись. В горных районах промышляло множество разбойников, нападавших не только на представителей турецких властей, но и на собственных соплеменников. Во многих деревнях не было церквей и, как следствие, школ: «никто не заботился ни об их вере, ни о языке, или о национальном или социальном чувстве. Полнейшая безграмотность и дикость процветала в тех областях – там правили, словно мелкие тираны, местные беи и удельные князьки».5

Фундамент родительского дома Космы Этолийского

После завоевания Византийской империи образовательную систему постиг глубочайший кризис. Он был вызван комплексом причин, ставших следствием распада государства: бегством ученых и образованных людей на запад, демографическим кризисом, разрывом общинных связей и упадком городов.

Основание небольшого числа школ в наиболее развитых областях Греции не смогло кардинально изменить ситуацию к лучшему. Проблема заключалась в полном отсутствии организации образовательного процесса, за годы турецкого владычества во многих областях население уже не чувствовало необходимости в получении образования и ничего не делало для исправления сложившейся ситуации.

К этому периоду относится волна массовой исламизации тысяч христиан, преимущественно в отдаленных и труднодоступных районах. Часто принятие ислама носило массовый и добровольный характер. Одни стремились получить высокие посты и налоговые льготы, другие после череды кроваво подавленных национально-освободительных восстаний разочаровались в возможности избавления от иноземного ига. Люди все больше отходили от веры отцов. Забывая великое прошлое своей страны, они уже не надеялись на ее великое будущее.

Косма был подлинным христианином – забота только о своем спасении была неприемлема для него, боль за соотечественников, любовь к ближнему заставили его посвятить себя просветительскому служению, которое впоследствии стало для него смыслом жизни: «И вот слово, сказанное Господом нашим Иисусом Христом о том, что христианин, – будь то мужчина или женщина, – должен заботиться не только о своем спасении, но равным образом должен печься и о том, чтобы не впали в грех его братья. С тех пор, как я услышал его… оно долго точило мое сердце, как червь точит дерево, и я размышлял, не зная, что предпринять».

До двадцати лет святой Косма оставался в деревне, помогая родителям в ведении хозяйства. Жизнь среди простых, зачастую неграмотных, терявших связь с традицией, терпящих лишения соотечественников, не только предопределила его решение посвятить себя делу возрождения нации, но и помогла ему на этом пути. Он не понаслышке был знаком с проблемами сельчан и мог общаться с соотечественниками на равных, а не как кабинетный ученый, знакомый с ситуацией лишь в теоретическом аспекте, миссия которого неизбежно была бы обречена на провал.

С молодости у Космы была большая тяга к знаниям, и он старался воспользоваться любой возможностью, чтобы получить образование: «Я, христиане, посвятил учебе сорок – пятьдесят лет глубины мудрости изучил». По свидетельству его биографа, «Будучи еще мирянином, блаженный издавна имел в сердце своем сильное желание, всем тем, чему учился, послужить на пользу братий своих христиан».

На родине Космы Этолийского было много монастырей: Святой Параскевы в Мандре, Иоанна Крестителя в Дервиксте, Успения Божьей Матери в Катафигио... А монастыри в то время были центрами не только духовными, но и образовательными, общественными. Вероятно, в одном из этих монастырей святой научился так называемой «священной» грамоте, которая заключалась в чтении, письме, знании азов арифметики, молитв и церковных служб.

С восьми лет Констас обучался под руководством иеродиакона Герасима Литсикаса в Сигдитсе. После десятилетнего обучения в 1732 году он возвратился на родину. В двадцать лет он стал обучаться грамматике6 в общинной школе Ломботины7 . Косма был способным и одаренным учеником и в том же 1734 году был назначен в общину Ломботины учителем. Такая практика в то время была распространенной и повсеместной: способные ученики часто совмещали обучение с преподаванием. Зимой святой Косма учил в церкви, летом – в тени деревьев. Он знал учебные тексты наизусть и преподавал, не заглядывая в книги. Его метод преподавания был достаточно передовым и во многом отличался от общепринятых образовательных методик. Общепринятому учительскому монологу он предпочитал живой диалог с учениками. Стремясь к полному доверительному взаимопониманию, Косма не использовал телесных наказаний8. По Воскресеньям он беседовал с соотечественниками, трактовал для них евангельские и богослужебные тексты. Святой стремился пользоваться не книжным, а понятным простому народу языком. Народное предание гласит, что уже тогда святым Космой была открыта первая общинная школа. Располагалась она в этолийском селении Таксиархис.

Свое образование Констас продолжил в Элиномусио Враянон. Это учебное заведение было открыто при монастыре святой Параскевы известным проповедником Евгением Яннулисом. Там Косма изучал обширные монастырские библиотеки, хранившие тысячи редких рукописей, общался с ученными, отказавшимися от эмиграции на Запад и скрывавшимися в монастырях. Помимо гуманитарных дисциплин Косма смог расширить свои знания по арифметике и геометрии. Сколько длилось его обучение, неизвестно, но, вероятно, он оставался там до своего отъезда на Афон, совмещая учебу с преподавательской деятельностью.

В XVIII веке Афон был центром культурной и общественной жизни Греции, в великой славе находилось и училище при ватопедском монастыре – знаменитая Афониада. Именно туда с целью продолжить обучение прибыл в 1749 году Констас. Афониада переживала период расцвета и была, пожалуй, ведущим учебным заведением, которое специализировалось на преподавании логики, грамматики и богословия. Преподавателями Космы стали выдающиеся афонские монахи. Среди них особо следует отметить, преподавателя Философии, «ученейшего Евгения» – Евгения Вулгариса9. Обладавший великолепным образованием, он был известен не только в Греции, но и за ее пределами (в частности, долгое время состоял в переписке с Вольтером). Первоначально проявив интерес к идеям западного Просвещения, он впоследствии отверг их, как противоречащие православной традиции, сторонником и защитником которой он всегда был. Он также был сторонником Великой Идеи – возрождения Византийской империи и объединения в ней всех православных народов. Боль за судьбу православия и отчизны заставила учеников Вулгариса объединится в тайное общество. Его основной целью стала борьба с безграмотностью: «В этот период группа учеников Евгения, включая и Косму, видя угрозу православию и нации, единогласно согласилась во имя Святой Троицы помочь нации в распространении грамотности».

На Афоне Косма Этолийский не только получил необходимые знания, но и укрепился в своей решимости посвятить себя делу просвещения народа. Косма оказался там не из-за стечения обстоятельств: учеба за рубежом была для него неприемлема10, а Афон был единственным местом в Греции, где можно было получить фундаментальное образование. Там он не только укрепился в своей преданности православной традиции, но и нашел единомышленников, укрепивших его веру и решимость способствовать национальному возрождению. Косма постепенно готовился к осуществлению задуманного: изучал святоотеческую литературу и Священное Писание. Помогли ему и довершившие его образование уроки риторики, полученные в Константинополе.

Вот что рассказывает о дальнейших событиях первый биограф святого Космы преподобный Никодим Святогорец: «Еще нося мирское имя Констант, праведный и в мирской одежде уже украшал себя благолепием монашеского образа, не щадил своих сил и трудов и приучал себя к совершенному подвижничеству. Но вот из этого славного и знаменитого училища удалились учителя, оно, к несчастью, снова опустело и пришло в упадок, тогда добрый Констант, удалившись оттуда, прибыл в святую обитель Филофееву. Там он принял монашеский постриг и с великим усердием преуспевал в иноческой жизни. Вскоре же, когда обители понадобился священник, по сильному убеждению и прошению отцов он был рукоположен во иеромонахи».

В 1760 году Косма покинул Афон, пробыв там, таким образом, десять лет. Главной причиной, побудившей его оставить монастырь, была забота о соотечественниках и стремление к апостольскому служению: «Он часто говорил: какую великую нужду в Божьем слове имеют братия мои, христиане! Поэтому ученые люди должны стремиться не в господские дома, не ко двору вельмож и не для богатства и знаменитости расточать свою ученость, но, чтобы приобрести небесную награду и неувядающую славу, более всего должны учить простой народ, живущий в великом невежестве и грубости. Но при всем своем желании, при всей пламенной ревности о пользе братий, горевшей в его сердце, он представлял и всю трудность дела апостольской проповеди и, как муж смиренномудрый и скромный, не отважился начать это предприятие, руководствуясь исключительно собственным желанием, не уразумев прежде Божьего на то изволения. Поэтому, желая узнать, угодно ли это намерение Богу, он открыл Божественное Писание и чудесным образом тотчас встретил Апостольское изречение: никтоже своего си да ищет, но еже ближнего кийждо (1Кор.10,24), то есть, пусть каждый ищет не того, что полезно для него самого, но что принесло бы пользу его брату».

Решение Космы было вызвано отнюдь не разочарованием в монашеской жизни: «Вы можете сказать: А ты ведь монах, что ты тогда делаешь в миру. И я, братья, неправильно поступаю, но, так как народ наш стал безграмотным, я сказал: Пусть Христос потеряет лишь меня, но получит остальных. Может быть, по милосердию Божьему и вашим молитвам, и я спасусь».

Косма прибыл в Константинополь с твердым намерением начать деятельность проповедника. Здесь открыл он мысль свою благословенным архиереям и учителям, и, слыша, что все, как один, они побуждают его приступить к выполнению этого дела Божьего, он взял благословение у патриарха Серафима11. Серафим был родом из Делвино, а следовательно, хорошо знал трагическую обстановку, сложившуюся в материковой Греции. Кроме того, до вступления на патриарший престол он был митрополитом в наиболее проблемных областях Греции: Фракии и Этолии. Предположительно, маршрут первого миссионерского путешествия Космы был разработан при участии патриарха, который с большим воодушевлением и одобрением отнесся к миссии, что тот на себя возложил.

Путешествия и деятельность Космы традиционно принято называть миссионерскими. Правомерно ли использование этого термина? Ведь на момент его проповеди многие жители Балкан уже были христианами. Несомненно, проповедь православия была в той ситуации вполне оправданной и актуальной: часть населения добровольно принимала ислам, усиливалась пропаганда католицизма и протестантизма12, росло влияние и авторитет западного Просвещения. Многие греки, сербы, болгары оставались православными только по букве, но не по духу. Они были мало знакомы с основами православного вероучения, отошли от святоотеческой традиции. Миссионерская деятельность Космы носила многосторонний характер: с одной стороны, он стремился вернуть отошедших от православия в лоно церкви, с другой, хотел возродить чистоту христианской жизни, распространить святоотеческую традицию и укрепить единство народа.

В деревне Таксиархис сохранился камень, на котором имел обыкновение учить святой Косма

«Так блаженный Косма начал проповедовать Евангелие царствия небесного сперва в церквах и селениях в окрестностях Константинополя, потом же отправился в Навпакт, в Врахохори, в Месолонги и в другие места, а оттуда вновь прибыл в Царьград. Испросив совета у тогдашнего патриарха Софрония и, получив от него снова дозволение и благословение, он начал еще более пламенно, ревностно и самоотверженно проповедовать слово Евангелия. Обошел почти все Додеканезские острова и, научив христиан приносить покаяние и творить дела богоугодные и достойные покаяния, в 1775 году вновь возвратился на Святую гору. Посещая тамошние монастыри и скиты, Косма говорил поучения отцам и посвятил какое-то время чтению святоотеческих книг. Но так как его сердце было переполнено любви к христианам и стремлением помочь своим братиям (он сам неоднократно говорил об этом многим отцам), он не мог больше медлить. Удалившись со Святой горы, Косма начал проповедь с окрестных селений, и продолжил проповедовать в Салониках, Верии и во всей Македонии, прошел области Химару, Акарнанию, Этолию до самой Арты и Превезы, а оттуда отплыл на острова: святую Мавру и Кефалонью».

Святой Косма посетил со своими проповедями не только Грецию, но и Болгарию, Сербию, Малую Азию. «Тысячи городов и деревень не слышали слова Божия», говорит Косма в одном из своих поучений. Понимая всю сложность сложившейся ситуации, он побывал практически на всей территории Константинопольского патриархата. Особое внимание святой уделял районам, над населением которых нависла угроза исламизации и отрыва от национальной культурной традиции. Так, в Северном Эпире он был несколько раз, посещая одни и те же населенные пункты и поддерживая местных жителей своими пламенными проповедями13.

Поначалу народ не всегда восторженно встречал проповедника. Дорофей Вулисмас, известный проповедник, совершивший ряд путешествий по материковой Греции, в одном из своих писем писал, что опасается проповедовать в публичных местах и около храмов, «принимая во внимание опасность, которой подвергся Косма во время своей проповеди».14 Вулисмас описывает трудности, с которыми ему пришлось столкнуться, говорит о недоверии и даже враждебности местного населения.

Сотни проповедников и ученых предпринимали попытки просветить соотечественников. Почему же их миссии не приносили сколь-либо значимых результатов? Одни отступали перед первыми же трудностями, другие не были готовы к столь ответственному и самоотверженному служению. Не имея продуманного плана и программы действий, необходимых знаний и таланта, они вскоре отчаивались, не справляясь с первыми же трудностями.

Однако святой Косма не опустил руки и самоотверженно продолжил свою просветительскую деятельность, которая была сопряжена с множеством опасностей, лишений и тяжелых испытаний. Святой говорил с народом не как учитель с учениками, а на равных, на простом понятном населению языке, а не на архаизированном книжном, который был непонятен народу, а потому вызывал у него отторжение и неприятие, что, в конечном счете, переносилось и на проповедника.

Народ восторженно встречал святого, за ним следовали тысячи людей и около сорока священников. Постепенно слава о нем распространялась по всей Греции, на его проповеди стекались десятки тысяч человек.

«Куда бы не приходил блаженный, везде было великое стечение христиан, которые с умилением и благоговением внимали благодати и сладости словес его, а это сопровождалось исправлением нравов и духовной пользой. Учение его (как я сам его слышал), подобно учению рыбаков15, было весьма просто, спокойно и кротко, чем и доказывалось несомненно, что оно исполнено благодати кроткого Утешителя Святого Духа».

«Молва о Косме Этолийском распространилась по всей Греции, вызвала восторг и сильное желание во всех областях принять его и выслушать его «Поучения». Так выходили все вместе с женами и детьми, молодежь и старики… Проповедник же, видя большое стечение народа из разных деревень проповедовал два или три дня».16 По свидетельству очевидцев, народ неотрывно следил за его проповедью: «Этот монах после окончания литургии пригласил всех жителей деревни на площадь Райдо в западной ее части и там, в течение многих часов учил их. Поучение было таким длинным, что маленькая Стамато почувствовала голод и часто дергала мать за платье со словами: «Я проголодалась, мама». Но сельчане продолжали неотрывно следить за боговдохновенными словами и советами инока. Некоторые отрывки из поучения навсегда остались памяти Стамато, и она повторила нам их слово в слово»17.

Святой равноапостольный Косма Этолийский. Проповедь

По причине множества народа, не вмещавшегося ни в какой церкви, Косме часто приходилось проповедовать вне селений, в поле. Поэтому он имел обыкновение заранее объявлять, где хотел остановиться и говорить свою проповедь18: в том месте приготовляли и ставили большой деревянный крест, потом у его подножья ставили скамью, на которую Косма выходил и учил. По окончании же проповеди Косма брал скамью с собой, а крест оставлял на месте, во всегдашнее напоминание о своей проповеди. Там, где были поставлены эти кресты, Господь явил впоследствии множество чудес.

Кресты, оставленные Космой Этолийским, долгое время сохранялись во многих населенных пунктах. Они часто обновлялись и многие из них дожили и до наших дней. Там же, где по тем или иным причинам они не сохранились, установлены поклонные места, кроме того, многие горные деревни, в которых были установлены кресты, получили названия Ставрос, что в переводе с новогреческого означает крест.

Слушателей привлекало бескорыстие Космы, его уверенность в своей правоте. Святой посещал самые труднодоступные места, где не было не только транспорта, но и дорог, где скрывались разбойники и люди, преступившие закон. Народ отдавал должное самопожертвованию святого, который ради его просвещения отказался от всех своих личных интересов и отправился в долгий, утомительный и опасный путь по Балканскому полуострову: «и теперь, по милости Господа нашего Иисуса Христа, у меня нет ни кошелька, ни сундука, ни дома, ни другой рясы, кроме той, которая на меня надета». Таким образом он сам становился примером самоотверженной любви к ближнему, о которой рассказывал в своих поучениях, тем самым призывая соотечественников последовать его примеру: «моя работа – ваша работа, работа для нашей веры и нации».

Влияние святого Космы на современников было поистине беспрецедентным, важно, что многие положения учения проповедника не только были восприняты аудиторией, но и получили практическое воплощение в жизни простого народа. На пожертвования богатых дарителей святой Косма приобрел более четырехсот тысяч косынок и платков, более пятисот тысяч четок и крестиков. Все это безвозмездно распространялось среди населения Балкан. По просьбе святого Космы богатые дарители приобрели более четырех тысяч купелей.

Отличающееся особой широтой и многообразием, учение святого было адресовано самым разным слоям общества. Несмотря на то, что некоторые крупные землевладельцы открыто выступили против проповедника, многие влиятельные люди находились под впечатлением его просветительской деятельности. Знаменитый Али Паша Янинский испытывал глубокое уважение к деятельности проповедника, а самого его почитал за великого праведника и одну из самых выдающихся личностей своей эпохи. Они были лично знакомы, и паша всегда покровительствовал святому, оказывая всестороннюю поддержку его просветительской деятельности.

Косма общался с народом не посредством своих текстов, а гораздо более прямым, непосредственным образом, устной проповедью и самим своим образом жизни. Именно поэтому, чтобы понять масштаб его вклада, мы обязаны обратиться к реакции толпы, следовавшей за ним.

«Куда бы ни приходил» Косма Этолийский, «происходило большое стечение христиан, и они с умилением и благоговением слушали его». «Диких усмирял, разбойников делал кроткими, жестоких и немилосердных показал милосердными, неблагочестивых благочестивыми, неграмотных и диких научил священной грамоте и приучил к хождению на божественные службы, (…) грешников привел к большому покаянию, к исправлению; так что говорили все, что при их жизни возсиял новый апостол». 19

Одного слова Космы было достаточно, чтобы слушатели вносили кардинальные изменения в свой жизненный распорядок: «раньше торговые дни были в Пятницу, Субботу и Воскресение, аскет святой Косма отменил Воскресение, чтобы христиане не имели работ в этот день, и так и случилось, торговля по Воскресным дням прекратилась».20 Своими проповедями святой смог остановить набиравшую обороты исламизацию: «боговдохновенные слова святого отца нашей церкви (…) остановили стремление к принятию ислама многих жителей». 21

Данные венецианских архивов также свидетельствуют о небывалом по масштабам влиянии и распространении проповедей Космы Этолийского не только в Греции, но и на всех Балканах. Информатор венецианских властей, известный по источникам как Zonza, пристально следил за деятельностью «греческого миссионера» на острове Кефалонья. По его свидетельству, Косму сопровождало около пятнадцати тысяч человек. Венецианский военный и его свита, переодетые в крестьянскую одежду, смешались с толпой и начали наблюдение за поведением Космы и его последователей. Дзонца кратко, но очень емко рассказывает нам о реакции народа и о влиянии, которое оказывала на него проповедь Космы: «Они бежали за ним, целуя ему руки и ноги, почитая его словно настоящего спасителя, даже те кто находились вне закона (бандиты) примирялись со своими врагами и впредь жили мирно».

Вклад Космы Этолийского в духовное и национальное возрождение Балкан проявился не только в личной проповеди, охватившей практически все слои населения, но и в основании большого числа бесплатных школ. «Основал он школы повсюду посредством своего учения», пишет святой Никодим Святогорец. Очевидно, что при этом он имеет в виду не только школы, открытые проповедником в ходе своих миссионерских путешествий. Дело в том, что Косма, не имея возможности посетить все населенные пункты лично, обычно учил местных жителей в «кефалохори» – центральной деревне района. На проповедь туда стекались люди из небольших или труднодоступных соседних деревень: «видя множество народа, собранного из соседних селений, он выбирал просторное место и начинал свою проповедь».22 В «кефалохори» он обычно открывал школу сам, и подробно объяснял в своей проповеди ее устройство и задачи, рассказывая, как она должна функционировать. Логично было бы предположить, что жители других населенных пунктов, следуя его советам, сами по возращении домой основывали школы в своих селениях.

Количество школ, о которых достоверно известно, что они были основаны самим Космой в ходе его путешествий, впечатляет. «Повсюду посредством учения святого и по его наставлениям, как в больших, так и в малых селениях, открывались школы, в которых дети безвозмездно обучались священным письменам, посредством чего утверждались в вере и благочестии, начиная новую добродетельную жизнь», пишет биограф святого. О том, что это не преувеличение, и слово «повсюду» в данном случае используется как указание не только на территориальное положение, но и на огромное количество этих школ, свидетельствует небывалое по масштабам увеличение числа учебных заведений в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого века. «От Валахии и Молдавии вплоть до Египта от города Смирна и до Керкиры, нет ни одного города, нет ни одного острова, где вы не найдете школы с бесплатным обучением, функционирующей на средства общины»,23 пишет английский путешественник, посетивший Грецию в 1808 году. Большинство из этих школ если и не было открыто самим Космой, то было основано под влиянием и в соответствии с его проповедями.

Память о школах, открытых трудами святого Космы, сохраняется до наших дней. Где-то они до сих пор функционируют, где-то осталось школьное здание, где-то стены или фундамент. Так, в деревне Зитса жители бережно сохраняют часть стены старой школы, название Дидаскалио (название школы, данное святым Космой) также носит весь район, где она расположена.

Как добрый пастырь, Косма постоянно общался с жителями деревень, в которых его стараниями были основаны школы. Он вдохновлял людей, поддерживал их рвение, давал им практические советы. Святой Косма вел переписку с жителями многих городов, деревень и стран. Его письма были важны для местных жителей не только как практические руководства к действию, одновременно они были благословением святого, которого они настолько почитали, что и по сей день бережно сохраняют эти послания.

Косма заботился не только об открытии школ, но и об обеспечении их преподавательскими кадрами. Он назначал учителей, обеспечивал их финансами и жильем, но, самое важное, смог наладить подготовку новых преподавателей. При патриаршей обители Стилу он организовал Высшую Школу, главной ее задачей стала подготовка учителей и проповедников, которые продолжили бы его дело. Такую же школу он основал и в монастыре Иоанна Богослова.

Фундаментальность и продуманность, с которой святой подходил к решению всех проблем, с которыми ему приходилось сталкиваться, поистине удивительна и по тем временам, пожалуй, беспрецедентна. Именно благодаря этому обстоятельству образовательная система, созданная Космой Этолийским, не рухнула после его смерти, а, напротив, продолжила свое развитие и функционирование.

Первым источником средств на строительство школ была доля с общинных и храмовых земель и их доходов. Следующим источником стали пожертвования и дары, приносимые святому, выручку от которых он немедленно направлял на строительство новых школ. Святому жертвовали как на школы, так и на личные нужды, как православные, так и богатые турки. Впрочем, он ничего не оставлял себе, а все средства направлял только на возведение новых учебных заведений. Если пожертвований было недостаточно, он организовывал сбор средств среди народа. Так, наблюдатель венецианских властей Димитрий Мамонас, рассказывая о трехдневном сборе средств, организованном по инициативе проповедника, свидетельствует, что им была собрана колоссальная сумма.

Обеспечивая школы всем необходимым, Косма Этолийский призывал самих местных жителей к инициативности и активной гражданской позиции. Отныне они сами должны были участвовать в содержании школ и финансировать ее как из общинных средств, так и на основе личных пожертвований: «здесь в селении вашем, видя, что у вас нет школы, дабы дети ваши читали и бесплатно учились грамоте, попросил я христиан и они по возможности и желанию способствовали основанию школы. Но и вам самим следует всем вместе помогать вашей школе, из собственных средств или на деньги общины, (…) чтобы получить награду от Бога и почет у людей».

«И вы, родители (…) позаботьтесь о том, чтобы ваши дети учились грамоте. Сделайте так, чтобы в вашем селении была школа, найдите учителя и платите ему, чтобы он обучал ваших детей, ведь вы совершаете большой грех, оставляя их неграмотными (…) Лучше пусть они будут бедными и грамотными, чем богатыми и неграмотными». Косма Этолийский ставит ребенка в центр образовательного процесса, отводит ему отдельную, значительную роль в социальной структуре общества. «Ребенок – это будущий взрослый, и для Космы и его эпохи, будущий освободитель порабощенной родины. Это ребенок должен был правильно сформироваться, научиться грамоте, взять в свои руки судьбу своего Отечества. Ради него Святой и боролся, открывал школы, отправлял послания, советовал, создавал все условия для его просвещения». 24

Главным объединяющим фактором общества Косма полагал не нацию, а религию. Проповедь православия занимает центральное место в его учении. Деятельность Космы носит не только миссионерский характер, но и была направлена на объединение народа. Косма хотел сделать церковь центром концентрации и подготовки сил, заинтересованных в духовном возрождении нации, которые в перспективе должны были способствовать национальному освобождению: «святая церковь словно мать…Наша святая церковь – источник, утоляющий жаждущих. И должны священники каждый день служить, чтобы благословил Христос людей и хранил страну».

Национальное возрождение неотделимо от духовного, и поэтому Косма подробно рассказывает утратившим связь с православной традицией слушателям о том, как необходимо жить в соответствии с православным вероучением, рассказывает о значении обрядов и таинств. В своих проповедях он описывает устройство и назначение различных частей храма, рассказывает о том, как должно совершаться таинство брака, крещения.

Особую роль в возрождении национального единства святой отводит священству и монашеству. Священники должны стать не только духовными, но и общественными лидерами – «в этом и заключается задача священника, положить всю свою жизнь и голову на благо христиан». Священник должен послужить примером для народа, способствовать его сплочению и утвердить согласие между соотечественниками: «как пастух следит за своими овцами, так и священник должен посещать дома христиан днем и ночью, не есть и пить, забирая их вещи, но, напротив, в случае, если муж поссорился с женой, отец с сыном, брат с братом, сосед с соседом, стремиться утвердить между ними любовь».

Косма Этолийский сыграл, пожалуй, ключевую роль в достижении единства нации, которое впоследствии обусловило успех национально-освободительного восстания 1821 года. Не случайно одним из ключевых моментов образовательной концепции Космы был всеобщий и бесплатный характер обучения. Таким образом, он практически воплощал свою концепцию достижения национального единства, не делая различий для богатых и бедных, девочек и мальчиков. Всеобщее образование должно было избавить нацию от социальных предрассудков, отменить привилегированность некоторых состоятельных групп населения в сравнении с менее обеспеченными, традиционно остававшимися за рамками существующей образовательной системы. Впоследствии это обусловило всеобщий характер борьбы за освобождение родины. Обучаясь в одной школе, они смогли увидеть: то, что их связывает – несравненно более значимо, чем разделяющее их материальное и общественное положение

Косма предпринимал и другие попытки организовать своих сторонников. В своих проповедях он призывал народ организовываться и поддерживать друг друга. Школы должны были стать не только местом, где обучалось подрастающее поколение, но и центром общественных и образовательных собраний для всего местного населения: «для сохранения веры и свободы отечества постарайтесь построить на вашей родине школу».

Школы, основанные Космой, воспитывали в подрастающем поколении идеал свободы. Через знание традиции и истории своего народа, его языка и культуры, ученики приобретали желание и даже потребность освобождении родины от иноземного ига. Помимо знаний, школа воспитывала в нации и чувство ответственности за судьбу страны. Просветительская деятельность Космы и школ, которые он основывал, были направлены на то, чтобы народ вспомнил о своих корнях и истоках, а через их осознание пришел к пониманию необходимости национального возрождения: «Чада мои любимые во Христе, сохраняйте мужественно и бесстрашно нашу священную веру и язык наших предков, так как оба этих понятия определяют нашу любимую родину и без них нация наша погибнет. Братья, не отчаивайтесь. Божественное Провидение хочет однажды ниспослать нашим душам небесное спасение, чтобы воодушевить нас на освобождение от того жалкого состояния, в котором мы сейчас пребываем».

Важным элементом концепции Космы Этолийского стала моральная подготовка соотечественников к освобождению от иноземного ига. После неудачи череды антиосманских восстаний, многие опустили руки, посчитав, что освобождение недостижимо. Проповеди и пророчества Космы подарил народу надежду, не случайно их рукописные списки разошлись по всей Греции. В свою очередь, чтение пророчеств святого «стало любимым чтением греков». Эти тексты несли в себе веру в скорое освобождение. Собственные усилия в сочетании с верой в Бога должны были скоро и непременно принести «желаемое» освобождение. Своей уверенностью он давал надежду соотечественникам, вдохновляя их на новые свершения и борьбу.

В учении Космы Этолийского, церковь не только духовный и общественный центр, но и центр образовательный. Школа не противопоставляется церкви, а гармонично дополняет ее: «лучше иметь греческую школу, чем источники и реки. И когда научишь сына своего грамоте, только тогда, брат мой, он становится человеком, (…) школа открывает церкви».

Косма Этолийский не был морализатором, не ставил себя выше аудитории. Успеху его проповеди способствовало и то, что он свято верил в значение своей миссии и в тоже время являлся живым примером того, как можно следовать традиции в современных трудных условиях. Косма «не чувствовал себя передовым Просветителем, но апостолом Христа». 25 Это накладывало на него определенные обязательства, и он самоотверженно стремился выполнить свой долг перед соотечественниками.

Основу общественно-политической концепции Космы Этолийского составили «истинная вера, настоящее образование и целостное социальное учение». 26 Тем не менее, его роль в возрождении Балкан нельзя свести лишь к этим трем, пусть и чрезвычайно важным, элементам. Показательно, что учение Космы сыграло весьма важную роль даже в возрождении сельского хозяйства и воссоздании экономики – проповедник давал местным жителям советы по уходу за плодовыми деревьями, и первым рассказал о необходимости прививать деревья, и это, естественно не замедлило сказаться на росте урожаев. Косьма, обладавший фундаментальными познаниями во многих научных областях, был, безусловно, знаком и с последними новациями в области сельского хозяйства. Он заботился не только о духовном спасении своей паствы, но и старался помочь ей гармонично устроить жизнь на земле. В этом контексте рассказ о последних агрономических новациях представляется вполне оправданным и уместным.

Популярность и рост влияния святого умножило число его врагов: знать и ростовщики, злоупотребления которых обличил Косма, богатые торговцы иудеи, понесшие колоссальные убытки из-за переноса базарных дней на Субботу – все они стали страстно желать смерти проповедника.

Видя популярность святого, успех его проповеди, приносящей практические результаты и приобретающей все большее значение и масштаб, враги православия делали все возможное и невозможное, чтобы добиться его смерти. Сам Косма, чувствуя, сколь велико число его врагов, не раз говорил в своих проповедях, что готов к принятию мученического венца. Святой до конца остался верен своему долгу перед соотечественниками, не пошел на компромиссы с власть имущими и сильными мира сего, стремившимися помешать его богоугодному делу.

Шел 1774 год, Косма Этолийский находился на пике популярности, число его последователей и учеников умножилось, но враги уже осуществляли коварный и изощренный план по его поимке и убийству. Богатые ростовщики и торговцы (понесшие большие убытки из-за переноса торговых дней на Субботу) заплатили Курт-паше 25 тысяч грошей за голову праведного Космы. Величина этой суммы поразительна: На эти деньги в те времена можно было купит 12 500 овец. В пересчете на сегодняшние деньги эта сумма соответствует полутора миллионам долларов. С одной стороны, это свидетельствует о ненависти, которую питали к Косме его враги, с другой – в очередной раз указывает на то, что его деятельность действительно приносила реальные плоды и была опасна для его врагов.

24 Августа 1774 святой был повешен, а тело его было сброшено в реку Апс.

Мученическая кончина святого не стала началом его забвения. Имя великого святого осталось в вечности, в то время как имена его врагов, которые не в силах были противостоять правде, окончательно забыты.

На перенесение мощей святого в город Янина, а затем в монастырь, основанный в честь него Али Пашой Янинским, стеклось множество народу со всех Балкан. «На рынке торговцы выходили из своих лавок и благоговейно крестились. Неисчислимая толпа собралась на пути следования процессии. Часть всадников телохранителей Али следовала за ромейскими монахами. Пение монахов соединилось с молитвой народа, который громко повторял слова «Господи помилуй!». Кладбище, которое было напротив Сарая (дворца) было черно от собравшегося народа» 27, – писал француз, ставший очевидцем и непосредственным участником этих событий.

Существует множество свидетельств о проповедях Космы на Балканах. На пути своего следования он оставлял деревянные кресты. Николаос Мистакидис в конце восемнадцатого века писал, что кресты, оставленные Космой Этолийским, «сохраняются в деревнях Вотриси, Лиа, Музини». Эти кресты часто обновлялись 28 и многие из них сохранились до нашего времени. Там, где по тем или иным причинам они не сохранились, установлены поклонные места.

Сразу после смерти Космы в его честь строится множество церквей, пишутся иконы.

Не умерла память о нем и на Афоне. Помимо особого почитания святого, сохранились и материальные свидетельства его пребывания на Святой Горе. К сожалению, библиотека монастыря Филофеу сгорела, как и школа, где обучался Косма. Однако во время нашей последней поездки на Афон, братия монастыря Филофеу показала нам епитрахиль, по преданию, принадлежавшую святому Косме, и аналой, сохранившийся со времени его пребывания в монастыре. Эти предметы благоговейно хранятся в монастырском музее.

И в наше время сохраняются свидетельства проповеди Космы. Так, в деревне Арнеа многие жители были под таким впечатлением от встречи с проповедником, которая изменила всю их жизнь, что в качестве фамилии брали себе его имя. Сегодня в Арнее более пятнадцати семей носят эту фамилию. Во многих других районах Греции фамилия «Космас» также получила очень широкое распространение.

Жители деревни Тсираки в знак уважения, признательности и благодарности святому дали своему селению его имя – «Агиос Космас».

Практически в каждом населенном пункте, через который прошел со своей проповедью святой Косма, сохраняется собственное предание или легенда, связанная с его именем. Жители деревни Авра района Каламбака рассказывают такую историю: «Когда отец Косма пришел в деревню, он собрал всех сельчан и начал им проповедовать. В конце кто-то подарил ему грушу. Но святой не принял ее и благодаря своему дару прозорливости открыл, что груша не принадлежала дарителю, так как тот ее украл».29

Во многих областях Балканского полуострова широкое распространение получили рукописи проповедей Космы, «многие знают пророчества, чудеса и поучения святого Космы. Бабушка Кристина, дедушка Михалакис и многие другие. Все это они узнали из традиции и от своих родителей. У них они научились благоговейно относиться к святому. Когда они произносили его имя, крестились, а многие даже плакали». 30

Жители центральной и восточной Греции рассказывают, что их детство было тесно связано с пророчествами святого Космы: их обсуждали всей семьей, передавали из поколения в поколение.

Вера во исполнение пророчеств святого сохраняется в Греции до сих пор. Во время всеобщей мобилизации 1974 года в некоторых деревнях люди собирались в церквях и говорили: «Пришло время, чтобы исполнилось то, о чем говорил святой Косма». Некоторые женщины изобразили на челе знак креста, исполняя слова пророчества: «Пусть на лбу у вас будет крест, тогда все узнают, что вы христиане». Последняя наша поездка в Грецию и опросы там местного населения показала, что люди хорошо знают и продолжают верить в исполнение пророчеств Космы. Причем, такая вера характерна для всех слоев населения, в том числе и для интеллигенции.

Наследие святого Космы безусловно актуально и для современной России – дух подлинного монашества особенно необходим нашей стране сегодня, когда образовательная система пребывает в кризисе, семьи разрушаются, а церковь подвергается опасности обмирщения. Монашество показывает нам другой путь – путь социальной и гражданской ответственности, изменения себя, личного духовного спасения и в тоже время ответственности за свою страну.

* * *

1

Этолия – область в центральной материковой Греции.

2

Констас (Констант) – мирское имя Космы.

3

Хрисанф впоследствии стал известным историческим и церковным деятелем, немало сделавшим для возрождения православия в греческих землях.

4

Κούμας Κ. Ιστορίαι ανθρωπινων πράξεων. Τομ. 12. Βιεννή, 1832. Σ. 555.

5

Πετσάλη Θ. Οί μαυρόλυκοι. Αθήναι, 1948. Τομ. Β. Σ. 225.

6

Под грамматикой в то время подразумевалось, системное образование.

7

Сигдитса, Ломботина – населенные пункты в Этолии.

8

Их применение было общепринятым в образовательной системе того времени. А вопрос о необходимости их отмены одним из первых поставил святой Косьма.

9

Евгений Вулгарис – епископ Екатеринославский и Херсонский в период с 1775 по 1779 год. Выдающийся монах и книжник, представитель традиционного (православного) направления греческой общественной мысли. Был назначен управляющим Ватопедской школой в 1753 году и преподавал в ней вплоть до 1799 года.

10

Обучение в западной Европе не могло не оказать влияния на часть греческой интеллигенции: восхищение перед «прогрессом» западной цивилизации было практически абсолютным, и, как обычно бывает в таких случаях, исчезала возможность конструктивной критики и сознательного выбора. В среде образованной интеллигенции появляется некий дух «провинциализма», который, в свою очередь, приводит к пренебрежению собственным культурным наследием и всецелой привязанности к «чужому», которое становится непререкаемо лучшим и более совершенным. На наш взгляд, такой подход и система взглядов обусловлены, прежде всего, образованием, полученным в западной Европе: возвращаясь в Грецию, вместе со знаниями, приобретенными в западноевропейских университетах, ученики привозили и новую систему ценностей. О проникновении этих идей мы находим много свидетельств в источниках: «Безбожествуют те, которые учатся во Франции и после своего возвращения вводят в безбожие и других». Анастасий Гордиос (†1729) сообщает: «Если кто из восточных едет во Францию либо для учебы, либо для торговли, когда возвращается назад, становится другим, с растлившимися либо умом, либо нравами, либо и тем и другим».

11

Серафим был вселенским патриархом в период с 1757 по 1761 годы.

12

Несмотря на то, что православные, проживавшие в венецианских владениях, не были лишены доступа к образованию, Косма Этолийский считал необходимым распространение православной традиции и образования, свободного от влияния западной идеологии. Именно этим объясняется его деятельность по основанию школ на этих территориях.

13

На трагическую ситуацию, сложившуюся в этой провинции, указывают свидетельства современников: «во многих деревнях процветала такая безграмотность, что жители их узнавали о наступлении Пасхи лишь благодаря появлению красных яиц на базаре Берата». Благодаря своей настойчивости и самоотверженности проповедник смог переломить ситуацию. Он постоянно поддерживал в жителях тягу к знаниям, не оставлял вновь основанные школы, а следил за их функционированием и всеми своими силами стремился поддерживать и развивать их. В Северном Эпире проживали не только албанцы, но и значительная часть православных греков. Косма стремился укрепить их решимость сохранить православную веру. Он также укреплял единство и сплоченность населения и его решимость противостоять ассимиляции

14

Ζαχαρόπουλος Ν. Δωροθεος Βουλησμάς. Θεσσαλονίκη, 1969.Σ.26–27.

15

Апостолов

16

Περραιβός Χ. Συντομος βιογραφία του λοιδίμου Ρήγα Φερραίου του Θετταλόυ. Еν Αθήναις, 1860. Σ. 50–51.

17

Καισάρη Χ̣ Ο Αγιος Κοσμάς εν Ηπείρω».» Ηπειρώτικη Εστία 22 Φεθρ. 1930.

18

Рукописи с текстами проповедей Косьмы были хорошо известны еще при жизни проповедника, а после его мученической кончины их распространение приобрело невиданные масштабы. Проповеди и письма святого Косьмы были настолько популярны в народе, что зачитывались даже на службах в храмах.

19

Σ. Χριστοδουλίδης. Βιος και ακουλουθία Κοσμά του Αιτωλόυ. 1996. Σ.13. Стр. 19.

20

Βέης. Ν. Το Χρονικό του Βερατίου. Φιλολογική Πρωτοχρονια. 1955. Σ. 133.

21

Μπαρτά Τ. Περί εποίκων Ρωμαίων εν Ελλάδι. Εν Βουκορεστιο, 1878. Σ. 8 – 10.

22

Περραιβός Χριστόφορος. Συντομος βιογραφία του λοιδίμου Ρήγα Φερραίου του Θετταλόυ. Еν Αθήναις, 1860. Σ. 51.

23

Γ.Φινλευ. Ιστορία της Ελληνικής Επαναστασεως. Τομ.Α. Σ. 27–28.

24

Μαμασούλα Μ. Πατροκοσμάς. Ιερουργός του λόγου και της πράξης. Αγρίνιο, 2001. Σ. 130.

25

Σεβ. Μητροπολίτου Ναυπάκτου και Αγίου Βλασίου Ιεροθέου. Ο άγιος Κοσμάς ο Αιτωλός, ως ορθόδοξος φωτιστής.

26

Μεταλληνός Γ. Παράδοση και αλλοτρίωση. Εκδόσεις Δομος. Αθήνα 2001,Σ. 107.

27

Jearaumede la Lance. La vie d’ Ali Pasha. Paris 1822, Стр.183.

28

Φαλτάιτς Κ. Ο Αγιος Κοσμάς Αιτωλός εις το στόμα του Ηπειρώτικου λαού. Αθήναι, 1929. Σ. 19.

29

Παράδοση και λατρεία σε ενα ελληνικό χωριό. Στην Αυρα Καλαμπάκας. Θεσσαλονίκη, 2003. Σ. 47.

30

Там же. Σ.46.

Комментарии для сайта Cackle