ВЕНГРИЯ

Господствующее ныне в пределах В. мадьярское племя (Угры или Венгры – по польскому произношению) в древности занимало северо-восточную часть нынешней Европейской России, от Оки до Белого моря и за Урал. Это дикое, кочевое племя, в конце IX в., двумя течениями двинулось в Западную Европу, перешло Карпаты, овладело всей площадью так называемой Паннонии и очутилось среди сплошного почти там населения славян, уже слышавших проповедь Евангелия от свв. равноапостольных Кирилла и Мефодия. Питаясь грабежом и разбоем, эти номады не оставляли в покое сопредельных с Паннонией стран, – Германии, Италии и даже Византийской Империи.

О религии этого тюркско-финского племени известно, что она была дуалистическая: они поклонялись двум существам духам, доброму и злому, и приносили им кровавые жертвы, преимущественно – красивых, белых лошадей, как самый драгоценный дар. Отдаваясь безграничному своеволию и разгулу, эти хищники труд считали для себя унизительным и всю его тяжесть возлагали на своих жен. Но их дикость и необузданность не исключала и добрых нравов: великодушия, гостеприимства и верности. Хотя жених должен был купить, или украсть себе невесту, но она всегда была ему верной до смерти.

Жизнь, нравы и отношения местных обитателей, озарённых уже светом Христова учения, не могли не влиять благотворно на пришедших кочевников; а постоянные нападения и столкновения, не всегда удачные, с сосед- ними государствами внушали им, в лице их лучших предводителей, что только оседлая жизнь и подчинение христианским началам могут снасти их от гибели и обеспечить лучшую будущность. Первыми просветителями и учителями этих пришельцев были, несомненно, славяне, а не немцы. Славянский вероучитель своим сердечным, мягким отношением привлекал к себе внимание и симпатии тех, кому наскучила разгульная жизнь, и без сопротивления внедрял в их ум и сердце христианские истины. Влияние славянских проповедников особенно ярко отразилось в церковно-обрядовой терминологии, которую мадьяры, по принятии веры христианской, усвоили и внесли в свой язык или буквально, или в точном переводе. Крест по мадьярски Кеreszt (sz­с, сs­ч, s­ш, zs – ж), христианин – Кеrеszteny, епископ – Рüspök, брат – barat, крещение – kеresztseg, восприемник-кум – koma, хвала – hala, вечерня – vесsernye, милость – malaszt, мясоед – husиet (hus ­ мясо, vеt ­ принятие), значит также Пасха; середа – szerda, четверток – сsütörtök, пятница – реntek и пр. Знаменателен удержанный в В. доселе обычай строить храмы алтарём на восток; полагать в основание их образ трёхраменного креста; украшать их внутренность живописью и мозаикой, а не произведениями скульптуры; сопровождать богослужение пением без участия музыки и пр. Точно также и в житейском быту, усваивая славянскую культуру, они принимали и славянские названия разных предметов: двор – udvar, терем – terem, стол – аsztal, обед – ebed, вечеря – vасsоrа, челнок – сsоlnаk, доска – deszka, рожь – razs, борона – bоrоnа, грабли – gеrеblye, коса – kasza, сено – szeno, солома – szalma и проч.

Около 940 года два мадьярских военачальника Бульча и Дьюла приняли крещение в Цареграде. Патриарх Феофилакт дал им в спутники епископа Иерофея и других священников для проповеди христианства среди их племени. Деятельность этих просветителей имела большоии успех. Князь Гейза, женившись на дочери седмиградского вождя Дьюлы – христианке, принял св. крещение со всем своим семейством и приближенными. Этот успех православной проповеди вызвал зависть в представителях западного христианства. Епископ Пассаусский Пилигрин решил послать к мадьярам и своих проповедников; но они большого успеха не имели. Истинным апостолом и просветителем мадьяр был Стефан (997–1038), сын Гейзы, за свою ревность причисленный к лику святых р.-к. церкви. Рождённый в христианской семье, крещёный и воспитанный пражским епископом Адалбертом, он, по смерти отца, с особой ревностью принялся за распространение и утверждение христианства среди своего народа; вызвал из Греции и Богемии священников и монахов и сам руководил их проповедью. Но, женившись на дочери баварского князя Генриха Гизелле и наполнив свой двор немецкой аристократией, он вызвал в народе, особенно среди непросвещённых, большое возмущение; его заподозрили в измене не только старой вере, но и народности. Во главе недовольных стал язычник Купа; но эта борьба язычества с христианством окончилась победой над неверными. После этого возмущения языческие жертвоприношения были воспрещены и неверные обращаемы были в христианство даже силой. Чтобы освободить себя и свою страну от вассальной зависимости от немецкого императора, св. Стефан отправил к папе Сильвестру 2-х послов с просьбой – взять его и страну под покровительство папского престола. Удивлённый ревностью и успехами его просветительной деятельности, папа охотно принял его просьбу и послал ему королевскую корону с особенными полномочиями и привилегиями. В силу этих привилегий король В., относительно католической церкви своей страны, не только получал право высшего королевского патронатства, в связи с которым стояло право раздачи церковных бенефиций, назначение епископов и прелатов, но ему ещё вручалось от папы апостольское полномочие с титулом апостольского величества, ради которого пред ним, как папским легатом, предносили в торжественных процессиях осмиконечный крест. Это полномочие давало ему право учреждать и обеспечивать новые епархии, расширять существующие, возводить прелатов в церковные достоинства, вводить и уничтожать религиозные ордена, иметь дисциплинарную власть над клиром и «jus рlасеti rеgii» в сношениях с Римом. Эти права и привилегии, развитые с течением времени, считались и защищались венгерскими королями, как наиважнейшие привилегии стефановой короны, и они отплатили за них самой церкви обширными преимуществами, в лице её высшего клира, получившего особые почести и достоинства. Епископы и прелаты причислялись к первым магнатам королевства, имели право голоса на сеймах, получали высшие должности и принимали участие в государственных делах, – им везде отдавалось преимущество наравне с баронами королевства; в своих епархиях епиекопы имели право суда в делах религии и церкви не только над своим клиром, но и над мирянами; от всех имуществ они получали десятину. Но особыми преимуществами наделён был «примас» В., архиепископ г. Грана (Еstergom). Как митрополит венгерской национальной церкви, как Legatus natus апостольского престола и как первый секретарь и канцлер королевства, он хранил у себя двойную королевскую печать и был одним из высших государственных судей и имел громадное влияние на политику страны. Будучи прелатом ордена св. Стефана и обер-священником, он возлагал на голову помазанного им короля царственную корону и читал ему обычную двойную формулу присяги; он мог возводить в дворянское достоинство тех, кто оказал для церкви какие либо особые услуги. При столь широких правах и полномочиях эти «князья» церкви наделены были от короны богатыми недвижимыми имуществами; так что и ныне редкий епископ в Венгрии не получает от ста до двухсот тысяч гульденов годичного дохода, а примас В., кроме многочисленных деревень, каменноугольных коней и других угодий, имеет в своём бесконтрольном распоряжении до миллиона гульденов в год (около 800 т. р.). И низшие члены клира пользовались немалыми преимуществами: с духовным саном были соединены права дворянства; священник становился полноправным гражданином, участвовал в общественных делах, был свободен от всякого рода податей, пользовался правом неподсудности.

Наделённый столь широкими правами, коронованный в 1000 году в Гране, король Стефан беспрепятственно продолжал дело насаждения и укрепления христианской веры и жизни среди своего народа, учреждал новые епархии, строил церкви, созидал монастыри и снабжал их имениями и богатыми вкладами. Особенно церковь в Стольном-Белграде (Stuhlweissenburg) одарил он богатыми одеждами и разными предметами церковной утвари. Из них как драгоценные реликвии, остаются до ныне – плащ наподобие православной фелони, которую короли одевали при коронации и на оплечье которой были вышиты руками православных монахинь разные иконы в греческом стиле, и небольшой мешок, вышитый золотом и украшенный жемчугом и священными изображениями с славянским текстом в средине и внизу «Буди Г-ди (милость) твоя на нас (ныне) и во веки», «и Боже ущедри ны и благослови ны, просвети лице твое на ны и помилуй ны». Этот мешок хранится в капуцинском монастыре в Вене. В Гране он созвал сейм из представителей всех сословий для выработки светских и духовных законоположений; приказал устроять при кафедрах епископов школы для образования душепастырей и учителей. Несмотря на своё подчинение Риму, церковь венгерская в это время находилась ещё в связях с церковью восточною, содержала и охраняла обряды греческие, благодаря православным вероучителям. Так продолжалось в течение почти трёх столетий, – период царствования династии арпадской, несмотря на все меры ревностных служителей Рима заменить греческий обряд латинским. После св. Стефана, при его слабых преемниках, язычество не раз ещё пробовало нанести решительный удар христианству, но безуспешно: мятежники разрушали церкви, убивали верных (еп. Геллерта), но всегда оставались побеждёнными.

Борьба за инвеституру не миновала и В. Папа Григорий VII и его преемники пытались ограничить широкие полномочия венгерских королей, но с малым успехом. Более слабые короли, нуждавшиеся в помощи и защите пап, делали незначительные уступки; но были и такие, особенно во время так называемого «авиньонского» пленения пап, как Сигизмунд и Матфей Корвин, которые своим «рlасеt» пользовались неограниченно в отношении ко всяким требованиям и распоряжением пап, и, несмотря на это, борьба, за инвеституру резких форм не достигала. Вообще отношения пап к светским и духовным властям в В., в период времени до реформации, когда католическая религия и церковь считались единственно законными и пользовались полной свободой, были благожелательны и миролюбивы. Папы не только авторитетом своей духовной власти, но и материальными средствами спешили на помощь апостольским королям, особенно в периоды их тяжких испытаний; усмиряли возникавшие междуусобия (король Бела IV и его сын), ограничивали властные претензии магнатства (Гонорий ІІІ-й); снабжали их войском и деньгами для борьбы с татарскими набегами и турецкими полчищами. Папа Урбан VIII ежемесячно посылал по 23 тысячи червонцев, а Александр VII пожертвовал 3 миллиона; но и помощь пап не спасла В. от гибели: после поражения при Могаче в 1526 году, она на 160 лет сделалась турецкой провинцией.

В начале XIII века обращены в христианство куманы, остатки древних гуннов, постоянно тревожившие Венгрию своими хищническими набегами. При короле Беле IV они, теснимые татарами, переселились из Трансильвании в В. и осели на берегах реки Тиссы, ставши христианами. За такие подвиги веры и благочестия 13 членов арпадской династии и многие исповедники и мученики причислены папами к лику святых и блаженных: (св. Стефан, его сын Эмерлих, еп. Геллерт и другие), в числе коих были и лица женского пола, – жены и дочери королей. В деле насаждения и утверждения веры и христианских нравов в среде новопросвещаемых великую роль играли и призванные в В. монашеские ордена, особенно Бенедиктинцы и Францисканы. Наделённые богатыми имениями, их монастыри быстро умножались во всех городах Венгрии и выделяли из своей среды не мало ревностных проповедников католицизма. И рыцарские ордена, учреждённые во время крестовых походов, бедствием и разорением проносившихся чрез пределы Венгрии, были усердными поборниками католицизма и, поселившись, по окончании этих походов, на территории Венгрии, не раз охотно обнажали свой острый меч на защиту католич. веры и церкви. Не менее св. Стефана и преемники его много заботились о поднятии умственного и религиозно-нравственного развития народа и его духовных руководителей, умножая училища и собирая сокровища умственного и духовного просвещения. Король Коломан, названный мудрым за свою ревность о просвещении своего народа, повелел архиепископу гранскому Серафиму собрать и объединить все законоположения бывших церковных синодов для урегулирования церковнорелигиозной жизни и деятельности. Людовик великий основал высшую школу в г. Fünfkirchen-е, а Сигизмунд такую же в Офене, в которых преподавалось и церковное право. Матвей Корвин собрал до 50 тысяч томов разных книг и рукописей для своей библиотеки. Это богатое книгохранилище уничтожили турки по занятии Офена в 1526 – 41 годах. Он же создал в г. Пресбурге и первый университет, где преподаваемы были все богословские науки.

Несмотря на столь многие просветительные средства, общий уровень религиозно-нравственного развития народа, в течение первых веков до реформации, был очень не высок. Злоупотребления широким патронатским правом безнаказанно практиковались повсюду. На высшие церковно-иерархические степени возводились, за деньги и по протекции, лица мало достойные. Благодаря своим богатствам, они вели жизнь развратно-роскошную, более заботились о своих личных интересах, чем о благе вверенных им паств. Низшее духовенство, малообразованное и недостаточно обеспеченное, погрязало в пороках. На многочисленных церковных соборах, собиравшихся для изыскания мер и средств для исправления народной жизни, часто изображаемы были печальные картины нравственно-религиозного упадка среди клира и народа. Духовенство, привыкши вначале, согласно принципам правосл. дисциплины, к условиям семейной жизни, до XVI века вело ожесточённую борьбу с требованиями целибата. Архиепископ гранский Н. Олах 1563 года представил Тридентскому собору весьма интересную записку об этой борьбе венгерского духовенства, не желавшего отказаться от давних прав на семейную жизнь. До жестокости строгие меры против ослушников, предписанные многими синодами, не достигали цели. Запрещение клиру вступать в законный брак вызывал незаконное сожительство и разврат среди пастырей церкви, которые, во избежание суровых кар, охотно оставляли свой сан и приход, но не своих сожительниц. Паствы, оставленные без пастырей, без руководства, без таинств, дичали. И в общегосударственной жизни царили непрерывные смуты, и крайнее недовольство проникало во все слои общества. При слабых королях магнатство захватывало в свои руки власть, грабило отечество, беспощадно угнетало и тиранило духовенство и простой народ. Земледельческий класс вследствие злоупотреблений крепостной системой, в зависимости от помещика, бедствовал и погибал. Число бедных рыцарей росло быстро и они завистливыми глазами смотрели на богатство монастырей, где царил полный нравственный упадок. В кругах образованных тоже господствовало недовольство: бедные завидовали богатым и искали случая ограбить их имущество. Чернь возмущалась против властей, цехи – против патрициев. Озлобление было общее. Не удивительно, что столь глубокий упадок религиозно – нравственных начал во всех слоях общества и всеобщее недовольство подготовили удобную почву для быстрого распространения в пределах Венгерского королевства протестантства и кальвинизма, несмотря на строгие кары против отступников от католического исповедания. После сражения при Могаче, в котором погиб король Людовик II, только часть венгерских областей осталась верною законному королю Фердинанду, а северные провинции избрали себе в короли Ивана Запойяи. Это разделение вызвало ещё большее расстройство в делах церковных и государственных. Епископские кафедры годами оставались незамещёнными; духовные школы – закрытыми, паствы – без пастырей. Молодые юноши спешили за границу искать потребных знаний и, напоенные началами лютеранского вероучения, возвращались домой, занимали сиротевшие приходы и исподволь, неприметно распространяли среди своих паств семена нового учения. Распространению этого учения немало благоприятствовали и торговые сношения. Теми же путями проникло в В. и кальвинское учение. Принятие этих учений облегчало и то обстоятельство, что они вначале оставляли неприкосновенной обрядовую сторону католической веры, тайную исповедь и даже причащение под двумя видами, – не нарушали порядка и содержания установленных богослужений, что в глазах простых верующих не возбуждало никаких сомнений и недоверия. Интеллигенция примыкала к новому учению, в надежде на лучший успех своей борьбы с ненавистными ей порядками и отношениями; землевладельцы вместе с своими крепостными изменяли католицизму, чтобы уйти от господствующего во всех сферах жизни тяжёлого гнёта. Возможность вести брачную жизнь, допускаемую новым учением, привлекла к нему и членов клира, не только низших, но и высших: оказались изменниками, ради женитьбы, и епископы.

Меры, предпринятые кат. церковью для защиты своего вероучения, строгие постановления Пресбургского сейма против лютеранства и кальвинизма не увенчались успехом: король Запойяи взял их под свою защиту, и они свободно и быстро распространялись; – протестантство, названное, в отличие от «папистического» католицизма, немецкой религией, распространилось в немецких и славянских провинциях, а кальвинизм, – мадьярская религия, среди чистых мадьяр.

Если бы католичество не выдвинуло в это время знаменитых, энергических деятелей, в лице гранских архиепископов – Николая Олаха (1560 г.) и Петра Пазмана (1570 – 1637), то от римско-католицизма в Венгрии не осталось бы и следа. Первый из них все внимание своё сосредоточил на воспитании низших членов клира, чтобы замещать приходы ревностными душепастырями, призвал на помощь иезуитов и с ними вёл упорную борьбу с новыми вероучениями. Петр Пазман был не только знаменитым проповедником и автором многих богословских сочинений, но и мудрым организатором и администратором. Для воспитания духовных деятелей он учредил в Вене «Раzmаnеum», а для магнатских юношей «Коllegium-ы», в Пресбурге и Сатмаре, а в Тирнаве основал университет, профессорами которого были иезуиты. В 1681 году в этом университете было уже более 1.000 слушателей. При Марии-Терезии этот университет был перенесён в Офен, а потом в Пешт, где существует и доныне, потеряв, впрочем, свой вероисповедный облик и характер. Результаты этих мер были успешны. Многие дворянские семейства возвратились в лоно кат. церкви со всеми своими крепостными; это возбудило сильное раздражение и опасение в последователях новых учений, и они решились с оружием в руках отстоять права добытой ими свободы. В результате оказались две междуусобные, религиозные войны: первая под предводительством новоизбранного в семиградии короля Стефана Бочкая, а вторая при короле Гаврииле Бетлень. По первому миру в Вене протестанты получили некоторую свободу для своего вероисповедания, а вторым миром в Никольсбурге подтверждены все искомые ими права и полная свобода исповедания. Тем не менее продолжавшаяся борьба католичества с лютеранством и кальвинизмом и сих последних между собою сопровождалась бунтами и восстаниями под водительством Надажди, Франкопана, Текелия и Ракоцци, пока эдиктом 1791 года о равноправности и свободе вероисповеданий не подтверждены были все законоположения прошедших лет (1608, 1647 и 48 гг.). В это время кальвинизм насчитывал уже полтора миллиона своих последователей, а лютеран было только полмиллиона.

Большую службу католичеству, в это смутное для него время, сослужило общество «Маriа Соngregatio», поставившее для себя главной целью воспитание юношества в духе католическом. Учреждённое в Италии оно быстро привилось во всей Венгрии, и к концу ХVIII в. не было города, где бы это общество не процветало. Это общество, как и другие – ему подобные общества и ордена, были уничтожены в тяжёлое для католической церкви либеральное царствование императора Иосифа II, когда анти-церковные реформы были направлены к полному подчинению церкви государству. Этот государь широко, произвольно и беcконтрольно пользовался привилегиями, связанными с его «апостольскими» правами. Сношение с Римом церковных властей было подчинено строгому контролю правительства и дипломатии. Национальные синоды могли созываться только с высочайшего соизволения, и их решения должны были представляться для санкции королю. Влияние церкви было совершенно устранено из всех учебных заведений, где господствовало анти-церковное направление и безверие. Система патронатства наносила неисправимый вред интересам церкви пристрастием и небрежностию при выборах и назначениях церковных пастырей. Все протесты и заявления епископов не имели успеха. Чтобы смягчить столь суровые отношения государства к церкви, Папа Пий VI предпринял поездку в Вену для личных объяснений с императором; но и эта чрезвычайная мера для блага церкви осталась без желанного результата. В последующие царствования продолжалось тоже антицерковное направление в правительственных сферах, пока революционная буря 18–48 и 49 гг. не принесла новых законов, совершенно отделивших от государства церковь, которая с тех пор перестала быть господствующею, и тем облегчено было упорядочение церковных дел и отношений и стало возможным заключение с Римом нового конкордата в 1855 г., возвратившего епископам их прежние права в вопросах суда, управления и просвещения, но либеральные враги церкви с этим конкордатом не помирились. В 1868 году предложенные парламентом законы, уничтожавшие силу и значение этого конкордата, получили высочайшую санкцию. Папа Пий IX торжественно, но безуспешно, протестовал против этих законов. После этого представители венгерской церкви приступили к организации церковно – католической автономии. Был собран организационный конгресс, составленный из духовных и светских выборных депутатов, выделивший из себя комиссию из 27 членов, которой и поручено было составление «проекта статута католической автономии в Венгрии» Этот проект состоял из 35 глав, разделённых на 131 §. Круг действий организованной автономии, при сохранении высочайшего права апостольского короля, простирался: на назначение личного состава церкви, на народное воспитание, на имущества церквей и школ, на благотворительные учреждения, вообще на все мирские стороны католической церкви, не касаясь церковных догматов, богослужения и дисциплины. Все фонды, религиозные, школьные и другие, находящиеся в управлении гражданской государственной власти, должны, как собственность церкви, перейти в управление автономных властей. Главные органы автономии: католический конгресс страны – высшая автопомн. власть, епархиальное собрание и церковно-приходские собрания. Эти органы управляют своими делами независимо, только под надзором государственной власти. Этот проект автономного церковного управления был представлен на утверждение короля помимо правительства и парламента и, переданный последнему на рассмотрение, высочайшей санкции не получил. Только теперь, через 30 лет, вопрос о церковно-католической автономии снова ожил; но едва ли достигнет желанного оправдания, так как он и теперь, как и прежде, базирует на тех же основаниях, какие привели его в столкновение с прерогативами верховной власти и новыми государственными законоположениями.

В 1895 году правительство, несмотря на энергический протест представителей церкви, издало новые законы о гражданских браках, обязательных для всех, по которым допускаются брачные союзы между христианами и нехристианами, и отняло у церковнослужителей ведение метрических записей. Обновлённая борьба церкви с государством требует от неё ныне ещё большого напряжения сил, такта и осторожности, такт, как со времени учреждения ответственных министерств, во главе правительства большей частью стоят лица некатолического исповедания. Они по своему усмотрению представляют короне для утверждения кандидатов на высшие иерархические места, дают направление школьному образованию, бесконтрольно распоряжаются церковными фондами и всю деятельность свою направляют к тому, чтобы и католическую церковь сделать покорным орудием своих политических целей. Но во главе церковного управления теперь стоят иерархи высокого таланта, образования и испытанной в борьбе энергии: на чьей стороне будет победа, покажет время. Фонды кат. церкви состоят из двух категории. Одними церковь управляет и поныне, таковы фонды: епископские, капитульные, приходские и благотворительные; другие взяло в свои руки государство, именно: религиозный, школьный и университетский. История фондов 2-й категории следующая. Религиозной фонд возник в 1548 из имений закрытых монастырей и капитулов; по указу Фердинанда I он назначен на содержание духовенства. При Иосифе II он увеличен крупными суммами из доходов монастырей, им закрытых, и других недвижимых имений. Ныне сумма его простирается до 25 милл. гульд. Школьный фонд создала Мария Терезия, по изгнании иезуитов, из имений, им принадлежавших. Он назначен на содержание школ и возрос ныне до 12 милл. гульд. На проценты этого капитала содержатся ныне: 4 юридических академий, 13 гимназий и 5 прогимназий, 13 учительских семинарий, и получают субсидии ещё и другие учебные заведения.

Фонд университетский основан примасом Петром Пазманом в 1636 году; он значительно увеличен щедрыми вкладами епископов, а Мария Терезия и ему ссудила крупную часть из кассированных иезуитских имений. Суммы этого фонда не превышают 5 миллионов гульденов.

Отчёт в управлении фондом, – религиозным и школьным, правительство с 1848 года представляет только королю-патрону, а бюджет университетского фонда идёт предварительно на утверждение парламента, который контролирует и правильность его расходов. Епископат ежегодно протестует в палате господ против произвола правительства. Когда в 1870 году пронёсся слух, что в управлении этими фондами допущены крупные неправильности, и когда проверочная комиссия открыла многие недочёты и произвол в расходовании сумм, – назначен был совет, который и до ныне контролирует управление этими фондами министром просвещения. Хотя правительство и продолжает оспаривать католический характер этих фондов, но лучшие юристы признают его неоспоримость. Католическая церковь в Венгрии состоит из 19 епархий р.-католических, 3-х епархий румыно-униатских и 2-х угрорусских-униатских, – разделённых на 4 митрополии: Гранскую, Калочскую, Эгерскую и Дьюлафегерварскую 3.

В этой статистике пропущены незначительные цифры последователей других вероисповеданий – англиканского, армянского, унитариев и пр; Но в некоторых епархиях крупную цифру составляют исповедники православия, греки, румыны и сербы; напр.: в Чанадской епархии сумма их достигает до 1,011,835 душ в Калочской епархии – до 119,615 душ: в Гранской архиепископии до 6,800; в Фюнфкирхонской – 15,815 душ; в обеих Великоварадских епархиях 354,070 прав. душ. Это зависит от разницы делений епархий католических и православных. митрополии – румынской и сербской. Территориально правосл. сербская Будимская епархия простирается от Пресбурга до Фюнфкирхена, и принадлежащие ей по вероисповеданию расселены во многих катол. епархиях, хотя она по количеству душ гораздо беднее других епархий.

Некоторые из католическ. епархий получили своё основание и ведут своё летосчисление от времён св. Стефана. Таковы: Гранская (999 г.), Вацкая, Веспримская, Фюнфкирхенская, Калочская, Чанадская, Нитранская, Ердельская основаны в начале одиннадцатого века. Во всех резиденциях катол. епархий существуют богословские школы для подготовления пастырей церкви. В эти школы поступают юноши разных сословий, успешно окончившие курс гимназий, без различия званий и состояний, желающие быть служителями церкви. Впрочем, им не возбраняется, по окончании богословского образования, вступать и в гражданскую службу, если кто из них утратит влечение к духовному знанию. Кроме епархий, и некоторые богатые монастыри и аббатства содержат на свой счёт гимназии и богословские школы с четырёхлетним курсом, особенно в больших городах, как Пешт, Пресбург, где епископских кафедр нет. Преподаются науки в этих заведениях на латинском и мадьярском языках, не исключая и двух угрорусских семинарий, где только для пастырского богословия удержан пока язык народный. При университетах имеются богословские факультеты, на которых лучшие питомцы семинарий проходят более широкий курс юридико-канонических и богословско-догматических наук.

Содержание клира в общем одинаково во всех католических семинариях. Высшие члены католической иерархии, как уже сказано, наделены богатыми недвижимыми имуществами, приносящими им громадные средства для личных потребностей и для управления епархией и содержания многочисленного капитула. Они и пожизненные члены верхнего дома (палаты господ), что придаёт их власти и положению особенную силу и значение. Низшее духовенство – сельские пастыри, кроме надела землёй, в размере не менее 30 десятин, пользуются доходами за совершение служб и треб церковных, имеют определённое жалованье, не менее 300 гульденов, от патронатства, в лице помещика или общины, – все равно, и, вместо уничтоженного в 1848 году десятинного сбора, получают от прихожан добровольные приносы, преимущественно зерном и вином. Само собою разумеется, все они имеют свободную квартиру со всеми хозяйственными угодиями и отопление. В общем содержание их вполне достаточно. В бедных епархиях, где постоянное жалованье не достигает нормальной цифры, оно восполняется из религиозного фонда.

Прот. Феофил Кардасевич

* * *

3

Вот эти епархии:


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. — Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 3: Ваал — Вячеслав. — 1902. — IV с., 1222 стб., 18 л. портр., к. : ил.

Комментарии для сайта Cackle