профессор Александр Павлович Лопухин

Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том XII

Книгопечатание

Книгопечатание. Спрос на книги, особенно богослужебные, и неисправность текста в обращавшихся тогда рукописных их списках привели православных славян в конце XV века к печатанию книг. Две старшие, означенные годом, печатная книги на церк.-слав. языке, с кирилловским шрифтом, – Часослов и Октоих 1491 г. Они изданы в Кракове краковским мещанином Швайпольтом Фиолем, немцем по происхождению и католиком. Текст этих книг по орфографии наиболее близок к тексту церк.-слав. книг, употреблявшихся в Молдавии и Трансильвании, но имевших распространение также в южной России. Шрифт подражает слав. полууставу молдавских рукописей. По-видимому, Фиоль предпринял их издание по заказу или совету какого-нибудь румынского или южнорусского вельможи. Одновременно с Часословом и Октоихом, или – скорее – несколько раньше, тем же Фиолем изданы Триоди постная и цветная; все известные экземпляры их не имеют так наз. выходной летописи, где сообщается о времени и месте печатания. Деятельность Фиоля закончилась в конце 1491 г., когда он был привлечен к суду по обвинению в ереси (православные богослужебные книги признавались католиками за еретические).

Следующие книги напечатаны для потребностей южнославянских и румынской церквей. Это – Октоих 1494 г., Следованная Псалтырь 1495 г. и Требник (дошедшие экземпляры не имеют даты), изданные на средства черногорского воеводы Юрия Черноевича, в Ободе, близ Цетинья, в Черногории, иеромонахом Макарием, и служебник 1508 г., Октоих 1510 г. и Евангелие 1512 г, изданные на средства угро-влахийских (румынских) воевод тем же Макарием. За ними последовали многочисленные сербские и румынские издания, проходящие чрез весь XVI в. Из первых большая часть увидела свет в Венеции, на средства сначала Божидара Вуковина, черногорца из Подгорицы, потом его сына Виценца Вуковина.

В первой четверти ХVI в. занимался печатанием книг доктор Франциск Скорина, православный, русский, родом из Полоцка. Ввиду отсутствия в западной России списков ветхозаветных книг (кроме Псалтыри) в ц.-славянском переводе, Скорина перевел эти книги с чешской печатной Библии 1506 г. и напечатал свой текст, представляющий смесь церк.-славянских форм и слов с западно-русскими (белорусскими), с примесью полонизмов и богемизмов, – в чешской Праге. Средства были даны ему виленским мещанином Богианом Онковым. Три книги (Иова, Притчей Солом., Премудрости Иисуса сына Сирахова) помечены 1517 г., восемь (Екклесиаст, Песнь Песней, Премудрость Солом., четыре книги Царств и И. Навина) – 1518 г. и одиннадцать (Иудифь, Судей, Пятокнижие Моисея, Руфь, Есфирь, Плач Иеремии и Даниила) – 1519 г.; сверх того, раньше всех, в 1517 г., издана Псалтырь в обычном ц.-славянском тексте. Затем Скорина напечатал Апостол в 1525 г. в Вильне, «в доме» бурмистра Якуба Бабича, и «Малую Подорожную Книжицу» (Псалтырь с акафистами, канонами, святцами, пасхалиею и т. п.), вероятно, тогда же и там же. Шрифт в книгах Скорины не отличается красотою; зато они имеют довольно много гравюр на дереве (между прочим, изображение самого Скорины).

Хотя издания Фиоля и Скорины не получили распространения в московском государстве, но они обратили внимание московского правительства на печатное дело. Типографская терминология, еще теперь употребительная, показывает, что первые опыты печатания книг в Москве происходили под руководством итальянскпх мастеров; так, слово «тередорщик» (печатник) происходит от итал. tiratore, слово «пьям» (верхняя доска в печатном станке) от итал. piano. Первые книги московской типографии не имеют «выходных летописей» с указанием на место и время их издания, но их можно с уверенностью считать вышедшими именно из московской типографии ввиду их шрифтов, с одной стороны, совершенно отличных от шрифтов Фиоля и Скорины, с другой – близких к шрифтам несомненных московских книг и подражающих красивому полууставу московских рукописей первой половины XVI в. Время их издания до некоторой степени определяется надписями на них (вкладными) жертвователей, отдавших их разным церквам и монастырям московской Руси. Так, на одном экземпляре Евангелия находится надпись – вкладная 1563 г., сделанная на Мезени; на одном экз. Триоди постной надпись – вкладная 1562 г., сделанная, по-видимому, в Москве. Число этих книг без «выходных летописей доходит до шести (Каратаев, №№ 64–68, b2), но заслуживают внимания лишь три: 1) Евангелие с вкладною 1563 г., очень несовершенное в типографском отношении, с грубым шрифтом, неправильною сверсткой, неровными строками, как будто первый опыт типографии; 2) другое Евангелие, напечатанное одним шрифтом с Триодью постной, имеющею вкладную 1562 г., также несовершенное в типографском отношении (с неровными строками) и 3) только что упомянутая Триодь. Выход в свет этих книг не мог быть позднее 1562–1563 гг.; следовательно, они изданы раньше Апостола 1564 г. Можно думать, что топография, в которой они напечатаны, действовала около десяти лет и сгорела в большой московский пожар 1547 г.

После этого печатное дело на некоторое время было в Москве забыто; но «мастера печатных книг» продолжали находиться при московском дворце, и один из них, Маруша Нефедьев, как известно из документа 1556 г., занимался резьбой на камне. Но неисправность продававшихся на рынках богослужебных книг скоро заставила царя Ивана Грозного вспомнить о типографии. В 1563 г. «начали изыскивать мастерства печатных книг». Один мастер, дьякон Ив. Федоров, оказался в Москве; другой, Петр Мстиславец (т. е. родом из Мстиславля) был, по-видимому, вызван из Вильны. Царь устроил особый «дом» для типографии и «нещадно давал от своих сокровищ делателям». Мастера «первее» взялись за Апостол и, проработав около года, в 1564 г. выпустили в свет эту отличную в типографском отношении книгу. Затем они стали работать быстрее и в полтора месяца 1565 г. отпечатали Часовник. Но скоро оба мастера почему-то бежали из Москвы, захватив с собою столь значительную часть типографских принадлежностей, что Иван Федоров, печатая книги во Львове тем же шрифтом и теми же гравировальными досками, какими печатал в Москве, говорил о своей «друкарне», как об устроенной московским царем. Ограбленная мастерами, московская типография была возобновлена к 1568 г. и «первее» по возобновлении отпечатала Псалтырь, тем же шрифтом, какой был у Ивана Федорова. Пожар Москвы 1571 г. уничтожил эту типографию. Лет через пять она была опять восстановлена и открыла работу в Александровской слободе, где жил тогда царь; здесь, шрифтами, отличными от бывших у Ивана Федорова, была вторично напечатана Псалтырь. По-видимому, эта типография была обставлена скудно; во всяком случае, она работала мало и медленно. При Борисе Годунове она оживилась, а царь Василий Шуйский обновил ее. Он сделал новую «штанбу» и выстроил для нее «новый превеликий» дом; во главе стал новый мастер Анисим Радишевский, родом из Волыни, вероятно, вызванный из Острога. Новая типография проявила большую деятельность, но сгорела во время занятия Москвы поляками. Ценность печатного дела тогда была уже признаваема всеми – и, несмотря на крайне тяжелые финансовые обстоятельства, уже в июле 1612 г. бояре и воеводы велели составить смету, а немедленно по восшествии на престол Михаила была устроена «новая штанба». Царь «преизобильно удоволил» мастеров жалованьем и устроил новый «превелик» дом для типографии. Так, наконец, устроилась московская типография. По смете 1612 г. штанба с двумя станками, без работы, должна была стоить огромную по тому времени сумму 387 руб.

В 20-х годах ХVII в. положение московской типографии вполне окрепло. Сначала в ней, как было раньше, одни и те же лица были и мастерами, и редакторами корректорами («справщиками»); но скоро при печатном дворе в Китае-городе (где ныне Синодальная типография) образовался особый штат ученых, назначавшихся царем (в его ближайшем ведении был печатный двор), с благословения патриарха. В 70-х годах в нем было четыре справщика, два книжные чтеца (один из них также книгохранитель) и два книжные писца, главным образом монахи, отчасти миряне. Справщиками были почти все ученые знаменитости XVII в.: свящ. Иван (потом игумен Иосиф) Наседка, Арсений Суханов, Епифаний Славинецкий, Сильвестр Медведев, монах Евфимий, Карион Истомин. Начальники печатного двора назначались или из числа бояр (при патриархе Иоасафе печатным двором заведовал кн. Львов), или из высшего духовенства (м-т Сарский и Падонский Павел, бывший архиеп. сибирский Симеон).

При патр. Филарете типография печатала только богослужебные книги и лишь однажды, в 1627 г., сделала исключение – напечатала так наз. Большой Катехизис Лаврентия Зизания с исправлениями московских справщиков; но все известные экземпляры этой книги не имеют «выходной летописи», с указанием на время и место напечатания и на благословение патриарха. О силе типографии можно судить хотя бы потому, что в 1620 г. она имела 7 печатных станков. При патр. Иоасафе к числу богослужебных книг, изданных в Москве, прибавились Учительное Евангелие (1639 г.), Житие Николая Чудотворца (1640 г.) и Маргарит Иоанна Златоуста (1641 г.). Количество изданных книг значительно возросло; в 1640 г. типография работала уже на 12 печатных станках. Псалтырь богослужебная и учебная была напечатана 7 раз, часослов, требник и Минея общая по четыре раза. При патр. Иосифе деятельность типографии заметно расширилась: – кроме большого числа богослужебных книг были напечатаны Пролог 1642–1643 г., Толковое Евангелие Феофилакта Болгарского 1649 г., Творения Ефрема Сирина 1647 г., Аввы Дорофея 1652 г., Лествица 1647 г., два Соборника (сборника из мелких святоотеческих произведений), так наз. Кириллова книга 1644 г. и Книга о вере 1648 г., наконец, грамматика ц.-славянского языка Мелетия Смотрицкого, переделанная, 1648 г., Учение и хитрость ратного строения 1647 г. и Уложение ц. Алексея Михаиловича 1649 г. Во второй половине ХVII в. расширение деятельности типографии продолжалось. Сосредоточиваясь на печатании богослужебных книг и издавая их в большом количестве, типография не извлекала от продажи их дохода. Дошедшие до нас приходо-расходные книги печатного двора показывают, что типография продавала свои издания почти по своей цене, с надбавкою каких-нибудь 10 процентов, печатание обходилось так дорого, что московские печатные книги в Москве продавались дороже и рукописных, и печатных киевских, и вообще были дороги. Печатание святоотеческих творений также продолжалось, причем они продавались не только в древних переводах, – как по большей части при патр. Иосифе, – но и в новых, совершенных Епифанием Славинецким, Арсением Греком и др.; между прочим, были перепечатаны некоторые киевские издания творений Иоанна Златоуста. Сверх того, типография не раз откликалась на церковно-религиозные нужды того времени. Так она издала известную Скрижаль 1656 г., поучение о моровой язве патр. Никона 1656 г., Жезл правления 1666 г., слово о Никите Пустосвяте патр. Иоакима и его же Увет духовный 1682 г. Московские книги этого периода нередко имеют гравюры на дереве; за одну из них, за заглавный лист Библии 1663 г., на котором помещен план тогдашней; Москвы, художнику старцу Зосиме была, уплачена огромная по тому времени сумма 80 р. В 1708 г. московская типография стала печатать книги не только славянскими, но и русскими (гражданскими) шрифтами. В 1721 г. она превратилась в московскую синодальную типографию, поступив в ведение Св. Синода. Последняя четверть ХVII в. ознаменовалась в Москве открытием второй типографии «верхней», так как она была помещена во дворце, в «государевом верху». Она была перенесена сюда из Иверского монастыря (о нем см. ниже). Симеон Полоцкий, побудивший своего ученика ц. Феодора Алексеевича ее открыть, имел в виду прежде всего печатание своих сочинений. Первая книга, ею выпущенная, – Букварь 1677 г. За нею последовали Псалтырь рифмотворная Симеона и Тестамент Василия ц. греческого 1680 г., Повесть о преп. Варлааме и Иоасафе (с гравюрою Симона Ушакова) 1681 г. После смерти Симеона царь приказал напечатать другие его сочинения, что было исполнено Сильвестром Медведевым (Обед душевный 1681 г., Вечеря душевная 1683 г.). Со смертью ц. Феодора «верхняя» типография прекратила существование.

В 1710 г. Петр I устроил типографию в Петербурге. Сначала она печатала только гражданскими шрифтами, а с 1714 г. стала работать и славянскими. В 1721 г. она поступила ив ведение Св. Синода.

Иван Федоров с Петром Мстиславцем бежали в Литву. Король Сигизмунд-Август принял их любезно, а православный русский пан, гетман литовский Григорий Ходкевич, дал им средства открыть типографию в его имении Заблудове (ныне в Белостокском у., Гродненской губ.). Здесь изданы в 1569 г. Учительное Евангелие и в 1570 г. Псалтырь. Ходкевич в 1572 г. умер, и Иван Федоров ушел во Львов, а Петр – в Вильну.

Львов, полурусский, полупольский город, был в то время большим торговым и промышленным центром. Иван Федоров в 1572 г. стал здесь устраивать новую типографию и в 1574 г. напечатал шрифтом московской типографии, Апостол. Но дела его уже были запутаны и ему пришлось заложить типографию в крупную сумму 700 польских злотых. Скоро, в 1579 г., он оказывается служащим у знаменитого кн. Константина Константиновича Острожского и основывает новую типографию в Остроге. Здесь в 1580 г. выходить в свет Евангелие, а в 1581 г. знаменитая Острожская Библия. Вследствие ссоры с Острожским, Иван Федоров возвратился во Львов; смерть († 5 декабря 1583 г.) застала его среди приготовлений к новым изданиям.

Устроенная им в Остроге типография,. после его возвращения во Львов, продолжала действовать, занимаясь главными образом изданием популярных учительных и полемических книг и брошюр, под руководством преподавателей Острожского училища. Крупных ее изданий известно два: «Постничество» Василия Вел. 1594 г. и Маргарит Иоанна Златоустого 1595 или 1596 г. В конце своего существования, когда ее владельцем быль сын Константина Острожского Януш, католик, она действовала отчасти в Остроге, отчасти в Дерманском монастыре, принадлежавшем Острожскому, и между прочим печатала богослужебный книги. Последнее острожское издание – Часослов 1612 г.

Петр Мстиславец устроил в Вильне типографию для богатых виленских мещан Козмы и Луки Мамоничей. В ней им отпечатаны, прекрасными шрифтами,. Евангелие 1575 г. и Псалтырь 1576 г.. Вскоре, по-видимому, Петр умер; типография Мамоничей возобновила работы лишь в 1583 г., издав Служебник. Затем она работала энергично в течение последних лет ХVI в. и первых лет XVII в., выпуская богослужебные книги для потребностей как русской, так и болгарской и румынской церквей. Позднейшие ее издания – униатские Служебник и Часослов 1617 г. Причиною закрытия этой типографии был, вероятно, переход в унию ее последнего владельца, Леона Мамонича.

Типографское наследие Ивана Федорова попало в разные руки. Часть осталась у его львовских кредиторов, продавших ее Козме Мамоничу; часть, заложенная у еврея, была выкуплена в 1585 г. Львовским братством и, пополненная, начала действовать в 1596 г., когда издала стихотворное приветствие митрополиту Михаилу Рогозе («Просфонима») и учебную грамматику греческого и славянского языков (Аделфотис»). Ея деятельность проходят чрез весь ХVII в. и переходить в ХVIII в. В 1708 г. братство приняло унию. Псалтырь 1708 г. была последней напечатанной им православною книгой. Львовской типографией в ХVII в. было выпущено огромное количество богослужебных книг, разошедшихся по всему православному славянству. Список их – в книге А. С. Крыловского.

Желание послужить на пользу православия и пример кн. К. К. Острожского побудили богатого южнорусского пана Федора Балабана, при содействии своего родственника Галицкого епископа Гедеова Балабана, устроить собственную типографию в Стрятине (в Галиции, близ Самбора) и начать печатание богослужебных книг, исправленных по греческим текстам. Мы знаем две несомненно из этой типографии выпущенный книги – Служебник 1604 г. и Требник 1606 г.; есть указания на то, что ею было выпущено еще несколько книг, между прочим, Учительное Евангелие. Федор Балабан умер в 1606 г. и его типография, лет через 10 после его смерти, была куплена Киево-Печерскою лаврой.

Первенец Киевской лаврской типографии – Часослов 1617 г. После него, в течение ХVІІ в., лавра издала огромное количество богослужебных книг, святоотеческих творений, литературных произведений и мелких брошюр для народа славянскими и польскими шрифтами, имевших распространение по всему православному славянству; целый их ряд был перепечатан другими типографиями. Особенно распространилась ее деятельность после присоединения Киева к московскому государству, когда в 1689 г. ею было предпринято такое издание, как Четьи-Минеи Димитрия Ростовского.

Эта типография перешла в ХVIII в. и существует поныне, находясь с 1720 г. в ведении Св. Синода.

Виленское братство в конце ХVІ в. основало собственную типографию, которая работала сначала, с 1595 г., в Вильне, потом, с 1611 г., и в Вильне, при Святодуховском монастыре, и в Ееье, имении кн. Богдана Огинского (в Трокском уезде). Она выпустила значительное число книг как богослужебных, так и полемических и учительных, славянскими и польскими шрифтами, иногда – из страха перед католиками и униатами – без означения места печати. Между прочим, в ней были напечатаны сочинения и переводы членов братства Стефана и Лаврентия Зизаниев, Леонтия Карповича, Мелетия Смотрицкого (до перехода в унию), между прочим, грамматика последнего (Евье 1619 г.). Последнее издание этой типографии, помеченное Вильного – 1652 г., а последнее из помеченных Евьем – 1646 г. Впрочем, братская типография возродилась было в 90-х годах ХVІІ в., но выпустила всего несколько книг.

Один из мастеров Киевской лаврской типографии Тимофей Александрович (он же Вербицкий) завел в Киеве, на Подоле, свою типографию, где напечатал дважды, в 1625 и 1626 г., Часослов. Она перешла от него к другому мастеру Спиридону Соболю, который издал в ней в 1628 г. Минею и Лимонарь, а потом еще несколько книг. В 1630 г. Соболь перевес типографию в Кутеинский монастырь и здесь напечатал следованную Псалтырь и еще несколько книг. Он вскоре (1635 г.) перенес свою деятельность в местечко Буйвичи (Могилевск. г. и в Могилев, где напечатал большое число богослужебных книг, а монахи Кутеинского монастыря, наученные Соболем, завели свою типографию. В ней изданы «Дидаскалия о семи сакраментах» и Житие преп. Варлаама и Иоасафа в переводе на зап.-русский литературный язык 1637 г., а потом ряд учительных и богослужебных книг. Деятельность ее прекратилась после 1654 г. (когда издана Диоптра), так как вследствие гонения со стороны униатов кутеинские монахи бежали в московское государство и основали Иверский монастырь (под Валдаем). Здесь они также занимались печатанием: в 1657 г. издали Часослов, в 1658 г. Рай душевный; но Иверская типография работала всего несколько лет.

Черниговский Елецкий монастырь перед возвращением Чернигова под власть московских царей был в руках униатов, и его настоятель Кирилл Транквиллион устроил в нем типографию, где в 1646 г. напечатал свое сочинение «Перло многоценное». Судьба его типографии неизвестна, но, вероятно, остатки ее сохранились до 70-х годов, когда черниговский архиеп. Лазарь Баранович решил устроить при том же монастыре свою типографию. Она была открыта в 1674 г. и две первые книги, Псалтырь и Часослов, выпустила в 1675 г. В то же время Лазарь Баранович открыл другую типографию в Новгороде-Северском; ее первые опыты – три «слова» Барановича, 1675 г.; она существовала до 1679 г. Черниговская типография работала русскими и польскими шрифтами, печатая более всего богослужебные книги, отчасти сочинения и переводы черниговских архиепископов. Последние ее издания (список их – в книге проф. Н. Ф. Сумцова) – Псалтырь и Часослов 1771 г. Есть основание думать, что эта типография в ХVIII в., несмотря на то, что с 1770 г. была в ведении Св. Синода, иногда (тайно) печатала богослужебные книги для старообрядцев.

Две значительный типографии ХVІІ в. принадлежали частным предпринимателями Один, бывший мастер львовской братской типографии Михаил Слезка работал в своей типографии в Львове с 1636 по 1665 г., печатая по преимуществу богослужебные книги. Другой – Михаил Вощанка основал типографию в Могилеве, вероятно, при поддержке православного могилевского братства (почему она называется иногда «Братскою»). Первые книги Вощанки относятся к 1693 г. (Акафист), последние – к 1715 или 1716 г., хотя есть указания на Псалтырь могилевской печати 1738 г.; некоторые из них напечатаны для старообрядцев.

Кроме перечисленных, еще ряд небольших типографий печатал православные богослужебные и учительные книги славянскими шрифтами. Большая часть действовала в южной России в XVII в.; о них см. в статье Максимовича; одна – на севере России – в Антониевом Сийском монастыре (одна лишь книжка – Святцы 1670 г.); ряд у южных славян, в Молдавии, Валахии и Буковине (вторая половина ХVI и ХVІІ вв.). Все они были более или менее недолговечны.

Из униатских типографий, работавших славянскими шрифтами, стоит отметить две.

В конце XVI в. или в начале XVII в. униатские митрополиты устроили в Вильне при Троицком монастыре свою типографию. Первые две книги, в ней несомненно напечатанные слав, шрифтом, – «Фесес» и «Гармония» 1608 г. Она работала мало, гораздо больше польскими шрифтами, чем славянскими, и в конце ХVІІ в. перешла в Супрасльский монастырь. Старшая книга, помеченная Супраслем, – 1695 г. Ея деятельность здесь продолжалась до 1804 г., когда она была продана частному лицу. Кроме униатских богослужебных книг, в ней печатались, особенно в конце ХVII в., старообрядческие, по преимуществу так наз. «переводные», т. е. перепечатки московских изданий времени патр. Иосифа.

В начале XVII в. впервые была основана типография в Почаеве; в ней Кирилл Транквпллион, тогда еще православный, напечатал свое «Зерцало Богословия», 1618 г. Около 1730 г. она была устроена вторично, для печатания униатских богослужебных и др. книг. Мы имеем ряд ее изданий, начиная с 40-х годов ХVIII в. По-видимому, она печатала книги также для старообрядцев; во всяком случае известно немало старообрядческих изданий, помеченных Почаевом.

Старообрядцы (особенно во второй половине ХVIII в.) издавали довольно много книг в Клинцах (Черниг. губ.) и в разных потаенных типографиях, выставляя местом их печатания то Вильну, то Варшаву, то другие еще города. Эти издания еще не приведены в достаточную известность.

А. Соболевский.


Комментарии для сайта Cackle