архиепископ Макарий (Миролюбов)

Историческое описание Красногорского монастыря

Содержание

Часть первая Глава первая. Местоположение и внешний вид монастыря Глава вторая. Основание Красногорского монастыря Γлава третья. Принесение в Красногорский монастырь иконы Грузинской Божией Матери Глава четвертая. Средства Красногорского монастыря Глава пятая. Внутренняя жизнь Красногорского монастыря Глава шестая. Нравственное влияние святыни Красногорского монастыря Часть вторая Глава первая. О чудесах, происшедших от святых икон Божией Матери – Владимирской и Грузинской – в Красногорском монастыре Глава вторая. Чудеса от св. иконы Божией Матери Грузинской Глава третья. Чудеса, совершившиеся в Москве от списка (копии) чудотворной иконы Грузинской Божией Матери Глава четвертая. Настоятели Красногорского монастыря I II III IV V, VI и VII VIII IX X XI–XII XIII XIV–XV XVI Приложение 1. Грамоты Красногорского монастыря Список с грамоты об отводе места Черной горы на основание Красногорского монастыря Список с дозорной памяти об осмотре места и зданий строющагося монастыря Грамота Исидора митрополита Новгородскаго на построение и освящение перваго храма в Красногорском монастыре Список с грамоты Царя Михаила Феодоровича об осмотре Черной горы Подлинная грамота Царя Алексея Михайловича об отпуске старца или вкладчика в Сибирские города с чудотворною Грузинскою иконою Божией Матери Грамота Царя Алексея Михайловича на открытие рыбных и звериных промыслов и выдаче из казны пособия Грамота его же на свободный пропуск посылаемых от монастыря Приложение 2. Хронологический список настоятелей монастыря  

 

Часть первая

Глава первая. Местоположение и внешний вид монастыря

На правом берегу реки Пинеги, в расстоянии 195 верст от г. Архангельска и 16 от небольшого уездного городка Пинеги, на высокой горе, находится один из древних монастырь Красногорский. Скромная по виду, не богатая по средствам обитель Красногорская не представляет ни изящества архитектуры, ни блеска и роскоши украшений; но естественная красота природы сообщает монастырю тот прелестный вид, от которого он справедливо заслужил название Красногорского. Раскинувшаяся далеко на север гора возвышается под ним на полторы версты. По склонам горы вокруг него тянутся поля, луга, врезываясь в лес или изгибаясь полукругом, принимают разнообразный вид и форму; густой величавый лес стелется зыбью к основанию горы, то останавливаясь пред рекой, то исчезая в пространстве на запад. В 3–4-х верстах по сторонам приветливо ютятся селения, благоговейно взирая с подножия горы к престолу Богоматери.

Благоговение западает в сердце при взгляде на величие и святость места, избранного по воле Царицы Небесной в основание обители. Здесь живее представляется сознание величия Божия и своего недостоинства, равно и той бездны зол житейских, которая заграждает восход к небожителям, но и сильнее является надежда на помощь царицы небесной. Такие чувства пробуждает место святой Красногорской обители.

В Красногорском монастыре два храма: один каменный, в связи с такой же колокольней, во имя чудотворной Грузинской иконы Божией Матери с приделом и для чудотворной иконы Владимирской; другой деревянный, ветхий, стоит отдельно с западной стороны над вратами монастырской ограды, в честь Похвалы Божией Матери. По ту и другую сторону между ними находятся помещения монашествующих: два каменные одноэтажные дома с правой стороны, деревянный и гостиница с левой. За оградой на запад стоит ветряная мельница, а к северу отдельно дворы конский и коровий.

Красногорский монастырь заштатный, содержится без пособия казны производительностью сельского хозяйства, т. е. обработкой данной в надел земли, и пожертвованиями благотворителей. Не пользуясь славой известных монастырей России, он, однако же, имеет историческое значение, прославлен чудотворениями находящихся в нем св. икон Божией Матери Владимирской и Грузинской.

Глава вторая. Основание Красногорского монастыря

Черная гора. Христианство на севере. Принесение списка чудотворной иконы Владимирской. ИгуменМакарий (в мире Священник Мирон). Отвод места под монастырь. Утверждение братства. Постройка первого храма. Первобытное состояние монастыря.

Нынешний Красногорский монастырь в первое время своего существования назывался Черногорский. Приведенная в настоящий вид прекрасная местность горы до 1603 г. представляла чащу непроходимого леса, бывшего жилищем зверей. По тому впечатлению, какое производил угрюмый вид высокой лесистой горы, она носила название «Черная гора», и монастырь впервые на ней построенный – Черногорский. Настоящее название Красногорского монастырь получил впоследствии от приятного вида, сообщенного местности производительным трудом, не ранее 1633 года, когда Ярославский купец Егор. Лыткин церковь прекрасную воздвигнул, чудотворные иконы жемчугом и драгоценными камнями украсил, снабдил храм приличной утварью и книгами.

Но свет во тьме светится. Господь Бог благоволил прославить место Черной горы избиранием в селение своей Пречистой Матери. Черная гора в очах Божиих имела особенное значение, должна была прославиться принесением чудотворных икон Божией Матери, дабы явлением знамений и чудес, от них исходящих, утверждает св. веру православную. И просвещенный верою ум, не может не признать здесь действия промысла Божия, устрояющего спасение избранных своих.

Матерь Божия, по неложному обещанию своему, данному Апостолам, не оставляет прибегающих к ее заступлению и своим покровом осеняет мир христианский. Но особенно велики милости ее православным. Сколько знаков видимого ее благоволения к ним в посредстве источающих чудотворения св. икон! Явлением и чудотворениями икон Божией Матери ознаменованы православные страны востока и России. Дальнему северу Архангельской губернии суждено позднее обрести эту святыню.

Исторические сведения о крае нынешней Архангельской губернии начинаются с IX века, когда земля ее вместе с Вологодской, Вятской и Пермской губерниями, входили в состав древней Биармии или Пермии. Племена, ее населявшие: лопари, корелы, зыряне, самоеды и югра. Господствующим же народом был заволоцкая чудь, это многочисленное и далеко распространенное финское племя, поклоняющееся идолу Иомале, частью вытесненное отсюда, частью обращенное в христианство дружинами и переселенцами новгородскими от XI до XV века, при постепенном покорении земли Новгородцами. Первыми представителями христианства были здесь новгородские поселенцы. Новгородские архиепископы, князья, посадники, бояре и все знатные новгородцы приобретали земли, леса, реки, озера и при них рыбные и звериные промыслы, и посылали туда своих рабов или нанимали вольных русских людей и половников, приглашали также промышленников. Так образовались в нынешней Архангельской губернии мало-помалу небольшие русские селения.

По мере появления русских селений устроялись и церкви. Уже в XII веке на Пур-наволоке видим обитель Архангела Михаила, основанную по грамоте Архиепископа Иоанна (1110–1130), с целью распространения христианства. Но в общей сложности церквей и монастырей, в первые века поселения здесь Новгородцев, было еще мало, потому что распространение веры Христовой между туземцами не было дело веча новгородского. Новгородцы смотрели на северный край только как на источник богатства. Заинтересованные личными выгодами, они на перерыв один перед другим устремлялись туда с разных сторон и разными путями для приобретения вотчин и угодий. В свою очередь не оставляли без внимания выгод, доставляемых северным краем, и князья Московские, но всячески старались отнять его у новгородцев, что было причиной вражды и не однократной войны между князьями московскими и новгородскими, и владения новгородцев не раз переходили из рук в руки, под державу то новгородскую, то московскую. При таком ходе событий христианство в своем распространении встречало препятствия и задержку.

Более прочное устройство северного края, как в церковном, так и в гражданском отношении началось только с XV века, особенно с падением Новгорода в 1478 году, когда все его области, и в том, числе земля Двинская, сделались достоянием государей московских. С этого времени в ней появляются многие селения, расширяется промышленность и торговля, вместе с тем устрояются церкви и монастыри. Иноки идут в новопокоренную страну и заводят св. обители, распространяя чрез них свет христианства среди племен языческих.1

Новгородские митрополиты, во власти коих в церковном отношении находился северный край, посылали к новопросвещенным священников, делали распоряжения о постройке церквей и монастырей.

Насажденная таким образом вера христианская утвердилась на севере России особенным действием промысла Божия. С распространением христианства в Кевроле, прежде уездном городке, ныне селении Пинежского уезда, проявляется чудодейственная сила Божией Матери от списка иконы ее называемой Владимирской. Здесь Божией Матери угодно было открыть свою волю на перенесение ее иконы и основание Красногорского монастыря. Проводником этой Божественной воли был игумен Варлаам, а исполнителем священник Мирон. Им св. икона поставлена на указанной горе, дабы светильник веры не оставался под спудом, но освещал славою чудес дальний край севера.

При взгляде на прекрасное местоположение Красногорского монастыря, приютившегося на вершине высокой горы, мысль несется в дальний Афон и находит подобие ему в окраинах севера. Как на юге Матерь Божия приняла под кров свой гору Афонскую, так на севере по Ее же изволению прославляется Черная гора. Как там, в обителях невидимое присутствие Ее ознаменовано в образе Иверской, Троеручицы и многих других чудотворных икон; так и здесь явлением Ее чудодейственной силы в образе св. икон Владимирской и Грузинской ознаменована обитель Красногорская.

В рукописном сказании о принесении на Черную гору чудотворных икон Владимирской и Грузинской Божией Матери сказано, что Игумен Варлаам, служивший в храме Воскресения Христова, Кеврольские десятины, имел у себя чудотворную икону Владимирской Божией Матери. На старости лет он думал передать ту св. икону одному благочестивому мужу, но поступил иначе по явлению во сне световидные некие жены, сказавшей: «почто мыслиши отдать св. икону мужу не искусну, но отдай ю вдовосну попу Мирону и повели отнести на Черную гору и строити пустыню монастырь». Явление это было 1603 года в один из воскресных дней, после утрени, когда Варлаам уснул легким сном.

Сказание это, подтверждаемое надписью, рукой того же игумена на иконе сделанной, дает понять, что мысль об основании Красногорского монастыря внушена свыше и что игумен Варлаам был ее проводником. Открытая ему воля Божией Матери была ясна; недоумение состояло лишь в отыскании лица священника Мирона и места Черной горы, ему неизвестных; но скоро и то объяснилось. В том же 1603 году, по случаю сбора церковных святительских оброков, в Кевролу приходит священник Мирон, служивший в Юрольском приходе, что на левом берегу реки Пинеги, в 2-х верстах от названной Черной горы. По совету и убеждениям игумена, священник Мирон становится исполнителем воли Божией Матери, принимает чудотворную икону, причем рукой игумена Варлаама на обратной стороне сделана следующего содержания надпись: «Божиею милостию и молитвами Превятыя Богородицы, Ея явлением, Воскресенский игумен Варлаам, Кеврольския десятины благословил вдоваго попа Мирона образом Пречистыя Богородицы сея иконы, и по ея явлению велел строити пустыню монастырь, в Черной горе, где она произволила». Эта надпись на оборотной стороне иконы, в Красногорском монастыре находящейся, значится и ныне; хотя некоторые черты букв изгладились, но разобрать можно. Величина иконы 7 вершин длины и 5 ½ ширины.

За недоступностью Черной горы в зимнее время принятая Мироном св. икона принесена в церковь святителя Николая, Юрольского прихода; на гору же принесена летом 1604 года и поставлена у водруженного им креста в досчатой ограде, нарочито им для сего устроенной. – Гора, на которой стоит Красногорский монастырь, на северо-восточной стороне образует два холма – нижний и верхний, пересекающиеся не широкой долиной; на первом из них стоит древнее изображение распятия Господня. Здесь-то, по преданию впервые находилась принесенная на гору св. икона и в таком виде без присмотра оставалась до 1606 года; только священник Мирон, в летнее время, не переставал посещать гору для молитвы, прилагая заботы и труды по расчистке места. Основание монастырю положено на верхнем холме, потому что здесь, как говорит тоже предание, слышались звон и пение.

Доброе дело нашло поддержку и помощь в лице монаха Ионы, который, в смутное время самозванца Гришки Отрепьева, от гонений за веру поляков и литовцев, удалился из Москвы в пределы Архангельской губернии и странствовал по селениям нынешнего Пинежского уезда. В тоже время священник Мирон, по совету игумена Варлаама, принимает монашество и им постригается под именем Макария, вскоре за тем положившего основание Красногорскому монастырю.

Преданный воле Божией священноинок Макарий видел свое призвание. Постоянством труда и терпения он начатое дело приводит к концу.

Избранная под монастырь местность не представляла на первых порах выгодных условий для жизни, много требовалось труда, чтобы приспособить землю к производительности; и вот начинается расчистка лесов, мало-помалу образуются пашни, луга. Но без права, законным порядком утвержденного, владение землей и труд не были ограждены от сторонних притязаний. Требовалось ходатайство на отвод и закрепление избранного места монастырю. Священноинок Макарий в 1606 г. челобитной в Москве, испрашивает на то позволение Царя. Василий Иоаннович Шуйский, грамотой 28 августа 1606 г. на имя земского судьи (наволок Пинежский) Ивана Назарова, избранное под монастырь (на Черной горе) место утвердил с взносом в казну 5 алтын; причем велено определить количество земли, кто владеет ею и за какую плату. По сему Волокопинежский выборный судья Иван Назаров доносил, что на Черной горе расчищено пахотной и сенокосной земли для возделывания годной десять десятин, половина земли пахана, другая под лесом не очищена, и что оброку в казну за всю ту землю следует с черного попа и Макария 10 алтын, в чем и взята с него поручная запись на владение Черной горой со взносом оброка в казну. Количество и границы данной в надел монастырю земли точнее определены грамотой Царя Михаила Феодоровича 1631 года: "за монастырем пашни паханые, худые земли три чети в поле, а в двух по тому же, сена меж поль и по конец поль десять копен, лесу не пашенного десятина, да новорасчищенной земли от ручья Бобровца по Черной горе к Малетине до Ворги, да речка Кумечева с сенными покосы и наволочки, стараго оброку десять (10) алтын, пошлин 3 деньги, а межа черногорскому монастырю и пашни с нашими крестьяны волока Пинежскаго с деревнями Плешковскою и Малетинскою, от Черногорокаго монастыря вниз, по реке Пинеге владеть по Бобров ручей, что течет меж Василевского починка и монастырския земля, а в верхнюю сторону Пинегу реки и Малетинской Ворги по глубокий Коровий ручей, что течет в Пинегу реку, владеть игумену с братиею до тем межам по Черной горе и землю распахивать, а что под Черною горою наши земли от Бобровца до Ворги, игумену с братиею не владеть». Но при всем том утвержденная за монастырем земля подвергалась притязаниям и захвату.

Строитель Сергий в челобитной 1650 года писал Царю Алексею Михайловичу, что многие близ монастыря живущие крестьяне вступаются в монастырские земли и убытки чинят. Так крестьянин Малетинской деревни Иван Афанасьев, условившийся с игуменом Макарием на 15 лет расчищать лес, распахивать землю и ставить сено до нижнюю сторону монастыря от Бобровца до глубокого ручья и в гору до болот, из третьей части выгод урожая, не только условия нс выполнил, но и хотел обратить всю ту землю в свое владение, по сему и просил Царя и составителей писцовых книг о записи за ними монастырской земли, давши ей в своей просьбе ложное название «Васильев починко», потому, что прежде будто бы ту землю распахивал и двор поставил Василий Шелутко. Только исследование дела на месте раскрыло обман; земля возвращена монастырю и занесена в писцовые книги Мирона Вельяминова. Притязания на монастырскую землю возобновлялись впоследствии от крестьян Валдокурского прихода, возникли пререкания, споры, иски, суды, стоившие немало хлопот и издержек монастырю. Конец беспорядкам положил Царь Алексей Михайлович. Грамотой 1659 г. он подтвердил все данные прежде нрава Красногорскому монастырю на владение землей и строго повелел, чтобы крестьяне и всякие воровские люди от монастыря были отрезаны и границы их точно обозначены.

По возвращении из Москвы с грамотой Василия Иоанновича Шуйского, которой велено записать Чорную гору за иеромонахом Макарием, он отправляется в Новгород испросить благословение митрополита на постройку храма и основание монастыря. Митрополит Исидор, утвердивши братство предположенного Черногорского монастыря, произвел Макария в игумена, выдает антиминс на освящение храма и другие потребности церковные, при грамоте своей от 20 октября 1608 года.

Между тем монах Иона при содействии благочестивых людей расчистил место для храма, заготовлял лес и построил келью. В 1607 году положено основание первого храма, а к осени следующего 1608 г., когда Макарий возвратился из Новгорода, постройка его была уже окончена, и храм, при участии ближайшего сельского духовенства, торжественно освящен во имя Пресвятой Богородицы честные ее Похвалы. В то же время приобретено четыре колокола в 14 пуд, которые за неимением колокольни были довешены на двух столбах; построено две кельи, где жили три старца и три работника. С течением времени число монашествующих и строений возрастало. Между 1622–1629 годами находилось, кроме игумена, 9 человек братии, жившие в особых кельях, и трое работников крестьян, имевших отдельный крестьянский двор.

Таким образом, Красногорский монастырь основанием своим обязан постоянству труда и терпения игумена Макария (в мире священника Мирона).

Не привлекательный на вид, скудный постройками, бедный по средствам и малочисленности братии, Красногорский монастырь в начале существования своего представлял убогую пустынь, со всех сторон огражденную высоким, густым лесом. Первобытный вид и его состояние в писцовых книгах Мирона Вельяминова изображается в следующих чертах:

«На волоку Пинежском Черногорский монастырь, а в монастыре деревянная церковь Похвалы Пресвятой Богородицы с папертью. В церкви образа: Похвалы Пречистой Богородицы на золоте умиления ее, Воскресения Господня, Пречистой Богородицы Одигитрии; царские двери, столпцы и сень на празелени, деисус, под ним одиннадцать образов, да пятнадцать образов пядничных, против деисуса два медных паникадила; в алтаре за престолом образ Пречистой Богородицы на празелени, евангелие Московской печати в бархате, евангелисты серебряные под золотом, три креста воздвизательных деревянных, крест выносной, да пять разных образов, сосуды церковные: потир, дискос и лжица оловянные; ризы полотняные, оплечья черного бархата, епитрахиль, крашеные ветхие, кадило медное, книг два октоиха на восемь гласов Московской печати, два Апостола, один Московской печати, другой письменный в полдесть, две псалтири, одна в полдесть Московской печати, другая письменная, часовник печатный, устав письменный в десть листа, книга сборник в полдесть, святцы, ирмологий, два каноника; на колокольнице четыре колокола, в них весу 14 пуд. В монастыре же в келье игумен Макарий, да девять келий братских и служних, а в них девять братов; за монастырем двор коровий; пашни монастырские средние земли осмнадцать частей с третником в поле, а в двух по тому ж, сева меж поль и по конец поль пятнадцать копен; починок Марковской, а в нем во дворе крестьянин Марко Тимофеев сын Клыков, у него два сына Артемко да Исачко; пашни паханые худые земли три чети в поле, а в двух по тому ж; сена меж поль и в конец поль десять копен; лесу не пашеного десятина, да новорасчищенные земли от ручья Бобровца по Черной реке к Малетины до Ворги, да речка Кумечева с сенными покосы и наволочки. Старого оброку десять алтын три деньги».

В таком непривлекательном виде представляется Красногорский монастырь за первое время существования, но, тем не менее, все это носит отпечаток постоянного труда иноков.

Терпение и труд на всем кладут свою печать. Деятельная жизнь с течением времени сообщила местности производительность и живописный вид, увеличила и средства монастыря.

Γлава третья. Принесение в Красногорский монастырь иконы Грузинской Божией Матери

Нина-просветительница Грузии. – Чудотворная Грузинская икона Божией Матери, внешний вид ее. Внешнее благоустройство монастыря.

С 1629 года настает новый период в истории Красногорского монастыря. Убогая Черногорская пустынь, – как именовался Красногорский монастырь в грамотах Новгородских владык, – облекается в приятный вид: дико растущий лес сменяется лугами и пашнями; воздвигаются один за другим лучшие по виду и прочности св. храмы, строятся новые кельи, дворы, амбары, мельницы, число братства возрастает, улучшаются средства и благосостояние монастыря. Принесение чудотворной иконы Грузинской Божией Матери, привлекая богомольцев, и вызывая теплые молитвы к заступлению Царицы Небесной, располагало к приношениям и жертвам на монастырь.

Принесенная в Красногорский монастырь чудотворная икона Божией Матери названа Грузинской по имени страны Грузии, в которой до того времени она находилась.

Грузия, или Иверия, просвещена светом учения Христова в 343 году по Р. Хр. благочестивой девицей Ниной, происходившей родом из города Иерусалима. Живя в Иерусалиме, Нина слышала о язычестве жителей Иверии от иудеев, там поселившихся и приходивших в Иерусалим на праздник Пасхи. Частые рассказы об Иверии возбудили в сердце Нины сильное желание посетить эту страну и просветить жителей ее светом Евангелия. По прибытии в Иверию Нина пронесла учение христианское по всей стране той и, подкрепляемая силой чудотворений, обратила ко Христу царя Мариама и его подданных. Император Константин Великий прислал в Иверию патриарха Антиохийского, который крестил уверовавших и назначил епископа в Иверию. С тех пор Иверия, или Грузия, сделалась христианской страной; много в ней было воздвигнуто храмов Божиих, монастырей, в которых хранилась святыня первых веков христианства. Там находились: драгоценная риза Христа Спасителя, сделанная, по преданию, чистейшими руками Пресвятой Девы Мария, когда она воспитывалась в храме Иерусалимском, или тот хитон, о котором воины, разделившие при кресте на четыре части другие одежды Его, бросали жребий, чей будет (Ин.19:23–24), и чудотворный образ Божией Матери, названный в последствии Грузинским.

Когда в 1622 году Грузию покорил персидский шах Аббас, храмы Божии были разорены и осквернены, святые иконы поруганы и уничтожены, а некоторые, и в том числе находившаяся там риза Христа Спасителя, разграблены и для продажи отправлены в Персию. По возвращении от победы, риза Спасителя тем же шахом послана в дар царю Михаилу Феодоровичу 25 марта 1625 года в драгоценном ковчеге. Ныне она хранится в Московском Успенском Соборе. Таким образом, в числе прочих захваченных священных вещей доставлен в Персию и чудотворный образ Божией Матери (Грузинский).

В то время находились в Персии по торговым делам Русские купцы, у которых вывозимые Персами священные вещи находили выгодный сбыт. Для продажи одному из них, приказчику Ярославского купца, Егора Лыткина, Стефану Лазареву принес Персиянин икону Пресвятой Богородицы Одигитрии, украшенную серебром и золотом, зная, что Русские благоговейно чествуют священные изображения и весьма дорожат ими. Благочестивый Стефан с великой радостью купил принесенную к нему св. икону. Между тем как это происходило в Персии, в Ярославле купцу Егору Лыткину открыто во сне: «Приставник имения твоего Стефан, сый в Персиде, купи тебе бесценный бисер, егда же принесет к тебе, ты же посли его в Двинскую область в Черную гору». Непонятное вначале явление это вызвало Лыткина на размышление и совет с московским патриархом Филаретом. Но дело объяснилось само собой. Вскоре возвращается из Персии и Стефан Лазарев с иконой Божией Матери, им купленной. С радостью принял Егор Лыткин бесценный бисер – святую икону, и, признавши удивительное стечение обстоятельств выражением воли Божией, по совету и дозволению патриарха, он немедленно отправляется в предназначенное место, и своими руками, 22 августа 1629 года, приносит чудотворную Грузинскую икону Божией Матери в Красногорский монастырь. День принесения св. иконы для монастыря был торжественным праздником. Праздник этот принят православной церковью, и с 1650 года состоит в ряду местночтимых чудотворных икон Божией Матери. После свидетельства, бывшего по наряду новгородского митрополита Никона, о чудесах, совершившихся от святой Грузинской иконы Божией Матери, им утверждено и празднование в честь ее и дана на сие грамота Холмогорскому поповскому старосте Трофиму Рогуеву. «Бил нам челом строитель старец Сергий с братией, что в нынешнем 7158 году по самому указу был у них в том Черногорском монастыре и о тех чудесах свидетельствовал и то де свидетельство о образе Пречистой Богородицы Грузинской подано нам, а указу от нас о тех чудесах и о празднестве Пречистые Богородицы образа Грузинские им Черногорскому строителю старцу Сергию с братией в которое число праздновать не указано. И мы великий господин преосвященный Никон митрополит Великого Новограда и Великолуцкий Двинского уезду Черногорского монастыря строителя старца Сергия с братией благословил и велел праздновать в той Черногорской пустыни, в храме Пречистой Богородицы, образа Грузинского августа в 22 число на память священномученика Агафоника. И как к тебе сия наша грамота придет, и ты бы в Двинском уезде в Черногорской пустыни велели праздновать Пречистой Богородицы образ Грузинский и на Холмогорах, и во всем Холмогорском уезде августа в 22 число на память священномученика Агафоника, да о том к нам отписал в Великий Новгород, а сию нашу грамоту отдал бы Черногорского монастыря строителю старцу Сергию. Писана на Москве на Новгородском подворье лета 7158, февраля в 8-й день».

В каком виде принесена в Красногорский монастырь св. икона, это видно из описания ее, сделанного в письме Егора Лыткина.

«1629 года августа 22 дня Пречистой Богородицы Похвалы в дом поставил образ Пречистой Одигитрии, что из-за моря, из Персидской земли вывезен, письмо греческое, обложен образ весь серебром резью, венцы, средина и поля, и позолочен весь оклад почестным золотом, а подложен тот образ канвой алой, цена всему окладу четырнадцать рублей». Величина иконы длиной 10-ть и шириной 7 вершков.

Новгородский митрополит Киприян, по поводу принесения в Красногорский монастырь св. иконы Грузинской, в грамоте поповскому старосте рождественскому попу Иерефею писал:

«Ведомо нам учинилось, что в прошлом 7137 (1629) году августа 22 дня, в Холмогорском уезде на реке Пинеге на Черной горе, у Пречистой Богородицы Похвалы поставил Георгий, прозванием Третьяк Лыткин, образ Пречистой Богородицы чудотворной иконы Одигитрия, греческое письмо, обложен серебром, венцы, гривна, поле резью позолочены, оклад весь почестным золотом. К нему же тот образ Пречистой Богородицы вывез из-за моря, из Персидской земли приказчик Степан Лазарев; в 1626 году в Персидскую землю тот образ Пречистой Богородицы зашел. В то время Персидский царь Аббасшах воевал Грузинскую землю, что исстари слыла Иверская, и в то же время шаховы персидские Ассириане в Грузинской земле Божии церкви разорили и многие чудотворные иконы, а иные вывезли из Грузинской в Персидскую землю шаховы люди. Как к тебе сия наша грамота придет, и ты бы от себя писал на Черную гору в монастырь Пречистой Богородицы к игумену и братии и велел бы ты пред образом Пресвятой Богородицы Одигитрии во вся недели по вторникам петь молебны».

Преосвященный Афанасий архиепископ Холмогорский и Важеский, во время пребывания своего в Москве по делам церковным, в 1697 году заказал для той чудотворной иконы серебряную чеканной работы ризу, которая в том же году и построена серебряных дел мастеров Василием Клюкиным ценой 48 р. 5 алтын. По возвращении преосвященного из Москвы, новая риза руками его наложена на св. икону в крестовой церкви 21 марта 1698 года, в понедельник на третьей наделе великого поста. Рассматривая лик ее, преосвященный Афанасий нашел, что чудотворная икона Грузинская (Божией Матери) письма древнего греческого или грузинского, писана по сусальному золоту па плотной дубовой доске с выемкой посредине и выдавшимися плоской рамкой полями; в средине нижнего конца лицевой стороны вышиблен жеребий с начертанием ноги Бого-Младенца, кверху заостренный, самая же доска расколота до верха от удара нанесенного неверными Персами, – ругавшимися над святыней, – копьем или иным каким орудием. Когда и кем скреплена и исправлена св. икона, неизвестно; заметно только, что она писана была на цельной доске, и уже расколотая, как показано выше, скреплена впоследствии двумя липовыми нарвами, а вышибленное место заделано такою же вставкой и поправлено живописью. В тоже время преосвященный Афанасий своими руками чудотворную икону от пыли очистил и по краям обветшалые места исправил и, укрепивши серебряную с венцом ризу, другую сторону иконы покрыл золотом.2

Так и в таком виде принесена из Грузии в Красногорский монастырь святыня первых веков христианства. Черной горе явлена новое знамение благоволения Царицы Небесной. Β явлениях, знамениях и чудесах от святых икон исходящих, верный залог Ее любви и заступления православным.

Для полноты славы в святости места Червой горы к чудотворному образу Владимирской Божией Матери, по особому указанию свыше туда принесенному, также изволением Божественным, из дальней страны переносится на север другая чудотворная икона Божией Матери, названная по имени страны, в которой до сего находилась (Грузинской). И действительно, с тех пор слава о святости места возрастает: Красногорский монастырь прославляется обилием чудотворений, подаваемых от святых икон: Владимирской и Грузинской Божией Матери. Крепка вера православных в заступление Богоматери в посредстве Ее святых икон, и велики благодеяния, в разное время и различно чрез них изливаемые. Проявляющаяся в исцелении неисчислимых болезней, чудотворная сила Божией Матери произвела свое действие на умы и сердца верующих: слава о них распространилась, стечение богомольцев возрастало, а с тем вместе возвышалось и материальное благосостояние монастыря.

Удостоившийся Божественного откровения, по которому св. икона принесена из Грузии на Черную гору, Ярославский купец, Егор Третьяков Лыткин был и щедрым благотворителем Красногорского монастыря.

Имея особенную веру к образу Богоматери, он воздвигнул новый (лучше первого) храм, украсил и снабдил его приличной утварью. В тот храм перенесены были и чудотворные иконы. Игумен Макарий, в просьбе о дозволении построить новый храм, писал митрополиту Киприяну, что прежний храм близок к разрушению и что в нем нельзя отправлять Божественные службы. Митрополит, разрешив постройку, велел заготавливать лес и все потребное для храма, а старый храм разобрать, ненужные для постройки бревна и доски отвезти в реку или сжечь, пепел же опустить с камнем в воду, за тем дает наставление освятить храм соборно, и с того дня в течение шести недель беспрерывно отправлять в нем Божественные службы.

Постройка этого храма производилась по плану купца Егора Лыткина. Присылая вначале работы 50 рублей, он просил игумена Макария письмом: «верх на церкви сделать по земным обычаям пологой как и на трапезе, покрыть тесом, среди кровли церковной сделать четыре бочечки со всех сторон шириной в половину сажени, вышиной в рост человека, и с тех бочек вывести шея, маковица и крест; малые на церковной кровле бочечки и шею обить чешуей, а маковицу и крест белым железом, развалов на церкви и шатров круглого или клинчатого у бочек не делать, потому что высокие церкви молнией пожигает; паперть обнести кругом трапезы со всех четырех сторон по самый алтарь, как у церкви св. Троицы в Холмогорах... Вышину церкви от моста до подволока назначает три сажени, – подальше от братских келий; перебрать старую церковь, – трапезу подрубить и тут зимой отправлять службы, кроме обедни; устроить ограду с большими воротами от зимней дороги и малыми подле старой трапезы от Пинеги реки. За тем просит ослабевшего от старости в силах, больного игумена Макария избрать при жизни из среды своей братии строителя и писать ему, если встретится в чем недостаток. Согласно изложенному плану, при готовых средствах, постройка новой церкви шла успешно, и в том же году окончена; оградой монастырь обнесен в 1639 году. Она рублена в замок бревнами, крыта на два ската, с западной стороны имела свои ворота: створчатые святые с крестом и рядом с ними другие меньшие.

Усердием того же Егора Лыткина новый храм снабжен приличной утварью и книгами. Им пожертвованы: евангелие московской печати с серебряными под золотом евангелистами в 37 руб., три пелены, из которых на одной вышито изображение Божией Матери для привеса к чудотворной иконе Грузинской, выточенный из дерева с позолотой подсвечник, икона храмового праздника Похвалы Божией Матери, напрестольный серебряный под золотом крест в 100 руб.; богослужебные книги; четыре пролога, два толковых евангелия, недельное и на всех, евангелистов, церковный устав, до сотни книг поучительных, переписанных рукой самого Лыткина, воск, ладан, священные одежды, сосуды оловянные, покровы, кадило, чаша для освящения, паникадила, блюдца, тафта Персидская, хоругви, железные с боем часы, иконы: Георгия митрополита Митилинского, великомученика Артемия с частицей мощей его под серебряной с позолотой ризой, изображение шестнадцати праздников на окладной доске. Кроме того он жертвовал деньгами и однажды послал сорок шкур соболиных. – Все поименованные вещи высланы не в одно время, при письмах, в которых они и поименованы.

В холодном храме в честь Похвалы Божией Матери предполагалось поставить придел, на что испрошено разрешение митрополита Киприяна, и был выдан антиминс, но вместо того в 1641 г. построена другая теплая церковь в честь Всех Святых. Освящение совершено по благословению митрополита Афония. Она была четырехугольная с клинообразным шатром; при ней находились братская трапеза и келарская. Бывшая на двух столбах колокольня и 1661 г. заменена новой шатровидной на девяти столбах, и число колоколов увеличилось до шести. По распоряжению Рафаила, архиепископа архангелогородского и важеского, холодная церковь во имя Божией Матери честной Ее Похвалы 1711 г. перенесена и поставлена над входом во св. врата, что на западной стороне ограды, где она в древнем виде своем находится и по настоящее время. По случаю пожара, истребившего теплую церковь Всех Святых, преосвященный Варнава, архиепископ холмогорский и важеский, дабы не произошло остановки в отправлении богослужений зимой, велел к новым настоятельским кельям приделать круглый алтарь с одним крестом; освящение его поручено Важеского Богословского монастыря игумену Евфимию и протоиерею Холмогорского Собора Иову (29 сент. 1716 г.). Алтарь этот в последствии разобран и кельи обращены в гостиницу.

Убожество и теснота теплой церкви производили неблагоприятное действие на посетителей богомольцев. Они желали видеть чудотворные иконы в благолепном и поместительном храме.

Посему игумен Ипполит доносил преосвященному Варнаве, что в новом храме служба отправляется с великой нуждой, что приезжие жители Архангельска и других городов, и мест желают видеть в Красногорской обители каменную церковь во имя Пресвятой Богородицы и усердствуют на то от сокровищ своих. Мысль о постройке каменного храма нашла сочувствие и вызвала пожертвования. Уже произведены были заготовки материалов, кирпича, извести, железа; но преосвященный не мог своей властью разрешить постройки, по силе существовавшего (1714–1729 г.) высочайшего повеления, коим, за скудостью мастеров каменщиков, потребных для благоустройства С.-Петербурга, во всем государстве каменные здания строить воспрещено, под страхом разорения имения и ссылки.

Нужды архангельской епархии, поправки развалившихся каменных церквей, достройка начатых, вызвали ходатайство. Преосвященный Варнава просил Сенат о дозволении сделать необходимые в епархии поправки старых каменных церквей и окончить начатые постройки новых в Холмогорах, на Глинском посаде, в Быстрокурской волости и в Красногорском монастыре. Просьба была уважена. На докладе Сената рукой Петра Великого написано: «достроить с верным свидетельством и подписанием губернаторов или воевод, что подлинно не вновь»3.

В 1723 году 22 августа, по благословению преосвященного Варнавы, протоиерей Холмогорского Спасского Собора Иов положил основание каменного храма, который украшает ныне обитель Красногорскую. Постройка производилась сбором пожертвований, заносившихся в книгу, за подписью и скрепою преосвященного Варнавы, вначале которой он обращается к благотворителям с такими словами: «Вашим милостям и преизящному благодетельству, доброхотным ктиторам и благоподатливым вкладчикам всех благ небесных и земных всеусерднейший желатель и слуга униженный, нижайший богомолец, всемиреннейший Варнава архиепископ Холмогорский обще с вышеименованной братиею челом бию и нижайше кланяюся». – Но частные пожертвования не покрывали всех расходов, и постройка могла окончиться только при пособии казны. Движимая религиозным чувством и усердием к славе чудотворных икон Владимирской и Грузинской Божией Матери, императрица Анна Ивановна повелела отпустить на достройку каменного храма в Красногорский монастырь, из таможенных архангелогородских сборов, тысячу рублей, о чем, и дан был указ губернатору генерал-майору Шувалову в 1732 году. С тех пор под руководством деятельного строителя иеромонаха Феодосия работа шла успешно: заготовлялся лес, открыт кирпичный завод, выделывавший кирпич от 18–20 фунтов. Придельный храм чудотворной Владимирской иконы Божией Матери освящен в 1726 году, по благословению преосвященного Варнавы, игуменом Иаковом с десятским священником Юрольского прихода Стефаном и диаконом Волоко-Пинежским Иваном Ботевым. Освящение же главного храма чудотворной Грузинской иконы Божией Матери происходило 22 марта 1735 года.

В каменном храме на северной стороне, по левую сторону храма Владимирской иконы Божией Матери, усердием мещанина города Пинеги, Михаила Егорова Кобылина, поставлен другой придельный храм в память чуда Архистратига Михаила (6 сентября), освященный 1841 года; им же пожертвовав Красногорскому монастырю колокол весом 131 пуд 33 фунта.

На деревянной паперти каменного храма в 1763 году надстроена осмиугольная деревянная колокольня, переделана ограда, построены игуменские кельи, в 1773 году придельный храм св. иконы Владимирской Божией Матери отделен каменной стеной. 1802–1805 года, при входе в каменный храм, на месте бывшей деревянной трапезы, поставлена каменная колокольня, с помещением в среднем ярусе библиотеки и архива монастыря; оставшийся при разборке деревянной колокольни и паперти годный материал обращен в башню, стоящую на юго-западном углу ограды.

Когда, кем и по какому случаю устроена в 5 верстах от монастыря, на святом ручье, как называется он издревле, деревянная часовня, – в архиве Красногорского монастыря сведений нет. Прозрачной, весьма холодной, вытекающей ручьем из горы воде, народная вера приписывает целебные свойства. Купающиеся больные оставляют в нем полотенца или платки, которыми утирались. Преосвященный Евлампий, епископ Архангелский, 3 июня 1808 года ходил на святой ручей, находившуюся на нем часовню нашел ветхой и тогда же велел возобновить.

Между 1803–1808 годами, по плану указанному преосвященным Евлампием, сложены два одноэтажных каменных дома: один с мезонином для настоятеля, другой в помещение братии; тогда же к бывшим конному и коровьему дворам поставлена новая высокая изба с амбарами и кладовой. В тоже время при монастыре имелась ветряная и на реке Чушелке водяная мукомольные мельницы. 1811 г. построены покои для братской хлебни, трапезы и гостиницы, ограда пред настоятельскими кельями обнесена частоколом, к 1858 году деревянная ограда заменена каменной. В следующем 1859 г. каменный храм, оштукатурен внутри и окрашен с разделкой и живописью по стенам, исправлен и позолочен иконостас; 1865 г. железная крыша на церкви и колокольне выкрашена, а кресты покрыты червонным золотом.

Так, с течением времени, мало-помалу благоустроилась святая обитель Красногорская и, осеняемая покровом Царицы Небесной, существует в настоящем виде своем, продолжая изыскивать средства к возвышению материального своего благосостояния.

Глава четвертая. Средства Красногорского монастыря

Земледелие и скотоводство. Рыбные и звериные промыслы. – Сборы на монастырь. Монаршие милости. Вклады и вкладчики. – Церковные оброки и государственные налоги. – Пожары.

Заштатный Красногорский монастырь не обременяет казны своим содержанием. Братство его существует обработкой и выгодами произведений данной в надел земли, а частная благотворительность служит поддержкой зданий.

Мы уже видели, как незавидно было вначале его материальное состояние. Игумен Варлаам, завещавший священнику Мирону основать монастырь, не дал необходимых к тому средств; но это не смущало предприимчивого и решительного священника. С Божией помощью и добрых людей священник Мирон берется за дело и выполняет волю ему завещанную. Средства, по устроению промысла Божия, в первое время нашлись также нежданно, как внезапно объявлена была воля Царицы Небесной на основании монастыря. Проходивший тогда по селениям Пинежского уезда московский монах Иона принимает участие в трудах по расчистке места и заготовке леса на храм; сюда же влечет судьба из Корельского берега искусного в церковном строении плотника – Якова. Получивши исцеление от болезни, он, по наставлению во сне, – как значится в сказаниях о чудесах Владимирской чудотворной иконы Божией Матери, – приходит в пределы двинские на Черную горy соорудить первый храм. He отказывали в посильной помощи доброму делу и местные жители, одни личным трудом, другие пожертвованием хлеба и иных продуктов. Но прочное существование монастыря требовало более верных средств, которые заключались в разработке земли. На это главным образом обращено было внимание монашествующих. Стараниями игумена Макария, строителя Сергия, Авраамия Митусова на месте растущего леса образовались луга, возделались поля. Таким образом, мало-помалу лесистая местность горы сделалась удобным приютом иноков, лес сменили луга и пашни, возникло земледелие и скотоводство. Скудное производство небольшого в первое время хозяйства не могло удовлетворять жизненным потребностям, но в будущем представляло хорошие выгоды.

Недостаток обеспечения Красногорского монастыря произведениями сельского хозяйства вызвал вспомогательные к тому средства. К земледелию и скотоводству с течением времени присоединяются рыбные и звериные морские промыслы, сборы на монастырь, пожертвования и вклады частных лиц.

Рыбные и звериные промыслы производились от Красногорского монастыря в Северном океане, на Новой земле и по берегам Белого моря. В 1700 году строитель иеромонах Авраамий Митусов отправил (для звериных промыслов) к Новой земле четырнадцать человек из покрута в двух кочах (крытых судах) с промысловыми снарядами и хлебными припасами. Затертые льдами они там зимовали и возвратились летом следующего года. Промыслы за то время состояли в ловле морских зверей, белых медведей, белых и черных песцов. При возвращении с Новой земли одну кочь у острова Вайгач разбило, и сложенные в ней промыслы и промысловые снаряды потонули4.

Право на рыбные и звериные промыслы по берегам. Белого моря дано царем Алексеем Михайловичем, который грамотой 1653 года разрешил Красногорскому монастырю посылать на море для рыбного звериного и сального промысла наемных людей из покрута – летом в двух кочах, весной в карбасах. Привозимые в монастырь промыслы подвергались осмотру таможенных голов и целовальников в городах: Архангельске, Холмогорах и Мезени. Из них десятая часть отделялась в таможенный доход казны, в чем выдавались расписки за таможенными печатями. Здесь промыслы находили выгодный сбыт, и на вырученные деньги закупались жизненные потребности – хлеб, соль, одежда, а также воск, ладан и мед.

Условия, в каких находились тогда морские промыслы, были причиной их упадка: им не соответствовало устройство промысловых судов и снарядов; первые подвергались частому крушению бурь, а с ними погибали и промыслы. Вследствие сего морские промыслы сменяются рыбной ловлей в реках и озерах. Обильный улов рыбы производится ныне и летом и зимой на озере Сояльском, в 30 верстах от монастыря за рекой Пинегой, которое отведено в безоброчное владение Красногорскому монастырю в 1799 году.

Сборы на Красногорский монастырь производились в Сибири и внутренних городах России. Для сего отправлялся один из монашествующих с чудотворным образом Грузинской Божией Матери. Собирались деньги, предметы продовольствия и местной производительности: в Сибири, например, соболиные шкуры. На беспошлинный провоз и свободный пропуск пожертвований, состоящих в продовольствии и других потребностях для монастырского обихода, было испрошено дозволение царя Алексия Михайловича. От 30 декабря 1653 года им повелено, «дабы зимой на санях, а летом в телегах, и водяным путем в крытых судах и малых лодках со всякими монастырскими обиходы харчевыми мимо городов Архангельска, Холмогор, Устюга Великого, Тотьмы, Вологды, Ярославля, Переславля Залесского и других городов и застав, на мытах, на реках и на мостах их не держать, и проезжих пошлин, и перевозного, и мостовщины, и с людей головщины не имать; а пропущать везде со всякими обиходы без задержания».

He забыт Красногорский монастырь и монаршими милостями. С 1653–1700 год, по высочайшему повелению, на потребности его отпускалось в Холмогорах из таможенных доходов 50 рублей ежегодно, дано в надел пахотной и сенокосной земли 168 десятин, кроме того в его владение отведен солеваренный завод, что в Кулойском селении. Тому же монастырю, по распоряжению императрицы Анны Ивановны, 1732 года, из таможенных доходов, на достройку каменного храма чудотворной иконы Грузинской Божией Матери, выдана тысяча рублей. До 1764 года в ведении монастыря находилось 23 человека рабочих крестьян мужеского пола и 26 женского, которые тогда с бывшей за монастырем землей отведены в ведение Коллегии Экономии. Именным высочайшим указом 18 декабря 1797 года велено отпускать ежегодно из уездных казначейств по 300 рублей в милостыню на 127 заштатных монастырей, которые прежде находились на своем содержании. В 1799 году Красногорскому монастырю дано в безоброчное владение Сояльское озеро с речкой Соялкой и водяная и мукомольная мельница по речке Чушелке; 1802 года он вновь наделен землей в количестве 33-х десятин, из коих 9-ть десятин 2100 сажен занимают его строения, прочие же земли, реки и озера, исключая Сояльского, переданы крестьянам, а соляные варницы взяты в казну5.

В 1853 году отведено 150 десятин лесного участка из казенной Валдокурской дачи, на что имеются два специальных плана межевой канцелярии и две книги.

Heмалую пользу приносили монастырю также вклады и вкладчики; последние на счет вносимых денег принимались и жили в нем богомольцами, принимая по мере сил и личное участие в работах6. Вклады и пожертвования распределяются согласно воле жертвователя: поступают или в монастырскую казну, или на благоустройство обители, или в содержание монашествующих. Из таких вкладов и пожертвований образовался капитал в двенадцать тысяч, которые внесены из процентов в кредитные учреждения. Вообще же средства его не богаты.

Из украшений Красногорского монастыря особенно выдаются блистающие серебром, золотом, жемчугом, драгоценными камнями ризы на иконах Владимирской и Грузинской Божией Матери. Серебряная под золотом, риза на иконе Владимирской Божией Матери ценой в 940 руб. 50 коп. сделана 1864 году. На иконе Грузинской Божией Матери риза золотая стоящая приблизительно 3600 руб., построена в 1860 году.

Но главное содержание в настоящее время, как и прежде, приносят Красногорскому монастырю земледелие и скотоводство. Пахотной земли, по рассеву ячменя, считается до 110 мер и сенокосной от 230–300 промежков. Принятая система сельского хозяйства трехпольная: одна часть земли засевается ячменем, другие рожью, третья назначается под пар. Ячменя родится 124–216 мер, ржи 82–150. Рогатого скота держится 35–40 голов и до 15 лошадей.

Гористая местность и отсутствие болот благоприятствуют земледелию. По климатическим условиям и местоположению земледелие архангельской губернии много теряет от холода. Короткое с перемежающимися утренниками лето останавливает рост посевов, нередко погибающих еще в цвете.

Неурожаи вследствие утренников в Красногорском монастыре не так гибельны, по отсутствию близких, болотистых мест, а высокое, гористое местоположение предотвращает вредоносное действие утренников на посевы. Сообщаемая земле в течение дня теплота солнца дольше поддерживается на горах его лучами; между тем как на низких местах, в промежуток от заката до восхода солнца в холодные ночи, успевает образоваться иней (мороз), убивающий незрелый посев; – первые лучи восходящего солнца, падая на вершины гор, предупреждают переход росы в иней и сообщают потребную растениям теплоту. От того неурожаи вследствие утренников в Красногорском монастыре сравнительно редки. Возвращаясь ко времени первобытного состояния Красногорского монастыря, видим, что земледелие его не было изъято от гибельного действия холода. Рыбные и звериные морские промыслы были вызваны частыми неурожаями и дозволены по челобитью настоятеля Сергия с братией, что от холода моря-океана у них хлеб побивает морозами. Да иначе и быть не могло. Узкое, со всех сторон замкнутое густым высоким лесом место первобытного монастыря не могло в потребной развитию растений мере нагреваться солнечными лучами и вольным течением воздуха, только впоследствии, когда, с расчисткой леса, открытое пространство увеличилось, обнажилась и вершина горы, – влияние холода умерилось, земледельческий труд стал производительнее, урожаи обильнее.

В летописи Красногорского монастыря отмечено об урожаях его и Пинежского уезда следующее: На Красногорский монастырь 18 июня 1736 года с севера накатилась туча, разразившаяся над ним громом, проливным дождем и градом, отчего рожь и ячмень в полях сломило и дождевыми потоками с верхним слоем земли снесло под гору. В 1809 году хлеб по новинам и низким местам повредило морозом, а в горах засухой; в монастыре же урожай был, хороший: ржи родилось 69 четвертей, ячменя 108, ощущался недостаток только в сене. Цена на хлеб и сено стояла очень высокая: пуд ржаной муки продавался зимой от рубля 40 к. до 1 руб. 70 коп., мера же ячменя 6 рублей, промежек сена 5 p., а весной за один пуд сена платили 80 коп., тогда как раньше за 6 руб. покупалась четверть ржи и за 4 рубля четверть ячменя. По случаю холодной весны 1810 года посев начался в последних числах мая, лето стояло холодное, хлеб не поспел к жатве и в половине сентября, когда настали морозы и выпал глубокий снег; в селах уборка хлеба и сена производились по таянии выпавшего снега, а в монастыре рожь, ячмень, некошеные луга остались под снегом, вымолочена лишь небольшая часть ячменя раннего посева. По случаю голода целые семейства покинули свои дома. Тогда пуд ржаной муки стоил 1 р. 80 коп. 3 сентября следующего 1811 года опять выпал снег, сломивший на полях рожь, но скоро стаял; вторично выпал 27 сентября. Цена на хлеб была 2 р. 50 к. пуд.

В том же году с половины августа до половины декабря на небе видна была комета видом бородатая.

В 1812 году до 6 августа лето стояло благоприятное, теплое, затем дождливое; 8 сентября выпал снег, а к 17-му замерзли реки и по льду ездили на лошадях; 15 октября прибылью воды от стаявшего снега лед унесло; после сего пошли морозы и реки снова замерзли.

На экономии Красногорского монастыря невыгодно отозвались церковные и правительственные налоги. Известно, что до 1682 года, когда царь Феодор Алексеевич открыл самостоятельную Архангельскую епархию под названием Холмогорской и Важеской, церковное управление северного края было в зависимости от Новгородской кафедры. Митрополиты новгородские открывали приходы, разрешали постройки церквей, назначали и рукополагали священников, ведали суд церковный чрез доверенных лиц, собирали дань с подчиненных им церквей, в пользу Софийской казны. За сбором церковной дани разъезжали десятские священники, новгородского архиерейского дома дети боярские, приказные холмогорские десятники, требовавшие кроме того с церквей содержания во время пути и подвод. Это тяготило скудный средствами монастырь Красногорский. Посему строитель иеромонах Емельян с вкладчиком Егором Лыткиным просил митрополита Афония о сложении церковной дани с бедной Черногорской пустыни, и чтобы Софийского дому дети боярские, приказные, холмогорские десятники в монастырь не въезжали и никаких подвод, кормов, десятин и иных пошлин с монастыря не брали. Хотя вследствие этой просьбы и были дарованы Красногорскому монастырю некоторые льготы относительно показанных расходов, но сбор церковной дани не прекращался7.

Просьба о сложении церковной дани была возобновлена игуменом Аврамием. Но порядок церковного владения требовал надзора высшей епархиальной власти и расходов с ним соединенных. Личные архипастырские обозрения церквей северного края были затруднительны. Дело это поручалось ими поповским старостам, заказчикам и другим доверенным лицам. Новгородский митрополит Иоаким не нашел возможным отменить сбор церковной дани, воспретив лишь произвольные при разъездах поповских старост и заказчиков сборы, и положил взимать с Красногорского монастыря: церковной дани тридцать алтын, дьячих пошлин и записного три алтына четыре деньги.

Кроме того Красногорский монастырь, в числе прочих, был обязан государственными налогами. Место и данные в надел земли вначале состояли за ним на оброке. С 1710 года налог возвысился, сделана раскладка повинностей на вотчины и четыре крестьянских двора, бывшие за монастырем, и определено взимать: 1) стрелецких 30 алтын, 2) в военный приказ по полтине, 3) в адмиралтейство по 4 алтына с деньгой, 4) в зимний рекрутский по 2 алтына, 5) в ямской приказ подводных по 2 алтына, 6) в монастырский приказ на жалованье драгун, 11 алтын и 4 деньги, 7) на подъем каменщиков по 3 алтына и 2 деньги, 8) на наем подвод по 10 алтын, 9) новоокладных 20 алтын 4 деньги с двора. В том же 1710 году повелено взять мастеров для каменных работ в С.-Петербурге по числу дворов посадских, патриарших, архиерейских и монастырских крестьян Двинского уезда, всего 4207 дворов, в том числе 194 архиерейских, 16 монастырей мужских и одного женского и 139 церковных, и выслать на вечное житье одного столяра, каменщика, фонарщика, кузнеца, 67 плотников, да в жалованье им по 4 алтына 2 деньги с двора. С 1723 года на монастыри возложена новая повинность. Они обязывались давать помещение и довольствовать пищею отставных офицеров и унтер-офицеров полуторными порциями против червецов, старых увечных рядовых наравне с последними, семейные из них избирали место жительства вне монастыря, пользуясь его содержанием. В сомнительных случаях слабости или болезни означенные лица, по усмотрению монастырского приказа, могли быть отправляемы для свидетельства в Москву, а из епархии Московской и Новгородской в С.-Петербург, где о неспособности их к трудам и занятиям выдавались свидетельства.

Изложенные церковные оброки, правительственные налоги в свое время обременяли монастыри, а со стороны небогатого Красногорского вызвали просьбы о прекращении.

Благосостоянию Красногорского монастыря больше всего вредили пожары, в разное время его посещавшие. Первый пожар 16 апреля 1646 года до основания истребил храм в честь Похвалы Божией Матери и девять братских келий. 1717 года сгорела теплая церковь Всех Святых; пожар произошел днем под крышей трапезы, огонь скоро распространился и обнял весь храм, так что находившиеся в церкви люди едва успели выбраться окнами. Вынесены из огня чудотворные иконы, церковные сосуды, ризы, книги; 1759 года сгорели кельи настоятеля и братии. Лесной пожар в 1859 г. угрожал уничтожением Красногорскому монастырю. Начавшийся при сильной засухе, которая продолжалась тогда около двух месяцев, утром 21 июня в двадцати верстах от монастыря, при сильном юго-западном ветре, он сильно распространился и быстро приближался к нему. Принятые полицией и собравшимся народом меры были недействительны: пожар       стремился на монастырь с ужасающей быстротой, и к 10 часам вечера был уже в 100 саженях. Еще десять минут, и Красногорский монастырь был бы жертвой пламени. Но там, где бессильна человеческая помощь, осязательно действие всемогущего промысла Божия. Крестный ход с чудотворными иконами к месту пожара и, вызванная страхом приближающегося пламени, усердная общая молитва произвела чудесное действие: сильный дотоле юго-западный ветер перешел в южный и утих, а вслед за тем пошел дождь. Так же чудесно сохранилась от огня часовня во имя чудотворной Владимирской иконы Божией Матери, на святом ручье, что в 5 верстах к юго-западу от монастыря, и только с наружной стороны северной и западной стен ее остались следы действия огня, окружившего часовню; от сильного жара стены ее приняли темно-красный вид. Жаль, что такой верный свидетель чудотворения – часовня летом 1865 года за ветхостью разобрана и заменена новой.

Глава пятая. Внутренняя жизнь Красногорского монастыря

Братство. Выборное начало. Права Настоятелей. Духовный суд. Меры пресечения беспорядков и нравственного возвышения.

Внутренняя жизнь обители Красногорской зиждется на тех же началах и в том же духе, как и вообще жизнь иноческая. Обыкновенным порядком каждый день отправляется богослужение, в 5 часов пополуночи служится вечерня, в три часа пополуночи утреня и в девять литургия; на воскресные дни и большие праздники отправляется всенощное бдение, продолжающееся 3–4 часа. Строгий порядок в отправлении служб церковных внятное чтение и пение производят благотворное действие на дух молящихся.

Число братии штатом не определено и зависит от нужд церковных и средств обители. Братство монастыря на правах общежития в настоящее время составляют: настоятель, три иеромонаха, один вдовый священник, два иеродиакона, два монаха, четыре послушника и других проживающих 9.

В правление новгородских владык до 1682 года братство Красногорского монастыря пользовалось выборным началом. Настоятелями избирались тогда по усмотрению братии из своей же среды лица испытанной нравственности и искусные в строении монастырском. Для сего собирался собор или братский совет; здесь отбирались голоса, причем рекомендация или последняя воля предшественника имела важное значение.

Выбор заносился на бумагу «излюбленную», которая и выдавалась новоизбранному для представления с челобитной митрополиту об утверждении в должности. Для примера приводим один из таких выборов.

«Лета 7154 г. июля в 15 день, Двинского уезда, Пинежского Черногорского монастыря келарь старец Леонид, казначей старец Александр, старец Нифонт, старец Иона, старец Кирилло, старец Козьма, старец Макарий, старец Варфоломей старец Арсений, старец Порфирий и вся братия, да вкладчики Давыд Иванов да Фока Иванов и все вкладчики излюбили и выбрали постриженника Черногорского монастыря священноинока попа Семеона быти ему у нас в строителях по братскому совету и монастырь строити и нас покоити, а нам его слушати, a кто на кого побьет челом в обиде, ему с братиею суд давать и пользовати по монастырскому чину как ведется, и что будет строити, или что продавать, или купить, ему строителю с нами с братиею по совету строить и продавать и купить, с нами совет держать, без совета ничего не делать, а платье ему строителю держать наше монастырское, а постригальныя и молебныя деньги и всякие доходы класть в казну, а вкладчиков принимать в монастырь по нашему братскому совету, и о всяких монастырских нуждах бить челом государю с нами по совету, а как он строитель состареет, и нам его покоить и кормить до смерти, как и прочую братию; а в казне казначею в приходе и расходе книги писать, а ему строителю с нами братиею казначея в приходе и расходе считать, а из кувшина вынимать казну с братиею, и в том мы ему келарь, казначей и вся братия излюбленную вместо вкладной дали».

Назначения настоятелей непосредственной иерархической властью составляли исключения и не удовлетворяли нуждам монастыря. Так присланный из Новгорода игумен Епифаний, по прибытии к месту, вскоре от правления отказался и оставил монастырь, по суровости климата и неопытности в делах монастырского строения и хозяйства. Посему братия Красногорского монастыря просили митрополита Питирима не присылать к ним игуменов из других монастырей, потому что у них житье нужное и хлеб от морозов часто погибает, а чтобы по прежнему обычаю было дозволено избирать настоятелей из братии своего монастыря. Просьба была уважена, прежний обычай восстановлен. На обязанности настоятелей лежали заботы о благоустройстве монастыря, наблюдение за порядком, суд по монастырскому чину. Но права их ограничивались советом братии: соображения свои, касались ли они благосостояния монастыря или беспорядочной жизни, проступков и преступлений, настоятели должны были передавать на рассмотрение братского совета и уже по его определению приводились в исполнение; советом же полагались соответственно вине и меры наказания.

Возникавшие иски, а также судебные дела по монастырю, принимались к рассмотрению, кроме настоятелей, поповскими старостами и холмогорскими десятниками. Следствием сего были пререкания в правах их с настоятелями, возникла переписка, ходатайства и просьбы со стороны монастыря о прекращении им въезда в Красногорский монастырь и изъятии от них суда. И действительно, по челобитию строителя Емельяна, Красногорскому монастырю дано исключительное право суда, исковые и вообще подлежащие духовному суду дела стали приниматься в непосредственное рассмотрение и решение митрополитов.

Так митрополит Афоний постановил не въезжать в Красногорский монастырь холмогорским десятникам, в исках и других духовных делах бить челом ему в Великом Новегороде; а поповским старостам и холмогорским десятникам ни в каких делах их не судить.

Те же права поддерживали митрополиты Никон и Макарий.

Выгодная в материальном отношении мера эта, освобождала монастырь от излишних расходов, с какими сопряжены были посещения означенных лиц, неблагоприятно повлияла на строй внутренней жизни. Пресечение беспорядков требовало ближайшего исследования и скорого суда, а данное право затрудняло судопроизводство: дела останавливались в своем правильном течении, оставаясь      нерешенными, между тем      возникали новые       беспорядки, проступки и преступления увеличивались.

Для прекращения их строитель Сергий в 1650 году вынужден был обратиться к содействию гражданской власти. В челобитной он писал царю Алексею Михайловичу: «в грамоте Преосвященнаго Никона, митрополита Великаго Новаграда и Великих Лук,       писано ко мне нищему чернецу Сергеищу с братиею и велено       Черногорским монастырем и монастырскою       казною владеть, старцев, слуг, крестьян и       бобылей ведать и судить; а в том монастыре старцы, немногие числом вкладчики, крестьяне и бобыли живут безчинно и непослушно и Черногорскому монастырю чинят всякую смуту и мятеж, а меня нищего собрата, что мы положим на соборе, ни в чем не слушают и за безчинство их, кто чего дождется, смотря по монастырскому братскому разсуждению, под смиренье не дается, надеясь на свое озорничество». Далее просит о повелении земским судейкам Сояльского стана, Волока Пинежского и волостей: «Вонгской, Валдокурской, Чушельской и Петрогорской, чтобы они челобитные от монастыря принимали и по ним в небольших делах расправу чинили, обвиняемых в делах важных отдавали на поруки, чтобы монастырских старцев, вкладчиков, крестьян, бобылей и трудников, которые бесчинствуют, ослушаются, чинят смуту и спор, смирять, смотря по вине, по соборному братскому уложению, монастырскими же вкладчиками, трудниками и бобылями, кому он с братиею прикажет. Вследствие такой просьбы царь Алексей Михайлович поставил в обязанность земским судьям всех приходов Волока Пинежского и Сояльского стану, чтобы, когда строитель и старцы Черногорского монастыря будут просить и каких у них враждах и челобитные приносить в исках, челобитные их принимать и в малых делах расправу чинить и по государеву указу и наказным памятям, а в больших исках истцов и ответчиков за поруками отправлять в съезжую избу пред окольничьего и воеводу Федора Васильевича Бутурлина, да пред дьяка Ивана Селетцына против их челобитья; в монастыре строителю старцу Сергию, кому он укажет, старцев, служебников, трудников, крестьян, бобылей, которые будут ослушаться и бесчинничать, велели бы смирять, смотря по вине, по уложению братскому на соборе, чтобы в монастыре от ослушников и бесчинников никакого бесчинства не было».8

Усилившиеся беспорядки обратили внимание духовной власти и вызвали соответствующие им исправительные меры. Отмененный порядок церковного надзора и суда был восстановлен. Митрополит Иоаким в грамоте на имя игумена Авраамия 1674 года писал, чтобы холмогорский поповский староста, десятники и заказчики по прежнему время от времени посещали монастырь без обременения скудных средств его содержанием и подводами, обязав его церковной данью в 13 алтын 4 деньги, да дьячими пошлинами с записным 3 алтына 4 деньги. Основанием такого его распоряжения послужило то, «что Черногорская пустыня в области и подначальна Новгородской епархии, а в дальнем расстоянии без дани новгородского престола быть не возможно, дабы впредь в той пустыни какие люди из старцев бесчинники и непослушники святой апостольской церкви новгородского престола нашего смирения не явили, и по нас кто будет новгородского престола архиерей также от них посланных духовному чину для смотра монастырского и церковного исправления»; но при всем том он воспретил посланным требования разъездных и кормовых в той пустыни, кроме указного числа церковной дани и дьячих пошлин, а в случае нежелания игумена и братии выдавать им указные деньги, обязывались сами привозить в Великий Новгород. (Сия грамота дана в Москве, на Софийском нашем дворе. Лета 7182 марта в 11 день).

Заботясь о пресечении беспорядков, митрополиты новгородские не могли входить непосредственно во все нужды и потребности церковной жизни северного края. Отделяющее его от Новгорода пространство затрудняло их нравственное влияние, отношения митрополии не шли далее официальной переписки, донесений и грамот.

С учреждением в 1682 году самостоятельной кафедры архангельской, внешняя и внутренняя духовная жизнь северного края оживляется. Находившиеся в жалком состоянии церкви, недостаток образованного духовенства, волнения раскола, народные суеверия, запустевшие или пришедшие в упадок монастыри, – все это не ускользнуло из внимания местных архипастырей. Личные посещения и ревизии церквей преосвященными производили благотворное действие. Замечая слабые стороны духовной жизни, они находили их причины и принимали действительные средства к исправлению. Так Афанасий, первый архиепископ холмогорский и важеский, удалил из Красногорского монастыря вкладчиков и бобылей, бывших причиною смут и беспорядков. В одной из грамот своих он строго подтверждает монашествующим жить по правилам св. отец. Предписывая воздержание, он для Красногорского монастыря установил про монастырский обиход и для почести приезжих начальных, приказных и всяких чинов знатных людей, варить пива в год пять варь: первую к празднику Рождества Христова, вторую к великому заговенью, третью ко святой Пасхе, четвертую к Троицыну дню и пятую к празднику Стретения чудотворной иконы нарицаемой Грузинской, а вина в монастырь отнюдь ныне и впредь не покупать.

В разных местах России и, между прочим, в монастырях скрывались проезжие люди, избегавшие воинской службы и платежа податей.9 По переписи 1703 года находившиеся в монастырях не принявшие монашества молодые люди взяты в военную службу, а прочие записаны в подушный оклад. С тех пор поступление и прием в число братства монастырей определены местами убылых, преимущество в этом отношении дано вдовым священникам и диаконам, и только в крайней нужде, с разрешения высшей духовной власти, допущено принимать из податного состояния. Для сего о числе братства прибылых и убылых ежемесячно представлялись в Св. Синоде ведомости. За тем воспрещен произвол настоятелей, чтобы они вотчин, денег, хлеба, ничего из принадлежащего монастырям отнюдь взаймы никому не давали без указа государя, чтобы монашествующие самовольно не переходили из одного монастыря в другой, а настоятелям поставлено в обязанность таковых не принимать, кроме посылаемых начальством в наказание или получивших на то разрешение; последние в сем случае теряли право на перемещение в другой монастырь. Посылаемые по нуждам монастырей обязывались брать письмо (билеты), с означением в них личности, дела и места поручения; частные отлучки дозволялись только в крайней необходимости часа на два на три. При монастырских воротах велено содержать караульных, которые обязывались всегда держать их закрытыми и наблюдать, чтобы кто без дозволения куда не отлучился. В братских кельях запрещалось держать бумагу и чернило, а если бы настояла нужда писать, то с дозволения настоятеля в трапезе явно, а не тайно. С 1705 года, когда монастыри были обязаны письменной отчетностью в приходе и расходе суммы, для письмоводства отводилась особая комната10.

В северной Руси в ХVI и первой половине XVII века просвещение клира и мирян было в упадке. Не было в храмах живой изустной проповеди слова Божия. Люди неграмотные, составлявшие огромное большинство народа, не могли освободиться от заблуждений и суеверий. Такое невежество народа открывало к нему свободный доступ всем учителям лжи, ересям и расколам. Стремление к просвещению начало возникать по прекращении смут, произведенных самозванцами. В 1679 году царем Федором Алексеевичем и патриархом Иоакимом открыто училище в Москве, чрез два года получившее название Академии.

Петр Великий, всего более заботившийся о просвещении России, повелел всюду заводить при архиерейских домах школы, для образования готовящихся принять звание служителей церкви. Святитель Ростовский Дмитрий первый открыл на собственные средства училище в Ростове и нередко сам преподавал в нем уроки. Иов, митрополит новгородский, открыл в своем доме две школы. По их примеру школы были заведены со временем и во всех других епархиях. В архангельской епархии училище было открыто при доме преосвященного архиепископа Варнавы, известного своей ученостью. Первоначальным учеником его был славный Михаил Васильевич Ломоносов. Окончив с похвалой учение в нем, он в начале 1731 года отправился, как известно, в Москву и поступил в Заиконо-спасское училище, переименованное в академию. Туда же в 1738 преосвященный Варнава отправил двух лучших учеников из епархиального училища Либеровского и Заостровского для продолжения образования. Студент Либеровский по окончании высшего курса наук занял место учителя словесности, поэзии, логики, физики в холмогорском училище. Училище это в последствии переведено было в Архангельск. (Арханг. губ. ведом. 1877 г., № 22).

До времени открытия епархиального училища в 1723 году молодые из монашествующих, имеющие 20–30 лет, были переписаны и отправляемы для обучения в Москву. Иеродиаконы, казначеи и ризничие, взятые из ближайших монастырей, в свободное от училищных занятий время могли отправлять и обязанности монастырские. Исключение сделано для монастырей от Москвы удаленных и тех, которые имели не более одного иеродиакона, казначея или ризничего, в том числе и Красногорский от присылки в научение был освобожден. (Указ преосвященного Варнавы архиепископа холмогорского и важеского 1723 г. 13 декабря).

В последнее время, по примеру древней иноческой жизни, предположено, преобразовать все монастыри в общежительные. Красногорскому монастырю уже дано это право: монашествующим взамен денежного вознаграждения, как было ранее, выдается одежда, чай, сахар и освещение.

Таким образом, все показанные меры в руках власти служили средством утверждения начал иноческой жизни, возвышения ее строя и порядка.

Глава шестая. Нравственное влияние святыни Красногорского монастыря

Пребывание св. иконы Божией Матери Грузинской в Сибири и внутренних городах России. Точный список ее в Москве. Посетители монастыря. Князь Голицын. Причина и порядок ежегодного принесения чудотворных икон Божией Матери (Грузинской и Владимирской) в Архангельск.

Сила чудотворений, исходящих от св. икон (Владимирской и Грузинской) Божией Матери, привлекая богомольцев в монастырь, утверждала в них веру православную, надежду на помощь и заступление Царицы Небесной. Вначале местное значение это ограничивалось проделами Двинского уезда. Еще при основании Красногорского монастыря многие изъявляли желание поступить в обитель Пресвятой Богородицы, принять монашество или по обещанию или по старости, «а прибегнуть нигде, и постричься не от кого", как писал священноинок Макарий царю Алексею Михайловичу. Жители Архангельской губернии в тяжелых обстоятельствах своего положения приходили на Черную гору и в теплых молитвах находили утешение и благовременную помощь.

По мере того как распространялась слава о чудесах св. икон, стечение богомольцев возрастало, утверждалась и надежда на заступление Богоматери. В одном из чудес, записанных в Красногорском монастыре, говорится, что в правление Двинской областью воеводы Ивана Васильевича Милюкова, в той области был мятеж против начальствующих – епарха и архиграфоса Ильи Уварова, которые тогда мятежниками посажены были в темницу, а последний из них вскоре утоплен. Та же участь грозила и воеводе Ивану Милюкову за неправедный суд, но, по вере в заступление Пресвятой Богородицы, в силу ее чудотворной иконы, что на Черной горе, он избавился от насильственной смерти, и в благодарность за то посылает на церковное строение в Красногорский монастырь книги, воск, наволоки и серебро, обещаясь до смерти иметь веру в чудодейственную помощь иконы Пресвятой Богородицы на Черной горе.11

От принесения чудотворной иконы Грузинской Божией Матери Красногорский монастырь приобретает известность и значение для православной России. В царствование Алексея Михайловича благоговейно чтимая икона (Грузинской) Божией Матери была отправляема в Сибирь, на великую реку Лену, и внутренние города России: Устюг, Вологду, Тотьму, Ярославль. Переяславль-Залесский и Москву. В Москве пребывание в 1654 году ознаменовалось следующим образом:

Московский серебряных дел мастер Гавриил Евдокимов имел больного сына. He видя пользы от врачей, он возложил (свое упование на милость Божию и в ней искал верной помощи. Узнавши о прибытии из Красногорского монастыря в Москву чудотворной иконы Божией Матери, он на первой неделе великого поста посылает ученика своего к иеромонаху Макарию, при иконе находившемуся, в дом Богдана Семенова Щепоткина, с просьбой внести тот чудотворный образ к нему в дом и отправить молебен. И не тщетна была его надежда: по вере и силе молитвы пред св. иконой больной выздоровел. В благодарность за милость ему явленную исцелением сына, Гавриил Евдокимов положил обет – снять точный лик (копию) чудотворного образа (Грузинской) Божией Матери, который тогда же и был им исполнен.

Этот список с чудотворной иконы (Грузинской) Божией Матери Красногорского монастыря был поставлен в храме, что на Неглине у мельниц. В Москве находится он и по настоящее время, – в церкви св. Троицы близ Варварских ворот и также подает исцеления прибегающим к нему с верою12.

Святыня Красногорского монастыря, приятный вид и здоровый климат влекли сюда посетителей богомольцев. Значительное стечение народа бывает здесь на храмовые праздники и другие торжественные дни: в субботу пятой недели великого поста, – день храма Похвалы Божией Матери, 22-го июня по случаю чудесного спасения обители от пожара, 23 июня храмовой праздник чудотворной иконы Владимирской Божией Матери, когда бывает крестный ход в часовню на святой ручей за 5-ть верст от монастыря; 6-го июля13 по древнему обычаю, в честь Божией Матери чудотворной иконы ее Грузинской с крестным ходом вокруг монастырской ограды; 22 августа в память принесения ее в монастырь; 6 сентября – чуда Архистратига Михаила (придельный храм); в среду второй недели великого поста, при отправлении в Архангельск чудотворной иконы Божией Матери Владимирской, и в среду пятой недели, при возвращении из Архангельска иконы Божией Матери Грузинской.

Между стекавшимися в Красногорский монастырь богомольцами встречаются и лица именитые. Из преосвященных посещали его: Варнава архиепископ холмогорский и важеский, Вениамин в 1790 году жил в монастыре 13 дней, Евлампий 1808 года летом ходивший на св. ручей, Парфений, Георгий, Варлаам, Антоний, Александр, архимандрит Павел; из светских лиц были, в 1687 году по обещанию стольника города Холмогор Кондратия Фомича Нарышкина мать Елена и жена Акулина, Семенова, 1693 года посетила монастырь княгиня Ефимия Михайлова, жена двинского градоначальника князя Ивана Михайлова Лыкова; архангельские губернаторы: Андрей Яковлевич Перфирьев, Николай Иванович Арендаренко. Но особенно часто любил посещать Красногорский монастырь, сосланный на житье в Пинегу князь Василий Васильевич Голицын. Он, как известно, 9 сентября 1679 года был отрешен от всех должностей, и по лишении чинов и имения, с женой и детьми сослан в Каргополь; 5-го марта 1691 года переведен на вечное житье в Пустозерский острог. Осчастливленный в последнее время жизни своей некоторыми льготами, он был переведен в Пинегу. Отсюда он часто навещал монастырь, а летом при хорошей погоде путешествие это служило прогулкой доставляющей удовольствие.14

В ссылке князь Голицын получал 13 алтын и две деньги (40 коп.) содержания в день с семейством своим, потерял старшего сына, который помешался от тоски. Живя в Пинеге он пользовался некоторой свободой, имел право выезда в Архангельск и другие селения под присмотром соцких; здесь, по народному преданию, получил из Москвы свой конский завод и для улучшения местной породы лошадей раздавал их крестьянам. Скончался οη 21 апреля 1714 года и погребен в Красногорском монастыре. Могила князя находится на южной стороне аршинах в двух от церкви, накрыта небольшой растрескавшейся плитой; бывшая на ней надпись от влияния сырости изгладилась. Вся память о знаменитом некогда князе осталась в некоторых вещах оставленных им монастырю. Пролог за июль и август, прописанный по листам рукой самого князя на доске имеет надпись: «Сию книгу положил в дом Пресвятой Богородицы на Красногорскую гору князь Василий Васильевич Голицын». Другие руки свидетельствуют, что сия книга «его милости и светлости». Пожертвована книга 1714 года в келье настоятеля хранится шитый по холсту образ Божией Матери. Точно такой же шитый образ распятия, по венцу пронизанный жемчугом, такая же плащаница, с изображением снятия с креста, и воздухи хранятся в соборном алтаре. Все они, говорят, шиты руками Софьи Алексеевны. В алтаре же на стене висит старинное зеркало довольно большое, створчатое, украшенное по рамкам фольгою и позолоченными орлами, чистой изящной по времени отделки, оно принадлежало князю. Имеется еще почернелый от времени без рамки портрет царя Алексея Михайловича, писанный масляными красками, хорошей работы, по всему вероятию, также собственность князя Голицына. В монастырском синодике на вечное поминовение князей Голицыных записано 20 имен, внизу которых рукою самого князя написано его имя (род. 1643 г.), имя Евдокии, князей Михаила и Алексея сыновей его.

Но особенно важно значение святыни Красногорского монастыря для жителей Архангельской губернии. Принесение и ежегодное ее пребывание в Архангельске оживляет дух веры и благочестия христианского. День прибытия чудотворной Грузинской иконы Божией Матери – день торжества городских церквей. Трогательную картину представляет встреча ее. Нужно видеть, с каким благоговением и живейшею радостью обращаются молитвенные взоры в сретение св. иконы Царицы Небесной. По колокольному звону, раздающемуся во всех церквах, толпы православных спешат к назначенному месту прибытия. Bот, пo тихим волнам Северной Двины близко несется чудный лик Богоматери. Стройное пение хора и соединившегося в крестном ходе всего градского духовенства, с архипастырем во главе, сливается с колокольным звоном в один молитвенный гимн. Вот простертые руки святителя приемлют, чудотворную икону и крестовидно осеняют на четыре стороны город и молящихся. Так величественно и умилительно это священное зрелище!

Во время пребывания чудотворной иконы Грузинской Божией Матери в Архангельске, она до очереди находится во всех церквах, из которых по желанию вносится и в частные дома.

Часть вторая

Глава первая. О чудесах, происшедших от святых икон Божией Матери – Владимирской и Грузинской – в Красногорском монастыре

Живая вера в чудодейственную силу св. икон Божией Матери Красногорского монастыря насаждалась веками, росла и утверждалась постепенно в душах верующих. Та же Божественная сила и ныне пленяет их умы и сердца, возжигая светильник веры и упования в действие Божественного Промысла. Это говорит нам и народное сознание и историческая судьба Красногорского монастыря. Возвращаясь к началу основания его, мы видим особенное действие Промысла в тех обстоятельствах, которые послужили основанию и прославлению Красногорского монастыря. Чудотворная сила Божией Матери от св. иконы ее (списка) называемой Владимирскою, являема была в XVI веке. – Живший тогда в Кевроле игумен Варлаам был в числе других свидетелем чудес от нее происшедших. Он хранил св. икону, как драгоценный небесный дар, залог любви и благоволения к нему Божией Матери. Чудотворная икона была для него предметом особенного почитания и забот. Занятый мыслью о смерти, напоследок дней своих благочестивый Варлаам думает передать ту святую икону лицу ее достойному, благочестивому, Но святыне подобает и место святое. Матери Божией угодно было избрать в селение себе обитель иноков среди лесов, на высящейся над миром горе. И вот голос явившейся вo сне Богоматери изрекает на то Ее волю. Какие были чудеса от св. иконы (Владимирской) до принесения ее на гору, – сведений нет; в летопись занесены лишь немногие из тех, которые совершались после принесения на место Красногорского монастыря.

Не менее дивна судьба другой чудотворной иконы Божией Матери – Грузинской, также по особенному Божественному откровению из дальней страны востока в Красногорский монастырь принесенной. Чудотворения, от нее источаемые, без сомнения, известны были древней Грузии. Глубокое благоговейное почитание на православной России она стяжала обилием подаваемых исцелений и как древнейший исторический памятник первых веков христианства. Чудотворную целебную силу ее исповедует и св. церковь: «От святыя иконы Твоея, о Владычице Богородице, спасение и цельбы подаются обильно, с верою и любовию всем приходящим, ею же и мою немощь посети и душу мою помилуй, благая, и тело мое исцели благодатию Твоею. Пречистая».15

Чудеса от списка св. иконы Божией матери Владимирской

1.

Пинежского уезда, деревни Цымолы, девица Марфа страдала жестокой болезнью глаз, грозившей опасностью потерять зрение; но в молитве пред чудотворной иконой в Красногорском монастыре, куда пришла она по наставлению во сне и совету одной вдовы Акилины, получила совершенное исцеление.

2.

В Кареле некто Иаков долго лежал в тяжкой болезни и уже был при смерти. Но вот является ему во сне световидная жена и говорит: "иди в пределы Двинские на Черную гору, там есть образ Пречистыя Богородицы, и совершенное здравие обрящеши». Утром на следующий же день он почувствовал облегчение болезни, вскоре за тем собрался в Красногорский монастырь, где и получил совершенное исцеление.

Нельзя не видеть здесь особенного промышления Царицы Небесной о благоустройстве избранного к прославлению места. Постройка первого храма для монастыря, назначенного, за скудостью искусных в созидании церквей плотников, отложилась бы на неопределенное время. Прибывший в ту пору богомолец Иаков, по ремеслу плотник, взялся за постройку церкви, которую в течение года окончил. Впоследствии он принял монашество и был зачислен в братство Красногорского монастыря.

3.

Пинежского уезда, Сояльского селения, крестьянин Михаил Ворга поносил святое место Черной горы. Случилось, что за беспорядки и бесчинство он взят был в тюрьму, предан пыткам и на смерть осужден. Тогда вспомнил свой грех поношения святого места, глубоко раскаялся в нем, причем дал обещание жертвовать на монастырь чем может, до самой смерти своей, если избавится от постигшей беды и осуждения на смерть. И действительно, заступлением Богоматери он помилован и возвращен па свободу. Верный обещанию своему он ежегодно жертвовал в Красногорский монастырь меру ячменя.

4.

В правление Двинской областью воеводы Ивана Васильева Маликова (жившего в Холмогорах) бывший в Москве мятеж коснулся и северных губерний. Жители Двинской области восстали против начальствующих епарха и архиграфоса и за неправедный суд заключили их в темницу; последний осужден мятежниками на смерть и был утоплен. Та же участь ожидала и воеводу Маликова. Но вот приходит навестить заключенного духовный отец его, священник Федор, который в утешительной беседе сообщил ему о чудесах иконы Пречистой Богородицы в Красногорском монастыре, присовокупив: «аще учнеши имети веру Пречистей Богородице в Черной горе, ведай, яко избавити тя имать Бог от напасти сея». Воевода обещался иметь веру в чудодейственную помощь Божией Матери. И что же? На следующий день утром волнение прекратилось, мятежники, признавши законную власть, просили его занять свою должность. Неожиданное прекращение мятежа воевода признал действием Божией Матери, в слезах умиления прославил Бога и Его Пречистую Матерь и в благодарность за спасение от насильственной смерти послал с монахом Ионою потребные Красногорскому монастырю: книги, воск, паволоки, серебро, обещаясь до смерти иметь веру в чудодейственную помощь Божией Матери.

Глава вторая. Чудеса от св. иконы Божией Матери Грузинской

5.

По принесении в Красногорский монастырь иконы Грузинской Божией Матери, когда игумен с братиею отправлял всенощное бдение в храме, в том монастыре совершилось следующее чудо: монах Красногорского монастыря Питирим много лет ничего не видел и не слышал. Во время всенощного бдения он вышел в сени своей кельи помолиться, и во время молитвы внезапно озарен был необыкновенным сиянием. Не видавши света много лет, он ужаснулся, и, считая это явление наваждением бесовским, оградил себя крестным знамением; потом обратился в ту сторону, где в храме стояла св. икона Грузинская, увидел и там яркий свет подобный солнечному. Он сотворил молитву, и с того часа прозрел и избавился от глухоты. По окончании утреннего славословия, инок пришел в собор и объявил о своем исцелении игумену и братии, которые вместе с ним принесли благодарение Господу Богу и Пречистой Матери Его. Принесший св. икону Георгий Лыткин был свидетелем сего преславного чуда.16

6.

Селения Явзор женщина Неонила лежала в расслаблении. Слышавши об исцелениях, силою Божией Матери в Красногорском монастыре подаваемых, она в болезни просила родственников своих отправить ее для богомолья в тот монастырь, где по окончании молебна пред образом Божией Матери и получила исцеление.

7.

Труфаногорского селения, Пинежского уезда, женщина Феодотия страдала жестокою болезнью глаз. С надеждой на помощь Царицы Небесной она приходит в Красногорский монастырь; здесь в молитве Божией Матери пред св. иконою Ее избавилась от недуга своего.

8.

Житель города Холмогор, некто Федор, в расслаблении лежал целый год. Слыша рассказы о чудесах исцелений, исходящих от Грузинской иконы Божией Матери, больной упросил своих родственников свозить его в обитель Красногорскую. Усердная молитва пред чудотворной иконой восстановила его силы, и он здоровый возвратился домой, славя Бога и Его Пречистую Матерь.

9.

Холмогорского уезда, селения Ровдины, крестьянский сын Полиевкт, страдавший от действия нечистого духа, привезен был родителями в Красногорскую обитель, где вo время молебного пения у иконы Божией Матери получил облегчение, а потом и совершенное от нее избавление.

10.

Мезенского уезда, селения Сундоры с Важки, некто Кондрат подвергался действию нечистых духов, жил не в доме, a на улицах я в пустынях. Однажды весной он скрылся от родителей и десять недель блуждал в пустынях. Родители считали его уже погибшим и молились об упокоении души его. Но вот, по указанию промысла Божия, отец находит его у реки ползающими. И едва живого приводит в дом свой. Когда мало-помалу сознание возвращалось, он объявил, что происшедшее с ним было пo действию духов нечистых, что явилась ему Грузинская икона Пресвятой Богородицы, и, указавши путь к выходу из пустыни, сказала: «иди в Красную гору помолитися о исцелении». Совершенное исцеление получил он пред образом Грузинской Божией Матери, когда для молитвы приходил в Красногорский монастырь. Чудо это было тогда же записано со слов родителей исцелившего, свидетельствовавших показанное клятвою.

11.

Пинежского уезда, Кулойского посада (ныне село), житель Иаков потерял зрение, но во время молебного пения пред иконою Божией Матери в Красногорском монастыре прозрел.

Из страждущих глазами также получили исцеления: Пинежского уезда Чакольского селения крестьянин Павел и жена его Зиновия, того же уезда села Немьюги крестьянин Тимофей и некто Филимон.

12.

Мезенского уезда житель Иван и пять товарищей с ним, ловившие на озере рыбу, стали тонуть. He видя средств спасения, они призывали на помощь Божию Матерь, причем положили обещание отправить молебен Грузинской чудотворной иконе. Спасенные от потопления все они приходили в Красногорский монастырь исполнить данное обещание, где и заявили о сем.

13.

Архангельского уезда селения Мудьюги крестьянин Павел при посещении Красногорского монастыря, сообщил братии, что во время болезни, продолжавшейся год, он видел во сне образ Пресвятой Богородицы с Предвечным Младенцем: пробудившись от сна, почувствовал облегчение и вскоре выздоровел.

14.

1645 года декабря 5-го отрок Тимофей, живший в Дорогой горе, Мезенского уезда, по прибытии в Красногорский монастырь, заявил следующее: имея желание в зимнее время отправиться в Красногорский монастырь, он в день недельный занялся приготовлением на путь теплых рукавиц, но вдруг почувствовал сильное дуновение ветра в лицо, по которому вслед за этим распространилась опухоль, потемнел и свет в глазах. В изнеможении он пал ниц, и так мучился двое суток, не принимая ни пищи, ни питья; на третью ночь видел во сне юношу который велел ему идти в обитель Пресвятой Богородицы, взять сребрицу, купить свечу и поставить пред чудотворным образом Ее иконы. Отрок исполнил данное повеление и получил исцеление.

15.

Селения Мудьюги, Архангельского уезда, Иван Андреев мучился десять недель жестокою внутренней болезнью, тело его находилось в каком-то оцепенении. Наслышанный о чудесных исцелениях от иконы Божией Матери в Красногорском монастыре, он на одре болезни молил Царицу Небесную об исцелении недуга своего. И болезнь вскоре прошла, точно невидимая рука с каким-то треском оторвала ее. В благодарность за то исцеленный приходил в Красногорский монастырь помолиться чудотворной иконе, и тогда же поведал о сем братии монастыря.

16.

Красногорского монастыря монах Дионисий объявил следующее: находясь в мире, он жил в селении Валдукурее, имел жену и детей. В отрочестве один из них Василий лишился зрения и два года не видел света. Казалось, не было возможности возвратить зрение, и оставалась только надежда на милость и помощь Божию. Положено было сходить в Красногорский монастырь помолиться чудотворной иконе Божией Матери. И вот, когда отец вел слепого сына своего в монастырь, зрение его стало проясняться, а в обители после молебна и совершенно возвратилось. Это так подействовало на отца, что он оставил мир и поступил в братство Красногорского монастыря; при монастыре же для работ остался с ним и прозревший сын Василий. Это чудо произошло в 1636 году.

17.

Живший в Красногорском монастыре монах Иона оставил тот монастырь и перешел в Сийский. Когда отсюда, по воле настоятеля, он был отправлен для рыбных промыслов на Белом море, близь селения Варзуги его постигла тяжкая болезнь; три месяца лежал он совершенно расслабленный. Признав болезнь наказанием Божием за нарушение обещания им прежде данного – жить в Красногорском монастыре безвыходно, – он на одре болезни приносит чистосердечное раскаяние и решил возвратиться в Красногорский монастырь. Лишенный сна за все время болезни он внезапно уснул и, проснувшись, сел к удивлению с ним бывших, а затем и стал ходить. Жившая в одном с ним доме малолетняя дочь вдовы говорила пред тем матери своей, что пришла Пресвятая Богородица из Черной горы и исцелила монаха Иону. Окончив порученное дело, монах Иона переселился из Сийского в Красногорский монастырь, где и оставался до смерти. Чудо это совершилось в 1637 году.

18.

Пинежского уезда, Немьюжского прихода священник Андрей показал, что в 1640 году помощью и заступлением Божией Матери он получил исцеление от болезни глаза, который не мог смотреть четыре месяца. По вере в силу исцелений, обильно подаваемых от св. иконы Грузинской, он дал обет сходит в обитель Красногорскую и отправить молебен Божией Матери Прекращение болезни было внезапное.

19.

Жившая близ селения Мудьюги, Архангельского уезда, женщина Феодора находилась много времени вне ума. 1642 года в великий пост, когда она пришла в Красногорский монастырь, и пред чудотворною иконою был отправлен молебен, сознание тотчас возвратилось, привидения и грезы исчезли.

20.

Двинской области, Марилова острова, у Василья Федотова распухло лицо, так что закрылось отверстие глаз и два месяца нельзя было открыть их. Рассказы соседей о силе исцелений от св. иконы Грузинской воодушевляли его верою. Пред наступлением праздника Благовещения он стал молиться об исцелении своем Божией Матери, причем положил обещание сходить по выздоровлении в Красногорский монастырь на поклонение Ее чудотворному образу. Вскоре опухоль прошла, открылись и глаза, прежде один, а за тем и другой. Это было в 1646 г. Бывши по обещанию в монастыре, Василий Федотов пред всею братией заявил о своем чудесном исцелении.

21.

Двинского уезда, деревни Заозерья, крестьянин Илья сильно мучился зубною болью; образовавшаяся от нее опухоль на лице закрыла глаза. Будучи не в силах сходить в Красногорский монастырь, он положил в душе своей поставить св. иконе Божией Матери Грузинской свечу, которую и отправил с монахом Макарием. Болезнь прошла быстро и внезапно, а вслед за тем исцелившийся явился в монастырь возблагодарить Пречистую Матерь Божию.

22.

Архангельского уезда деревни Заозерья, что близ селения Мудьюги, лежавшая в расслаблении одна женщина была отправлена, по ее желанию, родственниками в Красногорский монастырь. Подъезжая к нему, не владевшая ногами больная встала и без посторонней помощи пошла на гору. Бывшие с нею удивлялись внезапному укреплению ее сил и единогласно признали в этом целебное действие сверхъестественной силы Божией. Это было в 1649 году.

23.

Пинежского уезда, деревни Марьиной горы, крестьянка Евфимия девять месяцев лежала расслабленной. В твердой надежде на помощь и заступление Божией Матери, она на одре болезни возносила душевные молитвы об исцелении, обещалась по выздоровлении сходить в Красногорский монастырь помолиться чудотворной иконе Божией Матери. Сила веры восстановила здоровье расслабленной, к удивлению окрестных жителей.

24.

Помянутой, чудесным образом исцеленной, крестьянке Евфимии случилось быть в Покшеньге, деревне отстоящей от места жительства ее верст пять. Здесь посетила она страдавшую той же болезнью четырнадцать лет женщину Федосью и, утешая ее, поведала о своем исцелении по молитве Божией Матери. Воодушевленная верой больная с умилением сердца стала взывать о помощи Царицы Небесной, обещаясь сходить на поклонение честной ее иконы Грузинской. Горячая молитва и сила веры восстановили ее здоровье: болезнь исчезла внезапно и быстро. Славя милосердие Божией Матери, она в слезах поведала о сем односельцам своим, а в бытность свою в Красногорском монастыре строителю и братии его.

25.

Пинежского уезда, Маркова березника, что на две версты от монастыря, крестьянина Федора Бутюкова шестилетний сын Аверкий был в сильной горячке. Однажды больной видит во сне человека в белой одежде, который сказал ему: «воли вести себя в обитель на Красную гору, принеси две свечи и помолись Пресвятой Богородице об исцелении». Явленное во сне родители признали за волю Божию, которую и немедленно исполнили. Летнее время дало им возможность принести больного в монастырь. Когда по указанному отправлен был молебен св. иконе Грузинской Божией Матери, на праздник Рождества Пресвятой Богородицы, больной сын совершенно выздоровел к великой радости родителей.

26.

Приходившая в Красногорский монастырь, 21 марта 1655 года, из деревни Стимщельи, Мезенского уезда, женщина Пелагия объявила братии следующее: когда вследствие болезни глаз, она лишилась зрения, однажды во сне ей послышался женский голос: «иди в обитель на Красную гору, помолись Пресвятой Богородице, той бо такие болезни возможно исцеляти». Пробудившись от сна, раскрыла глаза и внезапно увидела свет, которого два года не видала.

27.

Валдокурского селения, Пинежского уезда, крестьянина Калины Половинкина жена Марья заболела глазами, лишилась зрения и два года ничего не видела. Утешаясь надеждою на милосердие Божие, она нашла целебное врачевство под кровом Царицы Небесной. Двукратно приводимая в Красногорский монастырь, она прозрела, о чем тогда же и объявила братии.

28.

1693 года в июне месяце, при встрече чудотворной иконы Божией Матери в Холмогорах, жена Двинского градоначальника князя Михаила Иванова Лыкова, Евфимия Михайлова получила исцеление долговременной болезни своей. В чувстве благодарности за тο, 12 августа того же года она посетила Красногорский монастырь, пожертвовала ризы, подризник, покровы, поручи и другие для церковного употребления вещи и деньгами девять рублей 25 алтын.

29.

В 1859 году 8 октября на имя строителя Красногорского монастыря получено следующее письмо священника Александра Ивановского:

«В записной тетради покойного моего родителя священника Курейско-Сергиевского прихода, Холмогорского уезда, Афанасия Ивановского нашел я следующую заметку: «В 1824 году, пишет он, заболела у меня правая рука и левая нога и очень опухли; так что я с трудом переносил боль; в декабре того же года, около Рождества Христова, болезнь усилилась, а в начале мая 1825 года сделалась она столь люта и тяжка, что я отчаялся жизни и был при смерти. Многими пользовался лекарствами, но облегчения не получил. В надежде на помощь Божию я обратился с слезною молитвою к Всемилостивому Спасу, призывал на помощь и Пресвятую Богородицу, прося исцеления, и дал обещание пo выздоровлении съездить в Красногорский монастырь на молитву пред чудотворным образом Божией Матери. В ночь на Троицын день, лежащему мне на одре, внезапно предстала честная икона Ее, сияющая как молния над болезненною рукою и ногою, образ и подобие иконы Грузинской Пресвятой Богородицы и держимого ею на руках Предвечного Младенца Иисуса Христа. He мог я воззреть на красоту и светлость лица их неизглаголанную, восстал бодренный, исполнившись благоговейного трепета от сего видения, почувствовал облегчение: на руке и ноге моей раны открылись и опухоль стала уничтожаться. Вскоре я выздоровел совершенно.

На следующий год, как я слышал от своей родительницы, прибавляет сын его, он ездил по данному им обещанию в Красногорский монастырь, и в знак своего исцеления повесил к чудотворной иконе серебряную цепочку с крестом. Было ли это исцеление доведено до сведения,17 я не знаю; однако, не желая таить дел Божиих, заблагорассудил я передать в ваш монастырь на память этот случай».

30.

В 1859 году в Архангельской губернии была сильная засуха, продолжавшаяся около двух месяцев, отчего в разных местностях ее происходили частые лесные пожары и сильнейший между ними был вокруг Красногорского монастыря. Начавшись утром 21 июня в 20 верстах от него к юго-западу, в глуши леса, при сильном юго-западном ветре, чрезвычайно быстро распространился, так что к пяти часам вечера того же дня был уже в 5-ти верстах от монастырских зданий, которым грозила неминуемая опасность. Земскою полициею и собравшимся народом были приняты все меры к прекращению его, но стремительного действия огня не останавливали никакие преграды: свирепеющее пламя разливалось потоком, ежеминутно сокращая расстояние между монастырем, подошло к нему на 100 сажен.

Тогда, посланный полициею предложил настоятелю, иеромонаху Нектарию, озаботиться сохранением монастырского имущества. Немедленно были собраны и перенесены в безопасное место под присмотр имение монастыря и церковная утварь. Рассчитывать на человеческую помощь в виду явной неотразимой опасности было нечего. Здесь нужна была особенная небесная помощь. И вот, по распоряжению настоятеля, начался звон. На зов его из ближайших селений стекался народ: одни рубили растущий у монастырских зданий лез, другие стали на крышах с запасною водою, женщины приготовляли вехи к потушению огня. Но все это не спасло бы монастыря без чудесного заступления Царицы Небесной. В 10 часов вечера того же 21 июня собрался крестный ход с чудотворными иконами к месту пожара, где по направлению к нему отправлено было молебствие Божией Матери. И чудное дело! Дувший с юго-запада на монастырь сильный ветер тотчас изменился, перешел в южный и затих, а вслед за тем пошел и спасительный дождь.

Так видимо сохранил Господь от огня святую Красногорскую обитель.

Тогда же чудесное действие Божие обязательно выразилось в спасении oт огня часовни Красногорского монастыря.

Ветхая деревянная часовня эта, во имя чудотворной иконы (Владимирской) Божией Матери, стоит на св. ручье, в пяти верстах расстояния к юго-западу от монастыря, в пожаре буквально была окружена пылающим лесом, но без всякой защиты от огня осталась сохраненною. На огромном пространстве, с той и другой стороны часовен обгорело множество лесу, самая же часовня и даже Иордан, где 23 июня совершается водоосвящение, остались не поврежденными. Только снаружи стен ее заметны следы ближайшего действия огня; от сильного жара они приняли темно-красноватый вид. На св. ручей к часовне 23 июня издревле бывает крестный ход с чудотворными иконами.

Земская полиция всю ночь 21 июня и на другой день оставалась на месте пожарища и в монастыре, уничтожая остатки огня. Прекращение пожара все находящиеся при нем единогласно отнесли к особенному сверхъестественному действию Божией Матери. Это поразительное с одной стороны событие, удивительное и радостное с другой, как изложено в донесении Красногорского монастыря епархиальному начальству, – все мы ясно видели, – что спасение св. обители от огня устроилось заступлением Царицы Небесной. И бывшие на пожаре крестьяне, видя явное покровительство Божией Матери в спасении от огня как святой обители, так и жилищ их, в то же время дали обещание принесть в жертву Красногорскому монастырю по 1,5 коп. с души.

О чудесном спасении Красногорского монастыря от огня тогда же донесено епархиальному начальству; на донесение с резолюции преосвященного Александра последовал указ духовной консистории: «следует св. обители Красногорской ежегодно отправлять с крестным ходом благодарственное молебствие Божией Матери за чудесное спасение св. обители и часовни от огня». С тех пор 21 июня по окончании всенощного бдения, в 10 часов вечера, ежегодно бывает к часовне крестный ход.

Глава третья. Чудеса, совершившиеся в Москве от списка (копии) чудотворной иконы Грузинской Божией Матери

31

В 1654 году, на первой неделе великого поста, чудотворная икона Божией Матери из Красногорского монастыря была принесена в Москву; при ней для сбора пожертвований находился иеромонах Макарий. В то время лежал при смерти больной сын московского серебряника Гавриила Евдокимова. Слышал он о чудесах исцелений обильно подаваемых от (Грузинской) иконы Божией Матери, и надеялся, что богатый милостию Господь Бог, по молитвам и заступлению Своей Пречистой Матери, дарует исцеление и его болящему сыну. Желая своими глазами видеть тот св. образ и принять его в дом свой, освящения ради, он посылает ученика своего к иеромонаху Макарию, остановившемуся с иконой в доме Богдана Семенова Щепоткина, с просьбою внести чудотворную икону к нему в дом. Просьба была исполнена, я когда отправлен был молебен, больной выздоровел. В память сего и благодарность за милость исцеления Гавриил Евдокимов дал обещание снять копию чудотворной Грузинской иконы Божией Матери, которое и исполнил.

Точный список этот, находящийся и ныне в Москве, в церкви св. Троицы, близ Варварских ворот, также прославили чудотворениями.

32

Того же 1654 года 11-го мая, Холмогорского уезда, Иван Васильев Феофилактов, да Прокопий Борисов Шешенин, находившись по делам своим в Москве, сообщили жителю ее Богдану Щепоткину, чтο односелец их Иван Минин десять недель лежит в исступлении ума, поносит Бога, святым иконам не поклоняется, и просили квартировавшего в его доме иеромонаха Макария внести к больному чудотворную икону Божией Матери. Иеромонах Макарий вручил им изготовленный к тому времени, по обещанию серебряника Гаврила Евдокимова, список чудотворной Грузинской иконы. Увидевши изображение Божией Матери, больной оградил себя крестным знамением, облобызал икону, и с тех пор болезнь видимо стала ослабевать. Вслед за тем помянутые товарищи больного Ивана Минина просят того же иеромонаха отправить водосвятный молебен, который, при участии городской Троицкой церкви священника Саввы, и был отслужен в квартире больного. Когда за окроплением он, по предложению, напился св. воды, болезнь исчезла, и он выздоровел.

33

Во время моровой язвы, свирепствовавшей в Москве, торговец Мина Стефанов с семейством своим хотел оставить Москву и, собираясь в путь, молился Пресвятой Богородице, да управит путь ему. В наступившую ночь он видит во сне образ Пресвятой Богородицы с Предвечным Младенцем и слышит голос от иконы исходящий: «молися Богородице Грузинской», но, проснувшись, забыл это видение, нашел товарищей и совещался с ними, из страха смерти, удалиться из Москвы. Так прошла неделя. 20 августа снова является ему во сне та же икона Божией Матери и с таким же наставлением; тогда он пробудился и тотчас стал на молитву, прочитал обычное свое полуночное правило и, ожидая благовеста к утрени, уснул. Между тем во сне видит третье явление иконы Пресвятой Богородицы, которая сказала: «молися Богородице Грузинской, что на Неглине у мельниц, да сохранен будеши».

Явление это видел и записал своею рукою Мина Степанов, торговавший в Москве, в шелковом ряду.

Чудотворная сила св. икон (Владимирской и Грузинской) Божией Матери, выразившиеся в чудесной помощи исцелений, утверждала веру православную, возбуждала надежду и любовь на милосердие Божие. Здесь изложены лишь те из чудес, о которых было заявлено в обители и которые тогда же записаны. Но все ли исцеленные возвестили славу Божию, поведали чудные дела Божией Матери им явленные, и все ли они были занесены в летопись? Однажды Христос Спаситель во время земной жизни Своей исцелил десять прокаженных, но только один из них иноплеменник возвратился дать славу Богу. Славу св. икон Божией Матери обители Красногорской возвещают и те немногие из приведенных чудес, в которых осязательно проявилось действие всемогущества и благости Божией. Та же промыслительная Божественная сила действует и ныне чрез посредство чудотворных икон Владимирской (списка) и Грузинской Божией Матери. Это исповедует и св. церковь в песнопениях: «Радуйся святая горо красная, небеси подобная, слава бо Божия на тебе возсия: взыграйте горы и холми веселием, яко на сей святей горе прославися икона Божия Матере, честнаго Ея умиления. Ликуйте человецы и веселитеся, яко нам даровася богатство неотъемлемое исцелений сокровище: гласы яко трубы возшумите, прославляюще Ея чудеса преславная! и ты Чистая радуйся, яко с Тобою Господь.18

Яснее свидетельствуются чудотворения в другой церковной песни: «От святыя иконы Твоея, о Владычице Богородице! спасения и цельбы подаются обильно с верою и любовию всем приходящим. Ею же и мою немощь посети и душу мою помилуй, благая, и тело мое исцели благодатию Твоею, Пречистая.19

Глава четвертая. Настоятели Красногорского монастыря

Историческое значение Красногорского монастыря тесно связывается с судьбою древних чудотворных икон Божией Матери, в нем находящихся, и зависит от них. Основание его положено, как мы видели, волею Божией Матери, особенным образом открытою, которая тогда же была записана и до сих пор сохраняется на чудотворной Владимирской иконе Божией Матери. Тоже само, послужило основанием и для составления сего исторического очерка. Что касается настоятелей, тο о служебной деятельности немногих из них описание касалось слегка и как бы мимоходом. Но между ними были лица, много потрудившиеся на пользу монастыря и заслуживающие внимания. Постараемся, насколько позволяют сохранившиеся о них сведения, описать их служебную деятельность.

I

Первым настоятелем Красногорского монастыря был основатель его игумен Макарий. До принятия монашества он носил имя Мирон, и был священником Юрольского прихода, находящегося против Красногорского монастыря на левом берегу реки Пинеги и проходил должность десятского священника. Посему, кроме обязанностей по приходу своему, он имел надзор за церковным порядком других приходов Пинежского уезда и собирал церковную дань в пользу новгородской Софийской казны.20

Промысел Божий готовил священника Мирона к высоким подвигам иночества и труда. Но смерти жены своей, он искал утешения в молитве. Смерть жены ослабила в нем привязанность к миру; в душе является жажда благ небесных, и он предается молитве, согревшей сердце его любовию к Богу. Так он еще до принятия монашества из прихода своего уединялся для молитвы на Черную гору, где была поставлена принятая им чудотворная Владимирская икона Божией Матери. Более частым стало пребывание его здесь в 1605 году, когда он по обещанию своему часовню водрузил и келейку поставил. Уединенная молитва и труд утвердили в нем решимость к подвигам иночества. Задача, которую надлежало выполнить Мирону, была не легкая. Лишения, заботы и тяжесть труда не смущали его. He скорым, но верным путем идет он к предназначенной цели, и вот Кевроло-Воскресенский игумен Варлаам постригает его в монашество. С тех пор начинается деятельность священноинока Макария на пользу обители Красногорской, которой он положил основание и посвятил все труды последующей жизни своей.

Между тем благое намерение Макария, уединенная молитва и труд в диком лесу на Черной горе, служившей жилищем зверей, не оставались безызвестными. К нему приходили желающие разделять его труды и призвание, которые составляли потом братство Черногорской пустыни.

С принятием монашества, когда нужно было приступить к постройке храма, священно-инок Макарий в 1606 г. отправляется в Москву и испрашивает дозволение Василия Иоанновича Шуйского на отвод избранного места Черной горы под монастырь. По возвращении из Москвы с грамотою, которою велено записать Черную гору за строителем Макарием на оброк, положено основание первого храма. В три года постройка была окончена, и храм, при деятельном участии Макария, снабжен необходимою, хотя и скудною, утварью, и приобретено четыре колокола. В этом оказал помощь свою и митрополит Исидор в бытность Макария в Новгороде за антиминсом и благословением на освящение воздвигнутого храма в 1608 году; в тоже время митрополит Исидор произвел Макария игуменом, дал ему посох и настольную грамоту на утверждение Черногорской пустыни. Когда происходило освящение первого храма, точных сведений нет. На основании сохранившегося народного предания, время освящения его следует относить к 6-му июля 1609 г., когда игуменом приглашены были в монастырь с крестным ходом священники приходских церквей. В память сего день 6-го июля празднуется в Красногорском монастыре и доныне, а прежде было в обычае собираться в тот день крестным ходам из церквей Пинежского Собора, Юрольской, Валдокурской, Сояльской, Вонгской и Пильегорской. В народе этот праздник известен под названием Горний. Братство в первое время составляли три старца, да три работника, жившие в двух кельях. В 1624 году число братии возрасло уже до девяти человек, которые помещались в особых кельях.

Много забот и труда стоило Макарию обеспечить существование монастыря и прочное утверждение его братства. Трудолюбие и опытность его указывали к тому верные пути. Скудный произведениями природы северный край не представлял иных средств существованию братства, кроме земледелия. Положивши общежитие в основу жизни братства учрежденной обители, он хотел, чтобы каждый из братии трудился друг для друга и на пользу монастыря. За недостатком рабочих рук для разработки лесной местности вокруг монастыря, он приглашал половников, раздавал им на сроки, для возделывания под луга и пашни, монастырские участки. Половники селились, ставили дворы и жили на монастырской земле, пользуясь известною долею выгод произведений возделываемой земли, обязывались без ведома игумена и братии ни срубленного лесу, ни жердья, ни колья, ни урожая не увозит. Так мало-помалу образовались деревни вотчины монастыря. Название это за некоторыми остается и доныне. В 1614 году договорен был игуменом Макарием половник Василий Памфилов Шолутков на Черной горе, по нижнюю сторону монастыря, за ручьем Бобровцем и вниз от того ручья до глубокого ручья, и в гору до болот – все это место по расчистке леса разработать в поля и луга: по истечении 8-ми лет, назначенных собственно на обработку, половник обязывался 10 лет доставлять монастырю четвертую часть из урожая хлеба и сева; затем вся та земля передавалась монастырю, или по желанию того же половника предоставлялось ему продолжать работы, но уже с уступкою третьей части всех выгод.

Между тем как начались подготовительные к земледелию работы половников, игумен Макарий продолжал изыскивать средства содержания обители. Трудность и медленность, с какими сопряжены были подготовительные земледельческие работы на местах, покрытых густым массивным лесом, вызвали его ходатайство на отвод возделанной земли. Снисходя просьбе его, царь Михаил Феодорович 1635 г. грамотою, на имя двинского воеводы Григория Плещеева, велел передать Красногорскому монастырю земли, бывшие на оброке Пинежского Волока, Никольского прихода – по реке Пинеге по Бобров ручей и вверх по реке по глубокий Коровий ручей, да за Бобровцем ручьем расчистки: починок Васильевской с сенными покосами, речку Кумечеву да Карасье озеро, – с взносом в Государственную казну ежегодно десяти алтын трех денег. Брались в аренду также и частным образом земли поселян.

С трудолюбием игумен Макарий соединял и благочестие. Живая вера, молитва и любовь к Богу, одушевлявшие его труды, положены основным правилом и жизни братства. Так возникло общежитие. Хотя оно и не представляло выгод со стороны материальной, но, тем не мене, число братства возрастало. С начала существования монастыря в нем жило только три старца и три трудника, а с 1624 года находилось уже девять братов и столько же служников. Все они имели стол и готовую одежду от монастыря. Подвиги труда, воздержания и молитвы снискали расположение к нему братии; другие знавшие его лица отнеслись к нему с глубоким уважением.

Венцом правления игумена Макария было принесение чудотворной Грузинской иконы Божией Матери – это знамение видимого благоволения Божия трудам и подвигам, которым посвятил он слишком тридцать лет жизни своей во славу Божию. Умер он 28 июня 1636 года.

В дополнение жизнеописания игумена Макария не излишне привести здесь сохранившиеся письма к нему Ярославского купца Егора Третьякова Лыткина.

Письмо первое

Святые обители Пресвятой Богородицы Честной ее Похвалы Черногорского монастыря честнейшему отцу и великому господину игумену Макарию, иже о Христе с братиею, Георгий Третьяков Лыткин. Вели, господине, ко мне писати как вас Господь сохраняет. В Ярославле я живу здоров, а впредь уповаю на Божию милость. Послал к вам с Петром Ермолиным сыном Каргопольцем пятьдесят рублей денег на церковное строение Пресвятой Богородицы Похвалы на новую церковь. И вам бы, господине, на те деньги иззадатчити для того строения новые церкви Пресвятой Богородицы Похвалы лесу красного тесу сколько пригоже, чтобы вам, господине, устроить таковую церковь пространством как изволите, а верх бы вам на церкви устроить по земным обычаям пологой, как на трапезе, покрыть тесом, среди кровли церковные велеть бы вам сделать четыре бочечки со всех сторон шириною в полсажени, а вышиною в человека, из тех бочечек вывести шея, маковица и крест опаять железом белым немецким; розвалов на церкви и шатров круглого и клинчатого у бочек снова отнюдь бы не делать, ради того что высокие церкви Божиим повелением молниею пожигает, а паперти чтобы вам велеть сделать кругом трапезы со всех трех сторон и под церкви с двух сторон, а подле церкви с двух сторон сполудни и северной до самой алтарь, а паперть сделать как у церкви св. Троицы в Холмогорах на Гливках, а глухой паперти не делать; а из паперти сделать в церковь и трапезу окошечка щелью для береженья смотреть рано и поздно, помостить в церкви и трапезе кирпичем для береженя, а вышина сделать в церкви от мосту до подволоки три сажени государевых мерных, а под трапезою и церковью в рост человека, да под церковь и под трапезу не велел бы, господине, ходить с огнем ни для какого дела. Которые потребы часто бывают надобны, вам бы под церковь и трапезу не класть. Место бы вам под нову церковь избрать покрепче и попространнее, чтобы келей и никаких хором близко сажен за двадцать или больше не было: печи в новой трапезе вам, господине, не делать, а для ради братского собору и для зимнего времени велеть бы вам перебрать старая церковь и трапеза подрубить и в зимнее время тут говорить вечерня, утреня, часы и прочую службу кроме литургии; тут же на престольном месте старые церкви велеть срубец устроить, покрыть и крест на нем водрузить; ограда около монастыря устроить хотя тыном, хотя забором, в том как изволите, только бы без ограды святое место не было, ворота устроить большие с зимней дороги, другие ворота малые подле старой трапезы от Пинеги реки. И про то, господине, учинилось мне слышать, что пребываешь в скорби от немощей со старости, и за строением церковным и монастырским ходить стало при тебе некому. И тебе бы господине, пожаловать послушать нашего совета избрать бы тебе из своей братии Пресвятой Богородицы Похвалы дома из пострижеников кого бы во строение монастырское и благословите при себе и кого благословишь, нас про то известить. А на сооружение церковное не посылать с образом и с блюдом собирать. Хотя кому и случиться воспомянуть слегка, а не докучать ни о чем о церковном. Буде, господине, чего у вас денег не достанет в церковном строении на что, или на прибавку какую-либо, или на ограду, и вам бы к нам отписати, или, господине, Деисус большой в нову церковь с праздники и пророки и церковные двери мы можем промыслить, и вы бы о всем нам писали, надо мера прислать, каково что надо в ширину и вышину, и мы, господине, ради Божия милости и Пречистой Богородицы исподволь по своей силе. А храм Господень устроить новой Пречистой Богородицы Похвалы один престол, а в ново бы тебе пределов и престолов не вчинять до времени донелиже Бог благоволит сему святому месту пораспространиться, чтобы и по единой церкви без службы не было. Как к вам, господине, моя посылка с Петром придет, и вам бы к нам отписати с ним же о всем и против всех статей и именно о чем в сей грамоте писано, а брата моего Василья Юрьевича и мое недостоинство, чтобы вам в своих молитвах воспоминать и родителей наших, а мы вам, господине, много челом бьем. (1630 г. 10 января).

Письмо второе

Святыя обители Пресвятыя Богородицы честныя и славныя ея Похвалы Черногорскаго монастыря честнейшему отцу, великому господину игумену Макарию Георгий Третьяк Лыткин челом бьет. Вели, господине, ко мне писати о своем спасенном пребывании, как вас милосердный Господь сохраняет и пожалуешь, господине, про ваше суетное житьишко спросишь, и мы в Ярославле скитаемся ваших ради молитв, июня по 12 день дал Бог живы, а впредь на Божию милость уповаем. Послал есми, господине, в дом Пречистыя Богородицы и честныя и славныя ея Похвалы на Черную гору с прикащиком своим Карпом Догадовым евангелие престольное московская печать, переплет доброй, пo обрезу золочено, обложено все серебром, распятие Господне и евангелисты серебряные золочены, в красной оплечки резь пестрая, а угольники и застежки резь белая, подклейка бархат травчатой. А стала мне та книга евангелие со всем окладом и делом тридцать семь рублей; – да три пелены: на одной вышит образ Преевятыя Богородицы, опушка оберь червчатая, да две пелены налойных, средина камка алая, а опушка тафта зеленая, цена всем пеленам три руб. Тебе бы, господине, та посылка у Карпа принять и держать святое евангелие на престоле у Пречистыя Похвалы в дому безотлучно и безотъимочно во веки, а пелену образ Пречистыя шитую приложить бы тебе к чудотворному образу Пречистыя Богородицы Одигитрия, а две пелены налойных держать бы тебе в крестном хождении одна под евангелием, другая на блюде под крест. Да с Карпом же послал свещник точеный деревянный вызолочен, цена 2 рубля, и тот свещник поставить бы вам пред Пречистыя же образ Одигитрия, свечи местныя, да сей же, господине, весны послал я Пречистыя Богородицы в дом Черныя горы монастыря с казначеем старцом Александром образ местной Пречистыя Богородицы, промену дано за тот образ четыре рубли, да ему же шесть рублев денег дано на хлебную покупку. И всей, господине мой, посылка в нынешнем 7139 году Пречистыя Богородицы Похвалы в дом с казначеем старцем Александром и с Карпом обоего на пятьдесят на два рубли. И тебе бы, господине, пожаловати за тот мой вклад Бога молить за брата Василья Юрьевича и родителей наших поминать и мое недостоинство в молитвах своих, чтобы тебе пожаловать, памятовати, а я тебе, господине, и всех яже о Христе твоим браткам много челом бью, спасайтеся о Господе. Да о том тебе, господине, много челом бью, чтобы пожаловать порадети Пречистыя Богородицы Похвалы о дому повелеть бы тебе огородить монастырь, чтобы святое место небезчестно было. Да тебе ж, господине, пожаловать досмотрити и сметити и памятцу велеть написать; что у Пречистыя Похвалы в дому на Черной горе книг четьих поучительных и торжественных слов и жития и мучения святых опричь моей посылки книг, и что, господине, сметя перепишешь, та бы тебе росписца ко мне прислать, и что буде есть у Пречистыя Похвалы в дому книг поучительных и слов торжественных, или жития и мучения святых, а у меня буде те повести есть же, и я тебе книг и повестей ко Пречистей на Черную гору не посылаю, а буде которых повестей надобных нужнейших книг учительных, или слов торжественных, или жития и мучений святых у Пречистыя в дому на Черной горе нет, а у себя я буде сыщу таковыя книги учительныя и слова торжественныя, или мучения и жития святых, и я, господине, теми с вамп поделюся: пожалуй, господине, такову роспись книгам пришли с ведомым человеком и про посылку мою вели, господине, ко мне отписать как тебя дойдет. С Петром же, господине, Жуковым послал к вам, о чем писал, кадило медное да миса медная немецкое дело, да книга синодик, и вам бы то принять и держать в дому Пречистыя Богородицы Похвалы, и нас во святых своих молитвах памятуйте.

Письмо третье

Святыя обители Пречистыя Богородицы честныя и славныя ея Похвалы строителем господам моим великим отцем игумену Макарию да священноиноку Емельяну яже о Христе с братиею Георгий Третьяк Лыткин челом бьет. Велите, господа, ко мне писати о своем спасенном пребывании как вас Господь милует, а пожалуете, господа, про мое суетное житьишко похотите ведать и милосердый Господь молитв ради ваших моему окаянству июня в 6 день еще терпит в скорби моей и в одиночестве на силу на ногах таскаюся. Божиим, господа, судом праведным апреля во второй день не стало в животе брата моего родного Василья Юрьевича, и вам бы, господа, душу его поминать я записати имя его в синодик с прочими нашими родители. Да послал я, господа, в дом Пречистыя Богородицы, по душам родителей моих и по душам братей моих и посвоей души вечнаго ради поминания, снискания своих трудов Божественнаго закона христианскаго книг разных печатных и письменных и знаменных числом сто, и роспись тем книгам имянная за моею рукою послана к вам под сею моею грамотою с Ярославцем с Андроником Ермолаевым, да с ним же послав образ святаго Георгия митрополита Митулийскаго, на той же дске другий образ святаго великомученика Артемия, да мощей его часть; обложен образ серебром, поля басмяные, a средина резью с чернью, а венцы резвые же золочены, да образы же складни, на средине шестьнадесят праздников, да по три притвора с сторону, писаны на тех притвордах многие праздничные образы и святых многих, обняты те складни все медью, – да кандию булатную весом фунт семдесят пять золотников, да блюдцо ценное персидское, да фата шита персидское же дело, на освящение воды и масла. Книгам, господа, всем цена всего триста двадцать рублев, а образ окладной и складни по цене за десять рублев, а канадия и блюдцо и фата два рубли. И вам бы господа, пожаловати меня окладной образ поставить на святем жертвеннике, а складни по праздникам ставить на налой, а книги чтобы вам, господа, держать про церковное украшение в великой бережливости от огня и от лихих людей от похищения, и от ласковцов и от пронырства; буде, господа, кто побьет челом о которой книге на список, и вам бы велеть в монастыре списывать, а за монастырь чтобы вам отнюдь книг не давать, а кто буде сделает которое насильство или похищение, и тому человеку Господь Судия и Пречистая Богородица месть да воздаст. Да опишите, господа, мне о книгах. Учинить ведомо: есть ли книга Библия полная; есть ли евангелие толковое во весь год полный, есть ли книга апостол толковый весь полный, есть ли великаго Василия о постничестве, есть ли книга Григория Богослова полная толковая, есть ли книга Иоанна Златоустаго устав Маргарит, есть ли книга Ефрема Сирина, есть ли книга Патерик Скитской волной, есть ли книга Лествица толковая полная; есть ли книга преподобнаго Феодора Студита, есть ли книга Симеона новаго Богослова; есть ли книга Иосифа Ламскаго о иноческом жительстве. О минеях месячных о печатных все ли в дому Пречистыя есть, а буде которых нет в церкви, и я поисполню; и как Андроник с моею посылкою здорово к вам доедет, и все сполна вам сдаст пo грамотке моей и по росписи, что бы вам, господа, с ним же ко мне отписать, да помните, господа, в молитвах своих окаянство мое, а я вам много челом бью, спасайтесь о Господе.

***

Роспись даче Третьяка Лыткина в доме Пречистыя Богородицы Похвалы в монастырь на Черную гору на реке Пинеге в Двинском уезде.

Лета 7121 положено Пречистыя Богородицы Похвалы в дом два охтая (октоиха) печатных, да апостол, с иною прибавкою всего на десять рублей.

7137 г. августа в 22 день Пречистыя Богородицы Похвалы в дом поставил образ Пречистыя Одигитрии что из-за моря из персидския земли вывезен, письмо греческое, обложен образ весь серебром резью венцы и средина и поля, и позолочен весь оклад почестным золотом, а подложен тот образ камкою алою, цена всему окладу четырнадцать рублей; да пуд воску, цена четыре рубли, да полпуда ладону, цена два рубли, да пять рублей денег, и всей его дачи (7137 г.), 25 рублей.

В 7138 г. Пречистыя Богородицы Похвалы в дом послано с прикащиком с Дружиною Каргопольцем во крестохранильнице крест благословенной престольной, обложен кругом весь серебром резью и вызолочен оклад весь почестным золотом, цена окладу шесть рублев, да книг (12) двенадцать миней месячных разных через весь год, в одиннадцати книгах переплетены, да четыре книги пролога через весь же год, две книги Евангелия оба толковые, одно недельное, другое всех четырех евангелистов, избранные повести, да книгу устав; все те книги письменныя, цена их всех двадцать рублев. Да ризы да стихари миткалинные, оплечье бархат золот потерт, да стихарь подризной полотняной, да патрахиль того ж бархату что у ризы на оплечье, да пояс служебный шелковой с четырьмя кистьми да уларь диаконской, да двои поручи, да ширинка добрая с травки да чаша булатная, кандия, весом восемьдесят восемь золотников. Цена священной одежды всей с ширинкою и чашей двадцать рублев; да пуд воску цена четыре рубли, да, полпуда ладону цена два рубли. Всей дачи 7138 года на 52 рубли.

В 139 году Пречистыя Богородицы Похвалы в дом послано с казначеем со сторцем Александром образ местной Пречистыя Богородицы Похвалы, промену дано за тот образ четыре рубли, да ему шесть рублев денег дано на хлебную покупку. Да с прикащиком с Карпом Догадовым послано евангелие престольное печать московская, переплет доброй, по образу золочено, обложено все серебром, распятие Господне и евангелисты чеканные и позолочены, на красной оплечки резь пестрая, угольники и застежки резь белая, подклейка бархат травчатой; а стала мне та книга Евангелие со всем окладом и с делом тридцать семь рублев. Да три пелены, на одной вышит образ Пречистыя Богородицы, опушка обьярь червчатая, да две пелены налойных средина камка алая, опушка тафта венецыйна зеленая; цена всем трем пеленам три рубли. Да свещник деревянный точеный крыт золотом и ссребром, цена два рубли. Всей дачи 139 г. на 52 руб.

В 140 году Пречистыя Богородицы Похвалы в дом послано с Петром, Жуковым сосуды церковные оловянные, да покровцы на те сосуды камчатые, опушка объярь червчатая, кресты шиты серебром да кадило медное, да миса медная немецкое дело чеканное, денег издержано на сосуды и на покровцы, и на кадило и на мису 5 рублев. Да хоругвь Спасов образ, на другой стороне Пречистыя образ знамение оба на золоте; три пелены у нея камчатых сторонние; да древо выкрашено, да крест обложен железом белым басмами и вызолочен к тому же древу на верхней конец, да книга синодик в полдесть, письмо устав. Всего хоругвь стала с пеленами и древцо со крестом, книга синодик, пять же рублев. Да пятьдесят рублев денег на церковное строение. Всего 140 года дачи 60 рублев.

В 141 году в дом Пречистыя Богородицы Похвалы в монастырь на Черную гору послано с Юрьем Колкиным образ престольной Пречистыя Богородицы Владимирские, на другой стороне образ Пречистыя Богородицы Покрова, обложены образы серебром басмами, венцы сканые; киот того образа обложена железом немецким басмами и позолочена с обеих сторон, всего на тот образ издержано восемь рублев.

Да с Петром Жуковым послано часы железные боевые и с перечасьем и гирями, цена десять рублев; да книги в десть, устав печать московская новая, цена три рубли, да чаша медная на освящение воды весом десять фунтов, лужена на обе стороны, цена чаше два рубли; да с холмогорцем Пречистыя Богородицы Владимирския с попом Исаком Беляевым послан образ местной патерик, дано промену десять рублев. Всей дачи 141 г. на 33 рубли.

В 142 году в марте в дом Пречистыя Богородицы Похвалы в монастырь на Черную гору дано восемь рублев деньгами, взял те деньги на Устюге великом тояж пустыни строитель черный диакон Емельян.

В 143 году в сентябре в дом Пречистыя Богородицы Похвалы в монастырь на Черную гору дано сорок два рубли; взял те деньги на Москве строитель черногорский священноинок Емельян.

В 148 году августа в 28 день прислал к Богородицы на церковное строение ко прежнему своему вкладу Третьяк Георгий Лыткин пять рублей денег. Грамотку и деньги привез Осип Лаврентьев.

В 149 году он же Третьяк Георгий Лыткин в дом Богородицы на монастырское строение ко прежнему своему вкладу царского жалованья сорок соболей, и строитель те соболи продал на Москве, взял девятнадцать рублев.

II

Место игумена Макария в 1636 году занял строитель иеромонах Емельян. Бывши в числе братства Красногорскаго монастыря, он проходил сперва послушание по сбору пожертвований на монастырское строение; рукоположенный иеродиаконом он в 1634 году становится помощником игумена в строении церковном, а с принятием иеромонашества при слабости здоровья игумена Макария совместно с ним уже и назывался строителем (1635 г. письмо Лыткина). Правление строителя Емельяна было продолжением дела его предшественника. Следуя его правилам и порядку, он продолжал труды по благоустройству монастыря. При нем монастырь обнесен деревянною оградою; она рублена была взамок и покрыта на два ската, с западной стороны имела створчатыя святыя ворота с крестом и при них другия. Но главным делом его была постройка теплой церкви Всех Святых с трапезою и келарскою. В основании четырехугольная, верх она имела клинчатый с чешуйчатою главою. В ней иконы: образ Похвалы Пресвятой Богородицы Одигитрии, Живоначальныя Троицы, образ Воскресения Господня, царския двери столбцы, сень и двери северныя писаны красками; пред иконами три свечи поставныя деревянныя с крестами, насвечники железа белаго, небольшое медное паникадило.

Земледелию даны им более широкие размеры. От пожертвований им собранных и остатков земледельческих выгод монастырь располагал уже частию запасных денег. На счет их брались в аренду крестьянския земли или раздавались в ссуду крестьянам на известные сроки под закладные (залоги) деревень, дров, пахотной и сенокосной земли; так крестьяне Волдокурскаго погоста заняли у строителя Емельяна 167 руб. до 20 января 7149 г. (1641). По закладным21 же выдавались настоятелями монастырския деньги и в следующее время. За неуплатою долга закладныя земли, дворы и деревни поступали во владение монастыря с обязательством взноса государственных сборов и оброков, какие взимались с крестьян. По челобитью строителя Сергия 7154 г. (1646) на должников, не уплативших денег на срок, подъячим с доездными закащиками сняты допросы с крестьян, заимствовавших деньги: Валдокурскаго погоста 227 руб., Сояльскаго прихода Кузоменскаго погоста от Юралы до нижней Цаленьги 80 руб.; стольник и воевода князь Иван Ярославич Черкасский приговорил закладные дворы и заемные деньги по кабалам отвесть в Черногорский монастырь. Таким образом, приобретены монастырем, как увидим в последствии, дворы и земли во многих селениях и уездах Архангельской губернии.

III

По смерти Емельяна, в 1644 году, должность строителя правил келарь иеромонах Сергий. В начале правления его монастырская земля стала предметом зависти крестьян Валдокурскаго погоста. Им хотелось присоединить ее к своим владениям, и уже подана была о том челобитная царю Алексею Михайловичу. Защищая права на землю, строитель Сергий объяснял, что крестьяне били челом ложно и в челобитной своей царския жалованныя грамоты утаили. По сему поводу дана следующая грамота: «От царя и великаго князя Алексея Михайловича всея Руси на Двину окольничему нашему в воеводе Борису Ивановичу Пушкину, да дьяку нашему Ивану Ларионову. Били нам челом Двинскаго уезду с Пинеги Черногорския пустыни Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, чудотворнаго ея образа Одигитрия Грузинския и всех святых строитель старец Сергий с братиею. В прошлом де в 157 году по нашему указу и по грамоте из Новгородские чети за приписью думнаго дьяка Михаила Волошенинова, по прежним жалованным грамотам 114 года блаженныя памяти царя и великаго князя Василья Ивановича всея Руси, да 139 и 143 году отца нашего блаженные памяти и великаго государя царя и великаго князя Михаила Феодоровича всея Руси самодержца и по отводной памяти 154 году стольника нашего и воеводы князя Ивана Черкасскаго, и по правой выписи с приговору 156 году боярина нашего и воеводы князя Юрья Петровича Ростовскаго, и по отводной памяти 157 года окольничего нашего и воеводы князя Василия Григорьевича Ростовского, велено им Черною горою владеть и монастырскою землею с угодьи из оброку по прежним нашим грамотам и по правой выписи. А Валдокурского погоста и Малетинской и Плешевской деревень крестьянам в Черную гopy вступаться не велено и впредь отказано. А на Холмогоры их в том деле по их Валдокурскаго погоста крестьян ложному челобитью волочить и убытчить не велено, и тех волостей от крестьян и ото всяких воровских людей Черногорский монастырь велено оберегать (чтоб тот монастырь от того не запустел. И в прошлом де 158 году по нашей грамоте из приказу сыскных дел сыскивано в Двинском уезде про монастырския земли и всякия угодья кто почему владеет, и к тому сыску с наших грамот и с отводных памятей и со всяких монастырских письменных крепостей взяты списки и присланы к нам к Москве в сыскной приказ и по нашему указу из сыскнаго приказа те их монастырския земли не отняты. И в прошлом 160 году по нашему указу дана им наша грамота из Новгородския четверти; велено им с тех земель, которыя за ними по закладной и по отступным памятям и по отводным до соборнаго уложения наши всякия доходы данные и оброчные деньги платить в нашу казну на Двине целовальникам, а в земские отпуски земским старостам против розметных памятей по окладу сполна. А ныне на Двине вы сверх того сыску на те их монастырския земли и всякия угодья у них отнимаете и отдаете тяглые в тягло, а оброчные на оброк изнаддачи сторонним людям, а те де земли они изпуста распахивали своею силою и монастырскими работниками, и наши де доходы спуста платили за многие годы. А крестьяне де емлют монастырския земли в тягло и на оброк по своему ложному челобитию и сами не владеют, и иным продают и закладывают, монастырскими трудами и роспашью корыстуются. А что они платили спустя тягло и оброк многое время и распахивали те земли просто по нашему указу и от того же монастыря издержано монастырские казны много, а место Черная гора пустынна убогая в суземье, в черном лесу, от людей удалено, место горнее, сенных покосов монастырю строиться и им питаться нечем. А нашего жалованья вотчин и крестьян и бобылей за ними нет ни одного человека, и вам бы их пожаловать для чудотворнаго образа Пречистыя Богородицы Грузинския монастырских их земель, которыя за Черногорским монастырем в тягле и на оброке по нашему указу, по грамотам и по отводным памятем и по всяким письменным крепостем до соборнаго уложения сторонним людем на перекуп в тягло и на оброк из наддачи не велеть, а велети бы теми землями и вперед владеть им по прежнему нашему указу, чтобы им от того врознь не разбрестись и в конец не погибнуть. И мы строителя Черногорскаго монастыря старца Сергия с братиею пожаловали те земли, которыя у них в тягле и на оброке до соборнаго уложенья. А владеют ими по закладным или по воеводским отводным и по крепостем и тягло с тех земель и оброк платят, переоброчивать и отнимать у них не велели, и велели им о том дать нашу грамоту, а на челобитной наш указ велели поместить думному нашему дьяку Алмазу Иванову. И как к вам сия наша грамота придет и вы бы тех земель, которыя за Червогорским монастырем в тягле и на оброке до соборнаго уложения, и владеет теми землями Черногорскаго монастыря строитель с братиею по закладным и по воеводским отводным и по крепостям и тягло с тех земель и оброк платят они в нашу казну, переоброчивать и отнимать не велели.

А прочесть сию нашу грамоту велели с ней списать список слово в слово, да тот список оставили в нашей казне в съезжей избе, а сию нашу грамоту отдали бы Черногорскаго монастыря, строителю старцу Сергию с братиею вперед для иных наших окольничьих и воевод и дьяков. Писана на Москве лета 7162 (1654) февраля в 9 день». (У подлинной великаго государя грамоты закрепа дьяка Ивана Патрикеева, справка подъячаго Евстратья Иванова).

Предприимчивостью строителя Сергия хозяйство монастыря принимает более широкие размеры. Кроме земледелия, он нашел другие источники, выгодами которых улучшились его средства II благоустройство: открыл рыбные и звериные морские промыслы. Происходя из рода крестьян (Порядиных) Архангельской губернии, он знал места, предметы и средства промыслов, видел и те выгоды, какие они обещали. В челобитной своей на дозволение открыть морские промыслы, он говорит, что Черногорский монастырь место убогое, царского жалованья вотчин, крестьян и бобылей нет, также нет ни рыбных рек, ни морских тонь, ни соляных варниц и никаких других промышленных угодий, а питаются они именем Божьим и своими трудами, около монастыря вновь пашни расчищают, да от океана-моря хлеб от морозов позябает и тою пашнею пропитаться им и монастыря строить нечем, и просил царя Алексея Михайловича пожаловать для чудотворного образа Пречистой Богородицы Одигитрии, царского многолетнего здравия и правильного царского чадородия вместо руги дозволить, no монастырской скудости, летом и весною посылать на вольный морской промысел рыбы и зверей наемных людей из покрута в карбасах. Снисходя просьбе, Алексей Михайлович в 1653 году дозволил Красногорскому монастырю производство морских промыслов летом в 2-х кочах, а весною в карбасах; сверх того в помощь скудным средствам назначил ежегодное пособие 50 руб. из таможенных доходов. Сборы пожертвований по России и помянутое пособие казны дали возможность снарядить промысловые суда, нашлись п охотники из покрута (части промыслов). Предметом промыслов были: сиги, семга около Пустозерского острога, моржи, тюлени, белуга по берегам Белаго моря; на Новой земле кроме того промышляли белых медведей и песцов. Для помещения рабочих и склада промыслов строились там избы с амбарами. Здесь же они находили и сбыт; так в Пустозерском остроге продажа доверялась одному из вкладчиков или в торговых пунктах в Мезени, Архангельске, Холмогорах, где также имелись монастырские избы и амбары, а в Архангельске на сальном берегу, кроме того, для топки сала заведен медный котел в 5 пуд.

Личные расчеты на выгоды морской промышленности привлекали в монастырь вкладчиков, крестьян бобылей и рабочих. Невежество и грубость нравов тогдашнего времени произвели между ними бесчинства. С предприимчивостью в делах внешних строитель Сергий он обладал силою своего нравственного влияния. Употребительные в то время меры наказания он применял без пощады. Это вызвало ожесточение и явное неповиновение его распоряжением, так что для усмирения непокорных, он был вынужден прибегать к содействию гражданской власти. По жалобам братии Никон патриарх Московский в 1659 г. удалил строителя Сергия от правления монастырем. Для поверки имущества был послан Сийского монастыря келарь черный старец Паисий, который временное заведование Красногорским монастырем поручил иеромонаху Герасиму, заведовавшему монастырем с 1659 до 1661 г.

IV

Игумен Петроний переведен в Красногорский монастырь 20 января 7169 (1661 г.) из Андриановского монастыря (Киевской епархии). – По указу Царя Алексея Михайловича, грамотам приказа большого дворца, за подписью дьяка Дениса Савлукова, да из патриаршего разряда за приписью дьяка Ивана Калитина, и по памяти за печатью стольника и воеводы Ивана Богдановича Милославского, за приписью дьяка Лариона Ермолаева, Холмогорский голова стрелецкой Никита Волоцкой да съезжей избы подьячий Василий Михалицын, приехав Двинского уезда в Черногорский монастырь, и с собою привез в тот монастырь на житье Андриановского монастыря, что в Пленицах, игумена Петрония с братиею всего шестнадцать человек, да служебников их десять человек, что присланы с Москвы на Двину сыскного двора со стряпчим с Иваном Герасимовым, что велено ему игумену Петронию быть в том Черногорском монастыре в игуменах. А для переписки всякого монастырского строения голова Никита и подьячий Василий имели с собою Сояльского стану выборных людей: земского судейку Ваську Леонтьева, да сотского Аверку Филипова, да крестьян Алешку Родионова, Першку Фомича, Першку Игнатьева, Степана Харитонова, Богдашка Аверкина. Климка Варфоломеева, Якушка Борисова, Володьку Васильева, Макарка Дементьева, Трофимка Васильева и с теми переписывали в Черногорском монастыре в церквах образы, и книги, и ризы и всякую церковную утварь, и колокола, и хлебные запасы, и в казне деньги, и всякое монастырское строение, и всякой запас, и братию, и слуг, и служебников, и крестьян и животину все на лицо именно.

По сему указу в 1661 г. составлена опись Красногорскому монастырю. В ней значатся две церкви – Похвалы Пресвятой Богородицы с трапезой холодная и Всех Святых теплая с трапезой, келарской и папертью со всеми их принадлежностями и монастырскими строениями. – В холодной церкви у местного образа Похвалы Пресвятой Богородицы в средине у трех лиц венцы, корона и гривны резные серебряные золочены, пред тем образом свеча поставная деревянная, писана травами, насвечник железной белой. Образ Воскресения Господня, да образ Живоначальной Троицы, Великомученика Георгия, пред теми образами две свечи поставные деревянные с насвечники железными. Между царскими и северными вратами образ Пречистой Богородицы Одигитрии Грузинской в киоте, венцы, гривна, оклад и поля резные серебряные золочены, да прикладов у того образа: две гривны чеканные серебренные золочены, июдитись на главе и ожерелья жемчужные; привесов пять панагий сканых, четыре креста паяных с каменьем и жемчугом, четырнадцать крестов вольячных большого и малого дела серебряных, сережки золоченые с каменьем и жемчугом, два золотых одиноких, да золотой двойной червонные, да три копейки золоченых, четвертая серебряная старые, да пол-ефимка; киот деревянный со створы облочен пo краям атласом золотным, на створах же писаны праздники на золоте; на покрове у киоти тяфтяной красной вышиты золотом два убруса полотняные, на висящей под ним камчатой пелене вышит образ Пречистой Богородицы с Предвечным Младенцем, венец и подпись кругом шиты золотом; пелена камчатая белая, в средине по красной тафте шит крест серебряный. Пред образом свеча поставная восковая, насвечник железной белой. Пред иконой Рождества Богородицы свеча поставная точена золочена, насвечник железный. Царские двери столбцы и сень на золоте, на северных дверях писан преподобный Архип, вверху деисус и праздники пророки и праотцы, да над ними образ нерукотворенный. На тябле образ пядница, дванадесять праздников Господских, резана на костях оклад по полям между праздников серебряный резной. На аналое образ Пречистой Богородицы Владимирская оклад серебряный резной золочен, в привесе крест серебряный паяный, сканое дело. Среди церкви паникадило медное, да по сторонам и вверху три паникадила малые медные. Фонарь выносной на стягу о девяти верхах слюдной в споях и кругом, а в верхах басмы деревянные из железа белого. На престоле евангелие печатное обложено черным бархатом, в средине распятие Господне, a по углам евангелисты и серафимы серебряные басмяные золочены. Крест воздвизательный оклад серебряный басмянный, распятие Господне серебряное же литое, Крест воздвизательный литой медный. Потир, и блюда и дискос оловянные. В алтаре образ Пречистой Богородицы Умиления, венец резной с каменьем, поднизь и гривна да рясы жемчужные с каменьем; панагия камень хрусталь оклад и по полям серебряный басмяной, панагия камень черный. Чаша да блюдо медное, водосвятное, чаша да блюдо медное, миса оловянная; три паникадила и четыре подсвечника медных. На стене зеркало створы о четырех стеклах, обложено железом белым. Два свечника выносные один железный, а другой деревянный.

В теплой церкви Всех Святых были двои серебряные сосуды, панагия серебряная резная, братыня и кадило серебряные же, чаша серебряная ложчатая. Ризы камка травчатая индейская с золотом, оплечье шито по окладу красному золотом и серебром; ризы атлас голубой травчатой с золотом, оплечье красного бархата шитое с золотом и серебром; ризы миткалевые, ризы киндячные, красные, желтые, троя ризы полотняные. Два подризника киндячных, три полотняных. На старой колокольне шесть колоколов, за оградою поставлена новая на девяти столбах колокольня с шатром. Бывший строитель и казначей иеромонах Герасим предъявил монастырских казенных денег тысячу двести пятьдесят рублей серебряных, да денег же старых копеек московок медных мелких тридцать один алтын, да шесть золотых, да серебра в ефимках и битого двадцать шесть золотников, жемчугу мелкого и крупного три золотника с третью, четыре креста серебряных окладных паяных с каменьем и жемчугом, девять камней образных варенцов и червец и смазни, кружева кованого золотного восемь золотников, золота пряденого ползолотника, шелков пятнадцать золотников, два бобра русские, часы боевые железные келейные, два пуда воску, полпуда свеч восковых, пуд ладану, два пуда меду сырцу, двадцать костей рыбья зуба, весом пуд. – Между запасной братской одеждой перечисляются далее кожи оленьей, нерп, моржей, невод частик в сорок сажень. Зернового хлеба в монастырских амбарах хранилось: ржи 200 четвертей, ячменя 400 четвертей, кроме не вымолоченного; муки ржаной 20 четиер., ячной 10 четв.

В числе братии и слуг Красногорского монастыря тогда состояли: казначей черный поп Герасим, келарь старец Кондрат, соборный старец Сергий (бывший строитель), старец Александр, старец Иона, старец Игнатий; больничные старцы: Савватий, Дионисий, Севастиан, Тихон, старик Ерил, старик Фомка Попов, старик Пронька Матфеев; да служебники: Куземка Семенов, Лазарько Кирилов, Васька Давыдов, Афонька Агапитов, Федька Лукин, Трофимко Романов, Бориско Клядышев, Митька Сухов, жена у него на воловьем дворе слепая, да сын малой Степанко.

В 1660 году для рыбных промыслов и торговли отправлен из монастыря в Пустозерский острог служебник Потап Ларионов. Туда же на продажу посылались хлеб, воск, звериное сало. Для сего была поставлена изба и амбары. Кроме того двор с двумя горницами находился в Холмогорах; при нем была еще изба и два амбара с якорями, снастями и другими лодейными принадлежностями; изба и амбар были также в Архангельске на сальном берегу, где в амбаре 270 бочек сальных, лодейный парус, каючной якорь, верхняя лодейная снасть, сети, три матки ставныя, большия. Для временного пребывания по надобностям монастырь имел двор в Окладниковой слободе (г. Мезень) и келью на погосте волока Пинежского.

В монастырской ограде, походивший на забор (тын), кроме церковных зданий находилось десять келий братских да поварня. За оградою на конюшенном дворе и двух деревнях, лошадей больших и малых 26; на воловьем дворе за монастырем же коров и телят 49; там же стояло большое гумно и два овина. На монастырской земле жили срочные половники с семействами. Кроме того монастырь владел по крепостям деревнями: в Валдокурском погосте, в деревне Чушепаге, деревня черная тяглая, где жил монастырский служебник с женою; деревня тяглая Плешевская и другая деревня, в которых два двора монастырских и две избы занимал вкладчик с семействами, возделывавший землю. Монастырю принадлежали еще две водяных мельницы по речке Чушелке в два постава и на ручье Бобровце.

Запасы, какие имелись в рухольной, указывают на древнее общежитие Красногорского монастыря. Тут были куски разных видов сукна и черного и темного и сермяжного, ряски, мантии, клобуки, кафтаны, шубы, холст, рубашки, одеяла, постели, овчины, кожа, куколи кожаные.

Принявши Красногорский монастырь, игумен Петроний не долго управлял им. В 1664 году вкладчик Черногорского монастыря, Фома Харгалов, в челобитной писал царю Алексею Михайловичу, что посланный с Москвы в Черногорский монастырь игумен Петроний, живучи в том монастыре, многих старцев древних и больных и вкладчиков смиряет, бьет без вины и хлебные запасы и всякие монастырские заводы и деревни пустошит и от того де Черногорский монастырь опустел, и чтоб великий государь пожаловал его велел того игумена Петрония из Черногорского монастыря взять, и в том монастыре быть иному строителю. По грамоте Алексея Михайловича 1664 г., после того как жалоба подтвердилась свидетельством братии и вкладчиков, игумена Петрония в монастырской казне велено счесть и строителями, избрать старца добра. По описи 1664 г. оказывается, что игумен Петроний с 1661–1664 г, роздал монастырские деньги разным лицам под расписки и закладные, сто пятнадцать рублей тридцать один алтын. В рухольную при нем поступило 10 красных лисиц, сорок черных песцов, пять белых, песец голубой, три песца серых, два меха песцовых белых, одеяло песцовое белое, сто десять песцовых хвостов белых, две шкуры белых медведей, две пищали (оружья), пара пистолетов, двадцать кож ворванных больших дубленых, три кожи нерпичьи, двадцать трубок, что льют свечи, двадцать носков железных звериных, десять рогатин, два шандана медных, четыре шандана струнных, четыре матки ставных, триста восемьдесят сажен моржевого ременья, двести восемьдесят сажен волосяных тетив для неводов, исправлена монастырская ограда, построена новая игуменская келья двухэтажная в восемь окоп, – на Сояльском озере открыта рыбная ловля, поставлена изба и амбар, заведено три невода два девяноста сажен, а один шестьдесять, семь пешней, да лодка, кроме того сделан заказ на постройку новой ладьи. В Архангельске на сальном берегу поставлен новый амбар и монастырское место обнесено забором. Там было шесть пудов пять фунтов перья утиного, шесть пудов пуху гусиного, тридцать пять фунтов перья лебединого, восемьдесят два пуда пятнадцать фунтов – куропаточного.

V, VI и VII

На место игумена Петрония в Красногорский монастырь, по назначению митрополита Питирима, послан из Новгорода игумен Епифаний. По прибытии к месту служения, по слабости здоровья и суровости климата, он вскоре от должности настоятеля отказался. Посему братия просила митрополита не посылать настоятелей из других монастырей, а предоставить им право выбора настоятелей из среды старцев своего монастыря.

Тогда избран строителем Красногорского монастыря иеромонах Авраамий; игуменом произведен 7177 г. (1669). По указу Корнилия митрополита 7184 г. (1676) он заменен игуменом Корнилием, который на втором году управления, 7185 г. (1677), тем же митрополитом уволен, а на место его послан игумен Никон.

Частые перемены настоятелей, кратковременное их служение невыгодно отозвались на хозяйстве монастыря. В действиях их виден произвол, по которому они выдавали монастырские деньги и хлебные запасы под кабалы, расписки и закладные. Служившие продолжительное время первые настоятели: игумен Макарий, строители Емельян и Сергий распространили монастырское хозяйство на столько, что в казне имелось к 1661 г. наличных денег серебряною монетою 1250 рублей, кроме шести золотых да медных; запасов ржи 200 четвертей, ячменя 400 четвертей, муки ржаной 20 четвертей, ячной 10 четвертей. В 1677 г. игумену Никону сдано монастырской суммы только 205 р. один алтын с деньгою, два золотых двойных, восемь золотых одиноких червонных, четырнадцать ефимков больших, два ефимка половинных, три ефимка четвертых малых серебряных, битого серебра полпуда, три золотника с третью жемчугу средней величины и мелкого, ползолотника пряденого золота, в привесе Владимирской иконы Божией Матери крест пояной серебряной сверху сканой с двумя вставками раковин. Роздано под кабалы и закладные 699 руб.; сверх того хлеба роздано крестьянам; ржи и ячменя 28 мер, игуменом Корнилием роздано денег 30 руб., хлеба он сдал в монастырь 406 четвертей ржи, ячменя 432 четверти, ржаной муки 13 четвертей, ячной 30 четвертей, солоду ячного и рощи ржаной 10 четвертей. Братских келий в правление Корнилия было семь (меньше против прежнего на 3). Братство составляли, кроме настоятеля, келарь, казначей да прочих старцев 9, семь вкладчиков.

VIII

Игумен Никон был последний из настоятелей, посланных no назначению Новгородских митрополитов. Видную сторону его служебной деятельности составляла забота о благоустройстве и украшении св. храмов Красногорского монастыря. – В церкви Похвалы Пресвятой Богородицы завеса у царских врат лазуревая киндяшная, от помосту у царских и северных врат пелены выбойки пестрой, в привесе у образа Похвалы Пресвятой Богородицы два литых серебряных под золотом креста, три копейки серебряных под золотом, четвертая без золота. К чудотворной Владимирской иконе устроена серебряная резная под золотом цата, в которой посажено было двадцать четыре жемчужных зерна; в привесе голубцы литые золоченые, крест пояной, два креста литые да копеечка серебряные, крест резвой костяной в серебряной оправе; около той иконы писаны кондаки да икосы Пресвятой Богородице. Над царскими вратами деисус с басмяным окладом и золочеными венцами. Другая икона Божией Матери восьми листов на налое в киоте, оклад и средина на ней гладкие, а венец, цата и корона серебряные чеканные под золотом; у образа Пресвятой Богородицы иконы Владимирская венец сканого дела с финифтом, семь образов пядничных, у большого паникадила в привесе расписано красками лебединое яицо, под ним серебряная под золотом чашка, вокруг нее камка шитая по зеленому бархату золотом и серебром, водворка обшита серебром, кисть красного да зеленого шелку сч. золотыми крапинками вверху. В привесе у чудотворной Грузинской иконы Божией Матери цепочка серебряная с наконечники, старинное дело, перстень серебряный женский, в нем вставка червчатая да копейка серебряная под золотом. Над тем образом на киоте покров атласный алый, по концам обложен кружевом золотым широким. Пред местным образом великомученика Георгия для поставления свеч дуга железная. В трапезе у большого деисуса тябло раскрашено травами. В теплой церкви Всех Святых у местного образа венец с короною и цатою, два венца без корон серебряные резные под золотом. Пред иконою спасителя стеклянная лампада на цепях, другая такая же у Иконы Похвалы Божией Матери. В той же церкви дароносица деревянная крестовидная с запасными св. дарами, на ней красками писаны многие святые, по споям для окрепы тринадцать крючков серебряных с петлями, да у ящиков что в той дароносице пять колец серебряных; аналой оболочен кандюком немецким цветным: в трапезе над церковными дверьми деисус Еммануил на трех досках пядничный; у церковных дверей решетка новая на железных крюках с железным замком. Евангелие, которое в прежних переписанных книгах значится в теплой церкви Всех Святых, переплетено вновь и по обрезу вызолочено, доски покрыты бархатом червчатым, a средина и евангелисты серебрянные резные под золотом, весом тридцать девять золотников; евангелие большой бумаги выходу 7197 г. (1689), по обрезу вызолочено, покрыто бархатом червчатым, на средине распятие и евангелисты в серебряных кругах чеканные под золотом, на другой стороне средина и наугольники серебряные же гладкие, застежки резные. Книга обиход, да праздники знаменные наречные в четверть, в двух книгах. В привесах у икон показаны: две панагии, на них в срединах образы знамения за каменьем хрусталь; две панагии на них образы за стеклы, панагии в средине крест. Те пять панагий серебряные золочены, а сверху строены сканым делом; в гнездах и на спнях камышков четыре смазня, шесть червонцев, две ставки литых, десять жемчужин небольших. Четыре креста пояных серебряных под золотом сканые, на трех из них двенадцать вставок жемчужных и камушков литых. Крест пояной серебряной золочен в средине крест на раковине. Крест аспидной да два креста яшмовых, на одном из последних две ставки жемчужных в две литых. Крест вольячный серебряный золочен, на нем четыре ставки литых. Двадцать два креста серебряных литых под золотом. В привесе же четыре камушка хрустальных, два из них обложены серебром, а два повешены за кольца на шелчинках; двои голубцы одни пояные, другие литые золочены; в них двадцать камушков червчатых; два креста появых; на них воображено распятие Господне, в одном кресте ставками две раковины да камушек лазоревой, два каточка полных серебряных.

В ризнице хранились: крест воздвизательный серебряный под золотом, четвероконечный резной, с мощами святых, на нем в гнездах и на спнях каменья бирюза, вареник, шесть смазней, восемь королечков, одиннадцать жемчужин. Другой крест воздвизательный же обложен серебром резвым золоченым, распятие Господне серебряное литое. Панагия серебряная резная без золота весом двадцать восемь золотников. Сосуды церковные – потир, дискос, звездица, два блюдца, копие серебряные золочены местами. Потир небольшой серебряный, чешуйчатой золоченый. Две лжицы серебряные – одна местами золочена, другая без золота. Кадило серебряное с цепями и поддонок и кольцами, через полосу резное без золота. Два шандана серебряные ложчатые, средина гладкая, поддоны чеканные. Ковш серебряный гладкий. Чашка ложчатая серебряная с поддоном, внутри и по краям вокруг золочена. В тех сосудах весу 10 фунтов.

Собственно ризница в настоятельство игумена Никона состояла из четырех риз атласных разноцветных, пяти риз полотняных, одних крашениных с киндяшным оплечьемч, четырех киндяшных, одни ризы камки червчатой, одни тяфтяные, семь подризников, десять епитрахилей, поручей, поясов, пять стихарей.

С заботою о благолепии св. храмов игумен Никон соединял попечение о назидании братии в духе веры и благочестия. Распространившийся в то время раскол увлекал в пагубные сети своп слабых и нетвердых в вере православной.22 Для назидания братии и в противодействие лжеучению раскола им приобретены книги: 1) Григория Солунского в полдесть; 2) Иоанна Златоуста о святом Иоанне Богослове, и Палея в толку; 3) Книга о священстве; 4) Книга подписание царя Константина, еже предано Римской церкви; 5) Слово Иоанна Митрополита Никейского обличительное на Армяны; 6) Скрижаль печатная; 7) Книга о православной вере и отпадении Римском; 8) Книжица Петра Дамаскина, в ней же писаны каноны в толку; 9) Книга Ипполита папы Римского о втором пришествии и об антихристе; 10) Книга о вере в полдесть, ей же начало слово на Ария; 11) Книга каноник помянной в четверть; 12) три книги Московской печати в полдесть, в них печатано молебное пение ко Христу Богу о умилении и соединении православной веры и крестоприводник; 13) Книга о Иоасафе царе Индейском и о Варлааме цустыннике печатная; 14) Книга Цветник печатной в четверть в переплете, в нем же житие и страдание великомученицы Екатерины; 15) Книга о зачале Красногорского монастыря и о чудесах Пресвятой Богородицы.

Те из приходивших в монастырь богомольцев, слабая вера которых колебалась учением раскола, находили здесь средства разоблачить его заблуждения и глубже утвердить веру православную. Такая деятельность игумена Никона не осталась без внимания высшей власти. И вот под надзор к нему в Красногорский монастырь в 1684 г. посылаются некоторые из раскольников: Никифор Спиридонов, Евдоким Евстафьев, Савка Истомин и Фетька Соколов. – По этому поводу преосвященный Афанасий игумену Никону дал такой указ: – В нынешнем 7192 г. (1684) марта в 24 день по указу великих государей и царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея великой и малой и белой России самодержцев и по приказу преосвященного и первопрестольного Афанасия архиепископа Холмогорского и Важеского послано к вам в Красногорский монастырь за церковной раскол покаяться четыре человека. А велено тех людей по указу великих государей держать вам в Красногорском монастыре под началом в монастырских трудах двоих великих государей указу из монастыря отнюдь не исходно и во время Божественного пения велено их приводить к церкви Божией во вся дни. И марта ж в 29 день в грамоте великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея великой и малой и белой России самодержцев из Новгородского приказа, за приписью дьяка Ивана Волкова, на Холмогоры архиерейского дому к судье духовных дел к монаху Тихону да к дьяку Иакову Тулубьеву написано: велено тех церковных раскольников, буде они придут в покаяние, разослать по монастырям и двоих великих государей указу держать под крепким началом и за крепким караулом, оковав руки и ноги и приставить к ним искусного старца и над ними смотреть со всяким опасением, чтобы они каким пронырством и лукавством и лестью какого обману не учинили, на лжи не исповедовались и святых животворящих Тайн лестью не приняли, и ушед из-под начала обманом прежней своей мерзостью горше первого не учинили, и иных простых и неученых людей также лестным учением своим с пути правого не свели. Как к вам сия память придет, и вы бы по указу великих государей тех посланных к вам в монастырь за церковный раскол четырех человек велели держать в Красногорском монастыре под крепким началом и за крепким караулом, оковав руки и ноги до указу великих государей и приставили к ним старца искусна от Божественного писания знающа и велели ему над ними смотреть со всяким опасением, чтобы те раскольники каким пронырством и лукавством и лестью какова обману не учинили, и на лжи не исповедовались и святых и животворящих Таин лестью не приняли, и иных простых и неученых людей также лестным учением своим с пути правого не свели. А как тех людей по указу великих государей и по приказу преосвященного архиепископа у вас спросят, чтоб они были однолично в лицах, и учиня по тому великих государей указу к преосвященному архиепископу для ведома о том писали. А отписку велели подать на Холмогорах во архиепископа дому в судном приказе, судье духовных дел монаху Тихону, да дьяку Якову Тулубьеву. К сей памяти архиепископа дому судного приказа печать приложена.

Преосвященный Афанасий, входивший во все нужды епархии, ценил плодотворную деятельность игумена Никона и по доверию давал ему особые поручения; так в 1685 г. он поручил игумену Никону сделать осмотр новой церкви в Кеврольском, уезде, Троицком приходе, и освятить ее во имя святителя и чудотворца Николая.

В монастырском хозяйстве игумена Никона видно применение к делу искусства. При нем на колокольне в клетке устроены были железные часы с боем в аршин длины и девять вершков ширины; под монастырем на ручье Бобровце перестроена на немецкий лад водяная мельница; в Архангельске на сальном берегу поставлена новая братская келья. Расходы по украшению монастыря покрывались сбором пожертвований, выгодами рыбных морских промыслов. Печерская семга, сиги и икра в немалом количестве шли на продажу в Москву и другие города. В последний год правления игумена Никона отправлено с старцем Спиридоном в Москву из своего промысла, что в Пустозерском остроге, тридцать бочек семги, да в Холмогорах на монастырском дворе оставлено семь бочек. На провоз рыбы дано монастырских денег 80 руб. Для сбыта промыслов ездил иногда и сам игумен. На проезд его в Москву и обратно сохранилась подорожная грамота преосвященного Афанасия: «7196 г. (1688) января в 3 день преосвященный Афанасий, архиепископ Холмогорский и Важский, указал своей епархии Красногорского монастыря игумена Никона, да с ним монастырского слугу отпустить из монастыря к Москве, по челобитью того монастыря келаря старца Митрофана с братией, для монастырских их нужд с монастырскими всякими припасы пo городам великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и великия государыни благоверные царевны и великие квяжны Софии Алексеевны всея великия и малыя и белыя России самодержцев, боярам и воеводам и дьяком и всяким приказным людям, a по селом и по слободам и по волостем прикащиком и таможенным головам и целовальником, a пo ямом ямщиком и по заставам стрельцом и целовальником и всяких чинов людем пропущать его игумена Никона и с ним монастырского служку с монастырскими всякими припасы из Красногорского монастыря до Москвы, и с Москвы до монастыря везде не задержав». (К сей подорожной грамоте преосвященного Афанасия архиепископа Холмогорского и Важеского печать приложена).

Наличными деньгами в монастырской казне было пятьсот восемнадцать рублей восемь алтын, больше прежних переписных книг на триста тринадцать рублей; кроме того розданных в разное время по закладным и кабалам всяких чинов людям следующих к поступлению в монастырскую казну триста тридцать два рубля двенадцать алтын. Хлеба в четырех амбарах в монастыре и по деревням Плешевской, Чушепальской и на Чушельской мельнице было в зерне и муке: ржи пятьсот сорок восемь четвертей с восьминою, ячменя сто шестьдесят одна четверть, двадцать восемь четвертей солоду.

Ко всему этому следует прибавить еще тο, что бывшая кузница в настоятельство Никона получила более широкое применение: открыта слесарня. Она имела две наковальни, трои мехи, два больших молота, три одноручных, двои клещи. Выделано в ней тридцать восемь топоров новых, тридцать сошников, двадцать восемь кос не точеных, тридцать держанных, четыре насеки да клевец, шесть замков снишных немецких, напарья большая девчатая, да напарья простая средняя, двадцать копачей, пять лопат с заступами, три кирки да жолна, десять скобелей, ножницы мастерские. В кузнице же было две поварницы железные, десять колоколков коровьих железных, десять тесников новых, двои крюки дверные, три матки в ставках ломаные, да фунт, вески медные, полсемы полицы железа белого, два фунта с четью олова тянутого, одиннадцать браздьев конских. – Изделия шли в продажу.

Братство в правление игумена Никона составляли тринадцать монашествующих, да вкладчиков бельцов тринадцать. – Те и другие носили одежду монастырскую. В помещение вкладчиков отведен большой конюшенный двор за монастырской оградой; тут же была и гостиница.

В конюшенном дворе лошадей езжалых двадцать четыре, двадцать жеребенков и кобылиц неезжалых; восемь отнолетков. Двор и колья монастырских рабочих; двор коровий, в котором тридцать коров дойных, десять быков взрослых, двадцать бычков и телок.

Скончался игумен Никон в 1689 году, посвятив двенадцать лет плодотворной деятельности настоятеля Красногорского монастыря. По смерти его 7197 г. 9 марта последовал указ преосвященного Афанасия за приписью его архиерейского дома духовных дел судьи, иеромонаха Аврамия Митусова (он, как увидим в последствии, был настоятелем Красногорского монастыря), коим велено архиерейского дома, казенного приказа дьяку Ивану Ростегаеву и подьячему Данилу Лебедеву ехать в Красногорский монастырь для описи зданий и всего монастырского имущества и избрать старца искусного, монастырскому управлению ведущего, и приказать тот монастырь ведать и меж братии и служебников расправу чинить тому выборному старцу. Помянутые лица, на основании прежних описных книг, при содействии келаря того монастыря старца Митрофана, казначея Иосифа, иеромонахов Аврамия и Макария, составили новую подробную опись Красногорскому монастырю, отметив то, что было приобретено за время настоятельства игумена Никона.

IX

Тогда же в присутствии дьяка Ивана Ростегаева и подьячего Данила Лебедева состоялся совет братии о выборе настоятеля из среды своей. Выбор пал на иеромонаха Макария и записан в такой форме: «По словесному излюбу Красногорского монастыря келаря старца Митрофана, казначея старца Иосифа да иеромонаха Аврамия и всей братии приказали мы тот монастырь ведать и меж братии и служебников и вкладчиков расправу чинить иеромонаху Макарию, да ему же запоручили хранить и ризную и книжную и крепостную казну до указу преосвященного архиепископа. А келарскую службу приказали ведать нововыборному братиею же монаху Иакову, а казначейскую службу приказали ведать по излюбу же прежнему казначею старцу Иосифу. И монастырская и меж братии и служебников расправа чинить им настоятелю с братиею всею общего совету. А без указу преосвященного архиепископа настоятелей им братии переменять мы дьяк с товарищем не приказали».

Строитель иеромонах Макарий управлял монастырем один год. При нем в ограде на правой стороне св. ворот сделаны, вместо прежних ветхих, новые створчатые с калиткою ворота; к чудотворной Грузинской иконе сделаны привесы три креста серебряные литые, двои серьги серебряные с камешками червчатыми – одни с каточками серебряными, другие с жемчугом; серьги серебряные лапчатые с ножками в жемчуге, в них на обеих сторонах восемь камешков червчатых; цепочка серебряная с такими же наконечниками, две копейки серебряные, к той же иконе пожертвована медная на цепях лампада доброго художества, покрытая листовым золотом. Привешена она богомольцем, гостиной сотни Ильи Клементьева Лузина прикащиком, Иваном Никитиным. Значившаяся в прежних описных книгах в алтаре икона Пресвятой Богородицы Одигитрии с серебряным басмяным под золотом окладом венцами и датами, после описи 1689 г., перенесена на кочь новоземельского промысла, где и оставалась для поклонения находящихся в морском плавании.

Продолжительная засуха, бывшая в 1689 г., неблагоприятно отразилась на монастырском хозяйстве: весь посев от сильных жаров засох и не родился. Расходы по содержанию производились на счет запасного хлеба прежних годов, который держали и в морских промыслах на ладье и трех кочах и на посевы в 1690 году. Бывший запас воска послан для продажи в Пустозерский острог; четыреста рублей из монастырской казны обращено в покупку ворваннаго сала на зимнем Кедском берегу для продажи в городскую ярмарку; продано два пуда мамонтовой кости, которая доставлена была из Пустозерского острога, двадцать голов рогатого скота, десять лошадей; продан также лисий красный мех. Вновь приобретено: два меха песцовых хребтовых бурых, одеяло песцовое хребтовое белое, семь мехов лапчатых песцовых белых, мех черевей песцовый белый, три меха песцовых пошерстных без рукавов, два меха песцовых крестоватиков с рукавами, четыре меха крестоватиков же, в том числе один без рукавов, триста песцов белых рослых делавпых, восемь кож волчьих. Показанные мехи, песцы и волчьи кожи присланы в июне 1689 г., а одеяло зимою 1690 г., из Пустозерского острога и городка монастырским работником.

X

23 Мая 1690 г. строителя Макария сменил новопоставленный игумен Иоасаф, прибыл он в Красногорский монастырь с подьячим архиерейского дома казенного приказа, Иваном Самочерного, который должен был объявить братии указ преосвященного Афанасия о назначении настоятелем посланного с ним игумена и принять монастырь.

В начале своего настоятельства игумен Иоасаф должен был защищать права монастыря по владению Сояльским озером и речкою со всеми их угодьями. Крестьяне Сояльского ставу, из видов своих чрез ложное челобитье в Двинской съезжей избе, теми угодьями завладели. Основываясь на грамоте царя Алексея Михайловича 7171 г., которою, по челобитью игумена Петрония, стольник и воевода Иван Милославский отдал на оброк Красногорскому монастырю в Сояльском ставе, от Пинеги реки вверх по Сояле речке, озеро Сояльское с речкою, со взносом одного рубля десяти алтын, – игумен Иоасаф просил преосвященного Афанасия о возвращении монастырю владений незаконно крестьянами присвоенных. Посему преосвященный Афанасий грамотою 7199 г. (1691) для исследования дела нарядил комиссию, велел подьячему Тихону взять из Красногорского монастыря старца добра, служек и старожилов сведущих, а в Сояльской волости священника Иуду с ответчиками и старожилами сведущими крестьянами, – при целовальниках и ответчиках досмотреть против спорной земли по грамотам государей, писцовым книгам, поданным из съезжей избы памятям и письменным крепостям, взять о том у них сказки, снять чертеж спорной земли, который, за общею подписью, подать в архиерейский судный приказ. Благодаря распоряжениям преосвященного Афанасия, присвоенные крестьянами владения обращены были (после многосложной переписки) в пользование монастыря до валовых писцов, на что и дана его грамота 7200 г. (1692) 25 сентября.

К деятельности игумена Иоасафа относится устройство новой соленой варницы в Кулойском посаде. Соловаренный завод половиною деревни починка Васильевского на Кулое приобретен игуменом Никоном в 1684 г. по неуплаченным закладным бояр князей Петра Ивановича да Бориса Ивановича Прозоровских, заложивших Красногорскому монастырю тот завод и половину деревни за двести рублей; после дана от них отступная и совершена купчая крепость. Соловарение же от монастыря открыл игумен Иоасаф. Для сего в деревне Кулойского посада поставлен двор и две избы монастырских, которыми заведовал монастырский вкладчик; там же было два амбара с хлебом, погреб, гумно, кузница, две мельницы ветряные; последние строил игумен Иоасаф. Пахотной земли около двора числилось на двадцать четвертей, да сенных покосов по реке Кулой на триста копен волоковых; рогатого скота во дворе восемнадцать голов, восемь лошадей. За двором два соленых озера с двумя варницами: в новой – железный черен, пять молотов; другая ветхая варница оставалась без действия. Вываренная соль складывалась в амбаре, для сего устроенном, которой к 1695 г. имелось в запасе семьсот пудов; дров длиною пяти четвертей заготовлено триста сажен, из коих каждая в подряде стоила десять денег; на содержание соловара и рабочих из монастырских денег выписывалось в расход двадцать пять рублей в год.

Но слабые стороны жизни и управления игумена Иоасафа обратили внимание преосвященного Афанасия: он запрещен в священнослужении и послан в число братства под строгий надзор в Сийский монастырь. Передавая управление монастырем келарю старцу Исаии и казначею старцу Иосифу, преосвященный в грамоте своей 7202 г. (1694), 17 февраля между прочим писал; «по розыскному делу объявилось, что игумен (Иоасаф) построил у вас в монастыре себе новые кельи не но монастырскому чину высокие на погребах и у тех погребов по пристрастию своему учинил он позади келий выходы и меж тех новых и старых келий назад крыльцо и на монастырской ограде против того крыльца ворота, чего ему игумену строить не довелось, понеже и прежние игуменские кельи не худы и жить можно без нужды; да он же игумен отдал на Волок Пинежский монастырских пять книг миней месячных да такую же книгу продал Валдокурского погоста в церковную казну без нашего указу. И того монастыря иеромонах вкладчиковых и крестьянских и бобыльских жен при монастыре живущих при рождениях очищают молитвою и исповедают и младенцев крестят... и иное чинится у вас в монастыре монашеского образа неисправление и о монастырском иждивении небрежение, и того ради святей обители чинится душевная тщета и зазор и внешняя пустота. И мы, преосвященный архиепископ, слушав того розыску и милосердуя о той святой обители, пастырски указали тот Красногорский монастырь ведать и меж братством и служебниками и работными людьми и расправу чинить вам келарю и казначею с братского совета до присылки к вам в монастырь нового игумена, и в монастырские во всякие промыслы по-прежнему куда доведется отпускать, а прежних промыслов не запустить и для сальной покупки посылать служебников добрых, а не бражников. И в кельях, в которых жил розигумен Иоасаф, жить никому не велеть, и те кельи при домовом нашем сыне боярском Федоре Стафурове, который при сей нашей грамоте к вам послан по наказу для монастырского исправления, замкнуть и запечатать до нашего архиерейского указу, и меж теми игуменскими и старыми кельями, где заднее крыльцо, двери выставить и то место забрать наплотно; крыльцо заднее от того места отломать и против того заднего крыльца на ограде новопостроенные ворота разобрать и то место забрать наплотно; и впредь в том месте воротам и теми вышеписанными местами ходу отнюдь не делать. А шесть книг миней месячных которые отданы на Волок Пинежский и проданы в Валдокурскую церковь, указали мы преосвященный взять ради свидетельства на Холмогоры в наш архиерейский дом, откуда возвращены будут к вам в монастырскую казну. Да указали мы вам впредь будущему у вас игумену и братии про ваш монастырский обиход ни для почести приезжих, начальных и приказных и всяких чинов знатных людей варить пива в год пять вар: первую к празднику Рождества Христова, вторую к великому заговению, третью ко св. Пасхе, четвертую к Троицыну дни, пятую к празднику Сретения чудотворной иконы нарицаемой Грузинская. А вина себе в монастырь отнюдь вам ныне и впредь не покупать и в монастыре и нигде не держать, кроме того, что у вас вино посылается в монастырский Пустозерский отпуск к промыслу, без чего быть у того промысла невозможно, а излишнего вина в тот монастырский отпуск отнюдь не посылать; и сверх вышеупомянутого пива не варить и смотреть накрепко, чтобы в монастыре живучи, никто не пил и не бражничал, а кто в монастырские службы и промыслы послан будет и к вам они с промыслом и службою приедут и их в монастырской казне по приходным и расходным книгам считать со всяким подлинным свидетельством вправду, и на том будет начетная монастырская казна и то на них править без пощады, чтобы за ними монастырская казна не терялась. И того монастыря иеромонахам живущих при монастыре вкладчиковых и крестьянских и бобыльских жен родильною молитвою не очищать и не исповедовать и младенцев не крестить. Такие нужды указали мы, преосвященный архиепископ, исполнять Валдокурской да Юрольской волостей нынешним и впредь будущим священникам; о монастырском же всяком правлении и промыслах попечение иметь вам с братского совета со всяким радением и рассмотрительством до нашего архиепископского указа и до присылки к вам в монастырь нового игумена, чтобы монастырское иждивение туне ничто никуда не изнурялось и зазору никакого у вас не было. Когда доведется у вас в монастыре очистить или помыть кельи, и их мыть кому из братства или работным людям, а связки мыть работникам вне монастыря, а женскому полу у вас в монастыре ни у кого келей и связков отнюдь не мыть и женского полу в кельи и на монастырь отнюдь не пущать, кроме по вере молебщиков, да молебников женского полу в кельи на монастыре по тому же не пущать. А когда женский пол колико время для моления при монастыре пребудут, и им велеть бы вне монастыря на гостином дворе, а на скотском дворе в коровницах держать мужних пожилых жен или вдов в совершенных летах и доброжительных; младолетних вдов и мужних жен на скотском дворе в коровницах отнюдь не держать. – Монастырским работникам Власку Григорьеву и зятю его Гришке с женами за их зазорное житие и правильные вины от монастыря отказать и впредь в монастыре жить не велеть, чтобы от таких зазорных лиц в монастыре соблазна отнюдь не было. И как сия наша преосвященного архиепископа грамота придет, и вы бы по сему нашего преосвященного указу учинили и впредь чинили неотложно со всяким тщанием, а учиня о том и о присылке шести книг и миней и розигумена Иоасафа келейной его рухляди, которую велено взять дому нашего сыну боярскому Федору Стафурову, по наказу, с ним Федором к нам преосвященному архиепископу писали, a отписку велели подать и те книги и рухлядь объявить в нашем архиерейском судном приказе приказному нашему Дмитрию Любимову, да дьяку нашему Карпу Андрееву. А буде вы келарь и казначей с братьею против вышеупомянутого сего нашего архиерейского указа в чем явитесь не исправны и о том нам преосвященному архиепископу будет ведомо, и за то вы по нашему указу взяты будете в наш архиерейский дом на Холмогоры и по розыску учинено вам будет за то ваше не исправление внешнее наказание без пощады.

XI–XII

Присланный в январе 1695 г. новопоставленный игумен Максим на следующий же год от правления монастырем был удален. Для восстановления порядка преосвященный Афанасий 24 января 1696 г. назначил строителем в Красногорский монастырь духовных дел архиерейского дома судью иеромонаха Авраамия Митусова. По прибытии к месту служения, он, при участии дьяка архиерейского судного приказа Карпа Андреева, с ним посланного, составил новую опись Красногорскому монастырю. В ней значится существующей одна теплая церковь Всех Святых; другая холодная в честь Похвалы Божией Матери в 1695 г. истреблена пожаром; св. иконы, книги, ризы, сосуды и вся церковная утварь были вынесены частью в теплую церковь, частью в амбар. Тогда же сгорело девять келий братских.

По этой описи показаны вновь поступившими, сверх прежних переписных книг, привесы к чудотворной Грузинской иконе Божией Матери – два креста серебряных пояных сканого дела, золоченых; на одном вырезан крест на раковине; на другом крест изображен финифтом. Крест серебряный, под золотом литой, около него травы прорезные; распятие Господне литое же. Крест яшмовый четвероконечный, обложен серебром, распятие Господне серебряное литое, в гнездах две вставки красных, две зеленых, жемчужная вставка вверху и четыре жемчужины средних по краям, на серебряной цепочке. Семь крестов серебряных литых под золотом. Серги лапчатые сканого дела золоченые, на них восемь вставок в гнездах червленцы и сто жемчужин больших да малых. Золотой двойной, да золотой одинакой червонные, пол ефимка. Три перстня серебряных со вставками. Четыре деньги копеек привесных, две копейки под золотом.

При составлении описи в 1696 г., по распоряжению преосвященного Афанасия, многие из привесов чудотворной Грузинской иконы были святы и за печатью положены на хранение в монастырскую казну, а именно: двадцать восемь крестов серебряных литых, четыре нары серег, две цепочки, четыре перстня женских, четыре золотых одинаковых червонных, золотой двойной червонный же: пол ефимка да четвертинка, привесных денег четыре алтына четыре деньги. Всего снято привесов, кроме золотых, один фунт двадцать три золотника. Оставлено в привесе: две серебряных цаты, два ожерельца жемчужных, шесть прядей жемчугу, двои серьги лапчатые, четыре камня хрустальных четыре панагии серебряных, шесть крестов пояных, крест литой со вставками, три креста яшмовых, крест аспидной, пять крестов литых золоченых, три копейки под золотом. Ефимки, упоминаемые в прежних описных книгах, при игумене Иоасафе употреблены на выделку серебряного ковшичка, а панагия серебряная под золотом сканаго дела, на которой был образ за стеклом, затеряна во время бывшего пожара.

Пелена у чудотворной Грузинской иконы камчатая с изображением в средине образа Пречистой Богородицы с Превечным Младенцем вышитым шелком, а венцы кругом шиты золотом, кисти шелковые. Покров над киотом того образа тяфтяной червчатый, вышит золотом по концам. Покров атласный алый обложен no концам кружевом золотым с городами широкими. Пред иконой лампада медная, покрыта листовым золотом; над цепями медный куб: у той лампады на серебряной чашке сияет круживцо шитое золотом, а кисть желтого шелку с золотыми крапинками. Другая лампада медная луженая.

Ha чудотворной Владимирской иконе Божией Матери венцы резные, оклад и средина басмяные и серебряные под золотом. Привесов у ней: крест серебряный паяный под золотом, с четырьмя небольшими жемчужинами, двои голубцы одни пояные, другие литые золочены, в них двенадцать камышков червчатых; два креста пояных, в одном из них две раковинки да камышек лазоревой, три креста серебряные литые да копейка серебряная; крест вырезан на кости; обложен серебром. – Все те привесы на серебряном пруте. Около образа писаны красками кондаки и икосы. Ризы у святых пробеливаны твореным золотом доброго художества. У того образа пелена средина камка сейная, крест галунцовой серебряной, обложен камкою зеленою, кисти шелковые. На налое минеи месячные на двенадцати досках, писаны красками обложены медью. Налой покрыт пестрою выбойкою.

На иконах, вынесенных из пожара церкви Похвалы Божией Матери, не оказалось некоторых украшений. Так показаны утерянными на местном образе Похвалы Божией Матери венец, цата и корона резные под золотом, бывшие в них две бирюзы, пять смазней, два колоколечка, два камешка лазоревых варенцы, пять жемчужных малых, два литых серебряных креста под золотом, три копейки серебряные под золотом, копейка без золота.

В амбаре были сложены оставшиеся от пожара царские двери, сень, столбцы золоченые с изображением святых, северные двери, на которых изображен преподобный Архип пономарь; от помосту царских и северных врат пелены выбойки пестрой, обложены зеленою крашениною. В тябле на пятидесяти досках писаны по золоту Деисус, праздники пророки и праотцы, Спас нерукотворенный. Над местными образами в тябле Деисус на семи досках с изображениями Спасителя, Богородицы, Иоанна Предтечи, двух архангелов, двух Апостолов, на них венцы и оклады басменные, старинные, под золотом. Образ воскресения Христова, на нем пять венцов, да четыре полувенца с финифтом. Образ Владимирской Пресвятой Богородицы, оклад струбами, средина, венцы и цата басменные. Образ Всех Святых, оклад серебряной резной струбами, три венца с цатами резные. Образ всемилостивого Спаса, предста Царица, оклад басменной струбами, да семь венцов, в том числе три венца с цатами, резные серебряные под золотом. Образ преподобного Макария Желтоводского в молении ко Пресвятой Троице, оклад басменой струбами, четыре венца да две цаты резные серебряные под золотом. В киоте образ Пресвятой Богородицы осмилистовой, оклад и струбы и средина басменые, венцы, цата и корона серебряные резные под золотом; на киоте вверху изображен Бог Отец, а на затворах разные святые; киот покрыт травчатым бархатом, окован, плащи медные резные. Образ Пресвятой Богородицы Владимирская осмилистовой в киоте, оклад и средина гладкие, венец, цата и корона серебряные чеканные под золотом; наверху киота образ Спасов нерукотворенный, на створах праздники и святые писаны на золоте, киот обложен кожею и окован луженым железом. Образ Пресвятой Богородицы Владимирская запрестольный в киоте, венец сканой с финифтом под золотом, цата серебряная чеканная, на другой стороне его изображение Покрова Божией Матери, оклады у тех образов басменые под золотом, на киоте оклад железа белого басменой золочен. Образ Пресвятой Богородицы да крест четвероконечный выносные. Образ Спасова милосердия писан на золоте. Образ живоначальной Троицы, оклад басменой струбами, около лиц осемь венцов резных, все серебряные под золотом. Дейсус на трех дсках, оклад венец и цата басменые, у образа Пречистой Богородицы подниз мелкого жемчугу. Образ Пресвятой Богородицы Умиления без окладу, венец серебряной резной под золотом, подниз на главе и дата мелкого жемчугу, в венце и цате каменья сердолик, два червонца, осемь смазней да вставочки мелкие литые; да в привесе шесть прядей жемчугу мелкого, на них два камышка сердолика, четыре камышка литые зеленые, панагия хрустальная обложена серебром. Образ Пресвятой Богородицы Одигитрия, оклад басемной, венец с короною и цата резные серебряные золоченые, а в венце и цате камень бирюза, три червонца, два смазня, две жемчужины плохих, подниз жемчугу небольшого, в привесе панагия яшмовая черная, обложена серебром. Образ рождества Пресвятой Богородицы да образ Пресвятой Богородицы Владимирская, у обоих оклады басемные, венцы и цата серебряные резные под золотом: у образа Рождества Богородицы в привесе два креста серебряные литые, меж теми кресты два каточка серебряных пояных. Образ Алексея человека Божия, десяти листов, оклад и средина струбами басемные, два венца и цата резные серебряные под золотом. Образ святой великомученицы Параскевии, нареченныя Пятницы, оклад басемной струбами, средина и венец и дата басемные серебряные под золотом; этот образ в железном киоте. Образ Георгия епископа Митулийского да великомученика Артемия осмилистовой, оклад басемной, три венца, да две подписи резные под золотом, средина резная с чернью не золочена. Образ Усекновения главы святаго Иоанна Предтечи, оклад басемной, три венца резные под золотом. Образ Вседержителя, оклад, венец цата и средина басемные под золотом, в венце и цате четыре камышка червчатые. Двои складни на четырнадцати дсках, оправлены медью, на них писаны праздники. Две хоругви на древках, на них образы Спасовы, да Пресвятая Богородица, писаны красками на обоих сторонах досок; у одной хоругви воскрилия камчатыя; а у другой полотна немецкого. Деисус большой на семнадцати дсках писан красками. Деисус на десяти дсках писан с обеих сторон, что стоит над святыми враты. Образ большой, на нем писан скит на красках.

Из церкви Похвалы Божией Матери сложены в амбаре индития с престола тафтяная, червчатая, спереди крест; да покров со престола, обложен тафтою осинового цвета, подложен киндяком, крест на том, покрове голунцовой серебряной; запона от царских дверей киндяшная, лазоревая новая, на ней крест писан краскою. Фонарь слюдной большой на древке о девяти верхах, при составех басмы оловянные, литые, травчатые. Другой фонарь слюдной большой без креста о пяти верхах, при споях обложены железом белым. Паникадило медное, дуг в двух ставках числом осмнадцать; в привесе было у него яйцо лебяжье, расписано краски; под яйцем чашка серебряная, водворка обшита серебром по золоченому бархату, кисть шелку краснаго да зеленаго, сверху накащена золотом. У того паникадила в пожарное время шесть дуг переломлено и яйцо разбито. Два подсвечника белого железа. Зеркало со створы, а в нем четыре стекла, обложены белым железом, басми оловянные травчатые. Два подсвечника выносные, один окован белым железом, другой деревянной. Четыре медных шандана. Блюдо оловянное глубокое, да блюдо каменное аспидное.

На монастыре колокольня на девяти столбах и на ней колоколов: большой колокол весом тридцать один пуд, колокол четыре пуда, два колокола по два пуда. На той же колокольни часовня, где были до пожару часы боевые; в пожарное время те часы попортились и ныне разобраны.

В ризнице евангелие старинное печатное в десть, выходу 7136 года, на нем дски во всю книгу струбы резныя, распятие и евангелисты чеканные под золотом; на другой стороне средина и наугольники и застежки резные без золота, все серебряное, оболочено бархатом травчатым. Евангелие напрестольное большой бумаги, выходу 7197 году, по обрезу золочено, обложено бархатом червчатым: распятие и Евангелисты серебряные под золотом. Евангелие печатное в десть, под черным бархатом, в средине распятие, около той средины серафимы, a пo углам Евангелисты серебряные басемные под золотом, переплет разбит. Евангелие печатное в десть выходу 7136 году без Евангелистов, оболочено ровдугой. Крест воздвизательной серебряной под золотом резной с мощами святых, на том кресте в гнездах и на спнях каменья бирюза да варенки, шесть смазней, восемь королечков, одиннадцать жемчужин; у того креста ковчег покрыт атласом вишневым, мелкотравчатым, оковав белым железом с наугольники резными, на створах того ковчега писаны лики святых, на верху того ковчега образ Спасителев нерукотворенный. Сосуды церковные: потир, дискос, два блюдца, звезда, копие, все серебряные золочены местами. Потир меньший серебряной чешуйчатой, весь под золотом. Две лжицы серебряные, одна местами золочена, другая без золота. Кадило серебряное с цепями, поддоном и кольца чрез полосу резное без золота. Два шандана серебряные лошчатые, средины гладкие, поддоны чеканные. Два ковша серебряные гладкие. Чашка лошчатая серебреная с поддоном, внутри круг, поддон по краям золочен.

Ризы. Четыре ризы атласные разноцветные, риза камки червчатой, риза тяфтяная двоеличная, тафта струйчатая, ризы крашенинные травчатые, оплечье тафты червчатой, обложены кружевом мишурным, подольник кумачной; двои ризы миткальные, у них оплечья бархатные червчатые, подольники полосатые, подложены гладким холстом; трои ризы киндяшные разноцветные; двои ризы полотняные, с бархатным оплечьем: двои ризы полотняные, у одних оплечье кисейное, у других крашенинное; пять подризников миткалинных, крашенинных, подризник тафтяной да киндяшной.

Книги. Три толковых Евангелия, книга беседы апостольские литовской печати 7132 года, октоих печатной в десть выхода 7102 г., два октоиха печатные 7174 г., двенадцать книг миней месячных, минея общая 7162 г., триодь постная письменная, триодь цветная со страстною неделею в десть, печатана 7112 г., четыре служебника московской печати 7163–7178 г., два требника в десть печатаны 7133 г.; требник письменной в полдесть старинной, часослов учебный в полдесть крупной печати, три часослова один со возследованием, 7140–7162 г. Библия в десть острожской печати, Библия в полдесть литовской печати. Книга Маргарит в десть выхода 7150 г., Маргарит в полдесть острожской печати 7104 г., книга Кормчая письменная, Номоканон киевской печати 7132 г.; три книги Иоанна Лествичника письменная; книга Сборник письменной, ее же начало о родословии от Адама и Евангелие в толку. Книга о новгородских еретиках письменная книга Космография в полдесть скорописная, книга Летописец в полдесть, ему же начало о перенесении чудотворного образа Николая Чудотворца Зарайского на Рязань в лето 6733, книга Летописец в десть, ему же начало о первых днех и о небесных силах и потом о начале славян и о разделении язык. История Казанская в полдесть ветхая, начало ее о царе Иоанне Васильевиче; Летописец о зачале Русской земли, писан в четверть; История Троицы Сергиева монастыря в полдесть; Летописец князя Дмитрия Донского с безбожным Мамаем писан в четверть. Кроме поименованных книг значится в описи 7204 г. много других поучительных книг, прологи, сборники, творения святых.

Сверх того в правление игумена Никона немало книг было утрачено. В описи Красногорского монастыря, 7197 г. (1689) говорится, что бывший на Двине воевода думной дворянин, Иван Васильевич Чаадаев взял из Красногорского монастыря всяких книг числом сорок, а возвратил не более десяти; прочие, в том числе книга Никонских правил, остались за ним.

Строитель иеромонах Аврамий Митусов принял Красногорский монастырь, как сказано, было, после пожара, истребившего холодную церковь Похвалы Божией Матери и девять келий братских. Св. иконы и другие священные вещи были сложены, по тесноте тёплой церкви, в особом монастырском амбаре. Желая дать святыне подобающее место, он немедленно приступил к сооружению новаго храма. Лес, заготовленный сначала на устройство часовни в помещение св. икон, ему разрешено употребить на создание новаго храма, вместо сгоревшего. Ревнуя о пользе и благолепии св. обители Красногорской, преосвященный Афанасий хотел видеть в ней каменную соборную церковь и изыскивал средства. С этой целью им было предписано священникам Пустозерского острога Спасской Введенской и Николаевской церквей, чтобы церковные и причтовые рыбные тони и места горного звериного промысла, которые отдавались ими на оброк тамошним, или приезжим людям, – под названием Плоское. Кривую, Мелкую, – на тех же условиях отдаваемы были Красногорскому монастырю (грам. 7204 г.). Эта мысль преосвященного выражена и в грамоте на просьбе строителя Аврамия о постройке новой деревянной церкви Похвалы Божией Матери. Так он писал.

«Божиею милостью преосвященный Афанасий архиепископ Холмогорский и Важеский. В нынешнем 7204 (1696 г.) июля во 2-й день били челом нам преосвященному архиепископу Красногорского монастыря строитель иеромонах Аврамий с братией, a в челобитной их написано:

В прошлом 7203 г. в том их Красногорском монастыре церковь Похвалы Пресвятой Богородице от пожару сгорела, а чудотворный ее Богоматере образ и прочие святые образы из того пожару вынесены сохранно и поставлены и доныне стоят в теплой ветхой церкви. Я по нашему преосвященного архиепископа именному указу велено им ради поставления тех святых образов построить молитвенный храм, а на строение того молитвенного храма добыт у них ныне годный лес на церковное строение. И вам преосвященному архиепископу пожаловать бы его строителя с братьею велеть ради поставления тех святых образов, вместо молитвенного храма, из того годного лесу построить им церковь холодную, а в чье имя, о том они строитель с братиею положились в ваше архиерейское рассуждение, и о строении той церкви дали бы им вашу архиерейскую благословенную грамоту. И аз преосвященный Афанасий, милостью Божию архиепископ Холмогорский и Важеский, слушал того их строителя с братьею челобитья, пожаловал их благословил и указал им из того приготовленного лесу построить новую церковь       во имя Пресвятой Богородицы честные ее Похвалы на новом угодном       месте, на котором бы впредь каменной церкви строению не было помешка и утеснения, а верх у той церкви построить не шатровый, и алтарь учинить круглой и в том алтаре учинить помост выше церковного помосту двумя степенми, а степенем высота по полтретья вершка, и того алтарного помосту от алтарной стены на церкви учинить выпуск до верхних степеней по два аршина, да в алтарной стене учинить посреди царские врата, а на правой стране тех врат учинить южные, а на левой стороне северные врата ж. И святые образы поставить чинно. Подле царских врат на правой стороне вначале поставить образ Всемилостивого Спаса, а подле того образа поставить настоящий образ тоя церкви, а на левой стороне царских врат меж северных поставить чудотворный образ Пресвятой Богородицы Грузинский, и прочих святых образы поставить по чину же и обычаю святые восточные церкви. А крест на той церкви поставить четвероконечный по преданию святых апостолов и святых богоносных отец и по древнему обычаю, подобием таков, каков крест златой в Москве на соборной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы на большой главе, иже у великих государей на сенях поставлен с давних лет благоверными великими князьями. А каков тот Крест подобием и ему под сей нашей архиерейской благословенною грамотой подлинное изображение. А как та церковь построена и ко освящению изготовлена будет, тогда о освящении той церкви бить челом нам преосвященному архиепископу. А для антиминса быть к нам ему строителю или иеромонаху, а не простолюдину. Писался во граде Холмогорах, в нашем преосвященного архиепископа доме дета 7204 июля во 2-й день.

Новая церковь в честь Похвалы Божией Матери построена в том же году. Она была четырехугольная с круглым алтарем, одной главой, шея и глава обиты чешуей, имела в паперти два хода, северный и западный. Постройка же каменного храма могла осуществляться только при общем сочувствии и монаршей милости в последующее время.

Преданный делу архипастырского служения, преосвященный Афанасий много трудился на пользу обители Красногорской: то он ходатайствует пред царем за монастырские земли и угодья, присвоенные крестьянами, то заботится о благоустройстве и материальных выгодах монастыря, и то же время зорко следит за нравственным его состоянием, удаляя соблазны и возвышая дух благочестия. Это подтверждают многие из грамот его, на которые мы ссылались, или приводили в подлиннике. Он любил обитель Красногорскую, как место избранное изволением Царицы Небесной, ревновал о славе чудотворной Грузинской иконы Божией Матери. Несомненная вера в силу чудотворений от нее исходящих указывала ему благотворное их действие на дух веры и благочестия христианского, посему он постановил ради всенародного чествования ежегодно приносить чудотворную Грузинскую икону Божией Матери из Красногорского монастыря в г. Холмогоры, и хотел было внести в круг церковного богослужения нарочито в честь нее составленную службу. По этому поводу на имя строителя Аврамия Митусова даны преосвященным две грамоты 1698 и 1699 г., из которых одна приведена нами в объяснение причины ежегодного принесения чудотворной иконы в Архангельск. Обе они говорят о принесении чудотворной Грузинской иконы в г. Холмогоры, но расходятся в назначении срока к тому назначенного: первая указывает 1-е число июня каждого года, вторая же 21-го мая. Противоречие это легко мирится, если допустить, что распоряжение, приписанное во второй грамоте относительно срока, было временное. С другой стороны не следует упускать из внимания и того, что вторая грамота вышла несколько позже. На деле, по всему вероятию, выходило так: в 1698 г., когда последовало первое распоряжение о принесении чудотворной иконы в Холмогоры, она принесена была на 1-е число июня; грамотою 1699 г. изменен лишь срок пребывания ее (вместо с 1 по 10 июня, с 21 мая пo 1 июня), по случаю стечения народа в Холмогорах. В подтверждение сего и ради исторического не лишне привести здесь эту грамоту.

«Преосвященный Афанасий милостью Божией архиепископ Холмогорский и Важский, Красногорского монастыря строителю иеромонаху Аврамию Митусову с братией. В нынешнем 7207 (1699) лета июня 11 дня мы преосвященный архиепископ общим советом-положением с градодержцем сей Двинской области указом учинить принесение святого чудотворного образа Божией Матери нарицаемого Грузинским месяца мая к 21 числу, на память святых благоверных и ровноапостольных царей Константина и Елены, иже зачинися нами по усердию нашему приносить тот святой образ к нам в град Холмогоры от вас из Красногорского монастыря с прешедшего 206 лета во вся годы непременно, ради освящения богоспасаемого града Холмогор и христолюбивых народов, требующих Божии и ее Богоматере милости, и понеже в то время бывает сеяние хлебных и иных земных плодов и приход с Вологды на Холмогоры соляного торгу и иных всяких судов, и на них народа из многих стран Российского государства бывает множество; сего ради благовременно тогда вящие молитвы Матери Божии приносити, дабы за ее предстательством Господь Бог даровал православным христианам благорастворенные воздухи и изобилие плодов земных, и дабы и иноградные тогда бывшии во граде Холмогорах люди сподобились видеть оный святой чудотворный образ и удостоились Пресвятой Богородицы милость получить во славу имени ее пресвятого. А быть тому святому образу во граде Холмогорах у нас в соборном храме преображения Спаса Христа июня месяца до первого числа. А каковым чином и с кем принесение того образа от вас из монастыря к вам на Холмогоры отпускать, и во весь тот путь посланным благоговейно иметь, и где с ним останавливаться и откуда к нам присылать о нем вестника, – о том о всем чинить против посланной к вам в прошлом 206 году нашей первой грамоты. А еже чрез ту нашу первую грамоту велено вам тот святой чудотворный образ приносить к нам июня к первому числу, и тому перенесению отставить, а чинить по вышеписанному нашему указу. Да в прешедшем 208 лете нашим тщанием и вседушевным усердием и верою и любовию ко Пресвятой Деве Богородице, влекущеся на прошение наше, первописанная торжественная ее о том святом чудотворном образе служба и канон в речениях и в правописании орфографии, яже имяше не слично и погрешительно, исправился лучшим грамматическим исправлением, елико возможно. И второй канон в честь Богоматери по краегранесию всецелый сочиняся в царствующем велицем граде Москве, трудом царственные московские типографии смотрителя, свидетельствовася же и в чине церковном како пети в попразнство Успения Божией Матери, и чтения три исправишася самеми нами преосвященным архиепископом. И по нашему указу та исправленная служба и два канона преписаны добрым уставным письмом. А на пренесение того святаго чудотворного образа в град Холмогоры к вышереченному числу устроихом тоеже службу и каноны особым чином без попразднества Успения Богоматери. И те службы и каноны в дому нашем устроихом в особые переплеты чинно, и посланы те службы и каноны к вам в Красногорский монастырь, при сей вашей грамоте, чрез тебя строителя иеромонаха Аврамия. И аще которые Боголюбцы требующия похотят тое службы и каноны себе переписывать, и вам для переписания давать, точию заказывать им, чтобы тое службу и каноны списывали со всяким хранением и порухи никакой бы над ними не чинили; и переписанные службу и канон велеть с подлинными справливать опасно, чтоб не точию в речениях было с подлинными согласно, но и в точках и в запятых и в просодии непогрешно. А прежнюю службу и канон, каковы у вас в монастыре и сколько их есть во особых тетрадях, кроме тех что купно со историею и с чудесы писаны и переплетены, те все забрав и запечатав, прислать к нам преосвященному архиепископу на Холмогоры с отпискою вашею для того, что та прежняя служба и канон зело неисправны и чтобы от них впредь соблазна чтущим не было. А которые прежние служба и какон Богоматере о том образе Грузинском написаны купно со историею и чудеса Пресвятыя Богородицы и переплетен в однех переплетах, тех служеб и канонов от истории и чудес не отымать и к нам не присылать, а держать их в монастырской вашей книгохранительнице, обаче ради преписания тех служб и канона никому не давать. И как к вам сия наша преосвященного архиепископа грамота придет, и вы бы строитель иеромонах Аврамий с братиею, и кто пo тебе иные в том монастыре настоятели и братия будут, о приношения онаго святаго чудотворнаго образа Пресвятыя Богородицы Грузинской к нам на Холмогоры на указанное время с будущаго двести осмаго года и впредь во вся годы сие наше архиерейское повеление ведали и хранили непременно. А сию нашу уставную грамоту положили в сохранение в монастырскую вашу крепостную казну, купно к прежней нашей посланной о том к вам грамоте, впредь ради ведома, и исправленные службу и канон посланные от нас хранили во святей церкви ради славословия Божия Матере. А прежнюю службу и канон неисправные в коликих преписаниях у вас обрящутся, запечатав, прислали к нам преосвященному архиепископу на Холмогоры и о том писали, а отписку и службу и канон запечатанные велели подать в дому нашем казенном приказе казначею нашему иеромонаху Авксентию, да дьяку нашему Данилу Лебедеву. Писася на Холмогорах в дому всемилостивого Спаса Христа и в нашем архиерейском, мироздания 7207 лета иуния 11 дне.

Монастырское хозяйство за время правления строителя Аврамия шло в порядке и размерах, в каких оно было поставлено предшественниками. При нем построены новые настоятельские кельи вместо сгоревших; в Архангельске на сальном берегу к бывшему двору Красногорского монастыря поставлена для сальнаго торгу новая изба, а берег реки против того места укреплен рубленным оплотом от разлива весенней воды и напора льда. В 1700 г. неудачи, постигшие звериные морские промыслы, положили конец этой промышленной отрасли Красногорского монастыря. Из двух судов, на которых отправились к Новой земле 19 человек, одно со всеми промысловыми снарядами погибло во льдах. Оставалась еще рыбная ловля в Запечерском крае.

Вообще же деятельность строителя Аврамия находилась под руководством преосвященного Афанасия, который старался упрочить внутренний порядок монастырской жизни, возвысить упадавший дух иноческого благочестия и паствы своей.

Со смертию незабвенного архипастыря в 1702 г. окончилась и деятельность строителя Аврамия Митусова на пользу Красногорской обители.

XIII

С 1703 г. управлял Красногорским монастырем иеромонах Геннадий, произведенный игуменом преосвященным Рафаилом. При нем построены новая деревянная колокольня, братский корпус и монастырь обнесен новою деревянною оградою. В 1706 г. игумен Геннадий просил преосвященного Сильвестра о перемене срока отправления чудотворной Грузинской иконы из Красногорского монастыря на день праздника в честь ея (после литургии) 22 августа, – также и о том, чтобы, по желанию торговых людей, было дозволено из Холмогор, приносить ее в Архангельск на время ярмарки, что и было дозволено.

По указу Петра Великаго, прописанного в грамоте монастырского приказа в 1703 г. 29 августа стольнику Андрею Вешнякову велено сделать опись соборной церкви в Холмогорах, архиерейскому дому, монастырям с принадлежащими им вотчинам и угодьями. По осмотре Красногорского монастыря им составлена подробная опись церквам, иконам, сосудам, ризам, книгам, деньгам и всякому строению.

В этой описи значатся две церкви – холодная во имя Похвалы Божией Матери и теплая в честь Всех Святых. В холодной церкви на чудотворной Грузинской иконе Божией Матери новая серебряная риза, сделанная по указу преосвященного Афанасия в Москве из привесов, которые значились прежде у иконы. Она была чеканная под золотом доброго художества; на короне Божией Матери вычеканены лица ангельские и херувимские, в венце Спасителя три запанки, имевшие по восьми искорок алмазных; на возглавии и правом плече две запанки, в которых пo шести искорок яхонтовых. В привесе у того образа панагия спереди серебряная, сканая с финифтом, кругом обложена серебром гладким, в средине ея за хрусталем образ Знамения Пресвятыя Богородицы, в гнездах по сторонам две жемчужины, да два сердолика, вверху той панагии серебряный нерукотворенный образ Спасителя. Другая панагия спереди серебряная сканая с финифтом, в средине за хрусталем образ Знамения Богородицы, в гнездах по сторонам четыре камня простых да семь жемчужин, обложена кругом серебром гладким. Крест каменный аспидной, на нем распятие Господне литое; по углам в гнездах два камешка простых да две жемчужины. Два креста, коих средина раковинная, спереди обложены серебром сканаго дела, золочены, а кругом серебром гладким без золота. Два креста золочены – один с финифтом, у него четыре жемчужины на спонках; по концам другого креста четыре изумруда. Серьги запоны золотые, в гнёздах их по четыре камешка яхонтовых червчатых, да на спонках по два зерна гурмышских, да по три изумрудца, в привесе на спнях четыре пряди низаного жемчугу крупного и среднего, на верху у тех два камня хрусталя в серебряных ободках, в средине на тех прядях по зеленому камешку. Два червоных золотых двойных, да три золотых одиноких. Ефимок любской, другой ефимок крестовик. Два полу-ефимка, четыре четвертины, да две осьмушки ефимковые, в том числе одна осьмушка золоченая. Пред тем чудотворным образом лампада медная чеканная, местами покрыта серебром и золотом; под лампадою кисть шелковая с золотом, под тою кистью чашка серебряная золоченая, кругом той чаши низано жемчугом и шито золотом и серебром со звездки, в гнездах вставочки простые, над чашкою водворка низана жемчугом сплошь. Над северною дверью дейсус на трех дсках обложен серебром спереди сканаго дела, а позади и по сторонам гладкого; на нем в гнездах четыре жемчужины, два креста пояные обложены серебром, спереди сканаго дела, кругом гладкого, на них распятия литые золочены, в том числе у одного креста в ставках две раковины, да камешок простой. Крест на кости, на нем вырезано распятие Господне, кругом обложен серебром гладким. Два креста готянных серебряные с финифты, да два креста готянные серебряные малые; два ефимка, двои серги серебряные золочены, старинного дела с простыми камешками, да три копейки старые. Все эти привесы на серебряном пруте. Кругом того образа писаны кондаки и икосы в лицах. Подле того образа образ Пресвятыя Богородицы Одигитрия осмилистовой, шит на червчатом атласе золотом и серебром сплошь, а лица шиты шелком, на возглавии и на ризе две звезды высажены жемчугом; кругом того образа на полях вышиты четыре лица херувимских и ея Богоматери тропарь большими литерами золотом и серебром в рамах флюмованых золоченых. Образа Господских и Богородичных праздников вырезаны на кости, на них по полям разных святых лица, средина и поля обложены серебром резным не золоченым. Образ Пресвятыя Богородицы Владимирския, венцы резные золочены, в венце три камня, в том числе сердолик и два простые в гнездах; возглавие и цата низаны жемчугом мелким, у возглавия поднизи четырнадцать жемчужин; в возглавии и цате в гнездах тридцать вставочек простых. Да в привесе у того образа панагия, на ней за хрусталем писано распятие Господне, обложено серебром гладким, да четыре пряди жемчугу с простыми камешками в средине; да у цаты в привесе четыре камешка смазенки, поля обложены серебром басемным золоченым. Образ Пресвятыя Богородицы Одигитрия, на нем венец с короною и цатою, и у Спасителя венец, серебряные резные золочены; у Богоматери в венце бирюза да два камешка простых, возглавие низано мелким жемчугом, в нем шесть вставок простых в гнездах; у Спасителя в венце из четырех вставочек в гнездах две раковинных. В привесе на камени вырезан образ Троичен, обложенный гладким серебром. У паникадила разбитое лебяжье яицо заменено восковым золоченым яблоком, под ним кисть шелковая с золотом и серебром, на ней чашка серебряная; водворка над яблоком шита серебром, над чашкою камешек хрусталь. Образ о тебе радуется. В церкви лампада выносная белого железа с яблочки. Пред образом Воскресения Христова и Св. Троицы ветхий деревянный подсвечник с яблоки золочен, на нем надсвечник белого железа. На престоле одежда камчатая чешуйчатая белая, спереди на той одежцы нашита средина камки червчатой, в средине нашит крест серебреной кружевной. Евангелие напрестольное в десть обложено бархатом червчатым; на передней дске образ Господа Вседержителя сидящего на престоле, по углам евангелисты серебреные резные, на нижней дске по углам четыре жучка серебреные гладкие, застежки медныя, выходу 159 года. Крест воздвизательный серебряный четвероконечный резной золочен, в нем мощи святых; на нем в гнездах и на спнях каменья

бирюза, вареник, шесть смазней, восемь королечков, одиннадцать жемчужин. У того креста ковчег створчатой, обложен атласом вишневым, окован белым железом; на створах изображения святых, а вверху нерукотворенный образ Спасителя. Кадило серебряное с цепьми и с поддоном и кольцы через полосу резное без золота, весом полтора фунта. За жертвенником в створном киоте образ Пресвятыя Богородицы Владимирския с венцом, короною и цатою; на короне по сторонам вычеканены два ангела, в средине четыре херувима. В привесе у цаты голубцы серебреные сканаго дела с камешки. Средина и поля того образа обложены серебром гладким золоченым. В алтаре на стене зеркало в створах, в средине, вверху и на створах четыре стекла хрустальных, кругом стекол и на створах травочки оловянные литые на слюде в белом железе.

Другая церковь теплая во имя Всех Святых, с трапезою и келарскою, в основании четырехугольная, верх рубленный клинчатый, шея и глава обиты чешуею, крыта тесом на два ската с северной стороны вход в трапезу, из которой в церковь, двери створчатыя. В ней на престоле индития крашенинная лазуревая, спереди ея нашита средина тяфтяная желтая, на которой шелком вышит крест. Напрестольный крест деревянный, писан красками, в средине распятие Господне медное литое. За престолом, вместо креста и иконы Божией Матери, построена крестовидная деревянная дароносица, на ней изображены святые по споям для окрепы тринадцать крючков, да у ящиков пять колечков серебряных Евангелие напрестольное новое, верхняя дска обложена серебром, на ней вырезаны страсти Господни, в средине на той дске Воскресение Христово и по углам евангелисты, кругом средины и евангелистов каймы чеканные; на исподней дске средина и наугольники серебряные чеканные, оболочено бархатом черным, выходу 186 года. Пред местными иконами два подсвечника деревянных, на них надсвечники белаго железа с яблоки. В ризнице 13 риз, в том числе одне китайчатыя, три миткалинных, четыре крашенинных и четыре полотняных; восемь подризников, из них один миткалинный и три полотняных с крашениною в оплечьях; столько же епитрахилей – все с пуговицами оловянными и серебряными (от 6–13) и шелковыми кистями; одиннадцать пар поручей, из которых нa пяти пуговки оловянные серебряные от 6–12; пять поясов шелковых, из коих один подложен ремнем с серебряною пряжкою, другой был нитяной; – три стихаря, три ораря. Из воздухов замечателен один красного атласу, на котором вышито шелком положение Спасителя во гроб – лица разноцветным шелкам, а ризы венцы и крест золотом и серебром; в возглавии нашит образ Господа Саваофа, по углам атласно-зелёной каймы вышиты евангелисты и кругом тропарь: Благообразный Иосиф... шитый золотом и серебром; подложен желтою тафтою. Замечательного более из церковной утвари в описи нет.

Братство Красногорского монастыря с 1703 г., кроме игумена, составляли два иеромонаха в девять монахов. Деревянная ограда монастыря имела окружности двести пятьдесят сажен. Над воротами с западной стороны висел дейсус в крест деревянный. Кроме строительских и братских келий находились в ограде: квасоварня, кузница, четыре амбара с хлебом и прочими припасами. За монастырём конюшенный двор, забранный в столбы, келья для вкладчиков с двумя амбарами внизу. Вкладчиков состояло при монастыре шестнадцать человек, – все неженатые. Они посылались для досмотра и наряда по дворам, бывшим за Красногорским монастырем.

Позади конюшенного двора изба для рабочих по найму, коровий двор и две избы для коровниц.

Красногорский монастырь имел еще свои дворы по деревням на земле, им приобретенной от крестьян, заимствовавших, во не уплативших денег по закладным и кабалам.

1) Деревня Забобровская. В ней жил полковник Иван Афанасьев Сычев с братом для обработки монастырской земли. Здесь же на ручье Бобровце стояла мельница с амбаром.

2) Под монастырем на пристани деревня Плешевская. В ней двор монастырский и две избы ветхие, в которых живут по найму три работника. Здесь же было гумно с овином.

3) В Валдокурской волости, в деревне Чушепальской, двор монастырский, огороженный заплотами в столбах, а на дворе мост на столбах для склада скотского корма; у двора изба с кладовою, клетью и амбаром. На речке Чушелке водяная мельница в три пары жернов и изба для мельника. Здесь за известную плату мололи хлеб и крестьяне.

4) Деревня новорасчистная – Лыткин холм; в ней во дворе половник Ефим Васильев Бажуков, сын его Никита, тесть Иван Мечев с двумя сыновьями. Жили они по подряду определенное время, получая за обработку две трети урожая земли той деревни; при этом они обязывались от монастыря платить налоги, следующие в государственную казну.

5) Деревня новорасчистная – Осиновый холм, в ней половник Гордей Петров Корелин.

6) Деревня новорасчистная – Кобылин холм. Во дворе половники: Гаврило Гордеев сын Корелянин с двумя братьями, Федор Петров сын Корелянин и три сына его взрослые и других половников четыре.

7) В деревне Цымоле вверх по реке Пинеге двор монастырский в столбах; при нем изба, амбар и два хлева. Здесь человека по три жили монастырские рабочие, занимаясь хлебопашеством.

8) На Кулое за посадом двор монастырский, три избы, две из них на амбарах, келейка на столбах, два амбара, кругом двора забор в столбах; мост на столбах для склада сена и соломы. За двором ветряная мельница. Недалеко от двора два соленых озерка; на одном из них монастырская варница. Солеварение и земледелие производились рабочими по найму.

9) На Холмогорах, на Глинском посаде, монастырский двор между домами жителей Ивана Земского в верхнюю сторону и Федора Пермякова в нижнюю. Здесь на время выезда по нуждам монастыря построена белая келья с сенями и клетью, а впереди изба на амбаре, где жил дворник. В показанных дворах было запасного зернового хлеба: ржи 142 четверти и ячменя 216 четвертей, голов скота: лошадей 55, рогатого 150.

В ноябре 1713 года последовал указ преосвященного Варнавы Холмогорского собора священнику Иоанну и духовного приказа подьячему Алексею Ульянову, чтобы они по приезде в Красногорский монастырь у казначея и келаря отобрали ключи от всех служб монастырских, келью настоятеля, так и прочие службы запечатали своими печатями; игумен Геннадий, находившийся с чудотворным образом в Архангельске, скончался. Управление монастырем поручено казначею иеромонаху Исаии.

XIV–XV

24 апреля 1714 состоялось определение настоятелем иеромонаха Сийского монастыря Ипполита, который тогда же произведен игуменом. С разрешения преосвященного, он к новым настоятельским кельям пристроил круглый алтарь, вместо сгоревшей теплой церкви. 29 сентября 1716 года алтарь был освящен Важеского уезда Богословского монастыря игуменом Евфимием. Намереваясь воздвигнуть каменный храм во имя Грузинской чудотворной иконы, он просил разрешить денежный сбор в России на храм. Сбор был дозволен в пределах своей епархии. Для сего посланы с книгами иеромонах Исаия и послушник Дмитрий Аникиев.

Дело это продолжал игумен Митрофан, сменивший Ипполита в 1718 году. Тогда испрошено дозволение сбора на храм в Вологде, Ярославле и других городах. Сборщику иеромонаху Варсанофию выдана книга. Но как право на сбор в других епархиях зависело от воли их епископов, то в Вологде иеромонах Варсанофий должен был в духовном приказе подать челобитную, по которой дозволено сбирать только в течение года с блюдом и пеленою, а образа с собою не носить23.

Замечательно предисловие (воззвание) игумена Митрофана, помещённое в начале сборной книги:

«Благословен Господь Бог в Троице славимый Вседержитель, творяй человеком вся на строение полезная, любящим благолепие храмов Господних, доброхотным подателем и ктитором, свыше от всех благ подателя Христа Господа, добраго мирнаго и многолетняго здравия и всякаго всежелаемаго блага с приращением душевных благополезностей, всеусердно нижеименованнии богомольцы желаем и молим, и нижайше нужду и потребу свою предлагаем любви и благочестию вашему. Красная и славная тая святая обитель, украшенная краснейшею и славнейшею херувимов и серафимов чудотворною иконою Богородичною, иже пришествием своим от давных лет многими сияет и просвещает чудесы и добротами. От тоя же святыя и чудотворныя иконы велию красоту и славу славный град Архангельский приемлет, егда всенародне и соборне архиерейским возношением и процессиею, во время ярманки, славно приносится и от того ея славнаго пришествия многие того града и многие иноградные купеческие люди, многую приемлюще радость и пользу душевную, велие воздают Господу Богу и Пресвятой Его Богоматери благодарение и поклонение. Тем же града сего властем и жителем почитающим и кланяющим образу ея святому, смиренно прибегаем в крайней потребе, яко надлежит в той ея Богородичной обители церкви святой, во имя храма ея, для большаго прославления и выну хваления имени Сына ея Христа Бога нашего, и имени и славы ея Богородичныя, и всегдашняго приношения безкровныя жертвы о здравии и спасении всего христианства, яко и прежде бе построена во имя храма ея Богородична церковь деревянная хорошим иждивением, которая по неведомых судьбах Божиих и присещению его Божественному 716 г. сгорела. И били челом мы преосвященному нашему Варнаве, архиепископу Холмогорскому и Важескому, дабы повелел и благословил для построения церкви погорелой у христолюбивых подателей и ктиторов, и всякаго мирскаго состояния чинов подаяния просити, яко в том нашем пустынном месте недостаточество и ничем иным церковь святую состроити, кроме податлевых людей пособия и подаяния. И на то наше предложение милостивно поволил и благословил преосвященный наш архиерей не токмо древянную, но и паче каменную соборную ради имени святыя славныя Владычицы нашея Богородицы в том велинии ея Богородичном, построити и воздвигнути церковь. И по указу его пресветлаго царскаго величества, на то избраннаго монаха, благословением преосвященнаго Варнавы, архиепископа Холмогорскаго и Важескаго, в сей же час дослано в сенат с прошением в Санкт-Петербург. И для устроения и приготовления к тому церковному делу всяких потреб наперво просим и молим доброхотных подателей и ктиторов и вкладчиков помощи и пособия, кто чим порадеет, и кому что положит Бог по сердцу. И кто что положит в то святое строения начинание и впишет в сию просительную книжицу свое и рода своего имя, тому за молитвы Пречистыя Владычицы нашея Богородицы приложит Господь Бог лета живота и вписан будет в книги живота вечного. Сего желает и молит всесмиренно тоя святыя обители игумен Митрофан с братиею».

Внизу сего подпись преосвященного Варнавы и скрепа книги по листам его же.

Записи пожертвований пo той книге значатся с 1723–1738 г. Итогов нет. Между жертвователями значатся: архиепископ крутицкий Леонид своеручно подписавший 5 руб., генерал-адмирал Федор Маднеев 5 руб., государственный адмиралтейств коллегии обер-секретарь Иван Афанасьев Тормасов 6 руб., по смерти генерала Ивана Лихарева послано из Холмогор 10 руб., Никольского Карельского монастыря архимандрит Павел два дуката, (червонца), Архангельского монастыря архимандрит Филарет 50 коп., Соловецкого монастыря архимандрит Варсанофий передал в Красногорский монастырь от княгини Настасьи Петровны Олецкой (из Москвы) две пряди жемчугу; на одной было 24 зерна, между ними в средине два крупных; на другой пряди крупного жемчугу сорок одно зерно; весу в жемчуге четыре золотника с половиною. В 1737 г. привешено в Архангельске к чудотворной Грузинской иконе три креста с круглыми серебряными цепочками, одиннадцать серебряных крестов без цепочек, пять перстней серебряных, две рублевых монеты московских, два золотых русских, четыре золотых иностранных.

Между тем как происходил сбор пожертвований, игумен Митрофан по мере средств заготовлял материалы. 22 августа 1723 г. положено основание каменного храма; при закладке находился протоиерей Холмогорского собора Иов.

По силе высочайшего повеления, которым в России на строение вновь каменных зданий положено строго запрещение, сооружение каменного храма в Красногорском монастыре встретило затруднение. Постройка разрешена лишь по ходатайству преосвященного Варнавы, с которым он должен был входить в Сенат. Так он писал в грамоте своей игумену Митрофану: «Сего 722 года июня 10 дня в указе его величества императора и самодержца всероссийского в Архангелогородской губернской канцелярии к нам преосвященному архиепископу писано: в прошлом 721 году сентября 5 дня в указе его императорского величества из правительствующего Сената лейб-гвардии капитану и Архангелогородской губернии вице-губернатору Петру Ефимовичу Ладыженскому писано, в поданном в Сенат нашем преосвященного архиепископа доношении написано: прошлого 719 года в вашем монастыре церковь деревянного здания Божиим попущением от огненнаго запаления со всею церковною утварью и церковными сосудами сгорела, и по сгорении за скудость пустынную пристроев для священнаго служения к кельи олтарь и в том божественную службу отправляете с великою нуждою. И Архангельскаго города и прочих городов жители и приезжие купецкие из разных стран люди желают быть в той пустыне каменной церкви во имя Пресвятыя Богородицы и усердствуют от сокровищ своих, из сборов кто что положит, воздвигнуть оную каменную церковь небольшаго здания, на которое и приготовлено кирпича немалое число. А по его императорскаго величества указу каменное здания вновь строить не велено, и того ради в той вашей пустыне вновь такой каменной церкви строить не можно. И ты игумен о том церковном строении вам преосвященнаму архиепископу всегда приносишь прошение и докучаешь, чтобы милостивое от всего их усерднаго желания для благолепия Божия подаяние не было туне в расхищении и погибстве. Аз же преосвященный без указу его императорскаго величества того строения строить тебе велеть опасен, и чтоб его императорскаго величества указом повелено было в вашей пустыне, вместо погорелой деревянной церкви, построить каменную церковь же небольшую. И генваря 16 дня 721 года в докладной выписке его императорскому величеству в Сенате написано: Из разных городов архиереи и прочаго духовнаго и мирскаго чина люди бьют челом о церковном каменном строении – одни, что вновь стены выведены, а недостроены, а припасы заготовлены, чтоб достроить. И на той докладной выписке его императорскаго величества собственною рукою написано: достроить с верным свидетельством и подписанием губернаторов или воевод что подлинно не вновь. И того же генваря 25 дня, по вышеписанному его императорского величества именному указу правительствующий Сенат приказали в губернии и провинции, из которых челобитчики о вышеупомянутом каменном строении били челом, послать указы дабы чинили о том как оной его императорскаго величества именной указ повелевает. И прошедшаго генваря 12 дня сего 1722 года в поданном в архангелогородскую губернскую канцелярию твоем игуменове прошении написано, в той де вашей пустыне к церковному каменному строению в приготовлении есть всяких припасов, кирпича, каменья, извести и железа немалое число, которые припасы приготавливать зачаты и приготовлены в прошлых годех, и за скудостию то каменное строение было нестроено и те приготовленные припасы и поныне лежат и от мокроты тратятся, и оттого пустыни чинятся немалые убытки. И в нынешнем 722 году в настоящее лето желаете вы для священнаго служения божественныя службы отправления за самою крайнею нуждою погорения церковнаго деревяннаго здания со всею утварью свое церковное каменное строение начать строить, к которому строению припасы, кирпич и известь, деланы и впредь будут делать в угодьях ваших пустынных, и будет то строение исправляться вашей пустыни трудниками. И чтоб его императорское величество указал для своего многолетняго здравия и благополучнаго мира и показанной вашей нужды во имя Пресвятыя Богородицы Грузинския каменную церковь в дрепорцию с заготовленными припасами трудниками построить, и о том дать его императорскаго величества указ. И прошедшаго февраля 28 дня по его императорскаго величества указу и по приговору за подписанием лейб-гвардии капитана и архангелогородской губерния вице-губернатора Петра Ефимовича Ладыженскаго велено по вышеписанному его императорскаго величества присланному из правительствующаго Сената указу и по челобитью твоему игуменову, для вернаго свидетельства, приготовление ради строения в вашем монастыре каменной церкви припасов, о которых в челобитье ты игумен объявил, что оные припасы приготовлены на то каменное церковное строение в прошлых годех, послать архангелогородскаго гарнизона маиора господина Барша, велеть ему те приготовленные припасы освидетельствовать, подлинно ли оные приготовлены и колико число и в которых годех или вновь оные заготовлены. И по тому его императорскаго величества указу для онаго свидетельства, означенному майору Баршу из архангелогородской губернской канцелярии дана инструкция. И марта 10 дня в поданном в архангелогородскую губернскую канцелярию онаго маиора Барша свидетельстве за его рукою написано: по приезде его к помянутому церковному строению припасов по осмотру и свидетельству его объявилось кирпича обожженнаго в готовности 100 тысяч, взвести 100 бочек, железа и камня сераго большого и мелкаго немалое число, a пo сказке твоей игуменской вышеписанные к тому церковному строению припасы приготовлены в прошлых 717 и 718 годех. И того же марта 31 дня о вышеписанном о всем в правительствующий Сенат писано.

И аз Божиею милостию преосвященный Варнава архиепископ Холмогорский и Важеский, против вышеписаннаго его императорскаго величества указу для объявленной вашей крайней нужды и чтоб приготовленные к строению припасы за продолжение туне не погибли и монастырю бы убытка от того не учинилось, благословил, указал вам игумену с братиею из тех приготовленных припасов по угодности обложа, рвы выкопать, бут бутить. А как бут будет выбучен и с землею сровнян, и тогда о строении тоя церкви бити челом и на свидетельство его императорскаго величества указу требовать».

План храма описан в обязательстве мастера, взявшегося за постройку. Длина и ширина 5 сажен, алтарь 3 сажени длины и 4 ширины, трапеза 5 саж. длины и 7 ширины, с южной стороны трапезы придельный алтарь, толщина стен в алтарях полтора аршина, а в церкви и трапезе два аршина; в главном храме и алтаре пол из цокольной плиты; в церкви две степени в три вершка каждая; вышина церкви до сводов четыре сажени, своды в полтреть в сажени, восмерик с окнами 7 аршин вышины, свод в нем 3 арш., вышина алтарой 6,5 арш., число и размер окон но назначению.

Недостаток средств, которые доставляли только сборы и пожертвования, замедлял постройку на двенадцать лет. Начавшись в 1723 г., она продолжалась при строителе иеромонахе Алексее, заменившем игумена Митрофана в 1724 г., игумене Иакове (1725 г.), была окончена только в 1735 г. в настоятельство игумена Феодосия.

XVI

В 1731 году преосвященный Герман приказал казначею своего архиерейского дома иеромонаху Феодосию быть настоятелем Красногорского монастыря. Начатая постройка каменного храма привлекла содействие и помощь благотворителей. Причины, затруднявшие производство работ, были устранены.

Сметливостию Феодосия, на время работ, при монастыре открылся кирпичный завод, выделывавший до 100 тысяч кирпича в год. Каждый кирпич весил 18–20 фунтов. Тысяча такого кирпича стоила монастырю один рубль с гривною. Известь доставлялась из деревни Угзеньги бочками по две деньги за бочку.

Новосозданный каменный храм во имя чудотворной Грузинской иконы Божией Матери преосвященным Германом, архиепископом Холмогорским и Важеским. 22 марта 1735 г. был торжественно освящен; при этом строитель Феодосий произведен игуменом. Недостаток средств лишил возможности пристроить каменную паперть, в 1743 г. игумен Феодосий поставил деревянную брусчатую. Смерть прекратила труды его 3 мая 1745 г.

До 6 декабря 1746 г. управлял Красногорским монастырём казначей его иеромонах Герман, когда произведен игуменом иеромонах Симеон, бывший священник Уральского прихода. По указу Преосвященного Варсонофия он в 1757 году вытребован в консисторию и от настоятельства удален.

Того же года игуменом определён прежде управлявший монастырем иеромонах Герман; нo по случаю пожара, истребившего в 1759 году игуменские и братские кельи, был заменен игуменом Иосифом. Впрочем, настоятельские права игумена Иосифа ограничивались заведыванием церквей с утварью и ризницею, а распорядительность по делам монастыря, счетоводство и экономия были возложены на обязанность казначея иеромонаха Прова.

Определением духовной консистории 8 августа 1761 г., управление Красногорским монастырем поручено (до усмотрения назначенного в Архангельск преосвященного) иеромонаху Михаилу, находившемуся в приписной к Сийскому монастырю пустыне Лявленской (ныне приход).

4 марта 1762 г. преосвященный Иоасаф произвёл игуменом в сей монастырь эконома своего дома, иеромонаха Алексея Карамзина. При нем на деревянной паперти надстроена брусчатая осмиугольная колокольня.

В 1764 г. крестьяне монастырской вотчины, земля, хлеб и скот переданы в ведение Коллегии Экономии. Игумен Алексей умер в Архангельске 10 февраля 1771 года, когда находился с чудотворною Грузинскою иконою Божией Матери. Тогда же послав в Красногорский монастырь игумен Герман, казначей и ризничий архиерейского дома. Он отделил придельный храм во имя чудотворной Владимирской иконы каменною стеною.

10 сентября 1774 г. определён строителем, в сей монастырь крестовой церкви иеромонах Амвросий; 17 марта 1775 г. произведён игуменом в Архангельский монастырь. Тогда исправление строительской должности в Красногорском монастыре передано казначею иеромонаху Евсевию. С 15 марта 1777 года он состоял в числе братства Сийского монастыря и был заменен экономом архиерейского дома игуменом Стефаном.

По смерти его с 1780 г. правил строительную должность Сийского монастыря иеромонах Евсевий.

Пo смерти Евсевия заведывание Красногорским монастырем было поручено 21 июля 1782 г. священнику новооткрытого города Пинеги Ивану Мяченинову; с принятием монашества в 1783 г.

он именовался строитель Илия; 26 августа 1797 г. от правления уволен. Назначенный преемником ему иеромонах Анатолий в том же году от настоятельства отказался.

Затем строителем назначен иеромонах Мамант (15 сент. 1797 г.); при нем началась постройка каменной колокольни.

Преосвященный Евлампий, по осмотре Красногорского монастыря 18 июня 1803 г., управление монастырем передал казначею священнику Петру Карлину, причем утвердил план на постройку каменного братского корпуса. К 1808 году исправлявший строительскую должность священник Петр Карлин успел окончить постройки: каменную колокольню, каменный братский корпус, поставить у конного двора новую большую избу вместо прежней. 1802 года, по распоряжению преосвященного Евлампия, ключарь кафедрального собора, священник Андрей Марков, производил оценку имуществу Красногорского монастыря, состоящему в украшениях святых икон и ризницы золотом, серебром, драгоценных камнях и жемчуге. И оказалось: на серебряной ризе чудотворной Грузинской иконы разных камней на четыреста восемьдесят восемь рублей сорок пять копеек, серебра в ризе 2 ф. 72 зол. на 88 руб. 90 κ., жемчугу разного достоинства на 1345 руб. 50 κ.. на чудотворной Владимирской иконе серебра в ризе один фунт на 33 руб. 60 κ.; на других иконах и церковных вещах найдено жемчугу па 645 руб. 20 коп., серебра на 1228 руб. 45 коп., всего на три тысячи восемьсот тридцать рублей десять копеек. 19 июня 1808 года, исправлявший строительскую должность священник Петр Карлин, за слабостью здоровья, оставлен в должности казначея, а строителем определен третьеклассного Никольского монастыря иеромонах Александр. С принятием монашества, нареченный Порфирий (священник Петр Карлин) 11 июня 1809 г. определен строителем заштатного Веркольского монастыря, причем на него возложена обязанность смотрителя приходского училища, бывшего при том монастыре.

В двухлетнее строительство иеромонаха Александра перекрыт и выбелен снаружи каменный храм, построен новый коровий двор, перебрана мельница на реке Чушелке и укреплена плотина. Между прибылыми вещами значатся полусуточные стенные часы с римскою надписью.

Ему наследовал с 31 октября 1810 г. строитель иеромонах Анастасий. При нем выстроены: братская трапеза, хлебная, гостиница и приобретен колокол 12 пуд. 37 ф. В 1818 г. он переведен в Николаевский Корельский монастырь игуменом, а за тем и архимандритом в Архангельский монастырь; в последствии был епископом Екатеринославским, скончался в Сийском монастыре, в который за слабостью зрения уволен на покой.

С назначением Анастасия игуменом Николаевского монастыря, в Красногорский монастырь строителем определен иеромонах Иоанникий. При нем, по указу духовной консистории, за пять лет с 1814 г. учинен осмотр серебряным привесам и слиткам из них, которые по усердию к чудотворной Грузинской иконе Божией Матери приносились жертвователями. И оказалось серебра четыре слитка: первый 56 пробы весил 4 ф. 90 золотников, второй 60 пробы 4 ф 84 золотника, третий 60 пробы 4 ф. 84 зол., четвертый 54 пробы 4 ф. 36 зол., два слитка безпробного серебра 13 ф. 56 зол. Между привесами значатся серебряные и золотые вещи, крестики, цепочки, кольца, серьги, пуговицы изображения человеческаго тела или частей его: головы, руки, ноги, сердечка, сосцы, зубы. Из привесов сделана вновь серебряная дарохранительница весом 3 ф., серебряное кадило 1 ф. 24 зол., четыре столовых и четыре чайных ложки 74 золот.

По смерти строителя Иоанникия в 1829 году, два года управлял монастырем игумен Венедикт. За время служения его сбор кружечных пожертвований был 3897 руб. 20 коп., которые и записаны в книгу с сентября 1829 по март 1831 года.

Ему наследовал строитель священник Иоанн Бутаков. Окончивши курс Архангельской духовной семинарии, он был священником сперва Чухченемского, потом Ухтостровского прихода Холмогорского уезда; после вдовства в 1826 г. ведал экономией Архангельского архиерейского домоуправления, с 1831–1846 г. строитель Красногорского монастыря. Сознавая высоту и строгость подвигов иночества, он не принимал монашества, и в звании строителя-священника немало потрудился на пользу обители. Его заботами приобретены хоругви, пять риз, три пояса и один тканый с вышитыми словами: все упование мое на тя возлагаю..., три стихаря с орарями и поручами, сделаны новые завесы к царским вратам, одежды на жертвенники и налои, шесть лампад медных в теплую церковь; сделаны серебряные венцы: четыре к образу преподобным Печерским 46 золот., три венца преподобным Соловецким 31 зол., два на икону Божией Матери всех скорбящих радости 10 зол.. три венца на икону Николая чудотворца 17 золот, три венца на икону Святой Троицы 34 зол., три венца на икону святителя Николая в теплой церкви 191/4 золот., два венца на икону Божией Матери 49 золот., в тябле иконам Спасителя 161/4 золот., Архангелов Гавриила и Михаила 27 зол., Божией Матери 13, Иоанна Предтечи 141/2, Иоанна Богослова 11 зол., пять венцов на икону Спасителя, что над царскими вратами 107 зол., на десять икон св. Апостолов 2 ф. 47 зол. Сделана жемчужная риза пядничной иконе Божией Матери Владимирской; на церковную и сборную сумму в 1842 г. приобретен колокол 50 пуд. 5 ф., в том же году пожертвован колокол в 131 пуд. 33 ф. с изображением списка Владимирской и Грузинской чудотворных икон Божией Матери и надписью вокруг: «Колокол сей вылит в г. Ярославле на заводе содержателя мануфактур советника почетного гражданина и 1-й гильдии Ярославского купца Ивана Порфирьевича Оловенитникова, мастер Семен Чарышников. Услыша от храма святаго своего глас мой и вопль пой пред ним внидет во уши его. В Красногорский монастырь». – Цена колоколу 1600 руб. 73 к. При том же строителе на средства монастыря вылит другой полиелейный колокол 5 п. 6 ф., устроен придел в честь архистратига Михаила. С 1845 г. строитель священник Иоанн Бутаков по слабости здоровья находился на покое в числе братства Красногорского монастыря, и еще успел составить рукопись: «Сведение о Красногорском монастыре». Она имеет 23 страницы за подписью составителя.

Ему наследовал иеромонах Иринарх (Иван Савинов из мещан г. Ярославля). На должность строителя он поступил из крестовой церкви Архангельского архиерейского дома, при которой до сего служил. Во время правления его, Красногорскому монастырю сделано крупное пожертвование графини Орловой 5000 руб. в билетах (проценты составляли братский доход); в придельном храме Владимирской чудотворной иконы, из цокольной плиты набрав каменный пол, вместо деревянного. Поступившие с 1841 года привесы и хранившееся в слитках серебро, 12 ф. 50 золотников, с разрешения епархиального начальства употреблены на украшение Владимирской чудотворной иконы.

По увольнении на покой в 1855 г. Иринарх пожертвовал икону Божией Матери в ризе по желтой фольге, унизанной жемчугом, венец серебряный позолочен с крестиком на короне; вышина иконы 8 вер., ширина 6½.

После него временно управлял монастырем иеромонах Афанасий (1855–1857).

Строитель иеромонах, впоследствии игумен Нектарий (1857–1871), ныне архимандрит второклассного Крестного монастыря.

Строитель иеромонах Атоний (1871–1875) состоит в числе братства Кожеозерской обители. После него временно управляли Красногорским монастырем иеромонахи: Иона, Петр, Сергий.

С 25 февраля 1876 года в должности настоятеля состоял иеромонах Ювеналий, а с 1878 года состоит игуменом.

Приложение 1. Грамоты Красногорского монастыря

Список с грамоты об отводе места Черной горы на основание Красногорского монастыря

От царя и великого князя Василия Иоанновича всея России, Двинского уезда, на волок Пинегской, выборному земскому судье Иванку Назарьеву с товарищи, бил нам челом с Пинеги черной поп Макарий, а сказал в Двинском де уезде по Пинеге реке верст во пятисот все живут крестьяне, а нашего веть богомолья общего монастыря у них нет, и многие де люди при старостах своих и по обещанию желают иночества, а прибегнуть де негде, и постритчись не от кого, а десть де место годно к монастырскому строению, от людей отдалено на той же Пинеге реке близко волока Пинегского в диком лесу словет Черная гора, от нижнего дворища вверх по той горе и по едоме до верхней стороны светлоручья, и тут же по речке по кумочевой и по кодвой наволочки и лапозерские и кумечерские лесные озера и источники, и он де по обещанию своему на той горе водрузи часовню и келейку поставил, а вперед де ему по своему обещанию своими труды на том месте церковь поставить во имя Пресвятой Богородицы честной и славной ее Похвалы, а в нашу де казну с того места от ручья по малетинскую воргу и с пожнею оброку сходит по пяти алтын на год, и нам его попа Макарья пожаловати на том месте велети ему церковь поставити, и тот старый оброк да новыя наддачи пять алтын в нашу казну велети имати на нем Макарье, да будет так, как нам поп Макарий бил челом, и как к вам наша грамота придёт, и вы бы взяли с собою сторонних людей, сколько человек пригоже, на то место ехав воззрели сколько того места десятин, и кто тем местом ныне и почему владеет, и пoскольку с того места годового оброку и где в какую казну платил, да тот сыскной список за обыскных людей руками прислали к нам к Москве в новгородскую четь дьяком нашим Григорию Елизарову да Нечаю Федорову, да и в оброчныя книги Чёрную гору написали бы за ним черным потом за Макарием да и поручную бы естя запись в нашу казну взяли, чтоб ему Черная гора на оброке держати за собою и оброки в нашу казну платити ежегодно б безпереводно, писан на Москве лета 7114 (1606) августа в 28 день. На обороте сей грамоты написано: Царь и великий князь Василий Иванович всея России. Припись дьяка Григорья Елизарова.

Список с дозорной памяти об осмотре места и зданий строющагося монастыря

Лета 7115 декабря в 27 день, по государеву цареву и великого князя Василья Ивановича всея России указу и по государевы пожалованной и по оброчной строительной грамоте Двинскаго уезда волокопинежской выборной земской судья Иван Назарьев с товарищи дали дозорную память новыя Червогорския пустыни строителю черному попу Макарью, что ездили дозирати на Черную гору и того пустыннаго монастырскаго строения, и на тое Черную гору в пустыни у строителя черного попа Макарья устроено поставлена церковь до развалу во имя Пречистыя Богородицы, честныя и славныя ея Похвалы, да у церкви трапеза совершена и две кельи поставлено, а братии у него собрано три старца да трое трудников, и то место Черная гора к монастырскому строению годно, а земли на той Черной горе пашенной и сенокосной десятин с десять, а чищена прогализнами промежду лесом споловину той земли пахано, а другая впусте, а иная земля под лесом, не чищена, а на дозоре с судьею на Черной горе были люди добрые; земский целовальник Павел Федоров сын Хабаров, да волостные люди ста дворов соцкой Василий Евсеев сын Гладкой, да Юрольския волости Петр да Димитрий Андреевы дети Переломовы, да Родион Дементьев сын, да Петрогорской волости Логин да Григорий Анцыфоровы, да Михайлов Вепрев, да Иван Павлов сын Деспершков, Елисей Афанасьев, да Валдокурския волости Федор Фомин Сушкова, да Григорий Дмитриев сын Мосеев, да Федор Емельянов Злодеев, да Семен Созонов с Плешина, да Осин Григорьев Юролец, и после дозору судья Иван Назарьев по строителю по черном попе Макарье и запись поручную в государеву казну взял, что ему черному попу Макарью та Черная гора на оброке за собою держати и оброк в государеву казну платити, по той по государей пожалованной по оброчной и строительной грамоте, стараго и новыя наддачи итого по десяти алтын на год ежегодно безпереводно. К сей подзорной памяти земской выборной судья Иван Назарьев печать свою приложил. Память писал дозорную Волока пинежской земской судецкой дьячек Михайло Истомин сын Якимов.

Грамота Исидора митрополита Новгородскаго на построение и освящение перваго храма в Красногорском монастыре

От великаго господина преосвященнаго Исидора митрополита великаго Новограда и великих Новых Лук. В Двинском и Холмогорском уезде на Пинегу Черногорския пустыни строителю черному священнику Макарию. Бил нам челом, указал в Двинском де уезде по Пинеги реки верст до пятисот все живут крестьяне; а обители де и монастыря общаго у них нет. И по государеве де и цареве и великаго князя Василья Ивановича всея Руси грамоте велено тебе в том Двинском Колмогорском уезде, близ волока Пинежскаго, от реки Пинеги в Черногорские пустыни монастырь строити и храм соорудити во имя Пресвятыя Богородицы честныя и славныя ея Похвалы. И мы тебя священноинока Макария пожаловали благословили на Колмогорском уезде в Ченногорской пустыни храм воздвигнуть где часовня была и на тот новой храм лес ронить и всякой церковной запас готовить. И как к тебе сия наша грамота придет, и ты бы в том Колмогорском уезде в Черногорской пустыни на тот новой храм Пречистыя Богородицы честныя и славныя ея Похвалы велел лес роныти и всякой запас готовити. А как лес и всякой церковной запас изготовится, и ты бы в той Черногорской пустыни на том новом церковном месте где часовня была, молебны пел и воду святил во имя того святаго храма Похвалы Пречистыя Богородицы и тο церковное место святою водою кропил и основание церковное положил во имя Пречистыя Богородицы честныя и славныя ея Похвалы, по правилом святых Апостол и святых Отец и по благословению нашего смирения соборне со диаконом да и антиминс мы на тот новой храм дали. И како же даст Господь Бог тог новой храм совершать, и ты б в дому же в том храме молебны пел и воду святил во имя того святаго храма Похвалы Пречистыя Богородицы, и тот новой храм освятил по правилом святых Апостол и святых Отец и по благословению нашего смирения соборне же со диаконом и служил бы в том храме божественную литургию шесть недель безпереводно. Писана в великом Новгороде лета 7116 октября во 2-й день. Митрополичей приказной Семен Лутохин.

Список с грамоты Царя Михаила Феодоровича об осмотре Черной горы

От царя и великаго князя Михаила Феодоровича всея России на Двину стольнику вашему и воеводе князю Василью Петровичу Ахамашукову Чершескому да дьяку нашему Ивану Ларионову: бил нам челом Двинскаго уезда с Пинеги реки Черногорской пустыни Похвалы Пречистыя Богородицы игумен Макарий с братиею, в прошлом де 114 году бил челом он игумен Макарий царю Василью Ивановичу, жили де по Пинеге реке все русские люди, а постритчися и прибегнуть было им негде, нашего богомолья общаго монастыря не было, и по его де челобитию дана ему Макарью наша грамота на наволок Пинегской к выборному судейке Ивану Назарьеву с товарищи, а велено того места досмотреть, а осмотря отвести, где зачати наше богомолье, и монастырь устроили, и двор где служебником жити поставили, и пашню распахати и угодой сенных покосов к тому монастырю приписати и на те угодья велено оброку положити по десяти алтын на пуд, и он де игумен Макарий на том де месте пустом устроив церковь деревянную во имя Пресвятыя Богородицы Похвалы и братии собрал десять братов, и в прошлом де 133 году писцы Мирон Вельяминов с товарищи тот монастырь на Пинеге реке писали и нам бы их игумена Макария с братиею пожаловати прежнюю грамоту велети переписать на наше имя. А в прежней грамоте царя Василья Ивановича 114 года, какову Черногорской пустыне старец Александр положил в Новгородской четверти перед диаки нашими перед Баймом Балтиным да перед Дементьем Образцовым, за приписью дьяка нашего Григорья Елизарова написано: на реке Пинеге близко волока Пинегскаго в диком лесу Черная гора от нижния стороны дворища вверх no той горе и по едоме до верхней стороны белоручья и туже по речке по кумочевой и по сю (?) двои на волочкии лапозерские и кумочерские лесные озерка и истоки, и он де Макарий на той горе пo обещанию поставил часовню и келью, а впредь ему Макарью на том месте поставить церковь во имя Похвалы Пресвятыя Богородицы, а оброку с того места в нашу казну от ручья пo малетинскую воргу и с пожен оброку сходить по пяти алтын и по той грамоте велено выборному земскому судье взяв с собою тутошних и сторонних людей, сколько человек пригоже, того места досмотреть сколько того места десятин, и кто почему тем местом владеет, и сколько с того места оброку и где платят, да тот список велено прислать к Москве и в оброчныя тое Черную гору велено написать за черным попом Макарием и поручная запись взять, что ему Макарью Черная гора на оброке держать и оброк в нашу казну платить, а в Двинских книгах письма и меры Мирона Вельяминова с товарищи 130, 131 и 132 годов написано: на волоку на Пинегском монастырь Черногорской и на монастыре церковь Похвалы Пречистыя Богородицы, а в монастыре игумен Макарий да девять келей братских и служних, а в них девять братов, пашни монастырския середния земли осьмнадцать четей с третником в поле, а дву по томуж, сена меж ноль я поконец поль десять и пять копен, починок морковской, а в нем двор крестьянской, а людей в нем три человека, пашни паханые худыя земли три чети в поле, а в дву потому же, сева меж поль и поконец поль десять копен, лесу не пашеннаго десятина, да новорасчистныя земли от ручья от Бобровца во Черной горе к Малетине до ворги, да речка Кумочева с сенными покосы с наволочки, старово оброку десять алтын, пошлин три деньги, a Черногорскому монастырю и пашни с нашими крестьяны волока Пинегскаго с деревнею Плешковскою и с деревнею Малетинскою, но жалованной грамоте 114 года от Черногорскаго монастыря вниз по Пинеге реке владети по бобров ручей, что течет меж Васильевскаго починка и промеж монастырския земли, и пo верхнюю сторону Пинеги реки и Малютинской ворги по глубокой коровей ручей, что течет в Пинегу реку, а владеть игумену с братиею по тем межам по Черной горе и землю распахивать в лес в гору и бобровым ручьем с монастырскую сторону, a что под Черною горою с нашея земли в деревни Плешковской и меж монастырскою землею по подгорью и по подприслонью, что под большею Черною горою. И как к вам ся наша грамота придет, и вы Черногорскаго монастыря игумену Макарию с братиею пашнею и сенные покосы и всяким угодьем велели владеть по прежней нашей грамоте и писцовым книгам Мирона Вельяминова с товарищи и в те их угодья вступаться никому насильством ее велели, а оброк с тех угодьей в нашу казну велели им платить по прежнему. почему они платили наперед сего, а прочесть нашу грамоту и списав с нее список оставили у себя, а сию нашу подлинную грамоту отдали б естс игумену Макарию с братиею впредь для иных наших воевод и дьяков, и почему им землею и всякими угодьи владеть и оброк в нашу казну платить. Писан на Москве лета 7139 февраля в 9-й день.

На обороте грамоты подписал дьяк Дементий Образцов, справил Васька Семенов.

Подлинная грамота Царя Алексея Михайловича об отпуске старца или вкладчика в Сибирские города с чудотворною Грузинскою иконою Божией Матери

От царя и великого князя Алексия Михайловича всея России. В Сибирские городы стольником нашим и воеводам и дьяком и таможенным и заставным головам и всяким приказным людем. Били нам челом Двинскаго уезда с Пинеги Черногорския пустыни строитель старец Сергий с братиею, сказал: в нынешнем 161 году, по благословению и по грамоте отца нашего и богомольца великаго господина святейшаго Никона патриарха московскаго и всея России, велено им из монастыря его слати в Сибирские городы и на великую реку Лену и на Собачью реку старца или вкладчика с образом Пречистыя Богородицы Одигитрия чудотворныя иконы и сбирати в Сибирских городех, которые торговые люда и промышленные что дадут по обещанию в дом Пречистыя Богородицы на церковное строение деньгами и соболями, и нам бы пожаловати с тое монастырской казны с соболей и денег десятой и с них старца и со всяких проезжих пошлин и мытов и головщины пo городам и по заставам нашим иметь не велели, и велеть бы зимою на возех, а летом водяным путем в судех с тою монастырскою казною с собольми и деньгами старца или вкладчика пропущать без задержания, и о том дать в Сибирь нашу проезжую грамоту, и в Сибирских городех стольникам и воеводам нашим и дьяком и таможенным и заставвым головам и всяким приказным людем Двинскаго уезду с Пинеги Черногорскаго монастыря Старца или вкладчика, как они поедут в Сибирь и из Сибири, с монастырскою сборною казною с деньгами и с собольми, которые деньги и соболи сберут в Сибири на церковное строение велеть пропущати без задержания и на те деньги и на соболи откуда их повезут, давати им проезжия грамоты и с тех соболей и денег не имать никаких пошлин, и с них старца или со вкладчика мыта и перевозу и головшин имать не велеть, a тому старцу или вкладчику у воевод и у дьяков, и у письменных голов у служилых и у торговых и у промышленных людей мягкую рухлядь и денег себе не имать и за свое мимо городов и застав не провозить ни которыми делы, а будет тот старец, или       вкладчик      у      воевод и у письменных голов и у дьяков и у служилых      и      у торговых и      промышленных людей мягкую рухлядь или деньги взять и за свое провозить и про то сыщется: и тому старцу, или вкладчику от нас за то быти в опале, a прочитая сю вашу грамоту списывая с нее списки оставлять у себя, а сю нашу грамоту отдавати Черногорския пустыни старцу или вкладчику, которой с нею поедет. Писан на Москве лета 7161 мая в 3 день. Подлинную подписал: Царь и великий князь Алексей Михайлович всея России.

Грамота Царя Алексея Михайловича на открытие рыбных и звериных промыслов и выдаче из казны пособия

От царя и великаго князя Алексия Михайловича всея России. На Двину окольничему и воеводе нашему Ивану Ларионовичу. Били             велвкаго князя      Алексея Мнхайловпча всея Рсип. 11 а Двпну околышчему ии воеводе нашему Ивану челом нам челом Двинскаго уезда Черногорскаго монастыря Пречистыя Богородицы Похвалы строитель старец Сергий с братиею Черногорский де монастырь место убогое, нашего жалованья вотчинки и крестьян и бобылей нет, и морских берегов тони и рек рыбных и соляных варниц и никаких промышленных угодей нет же, питаются именем Божиим и своими трудами, около монастыря вновь пашни расчищают, да у них же от окияна моря хлеб от морозов позябает и тою де пашнею пропитаться им и монастыря построить нечим, и нам бы их строителя старца Сергия с братиею пожаловати, для чудотворнаго образа Пречистыя Богородицы Одигитрия и для нашего царскаго многолетнаго здравия и правильнаго нашего царскаго чадородия, вместо pyги и велети им из монастыря на большое море окиян, для монастырския скудости, посылать на дву кочах для рыбнаго и зверинаго сальнаго промысла наемных людей ис-покруту летом и весною в карбасах на вольной морской промысл, где что Бог подаст морския добычи, и как в тех монастырских судех и в карбасах пойдут на промысел монастырские покрученники Двиною рекою мимо Холмогор и Архангельской город, или Кулоем рекою мимо заставы с хлебными припасы и со всякими промышленными обиходы, и с тех бы всяких судов и с хлебных припасов и со всяких промышленных обиходов и с людей головщины и никаких наших обложенных пошлин имати не велели, а что лучится им того своего промыслу рыбы и сала сверх монастырскаго обиходу на Мезени или у Архангельскаго города продать, как придут с промыслов с моря, и с того велети б у Архангельскаго города и на Мезени гостем и таможенным головам и целовальником десятину имати промыслом или деньгами по прямой продажной цене и по таможенным торговым и записочным книгам без прицепка в правду, и в том десятинном платеже с таможенных книг велети им давати выписи, а чего они того промыслу у Архангельскаго города и на Мезени не продадут и повезут на Холмогоры, или где доведется продать и с того товару с продажи, а им денег, с чего десятое плачено и что им нашего жалованья ружных денег дано будет и где доводется про монастырской обиход церковных и хлебных и соляных и рыбных и всяких годовых обиходов и скотины и одежды и обуви купить, и с тех обиходов ваших таможенных пошлин имати не велети б, а велети б летом в судех, а зимой на возех пропущати без задержания. И мы великий государь Двинскаго уезду Черногорскаго монастыря Пречистыя Богородицы Похвалы строители старца Сергия с братиею, для чудотворнаго образа Пречистыя Богородицы Одигитрия Иверския, пожаловали велели им в Черногорский монастырь для их скудости давати жалованья руги пo пятидесяти рублев на год и на Холмогорах из наших из таможенных доходов, да им же для монастырския их скудо ти велено посылать на море для рыбнаго и зверинаго и сольнаго промыслу наемных людей из покруту летом дву кочах, а весною в карбасах, а как они с промыслу придут и что у них каково рыбнаго и зверинаго помыслу будет, и от того их монастырскаго промыслу со всего что у них будет у Архангельскаго города и на Холмогорах и на Мезени имати ваши таможенныя пошлины десятое, и как к вам сия наша грамота придет и вы б по сему вашему указу

Двинскаго уезду Черногорскаго монастыря чудотворнаго образа Пречистыя Богородицы Одигитрия Иверския строителю старцу Сергию с братиею в монастырь для их скудости велели давать нашего жалованья Холмогорским таможенным головам из наших из таможенных доходов руги пo пятидесяти рублев на год с нынешняго 161 года, да им же для монастырския их скудости велели посылати на море для рыбнаго и зверинаго и сальнаго промыслу наемных людей из покруту летом дву кочах, а весною в карбасах, а как они с моря с промыслу придут к Архангельскому городу или на Мезень, и что у них каково рыбнаго и зверинаго и сальнаго промыслу будет, и вы б с того их монастырскаго со всего промыслу что у них будет в привозе велели имати гостем и таможенным головам и целовальником вашим таможенныя пошлины в правду по нашему указу, а лишних пошлин, и сверх тое цены по чему они продадут имати не велели, а сколько чего с них взято будет наших таможенных пошлин и в том велели б есте им давати выписки за таможенными печатьми, для того чтоб с них на Холмогорах в другой раз десятаго не имали, а буде они у Архангельскаго города и на Мезени десятаго не заплатят и с них десятое имати на Холмогорах, а как они ту морскаго промыслу рыбу и зверь и сало продадут, и на те деньги де купят в монастырь на церковный обиход воск и ладон и мед и про монастырской обиход хлебными и всякия рыбныя запасы и масло и соль и одежду и обувь, и тех запасов, которые они повезут в монастырь в судех или на возех для монастырскаго обиходу наших таможенных пошлин имати не велели, а пропущати без задержания, а прочесть сию нашу грамоту велеть с нее списати список, да тот список оставили в нашей казне в съезжей избе, и сю нашу грамоту отдали б есте Черногорскаго монастыря строителю старцу Сергию с братиею, впредь для иных наших окольничих и воевод, и дьяков. Писана на Москве лета 7161 ноября в 21 день.

Грамота его же на свободный пропуск посылаемых от монастыря

От царя и великаго князя Алексея Михайловича всея России, Двинскаго уезду от Черногорскаго монастыря до Архангельскаго и до Вологды и до Холмогор и до Устюга великаго и до Тотьмы и до Ярославля и до Переславля Залескаго и до Москвы по городам окольничему нашему и воеводам и дьяком и всяким

приказным людям и таможенным головам и целовальником и во мыточным и по перевозом перевощиком и всяким пошлинником. Били нам челом Двинскаго уезду Пречистыя Богородицы Черногорскаго монастыря строитель старец Сергий с братиею, ездят они из монастыря к Москве бить нам челом о всяких монастырских делех и посылают старцев и монастырских работников зимою на санях, а летом в телегах и водяным путем в крытых судех и в малых лодках со всякими монастырскими харчовыми обиходы мимо Архангельской город и Холмогоры и иные городы, и в рыбные и звериные промыслы, и по городам и по заставам таможенные головы в целовальники и по мытом мытчики и перевозные и мостовые откупщики и всякие пошлинники на заставах и на мытах и на реках и на перевозех и на мостах их задерживают и мостовщину и с людей головщину и с саней и с телег и со всяких монастырских обиходов всякую проезжую пошлину имеют, и от того им чинятся убытки великия. И нам бы их пожаловати на Холмогорах и у Архангельскаго города и на Устюге великом и на Тотьме и на Вологде и в иных городех и на заставах таможенных головам и целовальником и пo мостом мостовщиком и на реках перевощиком и мостовщиком и откупщиком и всяким пошлинником держати и мостоваго и перевознаго и с людей головщины и со всяких монастырских харчевых обиходов всяких проезжих пошлин имати не велети, и велети б их зимою на санех, а летом верхом и в телегах водяным путем в крытых судех и в малых лодках со всякими монастырскими харчевыми обиходы пропущать везде безпошлинно. И мы Двинскаго уезду Пречистыя Богородицы Черногорскаго монастыря строителя старца Сергия с братиею пожаловали у Архангельскаго города и на Холмогорах и на Устюге великом и на Тотьме и на Вологде и в Ярославле и Переславле Залеском и в иных городех таможенным головам и целовальником и по мытом мытчиком и на реках перевощиком и мостовщиком и откупщиком и всяким пошлинным на заставах и на мытах и на реках и на мостах их держать, и проезжих пошлин и перевозного и мостовщины и с людей головщины имать не велели, a велели их зимою на санех, а летом верхом, и водяным путем в крытых судех и в малых лодках с рыбою и с солью и со всякими монастырскими обиходы пропущати везде без задержания и по городам окольничему вашему и воеводам и дьяком и таможенным головам и целовальником и откупщиком и по мытом мытчиком и по перевозом перевощиком и всяким пошлинником Черногорскаго монастыря строителя с братиею, как они поедут из монастыря к Москве о монастырских делех нам бити челом, или они повезут из монастыря всяких харчевых обиходов в рыбные и звериные промыслы старцу и служебником и всяким монастырским и работным людем на пропитание, а не на продажу, и у Архангельского города и на Холмогорах и на Устюге великом и на Тотьме и на Вологде и в Ярославле и в Переславле Залеском и в иных городех, и на заставах и на мытах и на реках и на мостах их не держати и проезжих пошлин и перевозного и мостовщины и с людей головщины имати не велели, а велети их зимою на санех, а летом верхом и в телегах и водяным путем в крытых судех и в малых лодках с рыбою и со всякими монастырскими обиходы пропущать везде без задержания, а прочитав сю вашу грамоту отдавали б есте Черногорскаго монастыря строителю старцу Сергию или слушкам, которые из монастыря посланы будут. Писана на Москве лета 7161 декабря в 30 день. Подлинная подписана собственною рукою так: Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея России.

Приложение 2. Хронологический список настоятелей монастыря

1. Игумен Макарий, основатель монастыря 1608–1036 г.

2. Строитель иеромонах Емелиан 1636–1614.

3.   Строитель      Сергий       1644–1659

4.   Строитель      Герасим       1659–1661

5.   Игумен      Петроний       1661–1664

6.   Игумен      Епяфаний       1664–1669

7.   Игумен      Авраамий       1669–1676

8.   Игумен      Корнилий       1676–1677

9.   Игумен Никон      1677–1689

10. Строитель      Макарий       1689–1690

11.   Игумен Иоасаф      1690–1695

12.   Игумен      Максимт       1695–1696

13.   Строитель      Авраамий Митусов       1696–1713

14.   Игуменъ      Геннадий      1713–1714

15.   Строитель Исаия 1714–1118

16.   Игумен Ипполит 1714–1718

17.   Игуменъ Мнтрофан      1718–1724

18.   Стронтель Алексий 1724–1725

19.   Игуменъ Іаков 1725–1781

20.   Строитель Феодосий 1725–1781

21.  Строитель Гермав 1731–1745

22.  Игумен Симеов 1745–1746

23.  Игумен Гериан 1746–1757

24.   Управлявший монастырем казначей Иеромонах Пров – 1759

25.  Строитель Михаил       1759–1761

26.  Игумен Алексий Карамзин       1761–1762

27.  Игумен Герман       1762–1771

28.  Строитель Амвросий 1771–1773

29.  Строитель Евссвий       1773–1775

30.  Игумен Стефан      1775–1777

31.  Строитель Евсевий       1777–1780

32.  Строитель Илия       1780–1782

33.  Строитель Анатолий       1782–1797

34.  Строитель Мамант       1797–1803

35.   Исправлял должность строителя священник Петр Карлин 1803–1808

30. Строитель Александр       1808–1810

37.   Сроитель Анастасий      1810–1818

38.   Строитель Ионникий      1818–1829

39.   Игуменъ Венедиктъ      1829–1831

40.  Строитель священник Иоанн Бутаков 1831–1845

41.  Строитель крестовый иеромонах Иринарх 1845–1855

42.   Строитель Афанасмй       1855–1857

43.  Строитель, а потомъ игумевъ Нектарий 1857–1871

44.   Строитель Антонинн управлявший монастырем иеромонахи: Иова, Петр и Сергий       1875–1876

48.  Строитель, а потом игумен Ювеналий –1870.

* * *

1

Странник 1866 г. Сентябрь, стр. 15–16.

2

Летопись Красногорского монастыря.

3

Свидетельство заготовленных на каменный храм в Красногорском монастыре материалов производил Архангельского гарнизона майор Барш, и оказалось: годного кирпича 100 тысяч, 100 бочек извести немало железа и серого камня на бут, материал заготовлен на пожертвования со времени пожара 1716 года.

4

Зимнего промысла было: 14 белых медведей, 156 белых песцов, 5 песцов черных. Грамота преосвящ. Афанасия архиепископа 1701 г. сент. 16.

5

Впоследствии переданы в частные руки, а теперь находятся без действия по слабости процентного содержания в ключах соли.

6

В последнее время был принят на жительство в Красногорский монастырь С.-Петербургский мещанин Александр Попов, завещавший в пользу монастыря движимое и недвижимое имение. Дом его и монументную лавку на Большой Охте, по духовному завещанию, предположено обратить в часовню и подворье Красногорского монастыря. План часовни и подворья Высочайше утвержден 15 декабря 1878 года.

7

Возведенный в патриаршее достоинство из Новгородских митрополитов Никон 9 марта 1654 года писал Красногорского монастыря строителю Сергию и келарю Феодосию: «По нашему указу послан в Двинский уезд, в нашу дворцовую Варзужскую волость наш сын боярский Петр Сурмин для нашего рыбного промысла; да ему же велено купить на Вологде хлеба-ржи, ячменя и круп овсяных, куплю отвести в нашу дворцовую Варзужскую волость; как к вам сия грамота придет и наш сын боярский Петр Сурмин в монастырь к вам придет, вы бы с ним приискали и купили ладью добрую и кочь, и учнет вам говорить нашим словом о наших домовых делах и о Варгузском промысле, и вам бы ему во всем чинить вспоможение. О том какую ладью купите и что за нее денег дадите, описали бы к нам в Москву, и отписку велели подать в нашем дворцовом приказе дьяку нашему Феодору Торопову».

8

15 июля 1650 г.

9

Крестьянин Дмитрий Иванович Попов 52 лет в показании Архангелогородской канцелярии объявил, что прежде генерального о душах мужеска пола свидетельства, он жил в Красногорском монастыре, вышел из него на Мурманский берег для морских промыслов, затем работал на железных заводах в Олонецком уезде и в Ладоге и в С.-Петербурге, ходил на морских судах; в 1732 году пришел в Двинский уезд, в воздушный оклад нигде не записан; при этом изъявил желание быть по-прежнему в крестьянах Красногорского монастыря.

10

Указ Петра Великого, прописанный в распоряжении стольника монастырского приказа Андрея Вешнякова 1705 года.

11

Мятеж этот в Двинской области был, вероятно, около 1648 г. года, так как возмущение народа касалось тогда северных городов Сольвычегодска и Устюга. См. Руск. Ист. Иловайского стр. 209.

12

Некоторые из них будут изложены во второй части, в третьей главе. См. чудеса, совершившиеся в Москве от списка чудотворной иконы Божией Матери Грузинской.

13

Народное предание говорит, что на праздник 6 июля в Красногорский монастырь собирались прежде крестные ходы из церквей Пинежского собора, Юрольской, Сояльской, Валдокурской, Вонгской, Пильегорской. Праздник этот известен у народа под именем Горний и замечателен своим торжком, который, по многочисленному стечению народа, в тот день установился.

14

В памятной книге Архангельской губернии за 1870 год сказано, что перевод князя Голицына из Пустозерска в Пинегу состоялся 1711 го да; но это едва ли так. На Волок Пинежский (в г. Пинегу) он переведен был не позже 1707 года, как видно из найденного мною в архиве Красногорского монастыря следующего указа: «Лета 1707-го января в 16 день, по указу великого государя-царя и великого князя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержавца, память Волокопинежских станов и волостей сотским нынешняго 1707 года с товарищи. Как к вам сия память придет, и вам бы у себя в стану и волостех давать против прежних годов князю Василью, а сыну его князю Алексею Голицыным на дрова в на день денских и на водовозов деньги, также с Волоку до Архангельска города, из города до Волока или туда, куда им надлежит, им и людям их подводы давать и в Чешульскую волости на водяной мельнице хлебные его запасы молоть и на мельницу и с мельницы возить, куда им потребно будет, и все исправлять без всякаго замедления, не отбывая ни чем от расходы и подводы, вам сотским на счет сочтено будет безспорно, а кто с сею памятию едет, подвода давать от волости до волости. Подписал бургомистр Федор Истомин».

15

Тропарь чудотворной Грузинской иконы Божией Матери.

16

Воскресное Чтение за 1853 г., стр. 170.

17

Чудо это своевременно было занесено в памятную книгу Красногорского монастыря со слов самого священника Афанасия Ивановского.

18

Тропарь Владимирской чудотворной иконы. Он поется при богослужениях в Красногорском монастыре; хотя в богослужебных книгах не отпечатан.

19

Тропарь чудотворной иконы Божией Матери Грузинской. Церковная служба 22 августа.

20

Делами церкви северного края правили тогда новгородские митрополиты в посредстве поповских старост и десятских священников. Первые избирались священниками данного округа, а выбор последних зависел от старост. Те и другие обязывались иметь надзор за поведением подведомого им духовенства и за соблюдением церковного благочестия; они же собирали святительскую дань и десятильничи и заезжичи пошлины на Рождество Христово. См. Православное Обозрение 1866 г. стр. 158.

21

Письменное обязательство в уплате денег, обезпеченное движимым или недвижимым имением.

22

В лесах Пинежского уезда в 1732 г. пойманы раскольнические старцы и старицы десять человек, в том числе старец Антоний, да старица Устина. На допросе старец Антоний показал, что родом он из города Пскова, сын посадского человека, в мире его звали Андрей; десяти лет ушел из дома в леса. Московского уезда, а потом Волоко-пинежского уезда в Даниловский лес, где и захвачен. Старица Устина, в мире Пелагея, уроженка Волоко-пинежского уезда, пострижена в том же уезде приезжим из Вятки раскольническим старцем Леонтием. Старец Антоний, по увещании в Синодальной канцелярии, сослан в Тверскую епархию, а старица Устина в Москву, в Новодевичий монастырь. Старец Антоний на дороге из-под конвоя был отбит неизвестными людьми, а старица Устина бежала из Новодевичья монастыря. (Указ Архиепископа Германа 3 апреля 1733 г.)

23

Резолюция преосвященного Павла Вологодского и Белозерского 1719 г. февраля 19 дня.


Источник: Историческое описание Красногорского монастыря / Сообщил Макарий, еп. Арханг. и Холмогор. - 2-е изд. - Архангельск : Красногор. Богородиц. общежительный монастырь, 1906. - [2], 134 с.

Комментарии для сайта Cackle