профессор Александр Павлович Лопухин

Иеремия: Константинопольск. патриархи

Иеремия: 1–4 Константинопольск. патриархи. – 1) Иеремия І занимал патриарший престол три раза (1520–1522 г., 1523–1537 г., 1537–1545 г.). О нем известно лишь, что он был родом из города Янины в Эпире, молодость провел в монастыре, пользовался уважением за добрую жизнь и образование и около 1515 г. занял митрополичью кафедру в Софии. По смерти патриарха Феолипта, архиереи, клирики и народ константиноп. церкви избрали Иеремию на вселенский престол. 0 деятельности первого патриаршества греческие историки только сообщают, что патриарх миролюбиво управлял церковью и приобрел расположение духовенства и народа. И турецкий султан Сулейман I (1520–1566 г.) не имел повода быть недовольным церковно-гражданским представительством виднейшего избранника греческого народа. Несчастие постигло Иеремию I с той стороны, откуда меньше всего его можно было ожидать. Патриарх, достигнув умиротворения церкви, предпринял паломничество в Иерусалим для поклонения св. Гробу. Вместе с ним отправились в путешествие клирики и монахи. Во время пребывания на острове Кипре среди спнодии (дружины) патриарха возник разлад, вследствие которого часть паломников, недовольных патриархом, возвратилась в Константинополь, а Иеремия продолжал свой путь, благополучно прибыл в Иерусалим, поклонился всем святыням и испытал, – по сообщению «Патриаршей истории», – великую радость. Между тем клирики, возвратившиеся в Константинополь, произвели среди духовенства и народа смуты и подали мысль низложить Иеремию с престола и избрать другого патриарха. Для осуществления этого плана было предложено самое обыкновенное в те времена средство: увеличить сумму хараджа или подати, которую патриархи платили, при занятии престола, турецкому правительству. Иеремия, вступая на престол, заплатил султану 3.500 флоринов (флорин в 1522 г. заключал не менее 2 р. 50 коп.), а враги его предложили 4.000 флоринов, если патриарший престол перейдет к другому лицу. Предложение было в Порте принято, и вот епископы и архонты, собравшись в патриархии, объявили Иеремию низложенным, а его преемником избрали софийского митрополита Иоанникия. Последний, заплатив правительству громадный харадж, воссел на патриаршем престоле. Но положение его было крайне непрочным. Во-первых, он боялся возвращения законного патриарха Иеремии, подвергшегося произвольному и без всякой личной вины низложению, а во-вторых, константинопольский народ, любивший Иеремию, не хотел признавать Иоанникия в патриаршем достоинстве, требовал низложения узурпатора и даже нанес ему ряд оскорблений. Между тем Иеремия услышал в Иерусалиме о незаконном его устранены от власти и обратился к суду трех других восточных патриархов, которые одновременно с ним пребывали во св. граде. Составился собор из четырех патриархов, признавший Иоанникия преступником и нарушителем канонов. В начале 1523 г. Иеремия возвратился в Константинополь и поселился, – в ожидании решения дела, – при храме Хрисопиги в Галате. Народ, узнав о возвращении Иеремии, сбежался к его жилищу и три дня теснился здесь, чтобы облобызать руку любимого архипастыря. Затем громадная толпа собралась к султанскому дворцу и долго кричала: «Мы не желаем иметь в церкви беззаконного патриарха Иоанникия, а хотим, чтобы оставался тот, кто раньше избран по закону и вере нашей». Султан согласился исполнить желание народа, если и Иеремия заплатит харадж в 4.000 золотых. И вот, в Норту собрался народ, явились и два патриарха, которым визирь и объявил волю падишаха. Иеремия, как только услышал это, решительно заявил, что он предпочтет совсем отказаться от престола, чем платить повышенный харадж. Но народ собрал 4.000 золотых и заплатил султану, а Иеремию взяли, привели в патриархию и посадили на патриаршем престоле. «И была в этот день великая радость в городе и в Галате, а равно торжествовали и в соседних местах».

Вступив вторично (в середине 1523 г.) на патриарший престол, Иеремия простил своих врагов и сделал их друзьями, а прежних друзей возлюбил еще более. Мирное течение церковной жизни скоро было нарушено крайне возмутительным замыслом турок против христиан. Дело в том, что султанский берат, данный Магометом II первому греческому патриарху Геннадию Схоларию в обеспечение прав и преимуществ христианской церкви, сгорел во время константинопольского пожара 1515 г. Воспользовавшись временным «формальным» бесправием христиан, турецкие книжники и мудрецы решились объявить, что все христианские храмы в столице должны быть разрушены, так как, по принципам ислама, «в городе, который не сдался мусульманам добровольно, но взят силою, не может существовать ни один храм». В столице империи произошло страшное смятение. Христиане бросились с просьбами к великому визирю и другим турецким сановникам, со слезами умоляли пощадить храмы и избавить верную райю от насилия и сделали большие подарки властям. Существенную услугу в этом затруднительном положены христианам оказал великий визирь Ибрагим-паша, родом грек, в детстве обращенный в мусульманство. При его содействии, патриарх Иеремия не только предотвратил разорение храмов, но и получил от султана новый берат, коим «патриарх ромейский» на вечные времена освобожден от всяких беспокойств и насилий, а христиане вновь получили право самоуправления и свободы в церковно-религиозной жизни. «Получив султанское определение, патриарх с народом возвратился в патриархию и положил документ в скфвофилакии. И в тот день христиане совершили благодарения и литании Господу Иисусу и всеблаженной Владычице Богородице, радовались и веселились». Избавив церковь от тяжкого испытания, патриарх Иеремия в 1533 г. должен был уплатить Порте харадж в 4.100 золотых, так как удержал под своею властью сервийскую епископию, которую хотел подчинить себе архиепископ ахридский Прохор. Патриарх Иеремия был и одним из ктиторов монастыря Ставроникита на Афоне, где он возобновил и украсил храм, построил келлию и стену вокруг обители, а равно сделал постановление о благоустройстве монастыря τοῦ Λειμῶνος на Лесбосе. В 1537 г. Иеремия, по интригам греческих купцов Галаты, желавших возвести на патриарший престол никомидийского митрополита Дионисия, должен был удалиться от власти, но чрез несколько месяцев занял престол в третий раз.

От времени третьего патриаршества Иеремии известны грамоты – о благоустройстве женского монастыря Мирсиниотиссы на Лесбосе, о прекращении смут в греческой православной общине в Венеции, о присоединении агиасмы св. Параскевы к патриархии. По приказанию Иеремии, великий хартофилакс великой Христовой церкви Мануил Ксанфинос составил богословский труд о браке и о родстве, как препятствии к браку. Весьма много Иеремия заботился о финансово-экономическом благосостоянии патриархии, обремененной долгами, имевшей крайне ограниченные доходы. Для изыскания средств патриарх отправился в Молдавию и Валахию, во время этого путешествия заболел и скончался (1544 г.) в Тырновской архиепископии, где и был погребен. Пред смертью он принял великую схиму с именем Иоанна. Когда в Константинополь пришла весть о его кончине, духовенство и народ горячо оплакали любимого первоиерарха. Его преемником по престолу был Дионисий II.

2) Иереми I I, по фамилии Транис, также занимал константинопольский престол трижды (5 мая 1572–29 ноября 1579 г., авг. 1580 – март 1584 г. и 1586–1595 г.). Он принадлежал к числу выдающихся греческих патриархов турецкой эпохи в истории православной церкви. Иеремия родился в городе Анхиале, учился сперва у известных греческих дидаскалов – Иерофея монемвасийского, Арсения тырновского и Дамаскина навпактского, а потом у Матфея критского. В молодости он состоял иноком монастыря Иоанна Предтечи близ Созополя, откуда был взят на митрополичью кафедру в Лариссе, а после отречения патриарха Митрофана III возведен на вселенскую кафедру. По отзыву греческих историков, Иеремия II был архипастырь справедливый, благочестивый, милостивый, образованный, ревнитель православия и покровитель просвещения. Его избрание состоялось по единодушному решению архиереев и клириков, архонтов и народа. Но и он должен был заплатить султану Селиму II (1566–1574 г.) харадж в 2.000 золотых, явился к нему, поцеловал его руку и получил берат, коим предоставлялись патриарху всякая власть и господство над всеми благочестивыми христианами – клириками и мирянами, дабы он поступал по закону и вере своей и не имел ни от кого препятствия. «Лишь только Иеремия получил царский берат, – говорит автор «Патриаршей истории», – он сел на судилище и, как патриарх вселенский, судил всех, судил, притом, судом праведным, подражая Христу, и не взирал на лица. Он восседал на священном судилище. как общий владыка всей вселенной, как вселенский патриарх, отец и учитель». А когда престол занял новый султан Мурад III (1574–1595 г.), Иеремия и ему заплатил харадж в 2.000 золотых и получил берат. «И дал султан патриарху новый берат, – продолжаешь тот же источник, – чтобы он поступал согласно со своей верой, судил митрополитов, архиепископов, священников и всякого человека ромея (грека) и имел власть над церквами и монастырями. И всякий, кто окажется противником этого берата, будет сильно наказываться властью султана. Патриарх, получив царский берат, воссел на патриаршем своем престоле, как судия и владыка вселенной, и судил и делал постановления. И христиане применяли его грамоты к своим делам, и имели они силу во вселенной. И делал Иеремия и другое подобное соответственно своему господству и власти, какую имеют патриархи». Таким образом, Иеремия был de jure истинным носителем высших церковно-гражданских полномочий патриаршей власти. И он в своей деятельности стремился осуществить этот идеал. Вскоре по вступлении на престол Иеремия созвал собор, на котором была осуждена симония, а также запрещен емватикий (подарки духовенства вновь назначенным архиереям), под угрозой лишения виновных сана. Совершив это спасительное дело, Иеремия, – говорит «Патриаршая история», – с сильною любовью стал изучать Свящ. Писание, днем и ночью занимался науками – богословскими, философскими, церковными и другими. Как вселенский патриарх, отец и учитель, он непрестанно поучал и возвещал слово Божие всем христианам для спасения их, по примеру патриархов древних. Большая заслуга Иеремии состояла и в том, что он реставрировал патриарший храм во имя Богородицы Паммакаристи, снабдил его священными одеждами и утварью, устроил новый патриарший трон, отремонтировал здание патриархии, заплатил часть громадного долга, лежавшего на великой Христовой церкви. Заботясь о материальном благосостоянии церкви, Иеремия сам жил весьма скромно и нередко нуждался в необходимом. Штат патриаршего духовенства состоял из двух-трех человек, так как содержать больше этого он не имел средств; а в 1576 г. молдо-влахийский воевода Иоанн Петр подарил Иеремии, «патриарху бедных христиан», котел и кастрюли для приготовления пищи, тарелки и ложки. Иеремия не раз и путешествовал по Турции для сбора пожертвований в пользу обедневшей патриархии. Из церковно-административных его деяний известны распоряжения касательно благоустройства храмов и́ монастырей. Так, он объявил ставропигиальными греческий храм св. Теория в Венеции (1579 г.), монастырь Косиницы в Дроме (1573 г.) и монастырь св. Николая в Моло на Закинфе (1574 г.), утвердил права и обязанности игумена-архиепископа Синая и его отношения к иерусалимскому патриарху (1575 г.), прекратил споры между афонскими монастырями Есфигменом и Хиландарем, Филофея и Лаврой, возникшие из-за владений на св. Горе (1578 г.). Патриарх содействовал и водворению мира в церкви кипрской, нарушенного вторжением на остров латинян. Весьма важным событием первого патриаршества Иеремии были его сношения с протестантами. В 1573 г. австрийский император Максимилиан отправил в Константинополь с политической целью барона Давида Унгнада, ревностного протестанта. Вместе с ним в столицу Турции прибыл, в качестве пастора, молодой магистр Тюбингенского университета Стефан Герлах. Воспользовавшись пребыванием последнего среди греков, профессор Тюбингенского университета Мартин Крузий и Иаков Андреэ вступили в переписку с патриархом Иеремией II и с греческими учеными Иоанном и Феодосием Зигомала. Они желали ознакомиться с современным состоянием греческой церкви, а главным образом – имели в виду раскрыть пред патриархом протестантское учение и получить поддержку и одобрение греческой церкви. Иеремия сочувственно отнесся к инициативе протестантов. 24 мая 1575 г. он получил от них «аугсбургское исповедание», а чрез год (15 мая) отправил и свой первый ответ на него. Ответ имеет целью расположить тюбингенцев к соединению с православной церковью, представляет разбор аугсбургского исповедания, противопоставляя протестантским воззрениям учение православной Церкви по определению вселенских соборов и изложению св. отцов. В частности тут речь идет о едином триипостастном Боге, о членах веры, прародительском грехе, о вере оправдывающей и исполнении слова Божия, о добрых делах, о Церкви, таинствах, церковных обрядах, о последнем суде, о причине греха и почитании святых. Ответ ссылается на правила апостольские, творения Василия В., Иоанна Златоуста, Дионисия Ареопагита, Симеона фессалоникского (XV в.), Николая Кавасилу (XIV в.), Иосифа Вриенния, Гавриила Севере (XVI в.) и др. Через год протестанты прислали патриарху новый богословский трактат с изложением своего вероучения и с замечаниями и возражениями на первый его ответ, присоединив и письмо на имя Иеремии. В мае 1579 г. из патриархии был отправлен в Тюбинген второй ответ, в котором изложено учение греческой церкви об исхождении Св. Духа, о самопроизволении, оправдании и жлюрых делах, о таинствах, призывании святых и о монашеской жизни. И второй ответ покоится на святоотеческом авторитете и проникнут стремлением патриарха привести протестантов в лоно православия. Но, – взамен того, – тюбингенцы прислали патриарху responsum oppositum, в котором, однако, не было ничего нового сравнительно с двумя первыми их посланиями. Иеремия 6 июня 1581 г., – уже во второе свое патриаршество, – послал им третий ответ, который по содержанию сходен с двумя первыми и трактует об исхождении Св. Духа, о самопроизволении, таинствах и почитании святых. Но тон третьего ответа – иной, сравнительно с двумя первыми: здесь слышится отчаяние относительно изменения догматизирующей мысли протестантов в сторону православия. Ответ оканчивается и просьбой Иеремии не писать ему больше, коль скоро протестанты перетолковывают светильников Церкви и богословов, на словах почитают их, а на деле отвергают. «Итак, избавьте нас от хлопот, идите своим путем и впредь о догматах нам не пишите». Этим и закончились сношения Иеремии с тюбингенцами, и здесь на долю именно патриарха падает заслуга представить православное учение в истинно-церковном понимании, противопоставить его и оградить от лютеранских новшеств. Эта защита имела и практические для константинопольской церкви последствия, задержав на востоке движение протестантской пропаганды.

Иеремия II оставил патриарший престол недобровольно, оклеветанный пред Портой сторонниками патриарха Митрофана II (29 ноября 1579 г.. †9 авг. 1580 г.). Но по смерти последнего синод Константинопольской церкви вторично избрал Иеремию на вселенскую кафедру, сняв отлучение, коему он подвергся от предшественника по престолу. От этого второго патриаршества сохранилось несколько грамот по церковным делам. Одна разрешает брак между воспринятыми одним лицом, особенно если брачующиеся крещены в разных городах (1583 г.), другая подвергает отлучению монахов и монахинь Навпактской епархии за порочную жизнь, иные грамоты касаются благоустройства афонских монастырей. Продолжая вести переписку и осуждать протестантов, Иеремия должен был защищать вселенскую церковь и от натиска латинских миссионеров, вдохновляемых папою Григорием ХIII. Стремясь к господству и на востоке, папа в 1583 г. предложил Иеремии принять новый – грегорианский календарь, а потом и прислал в Константинополь иезуитов для пропаганды латинства или унии среди греков. Но на константинопольском соборе 1583 г. грегорианский календарь был подвергнут осуждению, как самовластное нововведение римской церкви, несогласное ни с данными науки, ни с каноническими установлениями, иезуиты же не имели среди греков никакого успеха, встретив противодействие со стороны патриарха и духовенства, хотя сеяли смуты в греческой церкви, а через три года и совсем выбыли из Константинополя. Однако внутреннее состояние церкви было весьма печальное – вследствие борьбы между претендентами патриаршего престола, которых усердно поддерживала и Порта из-за материальных расчетов. Митрополит филиппопольский Феолипт систематически клеветал на Иеремию пред Портой, обвиняя его в том, будто патриарх постригал янычар в монашество, а турчанок обращал в христианство, будто он писал папе письма против Турции. Иеремия ежедневно вызывался в Порту для опровержения обвинений. По интригам какого-то лесбосца, сильного в Порте, Иеремия был даже заключен в тюрьму. Но архиереи обратились к посредству французского посла и освободили патриарха из заключения. Интрига Феолипта не удалась. Но явился другой претендент патриаршей власти – Пахомий, митрополит кесарийский, который заплатил правительству 12.000 золотых и сделался патриархом. Иеремия был удален в ссылку на о. Родос. В патриархии после этого водворились смуты, но через два года (1586 г.) Иеремия, при содействии друзей, возвратился на кафедру.

Заняв престол в третий раз, Иеремия II, нашел церковь в крайне бедственном состоянии: патриархия была обременена громадными долгами, в народе и духовенстве правда оскудела, господствовали симония и корыстолюбие. Незадолго до прибытия Иеремии с Родоса в Константинополь, когда патриархией управлял местоблюститель архидиакон Никифор, турки отняли у православных и обратили в мечеть храм Всеблаженной (Паммакаристы), где с 1455 г. находилась резиденция вселенских патриархов, – воспользовавшись отсутствием Иеремии и бессилием его заместителя; вынужденный уступить насилию и произволу, архидиакон Никифор перенес священные сосуды, иконы и патриарший трон в церковь Влах-серая, которая и сделалась (до 1597 г.) резиденцией патриарха. «И нашел Иеремия церковь в бедственном состоянии, – говорит греческий хронограф, – и плакал он много, и если бы знал все, то и не возвратился бы на престол». Но, ставши во главе церкви Иеремия по-прежнему всецело посвятил себя высокому служению. Для изыскания средств на устройство и украшение патриархии он совершил ъ путешествие в Валахию, Молдавию и Россию и послал своих уполномоченных в Пелопоннес и Румелию. Ввиду крайнего недостатка в средствах, он исхлопотал пред Портой уменьшение наполовину хараджа, взимаемого с церкви. В 1593 г., в Константинополе состоялся собор, в присутствии и патриархов Мелетия Александрийского и Софрония Иерусалимского. На этом соборе составлены восемь определений касательно церковного благочиния, духовного просвещения и римского календаря, а равно было утверждено русское патриаршество, учрежденное еще в 1589 г., с назначением для нового патриарха пятого места, после иерусалимского. Как известно, патриарх Иеремия принимал непосредственное и весьма деятельное участие в учреждении на Руси нового церковного управления. Из других деяний третьего патриаршества Иеремии известны – новое осуждение римского календаря и защита старого, в форме посланий к христианам юго-западной Руси, князю Константину Острожскому, православным грекам Венеции и др., пожалование кир-Григорию титула великого ритора с предоставлением ему места после великого хартофилакса, ряд грамот о ставропигиальных или приходских правах монастырей, о владениях их и благоустройстве внутренней жизни, участие в богословском споре между Максимом Маргунием и Гавриилом Севером по вопросу о Filioque, с целью дать торжество православному воззрению; с этими лицами Иеремия вел и переписку.

Патриарх Иеремия II был очень образован и оставил несколько сочинений, из коих отметим: многоученое «Изложение эллинских обычаев», «Изложение догматов православной Церкви», «Увещание к германцам о таинстве евхаристии», «Оценка грегорианского календаря». Кроме того, Иеремия II вел обширную корреспонденцию с лучшими представителями греческой церкви, которая сохранилась лишь отчасти. Патриарх Иеремия II скончался в 1595 г. Бесспорно, он был одним из самых замечательных иерархов греческого востока турецкой эпохи: умный, образованный, честный, ревнитель православия, защитник прав церкви от посягательств Порты и мусульман, энергичный благоустроитель церковной дисциплины и порядка; борец против латинских интриг и разумный сторонник церковного общения с протестантами, не состоявшегося помимо его желания, – Иеремия II, при всех невзгодах внешнего состояния церкви, вполне оправдал свопами трудами троекратное приглашение на престол, за которое самоотверженно боролись лучшие силы православной константинопольской церкви.

3) Иеремия ІІІ патриаршествовал дважды (с 23 марта 1617 до 19 ноября 1726 г. и 1733 г.). Он был родом с острова Патмоса, получил прекрасное образование, сначала был священником на о. Халки, а потом удалился в Кесарию Каппадокийскую к местному митрополиту Киприану; когда же последний был избран (1708 г.) на вселенскую кафедру, Иеремия занял его митрополичий престол. Вступление Иеремии на патриаршую кафедру стоило больших денег, которые, по обыкновению, следовало заплатить султану, министрам, чиновникам Порты, женам султана, придворной челяди. Но Иеремия оказался достойным патриархом и с честью нес свое высокое служение. Он был украшен благочестием и добрыми нравами, – пишет его современник Димитрий Прокопиу, – был весьма сведущ в церковной науке, укреплял ум чтением Свящ. Писания и творений св. отцов, откуда почерпал и свои церковные поучения, вел жизнь безукоризненную и богоугодную. Экономическое положение патриарха при вступлении Иеремии на престол было критическое. Патриарх жил в крайней бедности, часто подвергался суду по жалобам кредиторов патриархии и даже заключению, но систематически уплачивал долги, не им сделанных, отдавая одним половину или третью часть, другим проценты. Для погашения долгов патриарх предпринимал поездки по епархиям, налагал повышенные взносы на митрополитов и вообще переносил тяжелые труды для внешнего благосостояния церкви. При всем том, он нашел средства на постройку здания патриархии и патриаршего храма, находившихся в развалинах после пожара 1710 г.; великая церковь с основания была вновь воздвигнута в большем, сравнительно с прежним, размере, был устроен зал для синодальных заседаний и келлии для патриаршего духовенства (1720 г.). Церковно-административная деятельность Иеремии была весьма почтенна. В его время латинская пропаганда имела немалый успех на востоке, особенно в Сирии и Палестине, где латиняне уловляли в свои сети православных ложным уверением, будто греческая церковь вступила в унию с римскою, а больше всего – золотом. Ввиду этого в Константинополе состоялся в 1722 г. собор из 12 митрополитов и при участии патриархов Антиохийского Афанасия и Иерусалимского Хрисанфа; собор осудил латинские заблуждения и отверг всякий союз Церкви православной с римской. Патриархом изданы грамоты – одна с предложением принимать лютеран и кальвинистов в православие посредством одного миропомазания, другая с осуждением мыслящих, что таинства, совершенные отрешившимися от православия и потом раскаявшимися священниками, действительны, третья об отлучении от церкви касторийского дидаскала Мефодия, впавшего в ересь. Целый ряд патриарших грамот касается прав ставропигиальных или приходских монастырей и храмов, их владений, границ епархий, учреждения школ. Грамотой 1721 г. патриарх дал митрополитам руководительные указания относительно раздела наследства. В 1719 г. в Константинополе был созван собор для суждений о посте св. Апостолов. Дело в том, что многие греки Фанара с давних пор не стали соблюдать этот пост, тогда как другие усердно его хранили. Между теми и другими происходили пререкания, причем первые обвинялись в нарушении церковного устава и древнего обычая. Дабы примирить враждовавших, Иеремия устроил собор, при участии Иерусалимского патриарха Хрисанфа. Предположено было назначить продолжительность поста в 12 дней. Но решение это не было утверждено, так как встретило протест со стороны народа: церковное постановление о посте осталось в силе. При патриархе Иеремии возникли греческие православный общины в Триесте, Вене, Будапеште и других городах западной Европы. Патриарх Иеремия живо интересовался нуждами других автокефальных церквей, памятником чего служат его многочисленные послания к духовным властям Александрии, Антиохии, Иерусалима, Кипра и Синая. Синодальным определением 1723 г. архиепископия печская, во главе с архиепископом, архиереи и народ сербский объявлены единомысленными со вселенскою церковью. В 1723 г. Иеремия, вместе с другими восточными патриархами, утвердил русский Св. Синод, признав за ним патриаршие права. В том же году Иеремия с патриархами Афанасием Антиохийским и Хрисанфом Иерусалимским и восемью митрополитами опубликовал свою синодальную грамоту к архиепископам, епископам и клиру древней Британии, изложив в нем догматическое учение св. православной греко-восточной Церкви; грамота получила значение в роде «символической книги».

У деятельного и просвещенного патриарха было много врагов, которые и оклеветали его пред султаном Ахмедом III в изменническом сношении с Россией. Невинный патриарх был заключен в тюрьму и подвергался опасности лишиться жизни. С большим трудом получив возможность представить доказательства своей невинности, патриарх вышел из заточения оправданным, но все-таки подвергся штрафу в 50.000 гросиев. В 1726 г. он подвергся преследованию со стороны господаря Молдавии Григория Гики за то, что отказался дать незаконный брачный развод его сестре. По интригам господаря, Иеремия был низложен и удален в заключение в Санайский монастырь, где и оставался до начала 1733 г., когда вторично был избран на патриарший престол.

Второе патриаршество Иеремии III продолжалось только до июля 1733 г., так как патриарх, вскоре после занятия престола, был поражен апоплексическим ударом и не мог оправиться от болезни. От этого патриаршества известна лишь грамота (от июня) по частному делу о наследстве жителей Янины. Отказавшись от престола, Иеремия III удалился на Афон, жил в лавре св. Афанасия и здесь скончался в 1735 г.

4) Иеремия IV (май 1809 – 4 марта 1813 г.), родился на острове Крите, не получил систематического образования, но был человек умный, серьезный и строгий, прекрасно знал турецкий язык, мусульманские обычаи и законы и высоко ценил просвещение. До патриаршества он занимал митрополичьи кафедры Христианопольскую и Митилинскую. Как патриарх, Иеремия IV, по общему суждению греческих историков, самым лучшим и боголюбезным образом управлял вселенскою церковью. Громадная его заслуга пред церковью и греческим народом состояла, прежде всего, в том, что он энергично защищал их права и привилегии от посягательства турецких властей, самоотверженно отклонял их нападения на церковь и с честью охранял патриаршее достоинство от постороннего давления. Лишь пред самым грубым насилием и неизбежною необходимостью патриарху приходилось делать вынужденные уступки. Много горя причинили патриарху жестокие кредиторы кафедры, которая страдала обычным хроническим недугом – безденежьем и долгами. При всем том, Патриарх энергично благоустроял церковно-общественную жизнь. Он осуждал роскошь населения (острова Идры – 1812 г.), порицал установившийся обычай давать при браке большое приданое и охотно утверждал соглашения жителей (Адрианополя – 1810 г. и Триккер – 1811 г.) об установлении максимальной нормы приданого в зависимости от благосостояния родителей невесты, сделал несколько распоряжений о венчании и брачной жизни. Отношения клириков к архиереям и народа к духовенству, правильное совершение богослужения, водворение нравственности в народе часто служили предметом архипастырских распоряжений Иеремии IV. Патриарх много заботился о распространении в народе истинного знания. При его содействии были благоустроены школы на Итаке (дидаскала Самуила), в Едирне-Капи (приход в Константинополе) и Стемнице. В 1809 г. патриарх распорядился, что архиереи, при назначении на кафедры, должны уплачивать в пользу великой народной школы и больниц в Константинополе – одни 1.500 гросиев, другие – 1.000 и третьи – 500, в зависимости от доходов кафедры. В его время в Смирне возникла борьба между корпорациями двух здешних средних школ евангелической и филологической, поделившая смирнское духовенство и народ на две партии, из коих более сильная добивалась закрытия старой евангелической школы (с 1733 г.) и оставить одну филологическую гимназию, учрежденную в 1808 г. Такого мнения держался и смирнский митрополит Анфим, представивший спор на рассмотрение патриарха. Иеремия IV нашел неосновательным закрывать старую евангелическую школу, оказавшую церкви и народу большие услуги в деле просвещения, и предписал сохранить обе школы, дабы каждая с честью исполняла свое назначение. Патриарх издал много грамот относительно благоустройства монастырей. Ивоков ставропигиального монастыря Сумела, близ Трапезунта, Иеремия IV обличал (1810 г.) за своежитие (идиоритм: см. ст. Афон в «Энц.» II), за расхищение монастырского имущества и принятие в монастырь несовершеннолетних; монахиням обители Богородицы на Хиосе предписал строго соблюдать устав относительно дисциплины (1809 г.); игумену и монахам монастыря св. Иоанна Предтечи близ Кесарии Каппадокийской дал новые руководственные указания относительно управления и жизни, предоставив монастырю ставропигиальныя права (1810 г.), и т. д. Другие распоряжения Иеремии IV касаются границ епархий вселенского престола.

4 марта 1813 г. Иеремия, вследствие болезней и старости, добровольно отказался от престола и удалился на Митилину, где и умер 5 марта 1824 г. Свое имущество патриарх завещал преимущественно на дела благотворения.

И. И. Соколов.


Вам может быть интересно:

1. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том IV – Генезий профессор Александр Павлович Лопухин

2. История Греко-восточной церкви под властью турок – Сношения Греческой церкви с протестантами во второй половине XVI в. 362 профессор Алексей Петрович Лебедев

3. Библейская энциклопедия – Феннана архимандрит Никифор (Бажанов)

4. Руководство по истории Русской Церкви. Выпуск 3 (патриарший период 1589–1700 г.) – Глава II профессор Александр Павлович Доброклонский

5. Творения. Том VIII блаженный Иероним Стридонский

6. Православно-догматическое Богословие. Том 2 – ЧЛЕН III. О ТАИНСТВАХ ЦЕРКВИ, КАК СРЕДСТВАХ, ЧРЕЗ КОТОРЫЕ СООБЩАЕТСЯ НАМ БЛАГОДАТЬ БОЖИЯ митрополит Макарий (Булгаков)

7. Послания – Послание 10(69). К Навкратию, сыну преподобный Феодор Студит

8. Слово обличительное, отчасти, против латинского зловерия; здесь же и против "Альманаха", который возвелеречил, что будет всемирный потоп более гибельный, чем упоминаемый когда-либо преподобный Максим Грек

9. Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви – Догмат о преданиях митрополит Стефан (Яворский)

10. Старокатолический ответ на наши тезисы по вопросу о Filioque и пресуществлении профессор Александр Фёдорович Гусев

Комментарии для сайта Cackle