архимандрит Леонид (Кавелин)

Четвёртая церковь

Во имя всех Святых тщанием Курского Архимандрита Гедеона Антонскаго, по благословению Преосвященных Луки Конашевича и Иоасафа Миткевича Епископов Белградских, прошлых 1756 и 1759 годов одним точию фундаментом зачат каменным зданием на северной Монастыря стороне на огродном месте и за отрешением Монастырских вотчинных крестьян и за неимением кошту казенного, строение тоя церкви и по ныне застояло.

Ризница

А) Церковные Священнослужебные сосуды

1) Потир серебренный новый чеканки высокой пестрозолочен Московской работы с просечною серебреною каркабою, на ней вместо финифтовых 8 штучек с чеканкою позлащенною под чернь. Весу в нем 3 Фунта 55 золотников.

2) Потир серебреный старинной работы простой с чеканью, на нем вверху простая просечная каркаба, пестрозолочен. Весу 1 фунт 57 ½ золотников.

3) Потир серебреной работы тоже старинный простой с чеканью пестрозолочен. На седесе потира того надписано: “Сей сосуд Курского Знаменского Монастыря сделан на деньги казенные в лето 7178 (1670) в марте месяце при Архимандрите Никодиме”. Весу в нем 1 фунт 53 золотника.

4) Потир серебреной гладкий самой простой старинной Московской работы с гридорованными штучками, пестрозолоченый. Весу 1 фунт 1 ½ золотника.

5) Потир серебреный новый маленький Московской работы простой с гридированными штучками. Весу 66 ½ золотников. К сим сосудам пять же дискосов сребропозлащенных, пять звездиц и пять лжиц, из них одна большая, весом в 11 золотников, два копья стальных.

Ковчежец напрестольный серебреной для хранения Агнца, местами чеканной, Московской работы, весом два фунта 43 золотника.

Б) Кресты напрестольные

1) Крест серебреной большой с искусною высокою чеканью; на нем распятие Христово и четыре изображения накладные финифтяные. Весу в нем два Фунта полтретья золотника.

2) Крест небольшой серебреной чеканный, с рукоятием восточного хрусталя шлифованным, вызлощенный; в воскомастике положены частицы мощей, о которых изображено на том же кресте, а именно: Святаго Апостола Андрея Первозванного; Лазаря Четверодневного; Архидиакона Стефана; Игнатия Богоносца; Антипы Чудотворца; Георгия Победоносца; Великомученика Климента Агкирскаго; Антония Великого, Евфимия Великого; великомученика Меркурия; Священномученика Ермолая; Великомученика Прокопия; Священномученика Акепсимы; Пимена Великого; Мученика Сергия; Великомучеников: Феодора Тирона и Феодора Стратилата; Ефрема Сирина; Михаила Малейна; Мученика Ореста; Мученика Адриана; Первомученицы Феклы; Великомученицы Варвары; Великомученицы Марины; Феодосии девицы.

3) Крест серебреный небольшой чеканный, весь вызолощен; весу в нем 56 ½ золотников.

4) Крест серебреный чеканный вызолощенный; старинной работы большой; весу в нем 88 ½ золотников.

5) Крест серебреный чеканный, вызолощенный же весь, старинной работы, большой; весу в нем 83 ¾ золотника.

6) Крест наперсный серебреный чеканный с одной точию стороны вызлощенный; внутрь онаго в воскомастике положены частицы мощей разных Святых, о которых изображено на том же кресте, а именно: Пророка Даниила; Апостола Андрея Первозванного; Евангелиста Марка; Апостола Варнавы; Архидиакона Стефана: Игнатия Богоносца; Царя Константина; Феодора Стратилата; Пантелеймона Целителя; Евстафия Плакиды; Иакова Персянина; Анастасия Персянина; Мученика Меркурия: Мученика Прокопия, Мученицы Анастасии, Мученицы Марины; Феодосии девицы.

10-ть Анафорных тарелочек серебреных разной величины и веса.

В) Кадильницы

1) Кадильница серебреная чеканная Московской работы с цепками отливными, верх ея крест маленький; под ея седесом три серебренные звонцы. Весу 1 фунт 51 1/8 золотника.

2) Кадильница серебренная самой простой старинной работы, весом 66 ½ золотников.

3) Кадильница медная чеканная старая Московской работы с цепками.

Г) Церковные Священные книги разные

1) Евангелие новое на Александрийской веленевой бумаге Московския с киноварью печати, печатано в лето от Рождества Христова 1759, индикта 7 месяца февраля, на нем дска передняя вся серебреная на древе накладная с высокою искусною чеканкою совершенно вызлощена; на оной дске дней вверху на облацех имеющих шестерых Ангелов на наложенном треугольнике с дробною просечью вызлащенною вчерни, начертано литерами Бог; под тем облаком вычеканена статуя с Овчатем Пастыря доброго. На средине дски оныя, между золоченною дробною просечью под чернью образ Воскресения Господня; под тем подобнагож искусства чеканного, страстные орудия, а в средине тех, гридорованное с чеканьюж на гладком особо сделанном и приложенном к дске кресте Распятого Спасителя. По углам того Евангелия на просечной же позлащенной земли вчерниж изображено четыре Евангелиста. На оборотной другой стороне дска обволочена золотою с пукетными разновидными цветами с битью Парчею, на оной дске оборотной вверху во облаце Образ Бога Отца чеканен же и пестрозолочен; под тем вид впроменех пестрозолоченых Духа Святаго, а по обе того стороны Ангелов чеканных же двух стоящих; по среде тоя дски чеканныеж Креста Господня со всеми страстными орудиями и при них по обе стороны стоящих Ангелов особые штучкиж пестрозолочены; под крестною штукою Ангела ж; а по углам того Евангелия большие чеканныеж пестрозолочены штуки, на которых гладкие малые яблоки, между нижними яблоками изгридованы сии речи: построено Евангелие cие в Коренную Пустынь 1764 года, января 13 дня казенным коштом. При том Евангелии две отливные клявзули чеканные серебренные все вызлощенные на которых между насквозною просечью редкою во обоих с одной наличной стороны вычеканено (изображение) святых Апостолов Петра и Павла и сверх их Ангелов; таковое Евангелие с дсками длины 1 аршин, ширины одиннадцать вершков.

2) Евангелие на полуалександрийской бумаге Московской с киноварью печати, печатано в лето от Мироздания 7226, от Рождества по плоти Бога Слова 1717. Индикта 11 дня месяца Октоврия, обволоченное красным бархатом уже в ветхе; на передней того Евангелия дске по углам четыре Евангелиста, а на средине пятая Спасителя Иисуса Христа и Богоматери, и Святаго Иоанна Предтечи, штуки все серебреные, а на оборотной дске серебренных гладких простых яблок четыре, при том Евангелии одна клявзуля гладкая с гридорованьем целая, а другая переломлена.

3) Евангелие на простой бумаге в лист старинное зелёным бархатом в ветхе обволоченное, на нем серебреных гридорованных штучек Евангелистных четыре, а в средине Распятие Господне. Пятая при нем одна простая сребреная клявзуля цела, а другая сломлена. Оное Евангелие Московской Печати, печатано с киноварью, в лето от Мироздания 7206, а от воплощения Бога слова 1697. Индикта 6 месяца Септемврия ветхое.

4) Евангелие ветхое в десть, Московской печати, печатано от сотворения мира 7206, а от Рождества Христова, 1697. Индикта 6 Септемврия, обволочено красным бархатом в ветхе, на предней дске серебреных чеканных вызлощенных Евангелистсых и Спасителя штучек пять, а на оборотной стороне штучек прорезных с чеканью сребреных пять, при нем клявзули сребреныеж.

5) Евангелие в десть, Московской печати, печатано от сотворения мира 7136. (1628) обволочено красным атласом в ветхе. На нем штучек Евангелистных и Господне Распятие серебреных пестрозолоченых гридорованых пять и отливные Херувимы сребренный вызлощен Образ, при нем клязвуля простые медные; оное Евангелие ветхое.

6) Евангелие на полуалександрийской бумаге Московской печати, новое, печатано в лето от Рождества Христова 1760. Обволочено трипом красным, на нем Евангелистных и Воскресение Господне медных штучек пять.

Апостолов

Московской печати два, печатаны:

годов

Один 1684.

А другой 1719.

Часословов

Московской печати три; один с них печатан 1658, а другой когда печатан за ветхостью и за неимением начала неизвестно, а третий печатан 1723 года, ветхие.

Октоихов

Московской печати два: один с них печатан 1636 году, а другой 1715 году.

Общая минея, Московской печати новая, точию за неимением начального листа, когда печатана не известно.

Гнездо полное дванадесято-месячных миней; книги оные печатаны 1692 г. Московской печати.

Триодь постная Московской печати, печатана 1696 года.

Триодь цветная Московской печати, а печатана когда за неимением начального листа неизвестно.

Служебников новых два, в четверть. Один с них Московской печати, 1760 года, а другой Киевской печати, печатан 1735 года.

Служебников Московской печати ветхих четыре, три с них в четверть, а четвертый в осьмуху весь с битый, который печатан 1670 а из трёх:

Один печатан 1739,

а другой 1705, – годов.

а третий. 1658,

Ирмологиев ветхих в четверть Московской печати три: а которого они года печатаны за неимением первоначального листа, неизвестно.

Требник Московской печати великий, печатан 1658 года, ветхий.

Евангелий поучительных со истолкованием, Московской печати двое: одно из них Воскресное, печатано 1681, а другое повседневное 1698 годов.

Пролог на шесть месяцев, житии Святых Отец, а именно; Марта, Апреля, Майя, Июня, Июля, Августа; Московской печати, а когда печатан за неимением первоначального листа неизвестно.

Устав Московской печати, печатан 1695 года.

Книжица благодарственного молебствия о победе под Полтавой одержанной, 1709 года Черниговской печати, печатана 1710 года.

Книжица благопотребных прошений, Московской печати в четверть, печатана 1743 года.

Книжица благодарственного молебна певаемого на восшествие на Всероссийский Престол и на коронование Ея императорского Величества Благочестивейшия Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны Всея России, Московской печати, перепечатана 1762 года.

Д) Священные одежды

Риз значится всего девять номеров:

1) Штофу жёлтого старинного с серебреными травами; оплечья их и подольник обложены простым пестрозолотным кружевом; на них серебрепозлащенных небольших вызолоченых пуговиц 5, подложены желтою камкою.

2) Риза полуштофу жёлтого с травы серебреными, оплечье и подольник розвеселе красный, оплечье их подложено сеткой пестрозолотою широкою карунчатою; подложен крашениною кирпичною.

3) Риза штофу гвоздичного с травы золотными большими, оплечье штофу травчатого с кветом золотым; подольник полуштофу голубого с травы, золотыми, подложен китайкою голубою.

4) Пара риз голи померанцевой 5) Пара риз каковату красного 6.) Ризы штофу дымчатого, на оплечьи вышито изображение знамения Пресвятые Богородицы золотом, серебром и разными шелками. 7) Голи красной…. 8) Ризы штофу малинового. 9) Ризы китайки голубой.

Стихарей Дьяконских четыре номера:

1.) Пара стихарей голубой голи новых; в них оплечье, подольники и на рукавах лиштвы голи красной; подложены кирпичной крашениною.

2.) Пара стихарей красной голи… 3.) Стихарь голи красной, оплечье каковату полосатого 4.) Два стихаря один каломенки травчатой зеленой, а другой блакитной; подложен крашениною.

Подризников шесть номеров:

1) Подризник атласу красного, оплечье атласу алого, подольник обложен узенькой золотою корупчатою строкой вдвое, подложен васильковой крашениною.

2) Подризник материи полосатой 3) Подризник китайки темно-зеленой. 4) Пара подризников китайки голубой 5) Подризник китайки темно-зеленой…. 6) Подризник тонкого полотна, подольник шит золотом и чёрным шелком.

Епитрахилей шесть номеров:

1) Епитрахиль парчи серебреной, по краям обложен золотым гасом, подложен кутнею, ветхая.

2) Епитрахиль парчи золотой, на нем серебряных вызолоченных пуговиц девять, подложен бумагой кветчастою, ветх.

3) Епитрахиль штофу гвоздичного с травы золотыми, на нем семь серебреных пуговиц, подложен красной бумагой.

4) Три Епитрахили голи красной..., 5) Епитрахиль полосатой материи.... 6) Пара Епитрахилей коломенки белой кветчастой.

Поясов два номера:

1) Половина Персидского пояса старого.

2) Пояс московской работы нитяной с большими вензелями и кутасами.

Орарей два номера:

1) Орарь ленты кветчастой, подложен крашениной синею.

2) Орарь голи голубой, подложен крашениной синею.

Нарукавниц две пары парчи золотой, обложены белым карупчатым мишурным позументом, подложены голью желтою.

Воздухов и покровцев 8 номеров:

1) Воздух и два покровца шитые золотом и серебром и разными шелками, обложены вокруг шелковой и серебренной бахромой, подложены красной кутнею.

2) Воздух штофу малинового кветчастого, обложен каковатом алым, на нем крест узенького серебреного гаса, подложен алою тафтою.

3) Покров потирный шит на красном бархате золотом и серебром и разными шелками; опушен зеленой шёлковой бахромой; подложен голубою китайкою.

Плащаница объяри алой, на ней изображение живописного тела Господа нашего Иисуса Христа.

Платок новый утиральный Итальянский голубой.

Пелен 12 номеров.

1) Пелена штофу пукетного зеленого, обложена голью померанцевой, крест газу серебреного, подложена кветчастою бумагой.

2) Пелена штофу пукетного жёлтого, обложена голью зеленой, крест газу серебреного, подложена кветчастою бумагой.

3) Пелена парчи белой, на ней вышит серебром и золотом и разными шелками, с вынизанием местами жемчугом и бусом мелким, Образ Знамения Богоматери, подложена зеленой голью – ветха.

Разные привесы:

Привесная рублевая монета пробита; полтинник привесной позлащенной с ушком: гривенников прибитых три; алтынник серебреный; копеек старых 6, червонец иностранный пробитый. Разных материй для ризницы:

1) Белой голи широкой, целая штука 15 арш. 5 вершк.; вишневой голи широкой штука 15 арш. 8 вершк.; другой кусок такой же голи 12 ¾ арш.; двуличной голи красной 3 арш. 2 вершка.

Коломейки кветчастой белой 22 ¾ арш.; кружева пестрозолотного 11 арш. 12 вершк., весу в нем ½ фунта без ½ золотника: кружева пестрозолотного узкого 11 арш. 14 вершков; сетки пестрозолотой 12 аршин: сетки золотой широкой 1 арш.; узкой 9 ¾ аршина; широкого мишурного жёлтого немецкого позумента 7 аршин.; нечистой выжиги 13 ¼ золотников; крашенины кирпичной 20 аршин: голубой 20 аршин 16 ½ вершков.

Во оном Монастыре Кельи и прочее каменное и деревянное строение

А) В первой линии в стене ограды со вшествия в Монастырь по правую сторону при святых вратах, на коих упомяненная Господня Преображения церковь: 1) В два апартамента кельи каменные: а) В верхнем Настоятельская старинная......... кельи, чуланы и сени вымощены дубовыми досками: б) В нижнем апартаменте келья братская; кельи, чулан и сени вымощены кирпичом. Под теми кельями два кладовых погреба.

По левую сторону Святых врат: 2) В два апартамента кельи каменные; а) В вышнем апартаменте: настоятельская каменная келья, в ней задний один покой, а чуланов три, покрыта тесом; подмазаны внутри с чуланом алебастром…. б) Под тою настоятельскою келью в нижнем апартаменте: келья каменная небольшая; под ней кладовой погреб и келья небольшая с чуланами…. Оная вся связь жилых келий, что в линии Св. Врат длины 18, а ширины 5 сажень.

В.) По правую сторону на Юге:

1) В два апартамента во второй линии келий на каменном фундаменте деревянные новые: а) В вышнем настоятельские, большие а именно: зала и прочих покоев между его пять. Оная келья со всеми покоями покрыта тесом и подкрашена мумией, а вымощена вся и покои ея и сени досками; в прихожем и заднем малых покоях Голландские разноцветные две груби (печи): в оной кельи вниз всходная в сенях столярной работы деревянная лестница. б.) В нижнем апартаменте с сеньми: келий братских две рубленыеж, в них чуланов по три.

2) Два ледника деревянные рубленые, верх их сушильная палата длиною 6, шириной 3 аршина, крыт тесом.

3) Хлебня и поварня каменные, длиною 5-ти аршинных 3 сажени, крыты тесом под одной крышей.

4) Анбар рублен деревянный колясочной, крыт дранью, длиною 5 аршинной 2 сажени.

5) Два анбара хлебенных деревянных рубленных, крыты тесом; длиною 6 аршин, шириной 3 аршина.

Г.) За Алтарем соборной церкви на восточной стороне в третьей линии.

Братская келья рубленая с сеньми, в ней чуланов рубленых 4; оная келья покрыта тесом длиною 6, а шириной 3 сажени.

Д.) В четвертой линии от новозачатой Всесвятской церкви место ограды стена каменная с решетками железными длиною 28, шириной 1 сажень.

В конце оной ограды ворота, при тех воротах всходы в вышеозначенную Живоносного источника церковь каменные, вымощены их степени дубовыми досками, оные всходы покрыты тесом. Длиною 32, шириной 2 ½ сажени.

В конце тех всходов на щиту на холсте писан разными красками Богородичен Образ,

От той каменной стены и ограды, которая дана от горы при кладезной церкви, входные от лесу ворота каменные.

И как от оных ворот по над рекою Тускорью, так и от реченных всходов где выставлен на щиту Богородичен Образ, каменная решетная ограда до житенного небольшого анбарца.

Анбарец житейный деревянный рублен на каменном фундаменте длиною и шириной 2 сажени крыт дором.

Солодовня деревянная рубленая с сеньми, да при той солодовне каменный овин, крыт дором.

Прим: От прежесточайшей бури, кровля упала и потолок обвалился, а овин за неимением кирпича для возобновления алтаря Соборной церкви в добавок, разобран сего 1770 года.

Пивоварня деревянная рубленая на каменном фундаменте, в ней посуды: самый большой чугунный котёл, один спускной желоб, спусков три, в том числе малый один, крыта дором.

Баня деревянная рубленая с сеньми; оная баня и сени вымощены дубовыми досками, крыты дором.

Прим: Усильно экономическим казначеем 1766 г. отнята без указу и отдана Государственным коронным (крестьянам) в откуп.

Изба гончарная, деревянная, крыта дранью в сеньми.

Примеч. По приказу Коллегии Экономии казначея секунд майора Александра Трофимова сломана и свезена и в строение казенных лавок употреблена без указу, 1766 года.

Е.) Святые ворота просто сделанные створчатые ветхие. На них от вне изображено разными красками Преображение Господне: от вне и от внутрь монастыря вымощены дубовыми досками.

Другие ворота въезжие створчатые ветхие.

За оными Св. вратами от каменной монастырской стены расстоянием в 6 саженях деревянные две вместе кельи гостиные на каменном фундаменте: одна о двух покоях, и другая с двумя чуланами, при тех кельях на столбах каменных поварня деревянная рубленая; оные кельи и поварня покрыты тесом, длиною 7, а шириной 4 сажени.

Примечание. Таковые кельи отняты бывшим в должности казначея Александром Прохоровым сыном Трофимовым, без указу присообщены Коллежскому владению, сего 1766 года марта 10 дня. Верх оныя кельи для людей черная рубленая изба, крыта дором.

Примечание. Сего 1768 года сентября 8 дня по приказу казначея Михаила Перфильева в село Виногробль свезено.

С Монастыря на северную сторону ко двору конюшенному сход деревянный ветхий; крыт тесом.

ж.) Конюшенный двор огорожен в замет пластьем разного лесу, под тем двором земли мерою длинника 14, а поперешника 15 сажень.

В том дворе деревянного строения:

Изба черная с сеньми, при ней с боку соснового лесу светлица, на каменном фундаменте, крыта тесом.

Две конюшни деревянные рубленые в том числе одна большая, а другая малая.

По обеим сторонам конюшен два сарая крыты дором.

Близ конюшенного двора овощной огород, на том огороде изба с сеньми разного лесу рубленая.

Хлеба в житницах:

Ржи 25 четвертей, ржаной муки 10 четвертей, гречневых круп 5 четвертей, конопляного семя 7 четвертей.

Домашнего скота:

Езжих лошадей три: все престарелые.

Примеч.: две пали в трудех, одна продана.

Рогатого скота: старых и молодых коров, быков двулетних и подтелков малых, всех 11.

Примеч.: по приговору братскому, за неимением чем кормить, – проданы.

Денег не имеется.

Но опись эта при всей своей кажущейся отчетливости еще не даёт точного понятия о положении обители в начале её самостоятельного существования. Необходимым дополнением или, лучше сказать, пояснением ей служит ведомость представленная О. Игуменом Исайей в том же 1765 году в Белгородскую Консисторию: «О неисправностях видимых вне и внутрь церквей Святых, також и во всем Коренном рождественском Монастыре».

В этой ведомости показаны следующие неисправности: «В первой каменной Соборной Рождества Богородицы церкви, что посреде Монастыря, которая местами вне и внутрь подлежит исправлению, престол Святый необходимо требуется починить за худостью верхней дски, над Святым Престолом холстовое ветхое небо (сень). Алтарь Святый и трапеза перемощены и выбелены и в ней иконостас и копоть вычищены быть имеют.

Для хранения ризниц особенной камеры нет.

В церкви, трапезе и алтаре окончины преветхие и то повыбиты, а затворы окончинные разломаны, от чего во время бури и ветра и свечи раздуваются.

Храмовые на аналогии Рождества Пресвятыя Богородицы Иконы, також прочих господских и Богородичных праздников, Икон, употребляемых в полиелей нет; рукомойника в алтаре нет, тарелки большой для благословения хлебов нет, хоругви и большого резного креста (нет) употребляемых в процессии нет, извне алтарь не докрыт, и на нем осмерик не отделан, на главе креста нет.

В приделе оныя церкви Святаго Иоанна Предтечи иконостас преветх, при Царских дверех завеса, на престоле и на жертвеннике индитий тоже ветхи.

Напрестольных подсвечников и пред местными иконами лампад нет.

При входных церковных дверях железного запора нет и замок спорчен.

При церковных сундуках и шкафах замков нет и завесы разломаны.

В другой что на воротах Святых Церковь Святаго Архистратига Михаила и Святых Мученик Бориса и Глеба окончины ветхие ж, при царских обоих дверех завесы и на святых престолах индитии от ветхости истлели, подсвечников никаких не имеется и при дверех тож замка нет.

В третьей церкви над кладезем живоприемного источника при окончинах затворов нет, пред местными иконами лампад нет.

Чугунный мост от водной влаги в алтаре и церкви весь поздувался и вновь перемостить требуется, ибо и Святый престол на одну сторону уже опустился и стоит не ровно; на доделанной главе креста нет.

Церковная ризница вся преветхая и в Священнослужении за ветхость весьма неспособная, потирных и антиминсных губ нет.

Книги Церковные же старинные, в которых и листы повыдраны, все сбиты и то с заклейками и по оным читать и петь весьма трудно и грешно.

На колокольне железные большие часы испорчены.

Ворота Святые, також и в Монастыре въезжие от ветхости и на ночь затворятись не могут.

При погребах и анбарах дробных и крепких дверей и при окончинах затворов, также и замков нет.

Округ Монастыря никаковой ограды не имеют и для того до нынешнего еще настоятеля ночью воровскими людьми хлеб и мед и прочего не мало монастырского имения расхищено и впредь того опасатись приходится.

Для всякой нужды в Монаетыре и одной телеги, заступов, топоров, циновок, вёдер и прочего до экономии касающегося нужного нет, инструментов нет тоже.

Посуды оловянной, медной, железной и деревянной нет ни чего.

В Монастыре для охранения церквей Святых и Монастыря не точию сторожа, но и ни какого человека из послушников нет.

Что же касается и до прочего всего монастырского строения, то оное за ветхостью, а иное довершения и починки требует.

В казне как церковных, так и монастырских денег никаких нет.

К этим неисправностям, очевидно требовавшим немедленного и рачительного исправления, присоединилось еще отобрание от Обители, всех без исключения прежних её владений. А казначеи Коллегии Экономии, в ведение которых поступили эти владения, пользуясь тем, что Коренная Пустынь, до учреждения штатов, числилась приписной к вотчинному Курскому Знаменскому Монастырю, оставили восстановленную Обитель лишь при одной той земле, на которой выстроены её здания; все остальное, как справедливо заметил О. Игумен Исайя «нахально, без всякого Коллежского указу», было отобрано в казну, то есть, вся та земля, которая была дана сей пустыне еще при Царе Борисе в 1600 году по обеим берегам реки Тускори и тогда же обведена окопом, след которого виден еще и поныне; в приделах этого окопа заключался и примыкающий с обеих сторон к монастырю издревле ему принадлежащий Богородицкий лес; луг по ту сторону реки Тускори и на полуостровах его образуемых, пасека с 88 ульями пчел1818; плодовый сад, старинная монастырская мельница на реке Тускори, против села Долгого, и рыбные ловли вверх и вниз по реке Тускори и затонах с озерами во всех бывших Монастырских дачах, на пространство слишком 6 верст.

Не довольствуясь этим, экономические казначеи простерли свое самоуправство до того, что решились без всякого права продавать на своз хозяйственные монастырские заведения, находившиеся вне стен ея…. Приведём один из нескольких (почти не вероятных, если бы не осталось подлинных документов) подобных случаев, так как он рассказан в донесении настоятеля Обители, О. Игумена Исаии, Преосвященному Порфирию, тогдашнему Епископу Белградскому и Обоянскому: «Курского Коренного Рождественского Монастыря, в котором я нижеименованный нахожусь Настоятелем, близ Святых ворот имеются две гостиные кельи, с подаваемого от христолюбивых господ леса построенные и по упокоению их самих с фамилией, для богомолья приезжающих, определении, с коих одна для церковной работы иконописцам отведена, а другая за неимением гостей монастырскими замками был заперта, к которым по приезде своём, сего 1766 года, прошлого апреля 11 дня, определенный от Государственной Экономии Коллегии над Монастырскими вотчинами Казначей майор Александр Трофимов, неведомо с какого умыслу, оных иконописцев бесчинно с их вещами и церковными святыми иконами для починок и очищения от меня им порученными, с немалым своим гневом и бранью, вон выгонил, а замки посбивать приказал.

Между тем как монашествующим и монастырским послушникам во оные кельи впредь входить со угрожением возбранял, при чем он майор и баню во оброк не положенную и в оброке никогда не бывалую, а состроенную для престарелыхи немоществующих братий и трудников, в одной линии вместо монастырской ограды, совокупно с прочими строениями, от живоносного источника лежащими, отнял.

Также и две гончарные избы повыше оной бани имевшиеся разломал и свозил, к тому же и конюшенный двор и прочее строение, яко то: для хранения соломы анбар, солодовню и поварню тож усильно отнять вознамерился. Да сверх того с монастырских кирпичных заводов выжженного в двух печах и под сараем для строения зачатый уже во имя Всех Святых каменныя церкви Божия, да несколько тысячей милостивым подаянием, а не казённым коштом преуготовленного кирпича, он майор не выдавает, в каковом строении и в разных церковных починках напрасная делается постановка, а при той не малой и урон кирпичу, чрез, воровство от приближённых к тому заводу крестьянских деревень, ежеденно прибавляется, от чего большая половинная часть оного кирпича уже и распропала, что же касается и до прибавочныя оному Рождественскому Монастырю от него майора причисляемых озлоблениев, то не точию в лесу стоящих сухих дерев и пней в строение крайне негодных, на одни точию дрова и способных, но и лежащие многие в лесе дровяные гнили, для печения просфор и варения для братии пищи, наистрожайше рубить возбранил и есть ли кто из монашествующих или послушников с таковыми дровами пойман будет, то оных содержав под караулом отсылать в Воеводскую канцелярию, подвластным своим приказом подтвердил же; от чего братия в зимнее время без дров и без варения пищи от глада истаеват, а церковь Божия в печении просфор всегдашнию остановку претерпевать должны; и есть ли Ваше Преосвященство от усильныя таковыя реченного майора обид милостиво Архипастырски оного Рождественского Монастыря защитить и злоумышленному его об отнятии конюшенного двора и прочим вышеупомяненных строений (також и возвращении гостиных келий) намерению, куда подлежит представлением, воспрепятствовать не соблаговолите, то по лишении всего того строения, каковым бы впредь исправлятись могла всякая церковная починка и жилые монастырские кельи, оной Рождественской Монастырь в крайнюю обветшалость и знатное незадолгое время придти может разорение. »

Нельзя не заметить, что подобные самоуправные по видимому действия казначеев экономии, были однако совершенно в духе того времени и были необходимым последствием предпринятой в 1764 году реформы. Не говоря ничего против отбора у монастырей недвижимых населённых имуществ, странным однако кажется при этом то обстоятельство, что отбирая у больших (вотчинных) монастырей признанное излишним, им все таки оставили указную пропорцию земли и сверх того дали (хотя и не значительное) денежное содержание: а у малых Обителей, оставленных на собственном своем содержании, отобрали, без всякого внимания к их нуждам, и то малое, которое служило единственным источником этого содержания. Так было поступлено тогда не с одной какою либо обителью, но почти со всеми пустынными монастырями и это стеснительное положение их продолжалось вплоть до 1797 года, в котором согласно указу блаженные памяти Императора Павла Петровича, все заштатные Монастыри и Пустыни получили от его щедрот по 300 рублей (ассигнациями) ежегодного милостынного подаяния и наделены указной пропорцией земли, мельницами и рыбными ловлями, то есть в сущности дела, возвращена им часть тех угодий, которыми они владели до 1764 года.

Но обратимся собственно к Коренной Пустыни: утеснения от казначеев Коллегии Экономии продолжались через все время управления обителью О. Игумена Исаии, и вынудили его, после неоднократных доношений Епархиальному Начальству, вероятно по совету самого Преосвященного Порфирия, ехать в Москву, дабы поискать там защиты утесняемой самоуправством казначеев Коллегии Экономии, Обители, которые действуя в духе своего времени и обстоятельств, может быть мнилися тем исполнять лишь свой служебный долг.

О. Игумен Исайя отправился в Москву в ноябре месяце 1767 года и там подал одному из членов Святейшего Синода Преосвященному Димитрию Сеченову Митрополиту Новгородскому и С. Петербургскому прошение: в котором исчислял претерпеваемые Обителью утеснения.

Высокопреосвященный Владыко Милосерднейший Отче и Архипастырю!

Епархии Белгородской Курского Коренного Богородично-Рождествена Монастыря в Москву привлекли меня нижеследующие нужды:

1) С леса в котором устроен Монастырь, Экономический Казначей монашествующим дров ничего не давает и часто озлобляет, а в сторону весь им почти распродан.

2) От Христолюбцев подаяния для починки церкви и келий, дерево насильно с Монастыря забрав, також и кельи сломав и в строение казенных лавок употребил.

3) Приготовленный для основанныя церкви и ограды Монастырской кирпич и купленные для жжения оного дрова крестьянам продал.

4) Монастырское внутреннее строение, а именно: анбары, солодовню, овин каменный, пивоварню и больницу за бесценок продал же.

5) Гостиный дом со всем его строением, откуда пред сим Монастырь довольствовался, крестьянам во владение отдал откупное, без коллежского дознания.

6) По просьбе моей с братией, духовную консисторию и Воеводскую Канцелярию, такового строения ломать и свозить до Коллежского указа запрещено, для чего, при оном строении и караульные солдаты определены от оной Воеводской канцелярии, июня от 28 и по сие время состоят на коште монастырском.

В каковой нужде представлено было от меня Преосвященному Архиерею своему доношение с тем, чтобы Его Преосвященство через Консисторию, где надлежит дал знать, но в рассмотрении того Монастыря малобратства, а без особенного по тому делу хождения никаково успеха: заблагорассудил Его Преосвященство уволить меня самого, за тем в Москву с данным мне от консистории нашпортом.

Последовало ли, и в какой именно мере, удовлетворение этой просьбы, из дел монастырского архива не видно, но судя по актам последующего времени, скорее можно предполагать, что все такие хлопоты ревностного о благе вверенной ему Обители Настоятеля, как преждевременные, много если кончились внушением Коллежскому Казначею не слишком теснить Пустынь притязательными действиями, или вообще действовать умереннее.

Как видно из всего вышесказанного, Коренная Пустынь, будучи с 1764 года лишена всех своих прежних земель и угодий, претерпевала во всем крайнюю нужду: в 1675 году на конюшенном дворе оставалось всего одна рабочая лошадь; рогатый скот, за неимением чем кормить его, с отобранием пастбищ, был продан; в Монастыре не было ни одного послушника и некому было сторожить церковного имущества, тогда как вокруг Монастыря не существовало никакой ограды; следствием этого было несколько значительных для бедной Пустыни краж: «Так в 1764 году октября под 7 число с подцерковного каменного погреба покрадено мёду сырца две перетертки, весу в них 25 пудов, с под того же погреба своровано хлеба ржаного 420, да конопляного семени 50 четвертей». Оказалось, что этим промышляли жители соседней с Монастырем, деревни Долгой.

В 1765 году, апреля под 11 число «воровскими людьми ночью, онаго Монастыря у Казначея иеромонаха Исаакия в кельи разломан забранный досками чулан, деревянный сундучок, в котором было медных и серебреных денег 30 рублей, вынесли»……

«Того же года июля под 11 число, ночною порою, нарочно проломанной в каменной Соборной Рождества Пресвятой Богородицы церкви, при западной стене, скважнею, незнаемо какими воровскими людьми с имеющимся в алтаре с казенными деньгами сундука, разломав замок, при нем бывшую печать, и перегнув пробой, вынуто больших запечатанных сургучом три мешка, деревянный задвижной ящик, и маленький мешочек, в которых имелось церковных медных разных сортов денег и серебром разной монеты 360 рублей.»

В таких стеснённых обстоятельствах, единственным источником содержания бедной и бедствующей Пустыни мог бы служить сбор во время Богомолья ежегодно бываемого в ней в 9 после Святой Пасхи пятницу, (при чем издревле совершался крестный ход с чудотворной иконой из Курского Богородицкого Монастыря в Коренную Пустынь, на место её явления и Икона оставалась здесь на целую неделю), но и этот сбор не вдруг поступил в непосредственное распоряжение Пустыни. Заботливый О. Исайя в первый же год своего Настоятельства в апреле месяце 1765 года вошёл по сему предмету к Преосвященному Порфирию с прошением, в котором изъяснял: «По древнему с Курского Богородицкого монастыря в прежде бывшую приписную к оному Коренную Курскую Рождественскую Пустынь в девятый по Светлом Христовом Воскресении пяток при множестве народа с чудотворной Знамения Пресвятой Богоматери Иконой, на Кладезь где и явлена, ход бывает и в показанной Пустыне та Икона, для отпевания Христолюбцам молебнов, оставляема была на одну точию неделю, а чрез бытность ея, все тамо собираемые для церкви за свечную продажу и за молебны деньги и припасные свечи в помянутый Знаменский Монастырь без остатку забираны бывали, чрез что и в казне на исправления всяких церковных монастырских нужд, по прибытии моем ничего не явилось. А ныне понеже оная Пустынь в силу имяннаго Ея Императорского Величества Высочайшего указа, по благорасмотрению Вашего Преосвященства, от ведения объявленного Знаменского Монастыря исключена, и учреждена Монастырем, который Монастырь уже именуемый и оставлен на одном точию мирском содержании, где кроме предпомянутой в присутствии тоя Святыя Иконы, во оном Рождественском монастыре прибыли, никаковых к содержанию братий, и Монастыря приходов, не имеется, и получить не из чего, и если паче чаяния и ныне потомуж обыкновению от онаго Монастыря Знаменского, внутрь показанного Рождественского Монастыря в предположенное время всякие собираемые деньги, взимаемы будут, то не без крайней обиды Обители последовать может, от каковыя и спастись без особенного Вашего Преосвященства на то указа новоучрежденному Рожденственскому Монастырю совершенно не утвердившемуся будет не без трудности.

Того ради Вашего Преосвященства Милостивейшего Отца и Архипастыря с всенижайшею моею с братией покорностью прошу, объявленной чудотворной Знамения Пресвятой Богородицы иконе во оном Рождественском Монастыре на освящение и благословение того дозволить прибыть и впредь ежегодно пребывать чрез две недели, ибо единая, как и мною объявляет народ, неделя к молению Христолюбцев не довлеет. Такоже и имеющуюся собратись чрез все оное время всякую денежную и свечную прибыль вне и внутрь Коренного Рождественского Монастыря, всю сполна в оном же Рождественском Монастыре пожаловать для исправления всяких церковных и Монастырских нужд, яко годовое Богоматери жалованье оставить.

А Знаменскому Монастырю и половинной части с таковых доходов давать, и свечей продавать не велеть, и о том свое Милостивое Архипастырское учинить благорассмотрение.»

С своей стороны, Настоятель Курского Знаменского Монастыря Архимандрит Гедеон также подал Преосвященному Порфирию прошение в смысле более благоприятном пользам своей Обители. Преосвященный Порфирий в ответ на оба эти прошения указом от 4 мая 1765 года предписал, согласно прошению Настоятеля Коренной Пустыни, Игумену Исайи Икону оставлять в оном Монастыре вместо одной на две недели, а по прошению Курского Знаменского монастыря Архимандрита Гедеона, получаемые во время Богомолья о девятой пятнице от доброхотных дателей за молебное пение деньги собирать в ящик и тот ящик запечатать общими монастырскими и настоятельскими печатями и высыпать те деньги при Настоятелях и лучшей братии обоих Монастырей, так и восковые свечи объявленным Монастырям продавать вообще с обоих сторон пополам, не допуская посторонних к той свечной продаже, и по окончании разные получаемые доходы какого бы оные звания ни были Курскому и Богородицко-Знаменскому Монастырям делить по ровной части без всякой друг перед другом обиды, а Коренному Рождественскому Монастырю до привесов полагаемых на чудотворный образ не касаться.

После этого решения О. Игумен Исайя пробовал еще раз просить Преосвященного Порфирия обратить внимание на крайнюю нужду вверенного ему монастыря, который, по его изъяснению: «как прежде будучи приписным; так и ныне уже на своём содержании оставленный, с немалым сожалением, всех нуждных претерпевать имеет лишение»; при том же прошении он представил приведенную нами выше ведомость «о неисправностях»…. и во уважение всего этого просил Преосвященного: «дозволить им (т. е. братии Коренного монастыря) со всех получаемых о девятой пятнице приходов, взимать две части, а Знаменскому Монастырю третью; всякие же полагаемые на чудотворный образ привесы и приклады собирать им же, а также и свечную продажу чрез всю ярмарку производить одному Рожденственскому Монастырю, дабы мощно было без нужды расплатиться купцам за воск (забираемый по не имению денег в долг) и наёмным людям за караул, и сверх того хотя малую приобрести и церкви Святой корысть. А за имеемой подьять быти в путешествии с чудотворной Богоматерьнею Иконою труд, Курскому Знаменскому Монастырю соизволить, за отпевание всенощных и молебнов во граде Курске при оной Иконе, всякое емлемое подаяние, за довольное вменить награждение…… »

Была ли удовлетворена эта основательная, по сравнительному положению обоих Обителей просьба, неизвестно, но в 1767 году, по поводу произошедшего от сего вопроса неудовольствия между Настоятелями обоих монастырей и случившегося во время Крестного хода беспорядка, Указом Святейшего Синода, Крестный ход с Иконой отменен вовсе, от чего как стечение Богомольцев в Коренную пустынь о девятой пятнице, так равно и съезд народа на Коренную ярмарку, год от года стал убавляться, а вследствие этого и Коренная пустынь (как сказано о ней в донесении Святейшему Синоду 1791 года) «время от времени стала приходить в опустение, а церковные и Монастырские здания в обветшание».

Игумен Исайя в конце 1770 года был переведён Настоятелем же в Белгородский Николаевский монастырь.

Заботясь о внешнем устройстве обители, он не оставлял попечения и о поддержании в ней внутреннего порядка насколько то было возможно в столь стеснительных обстоятельствах. Во время изъятия пустыни от ведения Курского Знаменского монастыря, в ней было братий 12 человек, а именно: иеромонахи: Боголеп, Паисий, Садок, Варсонофий; иеродиакон Галактион; монахи: Леонид; Вассиан, Никодим, Протасий, Мардарий, Герман, Трифиллий.

Вступив в управление обителью в 1765 году, Исайя застал в ней братство состоящее также из 12 человек, но как некоторые из них были своевольной жизни, то в том же году, по представлению О. Исаии, 6 человек (2 иеромонаха и 4 монаха) переведены для исправления в другие монастыри, а вместо их переведены из Белгородского Николаевского Монастыря иеромонах Савва Удинской (потом духовник обители), из Хотмыжского Знаменского монах Алимпий, из Святогорского Успенского монах Лаврентий. В 1767 году переведены в Коренную пустынь «по оскудению в ней монашествующих», из упразднённого Старооскольского Троицкого монастыря 4 иеромонаха, 1 иеродиакон, да из Волновского Троицкого иеромонах Спиридон.

Не смотря на видимое оскудение средств О. Исайя в свое пятилетнее управление умел значительно приумножить церковное имущество новыми приобретениями и более или менее исправить все те неисправности по монастырю, которые показаны в приведённой нами выше ведомости; руководствуясь оставленной о. Исайей при сдаче обители описи исчислим вкратце эти исправления и приобретения: так он переделал заново алтарь соборной церкви, сделал в нем новый престол, с верхней кирпичной доской, наклеенной на дубовую.

В церкви Преображения Господня и Св. Архангела Михаила, что на Св. вратах, во вновь пробранной восточной стене, устроил два жертвенника.

Храмовая икона Рождества Пресвятой Богородицы написана вновь на кипарисной доске «с преветшайшей прежней».

При трапезе соборной церкви приделана каменная казенка об одном окне с железной решеткой и деревянным затвором; внутрь той казенки каменной погребок для хранения церковной монастырской казны.

На колокольне устроены большие боевые трех ярусные часы «в них два колеса переделаны на немецкую стать». Часы эти перевезены о. Исайей с дозволения начальства из упраздненной Карповской Троицкой пустыни, в которой он был Настоятелем. Из каменного чулана сделана братская баня.

«В вышнем апартаменте Настоятельская, что против Преображенской церкви каменная келья, пробитием в других местах дверей и прочего возобновлена, и устроена манернее, но не выбелена» Между каменной, что близ соборной церкви хлебнею и деревянной сушильной палатой сени покрыты липовой дранью.

Деревянные большие кельи, что в два апартамента (настоятельские) зала до половины, а задний тоя покой весь выбиты разнокалиберными шпалерами.

Внутрь монастыря на правой (против настоятельских деревянных келий и на левой (при каменных кельях) сторонах посажены плодовые деревья, перенесённые из монастырского огорода.

При сходах, которыми идти к нижней живоносного Источника церкви, устроены новые проезжие отворчатые ворота.

И наконец «Церкви Святыя и прочее селение» огорожены местами сосновыми тертицами, а местами лозовым плетнем.

К церковному имуществу приобретено вновь: Образ Знамения Пресвятой Богородицы Курская простого письма, в новой серебреной чеканной вызолоченной ризе Московской работы; у Спасителя, Богоматери на главах малые серебреные вызолощенные венцы, на Богоматернем венце три малые запонки с рассыпными простыми красными и голубыми камушками, а сверх венца самая большая из простых же разных каменьев.

Новых из риз показано в описи пять:

1) Грезету фиолетового с розиками и золотыми с битью дробными травами, сделаны в 1765 году за деньги «свечковые».

2) Каковату оливкового кветчистого большими разводами серебреными с битью травами, оплечье померанцовое, а подольник обложен кружевом пестрозолотным, «Вкладу Генеральши Софьи Дмитриевны Матюшкиной; приобретены тщанием Игумена Исаии, с дозволения Начальства перенесены из Карповской Троицкой Пустыни».

3 и 4) Две пары риз вишневой камки, сделанные из милостынного подаяния в 1765 году.

5) Риз люстрину алого.... При этом столько же подризников, стихарей, поручей и орарей.

Немецкой полосатой тафты 20 аршин для напрестольных индитей прислано от калужской помещицы, христолюбивой госпожи Марии Архиповны, по просьбе Игумена Исаии в сентябре 1770 года.

Ручник тонкого полотна новый, вокруг по краям и по концам искусно шит красного бумагой по малороссийски, длины 4 аршина без 5 вершков. Вкладу Уколовской приказчицы Е. И. дочери Греченивой 1768 года.

Ковчег оловянной Московской работы. Дискос на большой оловянной же; употребляемый на благословение хлебов; вкладу Московского купца Козьмы Котельникова 1769 года. Две серебреных кадильницы и ковчег для теплоты, выменен на старое серебренное кадило и серебряная дарохранительница.

Две новые хоругви употребляемые в церковной процессии.

Евангелие напрестольное в лист Московской печати 1762 года обложено красным трипом с медными побеленными штучками и медными литыми клявзулями, новое, поданное г. Острогожска казаками 1767 года.

Разных церковных книг 15 номеров, в том числе 4 пролога, пожалованных при смерти покойного Курского Знаменского монастыря архимандритом Гедеоном в 1770 году марта 6 дня.

После игумена Исаии в течении 10 лет (до 1780 года) переменилось пять настоятелей: иеромонах Стефан (1770 – 1772), игумен (бывший настоятель упраздненного Коренного Николы Ратного монастыря) Афанасий (с 1772 – 1774), строитель иеромонах Лаврентий (1774 – 1778) и иеромонах Константин (1778 – 1780) из коих Стефан управлял монастырем лишь временно, а Лаврентий и Константин заочно заглазно, будучи в тоже время экономами Белгородского архиерейского дома. В прочем при Лаврентии в 1778 году возобновлен потемневший от времени иконостас соборного храма и перекрыта вновь крыша на церкви Живоносного Источника, а при Константине в 1779 году в следствие указа Государственной Коллегии Экономии от 1772 года Казначею Коллежскому Асессору Бавыкину, возвращена наконец Коренной пустыни часть прежних ея владений, а именно: 1) Из состоящей близ онаго монастыря казенной рощи по способности к монастырю 30 часть несколько годного строению, идучи от большой Московской дороги к передним Святым вратам, по правую сторону в длину 67 сажень, с обязательством лес беречь и употреблять на дрова один валежник. 2) Сад, который близ деревни Служни, в нем 225 яблонь, 56 груш, 30 дуль, слив 4, берёз 14, осина 1, дубов 2; вокруг онаго сада огорожа плетнёвая новая. 3.) При оном монастыре у Святых врат на каменном фундаменте гостиные кельи о 9 покоях и с боку келий кухня на каменных столбах с деревянным очагом.

И так, чрез 14 лет после многих и неоднократных просьб бедная пустынь едва, едва успела возвратить малую часть своих исконных владений.

После О. Исаии долее всех, упомянутых выше настоятелей, управлял Коренную пустынью Строитель иеромонах Авдий (1780 – 1792) из воспитанников Харьковского Коллегиума, постриженец Харьковского Покровского училищного монастыря, где сам был некоторое время наставником, обучая воспитанников Коллегиума: латинскому языку, грамматике, пиитике, риторике, философии и богословии, а в прибавочных классах немецкому языку, истории, географии и арифметике, а с 1778 до 1780 года, по воскресным дням преподавал: «Инструкции на Катехизис Московского и Калужского Митрополита Платона»; в 1780 году назначен строителем Коренной пустыни, коею управлял до 1792 года.

Найдя монастырь в положении бедном, Авдий старался сделать что мог в его пользу, сообразно с средствами обители, которые главным образом состояли из кружечных денег, собираемых во время Богомолья о девятой пятнице, стечение же народа, как уже было замечено выше, на это Богомолье значительно уменьшилось со времени прекращения крестного хода с Чудотворной Иконой из Курского Знаменского монастыря, то есть, с 1767 года.

По донесении строителя Авдия в 1788 году сбор этот простирался круговым числом, до 250 рублей, «но бывает, писал он, более и менее».

Не смотря на столь скудный доход, о. Авдий не переставал заботиться о поддержке монастырских зданий, изыскивая к тому средства. Так в 1782 году он вошёл с прошением к Преосвященному Аггею, о дозволении продать возвращенные монастырю в 1776 году гостиные кельи за 120 рублей; «А кельи те, писал он в своём доношении, самые ветхие, у которых ни крыши, ни потолков, ни дверей, ни оконниц, ни печей нет; к большему только разорению своему от нахальных хищников, а каждого проезжающего к крайнему сожалению стоят. А монастырь в перекрытии братских келий поварни и анбаров имеет крайнюю нужду». Получив просимое дозволение и исправив все это, О. Авдий в 1790 году вошёл с представлением о дозволении: «Двупрестольную Церковь на Святых вратах возобновить и состоящие с обеих сторон той церкви кельи, покрыть новою железной крышей, также возобновить сход ведущий к Церкви живоносного Источника, и сделать другие самонужнейшие поправки по Обители». В том же 1790 году испросил у Преосвященного Феоктиста книгу для сбора на обитель донося, что: «В оном Коренном монастыре церкви за перекрытием новою крышей, за возобновлением переходов к кладезю Живоносного Источника и за исправлением нужнейших различных вещей, в сумме крайнейшею имеют нужду, а именно: на возобновление опалой живописи на стенах Рождественской церкви и глав на оной крайне обветшавших; на изделие полу в церкви Живоносного Источника, которой от всегдашней влажности очень повредился и местами обрушился; на сделание лестниц в церковь Преображения Господня, что на Святых вратах вместо обветшавшей и на побеление тех церквей снаружи». Все это трудами о. Авдия было исправлено.

Но самым замечательным событием, последовавшим в его настоятельство было дозволение Святейшего Синода, возобновить в девятую после Святой недели пятницу древний крестный ход с Чудотворной Иконой из Курского Знаменского монастыря в Коренную Пустынь.

Поводом к этому вожделенному для Коренной пустыни событию, было прошение поданное в 1790 году Святейшему Правительствующему Синоду Курским градским главою Иваном Голиковым с именитыми местными гражданами, в котором они представили на благоусмотрение Святейшего Синода, что Коренная пустынь время от времени приходит в запустение, а церковные здания в обветшалость и потому просили, дабы для возобновления оной и приведения к прежнему благолепию Святых Церквей от доброхотных подаяний стекающихся в оную разных именитого звания людей, благоволено было по прежнему, носить Чудотворную Икону Знамения Божией Матери в Коренную пустынь, где она явилась, и оставлять в оной в течение двух недель, как было в последний год пред уничтожением сего хода.

По получении на это прошение разрешения, в 1791 году последовало распоряжение Преосвященного Феоктиста, состоявшее в том, чтобы во время пребывания Чудотворной Иконы в пустыне Курскому Знаменскому монастырю получать прикладные вещи и деньги, а Коренной пустыне прочие доходы, при этом Курского монастыря Архимандрит Амвросий заявил было прежнее требование своих предместников «получать половинные доходы от пребывания Иконы в Коренной Пустыни»; но О. Строитель Авдий возражал на это, кроме указания на очевидные нужды своей обители, тем, что и «Курские Граждане просили дозволения носить Чудотворную Икону в Коренную пустынь, для того, дабы оная пустынь могла лучшие доходы получить для возобновления своего». Таким образом вышеуказанное распоряжение Преосвященного Феоктиста оставалось неизменным до самого 1806 года, в котором последовало существенное изменение прежних порядков, как в этом так и в других отношениях.

После первого же крестного хода бывшего в 1791 году в июне месяце, Курские граждане в апреле 1792 года вошли в Святейший Синод со вторичным прошением, в котором писали: «В прошлом 1791 году указом Святейшего Правительствующего Синода, воспоследовавшим на прошение наше к Белградскому Преосвященному Феоктисту Епископу, разрешен из Курского Богородицкого Знаменского монастыря в Коренной Рождественский Богородицкий же монастырь с Чудотворной Знаменная Пресвятой Богородицы Иконой крестный ход. Которая Икона тогда же в июне месяце по Пасхе в девятой седмице с превеликою и церковною церемониею, (хотя еще мало тогда знали однако), при стечении несколько тысяч духовного, благородного и всякого звания усердствующего народа, сопровождаема была с великим благоговением, так что многие от радости и усердия к Божией Матери проливали умилительные слезы. При всем же том духовном торжестве и многочисленном от различных стран, яко то: из Москвы, Санкт – Петербурга, Киева, Великороссийских, Малороссийских и Греческих городов, Валахии, Крыма, Польшы и прочие страны народа, в оном Коренном Монастыре некоторыми из монашествующих и бельцов, вместо должного благочиния, оказан соблазн: соборное же церковное славословие Божие, также и по прошению богомольцев молебны и акафисты отправляемы не с подобающим благоговением, но с крайним небрежением……

В подобном положении была Ростовской Епархии Южская Пустынь и в Петербургской епархии Валаамский монастырь и Тихвин, но ныне тщанием Пастырей учреждено в них общее жительство, что не только удалило соблазн, но и оставило пример добродетельной жизни, как для правоверных, так и для привлечения раскольников к Церкви.

Того ради Святейший Правительствующий Синод всенижайше просим предписать: в упомянутом нашем Курском Коренном Рождественском Богородичном монастыре учредить общежительство примерно против Саровской пустыни и определить в настоятели из монашествующих оной Иеромонаха Никандра, или находящегося в Александровском Монастыре в братстве игумена Герасима, которой в честном его поведении и знании общежительства довольно нам известен; пребывающих же ныне в Коренном распределить по другим монастырям, оставив только тех, которые по усмотрению Настоятеля окажутся достойными и склонными к общежительству и о сем учинить милостивую резолюцию. Апреля 21 дня 1792 года.

На подлинном следует подпись Курского Градского главы Ивана Голикова и прочих именитых граждан и купцов города Курска, всего до 90 человек.

Прошение это было возвращено из Святейшего Синода на рассмотрение Преосвященного Феоктиста, при чем предложено ему войти от себя с представлением, о заведении в Коренном монастыре общежития.

Истребовав от Курских граждан новое прошение в том же смысле на свое имя (от 27 июня 1792 года), Преосвященный Феоктист тотчас вошёл в Святейший Синод с представлением, в котором изъяснял, что: при первоначальном обозрении монастырей вверенной ему Белградской епархии, примечено им, что монастырские настоятели, разделяя с братией провизионные деньги, не радят о заготовлении для общей трапезы провизии, а братья по таковому поводу ходя ежедневно для покупки оной за монастырь, теряют должное к своему званию уважение. Общежительство же напротив того в других епархиях, по древнему обычаю заведенное, представляя достоподражательный монашеского жития пример, соделывает благоговейные впечатления. А потому и он с своей стороны признает сие учреждение необходимо нужным, тем паче, что сия обитель состоит на своём пропитании, а в ней часто, особливо во время Коренной ярмарки бывают из разных отдалённых стран Богомольцы: но как де в заведении и соблюдении в той Коренной обители общежительства способных и благонадежных в Белградской епархии монашествующих нет, для того просит о определении в оной Рождественский монастырь, для заведения и соблюдения в нем общежительного порядка, способного и благонадёжного из общежительных монастырей или пустынь Настоятеля, по рассмотрению Святейшего Синода.

По этому доношению Преосвященного Феоктиста указом из Святейшего Синода дано знать Его Преосвященству, что посланным из Святейшего Синода к Преосвященному Феофану Епископу Тамбовскому указом велено, избрав из состоящей Тамбовской епархии общежительной Саровской пустыни иеромонаха способного и надёжного к заведению в показанном Коренном Рождественском монастыре общежительного порядка, отправить для определения во оный настоятелем к Его Преосвященству Феоктисту Епископу Белградскому и Курскому; во исполнение чего 6 декабря 1792 года и прислан от помянутого Преосвященного Тамбовского к Его Преосвященству Феоктисту Епископу Белградскому, при сообщении из означенной Саровской пустыни иеромонах Иларий, который и отправлен в Коренной Рождественской монастырь для принятия настоятельской в оном должности; а как при нем иеромонахе Иларие находились иеродиакон (Парфений) и два послушника, то приказано ему взять с собою и их в Коренной монастырь.

В то же время бывший настоятель сей обители иеромонах Авдий переведен настоятелем же в состоявший на своем содержании Обоянский Знаменской монастырь.

При поступлении О. Илария в настоятели Коренной пустыни, братство её состояло всего из 5 монашествующих: иеромонахи Протерий, который исправлял и казначейскую должность, Галактион, Арсений, иеродиаконы: ………… и Харлампий. Из них не изъявившие добровольного желания пребывать в общежитии, были отпущены в Белград с билетами и согласно поданным прошениям размещены по другим монастырям той же епархии. Из пяти упомянутых лиц, остался в обители лишь один иеромонах Протерий. Так то заведение и даже восстановление общежительных порядков в иноческих обителях везде и всегда сопровождались одним явлением: введением в братство другого свежего элемента и удалением из обители тех, которые не желают добровольно подчиниться общежительным правилам. О. Иларий не смотря на преклонные лета, усердно принялся за порученное ему дело духовного обновления обители, не оставляя при том забот и о внешнем её благоустройстве. Так в 1793 году (30 июля) он испросил дозволение разобрать придел Св. Иоанна Предтечи в трапезе соборного храма, а вместо его устроить вновь для зимнего времени теплую церковь, во имя Св. Антония и Феодосия Печерских внизу, под трапезою же в двух палатках, оставленных для хлебни и квасоварни, а 18 ноября того же года дозволить ему освятить сию новоустроенную Церковь. В том же 1793 году, устроены за монастырем близь Св. врат два гостиных двора деревянного здания: один для благородных людей, а другой для простого народа. Также выстроен за ново деревянный конюшенный двор и близ онаго двора на огороде заведена пасека.

Но положив доброе основание заведению в Коренной пустыне общежительства, о. Иларий к сожалению, пробыл в ней слишком не долго для того, чтобы упрочить оное и привлечь братию; этот подвиг, как увидим ниже, достался на долю другому деятелю, не менее его усердному и способному.

В 1795 году о. Иларий, скорбя о разлуке с любимою им Саровскою пустынью, и по старости лет, и болезненному положению, имея нужду в успокоении от внешних занятий, испросил у Преосвященного Феоктиста дозволение возвратиться обратно в Тамбовскую епархию, на что и получил Его Архипастырское соизволение «по крайнему его с преклонностью лет изнеможению».

Преосвященный же Феоктист, озабочиваясь о замене о. Илария таким настоятелем, который бы мог с честью поддержать начатое притружденным старцем ко благу обители дело, обратился к Высокопреосвященному Митрополиту Гавриилу, как первенствующему члену Святейшего Синода и известному любителю иноческой жизни1919, с письмом следующего содержания:

Высокопреосвященнейший Владыко,

Благодетельнейший Отец и Архипастырь!

Благоугодно было Вашему Высокопреосвященству, чтобы Епархии моей в Коренном монастыре учрежден был порядок общежительства; и для сего прислан по указу Святейшего Правительствующего Синода в строителя онаго монастыря из Саровской Пустыни иеромонах Иларий. Достодолжнейше удовлетворяя благословению Вашего Высокопреосвященства, старался я, вспомоществуем будучи новым строителем, сколько возможно было, и смею уверить Ваше Высокопреосвященство, что оный монастырь восприял уже новый вид и уважение; к вящшему же восстановлению и утверждению учрежденного в нем благопримерного порядка довлеет оставаться там еще на несколько означенному строителю. Но по крайнему его с преклонностью лет изнеможению, и по убедительной просьбе eго, а паче по надежде на Архипастырское благоволение Вашего Высокопреосвященства, прислать на место его из Александроневскаго Монастыря иеромонаха Макария, дозволя ему означенному строителю Иларию возвратиться в Саровскую Пустынь.

И Ваше Высокопреосвященство всепокорнейше прошу пожаловать в оный сиротствующий ныне Коренной монастырь в строители вышеупомянутого иеромонаха Макария, который сем скорее прибудет сюда, тем в лучшем найдет устройстве помянутый монастырь. Сию милость Вашего Высокопреосвященства причту я к тем высоким Вашим деяниям, которые возложат на меня приятнейший долг быть до конца жизни, как ныне есть, при испрашивании Святительских Ваших молитв с глубочайшим высокопочитанием и преданностью, Благодетельнейший Отец и Архипастырь, Вашего Высокопреосвященства усерднейшим смолитвенником и покорнейшим послушником Феоктист Епископ Белградский.

Декабря 18 дня 1795 года Белград

Прошение это было удовлетворено лишь в начале 1799 года, а до тех пор, просимый Преосвященным Феоктистом в настоятели Коренной Пустыни иеромонах Макарий, продолжал проходить должность трапезатора в Александроневской лавре, будучи, как сказано в его автобиографии «попечителем и распорядителем в довольстве Преосвященного и тоя лавры Священноархимандрита и всея Лавры, а случайно и Императорского придворного штата сьестными и питейными припасами и наблюдении принадлежащего до того экономии».

До увольнения же в Коренную пустынь о. Макария с 1795 по 1799 год управлял ею иеромонах Софроний, который исправлял в сей обители с 1793 года должность казначея. О. Софроний был человек усердный и сведущий в хозяйстве и до назначения в обитель нового настоятеля, всевозможно старался поддержать её в том виде, как она была оставлена о. Иларием. По его усильной просьбе и ходатайству в 1796 году (мая 16 дня), по приказанию правившего тогда в Курске должность Генерал-Губернатора Беклешова возвращена обители часть ея прежнего достояния: находящийся по левую сторону монастырской ограды овощной огород и по выше онаго огорода (нынешнего сада) по косогору некоторая частица дровяного леса (всего до 4 десятин). О. Софроний 1799 году принял в ведение монастыря, пожалованную вновь в следствие Высочайшего Указа 18 декабря 1797 года старинную монастырскую мельницу на реке Тускори против села Долгаго и тогда же перестроил заново состоявший при ней мельничный двор

В его же управление (в 1796 году) дозволено «некоторому христолюбцу» построить в Коренной пустыне для братии двухэтажный каменный о 8-ми кельях корпус, а на монастырский счет возобновить иконостас и стенную живопись соборной церкви.

А по ведомости 1798 года о постройках значится: В соборе алтарь расписан, а настоящая уготована под расписание: иконостас подряжено сделать вновь самой лучшей работы. В церкви живоносного источника две местные иконы написаны вновь, а другие поновлены благотворителями. Вновь заложена каменная трапеза вместе с церковью (всех Святых) и погребом, а в строение уже положено 60,000 кирпичу на монастырскую сумму.

Из составленной О. Софронием краткой описи монастырских зданий марта 2 дня 1799 года перед самым прибытием в обитель нового настоятеля видно, в каком виде была Коренная пустынь, так сказать, накануне ея преобразования во всех отношениях, и потому приведем эту опись вполне:

Описание курскаго кореннаго общежительнаго монастыря, с показанием во оном всех строений, а именно:

1) Курской Коренной Рождества Пресвятыя Богородицы монастырь на своем содержании, в 4-м классе.

В нем Соборная каменная церковь о двух этажах, в верхнем Рождества Богородицы, а в нижнем преподобных Печерских Антония и Феодосия.

2) Впереди ограда каменная, на святых воротах двупрестольная церковь Преображения Господня и Михаила Архангела. По обе стороны настоятельские и братские каменные кельи о двух этажах, внизу погреба.

3) В правую сторону деревянные братские кельи, в средине их каменная братская трапеза и при ней кухня.

4) В левой стороне монастыря вновь заложенная церковь во имя всех Святых, по указу Преосвященного Епископа Феоктиста Белоградского и Курского в 1797 году.

5) Подле той церкви часть ограды каменная с железными решетками.

6) Внизу подле реки Тускори церковь каменная Живоносного источника, где явилася Чудотворная икона Знамения Пресвятыя Богородицы. От нея в монастырь каменные сходы с деревянными ступенями и мостами, числом 170 ступеней.

7) За монастырем близ Святых ворот два гостиных двора; из них один для благородных людей, а другой для черни, деревянные. Выстроены при бывшем строителе иеромонахе Иларие в 1793 году.

8) Внизу конюшный двор, деревянный выстроен помянутым строителем в том же 1793 году.

9) Близ онаго двора пасека выстроена в том же году, при том же строителе О. Иларие.

10) Близ Московской дороги внутри окопа гостиного двора в угле, состоящий из давних лет постоялый двор; при нем монастырская часовня, выстроена при бывшем Курского Знаменского монастыря Архимандрите Михаиле в 1719 году.

11) Не в дальнем расстоянии от монастыря большой монастырской сад, по средине онаго деревянная изба, вокруг окопан земляным валом, поверх онаго плетнем огорожен. Заведен из давних лет при бывшем Архимандрите Гедеоне в 1755 году,

12) Под селом Долгим на реке Тускори Его Императорское Величество Павел Петрович изволил пожаловать мельницу; при ней бывший с давних времён монастырский двор, вновь возобновлён при начальнике иеромонахе Софронии в 1798 году.

Ко времени управления обителью Отца Софрония относится несчастное происшествие, которое случилось в Коренной пустыни во время богомолья девятой пятницы в 1798 году и стоило жизни нескольким человекам: в трапезе Соборной церкви (старой) провалился пол. Передадим это событие так, как оно описано в донесении самого О. Софрония Консистории от 9 сентября того же 1798 года: «Сего сентября с 7 на 8 день, то есть, под храмовый день праздника Рождества Пресвятой Богородицы во время всенощного бдения в Соборной во означенное имя церкви, когда по обычаю я с братией соборне вышел в трапезу править литию, где многое число, как и во всей церкви, разного звания тогда людей было, и как по необходимости оной народ раздвинувшись по сторонам теснился, чрез несколько минут, вдруг мост, под которым были выходы для поклажи товаров, хотя он был и из крепких дубовых досок и на толстых старинных брусьях наложен, подломился, и обвалилось множество под нею народа, и как с обвалившихся, так и от народного задавления, вне церкви сыскалось мертвых 13 тел простого народа, и в сем нечаянном и нещастном случае задавлен и иеромонах Протерий».

Настоятельство о. Игумена Макария, стоя промыслительно на рубеже почти двух равных половин (64 и 62 года) столетнего периода самостоятельного существования Коренной пустыни, должно по справедливости занять самую почетную страницу в ея истории, ибо с этого времени началась решительная перемена к лучшему в судьбах сеи обители.

О. Макарий Каменецкий, родом из дворян, до пострижения его в монашество в течении 27 лет проживал в разных монастырях, проходя все виды монастырских послушаний; в том числе жил около трёх лет (1770 – 1773) и в Коренной пустыне. Он принял пострижение Ангельского образа в 1793 году в Александроневской лавре (именовавшейся ещё монастырём), от рук высокопреосвященного Митрополита Гавриила, Архипастыря – подвижника, известного своею любовью к иноческому званию, которая и привлекла в его управление С. Петербургской и Новгородской паствами, в обители этих Епархий, людей благопотребных и искусных в жизни иноческой.

О. Макарий скоро обратил на себя бдительное и прозорливое внимание Архипастыря. В том же году в неделю С. Пятидесятницы он посвящён во иеродиакона, а 6 декабря в иеромонахи и с этого времени до самого своего назначения в настоятели Коренной пустыни проходил в Александроневской Лавре послушание трапезатора, на ответственности которого было заготовление припасов для содержания дома Его Преосвященства, как Священно-Архимандрита лавры, так и всей братии обители. Три года прошло (со времени просьбы Преосвященного Феоктиста) прежде чем Преосвященный Гавриил решился отпустить из лавры столь необходимого и полезного ей инока, но наконец, уступая просьбе Преосвященного Феоктиста и сочувствуя нуждам Коренной пустыни, весною 1799 года отпустил о. Макария на предстоящий ему подвиг, напутствуя его отеческой любовью, благожеланием и наставлениями.

А между тем 7-ми летнее служение Макария в лавре, при близости его к Митрополиту и случайно (см. выше) к придворному штату и через то знакомство со многими вельможами того времени, принесло ему в последствии, не малую пользу в хлопотах о устройстве вверенной ему пустынной и скудной обители.

На второй год настоятельства о. Макария, ему пришлось принять, (как видно из донесений его в Курскую Казенную Палату от июля 1800 года) в полное распоряжение обители, пожалованные ей в числе прочих, в силу высочайшего указа 18 декабря 1797 года, сверх ежегодного милостыннаго подаяния в 300 р. ассигнациями, часть ея прежних владений, а именно: 1) Мельницу на реке Тускори против села Долгаго, с рыбной в той же реке ловлей; та и другая исстари принадлежали монастырю и были отобраны у него в 1764 году.

2) Из находящейся по обеим сторонам монастыря Богородицкой рощи, 34 десятины, со включением в то число двух прежде данных в 1774 и 1779 годах участков. (Прибавка составляла 19 десятин).

Но имея в виду, что в то время, как для многих других иноческих обителей, угодья пожалованные им в следствие указа 18 декабря 1797 года, составляли действительное приобретение, Коренной пустыни, эта милость возвращала лишь небольшую часть прежних ея владений, о. Макарий в том же 1800 году начал ходатайствовать о возвращении своему монастырю всего того, что было неправильно отобрано у него, как у безвотчинного в 1764 году, ссылаясь в своём прошении на 4-й пункт доклада Комиссии о церковных имениях, касательно безвотчинных монастырей и пустынь, Высочайше конфирмованного в 31 день марта 1764 года, коим от них в казенное ведомство отбирать ничего не повелено, а напротив все, чем они владели до того времени, велено оставить в собственных их владениях по прежнему и от тех состоящих у них земель, лесов и всяких угодий и от доходов во всём иметь им содержание.

После многих отказов и возобновлявшихся опять представлений в 1811 году особым представительством и покровом Божией Матери, как признает сие сам благочестивый настоятель в одном из писем по этому делу, удалось ему исхлопотать в пользу монастыря 126 десятин с саженями земли, которые в следствие состоявшегося о сем мнения Государственного Совета, Высочайше утверждённого в 30 день июня 1811 года, и предписано Лесным Департаментом Курскому Обер-Форштмейстеру Ратцеву, исключить из Казённого ведомства, но как в казённых землях, прилегающих к Коренной пустыне, лесу и на острову реки Тускори, по измерении оказалось всего лишь 98 десятин 48 сажень, то это количество и отведено монастырю, а 28 десятин 1744 сажень и до ныне еще остаются неотведенными.

Хлопоты no этому делу и вообще необходимость оградить обитель от разных местных обид и притеснений (обнаружившихся в 1802 году) и вынудили о. Макария в первой половине его настоятельства (1802–1808) отлучиться в Петербург и проживать там подолгу. Следствием личных его там ходатайств в пользу вверенной ему обители было:

1) По Высочайше конфирмованному в 9 день февраля 1804 года докладу от Святейшего Правительствующего Синода поднесенному, прибавлен в Коренной пустыне штат в сравнении с первоклассным монастырём до 30 человек монашествующих и 10 человек больничных.2) Указом Святейшего Синода от 15 января 1806 года дозволено Чудотворную икону Божией Матери по перенесения ея из Курского Знаменского монастыря в Коренную пустынь в 9-ю по Пасхе пятницу, оставлять в сей последней обители до 12 сентября, с тем, чтобы все церковные сборы, в течении этого времени бывающие, поступали в пользу сей пустыни.

3) По ходатайству тогдашнего Обер-Прокурора Святейшего Синода, статс-секретаря князя A. Н. Голицына, который лично знал и уважал о. Макария, была прислана в 1809 году (?) в Коренную пустынь из кабинета Его Величества хорошая ризница, которая получена в обитель 12 июня того же года, при чем отправлено Соборное молебствие о здравии Их Величеств, а в следующий Воскресный день, совершено торжественное освящение сей ризницы, в нижней церкви Живоносного источника, (смотри в описании ризницы). Еще в бытность свою в Петербурге в 1806 году, сам о. Макарий, согласно представлению обер-прокурора Святейшего Синода князя A. Н. Голицына, по Высочайшему соизволению, 25 февраля 1806 года, посвящен Митрополитом Амвросием в сан игумена в туже пустынь «в уважение, как сказано в указе, усердия и беспорочной его службы».

Сверх этих, так сказать, капитальных услуг обители, о. Макарий продолжал работу своих предшественников о ея благолепии. Еще в 1809 году возобновил он заложенную в 1797 году и остановившуюся по поводу случившегося в монастыре пожара, постройку каменной церкви Всех Святых с братской трапезой; в том же году позолочен новый иконостас Соборной церкви, устроенный Софронием, для чего, по донесении того же о. Софрония (управлявшего обителью за отъездом в Петербург о. Макария) «братия обители, из самой сущей бедности наметали, аки Евангельская вдовица 500 рублей, да господа обещали до 2000 рублей». В то же время поновлена резьба и позолота иконостаса и в нижней церкви живоносного источника.

В 1803 году марта 21 дозволено освятить в обоих храмах новые иконостасы, а балдахин над колодцем нижней церкви снять и колодезь возобновить.

В 1803 году на южной стороне обители заложены новые каменные кельи, по причине косогора трехэтажные, на 28 братий: окончены в 1814 г.

В 1812 году исправлен престол и пол в церкви Живоносного источника.

В 1813 году сделан в монастыре новый большой колокол весом во 109 пудов и 15 фунтов, тщанием о. Игумена Макария за 7960 рублей 62 ½ копейки, лит в Воронеже.

Вообще же в настоятельство о. Макария , как церковные, так и монастырские здания исправлены и приведены в лучшее противу прежнего состояние, как показывает (приведенная ниже сего) опись монастыря, составленная одним из его преемников архимандритом Израилем.

Монастырское хозяйство также было устроено по всем частям: церковное и монастырское имущество значительно приумножилось чрез благотворителей обители, число которых также умножалось по мере внешнего и внутреннего благоустройства обители.

Во второй половине своего настоятельства (1807 – 1815) о. Макарий, освободившись более или менее от забот о внешнем обеспечении обители, требовавших в первые годы его настоятельства отлучек из нея на продолжительное время, обратил преимущественное внимание на утверждение в обители общежительных порядков, начало которых было положено, как мы видели, еще его предместником о. Иларием. Внешнее обеспечение обители и прибавка штата, а главное видимая для всех заботливость и благочестивая жизнь Настоятеля стала привлекать в Коренную пустынь людей благопотребных, то есть, способных и с искренним произволением к монашеской жизни.

По счастью, в то время был в Коренной пустыне опытный в духовной жизни инок иеромонах о. Парфений, пришедший в обитель в сане иеродиакона еще вместе с о. строителем Иларием в 1791 году. При вступлении в настоятельскую должность о. Макарий немедленно сделал его духовником (в 1799 году) и в этом звании он был деятельным его помощником в духовном обновлении обители до 1809 года, в котором по воле Преосвященного Феоктиста был сделан настоятелем Общежительной Глинской Рождество-Богородицкой пустыни.

При о. Макарие вступил в число братии вверенной ему обители послушником, будущий его преемник Павел (в монашестве Палладий) Белецев, который был первым настоятелем сей обители архимандритского сана.

По списку 1806 года в Коренной пустыне значилось уже 28 послушников. В числе их были:

1) Лейб-гвардии отставной прапорщик Александр Иванов сын Белевцев 36 лет, (в монашестве Амвросий родной брат о. Палладия, бывший в сане Иеромонаха казначей сей обители).

2) Отставной гусарского полка полковой квартирмистр Петр Дмитряшков 58 лет.

3) С.-Петербургского городского правления Камерального Департамента из дворян отставной канцелярист Евграф Васильев сын Семенов 30 лет.

4) Экспедиции для свидетельства Государственных счетов канцелярист Алексей Бордашевский.

5) Отставной поручик Василий Полчанинов.

6) Харьковский купец Сергей Мошнин.

7) Ярославской губернии города Рыбинска купец Петр Иванов сын Шамин.

В 1811 году было в обители 9 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 1 белый диакон, 4 монаха и 25 послушников.

По представлению о. игумена Макария в 1814 году разрешено указом Святейшего Синода от 19 ноября того же года принять в Коренную пустынь на больничную вакансию престарелого схиеромонаха Иоакима (74 лет) родом из курских купцов. Старец этот замечателен своими похождениями, как показывает взятое с него, по вступлении в сию пустынь письменное показание2020.

О. Игумен Макарий скончался о Господе в 1815 году, 16 августа оставив по себе в обители и во всех знавших его незабвенную память настоятеля, истинно и с успехом потрудившегося в пользу вверенной ему обители. Погребен 19 августа, под папертью соборного храма.

Место о. Макария занял казначей обители иеромонах о. Палладий, и дворян Курской же губернии, по фамилии Белевцев, окончивший курс наук в инженерном корпусе; пострижен в сей же Коренной Пустыни, в которую он вступил при о. Макарии.

О. Палладий, как сам знавший строительное искусство, продолжал усердно заботу своего предместника о украшении обители. Вскоре по назначении о. Палладия в настоятели обители, преосвященный Феоктист, имея в виду его познания по строевой части, писал в Консисторию от января 1816 года «потребен план для Коренного монастыря, чтоб производить в нем строение по плану; входящему в святыя Коренного монастыря врата не представляется вид монастыря порядочно; для того присутствующим в Консистории рассмотреть с люботщанием и дальновидностью, чтобы и приходящим в монастырь представлялся приятный вид и живущим в монастыре были бы потребные выгоды».

Тщанием о. Палладия приведена к окончанию церковь всех Святых с братской внизу ея трапезой и кухней; освящена же она, уже при преемнике его Архимандрите Макарие 4-го января 1819 года.

О. Палладий был первым настоятелем Коренной пустыни Архимандритского сана. Архимандрия в оной учреждена указом Святейшего Правительствующего Синода в 1816 году, в следствие представления о сем Преосвященного Феоктиста. В этом представлении необходимость такого учреждения подкреплена следующими доводами: 1) Что монастырь сей огромного каменного здания, благолепием церквей Божьих отменно украшен и по случаю явления в нем Чудотворной иконы Знамения Божией Матери с давних лет от всех почитается; 2) Каждый год с оною Иконою после святой Пасхи во время девятой недели бывает из Курска великолепный крестный ход и в смежности с сим монастырем происходит знаменитая ярмарка, известная под именем Коренной, на которую не только со всех стран России, но иностранцев разного звания людей съезжаются многие тысячи; 3) По Высочайше конфирмованному докладу Синода, монашествующих в сем монастыре умножено против первоклассных монастырей до 30 , да больничных положено 10 человек; 4) В 1806 года сего монастыря, по Высочайшему повелению, вместо строителя определен Игумен; 5) Именным Высочайшим Указом 1797 декабря 18 состоявшиися, дозволено Синоду по губернским и другим знатным городам, где имеются монастыри 3-го класса, по усмотрению его для благолепия церковного служения, вместо игуменов посвящать архимандритов, с тем только, чтобы оные на положенных по штату игуменских окладах оставались».

О. Палладий Белевцев управлял Коренной пустынью всего три года (1815 – 1818) и перемещен отсюда настоятелем же в Курский Знаменский монастырь, в котором оставил прочный памятник своей заботливости и усердия о ея благоукрашении: обширный, величественный и изящный соборный храм во имя Знамения Божией Матери, служащий ныне кафедральным храмом Преосвященных Курских.

Преемник о. Палладия Архимандрит Макарий II переведен из заштатного Полоцкого монастыря (Могилевской епархии), родом из купцов города Смоленска; пробыл настоятелем сей обители всего два года (1818 – 1820) и перемещен тем же званием Олонецкой епархии в Александросвирский монастырь. В краткое время своего настоятельства он имел удовольствие освятить (11 января 1819 года), оконченную еще при его предшественнике церковь Всех Святых.

О. Макария заменил Архимандрит Израиль; произведен в сей сан из ризничих Александроневской лавры. При самом вступлении о. Израиля в настоятельскую должность, от него потребовано было сведение о вверенной ему обители, для истории Российской иерархии; это сведение, в каком виде принял о. Израиль Коренную пустынь, и вместе с тем выставляет в настоящем свете труд его предшественников, в особенности же о. Игумена Макария, который долее всех управлял обителью (с 1799 – 1815 г.) тогда как Палладию и Макарию II пришлось лишь кончить одно из зданий, начатое им же.

Приведем эту опись вполне, как для вернейшей оценки трудов о. Макария, так и для показания сравнения с тем, что сделано в последующие за тем 42 года (с 1820 по 1862) его преемниками.

Церквей каменных

1) Именуемая собором, во имя Рождества Пресвятыя Богородицы с колокольней о трёх главах позлащенных червонным золотом, с пребогато вызлащенным иконостасом и с лучшею по стенам живописью, означающей всех семь Вселенских Соборов и страданий Господа нашего Иисуса Христа. Позади крилосов иконостасы резные и червонным золотом позлащенные: первый у правого 6 аршин вышиною для святой Чудотворной Знамения Курской Божией иконы, которая по принесению из Курска во время коронной ярмарки в сей иконостас поставляется. А для молебствия желающим вынимается, и носится в киоте особо на сей предмет устроенном на кладезь во многочисленном народе, где первое было ея обретение. Второй у левого крылоса такой же меры и величины для престольного Образа Рождества Пречистыя Девы Марии. А третий тут же, близ онаго к окошку мерой в три аршина, также резной и пребогато червонным золотом вызлащенный для образа Казанской Божией Матери. И при той церкви в алтаре на правой руке устроена кладовая, в которой хранятся как Всемилостивейше пожалованные благочестивейшим Государем Императором Александром Павловичем, так и собственно монастырские церковные ризы из дорогих парчей и китайских материй, всего числом 57 риз.

2) На кладезе Живоносного Источника с пребогато построенным балдахином на столбах с железной решеткой; под которым во время ярмарки и после оной до 12-го сентября, святой Чудотворной иконе приносимой из соборной церкви во многочисленном народе, служат всенощные бдения и молебны.

3) Над Святыми вратами двупрестольная, 1-я) Преображение Господне, 2-я) Архистратига Михаила, при которой и начальнические кельи. А во втором этаже сего здания по обе стороны святых врат, довольно хорошо расположены кельи братские числом 10. Вне монастыря сего здания наружная стена лицом к гостиному ряду расписана св. изображениями и обведена бульваром, усаженным разными деревьями.

4) Всех Святых, к северо-восточной стороне от соборной церкви, несколько повыше в левую руку, недавно построенная в три этажа. В 1-м церковь с 10-ю колоннами и с пребогато вызолоченным лучшей работы иконостасом; во 2 братская трапеза с кухней; а в 3-м хлебня и погреба и все упомянутые церкви крыты листовым железом.

5) Церковь над собором Преподобных Киево-Печорских чудотворцев Антония и Феодосия.

Да при въезде на ярмарку в Московские ворота, на левой руке монастырская часовня, каменного здания о шести комнатах, устроена для сбору кошельковых денег во время ярмарки, комнаты нанимаются от монастыря градскою думою для земской полиции.

Кельи

1-й Корпус против Алтарного собора к его Восточной стороне, построен о двух этажах: внизу каменный, а вверху деревянный, в коих братских келий 142121, тут же сбочь онаго и сходы для ношения чудотворного образа из соборной церкви на кладезь, устроены на каменных столбах с деревянными площадками, покрыт тесом.

2) Корпус на Юг, каменного здания о трех этажах, которой огромностью своею заключает 24 братские кельи, покрыт железом2222.

3) Корпус деревянный, от Святых ворот в правую руку двухэтажный, в коих братских келий 15. А в конце оных в прямую линию над каретным сараем галлерея о трех комнатах, холодная. Тут же в прямую линию после каретного сарая два ледника рубленные из дубового леса.

4) А подле оных старая братская трапеза с кухней каменная, покрыта тесом.

Гостиницы

Вне монастыря идя к гостиному ряду на правой руке лучшего расположения и фасада с балконами, построено две, за которые монастырю приезжающие на ярмарку Господа платят 1500 рублей.

А с левой стороны от Св. врат до самого построено также довольно хорошего расположения и фасада 8, за которые монастырю приезжающие на ярмарку Господа платят до 2000 рублей.

Двор конюшенный

Также вне Монастыря на левой руке от церкви Всех Святых через дорогу, построен деревянный, жилой о четырёх комнатах корпус и конюшня о 10-ти стойлах; с закромами для ссыпки овса, рубленный из бревенчатого леса, и все сие строение покрыто тесом, на дворе тут же построены в приличных местах досчатые сараи для зимних и летних экипажей, а сбочь онаго двора в правую руку скотный двор же с сараем из досок построенным, покрыт дранью.

Сады

Вне монастыря 1-й на правой руке от первых двух гостиниц в прямую линию за дворянскими ставками расположен пространством на 5 десятин из лучших плодовитых яблоневых, дулевых и баргамотных дерев. 2-й при пасеке также из разносортных лучших яблоневых дерев, да от Св. врат позади келий вниз оврага до устья впадающего в реку Тускарь и на лево по косогору, мимо двух первых корпусов, до кладезной церкви также разносортные лучшие плодовитые яблоневые деревья, из давних времен посаженных.

Мельница

Всемилостивейше монастырю пожалованные на реке Тускори в 3-х верстах от монастыря состоящая. Доходу годового приносит деньгами 1000 рублей, хлебом: муки крупичатой 1-го сорту 12, второго 24 мешка, весом каждый в 5 пудов, ржи 120 четвертей, гречихи 50 четвертей.

Ярмарка

Именуемая по монастырю Коренная, не столько торговлей, как процессией, бываемой при Святой Чудотворной иконе, во время крестного хода, славится из первейших во всей российской Империи. А хотя Курское купечество в 1819 году, и утруждало Государя Императора всеподданнейшею просьбой, о переводе ярмарки в губернский город Курск, но Высочайшего соизволения в оном не последовало.

В настоятельство о. Израиля (1820–1831.) к описанным в приведённом сведении монастырским зданиям прибавился построенный им в 1828 году новый двухэтажный каменный корпус: вверху покои для Архиерейского приезда, а внизу братские кельи. При нем же сделаны по обители следующие улучшения:

1) На соборной церкви две главы и третья на колокольне вызлащены червонным золотом.

2) Колокол в 70 пуд разбитый с прибавкой 10 пудов новой меди, перелит вновь и еще для согласного звона куплено три новые колокола: в 53 пуда, 28 пуд, и в 20 фунтов.

3) В соборной церкви вновь перемощен пол и выкрашен краской красною.

4) Крыша всего каменного корпуса на настоятельских и братских кельях выкрашена зеленой краской.

5) Крыши на гостиницах и сараях вновь перекрыты и покрашены красною краской.

6) Сад монастырский в окружности 420 сажень занимающий, огорожен вновь.

7) Канава в 200 сажень отделяющая плоскость Коренной ярмарки для отводу дождевой воды на монастырь со всей ярмарки тёкшей, обложена и покрыта дубовым бревенчатым лесом.

8) Торговая каменная баня вновь построена и покрыта железом.

9) Завод кирпичный вновь исправлен на котором выжжено кирпича в 1821 году 100,000, а в 1822 до 300,000 тысяч.

10) В 1825 году Высочайше дозволено принять во владение монастырю пожертвованный Курским купеческим братом Александром Гладковым дворовое место с строением и построить вместо ветхого новый дом со службами.

Но тот же о. Архимандрит Израиль, донося епархиальному начальству о состоянии вверенной ему обители, относительно церквей писал: «В соборной каменной церкви во имя Рождества Пресвятыя Богородицы, построенной в 1709 году, в куполе над алтарем и в стене настоящей церкви с севера-восточной стороны показались от времени и от тяжести всего купола разы, требующие на поправление от угрожающей опасности великой суммы денег.»

2) На колодезе каменная церковь во имя живоносного источника, где явилась чудотворная Знамение Курская Божией Матери икона, построена в 1714 году, хотя подделанным под нею фундаментом, опасность в куполе с 1799 года показавшаяся и была несколько остановлена, но ныне в оной паки в том же месте и еще при входе в церковь над дверями открылись большие разы, угрожающие совершенным падением, почему оная церковь и требует безотлагательной настоящей перестройки2323.

А как по многолюдному стечению во время Коренной ярмарки из усердствующих едва 1/5 часть народа с Святой чудотворной иконой для одного только молебного пения может в оной церкви помещаться, то по сей тесноте, которая беспрестанно целую неделю продолжается и надлежит при перестройке распространить оную церковь, как в длину, так и ширину на несколько сажень, но поелику место под оною и в окрестностях состоит из иловатого грунта, то при перестройке церкви потребуется на один токмо фундамент весь кирпич ныне в церкви состоящий.

3) Два деревянные корпуса, помещающие в себя 28 братских келий, от давности их постройки пришли в совершенную ветхость и гнилость, почему и требуют за неимением по близости строевого леса, каменного здания.

Из этого донесения о. Израиля видно, как еще оставалось много сделать после него для окончательного обновления обители; эти труды достались на долю последующих настоятелей.

О. Израиль в 1831 году был перемещен настоятелем же в Николаевский Рыльский монастырь, а вместо его в Коренную пустынь назначен игумен Обояньского Знаменского монастыря Паисий с возведением в сан архимандрита.

О. Архимандрит Паисий (с 1831–1841) после отца Игумена Макария заслуживает особого внимания в ряду настоятелей управлявших сею обителью в текущем столетии, по своей благоуспешной заботливости о благе вверенной ему обители.

Происходя из купеческого сословия города Кролевца (Черниговской губернии), он был хорошо знаком с хозяйственной частью и своим умением обращаться с людьми всех сословий успел снискать общее расположение посетителей обители к её пользе. Незабвенной памятью его усердия остались в Коренной пустыни крытые каменные сходы, ведущие с верхней монастырской площади к нижней церкви Живоносного Источника, последний уступ коих составляет трапезу или притвор этой церкви. Сходы эти стоят более 20,000 рублей серебром и служат украшением обители; чрез построение их, устранилось одно из указанных в донесении о. Израиля неудобств: теснота нижней церкви, ибо ныне во время молебствий в ней богомольцы могут занимать всю галлерею, сверху до низу, которая устроена так удобно, что со всех площадей и ступеней её, видна середина нижней церкви и слышно совершаемое в ней Богослужение.

Не довольствуясь постройкой этих величественных сходов, о. Паисий внес еще из собранных им на сей предмет от благотворителей, а частью из собственных средств 3,000 рублей серебром (в трёх билетах: каждый по 1,000 руб. серебром) в Московскую сохранную казну, и Курский приказ общественного призрения, для употребления процентов с оных на поддержку и украшение этих сходов.

Построение началось в 1832 и окончилось в 1835 году; в том же году Преосвященный Илиодор объявил о. Паисию «признательность за отличную повелительность о благоустройстве обители».

В 1835 году дозволено перекрыть крышу на теплой церкви всех Святых.

В том же году дозволено близ церкви всех Святых устроить больничные кельи.

В 1836 году дозволено церковь на Святых вратах по ветхости упразднить для помещения ризниц и библиотеки.

В том же году дозволено покрасить соборную церковь во внутренности вгладь приличным цветом.

В 1838 году выстроено в Курске на пожертвованном в 1828 году дворовом месте, новый деревянный двухэтажный на каменном фундаменте дом со службами.

В 1839 году дозволено устроить вместо ветхого новый иконостас в церкви Живоносного Источника иждивением фатежского купца Николая Андреевича Харичкова, во исполнение завещания покойного отца его, на что употреблено до 2,000 руб. серебром.

В 1839 году 10 мая дозволено на большом жилом братском флигеле (длиною 18 сажень), на котором от бывших в прошлые годы бурь и сильных ветров сорвало крышу, оную исправить.

Преемник о. Паисия архимандрит Вениамин пробыл настоятелем с небольшим год (с 1843 – 1845)24*. Преемник же о. Вениамина архимандрит Палладий II управлял Коренной пустынью, подобно Паисию, 10 лет, с 1844 по 1854 год.

С самого вступления своего в настоятельскую должность о. Палладий стал помышлять о существеннейшей потребности Коренной пустыни: построении нового соборного храма, ибо в сводах и стенах старого уже давно обнаружились трещины, грозившие опасностью, а бывшая при храме колокольня, была разобрана по той же самой причине. А как в то время возобновились слухи о перенесении ярмарки в Курск, то о. Палладий, в своём донесении епархиальному начальству о неотложной надобности в построении храма, нашел нужным сделать замечание и о том, что предполагаемое дело не находится в прямой связи с существованием ярмарки здесь или в ином месте.

В донесении о сем Преосвященному Илиодору от 30 августа 1847 года он между прочим писал: «Так как многолюдное стечение Богомольцев в храме каждогодно при приносе и выносе иконы Богоматери и во все время пребывания её, составляется не из тех людей, которые приезжают для торговли и покупки, а из тех для которых ярмарка есть или дело второстепенное или даже вовсе постороннее, занимающиеся же ярмаркой посещают храм исподволь и потому без людей собственно составляющих Богомольцев, не требуется большого пространства в храме, 2) Благонадежными средствами к произвождению постройки, по проекту представленному в главное управление путей сообщения, представляется в настоящее время: для фундамента церкви материал прежнего собора, для самой церкви каждогодно приуготовляемый экономическим образом на принадлежащих монастырю заводах кирпича до 500,000 и извести до 3,000 четвертей. К сим средствам, как мы уповаем на милость Божию и помощь Царицы Небесной, прибудут пожертвования от благотворителей и ищущих покрова и заступления у чудотворной Ея Иконы на месте чудного Ея явления у кладезя целебных вод».

Еще за год до этого представления, в 1846 году одно из зданий обители, большой двухэтажный корпус, устроенный на южной стороне обители, при Игумене Макарие в 1814 году, оставленный до о. Палладия нежилым, по причине замеченной в нем наклонности на сторону оврага и образовавшихся в стенах трещин, разрушился сам собою, ночью, не причинив ни кому вреда.

Это обстоятельство ввиду неотложной надобности созидать новый соборный храм с колокольней, при ветхости остальных двух церквей и страхе за прочие здания обители, построенные также по кагорам на окрайне стесняющих монастырскую площадь оврагов, внушило о. Палладию мысль, перенести всю обитель на другое более обширное место.

Он находил удобным для сего плоскость, лежащую на юго-запад от обители, по ту сторону оврага в черте монастырских владений, где ныне у опушки монастырского леса находится довольно обширная сенокосная поляна.

О. Палладий полагал начать это перемещение постройки на избранном месте нового соборного храма, по окончании которого перекинуть через овраг к старому монастырскому дворищу висячий мост, и потом постепенно по мере обетшания зданий стоящих на старом месте, упразднять их, заменяя другими, которые строить уже на новом месте, близ собора.

Если и нельзя считать этот план вовсе неосуществимым и совершенно излишним, то с другой стороны можно назвать его исполинским, особенно если обратим внимание на те ограниченные средства, которые указывал в донесении тот же о. Палладий, для постройки нового соборного храма.

Однако же о. Палладий был так уверен в необходимости и возможности такого предприятия, что сделал о сем формальное представление Преосвященному Илиодору. Соображения свои по сему предмету он основывал на том: «Что корпус при Св. вратах ветх, ибо построен вместе с разобранной соборной церковью, а два корпуса по сторонам церкви: 1) В котором теплая церковь и, 2) Где комнаты для приезда преосвященных, устроены на краях оврагов, окружающих монастырь, где уже один корпус от обвалившейся земли сам собою разрушился, что в сих самых корпусах, вероятно по той же самой причине показывается наклонность зданий на сторону оврагов».

Но Преосвященный Илиодор не согласился с предложением о. Палладия, на том основании, что: 1) «Бывший в обители храм существовал 145 лет и разрушение его произошло не от грунта земли, а от непрочности фундамента, как оказалось при сломке; 2) Что настоящее место Коренной обители, находясь у самого источника явления чудотворной иконы Божией Матери, выдерживало более трёх столетий монастырские здания и этим долговременным существованием монастыря приобрело религиозное уважение, на котором основаны все средства, как для возведения вновь храма, так и для перестройки монастырских зданий, и 3) Что с перенесением в другое место, монастырь лишается способов к существованию».

После этого отзыва нынешний соборный храм был заложен на месте прежнего, 1 июля 1852 года, по плану, выданному из канцелярии главноуправляющего путями сообщения графа Клейнмихеля, который, посетив не за долго перед тем Коренную Пустынь, сам, Курский помещик, обратил на нее особое внимание, и заменил представленный первоначально план нового соборного храма, другим более соответствующим древности обители и её превосходной местности, по своей Византийской Русской архитектуре и изящным размерам.

Приготовительные работы заняли много времени, ибо так как трещины прежнего храма произошли в следствие непрочности фундамента, то на это и было обращено главное внимание, и почти весь кирпич старого храма пошел на бут и подвальный этаж нового.

О. Архимандриту Палладию суждено было лишь начать новый храм; через год с небольшим по закладке его, он скончался, а управление пустынью, для безостановочного продолжения работ по возведению храма, было поручено члену учрежденного для сего комитета эконому Курского Архиерейского дома Архимандриту Серафиму, который продолжал заведовать этой постройкой, и в краткое время настоятельства преемника Палладиева о. Архимандрита Иоакима (с 22 января по 9 декабря 1854 года). По увольнении же о. Иоакима на покой Архимандрит Серафим, согласно представлению Преосвященного Илиодора, был назначен настоятелем Коренной Пустыни и, управляя этою обителью в течении 7 лет с небольшим (с 9 декабря 1854 по май месяц 1862 года), усердно и что важнее всего, с знанием дела, потрудился над её обновлением.

В награду за понесенные им труды по возведению соборного храма, он имел утешение быть участником его освящения. Придел во имя Св. Иоанна Предтечи Господня освящен 15 мая, а настоящая 5 июня 1860 года Преосвященным Илиодором Архиепископом Курским и Белградским.

Кроме соборного храма о. Серафим успел в свое 7-летнее настоятельство окончить: 1) Колокольню над Св. вратами одинаковой архитектуры с соборным храмом, с помещением на ней колоколов и боевых часов. 2) По сторонам и одной связи с нею два двухэтажных корпуса братских келий, 3) Каменный же двухэтажный корпус с левой стороны при входе в монастырь (окончен в черне), и 4) Заложен фундамент такого же корпуса на правой стороне монастыря у въездных ворот.

8 мая 1862 года о. Серафим указом Святейшего Синода, получил другое назначение, будучи перемещён настоятелем же в первоклассный Мелецкий монастырь Волынской епархии, а на место его в Коренную Пустынь переведён настоятель Глинской Богородицкой Пустыни Игумен Ювеналий Половцев, возведенный в сан архимандрита 15 августа того же года.

На долю нового настоятеля достается не одно окончание обновления монастыря достройками, столь успешно веденное архимандритами Паисием и Серафимом его предшественниками2524, но что гораздо важнее, обновление обители в смысле духовном, через поддержание в коренной пустыни общежительных порядков; окончание дела начатого в 1799 году, вызванным нарочно для сего из Саровской пустыни иеромонахом о. Иларием и продолжавшегося преемником его о. Игуменом Макарием, о. Архимандриту Ювеналию, как полагавшему начало и жившему более 10 лет в общежительной пустыни, под руководством известного своею духовной опытностью старца (иеромонаха Макария) менее трудно будет достигнуть того, что было не легко некоторым из его предшественников, незнакомых практически с правилами иноческого общежития.

При этом невольно бросается в глаза то благознаменательное обстоятельство, что духовное обновление Коренной Пустыни достается именно на долю того настоятеля, управление которого, стоит на рубеже нового столетия самобытной жизни сей обители, имеющего начаться с будущего 1864 года.

В заключение скажем несколько слов о средствах к содержанию обители: они и в этом периоде, как и в предшествовавшем, состояли преимущественно в церковных доходах, имеющих своим источником усердие Богомольцев к месту явления достопоклоняемой чудотворной иконы Божией Матери, изъявляемое посильными приношениями.

Годовой доход сей обители, по донесению о. Архимандрита Израиля, выразился в следующих цифрах: 1) Остаток к 1 январю 1821 года 3756 руб. 8 коп. 2) Церковных за 1821 год 26,719 руб. 20 коп. ассигнац: 3) Экономических 5,021 рубль 60 коп. 4) Жалованных 300 руб. Итого с остаточными 35,797 руб. 48 коп.

Расход 1821 года выразился в следующих цифрах: 1) На содержание и починку Церквей, ризниц и прочей церковной утвари, также на содержание и починку келий, гостиниц, и прочего монастырского строения 15,621 р. 21 к. 2) На содержание монашествующих, послушников и наемных работников, также и на прокормление странных 12, 529 руб. 98 коп. 3) На отопку келий и содержание экономических дворов 5,044 руб. 50 кол. И того за расходом к 1822 года осталось в наличности 2601 рубль. 3 коп. «Но сии, прибавляет о. Израиль, малозначующие остатки от 1-го января до Коренной ярмарки (на первой недели Петрова поста) каждогодно бывают для содержания церкви и братий; также и для прокормления странных, которых в Коренном монастыре для богомолья в продолжении года бывает весьма много, недостаточны так, что до Коренной ярмарки от 1-го января монастырь ежегодно заимствуется от разных лиц до несколько тысяч рублей, которые и уплачивает из доходов в ярмарку получаемых».

В последние годы доходы монастыря от Коренной ярмарки по разным неблагоприятным обстоятельствам уменьшились, составляя гораздо менее половины всего годового дохода обители простирающегося от 8-ми до 10,000 руб. серебром, (считая в том числе ежегодную милостынную дачу 85 руб, 71 код. и процентов с 15,000 рублей серебром, капитала, находящегося в кредитных установлениях). Такой годовой доход, обеспечивая по милости Божией, существенные потребности обители по содержанию братства, далеко не покрывает экстренных расходов, итог которых значительно увеличивает необходимость докончить начатое в 1830-х годах обновление монастыря, достройкой соответствующей нуждам его гостиницы, и поддержкой обветшавших хозяйственных заведений.

* * *

18

18 Об этой пасеке, по описи учиненной к 1763 году октября 20 дня поручиком Лутовиновым, значится; «пасека огорожена вокруг плетнем длиной 25, шириной 20 сажень; в ней строений: изба, где пасечник живет, длиной и шириной две сажени, крыта соломой; амшенник длиной 3, шириной 2 сажени; ульев с пчёлами 88.» Пасека эта по отобрании от Монастыря была переведена в 1780 году за 4 версты в деревню Тазово.

19

19 Этому благодетельному архипастырю Российское монашество обязано вечною признательностью за его истинно отеческое попечение о благосостоянии и поддержании преимущественно Пустынных обителей, поддержанием в одних и заведением в других общежительных порядков, в чем ему оказывал большое содействие его келейник о. Феофан, бывший потом Архимандритом Новоезерскаго монастыря.

20

20 Уроженец я города Курска, отец мой Иван Даньшин был из Курских купцов отставной солдат: рожден я от него в бытность купцом, или уже солдатом припомнить не могу. От роду мне ныне 74 года, и потому лет 48 из города Курска отлучился я по Божьему и усерднейшему моему желанию монашеского рода жизни в Македонию во св. Афонскую гору, в коей пострижен монахом, и после по времени произведен в иеродиакона и иеромонаха; а потом в болезни моей по желанию моему облечен во св. схиму; и получа от болезни свободу выходил в Россию и паки возвращался во Св. гору.

А потом услышав, что по указному благословению Святейшего Синода в состоящей Курской Епархии Коренном Пустынном монастыре введен общежительный устав, то потому что я из самого юнейшего малолетства по Божьему усердию моему живал в оном Курском монастыре и трудился послушником, из св. Афонской горы пришел в оный Коренной монастырь и по благословению Его Преосвященства Феоктиста Архиепископа Курского и Белградского, жил в оном Курском монастыре более 10 лет во священнодействии неисходно.

Потом в оном Коренном монастыре случилось быть из Псковской Никандровой пустыни от Архимандрита Геннадия иеромонаху с послушником, и подговорил меня в оную Никандрову пустынь, написав оный иеромонах сам просьбу и за подписом моим взял с собою и доставил оную Архимандриту Геннадию, по представлению коего Указом Святейшего Синода, уже не с хотением моим из Коренного монастыря переведен и в оную Никандрову пустынь, в которой некоторое время пожив и быв Соборным старцем, я усмотрел там между Архимандритом Геннадием и между братией великое несогласие, неустройство и ссору происходившую на словах и бумаге, боялся дабы не быть чем вмешену в оные. А по елику Архимандрит Геннадий и увольнению был никак непреклонен, и по священному и иноческому моему обещанию и по совести моей признаюсь, ничего там предосудительного не сделал и ничего даже собственного своего не взял, из той Никандровой пустыни, тому прошло лет с десяток, отлучился сам собой и пришёл в Санкт-Петербург, и по елику я по гречески говорить твердо знаю, с случившимися Греками проехал за границу и пришел паки во св. Афонскую гору, а из той св. горы ходил в Палестину в Иерусалим, поклонился гробу Господню и гробу пресвятые Богородицы в Гефсимании, оттоль на Иордан реку, во св. Вифлеем и Назарет, св. местам поклонился же, оттоль возвратясь, ходил во Египет, намерение имел быть во св. горе Синайской; но Арапами разбойниками будучи воспящен, возвратился Нилом рекою в Александрию и оттоль в Кипрский остров, поклонился чудотворной иконе Пресвятой Богоматери, а из онаго острова пришел морем по обещанию моему в Италию в остров Корфу, поклонился св. мощам Спиридона чудотворца; и паки возвратился во св. Афонскую Гору.

В 1812 году известясь, что Турецкая Отоманская Порта заключила с Россией мир, то я испросил там от Отцов благословение и от Русскаго скита своего свидетельства, так же Афонской горы от посвящавшего меня во иеромонахи Епископа Игнатия на греческом диалекте грамоту, по старости моих лет возвратился паки в отечество мое в Россию и переплыв реку Дунай, явился в Бухаресте главнокомандующему Валахией и Молдавией Его Величества главному генералу Желтухину, у коего испросил паспорт в Отечество мое Курской губернии в Курский Коренной монастырь, до коего чрез долгое время, едва добрел».

21

21 Это надобно полагать тот самый, который «заложен некоторыми Хрпстолюбцами» во время управления о. Софрония в 1796 году, предполагался сначала двухэтажный весь каменный, но только о 8 кельях, а построен о 14 кельях с деревянным верхним этажом.

22

22 Построен при о. Игумене Макарие между 1803 – 1814 годами.

23

23 Из дел монастырского архива видно: 1 ) Что в 1799 году, когда впервые оказалось в куполе этого храма, построенного, как известно в 1714 году знаменитым фельдмаршалом Борисом Петровичем Шереметьевым, трещины, внук его Граф Николай Петрович, узнав об угрожавшей сему храму опасности, приказал своему вотчинному Михайловскому правлению освидетельствовать и представить смету, чего будет стоить поправка; но последовавшая вскоре после cero кончина добродетельного графа, остановила его предприятие. 2) В 1822 году о. Архимандрит Израиль обращался с просьбой о возобновлении церкви Живоносного Источника к графу Д. Н. Шереметьеву, напомнив в письме писанном к нему по сему случаю о намерении его родителя возобновить храм, построенный его благодетельным предком, но кажется просьба эта осталась без особых последствий, ибо в делах нет ответа на письмо о. Израиля.

24

* До приезда в обитель о.Вениамина в течении почти двух лет ( с 1843 –1845) управлял обителью Николаевского Белгородского монастыря игумен Иероним.

25

24 О. Ювеналий достроил заложенный Серафимом, двухэтажный каменный корпус на правой стороне монастыря, строил каменную двухэтажную гостиницу и приобрел для обители участок строевого леса в 32 десятины на сруб.



Источник: Составил И.Л. (Издание в пользу Св. Обители) Санкт-Петербург. В типографии М. Эттингера, 1865. От С.-Петербургского Комитета Духовной Цензуры печать позволяется. С.-Петербург. Апреля 9 дня, 1865 года. Цензор, Архимандрит Сергий

Вам может быть интересно:

1. Историческое описание Малоярославецкого Черноостровского Николаевского общежительного монастыря архимандрит Леонид (Кавелин)

2. Путешествие по святым местам русским. Часть 1 – V. Обновление крещальни Св. Владимира Андрей Николаевич Муравьёв

3. Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет – Книга пятая. Моисей и его время профессор Александр Павлович Лопухин

4. Св. София Царьградская по описанию русского паломника конца XII века Измаил Иванович Срезневский

5. На чём основывается церковная юрисдикция в брачных делах? профессор Николай Александрович Заозерский

6. Восемь греческих описаний святых мест XIV, XV и XVI вв. Афанасий Иванович Пападопуло-Керамевс

7. Речи христолюбивому воинству Донскому архиепископ Игнатий (Семенов)

8. Поучения огласительные святитель Кирилл Иерусалимский

9. Простые и краткие поучения. Том 11 протоиерей Василий Бандаков

10. Миссионерский щит веры в ограждение от сектантских заблуждений протоиерей Иоанн Смолин

Комментарии для сайта Cackle