профессор Александр Павлович Лопухин

Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том II

Братья Господни

Братья Господни, οἱ ἀδελφοί τοῦ Κυρίου. Господь И. Христос не стыдился (Евр. 2, 11) называть братьями Своими всех учеников (Мф. 28, 10; Иоанн. 20, 17) и последователей Своих, Им искупленных, возрожденных и усыновленных Богу, а равно и ап. Павел (Рим. 8, 29) на том же основании выражается о Нем, что Он – «первородный между многими братьями». Но в Евангелии и в других новозаветных писаниях, кроме этого духовно-благодатного братства, упоминается еще о братьях Господа по плоти. Евангелия и др. апостольские писания заключают в себе следующие сведения и об этих «братьях Господних». По свидетельству св. Иоанна (2, 12), Господь И. Христос, по совершении Им первого чуда в Кане, на короткое время отправился в Капернаум – с Своею Матерью, братьями и учениками. По Мф. 13, 54 – 57 и Мрк. 6, 2 – 4 (ср. Лк. 4, 16 – 24), жители Назарета, внимая учению Господа в их синагоге, в изумлении говорили: «откуда у него такая премудрость и силы? Не плотников-ли он сын? не его ли матерь называется Мария и братья его, Иаков и Иосий, (по некоторым кодд. Иосиф), и Симон и Иуда, и сестры его не все ли между нами?» Отвечая соблазняющимся о Нем, Спаситель говорил: «не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем, и у сродников своих и в доме своем» (сн. Лк. 4, 24; Иоанн. 4, 44). В последних словах намекается, что «братья Господа» до времени не веровали в Его мессианское достоинство. То же не прямо высказывается и в след. рассказе, передаваемом тремя первыми евангелистами: Мф. 12:46–50; Мрк. 3, 21, 31 – 35; Лк. 8– 21. Когда книжники из Иерусалима распространили молву, что И. Хр. вышел из себя и творит чудеса силою князя бесовского, то пришли мать и братья Его и хотели взять Его; но на известие о их желании видеть Его, Он ответил: «кто матерь и братья мои? Матерь и братия Мои суть слушающие и исполняющие слово Божие». Определенно высказывается мысль о первоначальном неверии «братьев Г.» в свидетельстве св. Иоанна, 7, 2 – 7, что они настаивали, чтобы Господь «явил Себя миру», (ст. 4), ибо (ст. 5) «и братья Его не веровали в Него», и, в противоположность апостолам, принадлежали еще миру (ср. Иоанн. 7, 7 с 15, 19). Напротив, после воскресения и вознесения Господа, братья Его, по Деян. 1, 13 – 14, постоянно пребывали в Сионской горнице и проводили время в единодушной молитве. По мере распространения веры и утверждения Церкви Христовой, братья Г. заняли в Церкви высокое положение, наравне с апостолами, хотя все же отличались от них: 1Кор. 9, 5. Первенствующее значение между братьями и в церкви Иерусалимской занял св. Иаков, брат Господень (Гал. 1, 19; Деян. 12, 17; 15, 4 – 29; 21, 18 и дал.), поставляемый ап. Павлом наравне с апп. Иоанном и Петром (Гал. 2, 9). Этому Иакову, по всем основаниям, принадлежит первое послание в ряду «соборных» (Иак. 1,1); седьмое же соборное послание – ап. Иуды – принадлежит «брату Иакова» (Иуд. 1) – Иуде, также брату Господню.

В каком именно родстве с Господом стояли упомянутые в евангельской истории братья и сестры Господа? По замечанию Ф. В. Фаррара, по этому вопросу написаны целые томы; доказательства так равносильны, затруднения каждого мнения так очевидны, что настаивать догматически на каком-либо положительном решении этого вопроса было бы противно интересам добросовестного исследования (Жизнь И. Христа, перев. с 30-го английского издания, проф. А. П. Лопухина, стр. 61, 681). Соглашаясь, что вопрос этот почти не допускает положительного решения, укажем однако главные направления в его разрешении сделаем сравнительную оценку этих решений. И в древней церкви, и в новое время высказывались след. три взгляда на данный предмет.

I. Прежде всего отметим воззрение западной христ. церкви. Главным выразителем его в древнее время явился блаж. Иероним. По этому взгляду, братья Господни были двоюродными братьями Господа, от сестры Богоматери. «Мы считаем, говорил бл. Иероним, братьев Господних не детьми Иосифа, но двоюродными братьями Спасителя, детьми Марии, тетки Господней, которая называется еще матерью Иакова малого и Иосии, которая была женою Алфея» (Минь, Патр. Л. 26, 84 – 85, ср. 23, 205 – 206). При этом бл. Иероним отожествлял Иакова, брата Господня, с Иаковом Алфеевым, апостолом из 12-ти (Мф. 10:3; Мрк. 3:18; Лк. 6:16). Взгляд бл. Иеронима, разделявшийся и Августином, благодаря авторитету этих церковных учителей, сделался господствующим в западной церкви. Позднейшие сторонники этого взгляда отожествили не только Иакова, брата Господня, с Иаковом Алфеевым, но и братьев Господних Симона и Иуду – с одноименными апостолами из 12-ти, Симоном Зилотом и Иудою, называемым Леввеем или Фаддеем. Кроме римско-католических ученых (напр. Корнелиус а-Ляпиде, Минь, Корнели, Биспинг) – в комментариях на послание ап. Иакова, это отожествление и упомянутый взгляд Иеронима разделяют и мн. протестантские ученые (Баумгартен, Лянге, Штарке, и др.), а равно и православные русские богословы: Филарет, митр. москов. (Церковно-библейская История, 1857, стр. 431), Филарет, архиеп. черниговск. (Прибавл. К Черниговск. Епарх. Извест. 1863, 91 – 93), прот. Богословский (Свящ. Ист. Нов. Завета, Спб. 1861, 308), проф. Чельцов (Истор. христ. церкви. Спб., 1861, I, 41, 78), прот. Смарагдов (Пособие к доброму чтению и слушанию слова Божия, 1861, 104 – 105) и др.

II. Напротив, на Востоке преобладал тот взгляд, что братья Г. были детьми Иосифа обручника от первой его жены (в апокрифических евангелиях называемой то Эстою, то Соломиею, из колена Иудина). Его разделяли: Ориген (Минь 13, 876 – 77), св. Епифаний (Минь 42, 311), св. И. Златоуст (Минь 57, 58), св. Григорий нисский (Минь 46, 647), св. Кирилл иерусалимский (Минь 69, 352), св. Амвросий медиоланский (Минь 16, 315 – 17), Илларий пуатьесский (Минь 9, 922). Подобного же рода свидетельства встречаются в апокрифических евангелиях: псевдо-Матфея, первоевангелия Иакова, еванг. Фомы, в Арабском евангелии младенчества Спасителя, в истории Иосифа древоделя и под.; в постановлениях апостольских (6, 12, 14); в псевдо-Климентинах; у Евсевия кесарийского (Ц. Истор. 1, 12; 7, 19; 2, 1). В новое время защищают этот взгляд многие протестантские ученые, напр. Бейшляг, Тирш, Ольсгаузен и др., из русских проф. Богословский, иеромонах Георгий (Ярошевский), автор ниже называемого исследования о послании ап. Иакова и др.

III. Во второй половине ИУ века Евномий, Гельвидий и вообще еретики – антидикомарианиты (отрицавшие приснодевство Богоматери и необходимость ее почитания) высказывали, что братья Г. были в собственном смысле плотскими братьями И. Христа, детьми Марии, Матери Божией, и Иосифа, рожденными ею после И. Христа – Первенца, Мф. 1, 25; Лк. 2, 7. В новое время взгляд этот разделяют весьма многие протестантские ученые: Кейм, Прессансе в своих «жизнях» И. Хр., Креднер, Блеек, Гофман в комментар. на посл. Иакова и многие другие.

Последний взгляд ищет для себя опоры в буквальном значении греч. слова брат – ἀδελφός (по Исихию: οί ἀδελφοὶ – из одной утробы происшедшие), в названии И. Христа первенцем в Лк. 2, 7 (и роди – Дева Мария – сына своего. первенца, τόν πρωτότοκον), как и в словах ев. Матфея: «и не знаяше ее (Иосиф Девы Марии), дондеже роди сына своего первенца» 1, 25; наконец, в общем тоне евангельских повествований о предмете, которые почти всегда (исключая лишь Иоанн. 7, 2 – 7) упоминают о братьях Господа совместно с Его Матерью. Но все эти аргументы не имеют решающего значения. Греч. ἀδελφός, подобно еврейскому עָח ах, в библейском употреблении нередко означает не брата в строгом смысле, а родственника вообще (Быт. 13, 8; 14, 14; 29, 12, 15; 31, 32, 46; Лев. 10, 4; 1 Нар. 23, 21, 22), след., возможно, что и «Братья Господни» были, напр., только двоюродными братьями Господа, или сводными Его братьями или, наконец, стояли в иной степени родства с Господом. Греческое προτότοκος, действительно, выражает идею противоположности первородного сына последующим (в этом отношении оно прямо противоположно значению слова μονογενής, единородный); но само оно не адэкватно еврейскому бехор («первородное»), которое передает: последнее отнюдь не заключает в себе упомянутого противоположения, а представляет собою абсолютное обозначение всякого «разверзающего ложесна» (см. напр., Исх. 13, 2; 34, 19). Но если доказательство, таким образом, опирается на несуществовании в греч. яз. слова, соответствующего евр. бехор, то оно является лишенным значения. В самом деле, и единственный сын назывался первенцем, бехор, как видно, напр., из повеления Иеговы посвящать Ему всех первенцев израильских (см. цит. мм. и Чис. 8, 16 – 17), хотя бы у кого из них и не было ни сестер, ни братьев (ср. Исх. 12, 29). Не имеет силы и заключеник, выводимое из слов ев. Матфея: не знаяше, Дóндеже (ἕως οὗ)... Выражение дондеже (евр. ад-ки), по употреблению в Библии, означает неопределенную продолжительность времени или состояния и равносильно выражению: никогда; напр., Ис. 46, 4: Аз есмь, и Дóндеже состареетеся, Аз есмь. Быт. 28, 15: не имам тебе оставити, Дóндеже сотворити ми вся, елика глаголах (ср. еще Быт. 8, 7; Вт. 34, 6; 1Цар. 15, 35); пс. 109, 3: седи одесную Мене, Дóндеже положу враги твоя... Из этих примеров видно, что данное выражение в очень многих случаях не означает такого предела или момента, после которого действие, ранее не имевшее места, вступило в силу; что и в рассматриваемом случае оно отнюдь не высказывает, будто γιγνώσκειν имело место после события рождения Спасителя. И то обстоятельство, что братья Господни в евангельской истории выступают. большею частию вместе с Материю Господа, совсем не говорит еще, что они были детьми Ея, а не пасынками и под., – тем более, что Богоматерь нигде не названа матерью их, чего естественно было бы ожидать, в виду отмечаемого обстоятельства, коль скоро данное предположение было бы верно. Напротив, было бы совершенно непонятно, – если бы они были ее сыновьями, – почему Господь на кресте поручил Свою Матерь (Иоанн. 19:26–27) Иоанну Богослову, а не одному из «братьев» – предполагаемых сыновей Богоматери, забота о которой в таком случае была бы первою их обязанностью. Сыном Марии Девы в Новом Завете является только Господь И. Христос и, в противоположность братьям Его, Он прямо называется «Сыном Марии», Мрк. 6, 3. Самый образ выражения Спасителя на кресте – в обращении к любимому ученику Своему показывает именно, что Он был единственным сыном Девы Марии: «вот сын твой», в каковом выражении члена не было бы, если бы, кроме Иисуса Христа, существовали другие сыновья Марии, матери Божией. – Кроме этого, неблагоприятного для рассматриваемого взгляда, обстоятельства, прямо и решительно против него говорит вера церкви в приснодевство Богоматери (между тем все основания, приводимые древними еретиками и новейшими рационалистами в пользу данного взгляда, в сущности, вытекают из предубеждения против ἀειπαρθενία и тенденциозного отрицания чудесности факта рождения И. Христа), а также нравственное христианское чувство, которое никогда не помирится с мыслию, что Пресвятая Дева, ставши Матерью

Господа, имела после детей от Иосифа. Это было невозможно и со стороны Иосифа – уже потому, что во время обручения с Мариею ему было восемьдесят лет (как свидетельствует церковное предание, записанное у св. Иоанна Дамаскина в слове на Рождество Христово), а равно и в силу благоговения его пред тайною воплощения, в которую он был посвящен, и сверхъестественных событий при рождении и по рождении И. Христа, свидетелем которых был он. Церковные учители не без основания усматривали предуказание на приснодевство Богоматери в словах преп. Иезекииля о заключенных вратах храма, Иез. 44, 2 (Амвр. у Миня 16, 319 – 320). Напротив, тщетны ссылки (напр., Кремера, Майора) на пс. 49, 20; 68, 9 в доказательство того, что братья Христовы были сыновьями Матери Его. Наконец, поведение братьев Господа, – именно тот род опеки, который они хотели иметь над Ним в начале Его служения, Мрк. 3, 21, и даже уже. пред окончанием Его, Иоанн. 7, 2 и дал., – показывает, что они были старшими братьями Г., между тем, по данному взгляду, старшим из братьев («первенцем?) был Господь.

На основании всего сказанного, взгляд этот должен быть отвергнут, хотя тот факт, что братья Г. почти всегда выступают вместе с Божиею Материю и живут вместе с Нею, при нем находит свое объяснение.

Факт этот не объясним с точки зрения теории бл. Иеронима и др. его сторонников. В самом деле, если братья Господни были сыновьями Марии Клеоповой, жены Клеопы-Алфея и сестры Божией Матери, то непонятно, почему родные дети ее никогда не упоминаются в связи с нею, а всегда вместе с Материею Божиею, между тем как и Мария Клеопова была одною из постоянных спутниц Господа. Приводимая в объяснение этого догадка о ранней смерти мужа Марии-Клеопы произвольна и едва ли совместима с рассказом Лук. 24 о явлении воскресшего Господа двум еммаусским путникам, из которых один был Κλεόπας, ст. 18, (возможно, впрочем, что это – имя другого лица, а не мужа Марии, называвшегося Κλωπᾶς, Иоанн. 19, 25).

Независимо от этого, данная теория опирается на след. трех, одинаково сомнительных предположениях: 1) что Мария Клеопова, Иоанн, 19, 25, была сестрою Матери Божией; 2) что, так как она была Материею Иакова малого и Иосии (Мф. 27, 56; Мрк. 15:40), то Иаков малый есть одно лицо с Иаковом, братом Господним, и Иаковом Алфеевым – апостолом из 12-ти, а равно и Симон и Иуда, два другие брата Господа, были тожественны с апостолами этих имен из числа 12-ти; 3) что Клеопа, Κλωπᾶς или (?) Κλεόπας – одно лицо с Алфеем, Ἀλφαῖος, отцом Иакова, ап. из 12-ти (Мф. 10, 3; Мрк. 3, 18; 6, 15). 1) Против первого из этих положений едва ли может говорить кажущаяся невероятность того, чтобы две живых сестры назывались одним и тем же именем Марии, – так как обычай давать одинаковые имена в семье, при ограниченности употребительных имен, у древних и новых евреев был столь же распространен, как и у древних римлян (напр. из четырех дочерей Октавии, сестры Августа, две назывались Марцеллами, и две Антониями). Но относящееся сюда единственное место, Иоанн. 19, 24, – читается и объясняется неодинаково. Между тем как по принятому греческому (как и по русскому и славянскому) тексту, слова «сестра Матери Его, Мария Клеопова» суть название одной и той же женщины, в Пешито стоит: «сестра матери Его» и «Мария Клеопова», т. е. упомянутые слова обозначают двух различных женщин. И на основании параллелей данному месту: Мф. 27, 56 и Мрк. 15, 40, следует, кажется, утверждать именно это. Во всех трех этих местах, кроме Божией Матери, называется Мария Магдалина; мать Иакова (малого τοῦ μικροῦ, Мрк.) и Иосии (у синоптиков), по общему признанию, тожественна с Мариею Клеоповою (у Иоанна); 3-я же женщина у Матфея названа матерью сынов Заведеевых, у Марка – Саломиею, у Иоанна – сестрою Матери Божией; но первые два обозначения, несомненно, тожественны, можно думать, что и параллельное выражение еванг. Иоанна – «сестра Матери Его» есть лишь неопределенное обозначение той же Саломии, матери самого евангелиста. Такой, неопределенный способ обозначения своей матери был бы вполне аналогичен такому же способу евангелиста Иоанна в обозначении себя самого: «ученик, его же любляше Иисус», «другий ученик». В таком случае была бы очень понятна просьба Саломии к Господу о предоставлении ее сыновьям приближенного положения в царстве Его (Мф. 20:20–23); было бы особенно понятно и то, почему Господь поручил Матерь Свою именно св. Иоанну, который был не только самым близким духовновозлюбленнейшим учеником Господа, но, может быть, еще родственником Его по плоти, – двоюродным братом Его, племянником Девы Марии. Предание, записанное у Никифора, Церк. Истор. II, 3, действительно, утверждает это. 2) Что ,касается второго предположения или основания данной теории, – что имена братьев Господа тожественны с именами, по крайней мере, трех апостолов из 12-ти (Иаков, Иуда, Симон) и (предполагаемых) четырех сыновей Алфея, – то отожествление, прежде всего, мало вероятно потому уже, что все эти имена были очень распространенными у евреев (в Новом Завете упоминается пять или шесть Иуд, столько же Иаковов, девять Симонов; у Иосифа Флавия – 20 Симонов, 17 Иосий, 16 Иуд). Очевидно, одноименность разных лиц, в виду этого, не доказывает их тожества. Неосновательно, в частности, утверждение теории, что Иуда, брат Господень, есть Ἰούδας Ἰακωβου Лк. 6, 15; Деян. 1, 13, причем предполагается, что этот последний Иуда – брат Иакова, брата Господня (Иуд. 1) – Иакова Алфеева. Естественнее, напротив, переводить: сын (υἱος) Иакова (неизвестного истории) и считать Иуду, брата Господня, лицом отличным от апостола Иуды из 12-ти (Лк. 6, 15; Д. 1, 13; Иоанн. 14, 22). Столь же, если еще не более, неосновательно, вычеркивать из евангельской или апостольской истории, Иакова, брата Господня, как лицо, отличное от Иакова Алфеева (ап. из 12-ти) – предстоятеля и столпа Иерусалимской церкви (Деян. 15. Гал. 2,19), которого предание представляет только апостолом из 70 (см. напр. Четьи-Мин., под 4 янв., 23 октября); каковое низведение преданием Иакова из числа 12-ти в разряд 70-ти было бы абсолютно непонятно, если бы это предание не имело под собою исторической почвы. Вообще греко-восточная православная церковь всегда отличала и отличает братьев Господа от одноименных апостолов из 12-ти (в месяцесловах греческом, сирском, коптском, славянском положены особые дни празднования памяти первых и последних). Минуя филологическое основание тожества Клеопы с Алфеем у новейших сторонников теории, как слишком неестественное, заметим, что неудачна и попытка отождествить Иакова, брата Господня, с Иаковом Алфеевым на основании Гал. 1, 19, так как «другого» здесь относится не к Иакову, а к Петру, ст. 18, так что в словах Гал. 1, 19 Иаков, брат Господень, не причисляется к 12-ти апостолам, скорее – противополагается им.

Вопреки этим мнимым отождествлениям «братьев» и апостолов, во многих местах новозаветных они прямо и резко отличаются от последних, противополагаются им, напр. Деян. 1:14; 1Кор. 9:5; особенную же важность имеет то, что Господь И. Хр. в приведенных словах Мрк. 3:31–35 (и парал.) противополагает ученикам Своим, верующим в Него, братьев, как неверующих, а равно и положительное свидетельство си. Иоанна (7, 5), что братья Господа не веровали в Него. Замечательно, что, как у св. Марка слова Господа следуют непосредственно за упоминанием об избрании 12-ти апостолов, так и св. Иоанн делает указанное замечание после упоминания о составившемся уже круге 12-ти апостолов (Иоанн. 6:70–71). Если круг 12-ти апостолов уже составился, а «братья» все еще оставались неверующими, то ясно ни один из них не мог принадлежать к числу 12-ти апостолов. Объяснения неверия братьев в относительном смысле – неполной веры (у Фаррара, Лянге и др.), равно как в смысле неверия некоторых только братьев и сестер Господних, – явно искусственны и нисколько не колеблют этого положения.

Вследствие этого, не смотря на авторитетное свидетельство бл. Иеронима в пользу данного взгляда, он не может быть принят нами (следует заметить, что и сам Иероним не держался этого взгляда с устойчивостию, а иногда отличал, напр., Иакова, брата Господня, от 12-ти апостолов, см. Христ. Чтен. 1841, ч. 3, стр. 91 – 92), как расходящийся с новозаветными данными о предмете и с свидетельствами предания и месяцеслова правосл. церкви, где братья Господни почитаются и прославляются, как особые лица, отличные от 12 апостолов, имевшие свой особый жребий и понесшие особые подвиги и труды служения распространению Слова Евангелия и утверждению церкви Христовой (ср. архимандрита, ныне архиепископа, Сергия, Полный месяцеслов Востока, т. II. М. 1876, стр. 3, 108, 163, 281, и С. Булгакова, Месяцеслов и Триодион православной церкви. Вып. I 1895, стр. 6 – 7, вып. III, 151 – 152 и др.).

Всех более важных из упомянутых затруднений избегает взгляд восточных церковных учителей, по которому «братья Господни» были детьми Иосифа от первого его брака (Своеобразную модификацию этого взгляда составляет основанное на свидетельстве Егезиппа о том, что Иосиф Обручник и Клеона, муж Марии, были родные братья, предположение, будто после ранней смерти Клеопы, Иосиф, по закону ужичества, вступил в левиратный брак с его вдовою и имел от нее четырех сыновей и несколько дочерей, которые, в силу названного закона, носили имя умершего Клеопы, но вместе считались сыновьями и Иосифа – по усыновлению; на этом же основании, они назывались «братьями» Господа. Но в евангельской истории предположение это не имеет опоры; напротив, в виду того, что, после известного происшествия с двенадцатилетним Иисусом, об Иосифе уже не упоминается, некоторые полагают, что Иосиф вскоре после того умер, и семья его перешла на жительство в родственный дом Клеопы). При этом взгляде понятно, почему «братья» всегда окружают Матерь Божию, и почему однако Иисус Христос на кресте поручил Ее не им, а апостолу Иоанну: они составляли с Материею Божиею одно семейство, но при жизни И. Христа неверие их в мессианское Его достоинство удаляло, отчуждало их от Господа и Его Матери; понятна неизвестность всех их в евангельской истории до смерти Господа и последующее превращение их в мужей апостольской ревности но Христе и быстрое возвышение в церкви одного из них – Иакова; понятно вместе отличие их от апостолов из 12-ти и отношение их к последним. Поэтому, данный взгляд, находящий притом бесспорное подтверждение в предании православной церкви, должен считаться наиболее обоснованным, хотя, как было замечено, он и не устраняет всех затруднений в вопросе, кто были братья Господни (таким, напр., затруднением при данном взгляде является то обстоятельство, что св. Лука в Деян. 12 гл., сказав об убиении Иакова Заведеева, ст. 2, далее, ст. 17, и в глл. 15 и 21 говорит просто об Иакове, как предстоятеле иерусалимской церкви, что, но Гал. 1 – 2 гл., относится собственно к Иакону, брату Господню. Между тем до 12 гл. книги Деяний апостольских св. Лука назвал только одного известного Иакова – апостола из 12-ти, Иакова Алфеева, Д. 1, 13, который как будто бы и разумеется в Д. 12, 15 и 21 главах. – Возможно, однако, что затруднение это имеет более формально экзегетический, чем реально-исторический смысл и характер. Так, возможно, что, после удаления св. апостола Иакова Алфеева из Иерусалима, для св. Луки не было нужды оставшегося в Иерусалиме Иакова – брата Господня, сделавшегося, конечно, очень известным не только в иерусалимской церкви, но и во многих областях рассеяния (об этой известности его свидетельствует принадлежащее ему Соборное Послание), обозначать особыми прибавлениями к его собственному имени. Во всяком случае положение и значение Иакова книги Деяний (12, 15, 21 гл.) вполне совпадает с положением и значением Иакова, брата Господня, по апостолу Павлу и церковным учителям, державшимся принимаемого нами взгляда).

А. Глаголев


Комментарии для сайта Cackle