Азбука веры Православная библиотека архиепископ Леонид (Краснопевков) Архиепископ Леонид (Краснопевков) - воспитанник горного института


О.Н.Бондарева

Архиепископ Леонид (Краснопевков) – воспитанник горного института

Статья посвящена воспитаннику Горного кадетского корпуса, деятелю Русской Православной Церкви, выдающемуся педагогу и литератору, архиепископу Ярославскому и Ростовскому Леониду (Краснопевкову) (1817 – 1876). Благодаря высоконравственному воспитанию, полученному в Корпусе, а также личным качествам, он избрал для себя путь монашеского служения. Но творческое начало, заложенное в Горном кадетском корпусе, пронес и развил в своей созидательной деятельности на благо человечества.

26 апреля 1874 г. Горный институт направил преосвященнейшему Леониду поздравительный адрес в связи с пятнадцатилетием служения его в сане епископа, в котором отметил: «Праздник, устроенный в Москве в честь Вашу <...> есть вместе с тем и праздник Горного института – Вы его питомец! <...> Узы, связующие Горный институт с Вами, досточтимый архипастырь, неразрывны» [5, с.260].

The article narrates about Mining Cadet Corps inmate, Russian Orthodox Church active figure, outstanding man of letters and teacher, archbishop of Yaroslavl and Rostov Leonid (Krasnopevkov) (1817 – 1876).

Due to education of high moral standards received in Corps, and also due to his bright personality he chose for himself a way of monastic service. But he preserved and developed during his life that creative commencement the foundation of which was laid by Mining Corps and which he used in his creative service in sake of mankind.

Память достойного ученика есть достояние училища.

Епископ Леонид (Краснопевков)

25 октября 1873 г., юбилейного для вуза года, руководство Горного института давало обед в честь епископа Дмитровского Леонида (Краснопевкова).

За обедом горный инженер Василий Аполлонович Полетика от лица присутствовавших обратился с речью к преосвященному Леониду, в которой подчеркнул необычность события: «Как ни исключителен случай, чтобы молодой человек,получивший высшее техническое образование и блистательно начавший светскую карьеру, добровольно расставался бы с миром и оделся в монашескую рясу, но ваше пострижение для ваших корпусных товарищей не представляло ничего неожиданного». Василий Аполлонович продолжил свои воспоминания о двух друзьях – Николае Слепцове и Льве Краснопевкове: «на поле битвы <...> честно и славно сложил свою голову Слепцов. Из смиренной монашеской кельи Краснопевков призван на святительскую кафедру». И старый их одноклассник, заслуженный горный инженер В.А.Полетика, напомнил, что оба товарища, оставивши Горный, не смогли оторвать от него своего сердца, и задался вопросом: «Было же, значит, в Горном корпусе что-то особенно привлекательное, что так неразрывно привязывало к нему его питомцев?» [1, с.200 – 201].

Лев Васильевич Краснопевков происходил из старой аристократической семьи. Его отец занимал должность герольдмейстера. До поступления в Горный кадетский корпус мальчик успешно окончил два пансиона, в совершенстве владел французским, немецким и английским языками.

Проучившись в Корпусе (1829 – 1832), Л.В.Краснопевков поступил на флот, где успешно начал военно-морскую службу в звании лейтенанта (1836), командовал боевым кораблем «Петергоф». Однако суровые морские походы мало удовлетворяли его жаждущий духовных подвигов характер.

30 июля 1840 г. Московский митрополит Филарет благословил Льва Краснопевкова, направив его к архимандриту Антонию, наместнику Троице-Сергиевой лавры с письмом, в котором было сказано: «В Академию поступает чиновник из дворян Краснопевков... Примите его со вниманием и дайте ему право узнать обитель и монашество» [2, с.369]. В 1842 г., окончив Московскую духовную академию, Лев Васильевич стал преподавать в Вифанской семинарии. Через три года (1845) он принял монашеский постриг с наречением имени Леонид.

За успехи в обучении и воспитании учащихся в Вифанской семинарии иеромонах Леонид был назначен (1849) ее ректором. Епископ Савва (Тихомиров) писал: «Лекции свои отец Леонид излагал живым, более или менее светским языком. В моей памяти <...> сохранились красноречивые и одушевленные чтения» [5, с.10 – 11]. В 1853 г. архимандрит Леонид стал ректором Московский семинарии, а в 1859 г. был возведен в сан епископа Дмитровского, викария Московского. Целых 17 лет он являлся ближайшим помощником московских митрополитов Филарета и Иннокентия.

Уместно задаться вопросом: «А что же годы, проведенные в Горном корпусе, были напрасной тратой времени?» Нет.

В 1852 г. архимандрит Леонид написал воспоминания, посвященные памяти своего одноклассника и друга, героя Кавказской войны генерала Николая Павловича Слепцова (1815 – 1851). (В 1916 г. в Петрограде был установлен памятник герою с надписью: «Н.П.Слепцов, покоритель Чечни и Дагестана...» и словами из чеченской песни о нем: «Слава его высока и светла, как вершина Казбека, а грудь полна боевой отваги, как грудь молодого льва» [6, c.6 – 7].)

Труд, посвященный счастливым годам пребывания в Горном кадетском корпусе, был, по сути, вдохновенным педагогическим сочинением, в котором анализировалась воспитательно-образовательная система Корпуса, внимание к развитию нравственной составляющей личности учащегося, роль самоуправления как основной формы организации учебного процесса и студенческого коллектива. Традиции Горного, несомненно, отцом Леонидом были всесторонне проанализированы и применены при организации процесса обучения и воспитания в руководимых им духовных училищах.

Один из воспитанников Вифанской семинарии, Александр Васильевич Советов (1826 – 1901), стал впоследствии знаменитым ученым-почвоведом, деканом физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета [7]. На том торжественном обеде, в Горном, он сказал: «Преосвященный Леонид решил судьбу моей жизни, помог сделаться тем, что я теперь есть, научив меня, еще в юности моей, любить природу и науку» [1, с.203].

Более 10 лет епископ руководил комиссией по иконописанию в храме Христа Спасителя. Много трудов он положил на реставрацию московских монастырей: Златоустовского (1849), Знаменского (1850), Заиконос- пасского (1854) и Саввино-Сторожевской обители (1859), всестороннее содействие оказывал архимандриту Николо-Угрешского монастыря Пимену, игумении Евгении (Озеровой). Все, чего касались мысли и руки епископа Леонида, преображалось.

Изучая материалы об этом великом человеке, праведнике, наглядно убеждаешься, что места его деятельности и подвигов наполняются величием и славой. Ярким примером является освящение 7 июля 2004 г. Патриархом Московским и всея Руси Алексием II воссозданной в Горном институте церкви во имя преподобного Макария Египетского, в которой совершал свое служение епископ Леонид.

Перечитывая труды преосвященного Леонида (известно двадцать произведений), не перестаешь восхищаться литературными дарованиями автора. Его проницательный ум и эрудицию отмечали многие российские и зарубежные ученые, деятели культуры, знавшие отца Леонида и получавшие от него полезные советы и наставления.

Высочайше назначенный 20 мая 1876 г. архиепископом Ярославским и Ростовским,

он продолжал свою педагогическую деятельность на почве благотворительности, устраивал воспитание и обучение в России детей-сирот из Сербии, Черногории и других балканских стран, которые в тот период вели борьбу за свою независимость. «Занимает меня вопрос славянский. Везде славянам сочувствуют, отовсюду к ним «помощь идет». Так: но прекратится война, и все о них забудут. Между тем, тогда-то и нужна будет помощь нравственная, для возрождения. Общество составляется из семейств; основа семейства – мать; следовательно, надобно готовить для славянства женщину, способную быть и матерью и учительницею», – писал владыко Леонид в своих записках по поводу организации образовательных учреждений для девочек-славянок. Россия «дала бы им хлеб в сытость духовную» [5, с.321].

В тот юбилейный 1873 г. епископ Леонид подарил Горному институту две книги: рукопись «Воспоминаний о кадетской жизни генерала Слепцова» [1]в память о своем друге в «золотые» годы их совместного обучения, где описал драгоценный опыт воспитания юношества, осуществлявшийся в стенах Горного. Второй книгой было «очень изящной работы» напрестольное Евангелие. О Евангелии А.С.Пушкин писал: «Есть книга, коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира...» [4, с.305]. Сам владыко пояснил однажды, что «подарок книгами» – «знак памяти и любви, и назидание» [3, с.16].

Приумножением достояния Горного института будет, полагаю, составление научных биографий его достойнейших воспитанников.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Описание празднования столетнего юбилея Горного института. СПб, 1874.

2.  Письма митрополита Московского Филарета к архимандриту Антонию. М., 1877.

3.  Письма Леонида, архиепископа Ярославского, к архимандриту Пимену. М., 1877.

4.  Пушкин А.С. Об обязанностях человека //Мысли о литературе. М., 1988.

5.  Савва, епископ Харьковский. Воспоминания о высокопреосвященном Леониде. Харьков, 1877.

6.  Слепцов Н.П., 1815–6.XII.1915, покоритель Чечни и Дагестана. Петроград, 1916.

7.  Шилова Е.И. Первый в России доктор сельского хозяйства // Вестник Ленинградского ун-та. 1978. № 15.

Комментарии для сайта Cackle