Азбука веры Православная библиотека преподобный Макарий Алтайский Письма покойного миссионера архимандрита Макария, бывшего начальника Алтайской церковной миссии. Книжка первая
Распечатать

преподобный Макарий Алтайский

Письма покойного миссионера архимандрита Макария, бывшего начальника Алтайской церковной миссии. Книжка первая

Содержание

К Е.Ф.Н.

12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152

К Кн. E. П. Т.

1234567891011121314

 

 

К Е.Ф.Н.

1

Да благословит вас Господь от Сиона, и да узрите вы благая Иерусалима небесного здесь – в послушании веры, во извещении надежды и в предвкушении любовию того, что Бог любящим Его уготовил, – и в вечности – все cие, якоже есть, в совершенстве, в полноте и в триумфе!

Желание ваше, быть у меня сегодня, есть указание Промысла Божия, пекущегося о моей бедности, уверяющее меня и при сем случае, что нужды мои Ему известны, ибо и я имею нужду увидеть вас, и сообщить вам намерение мое настоящее, которое и для вас важным покажется и достойным общего рассуждения, совещания и совопрошения. И так, придите, и Господь да поможет вам мне помочь. От Него разум, от Него сила, от Него всякое благо. Мы ничто пред Ним, и еще менее и хуже, чем ничто совершенное; ибо в нас нет ничего своего, кроме греха, кроме растления, кроме стремления, склонности и способности к нарушению вечных законов Создателя, священных законов, на которых утверждается благочиние, целость и красота всего творения и истинное благополучие наше. Будем же мы приступать к Нему, когда темны сами, да просветимся познанием воли Его; будем друг друга возбуждать на приближение к источнику благодати и милосердия Божия, в язвах Иисуса Христа открывшемуся для всего мира, когда бессильны сами, да укрепимся крепостию Его, и вся возможем об укрепляющем нас Иисус Христе. В ожидании посещения вашего я вам передаю на бумаге мысли мои, зная, что они совершенно согласны с вашими, дабы в заочном разглагольствии обрести утешение некое. Вы меня, как примечаю, любите искушать; и кто меня не искушает? Таков мой путь; чем он кончится, известно Богу единому; я желаю только, чтоб смертию христианскою, Богоугодною кончился. Простите, Господь с вами. Помышляйте, о распятом Иисусе Христе, когда будете у меня, и о крови Его, которою Он искупил, очищает и освящает нас. Грешный А. Макарий.

2

...Не судите и меня: ибо не знаете ни внешних обстоятельств моих, ни перемен во внутренних моих состояниях. Не знаю, будет ли какая-нибудь прочная польза для вас, если стану вам открывать все; сомневаюсь, и потому обращаюсь к единому милосердию небесного Помощника и Покровителя нашего, и умолкаю перед вами. Предаю заступлению Матери Божией ту сестру, о которой вы пишете, какого бы рода ни была та опасность, в которой она находится. Боже мой, Боже мой, Вскую мя оставил ecu? Это должно было вас утешить и укрепить силою Божиею; а почему врачевство не явило свойственного действия, на то причина без сомнения в вас самих. Я опять повторю то же, что говорил столько раз прежде: взыщите мира, и пожнете его. Мир Мой оставляю вам, мир Мой даю вам; прилагайте сии слова Божии к язвам вашей души, и успокаивайтесь в детской преданности воле Всевышнего. – Не знаю, от чего бы это происходило, что я сегодня с 9-ти часов утра довольно долго был в таком отношении к дому П-х, что готов был идти туда, не зная сам зачем, против правила, которого бы я хотел держаться в отношении к тем душам, которые или познали Господа, и вкусили благость Его, или к сему познанию стремятся путем благонадежным с ревностию для меня обличительною и назидательною, – то есть, чтоб не навязываться им с пособиями и советами, которые не устроить, а расстроить только могли бы их без Божия благословения, и следственно не посещать их без приглашения; но сегодня я готов был допустить неправильность, которая мне представлялась под видом правильности, а почему, не могу доискаться.

О том образе умерщвления плоти, о котором вы вопрошали меня и прежде, и теперь упоминаете, я ничего не могу сказать вам, кроме того, что уже сказано. Настоящее состояние ваше для меня, для слепоты моей, лишенной света горнего, не довольно ясно; я человек темный, а вы почитаете меня за видящего, или только намерены сотворить суетности моей утешение, по правилу ли, вами изобретенному, или по предложению издали данному, – не знаю, не знаю, не знаю. – Напрасно! – Впрочем, как прежде, так и теперь, молю благую Матерь Царя благого, да сохранит вас под кровом Своим, вас и всех к вашему сердцу ближайших, к пришествию Господа славы, в нелицемерной вере, в твердой надежде и в плодоносной любви. Простите и помолитесь обо мне грешном.

3

Господь с вами! Вперед не говорите и не пишите таким образом, каким теперь написали ко мне. Будем учениками Единого, достойного нарицаться Учителем; будем рабами Единого, который Един достоин славы и поклонения, как Господь наш и Господь всяческих. Будем недоверчивы к собственным чувствованиям; станем добре в нелицемерной вере и в искреннейшей любви и в преданности Иисусу Христу. Не надеяться на себя и уповать на Бога – вот первый урок, который нам надлежит выучить. Помышляйте о распятом Иисусе Христе, поминая сию песнь Церкви: страстию Твоею, Христе, от страстей свободихомся. – Воздержимся от многих слов; дело святое, дело чистое, дело Богоугодное, дело воли Божией, дело Божие и в безмолвии совершится; я ударяю на ваши выражения, превосходящие меру мою и слишком ласковые для моей суетности. Страхом Твоим, небесный Отче наш, сердце мое и сердце рабы Твоей да покроется, смиренномудрствующее, да не вознесшеся отпадем от Тебе, Всещедре. Благословение Господне на вас! Грешный А. Макарий.

4

Мир вам! Тоска, в которой вы нашли меня сегодня поутру, объяснилась происшествиями – полуденным и вечерним. Я желал после обеда, чтобы вы у меня находились, дабы поведать вам скорбь моей души и от того получить облегчение. Но, слава Богу! Сия скорбь начинает превращаться мало-помалу в радость упования на покровительство Промысла Божия, на милосердие Пречистой Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии. Ее молитвам вас и себя поручаю. Бог благодатию Своею да простит и помилует вас! – А. Макарий.

Р. S. Посылаю при сем изображение Господа нашего и Бога истинного, Иисуса Христа, но не навсегда, а впредь, до свидания, при котором вы возвратите мне оное. Сим изъявляю я искреннее желание – сотворить вам сегодня какое-нибудь утешение. Ах! Сказать ли вам? Я примечаю, что сам безутешен бываю, когда другим не творю утешения, и что те – мои благодетели приснопамятные, которым Промысел Божий повелевает мне прислужиться каким-нибудь образом. Но, Господи, Господи! Я виноват пред Тобою и безответен; или совсем не служу, или худо служу, или когда служить хочу, тогда только от других услуги приемлю. Простите. Аще кто хощет по Мне идти, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и по Мне грядет. Помянув сии слова Спасителя, поймете изображение.

Благословение Господне на вас! – Октября 12-го.

5

Преподобный Нил Сорский, разделяя разные способы и образы, в духовной брани употребляемые воюющими, против злых помыслов и страстей и духов злобы, по разным возрастам духовной жизни, говорит: «Новоначальных и немощных (есть) еже молитися на помыслы (злые), и на благие помыслы преводити лукавые». То есть, как они еще столько слабы, что если бы, смотря на совершеннейших, стали уничижать врагов, и смотря им в лицо поругаться им, то сами были бы поруганы и низложены ими, или, если бы вместе с предуспевшими начали состязаться с помыслами худыми, то запутались бы только и изнурились, и подверглись смущению и искушению вящшему, подобно зайцу, попавшему в тенета, который чем более поворачивается, суетится и мечется, дабы выпутаться и получить свободу, тем более оплетается и связуется путами. И так Нил Преподобный советует немощным отвращать внимание от входящих в ум помыслов злых, и обращать очи душевные к Богу молитвою, каковой он и образы предлагает, рассуждая о духе блудном. В сей же книжице можно найти указания и на то, как лукавые помыслы прелагаются и изменяются в добрые. Например, если мне представляется нечто беспорядочное в поступках ближнего, то, когда помысел о внешних действиях, которые соблазняют меня, простру до внутреннего источника и начала сих действий и до первого побуждения и намерения в оных, тогда если люблю добро, желаю и ищу добра, то и найду добро, где представлялось мне одно худое, и таким образом помысел о худом превратится в помысел о добром. Так я сужу, а вы можете рассуждать лучше. Сие делание Св. Исаак называет подукраданием страстей, потому что оно совершается без напряженного усилия в мыслях, а тихомолком. Искусители нас окрадывают; а Господь хочет, чтобы мы в искушениях научались окрадывать страсти, и обессиливать их. Не знаю, сполна ли приведено мнение Петра Дамаскина. Мне кажется, мысль его та, что мы в готовности должны иметь запасные, так сказать, добрые мысли, которые прилагая к лукавым, возможем и злые помыслы пременять на добрые. Ничтожество – смерть – гроб – суд – вечность – крест Христов – могут нам доставлять обильный запас таковых мыслей.

В статье о различии пищи сказано о тех, которые верою немоществуют и почитают за грех для себя вкусить что-нибудь сладкое, что они должны смотреть на себя, как на больных, и сообразно с оною болезнью поступать в избрании для себя снедей, желая, впрочем, выздоровления и укрепления в вере.

6

Я вам весьма благодарен за то, что вы отложили попечение о свидании со мною. Мерою, ею же мерите, возмерится и вам, то есть, чем мужественнее и решительнее будете отрешаться от привязанности к тварям, тем свободнее будете в шествии и стремлении к Господу, и чем тучнейшие жертвы будете возносить во всесожжение чистой любви ко Христу, тем изобильнейшими потоками любовь Божия будет изливаться в сердце ваше Духом Святым, по слову Апостольскому (Рим. 5:5). Что вчера казалось для вас невинным, то сегодня может соделаться непозволительным. Любовь Божия всегда ревнива: слышали, что сегодня читали из послания Апостольского об обручении девы Иисусу Христу? Вчера, сегодня, завтра – разные времена, разные состояния и устроения внутренние. Иное любовь Божия, ищущая души, иное любовь Божия, обручающая душу Христу, иное любовь Божия, соединяющая душу со Иисусом; по сим степеням восходит и усиливается, утончается и делается взыскательнейшею и строжайшею ревность оной любви. Что мне и тебе, женщина? Довольно вечности для свиданий.

Сожигай, о мой Спаситель!

Мое сердце дочиста.

Будь строжайший в нем ревнитель,

Сердце – царство есть Христа.

Записка ваша застала меня в чтении главы Евангелия Иоаннова, в которой содержится первосвященническая молитва Иисуса Христа за те души, которые дал Ему Бог. Читайте сию молитву, так как и всю беседу Его прощальную с учениками пред страданиями, описание омовения ног Апостолам и самых страданий Христовых в Евангелии любимого ученика Его; и мне кажется, что сие чтение действительнейшим образом поможет вам в приготовлении к великому таинству. Удалитесь в пустыню и будьте там одни со Иисусом, бессмертным Женихом и Судиею вашим; но прежде всего соделайте самую душу вашу пустынею, упразднитеся от всяких сплеток с тварями, будьте в свободе, будьте в истинном уединении и в безмятежном безмолвии. Простите меня; мне кажется, что вы совсем не имеете нужды в письмах моих, и я не желаю писать к вам. Чего вам не достает такого, чего бы вы не могли обрести в святых Писаниях? И Сам Господь неотлучно при вас. – Ему предаю вас, как ученицу Его. Простите – до свидания радостного в вечности и то, если Господь помилует и спасет нас благодатию Своею.

7

Слава Богу, что вы сегодня сподобились причаститься святого Тела и Крови Христовой.

Если когда, то наипаче теперь я недостоин преподавать вам слово учения. Вы имеете в себе небесного Учителя истины и самую Истину: Он да глаголет в вас словом Своим, живым и действенным.

Слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя, и дом отца твоего, и возжелает Царь доброты твоея: зане Той есть Господь твой: и поклонишися Ему.

Помяните, если благоугодно вам, что между нами сказано было о частом воспоминании как вообще благодеяний Божиих, так в особенности сего высочайшего. Как от горящей свечи другая не зажженная возжигается; так от любви Иисуса Христа к бедной душе человеческой воспламеняется в хладной и мертвой душе оной священный огонь любви ко Христу, огонь, который согревает, просвещает и оживляет ее. Такое воспоминание послужило бы нам весьма сильным оружием в искушениях, и благодарность привлекла бы на нас изобильнейшие и высшие благословения Божии.

Вы сегодня в особенной близости к Господу. Помяните, молю, и меня пред лицом Его, да не отвержен буду от лица Его. Я поминал вас сегодня на литургии, и выходя из церкви хотел сказать вам, чтобы вы отложили сегодня известный образ внешнего подвига. Все это, как усматриваю, было вовремя. Благодарение всемилосердому Богу!

Молчание и внимание! – Молитесь ли, садясь за стол? Вкушая хлеб вещественный, помяните, что вы напитаны хлебом, с небеси сходящим, и приимите укрух насущного хлеба, как от руки Отца небесного, и ядите, и пейте, и упивайтесь любовию Божиею и радостию Духа Святого. Вот для чего мы в молитве Господней каждый день произносим: Хлеб наш насущный даждь нам днесь, – хотя у нас бывает запасу и на многие дни.

Но я опять ощущаю, что недостоин преподавать вам слово учения.

Вот еще одно слово, и потом я умолкну. Не можете ли совершить сегодня какого-нибудь дела милосердия, сходить в больницу, или сделать другое что Богоугодное, – но без смятения, без шума, без рассеяния, ради Господа, меньшим братьям Его, – Самому Господу; да будет Он вашим спасением, вашею жизнию во всю вечность. Простите.

8

Радуйтеся о Господе, и паки реку, радуйтеся, что еще имеете и время, и случай, и способ, и удобность – приносить Ему тело свое в жертву живую, святую и угодную пред очами Его. Возмогайте о Господе, и в державе крепости Его, облецытеся во все оружие Божие, да возможете стати против козней диавольских. Препояшьте чресла чувственности истиною, и искренностию, и ревностию благоразумною и рассудительною в умерщвлении желаний плоти и крови, облекитесь в броню праведности Христовой, не собственной; обуйте ноги в твердость мира Евангельского; щитом веры в Помощника и Покровителя вашего, верного и истинного и всемогущего и силу Свою в немощи человеческой совершающего, щитом веры во имя Господа нашего Иисуса Христа отражайте раскаленные стрелы лукавого, и шлем надежды спасения восприимите, в радостотворной уверенности, что Бог определил вас не на гнев, но к получению спасения Господом нашим Иисусом Христом, умершим за нас, – и вооружитесь мечом духовным, обоюдоострым мечом слова Божия, исходящим из уст Иисуса Христа. Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и над сим самым бодрствуйте со всякою неусыпностию, и Господь сокрушит сатану под ногами вашими. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами! Аминь. (Рим. 16:20), (Еф. 6:10–18), (Сол. 5:8–10).

Я сказал, что вам надобно радоваться о Господе; ибо радость таковая есть сила наша, по слову Пророка. Уныние расслабляет душу и отводит ум в плен Вавилонский, а Вавилон сей есть не иное что, как смешение и смятение мыслей и неустроенный хаос чувствований, мутная вода, в которой диаволу рыбу ловить легко.

Благодарение, слава, слава Богу единому! Вот уже сколько лет вы в борьбе пребываете, и силы небесные взирают на подвиг ваш и помогают вам, и Сам Подвигоположник приникает к вам и укрепляя благословляет вас и венец правды и жизни вечной уготовляет подвижнице, желая, сильно желая, всесильно желая, дабы вы пребыли верны Ему до смерти, и до конца устояли в сей трудной, по ничтожности сил ваших собственных, и легкой, при Его помощи, брани.

Итак, если когда разгорится в вас брань сия, не беспокойтесь, раба Христова, а как можно обрадуйтесь сему случаю – посрамить врага, над нами ругавшегося; воззрите на Господа Иисуса Христа, Который с вами во вся дни до скончания века вашего, может быть, и к концу уже весьма близкому, и став, таким образом, в памяти живой о присутствии с вами Господа сил, не подвигнетесь, а пребудете в твердости мира Евангельского, и хотя со страхом и трепетом, однако в свободе, и бодрственно, и прямо, и ловко будете шествовать по узкой и прискорбной стезе; а ладия ваша носом будет рассекать волны искушений, то есть вниманием присутствию Божию в призывании имени Иисусова, как я вам и говаривал, кажется.

По мыслям моим, паче же по извещению слова Божия, в искушениях плотских нет сильнейшего оружия, как спасительный крест Христов. Христос распятый есть праведность наша, и очищениe, и освящение наше. Язвою Его мы вси исцелехом. Страстию Твоею, Христе, от страстей свободихомся. Терние венца Его пусть пронзает и умервщляет нечистые и срамные помыслы, воспоминания, воображения наши; и кровь Его да угашает геенский огонь похотствования, в теле нашем пылающий. Без Его беспредельных заслуг вся праведность наша – как одежда нечистая. –Прочитайте (Рим.13:11–14).

9

Благодарю вас за христианское приветствие, которым вы приглашаете меня к общению с вами в радости Рождества Христова, и взаимно желаю, чтобы в вас благодать сей спасительной радости умножилась, услаждая болезни возрождения вашего в жизнь вечную, и все горести кратковременного пришествия вашего в сей юдоли плача.

Состояние ваше в первый день праздника, может статься, было в согласии с настроением мыслей и чувствований, в каковом и мне случилось сретить столь светлое торжество Церкви; и, может быть, когда вы были увлекаемы помышлениями о смерти и вечности, в то же самое время и я, при возглашении диакона в ектении, желал христианской кончины, как никогда кажется не желал прежде. Теперь вы вопрошаете, как должно думать о таковых состояниях? – Как прилично детям Евангельским, святая сестра; то есть, принимать от Отца небесного пищу духовную, какую Ему благоугодно ниспосылать нам, в простоте сердца, с благодарением и смирением, не приписывая себе самим того, что Ему принадлежит, не утучняя самолюбия нашего брашнами Его благости, но укрепляясь и возрастая в любви к Нему от сего ястия и пития. Я говорю это о таких мыслях и чувствованиях, в которых ни слово Божие, письмени преданное, ни совесть наша не обличают прилогов вражиих, и которые суть не иное что, как лучи оного света, о котором Пророк говорит: «Светильник ногама моима закон Твой, и свет стезям моим» (Пс.118:105). О противных им явно говорить вам теперь нет нужды: ибо вы сами, по милости Божией, знаете, как с теми зваными и незваными гостями поступать надлежит христианину. Что касается прочих, которых источник не довольно открыт для сознания нашего, и в которых внутреннее чувство ощущает некую примесь, но в чем она состоит, и откуда происходит, нам не показывает, к таковым мыслям и чувствованиям мы должны недоверчивы быть, и, отлагая оные, мир душевный утверждать на известных и неподверженных сомнению основаниях чистоты и истины, взывая с Пророком ко Господу: Искуси мя, Господи, и испытай мя, разжзи утробы моя и сердце мое, и виждь (так, чтоб и мне стало видно в Божественном свете видения Твоего испытующего), аще путь беззакония во мне, и настави – (о! настави мя, умоляю Тебя Иисусом Христом, Отче наш, – возлюбленным Сыном Твоим), – и настави мя на путь вечен. (Пс.25:2), (Пс.138:24).

Но вы печетесь и молвите о мнозе, и вопрошаете, как надлежит разуметь Никифора монашествующего, который пишет: Аще наставника несть, потреба искати болезненно; аще не обретается, Бога призвав в сокрушении духа и в слезах, с нестяжанием, и проч. Недоумение ваше относится к последнему из приведенных слов. Не погрешите, если под именем нестяжания будете разуметь свободу от мирских попечений об умножении имения, о приобретении богатства. Но как всякая заповедь Божия широка зело; то можно и должно мысль о нестяжании расширять так, чтоб она из пределов нищеты духовной исключала всякую собственность, всякое своекорыстие, самолюбивое и гордостное искание превосходства собственного даже в духовных успехах и дарованиях, пристрастие к утешениям, сие лакомство духовное (и не плотское ли паче?), и всякий иных видов скарб суетности человеческой. – Мысль Преподобного такова: если ты не находишь смертного руководителя, то предайся всецело Бессмертному. Сам Иисус будет твоим учителем, если ты будешь призывать Его в сокрушении духа, и в духе искреннего самоотвержения, без которого не найдешь и в Христе руководителя, по слову Его: Всяк от вас, иже не отречется всего имения своего, не может быти Мой ученик (Лк.14:33). Но то ли одно имение наше, которое у нас в сундуке или в кармане? Не то ли также, которое у нас и в голове и в сердце?

Слова Преподобного Никифора о соединении ума с душою во время делания молитвы, как мне кажется, сообразны с учением Преподобного Антония об уме и душе, которое можете видеть в его увещаниях. Например, в § 94 сказано: «Ум несть душа, но дар Божий, спасающий душу, и предтечет и советует душе ум Богоугодный презрети привременная, вещественная и тленная, возлюбити же вечная, нетленная и невещественная благая, и ходити в теле человеку, небесная и Божия, и вся вкупе умом помышляющу и видящу». В § 135 также написано: «Во всяком теле вещество есть, но не во всякой душе ум есть. Темже и не всякая душа спасается». Очевидно, что сей Св. Отец умом называет благодать Божию, вселяющуюся в ум, и действующую в уме и посредством ума, как чрез орган свой, и обладающую умом, и просвещающую его, и возводящую его и низводящую, отлучающую от всего видимого и с невидимым соединяющую во глубине души или сердца. Таковый ум Апостол Павел называет умом Христовым; и мы имеем, говорит, ум Христов (1Кор. 2:16), дабы знать, что даровано нам от Бога (1Кор. 2:12). Подумайте, какие утешительные, восхитительные истины открываются в сем изречении Св. Павла? Кто ум Христов имеет, тот имеет и сердце Иисусово, тот един дух с Господом, тот весь Христов, как в другом месте говорит сей же Апостол: вся ваша суть, вы же Христовы, Христос же Божий. (1Кор. 3:22, 23). Но прежде надобно от всего отказаться, и ничего не иметь своего, и потом уже, когда Отцу небесному благоугодно будет сие, все будет вашим. Сравните с первым из приведенных §§ одиннадцатый стих второй главы послания Павлова к Титу: Явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в настоящем веке и т. д. Впрочем, и то справедливо, что как грех есть расстройство душевных сил, так возрождение есть приведение оных к единству, и в едином на потребу для истинного блаженства нашего соединение. Другие Отцы церковные, говоря о уме, как о силе души, пишут, что прежде ум очищается, а потом уже сердце; сердцем они называют основание, глубину души, средоточие сил ее, от которого происходящие ветви суть воображение, память, разум, воля со всеми ее желаниями, как отраслями, ум, совесть. Операции, при очищении сердца совершаемые, по описанию сих искушенных учителей, для внешнего человека ужасны, непостижимы и кажутся нелепостию и сумасбродством.

Господь благодатию Своею да наставит вас на всякую истину.

P. S. Ни едино ныне осуждение сущим о Христе Иисусе, не по плоти ходящим, но по духу. Бог оправдаяй, кто осуждаяй? – Господь просвещение мое и Спаситель мой… Вы во Христе приобрели лучшее и чистейшее... Бог вас простил. – Верую, Господи, и исповедую, яко Ты...

10

Мир вам, Богоспасаемая сестра о Христе Иисусе!

Благоговейные размышления и правила, к внутренней жизни ведущие, которые вы прислали ко мне, извлечены, кажется, из прекрасной книги о подражании Иисусу Христу. Дабы иметь более времени для ответа, которого не могу отложить на завтрашний день, потому что завтра я намерен рано отправиться в Абалацкий монастырь с Преосвященнейшим, – я не читал всей записки; но тем не менее было приятно для меня видеть эту бумагу. Я у себя оставляю ее до понедельника; а между тем сообщу вам немногие мысли мои о желании умереть скорее, которое по временам вы в себе чувствуете, как в предыдущем письме объяснились, и о котором вчера я не успел ни слова сказать в ответе моем. Бдите и молитеся, да не впадете в напасть; зане супостат наш диавол, яко лев рыкая ходит, иский кого поглотити. Нет добродетели, которой бы он осквернить не умел; нет высоты, с которой бы он не мог, по Божию попущению, низринуть ума и сердца человеческого в бездну ослепления, отчаяния, погибели. Не оскудение ли терпения есть источник вашего желания смерти? Испытайте себя пред Богом. Вам объявлено высочайшим манифестом слова Христова всемилостивейшее прощение и от гнева Божия избавление, и в любовь Отца небесного восприятие и с Его Сыном единородным, как с бессмертным Женихом вашей души обручение; но вы должны убелить ризы свои в крови Агнчей, дабы в приличном одеянии явиться на брак Его в небесном царствии, в котором никакая скверна плоти и духа не может иметь места. Для сего очищения Господь вам дарует время: то не должно ли оно быть драгоценным для вас? Настоящая жизнь есть сеяние; а будущий век – жатва; благодарите же Бога и радуйтесь, что вы идете по полю вашему, слезами сеете, и участок, для вас назначенный, все еще вдаль простирается пред вами, и новых слез требует: ибо тем восхитительнее и обильнее будет на небесах для вас бесконечная жатва присноживотия. – Что касается до меня, я не желаю, чтобы вы умерли скоро телесною смертию, но чтобы вы умерли для греха, для мира, и для всего, что приятно для самолюбия нашего, и любви к Богу противно и с любовию Божиею к нам не совместно в наших душах; желаю, чтоб вы познавали Иисуса Христа и сего распята, чтоб Иисус распятый явственнейшим, чистейшим, полнейшим образом воображался в вас, и чтобы вы, причастившись страданий Его, соделались Его сонаследницею в славе, которую Он имел у Отца прежде сложения мира.

Сокрушайте с миром сердце свое памятию о согрешениях, которыми оскорблено величество Божие: но с миром, говорю, и с упованием на безмерное милосердие вечной Любви. Лучшее и чистейшее, что вы в Христе обрели, есть Его собственная чистота и непорочная девственность. В царствии Христовом все будут девственниками; и хотя души, которые в жизни земной не осквернили риз своих ни с женою, ни с мужем, будут отличаться от прочих искупленных особенною честию и славою: но не все ли они наши, святая сестра? И слава их не будет ли вашею по любви вашей к ним и к единому Господу? Я опять при сем случае вспомнил о Павловом изречении: вся ваша (1Кор. 3:22); и опять у нас с вами ничего не осталось в собственности, кроме греха и ничтожества.

11

Возвращаю вам, Богоспасаемая сестра о Господе, благоговейные размышления и правила к внутренней жизни ведущие, которые вы предложили мне рассмотреть, и на которые требуете моего суждения. Если они помогают вам, то я не вижу причины, по которой бы мне надлежало не советовать вам употреблять эти помочи; но полагать в правило постоянное, двукратное чтение подобных извлечений в каждой неделе, не советую вам. Умножать правила и оными себя обязывать значит собирать и готовить для себя новые, разнообразные смущения. Впрочем, самые первые слова, которыми начинается ваша записка, показывают высокий тон песни новой, для которой гусли вашего существа довольно ли хорошо настроены, это я предоставляю смиренному самоиспытанию вашему. Когда я ехал в Тобольск из Москвы, то в начале хотел достигнуть Владимира; из Владимира хотел проехать на Кострому, (вот искушение!), однако решился держаться прямого пути, и устремился к Нижнему, где и отдых имел у тамошнего Епископа. Потом Казань сделалась ближайшею моею целию; а в Перми уже и с приездом в Сибирь поздравляли меня: но как еще далека была Пермь от Тобольска! Впрочем, если бы мне не надлежало быть здесь, то за чем было бы ехать и во Владимир и в Нижний? – Не почитаю за нужное объяснять вам аллегорию, которую вы понимаете; только то скажу, что откровение неприступной мглы, о которой упоминается в вашей записке, требует звания и избрания, которое совершенно заключается в самодержавной воле Царя небесного; – и не всякий в дому его раб может входить самовольно во внутреннюю храмину, отверстую для верующих, которые уже действительно, по власти Иисусом Христом дарованной, сынами Божиими соделались, для сынов верных, которых верность в горниле искушений испытана и свидетельством Святого Духа ознаменована, – и даже из сих не для всякого.

Хотя я думаю иногда, что вы меня искушаете только, а не ради иной потребности вопрошаете; однако верую, что Господь силен и сие искушение обратить нам во благое, и потому сообщаю вам скудные мысли мои, по вашим требованиям, позволяя всякому, как угодно, судить обо мне, и прося наставления невежеству моему.

Грех в нас живущий, подобен ртути в барометре: одна и та же ртуть и возвышается и упадает; так и грех в восхождении своем есть гордость, а в нисхождении – сладострастие; и удивительно, что человек, работающий последнему, и скотам уподобляющийся нечистотою и яростию плотских желаний своих, расположен вместе и способен к высочайшей гордости, которой уподобляется спадшей с неба деннице.

Простите меня ради Христа, Господь да простит и помилует вас.

P. S. «Куда мне убежать от себя самой?» В язвах Спасителя ваше убежище. Кровь Иисуса Христа очищает совесть, и ум, и сердце, и тело ваше от всякой скверны греха. Не говорите мне, что вы исполнены уничижения; не ругайте себя так много передо мною. Позвольте мне иногда, и не мне только, а и всей твари уничижать вас.

Еще P. S. Не опирайтесь ни на что свое, не доверяйте себе самим, но уповайте на Бога и предайте себя Иисусу Христу. Будьте учтивы, и воздержны, и трезвенны, и смиренны, и благодарны, когда бываете за уготованною пред вами Господом трапезою, утешений и радостей исполненною. Помните, что пища мужей есть хлеб скорбей и страданий. Во всяком случае и изменении котву упования в прободенном сердце Иисусовом утвержденну имейте. Пароль наш: Вечность!

12

Песнь церковная, о которой я упоминал в последнем разговоре с вами, прославляет неприступную для врагов креста Христова радость, и только для тех приступную, с которыми Бог примирился во Христе Иисусе: ибо Апостол Павел пишет, что Бог во Христе примирил мир с Собою, не вменяя верующим во имя Его согрешений их, потому что не знавшего греха сделал за нас жертвою греха, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом. (2Кор. 5:19, 21).

Мертвость Господа Иисуса, о которой говорит сей же Апостол, есть спасительная сила страданий и смерти Христовой, действующая в душах, возлюбивших Его, умерщвляющая в них греховные мысли и пожелания, очищающая их от всякой скверны плоти и духа, освящающая скорби и подвиги их, из любви к Нему претерпеваемые и подъемлемые, и их Иисусу Христу сораспинающие.

Что касается до сей молитвы Давидовой: Рцы души моей: спасение твое есмь Аз; то вот как Блаженный Августин обращал ее в делание любви своей к Богу. «Когда я, – он взывает к Нему в начале исповедания своего, – когда я, Господи, упокоюсь в Тебе? Когда приидешь в сердце мое, и упоишь оное, да в наслаждении сем забуду все мои бедствования, и объиму Тебя, единственное благо мое? Что такое для меня Ты? Даруй мне возглаголать со дерзновением неосужденным. И что такое для Тебя я, что Ты любить Тебя повелеваешь мне, и если сего не делаю, гневаешься, и угрожаешь страшным злосчастием? Не великое ли уже и то злосчастие, если я не люблю Тебя? Увы мне! Скажи мне, Господи Боже мой, милосердием Твоим умоляю Тебя, что такое для меня Ты? Рцы души моей: спасение твое есмь Аз, – и прорцы так, чтоб я услышал. Се, пред Тобою ушеса сердца моего, Господи: отверзи оныя и рцы души моей: спасение твое есмь Аз. Я устремлюсь на глас сей, и удержу Тебя. Не скрывай от меня лица Твоего… Тесен дом души моей; распространи его. Много в ней оскорбительнаго для взоров Твоих; знаю сие и исповедую; но кто же кроме Тебя и очистит ее? К кому иному кроме Тебя воззвать могу: от тайных моих очисти мя, Господи, и от чуждих пощади раба Твоего? Верую, потому и глаголю; Господи, Ты веси. Не Тебе ли я исповедал беззакония мои, Боже мои, и Ты оставил нечестие сердца моего?» (Испов. Блаж. Август. Кн. 1. гл. 5).

13

Во имя Господа нашего Иисуса Христа.

Когда нечистые воображения, против воли вашей, стужают вам; тогда конечно вы поспешаете восприять против оных духовный меч – молитвы во имя Иисуса Христа и – слова Божии, которыми отражаете разжженные стрелы слов велиаровых. – Невидимый враг не спит, и наше воображение более, нежели другие силы душевные, доступно и открыто бывает для его действия и влияния. Итак, пользуясь в вещественной природе пособиями, которые бы облегчали для нас борьбу с веществом, обременяющим и пленяющим дух бессмертный, не ослабляйте мысленного влияния, и врачевства, в пользу души, духовного отнюдь не отлагайте, и с постоянным усердием и тщанием во внимании ума сердцу и присутствию Господа и слову благодати Его пребывайте. В чем Господь Бог да поможет вам, и мне, милосердыми молитвами вашими.

Весьма немного времени остается мне быть в Тобольске; – простите, почт. сестра во Христе, и творите во времена благоприятны прилежное моление за меня грешного и убогого.

Да сохраняет меня Господь, ополчением святого Ангела Хранителя моего, от всякой стрелы соблазна, во дни летящей, и от всякой вещи внутренних искушений, во тьме преходящей, цела и невредима.

Да не будет предстоящее нам течение всуе, но во славу имени великого Бога и Спасителя нашего, и в пользу душ, искупленных Его честною кровию от всякого колена, племен и языков, да не когда рекут язы́цы: где есть Бог ваш? Но да будет Он с нами, и помощь к нам да приидет от Господа, сотворшего небо и землю.

Да утвердит нас Господь в братолюбии, в единодушии, и да внушит моим братиям искреннюю ко мне доверенность и откровенность во всем, а мне да поможет соделываться достойным оной, и во спасение их и себя самого первоначально да умудряет меня, просвещая светильнике мой, который тьма одна без Его света.

Прочее же, Сам Дух истины и любви, Дух Святой да ходатайствует о нас в вашем сердце воздыханиями неизглаголанными, и да внушит, да вложит в душу вашу желания, прощения, моления, благодарения о нас благопотребные и Ему Самому благоугодные.

Спасайтесь, и нас грешных спасайте святыми молитвами вашими.

Да сподобит нас Иисус Христос, наш всемогущий, Ходатай, Мир наш, Путь наш, Истина наша и Свет наш, и Жизнь наша, и Пастырь, и Жезл наш, и Жрец, и Жертва наша, и Пища наша нетленная и общая, нас питающая и в Себя нас приемлющая, увидеться со взаимною радостию в Его небесном царствии, и вечно о Нем едином друг с другом и со всеми Его избранными радоваться и сладце беседовать.

Если Он вас прежде воззовет из сей юдоли слезной, то помяните меня на небесах в молитве вашей, которая там без сомнения будет и чище, и светлее, и могущественнее, нежели здесь, где все готово и все спешит угашать сей огонь кроткий, радостотворный, и возмутить сию струю воды живой, скачущей из глубины сердца в жизнь вечную, откуда она и происходит.

14

Господь Иисус Христос благословит вас, почтеннейшая сестра о Господе, утешениями благодати своей, вознаградит преизобильно душу вашу за малую скорбь, которая вам посредством меня досталась, и Духом Своим Святым наставляя вас на всякую благопотребную в настоящие времена ваши истину, даст вам познать справедливость и силу того, что Он един есть истинный Наставник наш, и что чем лучше мы отрешаемся от человеческой прилипчивости к тварям, тем больше свободы получаем к Нему прилепляться, Ему внимать, Ему последовать, по вони мира излиянного в имени Иисусовом устремляться и обретать пажить тучную, пажить хлеба небесного и пищи Ангельской. Благодарю вас за ваше письмо и за письмо В. М., которое меня обрадовало и успокоило. Видите, как она понимает и принимает упрямое мое молчание. Ибо я и доселе ни одним словом еще не отозвался в Москву. Но память о тех душах, которые по указанию и водительству Промысла Божия с моею душою окаянною сблизились, не забываю творить, и молю – хотя слабо и худо – все оскудевающее восполняющего Божественною благодатию Господа, да глаголет мирное в сердце их. Сегодняшнее письмо ваше показалось мне в благоприятнейшем, нежели прежние, виде; пишите ко мне – ложась во гроб; пишите ко мне – из гроба Христова. Лучше сих выражений я никаких не мог найти для объяснения мысли своей о том, что мертвость Господа нашего Иисуса Христа долженствует распространяться на все, что мы ни делаем, во всем существе нашем разливаться и освящать все связи и отношения наши. Дух оживляет; плоть не пользует ничтоже. Сами себя, и друг друга, и всю жизнь нашу бедную предавать Христу Богу поучимся. Позвольте напомнить вам, что вы неправильно делаете извлечения из записок моих, и сих слов, сугубыми вносными знаками у вас обремененных: «слишком опасно для моей суетливости», я совсем не нахожу в своей памяти; я писал к вам гадательно, что вы хвалами, превышающими меру скудоумия и неискусства моего, может быть, хотите сотворить утешение cyemнocmu моей; а суетность еще не то, что суетливость. Впрочем, оставим прю сию; и задняя забывая, в передняя да простираемся в свободе, приличной чадам Божиим. (О Боже и Отче Господа нашего Иисуса Христа! Мы веруем во Единородного Твоего Сына, в Котором Ты почиваешь всею полнотою благоволения Твоего. Ты дал нам право и власть, соделываться Твоими чадами (Ин. 1:12). Но мы веруем слабо; мы не умеем пользоваться правами нашими и действовать властию, данною нам. О милосердый Отче! Приложи нам веру, и Сам соделай нас Твоими чадами, в Единородном Твоем, дабы нам в Нем и Ему в нас быть в бесконечные веки, аминь!) Так, Е. Ф., мы не можем на одном месте стоять; но или вперед подвигаемся, или назад отступаем всегда. Станем же лучше вперед подвигаться, не опережая водительства Божия торопливостию и заносчивостию высокомерною, и не оставаясь позади неверностию и леностию. Детство Евангельское, – немотствование детское пред милосердым Отцом, – простота взгляда детской любви к Нему и преданности и немощи, – мир и поклонение, поклонение, поклонение! – Что вам сказать еще? – Мы ничто пред Ним: и вот дверь к Нему. Войдите в дверь ничтожества вашего, и вы войдете в храм пространнейший небес, исполненный славою Божиею; и все это должно соединяться с молитвою имени Иисусова. Вы меня разумеете, и я рад тому; но вам Бог дарует разуметь то, чего я, окаяннейший из всех человеков, недостоин познать. Благодать вам и мир от Бога и Господа нашего Иисуса Христа! – Благообразный Иосиф... Во гробе плотски... Яко живоносец...

15

Сердечно благодарю вас, почтеннейшая сестра о Господе, за ваше письмо сегодняшнее, которое меня привело в восхищение, и возбудило в душе моей живое благодарение Промыслу Божию, все устрояющему во благо наше. Слава Ему, слава Ему, слава Ему! Но я так рад, что боюсь ущерба в сей радости от многословия, в которое влечет меня благодарность к вам. Восхвалите Господа со мною, и вознесем имя Его вкупе. Вчера же, часу в пятом, хотел я сам быть у О. Василия; но за лучшее почел посетить Гнеушова, и часов пять пробыл в семь благочестивом доме, и разговор был, как разливное море. Ах, что это за путь мой? Буди благословен Господь в непостижимых судьбах Своих! Но, повторяю вам, мне не хочется потерпеть ущерба в крестовой радости, какой я уже давно не имел. И могу ли вам пересказать все? Я полагаю печать на уста мои, так как и вы, и покланяюсь в душе моей небесному Отцу и Водителю моему. Делайте тоже и вы, и меня не защищайте пред людьми, и их не осуждайте – моих благодетелей. Никогда еще вы не радовали меня так, как сегодня.

16

Видно, что мир сей есть больница большая, наполненная всякого рода недужными, о которых имеет попечение всемогущий, всемилосердый и премудрый Врач душ и телес, Иисус Христос. Не будем отчаиваться; но чем глубже входим в познание немощей наших, тем благодушнее да возвышаемся упованием на спасительную благодать Божию над всеми туманами человеческих дум и страхов. Как велика и необъятна вечность! Тысяча лет, как один день пред нею; и что же значат наши страдания временные, в сравнении с бесконечною радостию, ожидающею по ту сторону гроба ищущих, любящих Господа и верующих во имя единородного Сына Божия, Иисуса Христа? Судьбу М. А. предадим воле Промысла: Он да устроит все к лучшему; мы несмысленны в изъяснении непостижимых путей Его, и весьма часто не знаем, чего желаем. – О затруднении вашем посоветуйтесь с О. Василием, он лучше знает всех вас и обстоятельства ваши; он и опытнее в делах такого рода. Мысли мои таковы: свобода чад Божиих, свобода Евангельская, не только совместна с состоянием гражданского рабства, но еще часто находит в оном ограду крепкую, защищающую и ум и сердце от неволи греховной. Девица не желает сама получить свободу, оставивши в неволе сестру, от которой ее родители ожидают помощи и утешения. Если она могла доселе, находясь при М. А., вести жизнь богоугодную; то нет ли надежды, что, служа госпоже благоговейной, она удобнее сохранит себя, при помощи Божией, верною правилам, которые любит теперь? Вы же не имеете способа, изведя ее на свободу, доставить ей возможность воспользоваться оною, как бы хотелось вам; при том не пишете, намерена ли она вступить в супружество, или желает посвятить себя на служение Господу в девическом состоянии, и в последнем случае, имеет ли расположение к монастырскому житию, или думает держаться пути, подобного настоящему вашему. – Обо всем этом вы подробно объяснитесь с О. Василием; а моих мыслей не принимайте в решительном качестве. – Исповедь блаженного Августина у меня на Латинском языке; есть в рукописи и перевод Русский, но я еще не рассмотрел и не поверил его с подлинником; а при том думаю, что чтение такой книги, по крайней мере судя по многим статьям ее, одной учености касающимся, будет для вас неблаговременно. Впрочем, премногие в оной места были бы для скорбящей души вашей весьма утешительны и благотворны; может быть, я и решусь посылать к вам некоторые тетради для чтения. Господь с вами. Простите.

17

Достопочтеннейшая сестра о Господе!

Мир вашей совести, вашему сердцу и уму, и самому телу, от Спасителя нашего Иисуса Христа.

Он приемлет с благоволением приношение усердия вашего к святому храму Его, хотя благих ваших и не требует, а Сам, будучи началом и сокровищем всех благ, вся подает вам, дабы вы все различными образами воздавали Ему и возносили к Нему. Когда я говорю о вас, то и себя самого разумею тут: ибо мы от Единого и в Едином и к Единому. Простите, и уповайте на милость Его. А. Макарий.

18

Во имя Господа нашего Иисуса Христа, Его же честною кровию искуплена еси, и очищаешися и освящаешися, возлюбленная сестра, все немощное врачующей и оскудевающее восполняющей Божественной благодати сердечно желаю вам.

Душа, только возлюбленная Отцом щедрот и всякой утехи в Единородном Сыне Его! Почто еще печешься о сбережении смрадного и уже изорванного рубища нечистоты греховной? Почто не поспешаешь радостно и благодушно сбросить с себя сие, благородству происхождения и назначения твоего неприличное, одеяние, и облещись в белую и световидную ризу невинности и девственности Иисуса Христа, которую Он предлагает тебе столь милосердо, да не явится срамота твоя на грядущем суде Его пред всеми святыми Ангелами Его и пред всеми в человеческом роде, от тягчайших язв и болезней, нежели каковы ваши, исцелившимися благодатию и милостию Его, праведниками блаженными? Се время благоприятно! Се день спасения! Возгрей в сердце твоем дар любви ко Иисусу сладчайшему, и любовь сия да воспылает огнем ревности и святой ненависти ко всему тому, что противно ей в теле твоем, в твоих помыслах и хотениях и нехотениях; паче же Сам Иисус, Который пришел, по слову Св. Иоанна Богослова, да разрушит дела диавольские и царство сатаны в мире, рукою крепкою и мышцею высокою, до конца да разрушит дела его в вас, и сосуды его, которые вы, по немощи или, прямее сказать, по силе еще не совсем умерщвленного самолюбия и уважения к смрадной гнилости (о жалкое ослепление и неведение!), хотели бы утаить от Его всеиспытующих взоров, да расхитит и да извергнет из сокровеннейших ущелий сознания вашего! Как вам будет легко тогда и радостно! Как свободно и торжественно будет в совести вашей и в сердце вашем веселиться Премудрость Божия! Как она благодарна вам будет! На браке Агнчем будете возлежать с невестами Иисуса Христа; Он Сам вас введет в Свою пресветлую ложницу, и Сам послужит вам, по своему непреложному обещанию. Помяните умовение ног Апостольских, до которого Его Божественное Величество смирилось и преклонилось, и исчезайте в исповедании ничтожества вашего, и устыдитесь стыда, который вам внушает враг Иисуса Христа, и в державе крепости Его, о ты дщерь оной благословенной в женах Жены, которой Семя сокрушает и стирает в тебе главу древнего змия, наступи на аспида и василиска, и попирай льва и змия сего.

Кто бережет в самолюбии душу свою, тот погубит ее; кто потеряет, теряет, теряет, и наконец совершенно в любви ко Иисусу потеряет душу свою, тот спасет и обрящет ее, – но в каком виде и в какой славе! Будем же наконец благоразумны, возлюбленная сестра по Христе, и променяем смрадное страстей и гордости злато на вечное чистой любви ко Христу злато.

Не режьте себя тупым ножом по горлу, но одним решительным размахом отрубите голову гордости вашей; смиритесь, – и Бог спасет вас.

Получше, как можно получше надобно выдавить гной из всякой раны и ранки; после того и примочка слезная будет во время и в пользу; а без того она смешивается с гноем и умножает оный, и ранки малые могут соделаться большими язвами к смерти.

19

Во имя Господа нашего Иисуса Христа.

Благодарю, сколько мне позволяет немощь моя, Бога о вас; благодарю и вас за молитвенное ходатайство обо мне пред Богом и пред Его Пречистою Материю. Мне казалось, что сегодня яснее, нежели прежде когда-либо, я примечать начинал, что живу и могу жить только молитвами и заступлением святых отцов, братий, матерей и сестер моих о Господе. Поручаю себя молитвам друга вашего, м. Веры, которых посредством вас испрашиваю, и взаимно желаю, да освящает и утверждает Господь союз любви, связующий в нем души ваши.

Потерпите, Господа ради, и друг друга предавайте воле Промысла Божия; Он сотворит с вами милость и истину, и вы воскликнете: се есть изменение десницы Вышнего. Благословите меня, и сопутствуйте мне молитвами.

Августа 3 дня 1830.

20

Сердечно благодарю вас, достоп. сестра о Господе, за честную икону Иоанна Златоуста, и за ваши благословительные изречения, которые хотел бы я сохранять у себя в отдельном от прочих предметов письма вашего виде. Где умножился грех, там подобает благодати преизбыточествовать; и не только милость, но и великая милость Господня потребна к тому, чтоб я помилован был. – Источник слез у вас обилен; а у меня он иссяк, и я томлюсь в долгой засухе. И могу ли поведать вам о всех бедах и бранях внутренних, которые столь худо претерпеваю? Не знаю, какой конец всему этому будет, и поручаю себя ходатайству вашему пред Богом Спасителем нашим и пред Его Пречистою Материю. – Я имею особую нужду – желать (хотя под тяготою сего желания самого изнемогаю), да будет Она моею Материю, и Своим материнским благословением да наполнит и навеки да закроет провал и пропасть, по временам открывающуюся в душе моей.

Бедное наше монашество! Бедная наша и жалкая, и скаредная чистота и девственность! Господь да облечет нас в белые ризы Своей непорочности и праведности! – Мир вам!

21

Мире Божий да умножится в вашей душе. Благодарю вас сердечно за ваши благословительные желания, которыми вы меня напутствовали, прислав книжицу «Устав Нила Сорского». Проститесь с этим подарком моим и с вашею собственностию! Я сию книжицу подарил вновь девице Серафиме, сестре старшего из моих братий, которую при сем представляя вам, прошу вас удостоить вашей любви Христолюбивой, ради Христа. Она, как мне поведала, горит желанием уневестить себя Жениху Божественному; испытайте сие желание, сколько можете, и помогите оному благодатию Божиею, яже да будет с вами. Между тем и скорбящую о сыне матерь ее потщитесь утешить и успокоить в воле Божией. Они, право, добрые христианки, и достойны внимания, уважения и попечения вашего. Я желаю, чтобы ваши души еще более сблизились и наконец соединились в любви к единому Возлюбленному вашему, Который всех Своих Духом Своим влечет из пестроты в простоту, из множества в единство, из кривизны и, так сказать, NB.NB. винтальности в искренность и правоту; а кто Духа Его не имеет, тот и не Его, как изрекает Св. Апостол. – Вы опять искушать меня стали, требуя от меня хотя малого правила касательно употребления пищи. Но я не правило, а мысль мою о том сообщу вам, что вас смущает; вы кушаете с аппетитом (от того, как мне кажется, что воздержанию и умеренности поучаетесь), а вам кажется, что с услаждением. Припадок, если не ошибаюсь, мнительности. Но вот правило в рассуждении сего предмета, которое преподает Св. Павел. Кушайте всегда и все, что полезно (1Кор. 10) для вас и по телу и по душе, с благодарением Отцу щедрот и всякого утешения; и по принятии пищи и пития да отрыгает всегда ваше сердце слово благое, благословение Господу. Завтра поутру мы намерены устремиться в дальнейший путь. Благословите. – Господь с вами во все дни, до скончания века. Аминь.

22

Одно письмо от вас получил я в Барнауле, а другое в Бийске; оба доказывают ваше усердие, которому я не мог соответствовать достойным образом по недостатку времени, а часто и по немощи, под влиянием времени находящейся. Вы не требуете без сомнения, чтобы я подробно описывал вам обстоятельства и происшествия нашего странствования и пребывания в Бийске. Вообще скажу, что много случалось и случается горького и приятного, и что в том и другом премного грешного. Брат Серафимы болен с самого приезда, и весьма слаб: вот затруднение, самое тяжкое, из которого как Господь изведет нас, не знаем. Весьма приятно для меня, что вы приняли Серафиму и матерь ее с любовию, свойственною христианской душе. Намерение их – переселиться в Тобольск, по изволению Преосвященнейшего, предадим воле Вседержителя Бога; а сами не будем судить о подобных предметах опрометчиво, по чувству и мнению собственному.

Вы в последнем письме поминаете об искушении. Искушение вас не постиже, точию человеческое; силен же Бог угасить оный огонь, в тернии воспламеняющийся, и ввести вас в прохладу и в субботство бесстрастия, когда вы, при Его же помощи, сохраните до конца упование на безмерное богатство благости и милосердия Отца небесного, на которое прияли право от Спасителя вашего Иисуса Христа верою во имя Его и любовию к Нему, могущему вскоре сокрушить сатану под ноги ваши.

Если вы получили, или еще когда получите язву в сражении со грехом, то в язвах распятого Иисуса Христа обрящете исцеление, и снова на подвиг изыдете, и по множеству болезней сердца вашего, утешения Божественные изобильнее возвеселят вашу душу. Посему стойте, бодрствуйте, мужайтеся, и помяните меня немощнейшего во святых молитвах ваших, когда это будет для вас безбедно.

Покорнейше прошу вас потрудиться в переписке Лествицы, и как успешно сие дело идет, меня уведомить.

Господь со всеми вами, рабы Господни. Простите и помолитесь о грешном А. Макарии.

Октября 18 д. 1830.

23

Дост. сестра о Господе! Благословения Божия скорбящим сердцем желаю вам. – Скорбь моя происходит не от разлуки с родными и друзьями моими, не от воспоминания о кончине одного из братий моих, брата сестры Серафимы, но от повседневных опытов, которые во мне обнаруживают нечто столь темное и Богу противное, что я иначе не могу назвать это, как мерзостию запустения. – Помолитесь, да не сведет надо мною ровенник уст своих. – Письма ваши утешают и подкрепляют меня, по крайней мере в те дни, когда я получаю их. Я не могу теперь служить вам тем же. Когда Лествица будет совсем готова; тогда пришлите ко мне ради Господа и мои черновые бумаги, и вашу рукопись. Господь с вами. Простите. Недостойный А. Макарий.

Февр. 8, 1831.

24

Вдовицу благоговейную Евд. Як., жену покойного Штаб-Лекаря Клугина, прошу вас покорнейше принять в любовь вашу. Она брата нашего Василия упокоивала до самой кончины его, с любовию матери и с постоянством, достойным христианки. Сколько вам Бог поможет, помогайте ей и по внешнему ее состоянию, и в душевных нуждах ее, и таким образом обогащайтесь любовию Божиею. А. Макарий.

Января 8 дня 1831 г.

Бийск.

25

Господь да спасет вас, достоп. с. о Христе, и святыми молитвами вашими да помилует и меня грешного!

Приношу вам глубочайшую благодарность за иройский труд, подъятый вами в переписывании святой Лествицы, которое, по содержанию сей книги, хотя было, как я верю, питательно для духа вашего, однако, думаю, потомило и плоть вашу не мало. Но и томления и утешения наши да будут во славу Божию, споспешествуя и нам и братьям нашим во благое, и да будет сие дело не одних ваших рук, но и веры вашей в Господа Иисуса Христа и любви вашей к сему Наставнику вашему, и вашего ради Христа усердия к извергу человечества, Макарию грешному, благословенным сеянием, которое бы возвеселило вас изобильным плодом в вечной жизни. Я успел получить рукописи и свою черновую и вашу, и с ними сто рублей присланных из Москвы еще в Бийске; а письмо ваше прилетело ко мне уже в редут Сандыпский, где я решился провести четыредесятницу и Пасху святую, если Господь благоизволит. Для меня примечательно, что и то ваше письмо, которое мною получено пред самым праздником Рождества Христова странствовало по всем местам тогдашнего моего странствия, пока опять в Бийск не пришло, и уже там не нашло меня. Это знамение ваших святых молитв, которые вы воссылаете за меня к Богу и посылаете по следам входов и исходов моих. – Я получил письмо и от Ивана; искренно скажу вам теперь, чего в Тобольске не говорил, потому что сказать вам о том не было времени: одним из самых сильных побуждений, удержавших меня в порывах к Иркутску, было повелительное чувство душевное, не позволившее разлучаться с Иваном по своей воле; я уважил и это чувство вместе с другими; и, признаюсь вам, тот крик восторга, который вырвался из груди моей при первом моем в Тобольске свидании с ним, и теперь еще раздается в моем воспоминании, и веселит меня; а если б я в Иркутск убежал, то не имел бы уже сего радостного воспоминания. Боже мой! Думал я, не пред Тобою ли я проливал слезы грешные в Глинской пустыне, умоляя Тебя дать мне увидеться с другом моим и благодетелем, или по крайней мере узнать, что он еще благополучен под покровом Твоим святым? Дивными путями промышления Твоего Ты привел меня к утешению этому, мною уже нечаянному. Не впаду ли я в черствую неблагодарность, когда сам брошу дарованное Тобою утешение, когда сам брошу возможность и случай – может быть, и помочь иногда чем-нибудь брату Ивану, хотя и вижу со всех сторон, что теперь не могу помогать ему так, как бы хотелось. Таким образом, я оселся в Тобольске, а теперь хотя уже далеко от Ивана, однако не вижу себя в разлуке с ним, и не горюю о нем, и ни о ком не горюю, о ком приятное воспоминание обретаю в душе, в Тобольске ли кто из сих господ моих, или в Москве, или в Петербурге, или в Костроме, или в Екатеринославе, или в Киеве, или в Глинской пустыне, или в Вязьме, или еще где Иван пишет, что желает ко мне пристроиться; это ни с чем несообразно, невозможно, нелепо. Скажите ему: что Бог сочетал, того человек разлучать да не дерзает. И что ему делать при мне? Как и где жить, когда мы сами кочуем, а у него свой домик: благодарение Богу! Пусть будет верен Господу Иисусу Христу и жене своей, благословенной Господом. Пусть ее сносит, пусть нужду терпит, трудится, уповает на Бога; пусть будет честен, строго честен, пусть помнит Господа, а Господь не забудет его, и я – благословляю его в душе моей именем Господним, – более ничего теперь не могу для него сделать, и ничего говорить не дерзаю.

Господь вам да воздаст за милосердие ваше к Ивану. Зной искушений опалил его; но Господь да убелит ризу души его в крови Своей! Иван! Наше отечество, наше покоище, наше блаженство полное на небесах. Желай туда; то и здесь тебе лучше будет. Прости, брат, Господь с тобою.

Вы желаете, Е. Ф., чтобы я письменно подтвердил то же самое, что было сказано вам в Тобольске в последнее время моего пребывания там. Сперва я не хотел исполнить ваше желание, предполагая, как и теперь предполагаю, что вы помните содержание отпустительных с вами бесед моих, и для того только предлагаете мне разрешенный вопрос, чтобы заставить меня писать, и дать предмет для пространнейшего письма. Но вскоре потом обстоятельства внешнего моего состояния произвели перемену и в моем внутреннем; мне надлежало выслушивать исповедь многих лиц обоего пола... Так, почт. с. о Господе, я ублажаю вместе с вами тех Строителей дома Божия, которые наделены высокою и глубокою, обширною и далеко, до бесконечности в бесконечность простирающеюся во Христе Иисусе любовию к душам человеческим; но я в сравнении с ними безобразный и гнусный карло. Святые Отцы Церкви потому и называются отцами, что они возлюбили, и как в своих словесах и писаниях, так и в своих постановлениях, к дисциплине церковной относящихся, сердцем отеческим, горячо, нежно, попечительно, бодрственно и прозрительно любили и щадили стадо Христово. Что же значит, вы вопрошаете, что они уставили столь грозные прещения и отлучения? Посмотрите на пастуха доброго в поле со стадом; какой у него длинный бич? Какой громкий звук раздается, когда он хлопает им! Но он им поражает сырую землю и для того только весь гром производит, чтобы овцы не разбрелись, и не соделались добычею хищного зверя; удары его так искусны, что на овец не упадают; но овцы боятся, чтобы им не подвергнуться, и остаются в послушании, и единства стада своего держатся смиренно; может быть, иной овце и покажется в первом испуге, что ее резать хотят, или зарезали, но того совсем нет в самом деле. Овцу обидел, поранил волк; в ране завелись черви, тут скипидар, может быть, нужен бывает; но для одной овцы употребляется врачевство в большей, для другой в меньшей мере. Между тем, добрый пастух все остается не судиею, а милосердым попечителем овцы болящей. – И Сын человеческий не пришел, да судить мирови, но да спасется им мир. Дух Его – дух любви и милосердия. Дух Его – в Отцах Церкви; и в букве наказательных постановлений отеческих – дух любви и милосердия к чадам Божиим немоществующим; но буква убивает, а дух животворит; и кто одною буквою оною обладает и управляет, тот убивает, – кого больше? себя или других? – А кто проник не гордым челом высокой учености, а смиренною грудью любви в дух оной буквы, в руках того и буква жива, и как мила, любезна, сердцу его любезна! питательна, знаменательна, грозна, кротка, важна, снисходительна, драгоценна, священна, со опасством прикосновенна и открываема, с благоговением соблюдаема – ради духа замкнутого в ней; но и дух самый соблюдается буквою оною от беспорядочного, безвременного разлияния, расточения и исчезновения. И так я думаю, что служителю Церкви, поставленному, уполномоченному вязать и разрешать души, необходимо нужно иметь тот же дух отеческой любви и милосердия к душам человеческим, которого святые Отцы Церкви получили от Иисуса Христа, в котором они постановили наказательные меры дисциплины церковной, и который они священно-тайно замкнули в сих постановлениях; иначе правильно разуметь сии постановления, по мнение моему, невозможно. Но, – чтобы нам возвратиться однажды к аллегории нашей, – обыкновенные овцы в волков не превращаются, и волк никогда не похищал у спящего Фирса пастушеской одежды, гудка и палицы, и пастухом не наряжался; тут уже сходство между овцами словесными и бессловесными прекращается. Но и тут Моисей и сокрушает Богописанные скрижали, – и опять оные получает от Бога и предает сынам Израилевым, и отсекает объятые антоновым огнем члены, – и молит Бога, да изгладит его самого из книги жизни вечной, когда не хощет помиловать вероломных. – Что же сказать об экономии Евангелия и благодати новозаветной? Закон Моисеем дан бысть; благодать же и истина Иисусом Христом бысть. – Но истинная любовь Христова есть свет, и кто ходит в сем свете жизни, тот не споткнется. Вот запятая, на которой я остановиться должен, и плакал бы, если бы плакать мог. Дух любви пастырской есть дух и дар прозрения и искушения духов. – Но дерзну ли сообщить вам в качестве тайны, которую именем Господа нашего Иисуса Христа прошу вас хранить в строжайшем, глубоком молчании, что решило мои недоумения на первой неделе четыредесятницы?.. Разум имый да разумеет слово гадательное. – Вы разумеете оное. Радуйтесь же о Господе, и паки реку: радуйтесь. Вы не пастырь еще, а овца, – и много, если овца Христова. Для чего же вы пересуживаете себя самих? Не поставляете ли таким образом сами себя судиею Церкви и не думаете ли под суд свой безрассудный за то самое взять ее, что она вас возлюбила, как матерь, и помиловала, как матерь, и пожурила, как матерь? Умолкни дух самости и маловерия, и возглаголи дух преданности милосердию Божию во Христе Иисусе, дух благодарности вечной и вечной, вечной любви и верности к бессмертному и нетленному и блаженному Жениху и Богу вашего сердца!

Помолитесь, вправду говорю, помолитесь за Сандыпских братьев и сестер моих о Господе. И я и вы обязаны им благодарностью за сии мысли. Если бы не они, вы никаким искусством, никакою хитростию не могли бы ввести меня в круг сих питательных для меня и утешительных, радостотворных мыслей. – Девицы здешние надоели мне своими песнями на сырной неделе; но вы и я – обязаны им благодарностию за псальму, которую при сем, в утешение ваше, прилагаю; а голоса на нее они еще не успели прибрать. – Грешный А. Макарий.

26

Достопочтен. сестра о Господе!

Когда Иван к вам явится, то скажите ему, чтобы он, если может, переселился сюда с женою, и, если на то решится, поспешил бы приехать в Бийск, а из Бийска в деревню Найму, где он может легко завести дом и все хозяйство, а дотоле жить в доме, принадлежащем Миссии, вместе с одним благочестивым старцем, который ему понравится без сомнения. Скажите, что, каше бы перевороты ни случились со мною, я надеюсь, что он в сем месте найдет бесчисленные удобства для спокойного жития. Климат почти Малороссийский; рыба в преизбыточестве; земля для хлебопашества и скотоводства способнейшая; лугов и лесу множество; пчеловодство цветущее. Найма от Бийска верст 80; там в одном покое нашего дома помещена походная церковь Миссии, в которой и Божественная литургия по временам совершается. И так пусть Иван помолится Господу, и если важных и непреодолимых препятствий не встретится, пусть употребит все меры к тому, чтобы нынешнею зимою приехать сюда. Пусть, распродав скарб свой, купит лошадь и сани; но такие вещи, как топор, пила, скобель, долото, нож и прочее тому подобное, надлежит ему взять сюда с собою. Но я не знаю, каким ходом дело его должно идти, если он пожелает согласиться на сие мое предложение, от благодарного доброжелательства и дружбы происходящее. Пусть прибегнет к Петру Андреевичу, которому я пошлю теперь же письмо, и который, как я надеюсь, не откажется пособить ему. Помогите и вы, сколько можете, и что Иван предпримет, известите меня.

Не будем торопливы; предадимся Его премудрому водительству и врачеванию. Будем внимательны, бдительны и осторожны; будем молиться; во время благопотребно исповедоваться и причащаться св. Тайн Христовых; и если, при всем тщании нашем, будем уязвляемы древним змием, то воззрением на Иисуса Христа распятого и приложением спасительных язв Его к язвам нашим будем восстановлять свое здравие и спокойствие.

Как нам приобрести омерзение к себе самим, если Господь не поможет – искушениями, столь часто непонятными прежде, а потом объясняющимися в благодетельных направлениях к славе Божией и к очищению нашей души от ржавчины самолюбия, которая сквернее ризы, плотию оскверненной? – Смотрите на тело свое, как на труп безобразный, разрушающийся, гниющий, смердящий. Это один намек на безобразие ветхого в нас человека, на смерть осужденного. Более не скажу вам ни слова теперь, не смотря на все хитрости, какими вы стараетесь вызвать меня на многословие. – Я сужу, что вам довольно знать Иисуса Христа распятого, и, что взирая на Него верою и любовию, вы уразумеете все, что разуметь вам время. Я желаю, чтобы вы поселились на острове любви; но этот остров – пустыня, никакою тварию не обитаемая; – и я не думаю, чтобы вы там уже были. – Сказать ли вам, как я теперь переменился? – Вы заставляете меня говорить о приключениях внутренней жизни; а я расположен повторять вам тысячу раз Символ Веры, чем с Татарами новокрещенными занимаюсь.

Продолжайте ходатайствовать о мне и о деле службы моей в молитвах ваших. Я вас не забываю, почт. сестра о Господе, и всегда поминать буду. Но не гневайтесь на неисправность мою в ответах. Таково время мое. Простите. Предаю вас Господу и слову благодати Его, могущему вас умудрить во спасение. А. Макарий.

Ноября 27 дня, 1831 года.

27

Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа да ущедрит тебя, с. Ек., благословениями Своими, и по служению твоему Богорадному в нуждах недостоинства моего, да воздаст тебе, сердцу, уму и самому телу твоему немощному, изобильною мерою благодати, которой капля малейшая бесконечно многоценнее всех заслуг, подвигов и исправлений человеческих. Буди имя Его благословенно отныне и до века, аминь.

Сегодня, т. е. января 24, получил я письмо твое с извещением об отъезде Ивана и сегодня же спешу отвечать тебе, опасаясь, чтоб отложив это дело на иное время, не соделаться пред тобою виновнейшим. Вы исполнили прошение и поручение мое, как родная моя; более ничего не могу выговорить пред вами; и предаю согревающее теперь хладность мою чувство благодарности воле и благости Божией; ибо яснее, чем когда-либо прежде, вижу и живее чувствую, что усердие ваше ко мне есть дарование и знамение милосердого обо мне попечения Божия, которому я, – увы мне грешному! – не соответствую ни ревностию в делании, ни верностию в хранении. Сердечно благодарю вас и за Образ, который вы послали ко мне с Ив.; именно в таковом пособии я имею теперь нужду, и удивляюсь тому, что душа ваша угадывает мои потребности, и деятельная вера твоя и любовь к Иисусу Христу, Искупителю нашему, предваряет мое ходатайство о чадах Его новорожденных. Когда воля Его такова святая и благотворная, то простри ко мне с. Ек. руку, и будь мне сослужительницею в деле Его, однако ж так, чтобы тебе и себя не изнурять чрезмерно; ты не богата деньгами, но если не оскудеешь в любви Божественной, то и малое от руки твоей великим будет пред очами, испытующими сердца, и, – как я верую ныне и уповаю, – по милости Божией, благие, искренние и бескорыстные желания ваши, посвящаемые спасению душ, искупленных кровию Сына Божия, сопровождая приношения ваши, как дух букву, как сила и жизнь вещество, будут низводить на мои начинания благословение свыше, без которого я – иссохший лист и прах, возметаемый ветром. – Ты забыла, родная моя, какое у нас было предположение в рассуждении книги Преподобного Варсонофия. Я хотел только доставить тебе и для души твоей наставительное и для домашних нужд не бесполезное рукоделье, которое бы ты могла в Москву к Варваре Михайловне отсылать для продажи любящим чтение столь редкой и у нас еще не напечатанной книги, за которую платят по 50 и по 100 руб.; а ко мне пересылать вам тетради свои совсем не следует. Что касается моей рукописи, то и она пусть остается у вас – навсегда, или до времени, не могу сказать, ибо не знаю, что будет впредь со мною; а теперь я живу в таком развлечении среди множества дел и попечений, что редко собираюсь прочитывать и те о духовной жизни писания, которые сам сюда привез из Тобольска. – По временам я скучаю о сем, и мне кажется, что эта скука есть искушение; в иное же время, как теперь, например, отчасти я помышляю: все наши, – и тогда остается:

В безмерной разности теряться,

И благодарны слезы лить.

Брат мой, Е. Ф., я поспешаю теперь назвать тебя так, ибо в другое время не способен к тому бываю. Волочусь по грязи и мараю себя: омывай меня слезами твоими; а я давно уже не имею их; но – все наши!

Я и в Тобольске давал вам замечания о винтальности; но кажется, что вы медлите выйти из сего состояния. Те строки вашего письма, где вы о Символе пишете, привели меня в это мнение, которое может быть и ошибочно. Во-первых, вы, как помнится, не с довольною точностию повторяете слова мои; во-вторых, неумышленному и даже легкомысленному слову даете такой толк, который похож на толчок под руку пьющего или пишущего. И так вот вам и от меня толчок; но для чего этому быть между нами? К чему такие хитрости в отношениях подобных нашим? Впрочем, я еще раз повторю, может быть, мое мнение есть припадок мнительности; простите меня, так как и я вас прощаю.

Рукопись вашего труда и доселе еще остается не просмотренною. Между тем дни улетают: а мы не можем подумать, будто для нас путь спасения неизвестен, будто мы мало читали, мало слышали, мало видели; нет, слишком много мы знаем, к осуждению своему. Я не могу теперь плакать, я лишен сего утешения; но в душе моей плач и рыдание. Что с нами будет, если мы во Христе Иисусе не найдемся? Ибо несть ни единого осуждения сущим во Христе Иисусе; следственно, тот уже осужден, кто не в Нем; и тот сугубо осужден, кто облекся в Него, и совлекся Его! – Боже, Боже, Боже! Сотвори, якоже веси, – сотвори, чтоб это слово, которое теперь думаю положить на бумагу, было в душе моей словом Твоея Истины, ибо многое исходит из уст моих, что есть и истинное, между тем, как я сам еще во лжи остаюсь; – сотвори, да буду я, да будут все благотворившие и чем-нибудь досадившие мне, да будем все мы вкупе со всеми в вечном Совете Твоем предуставленными и избранными – во Христе Иисусе, и да пребудем в Нем вечно, вечно, в блаженном удивлении славе Триединого Божества Отца и Сына и Святого Духа. Аминь!

Я нездоров, с. Ек! Принимаю лекарства, не дождавшись ваших врачебных записок, за которые благодарю вас сердечно. Прошу вас, ради… имени поклоняемого Ангелами, – перехитрите хитрость свою, и вместо солодкового и приторного корня величаний и ублажений беспутных, отравляющих доброе и питающих лукавое, влагайте побольше смирны в выражения, ко мне относящиеся. На все истинно дивное художница есть Премудрость Божия; советуйтесь с Нею, как с матерью вашею, когда писать ко мне располагаетесь, равно как и в деланиях более важных; да изливает Она в ваши мысли и словеса обличающий мерзость запустения моего свет свой, чтобы мне – (вот и я было споткнулся, хотел сказать, чтобы мне вашими устами мед пить, но не одобрено, окритиковано, уничтожено, и в чернилах только для образчика оставлено здесь), – чтобы мне можно было ваши письма читать и перечитывать с благословением Божиим, и с безвредным утешением. Будьте, наконец, во Христе Иисусе; ибо Он и есть нам Премудрость от Бога, и праведность, и освящение, и избавление от всякой лживости, неправильности, беспорядочности, неблаговременности, неуместности, неумеренности, суетности, нечистоты, греховности, мерзости, гнилости, наготы, бедности. Слава Ему! Слава Ему!

Кто знает? Может быть, скоро раздвинется и для меня завеса оная, которая отделяет телесный мир сей от духовного. Лежит человеку единою умрети, потом же суд. Не вниди, не вниди со мною грешным в суд, о правосудный, всесвятый Боже! Яко не оправдится пред Тобою всяк живый. Не помяни беззаконий моих. Грех юности и неведения моего не помяни Ты, ради благости Твоея, Господи! – Страшное пробуждение! Что мы увидим там? Что с нами будет? И где мы будем? – Во Христе Иисусе, – в распятом Боге и Господе нашем Иисусе Христе да будем здесь и там; – я ничего более не желаю там, и вы ничего более не желаете там: но во мне есть желания, которые, как лишние отпрыски, надлежит отъять, дабы более силы и жизни сосредоточилось в одном желании, как в ветви, долженствующей произвести плод вечной жизни. – Господи, отреши меня, освободи, очисти меня от всего, что не может войти в царствие Твое, чего не было и не может быть во Христе Иисусе. Ибо Ап. Павел сказал: в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе. Но я весь немощь, мерзость и грех. Буди воля Твоя! Помилуй, якоже веси; спаси, укрепи, якоже веси. Восприими меня, якоже веси, и когда, сень смертная обыдет меня, когда настанут для меня последние испытания, тогда вложи в мою бедную душу, которая теперь желает прилепиться к Тебе, тогда – твердыней своей, с трепетом, вложи в уста ее сию песнь царя Давида: Вскую прискорбна еси, душе моя, и Вскую смущаешися? Уповай на Бога; яко исповемся Ему, Спасителю моему и Богу моему. Буди воля Твоя! Не якоже аз хощу, но якоже Ты; буди воля Твоя!

Прости, сестра о Господе; и никому ничего не говори о содержании сего письма, пока воля Божия не исполнится: тебе легче и полезнее будет поминать меня в святых молитвах и умолять Величество Божие о прощении мне бесчисленных прегрешений и беззаконий.

Если болезнь позволит, то напишу письмо к О. Макарию; если не успею, то вы скажите ему, что я желал и желаю служить с ним вкупе; но желание сие всегда было спокойное, и теперь таковым остается, покушаясь в воле Божией утвердиться.

Февраля 1 дня 1832 года.

28

Господь и Бог наш Иисус Христос да покрыет вас миром Своим!

Спешу уведомить вас, что Иван с Мариею приехал ко мне благополучно, и если не сегодня, то непременно завтра, когда что-нибудь непредвидимое не попрепятствует, вместе со мною в Найму отправится. Не хочу похвалять вас за милосердие, которое вы постоянно оказывали ему со времени отъезда моего из Тобольска; ибо желаю, чтобы вы полною мерою получили за все благодеяния ваши в вечности мзду от всещедрого Бога, и в сей жизни созревали в любви ко Христу и к душам человеческим, кровию Иисуса Христа искупленным. Простите и в святых молитвах ваших воспоминайте по временам недостойного A. Макария.

Февраля 11-го дня, 1832 года.

Бийск.

29

Сестре о Господе Екатерине грешный А. Макарий желает мира Божия и радости о Св. Духе, а прежде всего правды царствия Божия, состоящей в преданности тварей воле Создателя.

Прилагая к сему письмо на имя Варвары Михайловны, покорнейше прошу вас отослать оное в Москву вместе с тетрадкою, ибо не знаю, где теперь В. М. имеет жительство. По сей тетрадке и по запискам на ней, если вы имели случай и терпение прочитать их, можете судить о той практике, на которую непостижимое Провидение Божие призывает немощь мою, и о той науке, которую мне проходить надлежит. И при всем том аще любви не имам, взывает Ап. Павел, ни что же есмь, – и при всем том я могу не иметь любви, а оставаться в одном кружении и суетности самолюбия, или в рабском труде одной внешней необходимости и обязанности. Вот что устрашает меня; но вот что и ободряет меня: я желаю, чтобы в награду и мзду за дело, которое еще мертво и только кажется живым по наружности, получить самую жизнь, и чтобы за самое слабое старание в пользу страждущих в нищете и бедности меньших братий Христовых, хотя малая капля любви Божией к человекам канула в сердце мое. Но что я сказал: в награду и мзду? Нет, в незаслуженный дар и как бы в милостыню. Вас самих ни к чему не приглашаю, боясь принудить; а если у вас будет нечто для пересылки ко мне, то к вам явится один из здешних клириков, которому можете вверить, например, образа небольшой меры, и, может быть, что-нибудь для одеяния тем новокрещенным, которые пришли ко мне полунагие. – Пишите ко мне, сделайте милость; нищета моя должна ли приводить вас в оскудение? Смотрите на меня, как на недужного и говорите обо мне Господу нашему и Спасителю всех человеков; не лучше ли говорить с Ним нежели с человеком гниющим, и слово Его любви ужели не довлеет к вознаграждению за мою болезненную молчаливость пред вами? Ив. поминает вас, как благодетельницу; М. великий и тяжкий крест для него. Незабвенному О. Василию и М. А. с ее супругом и вашей матери свидетельствую почтение и желание милости Божией. A. Макарий.

Мая 23 дня, 1832 года.

Бийск.

30

Не желая быть лживым пророком, я не смею изъяснять перемену во внутреннем состоянии вашем, которой не постигаю ни причины, ни свойства; и для того только, чтобы кое-как исполнить долг послушания и обязанность общения во Христе Иисусе, скажу вам, сестра, что и самим вам давно известно: за весною следует лето, за летом осень, и осень зимою сменяется, и все сии изменения необходимы в Божественно-естественном домоправительстве; хотя же они и не всегда соглашаются с прихотями суетности человеческой, но, если мы не хотим по-пустому умножать скорби и горести пришествия нашего, то должны покоряться Господу небес и земли, и в сей смиренной покорности обретать мир душам нашим. Путям Божиим в натуре видимой сообразны пути премудрости Божией в царствии благодати, так что, по пословице, не видав горького, не увидишь и сладкого, но вкусив сладкого, надлежит паки испивать горькую чашу, – и сие до совершенного исцеления нашего: ибо мы глубоко заражены грехом, и горькие врачевства – необходимы; но мы же столько слабы и немощны, что имеем по временам крайнюю нужду и в утешениях отрадных, которые милосердый Господь не коснит посылать нам, когда они полезны. Приидите поклонимся и припадем, и восплачемся пред Господом, сотворившим нас. Если мы где преткнулись, и что-нибудь повредив у себя, страдаем; то покажем Ему открытую сознанию нашему язву. Если же совесть не обличает нас, то не будем на том успокоение наше основывать; но к Испытующему лучше нас сердце наше, к Тому, Кто болий есть сердца нашего, и ведает все, станем взывать с Давидом: искуси мя Господи, и испытай мя: разжги утробы моя и сердце мое, и виждь, аще путь беззакония во мне, и настави мя на путь вечен. Так виждь, я думал прежде, чтобы и я мог видеть; но теперь поминаю многострадального Иова и помышляю: может ли человек требовать от Создателя отчета в делах Его? Как небо выше земли, так пути Мои выше, нежели ваши пути, и помышления Мои выше, нежели ваши соображения, Господь глаголет. Взгляните же ночью на небо, украшенное звездами, и помяните сие слово Господне, и помолитесь обо мне грешном. Вчера еще, когда я думал было писать к вам, раскрываю Библию на Немецком языке, и в 15 ст. 30-й главы Пророка Исаии читаю (в переводе с Еврейского): егда обратитеся и упокоитеся, (т. е. сойдете вниз, в юдоль смирения), тогда спасетеся: миром и упованием соделаетесь крепчайшими. – Более ничего не скажу. Вы в изобилии имеете утешение слез; вы омочаете слезами письма ко мне, и говорите, и при том не забываете мне напомнить, что говорите моими словами: это засуха. Что это значит?

От всего сердца приношу вам и Наталье Ивановне благодарение за труды и милостыню в пользу новокрещенных, между которыми, много бедных и совершенно нищих. Число их возрастает мало-помалу; но силы мои оскудевают. Со мною живет один старец семидесяти лет, редких достоинств души; Ив. с М. обитают близ меня в собственном домике; кроме их служит при Миссии толмачом один из новокрещенных, который также с семейством своим живет в особом доме. Семинарист, который оставался со мною по смерти Василия Степановича, женился, но все еще держался при Миссии до открытия диаконского места при Бийской церкви, которого просить у Владыки в Тобольск отправился летом, но, получив отказ, вышел в гражданскую службу, и теперь, как слышу, в Казенной ли, в Гражданской ли Палате Томской. Я получил письмо от Варвары Михайловны, на которое еще не отвечал, по обычаю. Простите меня ради Бога, и вас Господь да простит и помилует, молитвами Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии. Достопочт. О. Василию засвидетельствуйте глубочайшее почтение и сердечную благодарность мою, и поручите меня святым молитвам его.

Января 5-го дня, 1833.

31

Незабвенной сестре о Господе Е. желаю приобретения праведности Христовой и мира Божия и радости о Духе Святом.

Требования, настоятельно повторяемые, дают мне дерзновение открыть вам, что в душе моей зачалось, когда я находился еще в Тобольске. Но вы примите слово мое не как заповедь, и даже не как совет, а только как мнение человека, желающего любить в своей должности Волю Божию, который все что ему представляется благопотребным к делу служения, хотел бы втянуть в свою систему. Я никак не могу своевольно расстаться с тою мыслию, что вы нужны в Сибири, нужны для царствия Божия в сей стране, и что доброе дело сделали бы, если бы принесли себя Искупителю вашему в жертву, посвятив останок дней, сил и способностей ваших служению чадам Его, из тьмы и тени смертной в свет истинного Богопознания исходящим и на путь вечной жизни вступающим. Вы дали бы обещание помогать Христовой Церкви в болезнях рождения теми средствами и способами, которые вашему полу приличны и с вашими немощами и другими обязанностями совместны. Может быть, под сие знамя Креста Господня, если бы вы восприяли оное, собралась бы дружина единомысленных девиц и вдов, из которых каждая, по очереди и по способностям, в известные сроки, несла бы послушание настоятельницы, или старшей сестры, – дружина в начале малая, но мало-помалу умножилась бы, получила бы полный вид правильного общежития, и в месте благоприятном и к содействию Миссии церковной благопотребном, укоренившись, уподобилась бы горчичному, как глаголет Спаситель, семени, которое, не смотря на то, что само по себе не велико, но, силу имея крепкую, когда достигает полной меры возраста, становится немалым деревцем, могущим укрывать птиц небесных от непогоды. И что я сказал? Иные птицы небесные привитают на нем, которые непогоды не знают, которые не умолкают, воспевая Создателю своему песнь Трисвятую в немерцающем свете, в непрерывном блаженстве тихой и всегда мирной вечности. Горние мысли, горние чувствования и желания! Гости вы наши вожделенные и драгие, кто вы? Откуда вы? Не свыше ли посланники, утешающие и укрепляющие томящихся на земли братий ваших о Господе, и повторяющие во услышание сердца их верное слово Спасителя: да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте: в дому Отца Моего обители многи суть. Я иду уготовить вам место, и когда уготовлю, паки приду, и возьму вас к Себе, чтобы где Я, там и вы были со Мною? – Что мы здесь знаем? И что узнаем, когда увидим там, – когда Господь нас помилует, – можем ли ныне гадать о том? Вера и преданность Наставнику – Иисусу Христу, надежда, на котве креста Его утвержденная в небесах, и любовь к Нему на кресте с Ним сораспинающаяся из любви к тем, коих Отец Его дал Ему, –коих Он возлюбил до конца, до смерти, и смерти крестной, – сего искать на земли повелевает Спаситель Своим; из прочего многое – прибавочное, случайное и побочное.

Брат мой! Я, как ребенок малосильный, вожусь с огромным камнем: помогите поднять его, или скажите, что не по нашим силам такая тяжесть, что это стезя не ваша, и пребудьте покойны и мирны, предав сие дело молчанию строгому.

Св. Апостол Павел в послании к Римлянам (гл. 8.) свидетельствует, что вся тварь с заботливостью ожидает откровения сынов Божиих, стенает и мучится, но с надеждою, что и она освободится из рабства тления в свободу славы чад Божиих. Но в сем состоянии тоски и стенания натура открывается тем, кои, начаток духа имея, и сами в себе стенают, ожидая усыновления, искупления тела нашего, подвергшегося суете и тлеющего. А какой сей начаток духа, о том Апостол выше сказал сими словами: «Вы получили не дух рабства, чтобы опять жить в страхе, но получили дух усыновления, которым мы взываем: Авва, Отче! Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божии». Возьмите сами Новый Завет, и прочитайте в добрый час с благоговейным вниманием сие место, исполненное премудрости, благодатной отрады, утешительнейших откровений Св. Духа и любви к Богу во Христе Иисусе. Вы найдете здесь чистое зеркало, которое покажет сознанию вашему и милость Божию, даруемую вам без заслуг ваших туне, ради Христа, и примесь нечистоты, беспорядка, неблаговременности, излишества, если нечто такое входит в ваши чувствования при воззрении на природу. По мнению моему, это в вас не иное что, как тоска по отчизне; должно питать ее тем, что Бог послал; должно давать ей дело, труд и работу, дабы не сделалась мечтательностию, праздношатающеюся по стихиям мира сего, мирскою печалию, которая производит смерть. Печаль же по Боге производит неизменное покаяние ко спасению (2Кор. 7:10), и как Ап. Павел радовался не тому, что Коринфяне опечалились, но что они опечалились к покаянию; так и я поздравляю вас не с тем, что вы слезами приветствуете восходящее солнце и слезами провожаете заходящее, но с тем, что Господь открывает вам ухо для слышания гласа Его в природе: Покайтеся, уготовите путь Господу, грядущему воцариться в вас; близко царствие Божие, которому надлежит внутрь вас открыться; поздравляю вас с тем, что познаете, как душа, под руководством никогда не отлучающейся от детей Своих небесной Матери, Премудрости Божьей, прошедши усеянное мертвыми костями поле малого мира в себе самой и в земном житии своем, изводится к созерцанию и видению другого, или лучше, одного и того же поля, усеянного костями мертвыми – только уже в великом мире человечества и натуры, и плачет подобно, как плакал Господь Иисус при воззрении на Иерусалим, и воспоминает при сем Его смерть всеспасительную, и Его воскресение, воскрешающее всяческая, и с Ангелами, поющими на небеси воскресение Христа Спасителя, припевает: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав! Поздравляю вас с тем, что воззрение на вас Иисуса Христа с вашим воззрением на Него – Спасителя нашего, с воплем крепким и со слезами многими, до пота кровавого, за вас и за многих молившегося в Гефсиманском саду, сретается и во мреже (Песн. Песн. 2:2), явлений натуры, подобно как во мреже таинств церковных, и сие воззрение Иисуса Христа источает из сердца вашего изобильный источник слез, и слезы ваши, соединяясь с Иисусовыми слезами, от них получают врачующую язвы душевные силу и приятный вкус утешения внутреннего, печали радостотворной, надежды и упования. Поздравляю вас с тем, что сердце натуры, проходящей с нами путь очищения, на сем пути сретилось с сердцем вашим, вступило в тайное соотношение с ним, и дружелюбно открывает вам скорби свои, и поведает вам чаяния и надежды свои, и внушает, сообщает вам, когда вы с нею на одной линии, свои предчувствия, предчувствия последних болезней рождения, предчувствия грядущего, скоро грядущего, уже грядущего дня Господня великого и просвещенного, в который небеса с треском прейдут, стихии раскалившись растают, земля и все дела на ней сгорят, но из-под пепла оного воскреснет новое небо и новая земля, на которых обитает правда. Если все таким образом разрушится; то какими надлежит быть нам в святом житии и благочестии, в ожидании скорого пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и раскалившиеся стихии растают? Ожидая сего, потщимся и мы явиться пред Ним, нескверными и непорочными в мире, и долготерпение Господа нашего будем почитать спасением для себя и язвы Его прибежищем в день лют, когда и праведник едва спасется. Сия печаль ваша – по Боге, (но сие говорит Св. Павел Коринфянам, а не я говорю вам о вас) – смотрите, какое произвела в вас усердие, какие извинения, какое негодование на виновного, какой страх, какое желание, какую ревность, какую строгость. Так и вы, сестра, – когда десятиструнная псалтирь вашего существа настраивается согласно с органами натуры, и когда Тот же Дух Божий, Который некогда носился вверху бездны и тьмы и безобразной воды, дышит и ныне, идеже хощет, и когда хощет, во всем создании, исполненном чудес и красот Его премудрости и присносущной силы и Божества, для возбуждения нас к великому славословию, когда Сей Дух усыновления вашего Богу и Отцу Господа нашего Иисуса Христа касается ваших чувствилищ, и производит приятную гармонию чувствований, во славу Сотворившего все, – повинуйтесь, как струна гуслеигрателю, идеже хощет и когда хощет, и пока хощет, но не будьте довольны собою; чувствуйте, что не с довольною верностию Ему соответствуете, отсыреваете, ослабеваете, изменяете; желайте, просите лучшего, чистейшего; предавайтесь, получайте и сохраняйте, и паки простирайтесь на лучшее и согласнейшее, чтобы чем выше, тем ниже было во всем, чтобы любовию восходя, по мере того нисходили вы и в глубину смирения и самоуничижения пред Богом и всеми людьми, чтобы как вся природа стоит в порядке воли Создателя и Ему служит, так и вам исполнять заповеди Его, и возвещать чудеса Его, и жить и действовать Им. Когда по воле Отца вашего, сущего на небесах, уготовляется пред вами трапеза в натуре, и предлагается хлеб с пеплом суетности всего под солнцем, и подносится чаша со слезами в меру о грехах ваших и о бедности сынов Адамовых; то для чего дичиться и смотреть исподлобья? Взирайте на Иисуса Христа распятого, и молитесь; садитесь с благопристойною скромностию и кушайте предлагаемое; благодарите искренним сердцем и воззрением детским; «Авва Отче!» взывайте духом усыновления во Христе Иисусе, и таким образом благодарите; не будьте жадны, не наедайтесь до пресыщения, и ожидайте благоуветливых от мгновения до мгновения словес и приглашений, и оставляйте сие велие утешение братии – с некоторою алчбою; а когда и во время утешения оного надобно сотворить послушание, – тотчас вон из-за стола, и подайте, например, чашу воды во имя Христово просящему. Все это будет в порядке, все это будет радовать сердце Родителя вашего; а радость Его о вас и есть ваше счастие, а не сласть утешения. Разве вы Моисеевым духом помазались, что боитесь, и меня грешного вопрошаете, как вам ступить, чего и как коснуться? Если же вы помазаны Духом Иисуса Христа, Сына Божия; то сей же Дух и да свидетельствует вашему духу, что вы чадо Божие, и что любовь Отца вашего, сущего на небесах, соблюдает и соблюдет вас, как зеницу ока Своего от всякого зла. Итак, да подкрепляет вас Дух сей в немощах ваших: ибо Св. Апостол пишет, что мы не знаем, о чем и как нам должно молиться, – по Библии ли то, или по книге натуры; но сам Дух ходатайствует о чадах Божиих воздыханиями неизглаголанными. А у вас, брат мой, то и дело, что пульс у себя щупаете, и ко мне за тысячу верст простираете руку, и как будто я ваш врач, вопрошаете: к добру ли это? Но пульс вашего сердца кто распознает, кроме Единого, испытующего сердца? Он един знает, какая мысль у Духа, – если кто Духом Божиим водится и молится; потому что Сей Дух ходатайствует за святых по воле Божией, за тех святых, которые могут обрестись и в числе проклятых, когда Господь наш, праведный Судия, речет сущим ошуюю: Идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его. Если вы возлюбили Господа, как сами свидетельствуете и исповедуете; то остается только в предняя простираться, а вспять не возвращаться на блудную любовь к миру, остается с самолюбием воевать без перемирий. Затем знайте с Ап. Павлом, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу: ошибутся? их поправят; преткнутся? поспешат их поддержать; ослабеют и упадут? их поднимут и укрепят; обмараются? их омоют, очистят; а не дадут разбиться, разве сам человек не дастся. – Дверь за вами затворена, сестра; Сам Господь затворил дверь ковчега вашего, пусть он безбедно плавает и носится по ревущим волнам зла, в котором мир лежит; двери только не отворяйте, – иначе вода нахлынет, и вы погибли. Посмотрите! На двери вашей с внутренней стороны написано Св. Павлом: «Мое Павлово приветствие собственноручно: кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа. А за дверью вторая смерть – геенна огненная с разверстою в бесконечную вечность челюстию; и что там? Плач и скрежет зубов, огонь неугасающий, червь неусыпающий; безобразие души грешной обнаруживается во всех нелепых формах телесных. Бытие ее есть непрестанное умирание, вечное, вечное умирание, ужасное умирание; но когда мы ужасов и первой смерти еще не испытали, то какое у нас понятие об ужасах смерти второй бессмертной? Сею солию, сим огнем осоляйте живую жертву, которую Господу в теле своем приносите. Иисус на кресте, изливающий за вас пречистую кровь Свою, Иисус в венце терновом, Божественное лицо Его, кровию обагренное, и все пречистое тело Его, покрытое кровоточивыми язвами в биении бесчеловечном, кровавый пот Иисусов, – все это ваши оружия. И если диавол производит стрельбу из вашего воображения; то сие же орудие можете при помощи Божьей и на врага обратить. Пребывайте в спокойной уверенности, что кровь Иисуса Христа очищает вас; негодуйте на грех, а наказание сносите с терпением и смирением, обретающим благодать и милость Божию.

Поздравляю вас, брат мой, с болезнями; я и сам видимо и непрерывно изнемогаю и истощаюсь. Думаю скоро отправиться в горы Алтайские: благословите и помолитесь. Посылки вашей не получил. Благодарю, сердечно благодарю за известие о Н-х; дивны все судьбы Твои, Господи! Но я не знаю, для чего и с каким намерением вы сообщили им записки мои, и к чему для себя списывали, если нет в вас расположения к стезе служения моего? – Виноват я пред В. М.; но она, мать моя, для чего на меня смотрит? Писала бы, когда есть время и охота писать.

1833 года, мая 4 дня.

32

Мир вам, сотрудница моя о Господе.

Иконы ваших трудов, и одежды, и вещества для одеяния бедных, и милостыня от усердия Г-жи М., и все от вас, паче же от всещедрого Господа нашего рукою с. Ек. посланное – получено мною. Торгуй, раба Христова, талантами, тебе вверенными, и вновь, по мере верности в работе, вверяемыми; припаси зрелый и обильный плод от семян, всажденных и паки всаждаемых в душу твою небесным Сеятелем; и да будут дела твои единым делом жизни твоей во Христе Иисусе и благодатной жизни Иисуса Христа в тебе, многоразличными образами добродетелей открывающейся, сиянием света Его. Как я желал бы теперь уподобиться тому орудию мусикийскому, из которого дыхание ветра, без содействия рук человеческих, извлекает согласные тоны, чтоб и тебе сотворить утешение исповеданием благости Божией, нашей же неблагодарности! Может быть, Дух, Который дышит, идеже хощет, касается и моих органов, но устроения благопотребного не обретая в них, идет, камо, не веси, оставляя меня бесчувственным, бессловесным, безгласным. Ибо что такое все слова человеческие, как не гниль одна, сколько бы ни ухищрялось тщеславием изощряемое искусство прикрывать хладными украшениями сии мертвые плоти, сии сухие кости? Имеющие духовное обоняние, чтоб насладиться Христовым благоуханием, для которых имя Иисусово есть излиянное миро, и которые, предавшись влечению Отчему, по воне мира сего текут в след за Иисусом, носящим крест Свой загород мира сего, пренебрегая всякое посрамление и нося крест свой, – сии души, возлюбившие Господа, и еще прежде Господом возлюбленные, сии невесты Христовы, ощутят в словах моих противный запах, из милосердия пожелают мне покаяния, но облекать меня в качество невестоводителя не отважатся. Как же ты, которую я недостоин именовать сестрою, осмеливаешься вверять мне, грешному человеку, как бы кормило желаний и действий твоих, входов и исходов твоих? Почто от меня требуешь слова, когда Тот, Которого имя есть: Слово Божие, готов и хощет вещать в тебе? Почто прибегаешь к иссякшему студенцу, когда само живое и животворное Слово Божие хощет в тебе соделаться источником воды живой, текущей в вечную жизнь? Не то ли токмо намерение твое, чтоб сим попечением о душе своей возбуждать и мою сонливую душу, дабы она, утреннюя с тобою Господу, озарилась любовию Божиею? Не то ли токмо намерение твое, чтобы, поддерживая меня, столь немощного и слабого, в общении с тобою привлекать меня к общению с Господом нашим Иисусом Христом? Чтобы требования твои представляли мне обличительный образ моего звания, и чтобы, видя сей образ, я усматривал безобразие души моей и всего жития моего на земли? Иначе не могу изъяснять отношения ваши ко мне; надобно же мне что-нибудь отвечать на вопрошания ваши.

Христос бысть нам премудрость от Бога, пишет Ап. Павел, оправдание, и освящение, и искупление (1Кор. 1:30). Вы знаете, что Христос соделывается для души премудростию от Бога, когда она верою искреннего, сокрушенного и смиренного сердца приемлет Иисуса Христа, как единственного Спасителя грешников бедных, и когда свет благовествования о Христе Иисусе воссияет в ней; ибо сей свет в ней есть свет Христов, открывающий во всем существе человека падшего в бездну греха, а в Божестве бездну милосердия и благодати, – свет Премудрости, от Бога-Отца рождающейся, и Божественную радость Свою имеющей в сообщении Себя душам человеческим. Приемля Иисуса Христа, душа приемлет от Него и вместе с Ним право и власть соделываться детищем Божиим, ибо верует в Него, как в Сына Божия Единородного, и сия вера облекает ее в ризу правды Иисуса Христа, которую Он, как Ходатай Бога и человеков, исполнял от первой минуты сокровеннейшего воплощения от Пречистой Девы Марии до вступления в открытое служение спасения на Иордане, когда Он Иоанну сказал: Тако нам подобает исполнити всяку правду, – и потом до последнего вопля и вздоха о нас к Отцу Своему на кресте, когда Он рек: Совершишася, и, преклонь главу, предаде дух. В сем судебном последовании Он оправдал грешное человечество на суд Бога праведного; и в сей борьбе с правосудием Божиим, истинный Израиль наш победил, и разрушил средостение вражды, отлучавшее грешников от общения с Божеством. Торжествуя сию победу Иисуса Христа и всего человечества в Нем, Св. Павел радостно возглашает: Ни едино ныне осуждение сущим о Христе Иисусе. И паки: Оправдавшись верою в Иисуса Христа, мир имеем с Богом. И паки: Мы уже не рабы, а чада; если же чада, то и наследники. Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа? – Но как мы победили во Иисусе Христе; так и в нас победить подобает Ему: войти в дом крепкого, связать и извергнуть его, расхитить сосуды его, разорить в нас дела диавольские, и жилище страстей и похотей, исполненное всякой нечистоты, очистив и освятив, соделать храмом Божиим, исполненным славы Богоподобия. Когда сие совершается в Христианской душе, тогда она причащается страданий и воскресения Иисуса Христа, погружается в смерть Его, украшается святыми нравами Его, учится ходить в духе Его, мыслить умом Его, скорбеть и радоваться сердцем Его, и делается ученицею Его в школе смирения и любви к Богу и человечеству, восходя из хора в хор добродетелей степенями терпения. Сие есть освящение, продолжающееся до конца жизни земной, и окончательно исполняющееся в вечности, когда истинный христианин узрит Иисуса Христа, якоже есть, и узрев Его, соделается и вечно пребудет подобным Ему. И так весь и един Иисус Христос есть наше все; ибо как весь Он есть оправдание наше, и нет ничего в Нем, что не служило бы к оправданию нашему на суде Божием; так и освящение наше есть Он един, и во всех освящаемых нет ничего чистого и Божественного, чего они не принимали бы от Него, и что не было бы Его – Святого и во святых почивающего. И паки, как Иисус Христос есть един, так и все сие – наша премудрость, оправдание наше, освящение наше, искупление наше – есть едино в Нем, и все сие одно в другом, и вкупе все составляет единое древо жизни посреди рая Божия, которого даже листвие служит во исцеление языков. Почто же Св. Павел поставил искупление после всего? Думаю, потому, что избавление, которое Господь посылает чрез Ангела смерти верным душам, стенающим во узах тела смерти, есть великая милость Божия, которой именование искупления паче прочих приличествует; или потому, что в путешествии души в пустыне по исходе ее из Египта временной жизни и ее избавления от миродержцев тьмы века сего, есть особенного значения искупление ценою крови и златом добродетелей Иисуса Христа, как сие и с душою преподобной Феодоры происходило; или, наконец, потому что венец спасения есть искупление самого тела от рабства тления, которое совершится в воскресение мертвых, и которое Св. Павел называет усыновлением, т. е. запечатлением, совершением, и утверждением блаженного оного усыновления Богу во Христе Иисусе, и притом на всю вечность. – Впрочем, вы знаете, что искупление наше от клятвы закона честною кровию Иисуса Христа есть главизна спасения нашего во Иисусе Христе, предавшем Себя за нас и предавшемся нам; что искупление наше не сребром или золотом тленным от суетной жизни, преданной нам от Адама ветхого, но тою же драгоценною кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, – отсечение наше от дикой маслины, и к доброй прививка, есть главизна спасения нашего, совершаемого Иисусом Христом в душе, предавшейся Иисусу Христу и предавшей себя на все за Христа, есть начало и верх освящения во Христе, возможного в жизни земной; и, я думаю, что к сему искуплению относятся и сии слова Ап. Павла: Умросте, и живот ваш сокровен есть со Христом в Боге; древняя мимоидоша, се быша вся нова; равно как и сии слова Иоанна Богослова: Всякой, пребывающий во Иисусе Христе, не согрешает; всякой, рожденный от Бога, не творит греха; ибо семя Его в нем пребывает, и он не может грешить, потому что рожден от Бога. Иное дело – творить грех, и иное – иметь грех: имеют грех, как бремя, и те, которые возрождены во Иисусе: аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем: творят же грех – рабы его, тлеющие в ветхом Адаме; ибо Господь сказал: всяк творяй грех, т. е. с полным произволением предающийся и работающий греху, есть раб греха. А наперсник Христов говорит: Дети мои! Сие пишу я вам, чтобы вы не грешили; впрочем, если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, Праведника. Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира.

Но к чему хочу привести вас, усерднейшая сотрудница, сею нитию мыслей? К тому, чтобы мы с вами не сбивались с истинного к истинной жизни пути, который нам показал Иисус Христос, когда сказал: Аз есмь путь, истина и живот; чтобы мы с вами не думали самодельщиною своею прибавить к возрасту преспеяния во Христе локоть един; чтобы мы в самолюбивом стремлении к чистоте совершенства и к полному освобождению от самолюбия, не предваряли времени искупления вожделенного и окончательного, сего времени, которое во власти Божией, – чтобы мы в суетливости горделивой и своенравной не бегали из угла в угол, безрассудно изменяя дела служения; но чтобы, веруя в простоте сердца, что Бог, начав Свое святое дело в вас, совершит оное, как и когда благоугодно Ему, усердно старались угождать Ему трудами всякими – внешними и сердечными. Вот я сего дня читал первое послание Св. Петра; он говорит: Служите друг другу каждый тем даром, какой кто получил, как верные домостроители многоразличной благодати Божией, – по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог чрез Иисуса Христа. Прилагая сие слово к вашим трудам, скажу и я, что книги св. Отцов с наречия Славянского на Российское переводить – не ваше дело, и образчики сей работы, которые вы показали мне, уверяют в том, что вы не имеете ни способностей, ни способов, для сего служения необходимых. Посему я решительно прошу вас не издерживать ни сил, ни времени на труды, для которых вы не назначены. Что же касается до служения бедным, я хотел бы вооружиться всеми словесами Духа Святого, преданными нам в Святом Писании, для низложения помышлений, восстающих в вас против делания столь угодного Богу, столь сообразного настроению ума и сердца вашего, и даже внешнему состоянию вашему в настоящем, и столь полезного вашей душе. Но из всех прозябаний, врачующих недуги наши, и никогда не увядающих, каковых исполнено необозримое поле Божественного Писания, ныне представился мне один прекрасный цвет, процветший в устах Спасителя, и имеющий в сердце Иисусовом корень свой: Блажени милостивии, яко тии помиловани будут. И мне кажется, что плод сего цвета есть следующее за ним блаженство: Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят. Но рассуждение есть око ума; благоразумие есть око всех добродетелей; а свет для сего ока есть слово Божие. Руководствуйтесь сим светом, дабы подвиги ваши в делах милосердия были утучняемы благословением Божиим, благоприятствуя возрастанию вашему в правде и мире и радости о Духе Святом: ибо все зависит от Божия благословения Иисусом Христом Господом нашим.

Получив первые иконы, я хотел воспретить вам заниматься живописью, и самое письмо ваше утверждало меня в этом намерении; но другие иконы показались такими правильными, что я боюсь вовсе отвлечь вас от сего упражнения, а скажу вот что. Изберите для себя один предмет, которым и ваше воображение преимущественно освящаться должно: ибо достигнуть хорошего в изображении одного легче, нежели в изображении многоразличных предметов. Сие единое на потребу – вы знаете – есть Иисус Христос, распятый за нас. – Но горячность усердия влечет вас и к иконе Божией Матери. Да будет так! Изображайте еще Божию Матерь, как Одигитрию, или с семью мечами в сердце, и с руками, сложенными в молитве Богопреданности. Когда достигнете правильного и хорошего в изображении сих двух икон; то не трудно будет сохранить навык, если и редко и не подолгу будете за станком сидеть, сохраняя зрение. Таково мое мнение, если уже в склонности вашей к служению в церкви иконами воля Божия открывается. Для облегчения трудов можете изображать Распятие без предстоящих, и Матерь Божию также одну, и притом во весь рост, стоящую, как Она изображается в молитвослове при каноне Одигитрии. Переписыванием отеческих книг занимайтесь также с великою осторожностию, и берегите зрение, берегите себя, как имение и собственность Иисуса Христа; помните, что сею краткою жизнию на земле надлежит наживать вечную жизнь на небеси, – и сие Иисусом Христом Господом нашим, предавшим Себя за нас и предающим Себя бедной душе, дабы она обогатилась нищетою Его, Божественным Его истощением, сим излиянием Божественных сил из Иисуса. Ибо сказано: Один из воинов пронзил Его копием в бок, и вдруг потекла кровь и вода. Как я рад сему выражению: потекла! Ибо сие единократное указывает на бесчисленно-кратное, бесконечное, ограниченною мыслию человеческою неизмеримое течение; потому что Отец не в меру дает Духа Иисусу Христу для нас, долженствующих принимать от Него различными мерами веры. Да будет Он и для вас премудростию от Бога, и оправданием пред Богом, и освящением в Боге, и искуплением Богу, в сем веке и в будущем! Писать надобно по временам и стоя, когда пишете много, и для того удобный налой устроить, на котором бы и свечу можно было поставить: частое сидение подолгу, не прерываемое движением, призывает болезни в ноги. Но и чрезмерная забота о сбережении здоровья есть сама по себе уже болезнь души: и так надобно иметь рассуждение; но Господь Иисус Христос соделается для вас и рассуждением, когда вы будете надеяться на Него, и мышцы упования не утверждать на человеке; ибо и вы человек, я же есмь червь, а не человек, хотя и сие не довольно вижу и чувствую; а видел и чувствовал сие в полной мере Господь Иисус Христос, когда, облекшись в меня, страдал и умирал за беззакония мои.

Вам и самим известно, сколь велика беда – высокоумие, летающее под облаками, и не видящее, что поде ногами. Посему, если вы приметили в себе высокоумие, то без сомнения употребили уже и врачевство против сей черной немочи, воспевая с Церковию: «Страхом Твоим сердце мое да покрыется смиренномудрствующее, да не вознесшеся отпадет от Тебе Всещедре». Как жалки были бы мы, если бы не имели всегда с нами присутствующего Наставника, Сердцеведца Иисуса Христа! Между тем как вы ждете письма от меня, состояние ваше переменяется. Притом и сами вы понимаете ли себя и свои нужды точно так, как видит сердце ваше и все – прошедшее, настоящее и будущее ваше Господь и Бог ваш? Посему искренно прошу вас, не называть меня отцом своим, и даже в помысле не давать мне места и имени путеводителя вашего. Смотрите на меня, как на спутника и сотрудника, который имеет одного с вами путеводителя. Говорите с сим странником, о чем желает душа; поверяйте слова его разумением вашим по слову Божию, и не скорбите, если он иногда плохо отвечает, а иногда и совсем не отвечает на вопрошания ваши, но предает вас Богу и слову благодати Его, чувствуя незрелость свою в ведении духовной жизни, и боясь принимать на себя дело, превышающее меру его. Например, вы вопрошаете, – если не ошибаюсь, – о том пути, который называется мраком веры, или мрачною верою, или нощию таинственною. Но когда сам я не был еще введен в сей пресветлый мрак, то как возведу вас на стезю сию? Скажу вам однако ж, что от прошедшего времени и от чтения духовных книг осталось в памяти. Если вы примечаете в своих мыслях, желаниях, чувствованиях, словах, поступках, навыках, нечто такое, от чего отрещись надлежит из любви ко Иисусу Христу, по вере во имя Его и по преданности Его учению, слову, водительству; то каждый раз, когда в вас открывается, действует, или действовать хочет нечто Ему противное, вы отвращайте спокойно, и сколько можно полною мерою отвлекайте внимание ваше от предмета, обреченного на отвержение; и отрицайтесь антихриста, который есть ветхий Адам в нас, и говорите мысленно: я не знаю человека сего, и тогда же, закрыв лицо и главу внимания вашего словом Христовым противным слову сего антихриста, скрывайтесь как в безопасном убежище, в язвах Иисуса Христа распятого, или в другом некотором таинстве страданий Его, или в могиле памяти смертной, или в темнице ада, или в том также невидимом, о чем говорят Иоанн Богослов и Св. Павел, – Иоанн Богослов: Возлюбленные! Мы уже дети Божии; но еще не открылось, что будем; знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему: ибо узрим Его, как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него (в невидимом) очищает себя, так как Он чист. А Св. Павел: несмотря на видимое, но на невидимое; ибо видимое временно, а невидимое вечно. И паки: горняя мудрствуйте, а не земная; горняя мудрствуйте, идеже есть Иисус Христос, одесную Бога седяй. Все это – грады убежища и спасения, отверстые для нас в откровении Божественном, как в объятиях Отца небесного. Иногда в сих самых словах из песни невестоводительства: «Объятия Отча! Обнищавшее сердце!», вы увидите во время бегства вашего как бы пещеру, в которой, как в крове Бога небесного, водворитесь, дóндеже прейдет беззаконие. Словом, по настоящему понятию моему мрак веры есть спасительная сила смерти Христовой, действующей в верной душе и ее осеняющей. Но сила смерти Господа Христа сопровождается силою Его воскресения, силою жизни Его, и жизни вечной. Ибо Христос воскрес из мертвых, к тому уже не умирает, смерть Им к тому не обладает. И: «Я был мертв, и се живу во веки веков, аминь. И имам ключи ада и смерти». – Я написал сии слова потому, что они пришли на память теперь, и я вспомнил, как они были некогда и для моей души приятны, питательны, сладостны. Христос воскрес из мертвых; к тому уже не умирает, смерть Им к тому не обладает. Смерть Им к тому не обладает! Mon frere! Смерть Им к тому не обладает! И Сам Он явился Иоанну на острове Патмос и сказал: «Я мертв был, а ныне жив, и се живу во веки веков, аминь. И имам ключи ада и смерти. Я хотел продолжить убогое слово о смерти таинственной; но сие слово Ап. Павла обдержит ум мой: Смерть Им к тому не обладает! Смерть Им к тому не обладает! – Я мертв был, а ныне жив, и се живу во веки веков, аминь. И имам ключи ада и смерти!» – Слава Ему и поклонение!

Описание состязания вашего в защищении веры и Церкви Христовой, и все письмо, которое получил я летом по возвращении с Телецкого озера, было приятно и утешительно для меня до умиления. Я видел себя по чувству душевному в особенной близости с вами; мне казалось, что вы на одном со мною поприще службы, и я чувствовал себя в обязанности и в свободе рассказать вам подробно обо всем, что относится к Миссии здешней, но время не позволяло, и теперь не позволяет.

Покровцы ваши прекрасны в простоте своей, а из Москвы полученные великолепны. Оттуда же присланы серебряные сосуды для Б. литургии, устроенные, по моему прошению, великодушным усердием Преосвященнейшего М. М. Филарета. Судите по сердцу вашему, сколь велико для меня таковое благодеяние. От В. М. получена знатная милостыня для бедных.

Если угодно вам трудиться из послушания, то помогайте мне по службе при здешней Миссии. Впрочем, я не связываю ваших рук и вашего сердца для других, вашей помощи требующих; напротив, искренним сердцем желаю вам благословения Божия во всяком благотворении, на кого бы оное ни обращалось. Простите. А. Макарий.

33

Господь посетил и меня болезнью, с которою борюсь уже целый месяц; сначала думалось: вот умираю; но теперь надеюсь, что еще поживу и на земле, и что Господь еще даст мне несколько времени на покаяние и очищение; ибо в царствие небесное не может войти никакая нечистота, а я исполнен грехов и всякой скверны плоти и духа. – Иконы крайне нужны, почт, с.; многие из тех, которые доселе украшали нашу походную церковь, розданы новокрещенным; ради Бога, подайте помощь. – Неисправность свою во многом, и в особенности, по отношении к вам, к П. А. и к другим, которые не покидают меня, ни на что не смотря, я знаю и чувствую. Но как поправиться? Множество дел и забот по должности развлекают внимание во многие стороны: бывает дух бодр; но плоть немощная изменяет ему; бывает время, остающееся от занятий по службе, но какое? – подобное выжатому, сухому лимону, который ни к чему не годится. Итак, не требуйте от меня, бр. и с. мои о Господе, не требуйте исправности в уплате долгов моих; но оставляйте мне долги мои пред Отцом нашим, сущим на небесах, и продолжайте содействовать мне и помогать в священном деле, порученном недостоинству моему, да обрящете милость у Господа и любовию Божиею обогатитеся. Что вам в моем пустом многословии? Внимайте слову Божию в совести вашей, в природе, в библии, в ежедневных путях Провидения и в приключениях, и в глубине души. Слово Божие – истина; всяк же человек – ложь; судите по сему изречению о человеческом слове.

Об О. Макарие Обдорском я слышал, что он в Тобольск возвратился. Правда ли? Почему вы ни слова о нем не пишете? Если он не думает опять отправиться к Остякам и Самоедам; то не будет ли ему благоугодно вступить в сотрудничество со мною? В стане нашем готова для него покойная келья; а если б я ему не понравился чем-нибудь, то он мог бы остаться на моем месте и получить сотрудника по сердцу, а я в другом пункте начал бы заводить гнездо миссии церковной, что и по самому ходу дел необходимо. Скажите ему, что два слова Нового Завета составят весь устав наш; одно: любите друг друга делом и истиною; а другое: друг друга честию больше себе творяще. Если он согласится на сие желание и прошение мое; то пусть немедленно о том пришлет письмо ко мне в Бийск; между тем Архипастырь наш, Ангел Томской церкви, прибудет; тогда закипит самое дело. Душа моя ожидает прибытия в Томск Преосвященнейшего Агапита с приятнейшею радостию, как события весьма благополучного в отношении к Миссии, и ко мне самому. Да ущедрит его Иисус Христос, Великий Архиерей, Божественными благословениями и дарованиями! Сделайте милость, пришлите икон; и чем больше, тем лучше. – A. Макарий.

Августа 9 дня, 1834 г.

34

Письмо с десятью иконами получено мною, почт. с. о Господе; благодарю вас, и стыжусь себя, видя, сколь слабо соответствую трудолюбию и усердию вашему. Вы требуете Духовной Лествицы в черновой рукописи моей работы; но список с нее, сделанный вами, при всей изящности почерка, так неверен и погрешностями наполнен, что я совсем не могу употреблять его, не исправив ошибок по своей рукописи. А когда примусь за это дело? Не знаю; ибо в часы, остающиеся от занятий по должности, весьма часто бываю так истощен, что или сплю, или читаю что-нибудь легкое, или, ходя по комнате, брожу воображением в прошедшем и в преходящем, а иногда смотрю и за пределы времени в вечность и помышляю: земля отъидет в землю, а душа на суд Божий; и чем сей грозный суд для нее кончится? – Между тем я обязан переписать и переслать к Преосв. Антонию, Архиеписк. Воронеж. огласительные слова Преподобного Феодора Студийского; и 24 листа бумаги уже исписано, а половина работы еще далеко. Впрочем, если я и исправлю рукопись вашу, то все не надеюсь послать к вам свою черновую, потому что она весьма неразборчива, и может ввести вас или в прежние или в новые ошибки; а в писаниях такого рода ошибки переводчиков и переписчиков весьма часто бывают убыточны для разумения и пользы читателей. Я решился было переводить Лествицу на Российское наречие, и до третьего слова дошел в этом труде; но думаю навсегда прекратить его: ибо с одной стороны дела по Миссии умножаются с умножением новокрещенных, а с другой силы – оскудевают, и день земной жизни моей склоняется к вечеру. Но желая сколько-нибудь придерживаться пословицы: «умирать сбирайся, а хлеб сей», я приобрел, при помощи Божией, другой экземпляр иконостаса для походной церкви, удобнейший первого, новый, и, как пишут из Барнаула, прекрасный, устроенный искусством и усерднейшим тщанием живописца, служащего при Барнаульском Горном Начальстве, Академика Мягкого. Се сим новым снарядом церковным намерен я посещать селения, наиболее удаленные от приходских церквей; а прежний иконостас будет оставаться на месте своем в Майминском стане; а когда можно будет, так как и весьма нужно, поставить и в другом месте стан Миссии, тогда не трудно будет снабдить его и особенною походною церковию. Прошу вас, почт. сотрудн., не прекращайте Богоугодного труда вашего в приготовлении икон и для походных церквей, и для новокрещенных.

Благодетельница моя Варвара Михайловна отъиде ко Господу: милости Божией, царства небесного и оставления грехов ее у Христа бессмертного Царя и Бога нашего просим!

Господь с вами: простите! А. Макарий.

Декабря 4 д. 1834 г.

35

Благодарю вас, п. с. о Господе, за письмо, которым я обрадован был, возвратившись из одного аила, находящегося отсюда верстах в восьмидесяти, где Господь привел к соединению с Церковию Своею семь душ, а четыре посредством оглашения приготовлены к св. крещению. Во время отсутствия моего, перевезен из настоящего стана Миссии на Улалу, состоящий из двух покоев, разделенных сенями, дом. Ибо значительное количество Телеутов новокрещенных, составляющих это селение, требует, чтоб и у них было удобное, по возможности, пристанище Миссии, и место для совершения Божественной литургии – по временам. В это же время получена с почты вторая часть вновь издаваемого творения Иоан. Арндта об истинном христианстве; а другая такого же содержания и достоинства, но весьма редкая и для меня предрагоценная книжица (la Theologie de l`amour), которая была похищена осенью, теперь тронутым, вероятно, скорбию моею, во всей деревне гласною, неизвестным человеком была тихонько положена в такое место, куда я совсем не клал ее, и таким образом найдена. Все эти случаи и обстоятельства возвышали радость грешной души, когда я видел в письме вашем, сколь Господь милостив к вам, что очищает, приготовляет, образует вас для небесного Иерусалима, руководствует и возбуждает вас к добрым подвигам и, посещая вас то утешениями, то горестями, научает вас те и другие обращать в спасительную печаль по Боге и в пищу любви к Единому, достойному беспредельной и безусловной любви вашего сердца; – когда я видел, как постепенное развитие требуемых нашим предположением склонностей, мыслей, желаний, в вашей душе согласуется с постепенным шествием дела Божия в предняя, и тому, что делается у нас, удивительным образом соответствует все, что с вами делается, и что вы при помощи Божьей делаете, не только по предварительному прошению моему, но и просто по желанию усердия, которым с такою верностию угадываете нужды мои по службе, и предваряете объяснения. Я веселился, примечая и в вас знамения милосердого свыше призрения на сие священное дело, к которому приставлен и я при всей моей нечистоте, могущей только воспламенять праведный гнев Создателя; я веселился во весь этот счастливый вечер, не чувствовал, как прежде, тяжести на себе, и теперь помышляю, что одно воззрение Иисуса Христа, неизреченное воззрение, сопровождая сии слова Его: иго Мое благо и бремя Мое легко, может усладить всякую скорбь, облегчить всякий труд, вознаградить за все потери, укрепить, вооружить, соделать всепобеждающею всякую немощь, рассеять всякую мглу маловерия, и тогда вы будете чувствовать, как это слово Иисуса Христа верно и истинно: иго Мое благо и бремя Мое легко!

Икон, посланных вами с диаконом, и покровцов с образом Богоматери от о. Протоиерея С. не получал я. Все это, надобно думать, ожидает самого меня в Томске, куда я должен явиться по приглашению Преосвященнейшего Агапита, которое исполнить обстоятельства и доселе не позволяют. Как только узнал я, что Архипастырь прибыл в свою епархию, то и послал к Его Преосвященству донесение о здешней Миссии; и как в тоже время надлежало донести Пр. Агапиту о получении денег на содержание Миссии, то я почел за нужное испросить по пути наставление, откуда впредь Миссия должна получать суммы, и не будет ли повелено мне отныне со всеми отчетами и представлениями относиться к Епископу Томскому. Молчание официальных ко мне бумаг из Тобольска об открытии в Томске особой епархии было для меня неизъяснимо; наконец разрешилось уведомлением, что ожидают из Свят. Синода указа на вопрос Тобольского Епархиального Начальства: Томской ли, или Тобольской епархии должна принадлежать здешняя Миссия. Бумага об этом из Тобольска и приглашение Томского Архипастыря сошлись в одно время столь знаменательным образом, что в сих двух чертах, взаимно пресекающихся представляется крест моему воображению. Я поспешил известить Пр. Агапита о препятствии, удержавшем меня от путешествия в Томск, и не раскаялся; потому что Провидение Божие с того времени посылало много дела по службе, хотя, искренно говоря, во время тяжкой болезни летом надежда увидеться с Пр. Агапитом и погостить у него приносила мне весьма сладостное утешение, а что в Тобольске так повернут дело, этого я совсем не чаял.

Преосвященному Афанасию было благоугодно прислать здешней Миссии в дар 12 книжек Христианского чтения за 1833 год; но как мы эти книжки уже имели, то лишний экземпляр сбыли с рук за 25 руб. и купили книгу И. Арндта об истинном Христианстве, в новом переводе с немецкого. Чтение сей книги в С.-Петербургской Духовной Академии было для меня благотворно; но и теперь я читаю ее с пользою и утешением, которым однако ж разболевшиеся глаза не позволяют по долгу наслаждаться. В четвертой части сего творения, которая была в 1830 году издана в отдельном виде, под названием: книга натуры, есть одно место, где приметна наклонность к мнениям Парацельса об Астрологии и влиянии звезд на человека; но если мы эти мнения отложим в сторону, то в существе, полноте и изяществе учения, составляющего превосходную книгу об истинном христианстве ничего не убудет; и мы в Арндте узнаем того же Арндта, который знал наизусть все беседы Макария Египетского; так он любил, и так рачительно изучал писания сего святого пустынника и отца церкви.

Покорнейше прошу вас, достопочтеннейшая сестра о Господе, отложить неблаговременное попечение о моей черновой рукописи. Поучимся сколько-нибудь терпению и обрезанию желаний, пока Господу будет благоугодно даровать мне благословение, ослабу, досуг и потребные силы на то, чтоб самому сделать исправный и четкий список Духовной Лествицы с известного вам чернового; я без сомнения поспешил бы тот список прислать к вам, дабы добро Божие распространялось и множилось в мир вашею, с., посвященною Богу рукою.

Еще прошу вас, нелицемерная сотрудница, прилежно и тщательно заниматься изображением св. икон в небольшом виде, в пользу новокрещенных, которые умножаются, по милости Божией, и в особенности потрудитесь доставить Миссии несколько экземпляров Распятия. Шелковую материю поберегите; я напишу после, какое из нее употребление сделать для нашей походной церкви. Укрепляйте вашу связь с девицею А., напишите к госпоже М., что и я соединяю с молитвами вашими усерднейшее желание, да поможет ей Господь Бог па одре болезни, да послужит сие тление внешнего человека обновлению внутреннего; если восхощет, поможет Господь восстановить ее здравие, дабы она паки прославляла святое имя Его Богоугодною жизнию и добродетелями в вере и любви ко Христу.

Марта 19 д. 1836 г.

36

Столько я виноват пред вами, дост. с. о Господе, что разве только ради Христа простите.

Теперь, кажется, все мною получено, что вами послано, письма, деньги, иконы, ризы. Первое письмо с образами Томский протодиакон X. прислал за несколько дней прежде указа, которым было приказано отправиться в Барнаул, и там пожалованный мне Святейшим Синодом крест получит от Владыки. – Видите, как Провидение пощадило меня, и не позволило прежде времени узнать и думать о том, что и во время свое не так случилось, как вам сказывали; вперед наука: а, впрочем, все равно. Другое письмо с образами и ризами подошло также кстати, именно 1 Августа, по утру; а на литургии Пр. Аф. возложил на меня крест, с которым вы поздравляли меня. И в тот же день Господь действительно послал мне крест: – бывший со мною новокрещенный отрок Василий, который начал уже часослов учить, и в котором я надеялся иметь хорошего толмача и сотрудника, получил лихорадку, и чрез несколько дней скончался. Помолитесь о душе его. Что касается до меня, я не помню, когда такую горестную печаль и скорбь имел, как в этом случае.

Наконец Миссия наша особенным определением Святейшего Синода причислена к Томской епархии, и между тем Государь назначил на содержание Миссии 1000 руб. асс. в год; поэтому надобно заключить, что ее существование в здешнем краю утвердилось, и в указах называют меня прямо Миссионером, хотя я не вижу в своих действиях ничего такого, в чем открывались бы действительные способности и качества Миссионера; но хочу поправляться при помощи Божией, и полагать начало на лучшее прохождение звания. Подкрепляйте, дост. с. о Господе, немощь мою молитвами вашими, письмами и вспоможениями. Что пишут вам из Одигитриевской пустыни? Для души, любящей Бога, не есть ли пустыня и этот мир, лежащий во зле, который ей надлежит побеждать верою в Сына Божия Иисуса Христа; она воинствует со Христом в мире, но она не от мира.

На Майме кельи, где мы жили, остаются теперь не занятыми; но в большой зале походная церковь по прежнему. Мы переехали на Улалу, в селение, составленное по большей части Телеутами, восприявшими св. крещение в прошлом году; там устроен и стан другой, и другой экземпляр походной церкви, устроенный и пожертвованный Миссии г. Академиком Мягковым, поставлен в особом доме, который мы купили за 100 руб. Если бы вы, предав душу свою Господу, посвятили остаток дней ваших служению Церкви Христовой попечением о воспитании детей, и в особенности сирот женского пола, и наставлением возрастных девиц и женщин между новокрещенными, и вообще содействием Миссии в разных трудах и нуждах, то вы могли бы с немногими добрыми сестрами, каких вам даровал бы Господь, поместиться в Майминском стане; а мы к вам приезжали бы по временам совершать литургию. В этом стане, умеренно устраненном от селения, есть огород весьма пространный; две реки под рукою; местоположение и окрестности великолепны.

Вот исполнилось пять лет, как вы нам помогаете столь усердно и постоянно; вы имели время испытать себя и заметить звание Божие в духе. Господь любит избирать немощное, и совершать силу Свою в немощи человеческой; Он творит все из ничтожества. Ничего более не скажу теперь к убеждению вашему; ничего не могу представить вам, кроме Креста и Евангелия: отвечайте.

Если Господь позовет вас; то вы подумаете и напишете: было время, когда я вас, возлюбленные сестры о Господе, знала по плоти, и таким образом разумела союз наш; но теперь хощет Бог, чтобы я знала вас не по плоти, и была всегда соединенною с вами по духу во Иисусе Христе.

Декабря 3 д. 1835 г.

37

Письмо ваше с десятирублевою ассигнациею получено мною на возвратном пути из Томска в Барнауле Января 19, т. е. в день Ангела моего по монашеству, когда у меня ни копейки не оставалось в кармане, и когда я, выходя из церкви после обедни, должен был занять рубль у церковного старосты, которому и отдал долг из денег, присланных вами. Нужно ли говорить, что усердию вашему соответствует душа моя чувством признательности? Или сказать: да спасет тебя Господь благодатию Своею, дост. с. о Господе? Думаю, и вы сами так думаете, что последнее лучше. – В Томске познакомился я с благочестивым семейством Советника Б. которого дочь и свояченица, обе девицы, совсем не старые и благонравные, имеют открытую склонность к уединению и подвигам ради Христа. Этой склонности их не подавляют, а напротив, благоразумным образом поддерживают ее и Советник и супруга его, души, предавшиеся Господу и не стыдящиеся жить по заповедям Его в мире... На которую сторону склонятся весы свободного и воле единого Бога работающего произволения вашего, ответствуйте решительно и немедленно; вы имели довольно времени для испытания себя и размышления. О. сестры наши о Господе, если они во Христе Иисусе, будут с вами и здесь в Нем. Было время, когда вы понимали союз и дружество с ними ближайшим к чувственному сожитию образом; но теперь надобно разуметь и Христа и все связи свои во Христе не по плоти, как я и прежде писал к вам; и если вы этою истиною препояшете чресла помышлений ваших, то предадитесь и последуете духу общения со святыми в Всесвятейшем, и сей дух будет в вас оживлять семена дарований Божиих и деятельность по назначению вашему в царствии Божием. Что касается матери, ваши обязанности в отношении к ней торжественно возвещаются словом Божиим, которое тверже неба и земли; но не тоже ли слово Божие говорит вам: кто оставит ради Меня и Евангелия дом свой, сестер своих, матерь свою и прочее, тот всего этого приобретет стократно больше, и наследует вечную жизнь? Если вы ради Христа и святой Церкви Его проститесь с материю; то вступите только на высшую степень любви, почтения, послушания, служения, благодарения родительнице; вы для того некоторым образом лишитесь ее, чтобы опять получить ее от Христа стократно лучшею, чистейшею, благополучнейшею, если только самой ей это угодно; – ваша любовь к ней для того только войдет на время в тень смерти, чтобы воскреснуть в новом, неожиданно-великолепном развитии сил в высоту и глубину, в широту и долготу, и быть Христовою любовию к Богу и человекам, между которыми не будет грешно и для сей любви отличать матерь. – Но прошу покорно не прогневаться на меня за одно слово, которое прибавлю к сказанному. Провидение Божие не облегчило ли для вас и для матери вашей креста разлуки, который вам представлялся прежде с одной стороны, а теперь и с другой представляется? Не требует ли от самой матери вашей долг благодарности, чтобы она изъявила чрез вас усердие к Богу, и потрудилась чрез вас для св. Церкви Его, так как невидимый Царь Царей призрел на печальное состояние вдовицы милосердым оком видимого Помазанника Своего, и окружил ее столь многими утешениями в других дочерях и сродниках? Итак не видите ли и повода и удобства к тому, чтобы воззреть на матерь свою и на зятя, мысленно взирая на Распятого Иисуса Христа, обращающего взор Свой на Матерь Свою, и взором указующего Ей на любимого ученика, и вещающего: Жено! се сын Твой, потом глаголющего ученику с воззрением на Матерь Свою: се Мати твоя, и, подобно исполину, устремляющегося в путь Свой к исполнению и совершению всего, что соделать для бедного человечества заповедал Ему Отец Его? – Впрочем я представляю вас как бы на перекрестке, где вы можете обратиться или в ту, или в другую сторону, смотря по званию Божию, потому что не моему приглашению должно последовать, а единственно званию Божию, которого ищите в чувстве души, в склонностях сердца и в талантах, какие Господь вверил вам для славы имени Своего, для блага Церкви Своей, и прославления вас в небесном царствии, по Его непреложному слову: прославляющих Мя прославлю. Если бы вы спросили меня, нахожу ли я в склонностях и способностях ваших благонадежное, благопотребное для службы миссионерской; я отвечал бы: да. Но за всем тем существенное в распознании звания Божия – в воле самого Бога, которая может открыться в вашем произволении столь явственным образом, что никакого места сомнению и малодушной боязни не останется. Итак, сам Господь Бог да укажет вам путь, на который вам надлежит по воле Его вступить. Дотоле и сам я не без боязни за вас, зная, сколь многие, может быть, совсем новые для вас огорчения, скорби и брани неразлучны с путем, который я представляю вам. Как неизбежны здесь развлечения, вначале не чувствительно, а потом и очевидно ослабляющие то одну, то другую добрую мысль в душе! В какие искушения может вводить обращение с людьми грубого и небрежного воспитания, и как легко, скитаясь даже ради Христа по грязным стогнам Вавилонским, замарать одеяние своей души! Случаи к бедственнейшим падениям тмочисленны, открыты, как пасть самого ада. Сего боюсь за вас; не боюсь телесных недугов и самой смерти; ибо верую, что сила Божия в немощи вашей совершалась бы дивными образами, и что хотя бы Господь воззвал Вас в вечность в самом начале подвига, вы не лишились бы мзды верной и доброй рабы, когда бы только решимость ваша была довольно зрела, смиренна, довольна всем, что Господу будет угодно соделать чрез вас и покойна в объятиях воли Отца небесного. Но когда Св. Павел готов был, если бы это возможно и нужно было, отказаться от блаженства во Христе ради спасения братий своих по плоти; то и вам Господь не пошлет ли довольно мужества для того, чтобы переносить лишение утешений духовных, принадлежащих уединенной, созерцательной жизни, ради Христа и ради спасения душ человеческих, подражая самому Сыну Божию, Который вместо принадлежавшей святейшему человечеству Его, соединенному с Божеством в единую ипостась, – вечной Божественной радости, претерпел крест за вас, пренебрегши посрамление? Если Сам Бог поведет вас; то не Сам ли будет помощником и покровителем и спасением вашим? Не силен ли Он избавлять вас от сети ловчи, от стрелы летящей во дни, от вещи, преходящей во тьме? Не повелит ли Он Ангелам Своим сохранять вас на всех путях ваших от преткновений? Не умножит ли, не усилит ли веру в вас, дабы вы наступали на аспида и василиска, и попирали льва и змия безвредно? Вы видите, дост. с. о Господе, что страх за вас сменяется в сердце моем благодушным упованием на всемогущую помощь и приятнейшими чувствами надежды на Господа нашего Иисуса Христа. Не сочувствует ли мне и ваш дух? Не о славе ничтожных и грешных тварей помышляю теперь, но о славе имени Иисусова. Если бы вам и скоро умереть на этом пути суждено было; то не прославите ли Бога и смертию вашею? И дух любви ко Христу и к человекам, искупленным кровию Сына Божия, не сообщится ли сестрам, соединенным с вами узами дружества? Не воскреснет ли и в других, возбужденных примером вашим? Не возревнуют ли ученые братья мои, видя, что немощные девы и вдовы предваряют их в подвиге благовестия среди народов слепотствующих в бедственном невежестве, подобно как и предшественницы ваши жены Мироносицы первые соделались свидетелями Иисуса Христа, воскресшего из мертвых? Спросите ли, по какому поводу осмеливаюсь представить вам это служение? Отвечаю: по должности и по указанию самого Провидения Божия, которое привело меня в Сибирь, ввело в братство с вами, и даровало увериться в постоянной верности сердца вашего Господу опытами шести лет. Сами судите, могу ли так свободно миссионерствовать между новокрещенными девицами, вдовами и замужними женщинами, как это вам возможно? Кроме того некому учить грамоте и рукодельям девочек, за больными в немощном поле ходить, родильницам помогать, прививать оспу детям; сии и другие различные службы входили бы в круг прекрасной деятельности вашей. Впрочем, если глас Божия звания услышите с послушанием веры в сердце; то вам самим откроется обширное поле добродетели, исполненное славы имени Иисусова. Если же вы изъявите мне в самых положительных, ясных, простых и решительных выражениях искреннее, благодушное, радостное и нераскаянное желание находиться в женском миссионерском обществе; то и я поспешу сообщить вам проспект подробнейших соображений в рассуждении сего предмета, и мысль мою о первых движениях к цели, которые вам надлежало бы предпринять, может быть, скоро: в таком случае, до некоторого времени, которого я обещаюсь не отдалять самолюбием, вы исполняли бы в духе послушания те мои предложения, которые находили бы непротивными благочестию, благоразумию и спасению вашей души; а я, за недостатком другого доброго делателя, получал бы от вас отчет о ваших действиях по службе. Предаю вас, с., Господу Богу и слову благодати Его, и все желания мои предаю вкупе с вами самодержавной воле Его. Ответствуйте.

Преданный вам навсегда в Господе, А. Макарий.

Февраля 23-го 1835 г.

38

Господи благослови.

В тот самый день, в который последнее письмо ваше получено, пришло и от Пр. Аф. писание, в котором Архипастырь изъявляет согласие свое на первое мое представление: т. е. мысли о миссионерском обществе дев и вдовиц, посвящающих себя на служение Богу и Церкви Его в безбрачной жизни.

Теперь умолкнем, и повергнемся в прах ничтожества своего пред Господом, и предадим сами себя и друг друга всемилосердой воле Его. Твори Господи волю Твою, а не мою; и да будет имя Твое святое благословенно и препрославленно и во всем и за все!

Я пишу к вам в большом недосуге, с. о Господе. Но Слово Божие, вездесущее и вся исполняющее, преизобильным образом восполнит, чего не достанет в этом письме, восполнит в Богопреданной душе и в сердце, посвященном любви Божией к человекам во Христе Иисусе на веки, на веки, и невозвратно!

Первое, что надлежит вам сделать, если приступите к исполнению намерения вашего служить Господу Иисусу Христу при обращении к Нему и в христианском образовании здешних иноверцев, – состоит в разрушении всей надежды на меня грешного; не облокачивайтесь на меня, сделайте милость; иначе бойтесь, чтобы Господь не поразил меня, чтобы разрушить эту гнилую подпору, недостойную внимания и уважения вашего.

Не надейтесь и на себя, и ни на что сотворенное; на Господа же Бога возложите все упование ваше; Он и умеет, и хощет, и возможет спасти вас и ввести в царство небесное среди всяких соблазнов и среди самых тяжких и огненных искушений.

Пост умеренный и молитва о матери и сестрах, о себе и о служении предполагаемом.

Объяснение пред матерью в присутствии Господа, смиренное, благодарное, детской любви исполненное, но твердое и в предположенном намерении нелицемерное и постоянное.

Получив благословение матери, попросите о. В. отслужить литургию, помяните усопших, предайте живых всех воле и попечению Господа Иисуса Христа, и бросьте себя, как малую лепту, в сокровищницу Храма Господня; после обедни отслужите молебен Господу Иисусу Христу, Матери Божией, Ангелу Хранителю и св. Апостолам совокупно единый; подайте милостыню ради Христа; подите в замок, посетите места самые смрадные и ужасные в этом узилище; будьте в присутствии Божием, впрочем, как Бог даст, без напряжения, в простоте сердца; тут нет ничего чрезвычайного.

Возвратившись в горницу свою, упокойтесь и, если сон придет, усните, напившись чаю и вкусив пищи с благодарением.

Сколько можно, будьте строги в хранении молчания о деле Божием, на которое вы исходите.

Молитвою приготовляйтесь к объяснению с теми, в которых надеетесь найти добрых сестер и сотрудниц о Господе.

Старица лет пятидесяти и более, но еще не увядшая в силах и не дряхлая, но способная к подвигу, благоговейная, совершенно трезвая и строгая в правилах благочестия издавна, – для вас, по мнению моему сегодняшнему, необходима.

Прививать коровью оспу выучитесь непременно.

Запасайтесь разными медикаментами; приобретите вески аптекарские, с полным собранием марок, и узнайте употребление их и значения.

Будьте свободны, впрочем: исполняйте советы и указания от меня, когда находите их благоразумными и безвредными для вас, по искреннему свидетельству, которое в себе обрящете; и отлагайте их, впрочем, без всякого негодования и презрения и самотерзания, всегда самолюбивого, когда найдете их или неприличными, или небезопасными, или не довольно расчетливыми и осмотрительными, по искреннему свидетельству, которое в себе обрящете. – Это будет послушание по духу Евангелия: ибо где Дух Евангелия, там свобода, но послушанию не противная, а еще весьма благоприятная, и для смирения не враждебная, а еще сродная и неразлучная с ним.

"Что касается до брата Аполлоса, – говорит Св. Павел в 1-м послании к Коринф. (1Кор. 16:12), но не жалуется, – я очень просил его, чтобы он с братьями пошел к вам; но он никак не хотел идти ныне, а придет, когда ему будет удобно».

Впрочем, это я вам говорю, дост. с. о Господе, будучи уверен, что вы не думаете во зло употребить свободы Евангельской, но еще паче поработите себя Духу Божию, и тогда будете в истинном послушании Господу Иисусу Христу, Господу и Учителю нашему.

Молю Его, всемилосердого, да сохранит вас от всякого зла, и да наставляет вас Духом Своим на все, что Ему благоугодно, а для дела служения нашего благопотребно и полезно.

Февраля 23-го 1836 г.

Бийск.

39

Благодать Господа нашего Иисуса Христа да будет с вами, д. с. о Господе Ек.!

Весьма легко может случиться, что я скоро по прибытии вашем сюда разрешусь от оков бренного тела. Итак, Господа ради, не надейтесь на меня; и помните пословицу: красны бубны за горами.

Впрочем, и не слабейте в уповании вашем. Господь ущедрит вас дарованиями такими, каких я не вмещаю, а потому и не приемлю.

Мир Божий да сохранит помышления матери вашей от всякой неверности правде и воле Божией.

Мир вашей сестре Ел.

Мир вашей сестре и сотруднице о Господе Ал.

Мир всем, которые будут благоприятствовать Богоугодному намерению вашему; но и тем, кои будут смущаться, услышав, что предприемлете, мир и помощь от Господа Бога к успокоению и к видению всякого предмета и дела во свете истины.

Я намерен писать к вам недели через две или три, о дальнейших распоряжениях. А на этот раз и для меня и для вас, дост с. о Господе, довлеет.

Июня 21-го дня, 1836 г.

40

Все ваши письма мною получены. Не скорбите, и прекратите все взыскания за долговременное молчание; оно прошло; будем говорить о настоящем, или правильнее сказать о преходящем; время дорого, а наипаче те минуты, когда душевное состояние представляет всегда вожделенную, но не всегда обретаемую удобность мыслить и мысли полагать на бумагу; мы их пересылаем потом друг другу, и, если мысли истинны, то мы творим таким образом общение друг с другом в Истине. Все это дарования и милости Отца нашего, сущего на небесах: вознесем к Нему сердце, исполненное чувств благодарения! Как Он велик во всем! Но мы не можем обнять всего; мы только можем под руководством Премудрости, вечно простираться вперед по сей бесконечности блаженного удивления.

Будьте свободны; когда вы живете для Бога и Богом, то не свободны ли вы? Для чего же стесняете сию свободу мнимыми недоумениями и как бы ищете вдали того, что у вас под рукою, в сознании вашем, в совести вашей, в благоразумии вашем, сколько вы получили его от Бога, и в слове Божием, поскольку и слово Божие соделывается вашим, сокровищем вашего сердца.

Да будет с вами Господь сил во всех начинаниях и стремлениях ваших к добру, руководствуемых и управляемых Духом Его! Образы сего руководствования бесчисленны, и судя по одному, в праве ли мы исключать все другие? Смотрите, чтобы вам на первом шагу споткнувшись, не уронить драгоценного мира душевного, который имеете в слабом сосуде.

Путь воли Божией, каким бы он ни казался взгляду человеческому, для нас всегда безопаснее и вернее человеческих соображений.

Извещаю вас, д. с. о Господе, что 8-го Ноября получил я указ, которым от имени Святейшего Синода спросили меня, не соглашусь ли переместиться в Иркутскую епархию для обращения Бурят в христианскую веру? Этот вопрос возбудил во мне борьбу различных мыслей, и после многих переворотов в душе я, наконец, решился в согласии с двумя юношами, служащими при Миссии, отозваться, что обретаю в себе и желание ехать к Бурятам, и желание сойти в уединение, и желание продолжать здесь же службу до совершенного изнеможения, и желание посвятить остаток сил своих приготовлению молодых сотрудников моих к благонадежнейшему служению в обращении Евреев, Магометан и язычников. Я представил между тем свои предположения о способе сего приготовления. Предав сии предположения соизволению Начальства, я сказал, что пошлют ли меня в Иркутск, или позволят пожить в Москве, или прикажут трудиться здесь, или благословят возвратиться в уединение и покой; всякое определение Свят. Синода, надеюсь, при помощи Божией принять благодушно, как откровение воли Всевышнего.

Вы видите, каким туманом неизвестности покрылся путь мой; но буди воля Господня. Это великая Божия милость, что я теперь во все четыре стороны обратиться готов, если не ошибаюсь, с одинаковым благодушием, которое мне Господь послал, и которое может отъять у меня за гордость мою, и тогда я буду повержен в пучину мучительного сомнения. Помолитесь, чтобы сего и в самом деле не случилось со мною. Господь с вами во вся дни до скончания века, аминь. – А. Макарий.

Февр. 20 1837 г.

41

Дела, составляющие миссионерскую службу, весьма разнообразны. Если бы вы иногда не имели сил, напр., шить на бедных одежды, или писать иконы, или ходить за огородом; то вы могли бы и, покоясь на смиренном ложе, говорить с новокрещенными и учить их; даже, если бы вы и говорить уже не могли, то и образами безмолвного терпения, преданности воле Всевышнего, сердечной молитвы и добрых желаний в пользу сих младенцев во Христе, и чувствований уже неземных, еще служили бы, еще трудились бы, еще действовали бы, и приносили бы пользу.

Берегите здоровье, как талант, вверенный Господом, за который мы и в ответе будем.

Мир Божий да сохранит ум и сердце ваше от всяких смущений. А. Макарий.

Марта 8 дня 1837 г.

42

Вы пишете, п. с. о Господе, что письмо мое огорчило вас чрезвычайно... Вы говорите: Я ожидала креста разлуки с родными сердцу «по плоти»; и вот, явился крест тягчайший, отсекающий меня от общения с родными «по духу», крест, если не уничтожающий, то превращающий совершенно все мои намерения и планы. – Признаюсь, что я не вижу ни с какой стороны того, что препятствовало бы верующим во Христа Иисуса и учащимся жить по заповедям Его, пребывать в духовном общении, не смотря на расстояния места, и крест не отсекает сего общения душ и сердец в Господе вездесущем и всеобъемлющем, но содержит и скрепляет сие общение силою распятого Господа нашего.

...Побоимся закваски, противной искреннему истинствованию и праводушию. Немощь со всех сторон очевидна в нас; и чувству души было приятнее то письмо, в котором вы говорили прямее, что представляете немощь вашу на уважение, хотя и не отказываетесь от послушания, – нежели последнее, в котором одни выражения удивляют меня слишком высокими обетами, а другие низменною снисходительностью; потому что – «не отступить ни на одну йоту от святаго порядка и требований звания и избрания во Христе», невозможно для человека, плоть носящего и живущего в мире. …Я приглашал вас сюда, чтобы вы помогли мне учить новокрещенных, и разделили со мною бремя Христово, взяв на себя попечение о наставлении женщин, и особенно о воспитании девочек. Вы изъявили склонность последовать другому желанию. Я отвечал вам в том же смысле, в каком и Блаженный Августин сказал: Люби и делай что хочешь, т. е. что хочешь делать в духе любви к Богу и человекам, чего хочет и требует от тебя сия любовь в тебе, на что наводит и к чему приведет тебя провидение сей любой твоей; действуй, не пристращаясь ни к месту, ни к лицам, ни к образу действования, которое в духе пристрастия и своеволия, противящегося воле Божией, было бы уже собственным вашим, не Божиим; действуй в свободе Духа Божия, Который есть Дух любви и свободы.

...Я не хочу устрашать вас, а верю тому, и верьте вы, что горы пред вами раздвинутся там, где Сам Господь будет вести вас. Вы с прагматическою точностию повторяете мои слова: «Желаю любить в своей должности волю Божию». В этих словах содержится удовлетворительное изъяснение, что значит истинное беспристрастие и Евангельская свобода. Читайте Деяния и Послания св. Апостолов. В Боге нет изменения, а человек не может не изменяться; он не должен изменять Богу и своей совести, но должен непрестанно изменяться, обновляясь в уме и сердце и во всей жизни. Мы не учителя, п. с. о Господь; велика для нас честь будет, если мы будем известны на небесах в числе учеников Иисусовых; ученикам же свойственно ошибаться, и надобно поправляться: отсюда бесчисленное множество изменений и в мерах, какие Премудрость Божия предприемлет и приводит в движение для достижения единой цели, для исполнения единой воли, которая никогда не изменяется, хотя в разнообразных видах является; сия неизменная воля Божия торжественно провозглашается в сих словах чрез одного Пророка: Живу Аз, глаголет Адонаи Господь, яко не хощу смерти грешника, но еже обратитися, и живу быти ему». И также в сих словах Самого Господа Иисуса Христа: «Тако возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк, веруяй в Онь, не погибнет, но имать живот вечный». Но Господь ведет человеков ко спасению путями до бесконечности разнообразными, потому и называется в одном послании св. Павла премудрость Божия многоразличною. Отсюда происходят многоразличные состояния и возрасты в духовной жизни. В Добротолюбии именно сказано, что изменения хощет Бог, и не позволяет, чтобы душа слишком долго, например, упоевалась потоками утешений Божественных, или слишком долго пребывала во мраке оставления и печали.

...Я боюсь, чтобы не сбить вас с пути провидения и воли Божией. Помните, впрочем, что существенный капитал и казну Миссии составляют возрожденные благодатию Божиею души для вечной жизни; и что, заботясь непосредственно и прямо о собрании, умножении и сохранении сего вечного капитала Божией Церкви, вы имели бы под рукою гораздо благонадежнейшие способы к обогащению и вещественной вашей казны миссионерской, не заботясь, впрочем, о том душею по сей заповеди Спасителя: «Ищите прежде царствия Божия и правды Его, и в себе и в других; a сия вся приложатся вам». Впрочем, да будет святая воля Божия. И с Его волею самодержавною соглашать свои желания и помышления, и всего себя, и всех ближних моих, братий и сестер передавать воле Его, есть мой священнейший долг и совокупность всех обязанностей. Пишите как можно чаще и подробнее, избегая всякого напыщения и пустого витийства.

Будьте мирны, смиренны и простите меня, если я огорчил вас этим письмом. Сила смерти и воскресения Господа нашего да будет с вами. А. Макарий.

Апреля 6 д. 1837 г.

43

Если когда, то теперь наипаче надежда ваша приехать сюда должна быть упразднена и свободна от надежды на такую гнилую опору, как я. Может случиться, что вы приедете к тому времени, когда я в дальний путь буду сбираться; и тогда вы останетесь здесь без меня, но не одни, потому что Отец небесный и Господь ваш Иисус Христос и Святой Дух Его пребудет с вами во вся дни и во всяком месте до скончания века. Когда вы так нездоровы и немощны, то я не знаю, как вам выдержать беспокойства и труд путешествия и бесчисленные неприятности, с которыми вам надобно будет бороться здесь? Когда вы так печальны, то я не смею приглашать вас на поприще, требующее благодушия и радостного терпения. Смотрите, не возьмите на себя тяготы, превышающей ваши силы. Можно Миссии нашей помогать многими образами и из Тобольска; но то правда, что важнейшая нужда Миссии здешней и всякой, по мнению моему, не в ризнице и не в денежной милостыне, но в учительнице, которая могла бы благодатию Божиею сделаться материю для девочек новокрещенных и вообще распространять царствие Божие между женщинами; а чрез них и вообще в народе... Простите. Господь со всеми вами. A. Макарий.

Января 29 дня, 1838 г.

44

...Не оставляю приглашения к миссионерскому делу, как вами решительно не отклоняемого; но если оно не по вас, то приглашение мое, может быть, перейдет от вас к другому лицу, которое еще сокрыто в судьбах Провидения. Итак, будьте искренны и откровенны; ни на какие двусмысленности мы не находим образца в сношениях между верными, какие в примере представлены во все времена в Евангелии, и в книгах Деяний и Посланий Апостольских.

Вот и иконы от вас получены очень кстати; я теперь на дороге в Кузнецк. В округе этого города мы имеем новокрещенных, а может статься и других Бог пошлет. Во всяком случае, посылка ваша благовременною окажется. Но что-то вы не написали ни одной строчки; не наказание ли это за мою неисправность? Напрасно; вам не известны ни мои обстоятельства, ни мое внутреннее состояние, ни мои занятия; вы не знаете также ни моих намерений и желаний, моих скорбей и надежд по службе миссионерской, которой и не хочу оставлять, при всех моих немощах и искушениях; но вы сами согласитесь, что эта служба весьма разнообразна в делах, входящих в состав ее... С печальною душою не безопасно вступить на стезю миссионерства... Если вы с благодушием радостным устремляетесь к ней; то кто я, что осмелился бы отталкивать вас от стези назначения вашего? Но примите и это в качестве некоторой афишки, не к вам одним относящейся; и будьте между тем благополучны в Господе. А. Макарий.

Июля 29 дня, 1838 г.

45

...Если предложение, которое вы сами заставили меня возобновить, показывает вам долю вашу, которою вы дорожите; то я весьма далек от того, чтобы нас отвлекать от нее и охлаждать к ней... Я трость гнилая, на которую прошу вас не опираться. Зрение слабеет ощутительным образом; и одно бессмертие утешает. А. Макарий.

Июня 23 дня, 1838 г.

46

Д. с. о Господе Е. Ф.! Благодать в вас и мир и радость Духа Святого да умножатся!

Сопровождаемые святою молитвою сердца вашего, мы достигли, по милости Божией, Томска благополучно, июля 8 ч. ввечеру; я тогда же явился к Преосвященному Епископу, а на другой день поутру представлялась и сестра София; была обрадована благосклонным приятием и разглагольствием, и получила святительское благословение на вступление в Богоугодный подвиг сослужения с недостоинством нашим при Алтайской церковной Миссии. Без сомнения, этому будете рады и вы, с. Е., всегда старшая и ближайшая к душе моей; и теперь к содержанию молитвы и бесед ваших с Господом присоединится попечение о благопоспешении свыше общему начинанию нашему. О назначении меня для Иркутской Миссии здесь нет не только ни одной официальной строки, но ниже слуха: это мне помогает стремиться к Алтайским горам с нераздвояющеюся мыслию. Но вот и крест: старец Петр, лучший сотрудник и друг мой искреннейший, с которым свидание обещало мне столько утешений, – скончался на третьей неделе великого поста. Поминая его и взирая на блаженное скончание жития его, чувствую побуждение подражать вере его и желание разрешиться от уз бренного тела и переселиться в лучший мир, где мне на сердце не приходило бы ничто, противное святости Божией, как на сердце человеку не приходит и то, что уготовал Бог любящим Его. – Сегодня, то есть, 11 ч. июля, мы оставляем Томск. Пишите скорее, пишите как можно чаще, но поразборчивее из снисхождения к слабому зрению моему. Сестре Ел. желаю благословений Божиих. А. Макарий.

Июля 20 дня, 1840 г.

47

Все твои письма, д. с. о Господе, получены мною; и последним, наконец, прерывается мое молчание; но и теперь я не могу писать длинного послания, потому что много дела по службе, а времени для трудов, можно сказать, стало менее с той поры, как зрение у меня ослабевает, и вообще организм телесный к разрушению приближается, и отказывается служить душе по-прежнему. Мы приехали в Майминский стан Миссии в ночи с 10 на 20 ч. июля. Все были рады моему возвращению; а моя душа сетовала о потере доброго друга и лучшего из сотрудников, старца Петра; он скончался на третьей неделе великого поста, и как созревшая пшеница, взят и внесен в житницу царства небесного. Деятельность сестры С. по службе миссионерской усердна, послушна, рассудительна, терпелива, благословенна; она сеет добро Божие правого рукою и левою, посещает ли семейства инородцев крещенных, принимает ли женщин, посещающих смиренный домик ее, учит ли девочек грамоте, приходит ли с утешением и помощию к болящим, или дает приезжающим из окрестных селений здоровым для болящих лекарства по гомеопатическому указателю. Между тем она знакомится мало-помалу с татарским наречием здешним, а недель шесть, если не более, занималась приготовлением оглашаемой девицы к св. крещению, уча ее молиться Богу, и предлагая ей списанное учение христианской Религии на татарском языке. Я нахожусь на Улале, а с. С. на Майме, верстах в 8 от Улалы, и присылает мне записки о том, как у нее проходит время, и как она по реке времени плывет в безбрежный океан вечности. Я ожидаю решения от Преосвящ. М. М. Ф. думать ли мне о службе в Иркутске, или здесь утверждаться на остаток дней моих. Повод к сему вопросу им самим подан мне; и ты согласишься со мною в том, что я развязнее был бы во всех своих соображениях и намерениях по делам звания своего, если бы с восточной стороны не представлялись мне разные виды возможности, из тумана неизвестности являющиеся и опять в нем исчезающие, и внимание мое от настоящего, здешнего и действительного отвлекающие и раздвояющие.

С. наша о Господе Е. Ф.! Что мне сказать о той особе, которой послания ты прислала ко мне, чтобы я со вниманием прочитал их? Вот сам Ап. Павел вместо меня отвечает тебе, говоря то, что внушил ему Дух Святой: Не судите прежде времени, пока не приидет Господь, Который осветит сокрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения (1Кор. 4:5). Но тут же дает он и правило, руководствующее к здравому рассуждению в делах духовных: Не умствовать больше того, что написано, и не превозноситься одному пред другим (ibid. 6). А что и в самом состоянии Богодухновенности рассудительность не только имеет место, но и необходима для спасения от заблуждений, которые бывают тем ужаснее и бедственнее, чем возвышеннее оное состояние, – это видно из следующего изречения сего же Апостола: Не дух боязни дал нам Бог, но дух силы, и любви, и здравомыслия. (2Тим. 1:7). Итак, где сила Божия и где любовь Божия, Духом Святым изливающаяся в сердце преданное Господу Богу Иисусу Христу (Рим. 5:1–5), там видно и здравомыслие, утверждающееся во всяком благопотребном рассуждении на свидетельствах священного Писания. Ибо «Все Писание Богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, чтобы совершен был человек Божий, ко всякому доброму делу приуготовлен» (2Тим. 3:16, 17). И что воинствующим против духа лжи и обольщения оттуда надлежит получить духовный меч, который есть слово Божие (Еф. 2:17), – сие нам показал Сам Спаситель примером Своим, когда был искушаем сатаною в пустыне, и победил, поражая его словами Божиими из священных Писаний: «Писано есть (Мф. 4:4.) – паки писано есть» (ibid. 7), «отойди от Меня, сатана, писано бо есть»... (ibid. 10). Но здесь и то, между прочим, достойно внимания нашего, что когда диавол приметил, каким оружием действует Иисус Христос, тогда и сам начал было свидетельствоваться Библиею, но Господь показал ему, что он неправо толкует ее, и истину Божию старается обратить в ложь, и потому при третьем искушении диавол уже не обращается к Библии, но является в личном характере сатаны, то есть гордости, и гордость думает возбудить в Иисусе, называет себя царем всемирным, и говорит: если Ты поклонишься мне, то будет все Твое (Лк. 4:5–7). И потому самому Господь, наконец, изволил назвать его собственным его именем, что оно само оличилось и выказалось столь резкими чертами. Но вот когда искуситель заговорил уже языком политики и дипломатики; Господь наш и тогда не сообразуется ему, но словом истины из Писания разрушает воздвигнутый жалкою самомечтательностию престол его, и весь кодекс святотатственного права уничтожает, говоря: «В Писании сказано: Господу Богу твоему покланяйся и служи Ему единому» (Мф. 4:10). – Теперь заметим: Господь Иисус после крещения Духом отведен был в пустыню для искушения от диавола (ibid. 1). Итак, не Сам Он искал сего искушения; но небесный Отец Его и Дух Святой ввел Его в сей всеспасительный подвиг: посему Он и в подвиге сем был не один, но Он и Отец Его с Ним, и Святой Дух Его. Посему также сорокадневное лишение тела вещественной пищи было подвиг, восприятый по особенному смотрению и водительству Божественному; и сей пост не мог быть разрешен ни собственною волею великого Постника нашего и ни кем другим, кроме Отца небесного и Духа Его. Но диаволу хотелось, чтобы Спаситель по хотению плоти и духа лукавого претворил камни в хлебы. Если бы Спаситель сделал сие (а Он как Всемогущий может и чад Аврааму произвести из камней), то выступил бы из порядка послушания; и одно мгновение уничтожило бы достоинство не только сорокадневного, но и всего тридесятилетнего подвига, и паки погрузило бы человеческий род в бездну погибели, откуда извлечь его пришел Сын Божий в мир, и никто уже не мог бы оттуда извлечь его. Но Иисус Христос побеждает, претерпевает до конца алчбу за наше беспорядочное употребление пищи и лакомство и ожидает мановения воли Отца Своего и Бога Своего, чтобы прекратить пост святой и другими святыми образами прославлять Бога на земли от всего человечества и совершать другие искупительные жертвоприношения за возлюбленное человечество; и вот, наконец, сие мание воли Отца открывается в Духе Сына: Тогда оставляет Его диавол; и се Ангелы пришли и служили Ему (Мф. 4:11). Спаситель мог бы на предложение диавола ответствовать и другими опровержениями и обличительными выражениями; например: Если Я Сын Божий, то не ты должен руководить Меня в Моих входах и исходах, а воля Отца Моего, единая с Моею. Если Я Сын Божий, то кто же ты, представляющий себя на место водителя Моего? Так, Я Сын Божий; и знаю Отца Моего, как и Отец Мой знает Меня; и знаю время всякой вещи под небесем, и что двенадцать часов во дне (Екл. 3:1), (1Ин. 11:9), и когда пройдет час поста Моего; а ты кто, желающий владеть Моими часами? Не для того ли, чтобы смешать и испортить их? – Но Спаситель не умножает слов, не любопытствует, не входит ни в какие расспросы, не показывает и Сам диаволу печати Божественного Своего Рода; но изрекает слово Божие, как бы молнию, и продолжает делание Своего постничества, питая в Себе жизнь не только души и духа, но и самого тела великим словом, исходящим из уст Божиих. – Не правда ли, что во всем этом Он оставил нам предохранительные указания и наставления? Но посмотри, как сатана толкует Библию? В самом деле, как все благоволение Бога Отца в Сыне Его; то все меньшие братия Сего Единородного и Первородного не иначе, как чрез Него получают всякую благодать и милость Божию; и в Нем содержится вся полнота благословений Божиих, принадлежащих чадам Божиим; и потому обетования Божии, к ним относящиеся, относятся по превосходству к Нему, ибо Он есть Глава тела церковного. Но из того, что Сыну Божию нечего было бояться, следовало ли, чтоб Он по воле диавола без воли Отца Своего соделал чудо и явил из тщеславия прежде времени славу Свою? – Спаситель здесь показал нам, как опасно и бедственно неправое толкование Библии и каким образом избегать сей опасности и беды, т. е. что Библию толкует сама же Библия, что она есть единое, гармоническое целое, в котором все части имеют неразрывную связь между собою, и что для правильного разумения одного изречения потребен свет от другого; таким образом открывается, что просить у Бога чуда, не ради славы Божией и не по воле Божией, но из суетной прихоти, значило бы искушать Господа Бога, что в Писании запрещается.

После сего, раба Христова и усердная наша сестра о Господе, предаю тебя Богу и благодатному слову Его, могущему назидать тебя более и дать тебе наследие со всеми освященными (Деян. 21:38).

Что касается до тех писем, которые ты прислала ко мне, некоторые мысли были в них по сердцу; на некоторых местах я подумывал, не упрошена ли сия особа таким образом ослаблять и совсем разорить твое намерение и желание войти в состав и ближайшую деятельность церковной Миссии? Другие места остались не довольно понятными для меня; на иных возбудились в душе противоречащие помышления. – Например: Ап. Павел в послании к Евреям говорит о воплощении Сына Божия от Духа Святого и Марии Девы сими словами: Поелику все вообще дети имеют плоть и кровь; то и Он также восприял оныя, дабы смертию сокрушить имеющаго державу смерти, т. е. дивола (Евр. 11:14). – Известная тебе особа говорит, что здесь сказано о таинственном поглощении Иисусом Христом причащающихся Тела и Крови Его в Евхаристии. – «В первоначальной церкви, говорит она, рукоположение было совершаемо без различия пола: ибо Апостолы знали, что к такому сокровенному священству все без различия пола были призваны, и так рукополагали, и делали участниками помазания Духа всех верующих без различия». – Послушай. В первые времена христианства тоже таинство совершалось возложением рук на крестившихся во имя Господа Иисуса, которое и доселе совершается миропомазанием над всеми новокрещенными без различия пола. Но рукоположение, которым совершалось и совершается посвящение в сан Епископа, Священника и Диакона, принадлежало во все времена христианства одному полу мужескому. – Долгота дней, без сомнения в 5 стихе 20 псалма, где говорится и о венце из дорогих камней, есть долгоденствие во век века, обетованное Соломону во Христе, и всею полнотою блаженной вечности Царю-Христу, по плоти Сыну Давидову, прообразованному Соломоном. К Соломону также и, в превосходнейшем смысле, к Мессии относятся обетования Божии, прославляемые в четвертом стихе того же Псалма: «Ты сретил Его благословениями благости, возложил на главу Его венец из дорогих камней» (Пс. 20:4). – О сем венце из дорогих камней говорит известная тебе особа, что он составляется из всяких добродетелей и даров благих, и что, впрочем, это венец самобытной жизни; о долготе же дней говорит, что она означает последование всех степеней огненного очищения, которые проходят души, увенчанные венцом всяких добродетелей и даров благих, и еще остающиеся в самобытности и самостяжательности. О последних днях, которые начались вместе с открытием новозаветной Церкви Божией в человеческом роде (Деян. 11, 17), Пророк Иоиль предсказывал, что Бог излиет тогда Дух Свой на всякую плоть, на сынов Церкви и на дщерей Церкви, на юношей и на старцев, и что именно сыны и дщери Церкви, просвещенные Духом истины, будут пророчествовать. Я не знаю, на каком основании утверждаясь, известная тебе особа говорит: «В последния времена вся проповедь будет чрез женщин, потому что все, сказанное в Писании должно исполниться». Где в священном Писании сказано что-нибудь несогласное с пророчеством Иоиля, о последних днях? С. наша о Господе! Я не советую тебе принимать титул царицы, а думать о себе, как о грешнице, ничего не стоящей, которую вкупе со всеми спасти Христос Сын Божий в мир пришел. Останавливали мое внимание и другие лестные приветствия в письме от 1-го октября (впрочем, я не пишу полной критики на это письмо, а для образчика только представляю несколько черт из него, других же писем и совсем не касаюсь за недосугом); «ты обладаешь всеми способностями душевными», – «отпечаток истины не скроется от проницательнаго взора твоего», – «все возвещается таким душам, как твоя», – «венчанная». – Все это не понравилось мне, показалось небезопасным для души твоей, и я вспомнил слова Ап. Павла, из второго послания его к Коринф.: Боюсь, чтобы как змей хитростию своею обольстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонясь от простоты Христовой (2Кор. 11:3). Не лучше ли, с., в отношении к известной тебе особе держаться правила Апостольского, которое и она предлагает тебе: Все искушающе, добраго держитесь, – совершенное же очищение души от всякой примеси своеволия, своемудрия и самолюбия предоставить Самому Господу Иисусу Христу, Создателю и Искупителю твоему, Отцу твоему, в безусловной преданности Святому Духу Его, Возродителю, Освятителю и Обновителю твоему? Ничего более не могу сказать, потому что не знаю особы, которой письма тобою присланы мне; но предаю ее и себя милосердию Божию, и желаю, чтобы все мы очистились кровию Сына Божия Иисуса Христа от всякой скверны плоти и духа, и вошли в царство небесное. Благословляется тебе именем Господа нашего Иисуса Христа пользоваться опытами как Его Самого так и всех Святых Его, о которых засвидетельствовано самою Истиною, и о которых засвидетельствовала святая Церковь: и ты знаешь, что свидетельство ее истинно (3Ин. 1:12). А. Макарий.

48

Получил я письмо ваше, д. с. о Господе Е., и притом письмо Г-жи Ф. В-ой, которое возвращаю. С тою же почтою пришло письмо от Кн. Е, но оно дышит миром, а в твоем буря. Какую зрелую истину проповедует св. Иоанн Златоуст в одной беседе, показывая, что все наши несчастия состоят в наших суетных мыслях; и не тоже ли прежде его написал Соломон в книге Екклезиаста сими словами: «Бог сотворил человека праведным; а они (вот начало всякого раздвоения в сердце и множественности бессвязной, неустроенной, хаотической) предались многим помыслам». – Испытайте себя, не от того ли и в домике вашего существа так беспокойно, что чужого народу много, и что многие званы, а за каждым званым входит свита его, кроме того, приятели и сродники его, которые представляются, ищут свободного входа в дом, и такие, которых совсем не звали? Но как мы покровителей их принимаем, то и клиенты осмеливаются входить, и, наконец, становятся смелыми до того, что мы сами не смеем сказать им с твердостию: «Подите вон!» Не думай, то есть не принимай мысли, будто грехи ближних мучат тебя не менее, нет, еще более твоих собственных; не меряйся с Иовом, и не думай, то есть прогоняй от себя мысль, будто теперь понятны тебе страдания его, и будто ты не имеешь участка в отраде его. Не представляй себя в лике тех, которые облечены в высокие качества Апостольского служения. Учись молиться за ближних по общей обязанности каждого христианина – любить ближнего, как самого себя; не вызывай никого на ограниченную к тебе доверенность и откровенность, разве тех, о которых ты восприяла уже, по указанию воли Божией, особенное духовное попечение, и то в случае важного какого-нибудь искушения. Если бы и в самом деле душа страдала о грехах ближнего, то и в таком случае дух смирения сказал бы: Посмотрите, чуть наклюнулась скорбь о грехах ближнего, как самолюбие мое схватило эту черточку, и разводит ее в целую картину чего-то чрезвычайного и непонятного, и подстрекает просить объяснений и разрешений. – Но поймано ли самолюбие? Тут опять тревога: Зачем я столько самолюбива? Молитвы нет? Не правда. Внимания, благоговения при устном чтении нет? Неужели никогда? Неужели и не было никогда? Не верю. – К чтению нет охоты? Нет и беды никакой; занимайтесь в таком случае рукоделием, или подите посетите какую-нибудь больную, и ей и вам будет отрада; или пройдите сколько-нибудь против воды, и читайте – без охоты читать, ожидая Господа, не подует ли Дух; тогда струя под ладьею твоею потечет к источнику своему. – Нет чистоты, решительно нет никакой чистоты! Т. е. в плоти твоей, не в одном, говорю, теле, но во всем существе ветхого Адама в тебе? Кто же иначе и думал о нем? – «Чего нет, того нельзя считать» говорит Экклезиаст. Но ты веруешь в Сына Божия Иисуса Христа; в Нем обитает вся полнота Божества телесне, и вы имеете полноту в Нем, говорите Ап. Павел (Кол. 2:9). – Подобные изречения Духа Святого в Писании могут помочь тебе видеть нечистоту собственную и ненавидеть ее спокойно, и видеть в то же время всесовершенную святость и праведность Иисуса Христа, как непорочного и чистого Агнца, закланного за грехи твои, и окроплением кровию Своею очищающего совесть нашу от мертвых дел для служения Богу живому и истинному (Евр. 9:14); (Евр. 12:22–24), (1Петр. 1:2). Если ты веруешь во Христа, то и сама принадлежишь не себе, а Ему, и Он принадлежит тебе со всею полнотою праведности, чистоты и истины. – Он говорит Своим: «Мир Мой даю вам; да не смущается сердце ваше. Сие сказал Я вам, чтобы вы мир имели во Мне (Ин. 14:33), (Ин. 16:27). Веруйте в Бога, и в Меня веруйте; в дому Отца Моего обителей много». Неужели вера в Господа Иисуса Христа не действует в вас любовию и молитвою, когда вы говорите Самому Ему: «Все достойно и праведно: суд, или помилование Ты изречешь, Господи Иисусе! И да будет во всем воля Твоя!?» Не елей ли это, укрощающий волнение моря мысленного? – Вот и в письме твоем за этим восклицанием вижу, мысли твои получили было спокойнейший ход, хотя они и не то, что сие восклицание: «Ежели мне здесь сделать отчет в делах моих; то я должна сказать, что дел, так называемых добрых, нет». – Потом: «Пожалуй!», и пошли опять зыби: «разум тупеет», не думай так; иначе сама притупишь его; «иногда трех перечесть не в состоянии» помилуй; к чему поведут нас такие преумаления? к смирению? совсем нет. Смирение от истины, и для него довольно того, о чем свидетельствует Слово истины в священном Писании; смирение дом мира, и дом молитвы, смирение – дом Божий; смирение исповедует грехи свои и взирает на Иисуса Христа распятого и видит Бога-Отца благословляющего помилованных в Возлюбленном, и новые приемлет дары и благодать на благодать от полноты Иисуса Христа и таким образом исцеляется (Ин. 3:14), (Евр. 12:1, 2). – «Сколько я и вас обманывала, и с намерения, и без намерения, по привычке». Вот поворот на истину и смирение; но вы не соизволили пройти далее, и прямо не объяснили, когда и как говорили и поступали винтально. Это лучше было бы всех приговоров о себе, каков этот, например: «Вот, батюшка, что я: мерзость, скверность, грех". Все это весьма естественно, всему миру объявлено и не новое, а ветхое; ветхое же умирает, а новое возрождается. И свет во тьме светит, и тьма не объемлет его; а между тем тьма проходит, и свет истинный светит победоноснее и торжественнее, и это будет продолжаться, пока всяческие исполнятся света, небо, земля и преисподняя (Ин. 1:5), (1Ин. 11:8).

Замечательно, что вы в другой раз, если не ошибаюсь, величаете меня, называя батюшкою. В первые годы вы писывали: отец мой; но потом называли меня братом о Господе, по моему желанию; теперь же, если будете писать, то всего легче называть меня (терпимым ради Христа) Архимандритом, или служителем церкви, а служащие со мною, не исключая и девицы С. В., называют меня в бумагах своих настоятелем: «преподобнейший о Господе» (т. е. достопочтенный ради Христа настоятель). – Ты можешь вспомнить, незабвенная с. во Христе Иисусе Ек., что я никогда не изъявлял желания называться отцом твоим, и никогда не брался быть твоим руководителем, и не внушал тебе, будто я твой руководитель. Ты исповедовала при мне согрешения твои Господу, как и при всяком другом служителе церкви. Кроме того, мы хотели учиться быть братьями во Христе, и я не насылал к тебе никаких повелений, и не требовал, чтобы ты повиновалась безусловно, но мы учились в простоте сердца вести общение между собою в воспоминаниях друг о друге пред Господом, и в слове Божием по священному Писанию, и в служении церкви. – По вашему предварительному предложению я соглашался на то, чтобы вы, когда будет угодно и нужно, писали ко мне о своих искушениях внешних и внутренних; и я обязан был по силам, по временам соответствовать вашему простосердечию, и искренности, сообразуясь с правилом христианской веры и жизни, преданным Церкви от Господа посредством святых Пророков Его и Апостолов. Но, между тем. я внушал тебе, что брат далеко, а верный и единственный Друг и Жених души твоей всегда с тобою, всегда в тебе, дабы ты не привязывалась ко мне, не опиралась, не надеялась на меня, но всею верою, надеждою и любовию прилеплялась к Тому, Который один взял на Себя грехи наши, и не только наши, но и грехи всего мира, как имеющий силу спасти (Ис. 23:1). Посему я и не смел никогда обнадеживать тебя ни каким-нибудь знанием, ни молитвами, но всегда предавал тебя Богу и благодатному слову Его, и советовал тебе ходить пред Ним в духе свободы Евангельской, внимая слову Его в совести твоей и в Богодухновенном Писании, приемля от Него благословения на все доброе, действуя с Ним и воинствуя с Ним в искушениях, изливая душу свою пред Ним в день скорби, прославляя верность и истину Его надеждою, где, по-видимому, нет уже и надежды (Рим. 4:18), все почитая за сор, чтобы приобрести Христа, и найтись в Нем не со своею праведностию, но с праведностию, которая от Бога по вере (Фил. 3:9.) во Христа Иисуса, – словом, учась жить верою в Сына Божия, возлюбившего нас, и предавшего Себя за нас (Гал. 2:20). Напоминая тебе об этом, я не учу тебя, а сам учусь; и ты, по милости Божией, знаешь священные Писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса; и все Писание Богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, чтобы совершен был человек Божий, ко всякому делу доброму приуготовлен. А притом Господь наш Иисус Христос обещался быть с нами во все дни до скончания века; и Духа Святого дарует верующим в Него и уповающим на Него, да пребудет с ними и в них во век; телом и кровию Своею питает их; псалмами и всякими духовными гимнами в церковных собраниях утешает их, и прогоняет всякую мрачность уныния. Но всего, что Он для нас соделал и делает, мы не можем и вместить в помышления: однако можем при помощи Его столько уразуметь превышающую разум любовь Его, чтобы стыдиться маловерия, утопающего в волнах печали, а ко Господу Иисусу, не простирающего руки; дабы и нас, простерши высокую мышцу Свою, спас, как Петра.

Но время сокращается, и мне надобно кончить это письмо. Не смущайтесь и не тревожьтесь; я не имею на вас негодования в сердце; напротив того, благодарю за вас Господа Бога, и молю благость Его, да сохранит вас от зла, да освятит вас во всем совершенстве, и ваш дух, и душа и тело во всей целости да сохранится без порока к пришествию Господа нашего Иисуса Христа (1Фес. 5:22, 23). А. Макарий.

Августа 13 д. 1841.

49

Думаю сотворить с вами общение хлебом-солью, дарованного нам в священном Писании, слова Божия; но внимание мое уже довольствуется и сими изречениями: невозможное для человека, возможно для Бога; Бог хощет, чтобы все люди спаслись, и достигли познания истины (Мф. 19:26), (1Тим. 2:4). Пилат сказал Иисусу Христу: «Что есть истина?» А Иисус Христос за несколько часов пред тем сказал ученикам Своим: «Я есмь путь, и истина, и жизнь» (Ин. 14:6). Но Пилат не надеялся найти путь к истине и самую истину во Иисусе и потому, сказав сие, не стал ждать ответа Его, но вышел к иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем. И несмотря на собственное свое свидетельство о невиновности Иисуса, он вскоре потом предал Его им на распятие (Ин. 18:38), (Ин. 19:16). Не лучше же познают и почитают Иисуса Христа и те, которые видят в Нем только что человека, хотя и непорочного, пресвятого, премудрого и совершенного, а не веруют в Него, как в Бога истинного, явившегося во плоти (1Тим. 3:16). Но и мы, верующие, что Христос есть Бог и человек, если, для соединения с Богом, не вступаем в тот путь к Отцу, который открыл нам в Себе Иисус Христос, и не шествуем по сему пути, как бы обеими ногами, прямо (Евр. 12:13), покаянием и сердечною верою во Евангелие (Мк. 1:15), то не достигнем познания истины, к которой сей путь ведет, и будем оставаться во лжи, во грехе, во тьме, и не имея в себе вечной жизни, которая есть Иисус Христос (1Ин. 5:20), будем мертвы для всего, что принадлежит сей жизни, и чем она объявляет себя и прославляется в живущих ею, словом, будем пребывать в смерти. И как это не то состояние, в котором надлежало нам быть по назначению нашему, по воле Бога, сотворившего нас по образу Своему; то доколе мы будем оставаться в этом неестественном состоянии, дотоле будем в злострадании и мучении. Но вот, взывает, непрестанно взывает глас милосердия Божия: встань, спящий, воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос (Еф. 5:14). Слово Божие живо и действенно, и животворно (Евр. 4:12). Невозможное для человека, возможно для Бога. Так! Восстанут мертвецы Твои; безжизненные трупы воскреснут. Светоносная роса, которая от Тебя сходит, кропление Крови Твоей (Евр. 12:24), (1Пет. 1:2), будет им в исцеление (Ис. 26:19). – Арх. Макарий.

Майма.

Сентября 18-го дня 1841 года.

50

Пожелаем сами себе и друг другу от Бога, чтобы Он дал нам, как и Ап. Павлу, дух силы, и любви, и здравомыслия (2Тим. 1:7). Известно, что в припадках горячки человек обнаруживает в несколько раз больше силы нежели сколько имеет ее, когда здоров. Но и узы любви без здравомыслия означают особенного образа рабское состояние в грехе; здравомыслием же сопровождаемая любовь и сила есть даяние доброе, и дар совершенный, свыше сходящий от Отца светов (Иак. 1:17). Односторонности искони ведут бедное человечество многоразличными путями к многоразличным заблуждениям ума и сердца. Не Тот же ли Создатель дал человеку разум, Который и чувствительностию одарил его? Не один ли Бог сотворил сердце и голову? Он есть един, хотя и три в Едином, и во всех произведениях сего первообраза всякой истинной красоты мы видим печать единства, которою знаменуется многоразличие. Не проявляется ли сия истина и в ответе Иисуса Христа одному книжнику, который спросил Его: Какая первая из всех заповедей? Иисус ответствовал ему: «Первая из всех заповедей есть сия: слыши Израиль Господь Бог наш, есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею; вторая подобная заповедь есть сия: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 12:29–31). Вы видите, как разнообразие сил, составляющих это сотворенное: Я, которое Единый вечный, Единый достойный сказать о Себе: Я, в высочайшем и глубочайшем, в обширнейшем и бесконечном, в независимом и неограниченном смысле и силе этого слова, сотворил по образу и по подобию Своему, – вы видите, как это разнообразие в порядке закона Божия приводится в единство, скрепляемое любовию к Богу, и как это разнообразие человеков, союзом истинной и чистой любви связуемых, в каждом из них соединяется с Богом, и из всех составляет единство, подражающее единству Единого, в Троице славимого; вы видите также, что истинная любовь к Богу – любить Его не только всем сердцем, и всею крепостию, но и всем разумением, так что и разум любообилен, и любовь благоразумна, и он и она укрепляются Господом и могуществом силы Его (Еф. 6:10). Теперь мы видим, как надобно понимать сие слово Ап. Павла: «Не дух боязни дал нам Бог, но дух силы, и любви, и здравомыслия» (2Тим. 1:7).

Вы видите, как время дорого, и как нам надобно быть скупыми на время, чтобы как можно больше его оставалось для служения слову Божию, и как можно менее расходилось на человеческое. – Будьте и вы благословенны Всевышним! Что это значит в вашем письме: «Вот и телесные связи расторгнуты?» Мои сотрудники держатся некоторой формы в письмах ко мне, и как я должен пособлять им в исполнении послушания, то и форма относится к соблюдению равновесия между нами. Между тем это не одна форма пустая, и не мирская; в бытии феноменальном что может быть без формы? Если станем обнажаться от одних форм, то другие только явственнее откроются. И так формы необходимы; надобно только стараться, чтоб это не были орехи пустые, или наполненные гнилью, но чтоб эта кора имела плод зрелый, ядро в себе, или, по крайней мере, чтобы сии формы общественной жизни были как листья зеленеющие, которые и сами живы, и украшают жизнь дерева, изъявляемую действительными плодами. Приказано, чтобы писали: «Достопочтеннейший о Господе Настоятель», потому что и я пишу к сотрудникам: «достопочтенный о Господе брат, достопочтенная сестра о Господе». Почему же, скажете, не: «достопочтеннейший», не: «достопочтеннейшая»? Потому что эту форму надобно приберегать на те случаи, в которых брат или сестра будет иметь крайнюю нужду в ободрении, в поощрении, в возбуждении и утешении, или когда надобно будет просить прощения и умирять огорченного и смутившегося (Лк. 1:1–4), (2Ин. 1:1), (3Ин. 1:1), (1Пет. 1:17), (Рим. 12:10). Мы прибавляем: О Господь, по повелению самой Истины. Ибо что достойно почтения, если не то, что называется истиною, красотою и благом? Откуда же все это, если не от Бога, и где это все, как не в Господе? И почему мы друг другу кланяемся, если не потому, что мы все сотворены и во Христе созидаемся снова по образу и подобию Божию? Итак, сим беспредельным ограничением: О Господь, мы друг другу напоминаем, чем мы должны быть все, как христиане (2Кор. 13:5), (Рим. 8:1), (Гал. 3:28), (1Фec. 4:14). Быть во Христе, или в Господе – вот что значит быть христианином, членом Церкви Божией, которая есть тело Христово (2Кор. 12:2). Но тот, кто в Господе, и в ком Господь, может ли не быть достойным почтения? Когда пишут: «Достопочтенный о Господе»; тогда указывают на сии слова Ап. Павла: «Кто тебя отличает? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что же хвалишься, как будто не получил? (1Кор. 4:7) Кто почитает себя чем-нибудь тогда, как он ничто, тот обольщает сам себя (Гал. 6:3). Почему приказано называть меня не отцом Архимандритом, а Настоятелем, вы поймете отчасти и сами после того, что уже сказано. Отцов абсолютных и нет кроме Христа; и отцов во Христе, весьма мало. «Начальником над пещерами в Алтайских горах я тогда сделался бы, когда возобладал бы всею землею (Быт. 1:28), когда сделался бы, как сын Авраамов по вере, наследником мира (Рим. 4:13), и царствовал бы в жизни посредством Иисуса Христа (Рим. 5:17). Если бы мы были совершенно Христовы, если бы все, что в нас есть, было Христово, как Христос Божий, то все было бы наше, мир, жизнь, смерть, настоящее, будущее (1Кор. 3:22). Итак, положено называть меня в письмах Настоятелем, потому что и в самом деле я обязан настоятельно требовать от братии должного по нашей службе, и для того, чтобы после меня начальствующий при Миссии, хотя бы и не был Архимандритом, был называем настоятелем, и в этом названии имел бы некоторое пособие к содержанию подчиненных в послушании: ибо и здесь не все подчиненные бывают в одном устроении по душе. Впрочем, вместо предлога на, употребляется в церковных книгах частица пред, и пишется: предстоятель, т. е. брат впереди стоящий и отвечающий властям о деле службы и о сотрудниках. – B конце письма своего вы написали: «С искренним почтением... я по воле вашей облекаю в эти холодные формы мирской учтивости» и т. д. Позвольте напомнить вам, что я совсем не предписывал вам никакой формы на случай обращения вашей речи ко мне, а дал служащим со мною братиям и девице С. форму, которую теперь и объяснил вам; а вам писал только, что вы можете не называть меня батюшкою. В заключение писем братия и сестра о Господе девица С. Вальм. пишут обыкновенно: «Испрашивая у вас благословения Божия, остаюсь благополучен послушный вам о Господе имярек», или: «Благополучна послушная вам о Господе девица имярек». Зачем же называть и выражение «искреннего почтения» холодною формою? Если этою формою облечена была истина, то что за беда? Не в холодные ли сосуды наливают и чай горячий? А если от горячего чаю и сосуд разгорячился, то голыми руками и прикасаться к нему небезопасно, да и чай горячий надобно пить с осторожностию, иначе губы обожжешь, и сосуд упадет из рук и чай прольется.

Приветствую достопочтенного пресвитера и благодетеля моего о Господе от. В., и усердно желаю, да вкушает он мир Божий, как плод многолетних трудов и подвигов Богоугодных.

Приветствую Г. Инспектора Гимназии с чувством благодарения за книги, которые он пожертвовал в пользу Миссии.

Приветствую всех вспоминающих обо мне в Тобольске, от. протоиерея П., М. А., А. М., Н. И.

Не случится ли когда-нибудь встретиться с П. А.? Скажите достопочтенному Историографу Сибири, что хотя я не беспокою его своими письмами, однако благодарную память о нем всегда питаю в душе моей, и желаю ему благословений Божиих. А. Макарий.

Декабря 6 д. 1841 г.

51

Д. с. о Господе! Письмо ваше и рукописная книга Иова от усердия вашего получены мною по возвращении из Томска. В конце прошлого года послана Е. И. книга пророка Исаии; я хотел немедленно послать к ней также прекрасно списанный вами экземпляр книги Иова; но случилось то, чего вы, без сомнения, не ожидали, и что не было выработано никакими предварительными соображениями и размышлениями. Список ваш обезображен новыми поправками; но за то, перевод, по мнению моему, стал ближе к оригиналу, а это несравненно дороже, и нужнее красивой формы внешней. Пересмотрены и примечания; некоторые отложены, а некоторые поправлены, или сокращены, или дополнены; на иные места написаны новые. После праздника Пасхи вскоре надеюсь представить вам все сии наши опыты; не поскорбите ли о том, что уже столько раз ваши труды по-видимому были разрушены, и не скажет ли кто-нибудь, что и здесь оправдается притча Крылова, и останется Философ без огурцов? Но я иначе об этом думаю; мы должны почитать незаслуженною милостию Божиею то, что и мы допущены сколько ни есть потрудиться около слова истины, живого и животворного; и один уже этот стих, который найдете в списке, приготовляемом для вас, и который в прежних списках как бы не существует: «Вот Он убьет меня; но я все на Него буду надеяться», – это, говорю, одно изречение так драгоценно, что для него вы без досады и лености начнете снова списывать книгу Иова. Впрочем, боюсь сказать вам об этом предмете все, что хотел бы сказать; а вот только прибавлю что: чем дороже добро досталось, тем более, может быть, и дорожить им будем; а слово Божие есть даяние Отца небесного столь драгоценное, и столь высокий дар Его, что все сокровища мира сего не стоят его; и чем более человек всем существом своим потрудится, чтобы приобретать его, тем больше его, может статься, будет иметь: итак, я желаю сердечно, чтобы сбывалось в вас всегда сие слово Христово: Имущему дано будет и преизбудет; и чтобы новый труд, который вам предлагаю, послужил для вас счастливым случаем к новым помышлениям светлым, к новым утешениям радости о Боге Спасителе вашем.

52

Достопочт. с. о Господе Е. Ф.! В праздник Успения Богоматери, поутру, мы приехали в Тюмень. Утро было прекрасное, а ночью был такой холод, что хотя я и шубою защищался, стыли колена, и грудь, подыша сырым, туманным воздухом, изъявляла перхотою свое неудовольствие. Прежде я останавливался в монастыре, а теперь мне рассудилось иметь пристанище в доме Протопресвитера тамошнего; и хорошо, что поступил так – архимандрит, как я узнал потом, весьма болен; страдает от геморроя; во время вечернего Богослужения по церквям, я к нему ездил, но как не мог видеться с ним, потому что он спал, то оставил ему на бумаге, что хотел сказать устно, то есть, что травка, называемая тысячелиственником, служит, при Божием благословении, весьма действительным врачевством от геморроя, – что Сперанский, которому без сомнения досталось в жизни посидеть с пером в руке более, нежели многим другим вельможам, пил по утрам стакан настою тысячелиственника вместо чаю, и тем избавлялся от геморроя, и что один генерал, которому говорил сам Сперанский, пересказал об этом Преосвященному Афанасию, Епископу Томскому, а сей Епископ мне сообщил это благопотребное сведение. Передаю его и вам, достопочт. с. о Господе, и советую сделать общим в нашем кругу, помышляя не соизволит ли употреблять эту благословенную травку П. Д., которому предстоит продолжительный и постоянный труд, избранный благочестием его в служении животворящему Слову Божию. Вы хотели доставить ему занятие переводом книжки: la Trislesse et la Consolation , на русский язык; но если он уже довольно дела имеет, и еще более, если угодно Господу, будет иметь по Библии, то надобно ли ему развлекаться? И не надобно ли всем нам, возлюбленные о Господе братия и сестры, усилить строгость, расчетливость, святую скупость в употреблении времени, дабы, при помощи Всевышнего, получить нам благовременный и вожделенный успех в общем труде, который приемлем согласно и доброхотно, утверждаясь на основании сей заповеди Спасителя: Исследуйте Писания (Ин. 5:39), – и на сем наставлении Духа Святого в первом послании Петровом: Служите друг другу каждый тем даром, какой кто получил, как верные домостроители многоразличной благодати Божией? Говорит ли кто, говори по слову Божию; служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог дабы во всем прославлялся Бог чрез Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков, аминь (1Пет. 4:10, 11).

Описание чудесного обращения одного Еврея к Иисусу Христу потрудитесь послать ко мне в Москву.

Теперь же искал я для вас одного изречения в посланиях Ап. Павла, и вдруг открылось следующее, которым и удовольствуемся на этот раз: Братия мои возлюбленные, всегда более усовершайтесь в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом (1Кор. 15:58).

К Кн. E. П. Т.

1

В намерении завтра служить, всенижайше прошу вас простить меня за беспокойство, в какое вас привел я неразумным моим желанием. Любящим Бога все споспешествует во благое: следственно можем и вы и я сей случай обратить в пользу свою и во славу Божию при Его помощи. Горе человеку тому, чрез которого в мир соблазн приходит: избавьте меня от сего приговора страшного, вашею верностию данному слову до конца жизни, бодрственным и радостным терпением всякого искушения, всякой скорби и тесноты, всякого поношения и гонения. В мире скорбни будете, Спаситель сказал, но дерзайте: Аз победих мир; и вы победите его во укрепляющем вас Иисусе Христе. Помните, что гордое девство есть мерзость пред Господом, и что Господь призрел на смирение рабы Своея, Которая ныне преславнее Херувимов и Серафимов. Итак, да будет смирение сокровищницею вашего девства и всяких щедрот и дарований, какими небесный и бессмертный Жених ваш ущедрит душу вашу: если вы потеряете сию сокровищницу, то потеряете и сокровища в ней хранимые. Для меня очень приятна песнь церковная: Страхом Твоим сердце мое да покрыется, смиренномудрствующее, да не вознесшеся отпадем от Тебе, Всещедре. Бог вас искушал чрез меня: умолкнем и будем благодарить Господа, вознесем имя Его вкупе, вместо того, чтоб время и мир терять в грешном негодовании. Господь Иисус Христос да наставит вас на всякую истину, какая для вас потребна будет, Духом Святым! Не может статься, чтоб Он когда-нибудь, и особенно в случае нужды, скорби и искушения, оставил вас без помощи, без пищи, без отрады, без руководства. Ему и я, окаянный, предаю тело ваше и душу вашу в радостном уповании, в радостной уверенности. Помните, повторяю, что всякая гордая мысль принятая, есть уже осквернение чистоты, какой Господь желает от души девственной; и случается, по премудрому попущению Божию, что гордая девственница лишается девства, дабы приобрести смирение. Господь гордых смиряет и дарует благодать смиренным. Будем у Спасителя нашего учиться смирению до конца жизни; будем рыть глубже сей кладенец, – тем более воды живой будет, тем изобильнее любовь Божия будет изливаться в сердца наши Духом Святым. Более вам ничего не скажу: ибо при указании Промысла, яснее прежнего вижу, кажется, что мне учиться, а не учить теперь должно... На всех вас я призываю мир и благословение Божие. Арх. Макарий.

Ноября 1-го дня 1824 г.

2

Мир вам. Я не мог сегодня отказать желанию сообщить вам сии записки... ради соутешения общего верою. В голодное время роюсь по карманам своим, и нередко нахожу сухари, которые мне добрые люди наклали, так что я не знал хорошо прежде, как они мне пригодятся. Простите, и, прочитав, все вкупе возвратите в целости, прошу покорнейше.

3

Приимите ради Христа, меньшего брата Его, нищего, слепца, бескровного, и – священника! Я в первый раз вижу священника в таком положении. Но смотря на него, вспомните о той слепой старушке, которая, ощупывая голову своего внука, говорила: сын мой, в глазах у меня темно, но в сердце у меня светло. Господь близ. Помолитесь обо мне. Священника приняв, прошу покорнейше ко мне возвратить.

4

Посылаю к вам женщину, ищущую Господа, в надежде, что вам приятно будет узнать ее лично. Вы о ней слышали; она одна из тех, которые с о. Изр. имеют союз духовный. Господь наградил ее крестом, который она привыкла носить с терпением, и сколь он ни странный имеет вид в глазах мирских людей, не хочет даже расстаться с ним. Мне еще до прихода ее хотелось что-нибудь написать к вам или послать к вам за чем-нибудь. Но я не находил никакого предлога и опустил уже в себе пришедшей помысел, как пришла к нам сия крестоносица, и я решился послать ее к вам. Да сохранит нас Господь, Отец небесный, от всякого зла! Будем мы осторожны! Как скользко! Чувствованиям нашим не будем верить! Как лукава наша природа! Бодрствуйте, стойте, мужайтеся; ибо супостат наш диавол, как лев рыкающий ходит вокруг нас, разинув пасть, и желает поглотить кого-нибудь. Благодарю вас, то есть, спаси вас Господи за то, что вы дали мне прочитать сегодня: подобное сему наставление читал я у Амвросия Медиоланского. На горы душе моя воздвигнемся, гряди тамо, отнюдуже помощь к тебе приходит, – как в антифоне одном написано. Подлинно так! Когда священник в облачении препоясывается, то произносит сии слова: Благословен Бог, препоясуяй мя силою, положи непорочен путь мой, совершаяй ноги мои, яко елени, и на высоких поставляяй мя. А я и не знал досель, что лань ест змей, и безвредно. Когда вы мне сего желаете, буди мне по желанию оному, и я того желаю. Но опять повторяется – будем мы осторожны! Ибо и лань имеет характер осторожной бодрственности и легкой подвижности к устремлениям горним. Да воскреснет в вас Бог и расточатся врази Его в нас и окрест нас! Яко Тому Единому подобает всякая честь, слава, любовь и поклонение в наших сердцах во веки веков. Мне сказывали, что Волтерианцы имели девиз: ecraser l'infame! Отобьем у врагов сию пушку и обратим на их голову! Семя Жены да сотрет в наших сердцах главу змиеву! Простите меня ради Христа. Поручаю вас милости Божией, которой и себя самого предать желаю: там нам одно убежище. Я – одна немощь, одна грязь и сволочь всякой нечистоты, грех, осуществленный и суета; не прикасайтесь ко мне; иначе сами замараетесь в сажу! Простите; в нас хорошо, истинно хорошо, чисто, прочно и надежно то одно, что со Христом сокровенно в Боге, а не то еще, что мы в чувствованиях примечаем, и еще менее то, что мы в различных наименованиях даем примечать врагу спасения нашего. – Мир Божий да сохранит сердца ваши и помышления ваши в истине. Прочитайте первосвященническую молитву Иисуса Христа: Да вси едино будут, якоже Ты Отче во Мне и Аз в Тебе, так и тии в Нас едино да будут; – и притом вспомните, что говорит Ап. Павел: Умросте, и живот ваш сокровен есть со Христом в Боге. Итак, пусть в нас не только замрет, но и умрет всякое человеческое чувствование.

5

...Завтра день Ангела покойного Преосвященнейшего Иова, Святителя и отца моего. Если душа его, по неисповедимым судьбам Божиим, подчинена обыкновенному ходу и порядку в духовном мире, для новопреставльшихся установленному, то по преданию церковному она близка уже к совершению пути своего. Помолитесь о ней, ради Христа прошу, сегодня, завтра в особенности, да упокоит ее Господь в селениях праведных, и Ангел ее, думаю, молится о ней. Сегодня пели в церкви: Егда снисшел еси к смерти, Животе Бессмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества; егда же и умершия от преисподних воскресил еси, вся силы небесныя взываху: Живодавче Христе, Боже наш, Слава Тебе!

6

Благодать вам и мир от Господа нашего, Иисуса Христа. Его святого Тела вы приобщились и соделались удами тела Его. Его святою Кровию напоены, да в ней и Святую душу Его восприимете, и в душу свою введете: и Дух Его Святой да будет со духом вашим во всю вечность! Посылаю вам книжку Нила Преподобного по обещанию; предадим ее распоряжению промысла Божия. В сию ночь видел я сон, который решился и вам сообщить. Казалось, что в доме у меня мощи Святителя Димитрия Ростовского, и будто он воскрес к великому удивлению моему, смешанному с ужасом некоторым, и будто я вопросил его: Простит ли мне Господь согрешения мои, – и он отвечал: Простит. – Потом будто бы я привел к нему слепца вашего и вопросил, получит ли он зрение, а он, будто бы посмотрев ему в лицо, благословил его, и сказал: получит; почему он не идет в Ростов, Богу молиться? Наконец, будто бы я звал к нему одного ученика, который, в самом деле, пред масленицею собирался с домашними своими в Ростов на Богомолье, но не был там по обстоятельствам. – Простите меня ради Христа. Бог благодатию Своею да простит и помилует всех нас. Простите. Будем же просты, а иначе нельзя будет простить.

7

В настоящий день Ангела вашего, так вы помянулись в душе моей, что узы молчания моего, наконец, разрешаются. Мысль моя переносится в прошедшее и видит вас в зимней церкви Богоявленского монастыря при совершении литургии Божественной. Вы на себя не похожи; где та согбенная старость? Где дряхлость ланит? Где морщины, рукою времени, и как бразды плугом креста, на челе проведенные? Где немощь всех членов, в жезле ищущая подпоры? Вы распустились, как белая лилия, вы в обновленной юности, вы так прекрасны, вы так убрались, что я угадываю тайну вашего сердца. Не правда ли? Вы желаете, чтобы Единородный Сын Царя небесного возжелал доброты вашей? Веруйте же и радуйтесь: Его сердце уязвлено вечною к вам любовию. Будьте готовы к браку; да будут чресла помышлений ваших препоясаны истиною, и светильник любви ко Христу да пылает в сердце вашем неугасимо, питаясь елеем любви к меньшим братьям Его. Все возвещает о скором Его пришествии. Работайте Господеви со страхом, и радуйтеся Ему с трепетом. Когда крушение кораблю угрожает, тогда, как я слыхал, ввергают в море всякие тяжести, самые драгоценности, и всякий старается крепко схватиться за надежное древо. Емлитесь и вы за живоносное древо креста Господня; оно принесет душу вашу в радостное пристанище рая; еще же и плоть ваша вселится на уповании, ята, но не удержана будет во чреве китове. Отрешайся душа, искупленная ценою крови, отрешайся от мира земного. Проходи испытания последние, укрепляясь силою Божиею, и не смущаясь от преткновений немощи собственной, возводи со умилением око твое на Господа в сих преткновениях и уповай на Него. Когда врагу остается немного времени, тогда ярость его ужаснее неистовствует.

Но я не знаю, еще ли вы в сей юдоли слезной? Известите меня, с нами ли вы?.. Мне известно, сколь тяжкою скорбию посетил вас недоведомый, но премудрый и милосердый в судьбах своих, Промысел Всевышнего... Что делать? Буди воля Господня. Все объяснится, все в путях Божиих оправдается, когда Христос приидет судить живых и мертвых. Перестанем ронять слезы на землю, пусть лучше они восходят к Богу. Если же еще и естество своего требует, то, по крайней мере, будем сливать наши слезы с благословенными слезами Иисуса Христа, плакавшего над Лазарем. О, да снидет сия спасительная слеза Иисусова росою благодатного утешения в сердца ваши! Да освятит она, да управит в путь воли Божией, да обратит ваши слезы на омовение и убеление душ ваших, сотворенных для блаженного соединения с Богом на бесконечную вечность, в настоящем же веке искушаемых и очищаемых от всякой скверны, от пристрастия ко всему, что не есть Бог, от всего, что не может входить в царствие Божие.

Пред великим постом нынешнего года ехал я в Киев, а на пути в одну ночь видел во сне (может статься это и от врага было), нечто такое, что ясно указывало на удары, которые вы претерпели. Но я тогда был подобен испуганному и преследуемому псами оленю, который бегает в разные стороны. Вы, без сомнения, и от других многих слышали то же, что мог бы я написать в утешение ваше; между тем не преставал и я воспоминать о вас и усердно желать вам милости Божией. Но писать – было не время; и во всех других отношениях моих было тогда довольно странного, и для меня самого не довольно понятного. За всем тем, я, слава Богу, благополучен был, и теперь благополучен. Верю, что вы все за меня, недостойного, молитесь, по милосердию мною не заслуженному, и в сей уверенности нахожу утешение приятнейшее.

Возверзите печаль вашу на Господа,.. но могу ли словами помочь вам? Умолкаю и силу Божию призываю на вас.

Невеста Христова... друг ваш ожидает вас в царствии небесном: лучший же Друг и Спаситель человечества неотступно с вами находится. Да спасет Он вас благодатию Своею и да поможет претерпеть до конца в чистой любви к Нему, вере и верности…

8

Мир вам, раба Господня, где бы вы ни были, на земле ли, в вечности ли. Если вы еще на земле, то известите меня, прошу вас, о состоянии вашем, и внешнем, и, хотя отчасти, душевном. Что касается до меня, вы не ошибетесь, если будете представлять путь мой, по свойству самой службы, не разлучным со многими развлечениями; однако молитвы святых отцов и братий о Господе еще поддерживают меня так, что я вижу отчасти худое в себе и опасности вокруг себя и учусь, на себя не надеясь, уповать на единого Бога. Я никогда не забывал... вспоминаю о всех вас во время Божественной литургии и предаю вас милосердию Божию; надеюсь же, что и все вы поминали меня в молитвах ваших, хотя и не было переписки у нас. Но теперь, кажется, время другое; я желал бы получать от вас письма по временам, и платил бы долги по-немногу... Да будет со всеми вами, рабы Господни, милость и благодать Господа вашего, – наставляющего и укрепляющего на все благоугодное Ему и спасительное для вас...

9

Письмо ваше получено много; и в письме вашем та же мирная совесть, та же довольная всем, на камени веры утвержденная, преданность водительству Отца небесного просиявала, которую мы и прежде видели. Но вы, конечно, не прогневаетесь за то, что в это мгновение мысль моя обращается к незабвенной бабушку вашей, почившей в Господе от всех трудов и болезней земного странствия. Ни вы, ни я не думаем, что она умерла; а я уверен притом, что она и не совсем переселилась в вечную жизнь, но много Божественного добра, неразлучного с памятию о ее добродетели, оставила в душах, соединенных с нею не только узами крови, но паче единством веры в Господа Иисуса Христа, единством упования на заслуги Его, единством любви к Нему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших кровию Своею. Предпослав ее в царство небесное, вы, без сомнения, стремитесь за нею помышлениями и желаниями, посещаете и созерцаете жительство ваше на небесах; и общение ваше с духом бабушки вашей в Господе соделалось существеннейшим и обильнейшим Божиим благословением по тому самому, что оно сделалось невидимым. Впрочем, я полагаю, что вы получали по временам утешения и в видениях, из которых, если что впечатлелось в душе и не могло изгладиться, то с позволения чувства внутреннего и мне сообщите; а я простосердечно скажу вам, что далеко прежде письма вашего, когда я и не думал писать к вам, мне представилась в сновидении Княгиня В. А., сидящею под виноградом, который расстилался по устроенным и поставленным для него решетчатым перекладинкам; сияние света удивительного было великолепно и торжественно; неизреченное веселие изображалось на лице ее и внушающий благоговение характер святого детства, о котором Спаситель глаголет: «Если не будете как дети, то не возможете войти в царство небесное». Никогда в этом изречении Спасителя не открывалась мне мысль, которую я получил теперь. Надобно смотреть на спящих детей, чтоб видеть на лице их это слово Христово, написанное живыми чертами невинности и благодати св. крещения, эту врожденную идею детственности Евангельской, покоящейся в объятиях благости Божией, нашей всеобщей матери, и ссущей жизнь и радость в соединении с нею, – в бодрственном состоянии более или менее покрываемую разными беспорядочными движениями плоти и крови, – не говорю уже о том, что в детях это хочу всегда бывает искренное и цельное, и такому-то хочу со стороны грешного человека соответствует Божественное хощу во Христе Иисусе, Господе нашем, Коему слава во веки, аминь.

Если бы любопытство ваше, tres venerable, было столько взыскательно, что мне надлежало бы описать все происшествия, которые случились со мною на пути в Киев и в Киеве, и в общежитии Глинских братий, и на других поприщах странствования моего до настоящего пришельствия в пределах великолепного Алтая, – может быть, мой рассказ и не наскучил бы вам, но я, во-первых, отнял бы такое время у службы, за которое после было бы трудно ей получить вознаграждение; во-вторых, думаю, что любопытство у вас столько умерщвлено, что и не требует роскошной пищи; наконец, признаюсь вам, что хотя на будущее время не зарекаюсь всматриваться то в то, то в другое в прошедшем; но теперь на это не обретаю сердца; а скажу нечто о настоящем, если мы можем найти, уловить, удержать и показать один другому нечто такое, что могли бы назвать настоящим. И вот – в эту минуту приходит на память слово Ап. Иоанна из первого его послания: «Мир преходит и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает во век», – и слово Самого Спасителя, глаголющего: «Небо и земля мимо идет, а слово Мое не прейдет». Соедините в уме сии изречения с тем свидетельством Ап. Иакова, которым он утверждает, что в Боге нет никакого изменения и ни тени перемены; и таким образом откроется, что настоящее наше в едином Боге и в святой воле Его, и что все прочее есть преходящее, и что верующий постольку находится в настоящем, поскольку пребывает в Боге и в святой воле Его, и поскольку пребывает в нем Бог и святая воля Его: это – вечная жизнь...

10

Благодарю вас за ответ ваш и в особенности за то, что вы так скоро ответствовали, в чем я вам подражать желал бы, но не надеюсь, что буду всегда иметь успех. Отчасти и я так сделал теперь; то есть отзыв вашей души, достигшей меня в органе буквы, в то же время как зрение пробегало по ней, получал уже ответ мой, который состоял в чувствованиях и мыслях: но вы могли ли слышать его? – Описание состояния, в котором Кн. В. А. находилась в последние дни свои, напомнило мне о кончине Иоан. Арндта; он, отходя в вечность, также был погружен в самозабвение некоторого рода; и когда потом пришел в себя, то говорил в торжестве духа, изображавшемся на лице: «И видехом славу Его, славу яко Единородного от Отца, исполнь благодати и истины». Таким образом душа, которая веровала тому, чего не видела, прежде в глубине основания своего имела Божественное свидетельство об истине того, чему веровала, – потом открыто ей, что вера сердца ее действительную имеет существенность вне ее, соответствующую ее внутреннему убеждению, и это новое свидетельство, которым оправдывается и утверждается первое, дает христианину характер свидетеля Иисусова, чтобы он, получив награду в видении за веру свою, укрепил своим свидетельством еще идущих стезею веры, и нередко ослабевающих в духовной брани с миром и князем его, который должен быть изгнан; чему положено и начало в смерти Господа и Спасителя нашего, продолжающееся и долженствующее совершиться страданием членов его. Не надлежит ли нам благодарить Его за сии подкрепления, которые нам посылаются, без сомнения, мерою Его премудрости? И когда видим, что наши братья и сестры в Господе верою одерживают победу, и за победу получают венец жизни; тогда мы не должны ли с ревностнейшим усердием восприимать всеоружие Божие, и, подвизаясь против греха, стоять до крови и пребывать верными Господу Богу до смерти?..

11

Благословения Божия желаю вам к продолжению начатого делания, и надеюсь, что труд будет соединен с разнообразною пользою и утешением, как для вашей души, так и для братий ваших о Господе! Меня радует уже и та мысль, что провидению Всевышнего было благоугодно ввести вас в одно со мною служение, и что дело сего служения сообразно настроению ваших мыслей и чувствований, воспитанию вашему, уединению, и, если не ошибаюсь, назначению вашему. Итак, да будет оно благоугодно Господу и приятно вашему сердцу! Между тем вспомним слово мудрого мужа, паче же самой Премудрости: «Чадо! Аще приступаеши работати Господеви, уготови душу твою во искушение»: – вот и я теперь в таком нахожусь искушении, что состояние мое подобно морскому волнению, и между сими волнами, воздымающимися до облаков, показываются чудовищные звери, показываются и скрываются в глубинах... я всё остаюсь в том же мраке. Впрочем, я не назвал бы этого мраком, если бы часто внешним обстоятельствам не соответствовала печаль, в которой все представляется мне печальным.

Благодарю вас за усердную и тщательную работу. С Богом, раба Божия, вперед! Да укрепляет вас Отец светов духом истинно и действительно княжеским (Пс. 50:14), и пусть сей благородный дух свободы Евангельской, пусть сия простосердечная любовь к Господу Иисусу Христу полагает печать свою на произведения вашего слова... Я не хвалю вас, но хотел бы как-нибудь ободрить и порадовать вас; и в этом недоумении предаю вас Самому Богу и благодатному слову Его, чтобы Сам Дух Святой, благий Утешитель, пребывая с вами, исполнял вас радостию о Господе, которая и есть сила наша (Неемии 8:10).

Да поможет Господь немоществующей матери вашей... Говорите ей по временам о венце, уготованном в небесном царствии любящим Господа. Скажите и от меня, хотя сия истина и не есть моя собственная, скажите, что надежда есть добродетель Религии Иисуса Христа, и что сею добродетелию она отличается от всех суеверий. Но и за самою надеждою не надобно ли приходить, как ежедневно несколько раз за водою, к источнику, к Самому Господу Иисусу Христу стезею молитвы, с почерпалом преданного Ему сердца. И не Сам ли Он – наша надежда, так как и мир, и искупление, и оправдание пред Богом, и праведность Божия, и премудрость, и здравие всего существа человеческого, созданного по образу Божию, и жизнь, и нетление, и спасение? О сем надлежит радоваться верующим во имя Его, и сею радостию услаждать горесть болезней и других неприятностей, необходимых в жизни земной, чтобы можно было с терпением пить врученную от Всевышнего чашу... Не правда ли, что прежде согрешила душа, и потом яд греха разлился и на телесный состав? Так и исцеление благодатию Божиею, которой слово Божие или Евангелие есть проводник, совершается прежде в душе, а потом и самое тленное тело сие облечется в нетление и сделается сообразным прославленному телу Иисуса Христа, и тогда сбудется в нем слово написанное: Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа? В святых мощах Своих угодников проявляет Господь луч свидетельства в подкрепление и утешение нашей веры в сию утешительную истину.

12

Берегите здоровье, искренно почитаемая мною раба и невеста Христова! Телесные силы – суть органы душевных, духовных, Божественных; и когда первые расстроены, тогда последние или снова расстраивают их, или обращаются к органам другим благоустроенным, чтобы действовать посредством их; что касается до вторых и третьих, – тогда они или совсем не действуют, или действуют достойным жалости образом. Берегите здоровье, чтобы прославлять Бога и душою и телом, чтобы служить, и делать как можно больше добра человекам, и чтобы наслаждаться видениями славы Божией, открывающейся созерцанию и радостному удивлению в делах натуры: я пишу об этом потому, что вы в последнем письме о своих немощах говорите, и потому что, чем более сам приближаюсь к старости, тем чувствительнее скорблю о беспорядках в прошедшем, которое само собою невозвратимо, но вечностию блаженства, истины, чистоты, правды, нетления, приобретенною для нас Иисусом Христом, вознаграждается, восстановляется и воскресает; в этом одном наше успокоение. Не торопитесь же, не изнуряйте себя в занятии, которое я предложил вам для того, чтобы и вы находили в нем духовную пищу и утешение, и укрепляясь в духе, подкрепляли бы им и телесную жизнь, и чтобы также служением вашим, если Господу будет благоугодно, и ближние наши воспользовались, усвоивши добрые и полезные чувствования, мысли и правила, составляющие содержание книги, которую вы переводите.

13

Предметы, о которых я хотел бы рассказать вам в этом письме, толпятся пред мысленным взором, но чувство души обращается к болезненному состоянию вашему, и побуждает об этом говорить прежде всего; а что скажу, кроме того только, что мне прискорбно, хотя знаю, что жизнь земная, со всеми своими радостями и скорбями, ничего не стоит в сравнении с вечностию блаженства, принадлежащего верующим в Единородного Сына Божия Иисуса Христа, и на Него возлагающим все свое упование, – хотя знаю, что вы веруете в Него, и что вера ваша не мертвая и бездейственная, но любовию к Нему и к человекам оживлена и плодоносна. Итак, я имею основанную на свидетельствах и верных обетованиях Божиих надежду, что вам уготовано место упокоения в небесном царствии, уготовано Тем, Кого любит ваша душа, и Кто сказал: «В дому Отца Моего обителей много; Я иду приготовить место вам». Но мы не были первоначально предназначены умирать; смерть со грехом вошла в человеческий род; и если бы первые человеки не согрешили, то восхождение человечества в высшую жизнь совершалось бы безболезненным образом. Вот почему память смерти горька во всяком случае, и нет обычая между самими христианами поздравлять болящих с болезнию. Отсюда, без сомнения, происходили и святейшие слезы Иисусовы о друге Лазаре, хотя, я думаю, что сей родник открыт состраданием и сочувствием сердца Иисусова с сердцами сестер Лазаревых и всех друзей, принимавших в печали их искреннее участие. Ибо сказано, что Иисус, когда увидел Марию плачущую, и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам огорчился духом, и возмутился, еще немного, – и прослезился: ибо сердце Иисусово было в союзе и сочувствии с человечеством искупляемым и спасаемым; и как Ап. Павел говорит, что и в нас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе, то сей же Апостол в другом месте сказал: радуйтесь с радующимися, плачьте с плачущими. Но не правда ли, что душа богатая любовию Божиею оплакивает и неплачущих? Грех разобщает сердце человеческое с человечеством; и хотя бы это сердце хотело плакать о бедности человечества, однако не может этого делать, и бывает само достойно слез милосердой молитвы другого сердца, связуемого союзом любви с сердцем Иисуса Христа, и в Нем со всем человечеством. Поминайте меня в св. молитвах ваших в благоприятное время.

А. М.

14

Слава Богу, что вы благополучно прошли искушение; и ныне, как мне кажется, в спокойнейшем устроении укрепляетесь словом Божиим и молитвою, чтобы и всякие другие испытания принимать мужественно, добрым подвигом подвизаться, пробегать страшное поприще, взирая на Иисуса, Начальника и Совершителя веры, Который вместо предлежащей Ему радости претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия, – и в верности супружескому союзу вашему с небесным Женихом и Богом сердца вашего до конца пребывши, получит от Него венец блаженства и славы, приготовленный тем, кои любят Его, сражаются под Его предводительством и побеждают с Ним. Ибо без Него мы ничего не можем делать, как Он и Сам глаголет, предохраняя нас от гибельной самонадеянности; а где самонадеянность, там и гордость; гордым же противится Бог, и душа только тогда может иметь общение с Ним, и получать благодать Его, когда она в смирении, т. е. в истине: потому что надеющаяся на себя гордость твари есть неправда и ложь; а когда тварь знает и чувствует, что она сама по себе есть ничто, а Бог дает ей жизнь, дыхание и все, и держится Бога во внутреннейшем своем, как былинка – земли родной корнем своим, чтобы жить Его жизнию, возмогать и расти Его силою, и плод приносить Его благословением, тогда она в порядке и истине. Утверждаться таким образом в истине помогают вам разные неприятности, которых вы без сомнения не лишены, и которые постоянно содержат вас в состоянии брани, хотя большого сражения не составляют; а, впрочем, можно и на сих ошибках потерять жизнь или в плен попасть: посему в сердце нашем всегда должно быть слышно сие воззвание Иисуса Христа: бдите и молитесь, чтоб не впасть вам в искушение... Я хотел бы в молчании внимать возвещаемым твоею душою истинам и словам истины; и когда будет литься из глубины Богу преданной души твоей слово благое и чистое, в то же время пусть оно и в недро сердца твоего входит и питает вечную жизнь в тебе по вере твоей в Самосущее Слово Божие, явившееся человекам в человеческой плоти...

А. М.


Источник: Письма покойного миссионера архимандрита Макария, бывшего начальником Алтайской церковной миссии : Книга первая. - Москва : Университетская типография, 1851. – 206 с.

Комментарии для сайта Cackle