профессор Александр Павлович Лопухин

Антиохия в Сирии

Антиохия в Сирии – вторая столица христианства и третий город римской империи по населению (500,000), богатству и торговле, расположена была в 500 верстах к северу от Иерусалима, на левом берегу Оронта, и верстах в 30 от Средиземного моря. Город лежал в глубоком проходе между горными хребтами Ливана и Тавра. Основателем его был Селевк Никатор, который (в 300 г. до Р. Хр.) переселил туда жителей Антигонии. Чтобы отличить его от 15 других Антиохий, основанных тем же неутомимым городостроителем, который хотел этим увековечить имя своего отца, эта Антиохия обыкновенно называлась «Епидафной» (близ Дафны, известного храма и рощи), или «на Оронте». Своим блеском, который особенно поражал на ее улицах и в портиках, она много обязана была Антиоху Епифану и Ироду Великому; да II все правители последовательно украшали ее, – не только сирийские цари, но и римские императоры. Викторий Помпей сделал ее местопребыванием легата Сирии (в 64 г. до Р. Хр.), и свободным городом, что еще более содействовало увеличению ее населения и возрастанию благосостояния. Население ее было смешанное, и Антиохия, быстро заняв место вслед за Александрией, удерживала его в течение столетий, не смотря на опасные землетрясения, которые много раз разрушали город. Самое жестокое из них было в 526 г. по Р. Хр., когда в ней погибло 250,000 человек, причем в это самое время там было собрание христиан. Но после каждого такого бедствия, город опять оправлялся, и, пользуясь своими богатыми запасами и щедрыми пособиями от императоров, опять восставал в своей прежней красоте. Одною замечательною особенностью города была аллея, которая проходила чрез город от востока к западу, на протяжении почти 15 верст, и она украшена была двумя рядами колонн, представлявших крытый ход по обеим сторонам, с открытой вымощенной дорогой между ними. Дворы императорские и областных сановников, роскошные дома богатых негоциантов, дома обывателей, – все это блистало роскошью, какую только можно было купить на деньги, и всем этим славилась Антиохия. Народ был веселый, преданный удовольствиям, и самолобивый. Уличная жизнь была чрезвычайно оживленной: танцовщицы очаровывали своей красотой, а авантюристы всякого рода забавляли толпу своей мимикой, или поражали своим искусством. Вообще, город отличался высокой культурой, хотя, по большей части, и извращенной. Философы, риторы и поэты щедро предлагали свои умственные товары, но слишком часто первые оправдывали грех, вторые прославляли его, причем третьеклассные пииты в мелодичных стихах воспевали преступную любовь. Существовала и своего рода наука: изучалось звездочетство, особенно вследствие предполагаемого влияния звезд на человеческую судьбу, а также и возможности предсказания о ней по ним; подвергалась наблюдению и одушевленная природа, чтобы в ее звуках найти ответы на вопросы о будущем счастьи или несчастьи.

С самого основания города, значительную часть населения составляли людей. Селевк Никатор основал там колонию из иудеев, и дал им одинаковые привилегии с греками (I. Флавий Древн. 12, 3, 1; Прот. Апиона 2, 4). Вероятно, впрочем, они слишком презрительно относились к своим языческим соседям, чтобы последние могли чему-нибудь научиться от них. И однако, одним из первых диаконов был Николай, прозелит антиохийский (в 37 г. по Р. Хр.), и он, конечно, был не один. С самого начала христианства город уже находился под его сильным влиянием, потому что там именно нашли себе убежище некоторые из тех, которые, избегая гонения, по смерти св. Стефана первомученика, должны были бежать из Иерусалима (Деян.11:19,20), и начатое там дело было так важно, что Варнаве (41 г. по Р. Хр.) поручено было вместе с ап. Павлом, как человеком широкого образования и глубоких философских воззрений, отправиться в Антиохию с проповедию евангелия этим утонченным грекам (Деян. 11, 26). Почва была восприимчива. Умственно развитый народ охотно слушал о премудрости и любви Божией. Жители Антиохии находили освежение в чистой евангельской воде спасения. Многие, утомленные и изможденные грехом, с радостью прислушивались к новой вере, возвещавшей истину, и рады были избегнуть скверн этого мира под покровом Христа. Между матерью-церковью и ее новою дщерью были весьма близкие отношения, хотя они и не во всем сходились между собою (апостольский собор вызван был именно разногласиями между ними по вопросу о необходимости обрезания – Деян. 15). В Антиохии именно ап. Павел укорил ап. Петра за непоследовательность его действий (Гал.2, 11). Но особенно в двух отношениях христианский мир был много обязан этой столице Сирии: там именно впервые дано было христианам острословным населением самое их имя «христианин», с целию отличить тех, кого иудеи называли «назарянами», от их иудейских иноплеменников (см. под слов. «Христианин», происхождение этого имени), и там же впервые возникли христианские миссии; потому что отсюда именно ап. Павел и Варнава отправились в свое первое миссионерское путешествие, и туда же возвратились (Деян.13:1,4, 14:26). Их второе миссионерское путешествие началось там же, хотя они уже отправились не вместе (Деян. 15, 39, 40); там же закончилось второе путешествие ап. Павла и началось его третье миссионерское путешествие (Деян.18, Деян.22, Деян.23). После падения Иерусалима, антиохийская церковь заняла первое место в Азии, и по значению равнялась с Римом, Константинополем, Александрией и Иерусалимом, как местопребывание патриарха, когда в V столетии формально образовались патриархаты. Самый цветущий период церкви антиохийской был во времена Златоуста (род. там же в 347 г.), когда половина населения, т. е. сто тысяч душ, исповедовали христианскую веру. С 252–380 г. там было десять соборов, из которых некоторые были очень важны, особенно по вопросу об арианстве, потому что она была главным оплотом этих еретиков.

Со времени Златоуста начинается упадок Антиохии: даже и тогда уже население ее не было столь многочисленным, как прежде. В 387 г. антиохийский народ возмутился против нового императорского налога, который предписано было взимать в неурожайный год; в своей ярости народ опрокинул и оскорбил императорские статуи, в наказание за что город был лишен своих привилегий. От этого удара он уже не оправлялся никогда, хотя Зенон и Юстиниан старались восстановить его благосостояние. В 635 г. Антиохия взята была сарацинами, в 969 освободилась от них, но в 1084 подпала под власть турок, а в 1098 взята была крестоносцами; но с 1268 она исключительно находилась во власти магометан, и совершенно разорилась. Теперь это жалкий, грязный город с 6,000 жителей. Частые землетрясения уничтожили даже и следы древних стен. Одно только искаженное имя, Антакия, напоминает путешественнику о некогда знаменитой, многолюдной, цветущей Антиохии.

Творения И. Флавия, софиста Ливания и Иоанна Златоуста служат весьма обильными источниками исторических сведений об Антиохии. Самая полная монография о древней Антиохии есть С. О. Мüller, Аntiquitates Аntiochenae, Göttingen, 1839. Описание новейшей Антиохии. см. у Росоcke: Description of the East, London, 1735 – 45; Кitter, Раlläst u. Syrien (part оf Diе Еrdkunde); Сhеsney: Еuphrates Expedition, London, 1850, 4 vols. Блестящие очерки жизни Антиохии в новозаветное время можно питать у Gibbon, Histоrу, гл. 23. Renan, Les Арôtres, Paris, 1866; Фаррара, «Жизнь и труды св. ап. Павла», русск. перев. А. П. Лопухина.

2) Антиохийский патриархат. Будучи колыбелью самого имени христианства, Антиохия уже при апостолах сделалась важной епископской кафедрой. Первыми ее епископами были ап. Петр и Еводий, затем знаменитый мученик Игнатий Богоносец (ст.); затем – Ирон, Корнилий, Ерос, Феофил (ок. 177 г.), Максимин, Серапион, Асклипиад (ок. 219 г.), Филет (ок. 230 г.), Зевенн, мученик Вавила (ум. 251 г.), Фавий, Димитрий. На место низложенного за ересь Павла самосатского (см. это сл.) в 269 г. избран был Домн I (ум. 274 г.). За ним следовал Тимей, Кирилл, Тиранн, Виталий, Филогоний, Павлин, Евстафий. Последний в 330 г. по проискам ариан был изгнан с своей кафедры, которая уже считалась третьей митрополией и стояла вслед за Римом и Александрией. Ариане завладели ею и произвели большие смуты, результатами которых были многолетние раздоры и расколы. Еще к концу четвертого века город сохранял свой прежний блеск, и в нем насчитывалось, по свидетельству Иоанна Златоустого, до 100,000 христиан; но это знаменитое третье седалище христианства с V века много потеряло в своем значении и влиянии: отчасти потому, что кафедру эту занимали такие незначительные люди, как Иоанн I (428–441 г.), который в несторианском споре обнаружил весьма заметное колебание, и Домн II, который принимал участие в разбойничьем соборе; частью подрыву Антиохии содействовало возвышение кафедры иерусалимской, за которой в 451 году в Халкидове была признана юрисдикция над всей Палестиной; частью и в особенности от возвышения кафедры константинопольской, которая своим величием затенила древнюю столицу Сирии. Провинциями старого Антиохийского патриархата (VI в.) были: «Первая Сирия» с главным городом Антиохией, и в VІ веке с 9 епископами; 2) «Первая Финикия» с митрополией в Тире, имевшей около 13 викариатств. 3) «Вторая Сирия» с митрополией в Дамаске (14 епископов). 4) Аравия, с митрополией в Бостре. имевшей под своею властью 15 епископов. 5) «Киликия первая» с митрополией в Тарсе (8 епископов). 6) «Киликия вторая» с митрополией со времени Феодосия II в Анацарбе (10 епископов). 7) «Сирия вторая» с митрополией в Апамсе (8 епископов). 8) Область Евфратская с митроп. в Мабуге или Иераполе (14 епископов). 9) Осроепы, митрополия в Эдессе (13 епископов); 10) Месопотамия с главным городом Амидой (14 епископов). 11) Исаврия с митрополией в Селевкии (30 епископов). Со второго века под властию Константинополя. 12) Остров Кипр – митрополия в Констанции (15 епископов), – с 431 года совершенно независимая. По разрушении города Констанции, архиепископство перенесено было в Геллеспонт, в тамошний Юстинианополь при Юстиниане II, а затем в Арсиное.

Со времени крестовых походов в судьбе Антиохийского патриархата произошла важная перемена. Крестоносцы, завоевав Антиохию, писали папе Урбану II «Христос отдал всю Антиохию в собственность римской религии и ее веры». Хотя православный патриарх Иоанн IV еще оставался в Антиохии, – но когда латиняне назначили туда своего патриарха, то он, не находя возможным пребывать среди римских христиан, не становясь в противоречие с канонами, запрещающими пребывание двух патриархов на одной и той же кафедре, оставил город и удалился в Константинополь, где с того времени сосредоточивается власть назначения патриархов для Антиохии. Вальсамон говорит, что не всем антиохийским патриархам нравилось пребывание в императорском городе. Возникали разные споры, вследствие чего антиохийские патриархи проживали более в каком-нибудь из городов своего патриархата. Около половины XIII в. эти патриархи имели свою резиденцию в Вифинии. При императоре

Михаиле Палеологе (1264–1283 г.) патриарх Евфимий возвратился в Константинополь, спасаясь от армянского царя, который приказал умертвить его. Но как скоро затем латиняне были выгнаны из Сирии (в 1267 г.), в Антиохию вновь возвратился греческий патриах, и с того времени ряд их не прерывался доселе. Последовательный список их см. у Le Quien, II, 756–776. В настоящее время антиох. патриарх, занимающий третье место среди восточных патриархов и носящий титул «патриарха великого града Божия, – Антиохии и всего востока», имеет свою резиденцию в Дамаске, куда он удалился после того, как египетский султан Бибара опустошил Антиохию в 1268 г. (но Зильбернабелю только с XVI в.), и хотя от патриарха константинопольского номинального независим, но в действительности находится в соподчинении ему. В своем берате он получает те же права и привилегии, как и патриарх константинопольский. Он имеет также и свой синод, которому предоставлено право избирать патриарха. В окружном послании патриарха Онуфрия: от 1848 г. подписались в качестве членов «святейшего синода Антиохии» митрополиты аркадийский, емесский, тринолийский и лаодикийский. Его юрисдикции подчинены православные церкви в Сирии, Киликии, Месонотамии, Исаврии и других провинциях Азии, в которых числится до 30 тысяч христианских семейств, что со включением автокефальной архиепископии кипрской составит до 130 тысяч душ. Все это чисто природные арабы, которые не имеют с греками никакого родства. Их обыденный и церковный язык арабский, за исключением некоторых частей литургии, которые совершаются на греческом. Так как во всем патриархате доселе не было богословской школы, то духовенство без надлежащей научной подготовки берется из рядов простого народа, и почти не отличается от остального народа, занимаясь по большей части теми же самыми ремеслами, которыми занимались до принятия священного сана. В настоящее время патриархом состоит Мелетий, который, как природный араб, добился признания своего избрания на престол не без сильного противодействия со стороны греков (Полный список антиох. патриархов см. у Сергия, Полный Месяцеслов Востока, т. II, ч. 3, Приб. стр. 256).

3) Антиохийские соборы. Антиохия была местом многих соборов, из которых иные имели весьма важное значение в истории церкви. Первым собором был т. наз. «Апостольский собор» (см. это сл.). Следующим собором был собор 252 г. против новациан, хотя и подлежит еще сомнению, действительно ли состоялся он. Первые три исторически несомненные соборы состоялись в 264–265 гг. против Павла самосатского (см. это сл.), который, будучи обвинен в антитринитарианском учении, на третьем соборе, под председательством архиепископа Елена тарсийского, был низложен и отлучен (Евс. Ц. Ис. 7, 30). Соборы последующего столетия обнаруживают перевес арианства в антиохийском патриархате. В 330 г. патриарх Евстафий, который в Никее решительно поступал против ариан, по козням Евсевия никомидийского, был низложен и по повелению императора изгнан (Сократ, Ц. И. 1, 4). Десять лет спустя эти евстафиане объявили низложенным Афанасия александрийского, посвятили ему преемника – Григория каппадокийского и добились того, что последний с помощью войска овладел патриаршим престолом. Когда летом 341 года состоялось освящение построенной Константином «Золотой церкви», присутствовавшие при этом 97 епископов восточных составили в Антиохии под председательством Плакита собор, который вследствие церковного празднества носит название «На освящении» (ἐν ἐγκενίοις, in dedicatione); большая часть присутствовавших на нем были православные; современник этого собора, св. Иларий пуатьесский называет этот собор «Собором святых». Но евсевиане все-таки достигли своей цели и постановили некоторые каноны против Афанасия Великого, а также успели провести формулы в ослабление Никейского символа. Выработано было четыре формулы, которые по букве православны, но в них тщательно избегнуто главное выражение никейского символа: όμούσιος. На соборе 344 г., было составлено новое исповедание веры, которое, вследствие его обширности, названо «макростихом» (у Афанасия Великого «О соборах»). В приложенном к нему объяснении впервые появилось полуарианское выражение: «подобосущный» (κατὰ πάντα ὅμοιος). Мелкие арианские соборы следовали в 358, 361, 362 годах. После того, как император Иовиниан заявил себя строгим приверженцем никейского символа, состоявший под председательством патриарха Мелетия собор из 25 епископов, среди которых находился и бывший дотоле арианином Акакий кесарийскии, подписал в 363 году Никейский символ, присоединив при этом однако такое ограничивающее замечание: «Сын, рожденный от существа Отца, но существу подобен Ему» (ὅμοιος κατ᾿ οὐσίαν, Сократ Ц. И. 3, 25; Созомен 6, 4). Только в сентябре 378 года на большом соборе, из 146 восточных епископов, состоялся решительный поворот к православной церкви. Важные соборы затем состоялись в годах 388, 390, 424, 432, 445, 447, 451, 471,478, 481, 482, 508, 512, 547, 565 и др.


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. - Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 1: А - Архелая. - 1900. - X, [2] с., 1128 стб., 7 л. карт.

Комментарии для сайта Cackle