Азбука веры Православная библиотека преподобный Макарий Алтайский Архимандрит Макарий, начальник Алтайской церковной миссии


свящ. Алексий Лавров

Архимандрит Макарий, начальник Алтайской церковной миссии

Сведения об отце архимандрите Макарие мы заимствовали от прихожан его родителя, живущих в Томске; от иеродиакона Алексия, который был в Болхове под его настоятельством и жил у него; более же всего от родного его брата, заштатного Вяземского священника Алексия Глухарева. Отец архимандрит Макарий сам о себе не любил рассказывать.

Много может быть блестящих имен в истории государственной жизни. Потомки будут перечитывать их и удивляться славе, которою обязано им отечество. Но придет ли кому в голову мысль, что под этими именами существовали деятели только внешние, пользовавшиеся готовыми и укрепленными уже силами народа? А кто и чем укреплял народныя силы, потомство о том и знать не будет, если современники не заметят и не передадут ему сведений об этих истинных благодетелях отечества. Они действуют в самых основаниях, в самом корне государственного тела, и животворят его благотворными началами – силою веры, духом благочестия, преданностию и любовию к отечеству, без чего не может просиять никакая слава, не может стоять никакое государство. Действия их сколько благотворны, столько же и непоказны: люди редко узнают в них подвижников общого блага и большею честию проходят мимо их с надмением, тогда как ими-то и скрепляются те подмостки, на которых величается житейская гордость. Они сеют, а пожинают другие, нередко презирающие сеятелей, как будто жатва их выросла сама собою. К числу таких сеятелей мы относим особенно тружеников, разливающих свет веры и насаждающих доблести благочестивой жизни в нижних слоях общества – там, где труды вполне безкорыстны и где зараждаются материальныя основы общественного благосостояния. Многочисленны или нет подобные труженики и где они скрываются, – знает Бог и по временам выводит из тьмы имена их. В настоящее время становится особенно памятным имя апостольского деятеля, озарившого светом Евангелия Алтайских язычников, – имя покойного архимандрита Макария, начальника Алтайской церковной миссии. О. архимандрит Макарий христианскими своими подвигами на поприще просветителя заблуждающих и своим высоким благочестием сделал столько пользы православной Церкви и отечеству и семенами евангельского учения засеял такую обширную ниву, что мы – современники его – считаем долгом справедливости передать потомству сведения о великих доблестях его подвигов и о благочестивой его жизни, помня слово Апостольское: поминайте наставники ваша, иже глаголаша вам слово Божие: ихже взирающе на скончание жительства, подражайте вере их (Евр. 13, 7).

Архимандрит Макарий, в мире Михаил Яковлевич Глухарев, родился 1792 года, Смоленской губернии в городе Вязьме. Родител его, о. Иаков был из числа кончивших курс семинарского учения, что встарину случалось очень редко, служил священником при Вяземской Введенской церкви и славился в Вязьме сказыванием проповедей. Михаил Яковлевич до «фары» учился в доме родителя и получил здесь начальныя познания 1 в Латинском языке, на котором писал даже оккупации 2; потом поступил прямо в «инфиму» Вяземской духовной школы, находившейся в Предтеченском монастыре; отсюда за отличные успехи переведен в «поэзию» Смоленской семинарии; по окончании же полного курса семинарских наук в 1813 году, определен был учителем «инфимы» в тойже семинарии, при епископе Смоленском Иринее Фальковском и ректоре семинарии Павле Саббатовском. В 1814 году, для состава 2 курса С.-Петербургской духовной академии по новому образованию требовались лучшие воспитанники, между прочим и из Смоленска: согласно с этим требованием семинарское начальство для отправления в академию избрало учителя Михаила Глухарева и студента Захара Смирягина 3. Ректором Петербургской духовной академии был тогда Филарет, нынешний Московский митрополит: он любил Михаила Яковлевича особенно пред всеми за добрую его нравственность и отличные успехи, между прочим, в изучении языков и Истории; но, какбы провидя в нем будущого проповедника людям, ходящим во тьме, вел его стропотными путями 4. По окончании курса академии в 1817 году, Михаил Яковлевич назначен был инспектором Екатеринославской семинарии и профессором Церковной Истории. Тамошний архиепископ Иов обходился строго с семинарскими наставниками, а особенно с Михаилом Яковлевичем, и этою мерою развил в нем чувство смирения.

Чрез два года своего инспекторства, именно в 1819 году, Михаил Яковлевич решился вступить в монашество 5, и назван Макарием, а потом Екатеринославским архиепископом Иовом и рукоположен в иеромонахи. Иеромонахом служил он два года, до 1821 года, в котором переведен в Кострому ректором семинарии и архимандритом Костромского Богоявленского монастыря, что было при епископе Костромском Самуиле. В это время учился у него богословию, и был им отправлен в С.-Петербургскую академию Андрей Григорьевич Соколов 6, в монашестве Афанасий бывший епископ Томский, а ныне архиепископ Казанский. Из Костромы в 1823 году архим. Макарий по прошению уволен быль на покой в Киевскую лавру, где жил в Китаевской пустыни до 1825 года, а в этом году перепросился в Глинскую пустыню Курской епархии к дивному старцу игумену Филарету 7, у которого по 1829 год проходил степени послушания со всяким терпением и смиренномудрием, пока небесный промысл не указал ему новаго, апостольского поприща деятельности.

В Истории С.-Петербургской духовной академии г. Чистовича (стр. 379) сказано: «Св. Синод, предположив в 1828 году учредить особую миссию в Тобольской епархии (имевшей тогда в составе своем и нынешнюю Томскую) для проповеди слова Божия Сибирским инородцам, употребил к сему архимандрита Макария Глухарева». Учреждению этой миссии предшедствовали следующия приготовительныя сношения: Св. Синод указом своим от 24 Декабря 1828 года предписал преосвященному Евгению, архиепископу Тобольскому составить проект к образованию миссионеров для прочнейшого усееха в деле распространения христианства в стране Сибирской. Проект был составлен начальниками и наставниками Тобольской семинарии 8 и немедленно доставлен в Св. Синод. В след ва тем чрез консисторию собраны были полныя сведения о желающих принять должность миссионерства и о жительстве инородцев. Из духовенства Тобольской епархии к поступлению в миссионеры изъявили желание благочинный Кайдалов и диаконы церквей – Вагайской и Чарышской. Но преосвященный разсудил им отказать, и обратился к преосвященным Курскому и Архангельскому, также к архимандриту Соловецкого монастыря, прося уведомить его, нет ли у них людей способных и желающих занять должности миссионеров.

В то самое время в Глинской пустыне проходил степени послушания смиренный архимандрит Макарий и первый изъявил желание принять звание миссионера в стране Сибирской. Соглашаясь на его желание и отправляя его в Тобольск, Св. Синод 27 Мая 1829 года предписал преосвященному Евгению: архимандрита Макария обратить, по усмотрению вашему, на дело проповедания, где представится нужнее, в виде, на первый случай, опыта; дабы по первым действиям его можно было судить: способен ли он к приемлемому на себя делу, и в состоянии ли будет отправлять оное с желаемою пользою.

Получив сведения о прибытии о. Макария в Тобольск 9, Св. Синод окончательно 22 Мая 1830 года предписал преосвященному Евгению – прибывшого из Курской епархии архим. Макария отправить с архипастырским наставлением в качестве миссионера к тем народам, где на опыте дознано будет расположение к принятию проповеди слова Божия. А чтобы ускорить сим действием, для выдачи о. Макарию с будущими при нем на проезд к означенным народам и содержание в пути и на месте, отослано к его преосвященству при указе, из имеющейся при Св. Синоде типографской суммы 1,000 рублей, на счет возвращения оных из государственного казначейства. В силу этого указа, Тобольская консистория поспешила назначить миссионерам содержание. Но о. Макарий, имея магистерскую пенсию, изъявил желание проповедовать безмездно, проповедническое же жалованье получать в том только случае и в той мере, в какой будет недостаточно для него собственная его пенсия. Для служения при о. Макарие признано лучшим командировать учеников семинарии, хорошого поведения и понятливых, с жалованьем 250 рублей (ассигнациями). Желание быть сотрудниками миссионера изъявили ученики Тобольской семинарии, знавшие Татарский язык, Василий Попов и Алексей Волков 10. С этими учениками о. Макарий составил правила образования миссионеров при Тобольской семинарии, с тем, чтобы главное наблюдение за приготовлением молодых членов миссии препоручено было ему, архимандриту Макарию.

В то же время из Тобольской консистории были доставлены списки о находящихся в Тобольской епархии народах, еще не обратившихся к христианской вере. О. Макарий, по общему согласию с сотрудниками, для первого опыта в своем служении избрал было кочующих за Петропавловскою линиею Киргизов во внешнем Кокчетавском округе. Но генерал-губернатор Западной Сибири, Иван Александрович Вельяминов 1-й, на отношение преосвященного (от 30 Июня 1830 г.) отозвался, что «сколь ни богоугодно намерение Св. Синода и распоряжение его преосвященства, но он не может осмелиться дать своего согласия на отбытие архимандрита Макария в Кокчетавский округ 11, не испросив на то чрез Сибирский Комитет Высочайшого соизволения». Тогда о. Макарий для миссионерской службы среди Калмыцкого народа избрал Бийский округ Томской губернии. По получении антиминса и прочого для походной церкви, миссионеры после литургии и молебного пения при отпуске проповедников, напутствованные приличным назиданием от архипастыря (3 Августа 1830 г.), отправились в Бийский округ.

Августа 28 дня о. Макарий прибыл в г. Бийск, а Сентября 4 дня удалился от Бийска верст на 100 и 6 числа, приехав в селение Улалу, населенное татарами крещенными и некрещенными, нашел там молодого татарина, желавшого соединиться с Христовою Церковию, крестил его и, как первенцу, нарек ему во святом крещении имя Иоанн. Получив донесение о. Макария о крещении татарина, добрый и всеми любимый архипастырь писал ему: «Обращение вами татарина преисполнило меня живейшею радостию. Приветствую вас от всей души с сим первенцем благодати Божией, коей именем он запечатлен; и молю Господа, да отверзет и другим многим дверь своего милосердия вашим словом и молитвою. Благодарность ваша за девятимесячное у меня жительство справедливее должна обратиться от меня к вам. Ибо растворение царствия Божия в трех сатех освящало, а не истощало дом мой, и вы опечалите меня, ежели отречетесь быть и именоваться моим семьянином даже и в отдалении. Аще и не сый телом, но живу с вами духом». Не тщетна была молитва архиерея Божия об отверзении и другим многим двери милосердия Божия. В течение четырех лет с самого вступления в миссию до 1834 г., т.-е. до приезда Агапита, первого еп. Томскаго, у о. Макария насчитывались уже 202 человека крещеных инородцев обоего пола. Затем смирение, слово и молитва его каждогодно до 1843 г. более и более увеличивали число верующих во Христа Калмыков и Татар 12.

А как поразительно было смирение о. Макария в деле проповедания слова Божия, покажет следующий случай. Однажды преосвященный Евгений открыл о. Макарию, что тот служитель Церкви, который обратит к христианству до 100 душ, получает от щедрот монарших знак отличия, усвоенный некоторому ордену. По этому, когда в Феврале месяце число новокрещенных инородцев в пределах действий Алтайской миссии возрасло до 100 душ, о. Макарий, вспомнив об обещанной награде, писал преемнику преосвященного Евгения на Тобольской кафедре, преосвященному Афанасию: «повергаясь в душе моей к стопам вашим, милостивейший архипастырь и благодетель мой, со всепокорнейшею искренностию молю: ни какого ордена знаком и ни каким отличием не украшать моей немощной службы. Священный долг побуждает свидетельствовать, что все новокрещенные обращены не мною, но провидением Божиим, по большей части без предварительного содействия миссии в пунктах успехов, так что на коих наше действование устремлялось, те непреклонными оставались; но труд безуспешный в одних был награждаем приобретениями в других, которых прежде мы и не видали, и которые были всегда известны Всевидящему. Самое качество миссионерской службы требует, чтоб иноверцы не имели повода к вредному для дела Божия мнению, что служитель Церкви восприемлет труды в их пользу по видам и чаяниям честолюбия. Мне кажется, что многие здесь таким образом думают обо мне; а я не желаю, чтобы мнение таковое торжествовало, и чтобы от личности моей падала тень подобных мнений и на других, кои будут трудиться на стезе настоящей службы моей».

Архимандрит Макарий первоначально имел свое пребывание в г. Бийске. Но 1831 г. переехал жить в деревню Найму. Найма от Бийска отстоит верст на 80; там в одном покое его дома помещена была походная миссионерская церковь, в которой по временам совершалась и Божественная литургия. Деревня эта расположена у входа в области черновых Татар и кочующих по Алтайским городам Калмыков. Потом 1835 г., из Наймы переехал он на Улалу 13, в селение, состоящее преимущественно из Телеутов, восприявших св. крещение в 1834 году. Здесь устроен и другой стан; поставлена и другая походная церковь, пожертвованная миссионерам г. академиком Мягковым и помещенная в особом доме. Кроме того, верстах в 100 от Наймы, на Маюте, был и третий стан миссии с походною также церковию.

В 1837 году прибыл к миссии родной брат о. архимандрита, вдовый священник Вяземской Николаевской церкви, Алексей Глухарев, с которым в 1839 году ездил он 14 по своим делам в Петербург; по возвращении же из Петербурга пробыл в миссионерской службе только до 1843 года. При слабом от природы сложении тела, изнурясь еще более непрестанными занятиями по обязанности миссионера, верховою ездою по горам между кочевьями инородцев, неумолкаемою проповедию слова Божия, переводами то Библии, то огласительных слов преп. Феодора Студийскаго, то Духовной Лествицы преп. Иоанна, изучением Калмыцкого языка и переводом на оный многих молитв, Евангелий от Матфея и Иоанна, нескольких Псалмов и мест из посланий Апостольских, о. архимандрит до того истощился в здоровьи, что был уже не в силах продолжать миссионерскую службу. По этому, желая сколько нибудь поддержать свои силы для служения Господу Богу, в более умеренном климате внутренних губерний России, он с благословения Св. Синода принял на Себя должность 15 настоятеля (заштатнаго) Болховского Троицкого Оптина монастыря Орловской губернии.

По перемещении своем в Болховский монастырь, о. архимандрит продолжал ревностное свое служение. Но силы его не соответствовали уже его ревности, и заметно упадали. При всем том, видя близкий запад жизни своей, он возъимел желание путешествовать в Иерусалим, и там при гробе Господнем предать Богу душу свою. Но Богу угодно было, вместо Иерусалима земнаго, воззвать его в небесный. Получив дозволение на путешествие в Палестину, начал было о. Макарий с Архиппом Орловым 16 собираться в путь, как вдруг впал в болезнь (воспаление печени и желудка) 17, и после двухнедельных страданий, с истинным христианским напутствием, волею Божиею скончался на 56 году своей жизни, 18 Мая 1847 года в 10 часов и 20 минут утра. Тело его погребено в соборном храме Оптина Троицкого монастыря Орловским архиепископом Смарагдом, при великом стечении уважавшого его народа. Он был так любим всеми с самого вступления его в Болховский монастырь и до кончины, что к нему ежедневно стекались люди всех сословий и неотступно внимали душеспасительным его беседам, а во время предсмертной его болезни почти не отходили от него не только Болховцы, но многие и из жителей окрестных, и даже, когда скончался он, умоляли преосвященного Смарагда не спешить погребением тела его. По этому несколько дней оставаясь в соборном храме, оно посещаемо было многочисленными почитателями усопшого и уже в 8 день по кончине предано земле при всеобщем плаче. К месту его погребения и доныне собираются сонмы людей благочестивых и служат по нем паннихиды.

* * *

1

Фара, по нынешнему, второй приходский класс.

2

Упражнения.

3

Захар Смирягин, впоследствии архимандрит Зосима, ректор Псковской семинарии, где в этом сане и скончался.

4

Профессоры академии признавали Михаила Яковлевича первым магистром; но ректор поставил его десятым.

5

Впрочем покойный о. Макарий сам разсказывал бывшему библиотекарю Тобольской семинарии Ал. Ив. С., что ему предстояла женитьба, даже имелась в виду и невеста; но это намерение скоро оставлено им, потому что из гостей, где случались женщины и мирския увеселения, он каждый раз возвращался домой с пустотой в душе.

6

См. Ист. С.-Петербургской Дух. ак. стр. 370 и 445.

7

О. Макарий впоследствии часто вспоминал слова Филарета, что девственника от рождения матери слушается на земле вся природа, а недевственнику, хотя бы он был и выше девственника подвигами благочестия, природа не покаряется и не повинуется ему.

8

Составители проэкта были: ректор семинарии иеромонах Нифонт, иеромонах Палладий, учители: иеромонах Евфимий, иеромонах Даниил, Яков Ласточкин и Стефан Богородский.

9

О. Алексей Глухарев говорил мне, будто о. Макарий первоначально ехал в Иркутск для обрашения Бурят. Не знаю, что сказать об этом. Основания думать так есть и в письмах о. Макария. Кн. I, стр. 52 и 148.

10

Василий Попов 22 лет, высшого отделения семинарии, сын дьячка Успенского завода, Степана Попова; Алексей Волков 17 лет, низшого отделения семинарии, сын священника Туринского окр., Ворьинского села, Терентия Волкова.

11

Отказ последовал главным образомь от того, что Вельяминов получил от директора Азиатского департамента Родофиникина сведение о содержании просьб, вступивших от находившихся в С.-Петербурге Киргизских депутаций Каркаралинского и Кокчетавского внешних округов на Высочайшее имя. В этих просьбах они просили: в Кокчетавском округе укреплений и деревяных домов не строить, пашен не пахать, мечетей и школ не заводить, ахунов и указных мулл не определять и позволить детей своих не отдавать учиться в школы. Из архив. консист.

12

Предоставляю другим, хорошо знавшим о. Макария и дела его миссии, описать, все, что мною пропущено. «В подробном описании ея», говорит законоучитель Сибирского кадетского корпуса, А. И. С., «надобно бы означить сколько и в каком году окрещено о. Макарием; нужно бы сказать, кто были особенно полезные его сотрудники; какия употребляли они средства к обращению инородцев; как, чем и кто из лиц правительственных и частных помогал делу миссии; даже не худо бы разсказать и о самых замечательных в каком либо отношении обращениях инородцев. Правда, что тут труда не мало; но за то было бы хорошо, полезно, занимательно и назидательно».

13

Улала от Наймы в 8 верстах.

14

Вероятно испросить себе сотрудников или увольнения от миссионерской службы. Еще в 1834 г. он писал: «я решился было переводить Лествицу на Российское наречие; но думаю навсегда прекратить это дело, ибо с одной стороны занятия по миссии умножаются с умножением новокрещенных, с другой – силы оскудевают, и день земной жизни моей склоняется к вечеру». См. письма о. Макария 34, стр. 109. По случаю отбытия о. архимандрита в Петербург, заведывал миссиею иеромонах Парфений, в 1838 году приехавший в миссию из Владимирской Введенской пустыни.

15

На место настоятеля игумена Парфения, бывшого тогда инспектором Орловской семинарии, ныне епископа Томскаго.

16

Этот Орлов – отставной унтер-офицер. Он жил два года при миссии в числе братства, еще до отъезда о. Макария, а потом с ним вместе переехал в Болхов.

17

Тогда же послано было в Москву к преосв. митропол. Филарету известие о болезн. его состоянии. Из Москвы приехал доктор для подания больному скорой помощи. Но земная помощь была уже не нужна.


Источник: Священник Алексий Лавров. Архимандрит Макарий, начальник Алтайской церковной миссии. / «Странник», духовный учено-литературный журнал, издаваемый священником, магистром Василием Гречулевичем. — СПб.: В типографии духовного журнала «Странник», 1860. — Том III. — С. 57-67.

Комментарии для сайта Cackle