профессор Александр Павлович Лопухин

Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том XII. Книги символические – Константинополь

 КондакарьКондаковКондак 

Кондаков

Кондаков Никодим Павлович, доктор теории и истории искусств, заслуженный профессор и ординарный академик Академии Наук, родился в Новооскольском уезде Курской губернии в 1844 г.38 и первоначальное образование получил в приходском училище в Москве, а потом учился во 2-й московской гимназии, по окончании курса которой поступил в 1861 г. в Московский Университет на историко-филологический факультет. Здесь особенное влияние на научное развитие Н. П. Кондакова и на направление последующей его ученой деятельности оказал Ф. И. Буслаев, которого Н. П. в одном из своих сочинений называет «незабвенным». По окончании курса Университета Н. П. Кондаков преподавал с 1865 по 1870 г. русский язык и словесность в той же 2-й московской Гимназии и в Александровском военном училище, а вместе с тем читал русскую историю и археологию в Московской Школе живописи и ваяния. В этом периоде времени, а именно в 1867 г., была совершена И. П. Кондаковым его первая поездка заграницу для изучения памятников классической древности и искусства, а немного ранее были напечатаны в «Сборнике на 1866 год, изданном обществом древнерусского искусства при московском Публичном Музее», первые ученые работы его, три статьи критико-библиографического характера: 1) Древнехристианские храмы; 2) Православное искусство в Сербии и 3) Англосаксонский крест VIII столетия.

В 1870 г. Н. И. Кондаков получил кафедру теории и истории искусств в Императорском Новороссийском Университете, а в 1873 г. защитил в Московском Университете магистерскую диссертацию: «Памятник Гарпий из Малой Азии и символика греческого искусства. Опыт исторической характеристики» (Одесса 1873). С начала 70-х годов Н. П. Кондаков стал делать поездки на места археологических разысканий в России, а в 1873 г. путешествовал в Грузию для изучения архитектуры грузинских церквей. Результатом этой поездки было сочинение: «Древняя архитектура Грузии», напечатанное в VІ томе «Трудов Имп. Московского Археологического Общества» (1876 г.). С 1 марта 1875 г. по 1 августа 1876 г. Н. П. Кондаков был в заграничной командировке для изучения памятников византийского искусства по миниатюрам греческих рукописей, а в 1876 году напечатал свой капитальный вообще и особенно важный в византиноведении труд по этому предмету: «История византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей». Императорское Русское Археологическое Общество удостоило этот труд золотой медали, а Императорская Археологическая Комиссия избрала Н. П. Кондакова в том же 1876 г. своим членом. Вслед за этим трудом, доставившим автору имя первого знатока византийской миниатюры, последовал ряд других работ, посвященных отчасти той же миниатюре, отчасти древнехристианскому искусству вообще и византийской мозаике в частности, а отчасти искусству классическому: «О миниатюрах греческой Псалтыри IX века из собрания А. И. Хлудова»; «Мозаики мечети Кахрие-Джамиси Μοvὴ τῆς χω’ραςМоит] – в Константинополе»; «О древнехристианской патере из керченских катакомб»; «Греческие терракотовые статуэтки в их отношении к искусству, религии и быту» и др. В 1881 г. Н. П. Кондаков совершил путешествие на Синай и обследовал памятники древности Синайского монастыря и рукописи его библиотеки. Плодом этого путешествия было сочинение: «Путешествие на Синай в 1881 году. Из путевых впечатлений. Древности Синайского монастыря» (Одесса 1882). В 1882 г. И. П. Кондаков принимает весьма деятельное участие в устройстве и трудах VІ Археологического Съезда, для которого он подготовил новый капитальный труд: «Византийские церкви и памятники Константинополя», явившийся результатом как прежних его поездок на Восток, так и в особенности археологической экскурсии весною 1884 г., снаряженной распорядительным комитетом Съезда. В 1886 г. Н. П. Кондаков был избран действительным членом Императорского Археологического Общества, в трудах которого принимает особенно близкое участие со времени своего переселения в Петербург. Живя до 1888 г. в Одессе, он был также одним из самых деятельных членов Одесского Общества Истории и Древностей, а Одесская школа рисования обязана ему высокой степенью своего развития. С 1888 г. деятельность Н. П. Кондакова переносится в Петербург, где он занял профессорскую кафедру в Университете, а также получил должность старшего хранителя Отделения средних веков и эпохи возрождения в Императорском Эрмитаже и читал лекции о истории искусств на Высших женских курсах. Эрмитаж обязан Н. П. Кондакову прекрасном размещением вещей средневекового отделения и точным их описанием, В 1889 г. Н. П. Кондаков совершил по Высочайшему повелению поездку на Кавказ с целью описания ризниц монастырей Мингрелии, Имеретии и Грузии. Результатом этой поездки была напечатанная в 1890 г. «Опись памятников древности в некоторых храмах и монастырях Грузии», представляющая богатейший материал для истории византийского и грузинского искусства.

Поездка эта и самая задача описания монастырских ризниц состоялись вследствие случайного обнаружения крупных хищений, производившихся в старинных монастырях Кавказа в 80-х годах прошлого столетия. Хищения эти заслуживают быть отмеченными особо в летописях русской археологии. Местный фотограф испросил в Грузино-Имеретинской Синодальной Конторе (в Тифлисе) разрешение заменять старинные серебряные иконы и утвари новыми серебряными же и открыл систематический и хищнический поход на монастырские ризницы Грузии. В этих ризницах с древнейших времен сохранялись драгоценные вкладные иконы царей Грузии, Имеретии и Гурии, украшенные еще более драгоценными эмалевыми медальонами, исполненными или в самой Византии, или же и в Грузии с грузинскими надписями, по так называемому, перегородчатому способу. Как известно, вследствие чрезвычайных трудностей при обжоге этих эмалей, их техническое производство, бывшее весьма распространенным в X-XII столетиях на православном Востоке, ныне же составляющее предмет больших усилий и крайних трудностей для лучших ювелиров, делает эти эмали особенно дорогими предметами древности. Отдельные медальоны ценятся в Европе от 5 до 10 тысяч франков. Очень понятно, какие барыши должен был получать предприимчивый фотограф, когда накладывал руку на икону, украшенную двумя десятками подобных медальонов, а взамен ее ставил икону в серебряном окладе из московских мастерских. Коротко говоря, он получал от продажи медальонов одной иконы от 30 до 50 тысяч рублей, а взамен оставлял икону, красная цена которой не выше 400 рублей. Такого рода обмен был ему разрешен названною Конторой. К сожалению, кроме драгоценных медальонов на вкладных иконах были исторические надписи с датами, которые безжалостно предавались уничтожению. Тем не менее, фотограф успешно продолжал свои грабительские поиски. Один из медальонов был смело привезен им для продажи в Петербург, и приобретший его граф А. А. Бобринский показал его проф. Н. П. Кондакову; тот не замедлил указать ему этот самый медальон на фотографическом снимке древней иконы в монастыре Джумати, который был сделан фотографом Ермаковым еще в 70-х годах. Медальон и фотография были представлены в тот же день Министру Двора графу И. И. Воронцову-Дашкову, а затем и покойному Императору Александру III. Выло решено, по предложению Н. И. Кондакова, сделать наскоро опись важнейших предметов древности, хранящихся в ризницах главных монастырей Грузии с тем, чтобы, по отпечатании этой описи, епархиальное ведомство предписало монастырям хранить по ней то, что будет отмечено. Конечно, в эту опись могла попасть только незначительная часть предметов древности, – и дело это, начатое случайным образом и наспех, следовало бы продолжить и равным образом распространить на монастырские ризницы остальной России. В сочинении Н. П. Кондакова изображены, по старым фотографиям, древние иконы, подвергшиеся уничтожению. Ныне известно, что большинство эмалевых медальонов коллекции Звенигородского происходит с этих разобранных икон.

С 1889 г. Н. П. Кондаков предпринимает, совместно с графом И. И. Толстым, издание «Русских древностей в памятниках искусства», а в 1891 г. путешествует по Сирии и Палестине в качестве руководителя ученой экспедиции, снаряженной Императорским Палестинским Обществом для изучения христианских древностей Святой Земли. Результатом этого путешествия явилась изданная в 1904 г. Академиею Наук книга Н. П. Кондакова «Археологическое путешествие по Сирии и Палестине». В 1892 г. вышел, – одновременно с русским, на французском и немецком языках, – признанный «необычайным явлением»в науке большой труд Б. П. Кондакова по истории византийской эмали: «Византийские эмали. Собрание А. В. Звенигородского. История и памятники византийской эмали».

Как авторитетный знаток теории искусства, Н. П. Кондаков участвовал в выработке устава Академии Художеств, в качестве члена Высочайше назначенной Комиссии по пересмотру этого устава, и состоит членом Академии по настоящее время.

Изданный в 1898 г. первый том сочинения: «Русские клады. Исследование древностей великокняжеского периода» с приложением 20 таблиц, частью в красках, с рисунками в тексте, посвящен разбору художественных стилей, господствовавших в так называемом «Киевском периоде» русских древностей. Здесь рассмотрены предметы арабского стиля и украшения с восточным характером орнаментики, древности греко-восточного стиля, известного под именем «корсунского, и, наконец, стиля «русско-византийского», к которому относится целый ряд драгоценных кладов из предметов церковной утвари по преимуществу и особенно ценных, зарытых в Киеве, в эпоху татарского нашествия. Главное содержание этого тома посвящено разбору бытовых предметов и особенно уборов русско-византийской древности (диадемы, бармы, цепи, серьги и предметы церковного обихода).

В 1898 г. Н. П. Кондаков избран ординарным академиком по Отделению русского языка и словесности Императорской Академии Наук и в том же году путешествует по Афону во главе организованной Академиею ученой экспедиции, результатом которой явилось изданное Академией Наук в 1902 г. большое сочинение его «Памятники христианского искусства на Афоне». В 1901 г. Н. П. Кондаков назначается непременным членом – управляющим делами Высочайше учрежденного Комитета попечительства о русской иконописи. В возникновении этого учреждения, состоящего под непосредственным покровительством Государя Императора и преющего целью «изыскание мер к обеспечению благосостояния и дальнейшего развития русской иконописи», Н. П. Кондакову принадлежит одно из самых первых мест, как ему же Комитет обязан направлением всей своей последующей деятельности. В настоящее время в иконописных селах Владимирской губернии и в слободе Борисовке, Курской губернии, существуют открытые Комитетом учебно-иконописные мастерские, вся организация которых, как-то: выработка положения о них, приискание художников-руководителей, преподавателей, мастеров-иконописцев и т. под., принадлежит почти исключительно Н. П. Кондакову. Им же ведется предпринятый Комитетом для потребностей иконописания капитальный труд издания лицевого иконописного Подлинника, в который войдут, помимо теоретического руководства, составленного Н. П. Кондаковым, снимки в красках, фототипиях и прорисях с огромного числа древних греческих и русских икон. Заключающий изображения Христа Спасителя первый выпуск этого труда, который не имеет ничего себе подобного в изданиях этого рода, в 1905 г. уже вышел в свет с обширною монографией Н. П-ча.

[В 1907 и в 1908 г. Н. П. Кондаков избрав почетным членом Духовных Академий – Киевской и С.-Петербургской.]

Главным предметом ученых работ Н. П. Кондакова является, таким образом, христианская археология вообще и византийское искусство в частности. В этой области Н. П. Кондаков пользуется вполне заслуженным именем лучшего и авторитетнейшего ученого не только у нас в России, но и на Западе. Предмету этому были посвящены, как уже сказано было, самые первые его работы, три статьи, напечатанные в «Сборнике за 1866 год, изданном Обществом древнерусского искусства при Московском Публичном Музее»: 1) «Древнехристианские храмы», 2) «Православное искусство в Сербии»и 3) «Англо-саксонский крест VІІІ столетия». Следующим за этими статьями трудом Н. П. Кондакова, примыкающим к области христианской археологии и византийского искусства, было сочинение «Древняя архитектура Грузии», помещенное в «Трудах Имп. Московск. Археол. Общества» (т. 1V, 1876, стр. 211–268). В нем Н. П. Кондаков доказал, что архитектура грузинских церквей представляет собою одну из ветвей византийского искусства, примыкая к архитектуре византийской во втором периоде развития последней, но не лишена также типических национальных особенностей, почему и имеет право на самостоятельное место в истории искусства. Последовавший за этим сочинением замечательный труд Н. П. Кондакова «История византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей» (Одесса 1876) посвящен памятникам, представляющим, – по словам автора в его отчетах о заграничной командировке («Записки Имп. Новороссийского Университета», т. XVIII, 1876, стр. 177–183), – наибольшую важность в истории византийского искусства как «по сравнительной многочисленности произведений этого рода, которые идут в непрерывной последовательности, особенно с начала IX и по XIII век включительно», так «и по определенности их дат, и особенно по ясности сюжетов, истолковываемых при помощи текста, который эти миниатюры иллюстрируют или сопровождают». Основанное на тщательном изучении огромного числа греческих иллюстрированных рукописей европейских библиотек, это сочинение проливает совершенно новый свет на историю развития византийской живописи, в которой до того времени миниатюре не придавалось никакого национального значения и не усматривалось связи ее с историею общества. П. П. Кондаков доказал здесь, что византийская миниатюра не была явлением случайным, что произведения ее, если их рассматривать в естественной их связи, имеют известную однородность и развитие и что это развитие, в свою очередь, было тесно связано с историею умственных и нравственных интересов общества. История византийской миниатюры рассмотрена в этом труде во всех ее периодах: в древнейшую эпоху возрождения в Греции античного искусства (IV-V вв.); в период процветания собственно византийского национального искусства, начавшийся блестящим царствованием Юстиниана; в эпоху упадка миниатюры, совпавшую с временем иконоборчества; в период вторичного процветания искусства, открывшийся концом IХв., и, наконец, в эпоху окончательного разложен его в течение ХIII-ХIV вв. Сочинение это переведено на французский язык в издании «Международной библиотеки искусств» под заглавием: «Histoire de l’art byzantin considere principalement dans les miniatures» (Paris 1886–1891) и снабжено в этом переводе иллюстрациями, отчасти новыми, а отчасти заимствованными из приложенного к русскому тексту альбом рисунков (XIV табл., Одесса 1877). В 1877 г. в журнале «Revue archéologиque» (Juin) была напечатана статья Н. II. Кондакова «Les sculptures de la porte de la Sainte-Sabine h Rome», представляющая собою доклад его в Обществе христианского искусства в Риме и впервые устанавливающая точным образом время происхождения барельефов деревянной двери в базилике св. Сабины в Риме на Авентинском холме. В 1878 г. в «Трудах Москов. Археолог. Общества» (т. VІІ, стр. 162–183) напечатано исследование его «Миниатюры греческой рукописи Псалтыри IX века из собрания А. И. Хлудова в Москве», где выяснено отношение миниатюр этой замечательной рукописи к предшествующему и последующему времени в истории византийского искусства и указана их связь с событиями общественной и церковной жизни Византии в ту эпоху. В 1879 г. в «Запасках Одесск. Общества Истории и Древн.» (т. XI, 67–73) напечатана статья Н. П Кондакова «Древнехристианская патера из керченских катакомб». В 1880 г. Н. П. Кондаков издает исследование о мозаиках константинопольской мечети Кархие-Джамиси («Мозаики мечети Кахре-Джамиси (Μονὴ τῆς χω’ρας) в Константинополе» в «Записках Импер. Новоросс. Универс.», т. XXXI, 1880 г., 298–331), в котором доказывает, что мозаики эти, по своему стилю и техническому исполнению, равно как и по самым задачам внутреннего содержания, составляют произведение собственного византийского искусства, без участия в каком бы то ни было виде западных мастеров живописи, и принадлежит периоду вторичного процветания византийского искусства, в течение XI-ХIII столетий. Путешествие на Синай, совершенное Н. П. Кондаковым в 1881 г., вызвало весьма ценное исследование его о древностях Синайского монастыря: «Путешествие па Синай в 1881 году. Из путевых впечатлений. Древности Синайского монастыря» (Одесса 1882). После краткого дневника путешествия автор дает здесь весьма важные заключения об архитектуре монастыря и его Юстиниановой базилики, о заключающейся внутри этой базилики мозаике Преображения Господня и резной двери и, наконец, о находящихся в библиотеке монастыря греческих рукописях с миниатюрами, которые дали автору случай еще раз подтвердить его прежние выводы о вредном влиянии иконоборчества на эту отрасль византийского искусства. В 1884 г. на VI Археологическом Съезде («Бюллетени», №№ 4 и 7) Н. П. Кондаковым сделаны доклады: «Какая возможна в современной науке археологии постановка вопроса о влиянии в области искусства вообще и византийского искусства в частности?» и «Константинопольские церкви». В журнале «Новь» за .1885 г. (№№ 16 и 17) помещена статья Н. П-ча «Древности Константинополя», а в 1887 г. в «Трудах VI Археол. Съезда» в Одессе (т. III) явилось подготовленное им к этому Съезду большое исследование: «Византийские церкви и памятника Константинополя». Труд этот, заключая в себе историю, топографию и полное, детальное описание константинопольских церквей и памятников византийского искусства, представляет собою целую энциклопедию византиноведения и дает богатейший материал для истории византийской архитектуры, скульптуры и иконографии, затрагивая в то же время и другие вопросы истории, религии, быта и политической жизни Византии. В 1890 г. вышла «Опись памятников древности в некоторых храмах и монастырях Грузии, составленная по Высочайшему повелению» (Саб. 1890), представляющая драгоценные материалы для истории не только византийского искусства во всех его отраслях (миниатюры, мозаики, эмали и т. п.), но и для истории искусства грузинского, для иконографии вообще и для истории местного края. В 1891 и 1892 гг. напечатаны доклады Н. П-ча Палестинскому Обществу относительно путешествия его в Святую Землю («Седьмой Отчет Имп. Палестин. Общ.» за 1888–1890 гг., прилож. 16, стр. 63–77, Спб. 1891; «Сообщения Имп. Правосл. Палестин. Общ.», апрель 1892 г., стр. 144–146). В 1892 г. вышло в свет особенно важное исследование Н. П. Кондакова о византийской эмали: «Византийские эмали. Собрание А. В. Звенпгородского. История и памятники византийской эмали». Изданная с небывалою роскошью, книга эта заключает в себе снимки с богатейшего собрания византийских эмалей покойного А. В. Звенигородского и исследование Н. П. Кондакова по истории эмали. В нем автор рассматривает технику эмали не только византийской, но и многих других народов и стран, начиная с древнего Египта и кончая средневековою Европой, Персией и Средней Азией; описывает и анализирует множество памятников этого искусства, разделяя их на группы и датируя; исследует памятники византийской эмали коллекции А. В. Звенигородского, относя их к лучшему времени византийского эмалевого производства, т.е. к первой половине XI века, и выясняя их значение для истории иконописных типов и византийского орнамента; наконец, разбирает русско-византийские эмали того же собрания, указывая на знакомство дотатарской Руси с византийскими и восточными художественными производствами и на значительное обращение в ней самых разнообразных предметов этих производств. Русская и западная наука признали это издание явлением единственным в своем роде, – таким, которым, – по словам †В. В. Стасова («Зап. Имп. Русск. Археол. Общ.», т. IX, вып. 1–2, приложен), – наши ученые учреждения имеют «не только право, но даже обязанность гордиться», как «одним из самых утешительных и радостнейших явлений нашего отечества за последнее время». В 1894 г. напечатан отзыв И. П. Кондакова о сочинении († проф.) Д. Ф. Беляева «Вуzantina» («Визант. Временник», т. I, 1884 г., стр. 173–180). В 1902.г. Академиею Наук издан капитальный труд его «Памятники христианского искусства на Афоне». Большой том, обильно снабженный рисунками в тексте и отдельными фототипическими таблицами, – труд этот является результатом осмотра памятников древности в 18-ти афонских монастырях и представляет собою, – по словам его автора (стр. 59), – трактат «об историческом ходе развития христианского искусства на греческом и югославянском Восток после падения Византии». В нем рассмотрены: архитектурные памятники Афона и их скульптурные украшения; стенная живопись и памятники иконописи; оклады икон, евангелий, ковчежцы и др.; чаша Мануила Палеолога, артосные панагии, резные бронзовые двери Ватопеда, ризы, воздухи, плащаницы и лицевые рукописи. Каждому отдельному памятнику дано здесь место в общей истории византийского искусства или в отношении его к искусству югославянского востока; внесена в научное обращение масса нового материала, а ранее известное получило новое освещение; – вообще, книга признана была весьма ценным вкладом в историю не только византийского, но и славянского искусства. В том же 1902 г. Академиею Наук изданы «Иконы Синайской и Афонской коллекций преосв. Порфирия в лично им приготовленных снимках» с объяснительным текстом Н. П. Кондакова. В «Памятниках древней письменности и искусства» (СХХI) в 1903 г. Н. П-ч издал «Зооморфические инициалы греческих и глаголических рукописей X-XI стол. в библиотеке Синайского монастыря», причем в предисловии к этому изданию указал на необходимость построения истории так называемого звериного стиля в византийской и русской орнаментике на предварительном изучении форм плетения и звериных типов в орнаменте гало-меровингском и готфском, сибирском и среднеазиатском, сассанидском и сиро-арабском. В 1904 г. Академия Наук издала новый большой труд Н. П. Кондакова: «Археологическое путешествие по Сирии и Палестине». Книга снабжена массою рисунков как в тексте, так и на отдельных таблицах и по обилию сгруппированного здесь археологического материала, по важности намечаемых этим материалом вопросов истории христианского искусства вообще и христианской архитектуры в особенности представляет выдающийся научный интерес. В обширном введении автор выясняет отношение палестинской археологии к общей истории искусства, указывает оригинальные стороны древностей Сирии в архитектуре, орнаментике и тканях, разбирает существующие в науке воззрения на источники христианского искусства и указывает на первенствующее значение памятников Палестины в таких капитальных для истории христианского искусства вопросах, как вопрос о происхождении базилик, о переходе сирийской базиличной башни с востока на запад, о месте сложения первоначальных форм алтаря, жертвенника, алтарной преграды и других частей храма, о восточном или римском происхождении аканфа в архитектуре IV-VІІІ столетий и о связях византийской иконографии с Палестиною в период сложения иконографических тем, т. е. между IV и VІІІ веками. Правда, по мнению П. Н. Кондакова, время для истинно научных обобщений по всем этим вопросам еще не настало вследствие недостаточности опубликованного археологического материала; поэтому и задачею своей книги он считает главным образом издание этих материалов. Действительно, пред читателем проходит здесь масса или вовсе дотоле неизвестных памятников Сирии, Заиорданья и Иерусалима, или не обследованных до сих нор детально, или же неправильно освещавшихся. Однако нельзя смотреть на эту книгу только как на собрание материалов для истории христианского искусства, потому что очень многому из этих материалов здесь же отведено место в истории и указано направление, которое должны давать вводимые здесь в научное обращение факты тому или другому темному вопросу христианского искусства. Особенно важное значение имеет в этом отношении глава IV, где автор исследует вопрос об истории храма Гроба Господня и, приняв за основание своих суждений древние свидетельства о нем от Евсевия до крестоносцев включительно, сопоставляет их с памятниками вещественными, придавая особую важность среди них остаткам Константиновых сооружений на «Русском месте», представляющим собою руины пропилей древнего храма, и колоннам Омаровой мечети. Страницы, посвященные этому исследованию, полны глубокого научного интереса и впервые ставят вопрос о храме Гроба Господня на вполне научную почву. [То же верно и для статьи Н. П--ча «Иерусалим»,помещенной в «Прав. Богословской Энциклопедии» VI, Спб. 1905, 483–570, а отсюда в отд. оттиск ах.]

Истории искусства классического посвящена прежде всего магистерская диссертация Н. П. Кондакова: «Памятник Гарпий из Малой Азии и символика греческого искусства. Опыт исторической характеристики» (Одесса 1873J. Здесь рассматриваются известные надгробные рельефы, называемые памятником Гарпий, и указывается отношение их к аналогичным явлениям греческого искусства вообще. В 1874 г. Н. П. Кондаковым помещено несколько корреспонденций в «Московских Ведомостях по поводу археологических разысканий на юге России. В «Трудах II-го Спб. Археологического Съезда» (вып. I, 1876 г., отд. III, стр. 20–24) напечатан доклад Н. П. Кондакова этому Съезду: «О некоторых мелких предметах древности, найденных в Аккермане в 1867 году». В «Записках Одесск. Общества Истор. и Древн.» (т. X, стр. 16–25) в 1877 г. Н. П-ч поместил статью «Мраморный рельеф из Пантикапеи», относя этот рельеф к III-II в. до р. Хр. На третьем Археологическом Съезде в Киеве он сделал доклад: «Мелкие древности Кубанской и Терской областей» («Труды Третьего Археол. Съезда», 1878 г., т. I, 139–146), а в 1879 г. в «Записках Одесск. Общ. Истор. и Древн,»(т. XI, стр. 75–179) явился новый большой труд его по истории классического искусства «Греческие терракотовые статуэтки в их отношении к искусству, религии и быту». Изучив почти необозримую массу статуэток из обожженной глины, автор указал здесь отношение их к религии, культу и древнему быту, расчленил на отделы и привел эти последние в органическую связь как между собою, так и в отношении к античному искусству вообще. Классическому искусству, именно древностям южной России, посвящен затем 1-й выпуск «Русских древностей в памятниках искусства» (1889 г.), издаваемых Н. П. Кондаковым вместе с гр. И. И. Толстым. Наконец, в 1892 г. в Журнале Мин. Народн. Просв.» (июнь, стр. 339–353) помещена рецензия Н. П. Кондакова на сочинение В. К. Мальмберга «Метопы древнегреческих храмов», а в 1893 г. в том же журнале (декабрь, стр. 388–396) рецензия на сочинение А. Л. Бертье-Делагарда «Древности южной России. Раскопки Херсонеса».

Понятно, что все труды Н. П. Кондакова по истории древнехристианского и византийского искусства имеют громадное значение и для истории искусства древнерусского, но Н. П. Кондаков создал себе крупное имя работами и собственно в этой последней области. Так, еще в 1885 г. в «Журн. Мин. Нар. Просв.» (июль, стр. 110–142) напечатана полная весьма важных замечаний и обобщений рецензия его на известное сочинение О. И. Буслаева «Русский лицевой Апокалипсис». В 1887 г. Н. П. Кондаков в своем докладе Русскому Археологическому Обществу «О фресках лестниц Киево-Софийского собора» («Зап. Имп. Русск. Археол. Общ.», т. III, вып. III-IV,. 1888 г., стр. 287–306) впервые объяснил эти фрески, бывшие до того времени непонятными и загадочными. В том же Археологическом Обществе («Зап. Ими. Русск. Археол. Общ.», т. IV, 1889 г., стр. ХХIII-XXVI) он дал свой разбор труда †В. В. Стасова «Обзор славянского и восточного орнамента по рукописям». С 1889 г. началось, одновременно на русском и французском языках, издание Н. П. Кондаковым и гр. И. И. Толстым «Русских древностей в памятниках искусства», имеющее целью «представить историческое образование и развитие древнерусского искусства в точных снимках с художественных памятников русской древности и старины». Издание это, вышедшее по настоящее время в шести выпусках, имеет популярный, по вместе с тем и строго научный характер, основанный на глубоком изучении памятников и сравнении их с массою однородных. В 1895 г. в «Журн. Мин. Нар. Просв.» (сентябрь, стр. 26–31) Н. П. Кондаковым напечатан некролог П. И. Савваитова. В 1899 г. в «Памятниках древней письменности» (СХХХІІ) помещена его статья «О научных задачах истории древнерусского искусства», где он, определяя эти задачи, говорит об отношении русского искусства к византийскому и в доказательство самобытности и оригинальности русского искусства описывает и объясняет скульптурные украшения Дмитровского собора во Владимире и собора в Юрьеве-Польском. Наконец, к этой же области древнерусского искусства должны быть отнесены труды и заслуги П. Н. Кондакова в современной русской иконописи. В 1901 г. в «Памятниках древней письменности и искусства» напечатан его доклад «Современное положение русской народной иконописи», представляющий собою обстоятельное,, живое и по местам художественное описание положения иконописного дела во Владимирской губернии, в связи с соображениями о мероприятиях, которые должны быть приняты для того, чтобы вывести это дело из состояния крайнего упадка, в каком оно давно уже находится. В «Известиях Высоч. учрежд. Комитета попечительства о русск. иконописи» (вып. I, стр. 83–90) помещен другой подобный же доклад Н. П-ча о поездке его в иконописные села Владимирской губернии в 1901 г. Там же (стр. 106–108) напечатана его «Записка о положении иконописания в юго-западных губерниях России и мерах к поднятию оного». Издаваемый Комитетом попечительства о русской иконописи «Лицевой иконописный Подлинниик», первый выпуск которого, приготовленный Н. П. Кондаковым, уже издан в 1905 г. и встречен всеобщим сочувствием, является одною из самых существенных мер к поднятию русского иконописания и неоценимою заслугой Н. П-ча русскому иконописному делу.

Из новейших трудов Н. П. Кондакова отметим еще следующие. Некролог В. В. Стасова в «Журнале Мин. Нар. Просвещения», за 1907 г. «Македония: археологическое путешествие» (Спб. 1909) – труд высокой научной и даже международно-политической ценности. «Иконография Богоматери: связи греческой и русской иконописи с итальянской живописью раннего возрождения» (147 рисунков в тексте) в IV-м выпуске (Спб. 1910) «Иконописного Сборника» (стр. 1–216) и отдельно; это – предварительная работа к изданию «Иконографии Богоматери», но – помимо специального значения – она имеет и общекультурную важность. «Новая ватиканская пинакотека» в журнале «Старые Годы» за март 1911 г.

Ф. И. Покровский (и Н. Н. Г.)

* * *

38

См. Биограф. словарь профф. Спб. Университета I, стр. 337–338, что Н. П. Кондаков «происходит от крепостного человека князей Трубецких, владельцев имений в Новооскольском уезде Курской губернии, бывшего главноуправляющим этих имений и отпущенного на волю.]»


 КондакарьКондаковКондак