профессор Александр Павлович Лопухин

Каноника

Каноника (τὰ κανονικά). Так называется наука, излагающая в систематическом виде нормы, содержащиеся в древних церковных правилах и дающие руководство в правильному и основательному пониманию их. Другое название этой науки, соответствующее первому, – это „каноническое право». Последнее название носила эта наука при первоначальном введении преподавания ее в наших Духовных Академиях. Тем и другим названием дается понять, что главным содержанием указанной науки должны служить правила древней вселенской церкви. И история преподавания этой науки в наших Духовных Академиях показывает, что первоначально преподавание ее состояло именно в практическом, а потом систематическом ознакомлении с правилами древней церкви. Но практический характер этой науки скоро направил ее внимание к действующим постановлениям местно-русской церковной и светской власти и поставил для нее задачею привести эти местные постановления в одно стройное систематическое построение вместе с правилами древней вселенской церкви. В этом построении правила древней церкви должны занять положение фундамента, а позднейшие и действующие постановления – значение дальнейших частей его.

При таком составе содержания рассматриваемой науки, первоначальное название ее каноническим правом оказывалось уже не точным. И вот явилось другое название ее более общего характера – „церковное законоведение“ (в Записках по церковному законоведению протоиерея Скворцова, Киев 1857, изд. 2-е, и в Курсе церковного законоведения архим. Иоанна, Спб. 1851), – более соответствующее материалу, который она обрабатывает и построяет в систему. При дальнейших успехах в более тщательной обработке и систематизации материала рассматриваемая наука получила название „церковного права», которое можно считать окончательно утраченным за нею [хотя даже в уставе Духовных Академий 1884 г. замечается двойственность, поскольку в § 100 п. 7 упоминается в ряду академических наук „церковное право“, а в § 141 говорится о докторах „канонического права"].

Система науки церковного права разделяется на две части: – внутреннее церковное право и внешнее церковное право. Первая часть, после предварительных понятий о церковном праве и его источниках, сообщает об устройстве церкви, как особого общественного союза и о полномочиях церковной власти. Во второй говорится об отношениях между церковию и государством в истории и по действующему праву и об имущественных средствах Церкви, во многом зависящих от государства. Вопросы, входящие в первую часть церковного права, имеют тесное соприкосновение с богословием. Поэтому естественно, что и церковное право издавна считалось и считается в составе богословских наук. Здесь оно относится к отделу практического богословия, а по отношению к богословию теоретическому, – по выражению московского митрополита Филарета, – оно отстоит дальше всех других богословских наук. Тем не менее, при ближайшем рассмотрении дела, оказывается, что и с теоретическим богословием церковное право имеет тесную органическую связь.

Тесная связь церковного нрава с догматикою обнаруживается в том, что в той и другой науке говорится о церкви, ее происхождении, задачах, средствах, организации. Только в каждой из этих наук указанные вопросы рассматриваются с разных сторон: – в догматике со стороны духовной, в церковном праве со стороны внешней организации, юридических отношении. Догматика выясняет внутреннюю, духовную природу церкви, ее назначение, средства; церковное право занимается внешнего организацией церкви, как общественного союза, ее устройством, дисциплиной, ее отношением в государству. Церковная иерархия рассматривается в догматике, как богоучрежденный проводник благодати в церкви; в церковном же праве она рассматривается, как церковное правительство. Таинства церковные рассматриваются в догматике, как средства благодатного освящения, а в церковном праве они имеют 8начение по тем правовым последствиям, которые влекут за собою для принимающих их. Так, крещение и миропомазание имеют значение в области церковного права с той стороны, что отверзают дверь в церковь; причащение св. таин рассматривается, как средство церковного общения; покаяние, – как средство, поддерживающее общение грешника с церковию; таинство священства, – как законный способ поставления на священное служение в церкви; браковенчание – как средство к проведению церковной дисциплины в жизнь семенную и пр. При этом нужно заметить, что догматическое учение о церкви, об устройстве иерархии церковной, о пастырских полномочиях, о форме совершения таинств и их спасительном действии, как составляющее содержание нашей веры, не может подлежать пересмотру или критике в церковном праве. Отсюда особенности того или другого исповедания христианской веры необходимо отражаются и в основных началах церковного права того исповедания. – В подобном же отношении находится церковное право и к науке о нравственности. Нравственное богословие изображает идеал христианской нравственности, к осуществлению которого должны стремиться все христиане, желающие удостоиться в будущей жизни блаженства с праведными. В церковном праве предъявляются членам церкви известные требования, как обязательные правила жизни, под угрозою за неисполнение их церковного суда и наказания. Требования эти по степени строгости не одинаковы для разных классов членов церкви. История показывает, что они могут быть п ослабляемы в церковной дисциплине сравнительно с первыми временами христианства в виду слабости сил человеческих. Но требования церковной дисциплины по своему характеру никогда, при всей снисходительности, не могут противоречить идеалу христианской нравственности. – Совершение таинств церковных и все вообще богослужение имеет много точек соприкосновения с церковно-правовыми отношениями. Поэтому богослужебные чины, в особенности чины совершения таинств церковных, служат выражением церковно-правовых норм. Отсюда история богослужебных чинопоследований содержит в себе очень много важных для истории церковных институтов, напр., покаянного института, брачного института и др. Потому же памятники, содержащие в себе указания на порядок отправления христианского богослужения, те же самые чинопоследования богослужебные, служат вместе и памятниками познания церковно-правовых норм – церковное право соприкасается, наконец, и с церковною историей. Формы церковного управления, церковного суда, правила церковной дисциплины, не имеющие тесной связи с догматическим учением, допускают изменения, сообразно историческим обстоятельствам места и времени. И история показывает, что многие из церковных институтов испытали в течение веков важные изменения в своей внешней организации. Это обстоятельство обязывает канониста – для правильного освещения настоящей организации церковного общества и состояния церковной дисциплины – обращаться к помощи исторического метода изложения материала. Но, обращаясь к содействию фактов церковной истории, канонист воздерживается от того, чтобы вторгаться в чужую область. Он преследует свою задачу при помощи исторического материала; он следит исторически развитие церковных институтов, напр., церковного суда, брачного института, покаянной дисциплины и т. д. с целию выяснить истинную природу того или другого института, остающуюся неизменною среди смены исторических его форм. Историк же имеет в виду изобразить быт церковного общества в то или другое время, в том или другом месте, со всеми его хорошими и слабыми сторонами. Поэтому, если он касается тех же церковных институтов, которыми занимается, с своей точки зрения церковное право, напр., покаянной дисциплины, то изображает их в связи с общею картиной церковной жизни известного времени и в тех особенностях, с какими они являются в описываемое время.

Но церковное право излагает не одни нормы, регулирующие внутренний строй жизни церкви, как общества, но и государственные законы, определяющие ее внешнее правовое положение. А эти законы, благодаря взаимному доверию, установившемуся между церковию и государством в византийской империи со времени христианских императоров, предоставляли церкви значительное влияние и на дела общественно-государственного характера. Такое влиятельное положение церкви в государстве продолжалось в византийской империи до падения ее и по преемству усвоено русским государством, а на Западе в средние века перешло в господство церкви над государством. Это положение обязывало и светского юриста изучать нормы церковного права, и не только те, которые произошли путем государственного законодательства, но и нормы, регулирующие внутреннюю жизнь церкви, так как первые были бы мало понятны <5ез сравнительного изучения с первыми. И опыт показывает, что действительно издавна, с византийского периода, образованные юристы занимались изучением церковного права и принимали участие в разработке его составлением практических сборников и толкований на правила и законы по делам церковным. Точно так же и на Западе изучение церковного права составляло необходимую составную часть курса в юридических школах, и образованным юристом считался тот, кто был doctor juris utriusque, т. е. римского и канонического права, по причине тесной историко-культурной связи между ними у западных народов. В виду того, что указанное выше влиятельное положение церкви в государстве имеет силу и доселе, особенно, у нас в России, было далеко не лишним делом введение преподавания церковного права на юридических факультетах наших университетов.

Для юриста, конечно, имеет важность по преимуществу изучение т. наз. внешнего церковного права, т. е. законов, определяющих правовое положение церкви и других религиозных обществ в государстве. Но нельзя считать не важным и ознакомление с нормами, регулирующими внутреннюю жизнь церкви, так как без этого у юриста не было бы надлежащего критерия для оценки характера и достоинства действующих вероисповедных законов государства. В судебной практике встречаются, напр., дела о преступлениях раскольников, сектантов, о религиозных преступлениях вообще. В этих делах, конечно, весьма важно для образованного юриста знать не только государственную, но и церковную точку зрения. Еще более необходимо основательное знакомство с церковным правом при проектировании законов о веротерпимости, о брачном разводе, о бракоразводном процессе и т. п., если желают, чтобы эти законы не были насилием для религиозной совести народа.

Из юридических наук всего более точек соприкосновения у церковного права с правом государственным. Это понятно само собою, в виду того положения, какое занимает церковь в государстве. Затем, оно соприкасается во многих отношениях с правом гражданским (по брачному институту и по имущественным отношениям церковных установлений), с полицейским правом (по вопросу о содействии светской администрации сохранению церковного благочиния во время отправления богослужения и предупреждению религиозных преступлений, по вопросу о погребении и пр.), с уголовным правом и судопроизводством (по вопросу о наказании за деяния, оскорбляющие религиозное чувство, и о судопроизводстве над духовными лицами по делам уголовным и пр.), с гражданским судопроизводством (по делам брачным) и пр. Кроме того, весьма важное значение имеет изучение церковного права для историка русского права, в виду огромного влияния, какое имели в первоначальное время нашей русской истории нормы церковно-византийского права на развитие норм государственного, гражданского и уголовного права.

В древнее время изучение церковного права состояло в практическом ознакомлении с источниками его. Для облегчения этого изучения составлялись сборники церковных правил и государственных постановлений по церковным делам, в которых материал был изложен по сходству содержания и подведен под известные рубрики. Позднее накопление нового законодательного материала потребовало от образованных гористов новой работы по приведению в ясность источников действующего права. Эта деятельность обнаружилась в XII веке толкованиями Аристина, Зонары и Вндьсамона на церковные правила и государственные постановления, собранные в номоканоны. С тою же целию выяснения некоторых недоуменных вопросов, возникавших на практике, являлись время от времени канонические трактаты практики – делового характера. Дальнейшие успехи развития церковного законоведения были остановлены на Востоке падением византийской империи.

Подобное же начало имело развитие науки церковного права на Западе. Преподавание церковного права на Западе в юридических школах состояло первоначально в чтении текста правил, объяснении их смысла, примирении правил, противоречащих друг другу, и в применении предписаний правил к частным случаям жизни. Объяснения правил, которыми сопровождалось изучение их, назывались глоссами. Для удобства преподавания, законодательный материал подводился под известные рубрики, по системе, принятой в Институциях Юстиниана: personae, res actiones. Самым известным образчиком такого изложения законодательного материала служит курс церковного права, преподанный монахом Грацианом в XII веке в Болонской юридической школе, названный им Соncordia discordantium canonum, а на языке школы получивший впоследствии название декрета. С изданием папою Григорием IX сборника папских декретов, составившего вторую часть Соrpus juris canonici, стали появляться руководства к познанию церковных законов, расположенные по системе расположения декретов в упомянутом сборнике: judex, judicium, clerus, connubia, crimen. После появления немецкой реформации началась критическая разработка источников и других вопросов церковного права, положившая начало более научному пониманию и изложению материала как в системах, так и в отдельных монографиях. Метод исторической школы в разработке юриспруденции, появившийся в начале XIX века, был воспринят и преподавателями в области церковного права и положил начало строго научной разработке его. Первый курс церковного права, составленный с такими приемами, был труд Эйгорна: Grundsätze des Kirchenrechts der katholischen und der evangelischen Religions partei in Deutschland, Göttingen 1831–1833, Bd. I-II. Видное место в разработке и построении системы церковного права в Германии занимает Шульте, очистивший эту систему от примеси специального догматического материала (Schulte, Katholische Kirchenrecht, Th. I-II, Giessen 1856–1860). Самые распространенные руководства к изучению церковного права составляют учебники Вальтера и Рихтера. Учебник Вальтера выдержал 14 изданий (первое 1822 г., последнее 1871), a учебник Рихтера 8 изданий (первое 1842 г., последнее, изданное под редакцией Дове и Каля, 1886 г.). Далее обращают на себя внимание системы церковного права: Филипса Kirchenrecht, Bde.1–8, Ausg. 3, 1855–1889, Гиншиуса Das Kirchenrecht der Katholiken und Protestanten in Deutschland, Bde. I-VI, Berlin 1869–1897, Шерера Handbuch des Kirchenrechts, Bde.1-II, 1886–1891, Vering'a Lehrbuch des katholischen, orientalischen und protestantischen Kirchenrechts, Aufl. 3, 1893, Каля, Lehrsystem des Kirchenrechts und der Kirchenpolitik, Bd. 1, Ereiburg и. B. und Leipzig 1894. [Prof. Rudolph Sohm, Kirchenrecht I, Lpzg 1892, a также cp. еще, напр., y Sehling, Art. „Kirchenrecht» в Real-encyclopädie von Herzog-Hauck, X3, S. 463–466. I. Vives, Compendium juris canonici, ed. IV, Roma 1905. Prof. Dr. theol. et. jur. Johann B. Haring, Grundzüge des katholischen Kirchenrechts, erste Abtheil, Graz 1906. Проф. Ульрих Штутц, Церковное право в перев. под редакциею проф. Евг. Н. Темниковского, Ярославль 1905].

Западные канонисты занимаются в своих системах церковного права, конечно, правом своего вероисповедания – католического и протестантского. Но их труды имеют важное значение и для исследователей восточной православной церкви, – в виду того, что в период до никейский и в период вселенских соборов западная церковь жила одною не раздельною жизнию с церковию восточной и церковная дисциплина в основных чертах была одинакова как на Востоке, так и на Западе. Кроме того некоторые из западных канонистов в своих системах касаются и порядков греко-восточной церкви после разделения церкви, а именно Вальтер и Веринг.

Потом западные канонисты и византинологи посвятили много трудов прямо разработке источников и вопросов православного церковного права. Прежде всего мы обязаны западным ученым лучшими изданиями памятников церковного права и византийского законодательства (это мы видели выше в отделе об изданиях текста церковных правил). Потом западные же ученые оказали существенные услуги и разработке истории церковного права православной церкви. Уже в самых изданиях канонических памятников содержатся более или менее полные исторические сведения о помещенных в них памятниках. А затем имеется много нарочитых трудов у западных ученых по истории источников церковного права православной церкви. Из них более замечательны след.: 1) Вiсkell, Geschichte des Kirchenrechts, Bd. I, Lief. I, 1843, Lief. 2, 1849, пo изд. Rflstell; 2) Loning, Geschichte des deutschen Kirchenrechts, Bde1–2, 1878; 3) Ballerini, De antiquis collectionibus canonum, Venetiae 1753–1757; 4) Maassen, Geschichte der Quellen und der Litteratur des canonischen Rechts in Abendlande bis zum Ausgange der Mittelalters, Bd. I, 1871; эта книга содержит в себе дополнения и исправления к исследованию братьев Баллерини на основании новых данных, которые Маассен тщательно собирал во всех западно-европейских библиотеках рукописей. 5) Вiеnеr, De collectionibus canonum ecclesiae graecae, Berlin 1827; 6) Mortreuil, Histoire du droit bysantin, Paris 1843–1846, vol. I-III; 7) Zachariä von Lingenthal: Die griechische Nomocanones, 1877; – Die Handbilcher des geistlichen Reshts aus den Zeiten des untergehenden bysantinischen Reichs, 1881; – Uber den Verfasser und Die Quellen des (Pseudo-Photianischen) Nomocanon in XIV Titdn, 1885. 8) Hefele, Conciliengeschichte, Bde I-VIII, 1855–1887.

Западные ученые не оставляют своим вниманием и внутренней истории права православной церкви, истории различных институтов, входящих в ее область, напр., управления, суда, брака и проч. Прекрасный пример этого представляют труды Чижмана по брачному праву и управлению восточной церкви (Zhishman: Das Eherecht der orientalischen Kirchе, 1864; – Die Synoden und Die Episcopalamter in der morgenlandischen Kirche, 1867), также coчинение [покойного католика Исидора] Зильбернагля (I. Silbernagl, Verfassung und Gegenоartiger Bestand sämmtlicher Kirchen des Orients, 1865 [a 2-е изд., сделанное no смерти автора Dr'ом Iоs. Schnitzer, Regensburg 1904: CM. o нем Simeon Vailhé в „Theologische Revue“ 1905, Nr. 15, Sp. 452–454]).

В России изучение церковного права долгое время состояло просто в практическом ознакомлении с правилами, помещавшимися в Кормчей и в богослужебных книгах. Школьное преподавание церковного права было введено в наших высших духовно-учебных заведениях во второй половине XVIII в. Преподавание состояло в ознакомлении с содержанием церковных правил но Кормчей книге и в сравнении славянского текста правил с греческим для лучшего уразумения их смысла. Дозволялось преподавателю сопровождать это ознакомление основательного и благоразумною критикой с точки зрения применимости их к практике. При преобразовании духовных школ при Александре I, церковное право было внесено в круг богословских наук и стало преподаваться в системе. В 1835 году преподавание церковного права было введено и в русских университетах. Здесь оно стояло в связи с богословием, преподавалось профессором богословия, а слушателями были студенты-юристы православного исповедания. В уставе 1863 г. церковное право причислено было к составу наук юридического факультета под именем церковного законоведения. Какое значение имело для юридического факультета это причисление, мы уже говорили выше. Церковное право сохраняет свое положение в составе наук юридического факультета и по уставу 1884 г., доселе действующему.

Школьное преподавание церковного права в наших духовных и светских школах имело своим естественным последствием появление научных трудов по этому предмету – систем и монографии. Последние трудно было бы перечислить даже с приблизительною полнотой. Остановимся только на систематических изложениях церковного права. Первая система по церковному праву была издана профессором богословия и церковного права в киевском университете протоиереем Иоанном М. Скворцовым в 1848 г. под заглавием: „Записки по церковному законоведению». Это были, вероятно, действительно записки, которые читал профессор студентам киевского университета. Печатно они изданы для бо́льшего удобства студентам пользоваться руководством. Как первый опыт у нас печатного издания систематического руководства по церковному законоведению, книга проф. Скворцова была для своего времени изрядною книжицей, как выразился о ней Иннокентий (Борисов), архиепископ харьковский. И теперь еще она может быть пригодна для некоторых справок. Архимандрит Иоанн (впоследствии епископ смоленский), в бытность его ректором и профессором с.-петербургской Духовной Академии, задумал составить „Курс церковного законоведения“ по очень обширному плану. По проекту, курс должен был состоять из трех частей. В первой предполагалось обозреть источники церковного права как в историческом отношении (т. е. по их происхождению), так и в каноническом отношении (т. е. по их содержанию и важности). Во второй части предполагалось сделать общий свод основных церковных законов, извлеченных из разных источников; этот свод должен был составить собою систему общего права церкви. Третья часть предназначалась к изложению в ней действующего права русской церкви. К сожалению, этому плану талантливого канониста не суждено было осуществиться, кажется, не по вине автора. В 1851 году вышла только первая часть курса, в которой помещено введение в церковное законоведение и обозрение древних – канонических источников его. Только впоследствии автор успел – от части в виде отдельных монографий, помещенных в духовных журналах („Правосл. Собеседнике“ и „Христ. Чтении“), – предложить читающей публике то, что должно было входить во вторую и третьего часть курса. На содержании первой части курса архимандрита Иоанна, где помещено толкование на каждое правило древней вселенской церкви, сказался метод преподавания церковного права, какого держались первоначально в наших академиях духовных. В 1872 году было издано [под редакциею † проф. Т. В. Барсова] при „Христианском Чтении» в русском переводе „Краткое изложение канонического права единой святой соборной и апостольской церкви», составленное на румынском языке А. Шагуною, митрополитом Румын в Венгрии и Семиградии. Этот курс представляет смесь догматики с церковным правом. Книга может быть отчасти пригодна по некоторым сведениям, сообщаемым в ней о состоянии и практике румынской церкви. В 1874–1875 годах профессор московского университета П. К. Соколов предпринял печатание своих лекций по церковному праву. Но, к сожалению, успел напечатать только два выпуска, из которых в первом было помещено введение в науку церковного права, а во втором – трактат о составе церковного общества. Лекции г. Соколова были встречены читающею публикой очень сочувственно за эрудицию автора и стройное изложение материала. В 1882 году вышел „Краткий курс церковного права» о. М. П. Альбова, представляющий собою сокращение лекций, читанных автором в военно-медицинской академии. Этот курс заключает в себе далеко не все отделы, входящие в науку церковного права, и по своему исполнению есть труд, составленный на скорую руку. В 1888–1889 годах вышел наш „Краткий курс церковного права“ с „дополнением“ к нему. Появление его было вызвано потребностию в руководстве по церковному праву для слушателей курса в университетах и духовных академиях. Теперь предпринята автором радикальная переделка этого курса по новой системе и с существенными дополнениями, простирающимися до введения вновь целых отделов. Уже издан первый выпуск этого второго издания, Казань 1903 г. в 1889–1890 годах явился „Курс церковного права» Н. С. Суворова, быв-ого профессора ярославского юридического Лицея, а теперь состоящего профессором в московском университете. В 1898 году на основании „Курса» составлен тем же автором „Учебник церковного права“, вновь переизданный в 1902 году. Курс и учебник церковного права проф. Суворова представляют собою попытку познакомить русскую ученую публику и учащуюся молодежь с выводами и приемами западно-европейской литературы по церковному праву. Эта задача имеет научную важность. Жаль только, что ученый автор не счел нужным объяснить откровенно русской православной публике, что в основе западно-европейских систем по церковному праву лежат вероисповедные начала или католические, или протестантские, которыми и объясняются воззрения католических и протестантских авторов на основные канонические вопросы, и которые, поэтому, не могут быть приняты православным читателем без критики с точки зрения учения православной церкви. Мало этого; сам автор не редко, – особенно в основных канонических вопросах (напр., в вопросе о церковном законодательстве, о юрисдикции церковной власти, об отношении между церковию и государством), – стоит на протестантской точке зрения, отожествляя ее с учением православной церкви. В 1893 году напечатана в Харькове первая часть „Очерка православного церковного права“ профессора харьковского университета М. А. Остроумова, заключающая в себе обозрение памятников церковного законодательства в древней церкви и в церкви константинопольской после периода вселенских соборов. Автор обнаруживает в своем труде основательное знакомство с ученою литературой предмета и сделал бы большое одолжение науке церковного права, если бы поторопился продолжением так удачно начатого своего труда. В 1897 году напечатан русский перевод „Православного церковного права“ Никодима (Милаша), епископа далматинского, напечатанного на сербском языке в 1890 году в Задре. Нельзя не поблагодарить переводчика г. Петровича за то, что он познакомил русскую ученую публику с таким важным для науки церковного права трудом. Автор может быть причислен к западным ученым по месту своей службы и образования и по обширному знакомству с западно-европейскою литературой. Но в то же время он строго православный ученый, стоящий на точке зрения древней церковной дисциплины. По своим научным достоинствам и по своему солидному направлению, Курс церк. права епископа Никодима может быть противопоставлен Курсу церковного права проф. Суворова, как корректив ученых увлечений последнего. Кроме того, он весьма важен в том отношении, что сообщает сведения о действующем праве и практике греческой церкви в пределах турецкой империи и поместных церквей православного востока. См. 2-е исправлено и дополненное издание труда проф. М. Е. Красножена, с 3-мя приложениями, под заглавием: «Церковное право», Юрьев 1907. Это издание назначено в пособие студентам-слушателям профессора для приготовления к экзамену; оно удовлетворяет своему назначению. „Курс церковного“ права † проф. А. С. Павлова, Сергиев-Посад 1902 г. Издание сделано по смерти автора „Богословским Вестником“ под наблюдением доцента московской Д. Академии И. М. Громогласова. Нельзя не поблагодарить за это редакцию журнала „Богословский Вестник“ и г. Громогласова: – своим содействием изданию проф. Павлова они сослужили великую службу канонической науке. Каноническая наука должна была знать ученые взгляды такого заслуженного и выдающегося по своим дарованиям профессора на коренные вопросы церковного права и его опыт систематического изложения научного материала. Курс проф. Павлова излагает содержание науки в довольно краткой концепции. Поэтому, он не может служить наглядным показателем всей обширной эрудиции, которою обладал автор и показал в других своих печатных трудах. Но и при краткости изложения научного материала Курс проф. Павлова хорошо знакомит со всем существенным содержанием науки, при ясном изложении. Система одна из лучших, хотя и не без недостатков (см. рецензии Н. С. Суворова в „Жур. Мин. Н. Пр.“ 1903 г., янв., и Е. П. Темниковского в отдельной брошюре: О курсе ц. права † проф. А. С. Павлова, Ярославль 1903).

Проф. И. Бердников


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. - Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 8: Календарь библейско-еврейский и иудейский - Карманов Д. И. : (и в приложении : Иерархия первохристианская, Иуда Предатель, Казан. дух. семинария и Академия-новая) : с 6 рисунками и картами. - 1907. - V, [3] с., 854 стб., 855-866 с., 5 л. портр., ил., карт. : портр.

Комментарии для сайта Cackle