Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека архиепископ Макарий (Миролюбов) О древнем наперсном медном образе, в библиотеке Александроневской лавры
Распечатать

О древнем наперсном медном образе в библиотеке Александро–Невской Лавры

При сличении этого медного наперсного образа с другими подобными, оказывается, что он, по форме и по работе, имеет сходство с так называемой «Черниговской» золотой медалью1, найденной близ Чернигова в 1821 году, и со старинным небольшим образом, найденным в Рязани2, и совершенно одинаков с некоторыми другими, уже известными экземплярами3. Экземпляр Лаврский найден в недавнее время на пашне, в 15 вёрстах от города Устюжны (Новгородской губернии), близ села Никифорово, где по преданию, был какой-то женский монастырь. Образ – круглой формы, 1½ вершка в поперечнике, с ушком для привешивания на цепочке или шнурке, и вылит из металлической композиции (красной меди с примесью олова). На лицевой стороне его в средине изображена Божия Матерь с Предвечным Младенцем в левой руке, который положил правую свой руку на левое плечо матери. По изображению, икона сия имеет сходство с иконой Божией Матери, известной в нашем отечестве под именем Владимирской4. Надписей над ликами Богоматери и Спасителя, равно как и в венцах у них, никаких нет, или, по крайней мере, теперь незаметно. Всё изображение обведено двумя концентрическими кругами, между которыми греческая надпись, без разделения слов одного от другого: ┼ ФЕОТОКЕ СКЕПЕ КЕ ВОНОН ТѠН ЕХѠНТА СЕ АМИН, т. е. «Богородице, призри и помогай имеющему тебя, аминь». На оборотной стороне, посреди изображена человеческая голова с длинными волосами, окружённая змеями или драконами, которые, извиваясь кругообразно двенадцатью главами5, двумя из них касаются почти до ушей лика человеческого. Около клубка этих змей обведены два концентрических круга, между которыми другая греческая надпись6: ┼ АГИОС, АГИОС КЕ ФС САВАОФ О ПЛИРИС УРАНОС, т. е. «Свят, свят Господь Саваоф, исполнь небо». И в той, и в другой надписи есть некоторые неправильности и сокращения в словах; именно, в первой надписи грамматические формы: σκέπε (вместо σκέπα от σκεπάω), βοὴϑη (вместо βοήϑει от βοήϑέω), κε вместо καὶ и троекратное употребление «ѡ» вместо «о» до́лжно приписать эпохе, в которую язык греческий много уже утратил из прежней чистоты своей, или месту чеканки, в котором, может быть, не совсем хорошо были знакомы с этим языком7. В последней надписи недостаёт третьего слова ἄγιος по тесноте места, ке вместо Κύριος, фс вместо Θὲος; ὁ, вероятно, вместо оῦ, т. е. коего полны небеса, а слов конечных: καὶ ἡ γη τῆς δὸξης недостаёт также по тесноте места8.

Образ этот, судя по малому виду и устройству его с ушками, должен быть привешиваем к иконам или, вернее, носи́м на персях. При описании его представляются вниманию три вопроса:

1) о значении изображения двенадцатиглавого змея,

2) о надписях вокруг оного, и

3) о том, где и когда лит он, судя по надписям.

1. Для решения первого вопроса нет нужды принимать изображение главы на оборотной стороне за главу Медузы9 и самый образ причислять к амулетам или абраксам10. Более простое и естественное объяснение изображения змея под изображением Божией Матери находится в Св. Писании. Под змеем разумеется диавол, искусивший Адама и Еву в образе змея, а под главой, изображённой среди змея, разумеется Ева, обольщённая непосредственно змеем, или диаволом. Принявши таковое объяснение, становится понятным, почему на лицевой стороне изображена Божия Матерь. В этом изображении является исполнение обетования, данного падшим прародителям, о рождении от семени Жены имеющего стереть главу змея (Быт.3:15; ср. Откр.12:3–7). Изображение подобного змея на Черниговской медали и других11 находится под иконой св. Архангела Михаила, потому что ему приписывается низвержение диавола (Откр.12:7–12)12. А на образе, найденном в Рязани, изображение змея находится под святым, изгоняющим беса, и всего вероятнее, под св. великомучеником Никитой, празднуемым на другой день Воздвижения Честного и Животворящего Креста и самым именем своим напоминающим победу (νίκη)13. Двенадцать глав приданы змею14, чтобы изобразить нагляднее необыкновенную хитрость его, по которой он назван «мудрейшим всех зверей, сущих на земле» (Быт.3:1), и вместе изобразить злобу исконного врага нашего, который ищет нашего поглощения со всех возможных сторон (Пет.5:8, Откр.13:2)15. Впрочем, из двенадцати переплетённых глав змея, четыре только обращены прямо на уязвление изображённого лика человеческого, вероятно, в соответствие четырём сторонам света. Согласно с таким объяснением, образ, очевидно, мог быть носим на шее или на персях вместо креста и ладанки, чтобы служить всегдашним напоминанием о нашем грехопадении и искуплении, как о догматах наш веры и благочестия, напоминанием о нашей немощи в борьбе с облежащими нас враждебными силами. По этой причине, ношение на груди таковых наперсных образов вместе с крестами принадлежит к старинным русским обычаям и остаётся у некоторых доныне16.

2. Что касается до надписей греческих на образе, то первая из них на лицевой стороне понятна. Она выражает молитву или умилённое прошение к Богородице того, кто носил или имел при себе её икону. Посему на подобных образах в надписях выражается прошение о божественной помощи от определённых лиц: на Черниговской медали – от раба Василия17; на одном из готских ониксов – от рабы Марии18. Там раб Василий просит самого Господа, a здесь раба Мария (на другом: раба Евдокия) просит Божию Матерь о защите их от наветов диавола, символом коего служат изображённые около головы змеи. Молитва к Богородице взята, как видно, из чина о панагии, потому что и самый образ имеет сходство с так называемой путевой панагией (со св. мощами или со св. дарами), которую в древности имели обыкновение святители носить при персях на пути для освящения храмов и для напутствия св. дарами19. Вторая надпись на образа вокруг многоглавого змея взята из песни Серафимской, выражающей славу Господню на небе и на земле (Ис.6:3). Песнь эта, как повторяемая на литургии и на иных молитвословиях, особенно на полунощнице, могла иметь здесь место по своему величию и торжеству силы Господней над всякой силой вражьей. Это торжество частью понятно и для нас; но несравненно яснее оно для небожителей, каковы херувимы и серафимы, воспевающие постоянно победную песнь пред престолом Всевышнего. Но, с другой стороны, песнь эта могла иметь отношение к виденному послами св. равноапостольного князя Владимира чуду. В летописи приводится рассказ послов, о себе самих следующий: «Нам явились юноши крылатые в светлой необыкновенной одежде, которые, не касаясь земли, пели на воздухе: «Свят, свят» и проч.20. Прибавим к этому и то, что слова пророка Исаии и ныне повторяются простым народом при сильных ударах грома, как предохранительное средство21.

3. По указанию греческих надписей может быть приблизительно решён вопрос и о том, когда и где лит описываемый нами шейный образ. Как изображения, так ещё более надписи вокруг них на образе, указывают на глубокую его древность. Он мог быть лит Греками в Греции до взятия Турками Константинополя (1453), а всего вернее, лит на Руси под руководством греческих мастеров и не позже XV века. Последнее предположение оправдывается бывшими у нас постоянными сношениями с Грецией и её художниками, неодинаковостью самых шейных икон, устрояемых по нужде и расположению различных лиц, и особенно надписями на них не только греческими, но и русскими22. Поэтому нельзя согласиться с мнением профессора Крузe23, что Черниговский медальон есть медаль, сделанная будто бы греческим царём Василием Македонянином в успокоение своей совести и в честь блаженной памяти царя Михаила, в особенности же в память победы его над предками нашими при Оскольде и Дире.

* * *

1

Медаль эта возбудила внимание учёных и была поводом ко многим сочинениям. См. Труды Общества Ист. и Древн. Росс. 1821 г., кн. I стр. 110; Журн. Мин. Нар. Просв. за 1836 год, ч. IX, стр. 336; ч. X, стр. 39; ч. XI, стр. 329.

2

Вестник Европы, 1822 год, № 24.

3

Таков, например, образ, найденный в Рязанской губернии в Михайловском уезде при деревне Савинке, равно и образ, найденный на Куликовом поле; см. Труды Общ. Ист. в Древн. Росс., кн. I, стр. 131; Журн. Мин. Нар. Просв., ч. IX, стр. 335, где приложены и рисунки с этих образов. Ср. Древн. Росс. Госуд., отд. I, стр. 42–43, где указаны подобные образки, вырытые из земли в Новгороде и хранившиеся у купца Лаптева; но первая надпись списана неверно.

4

Совершенно подобный образ найден был почтенным нашим сочленом П.С. Савельевым, во время археологических разысканий его во Владимирской губернии, в 1883 году, в земле, в селе Флорищах, Покровского уезда.

5

На главах змеев заметны короны, как и на Черниговской медали и на других подобных. Журн. Мин. Нар. Просв., ч. IX, стр. 347.

6

При надписях на обеих сторонах изображения креста четырёхконечного, что служило в прежние времена вместо начала и призвания имени Божия во свидетельство.

7

Впрочем, буква о вместо ѡ, и наоборот, часто употребляется в древних рукописях.

8

Журн. Мин. Нар. Просв., ч. IX, стр. 357 и 361.

9

Как думал г. Анастасевич; см. Труды Общ. Ист. и Древн. Росс., кн. I, стр. 124.

10

Как причислял г. Каченовский, в Вестнике Европы, 1822 г., № 24. Известно, что Василидиане, еретики второго века, последователи Симона Волхва, называли именем Абракса верховное божество, помощью которого производили мнимые свои чудеса. Амулеты и абраксы носили на себе вместо ладанок, для предохранения от напастей, околдования и порчи; a изображения на них змей намекают на учение Офитов об их Софии и Эонах. См. Древ. Росс. Госуд., отд. I, стр. 44.

11

См. Журн. Мин. Нар. Просв., ч. XI, стр. 330.

12

Об этом низвержении можно читать в Четьих Минеях под 6 числом сентября. В каноне Ангелу-Хранителю есть молитвы о покровительстве ангелов христианам против змеев-демонов. См. Журн. Мин. Нар. Просв., ч. XI, стр. 335.

13

В самом извитии змеев некоторые видят изображения букв I.X., т. е. имени Иисуса Христа, коего смертью крестной, или кровью Агнца побеждён дракон (Откр.12:11); см. Труды Общ. Ист. и Древн. Росс., кн. I, стр. 114 и 115.

14

Двенадцать глав большим змеям придаёт древнее предание в некоторых сказках и песнях исторических. На других медалях изображены 7 глав змеиных согласно с седьмой песнью канона Ангелу-Хранителю, 10 глав согласно со словами Апокалипсиса (Откр.12:3, 17:9:10). Журн. Мин. Нар. Просв., ч. XI, стр. 335 и 336.

15

На основании слов Ап. Петра (1Пет.5:8) некоторые в змеиных головах видят сходство с головами львиными. Журн. Мин. Нар. Просв., ч. X, стр. 43; ч. XI, стр. 338.

16

Журн. Мин. Нар. Просв., ч. XI, стр. 343 и 344.

17

Около надписи с прошением раба Василия на Черниговской медали находится ещё надпись греческая, в последнее время объяснённая и переведённая так: «Крайней чернотой будучи очерняема Чёрная (Мелания), тогда как змей извивается вокруг тебя, и как дракон шипит на тебя, и как лев рыкает против тебя, ты как агнец трепещи». Журн. Мин. Нар. Просв., ч. XI, стр. 341. В Древн. Росс. Госуд. отд. I, стр. 44 эта надпись изъяснена так: «Исчезни, Чёрный! Или ты теперь будешь, оскверняющий змей, как лев рыкать, и преклонишься как агнец».

18

Журн. Мин. Нар. Просв., ч. IX, стр. 340.

19

Там же, ч. XI, стр. 331–334.

20

Ист. Гос. Росс. Карамз., т. I, стр. 171 по 2 изд. По сему случаю Черниговская медаль была признаваема выбитой в память торжества Руси над идолослужением, которое, действительно, могло быть изображено под символом змея-диавола, его виновника.

21

Древ. Росс. Госуд., отд. I, стр. 43.

22

Журн. Мин. Нар. Просв., ч. X, стр. 346.

23

См. статью его о Черниговской медали, в Журн. Мин. Нар. Просв., ч. IX, стр. 336–354.


Источник: О древнем наперсном медном образе, в библиотеке Александроневской лавры; Икона святителя Николая Чудотворца в Новгородском Николаевском дворищском соборе; О возобновлении иконы Знамения божией матери в Новгородском Знаменском соборе, в 1640 г. / [Архим. Макарий]. - [Санкт-Петербург] : тип. Имп. Акад. наук, ценз. 1859. - 25 с. (Авт. указан в конце текста. Извлечено из 1-го тома «Известий Императорского Археологического Общества»). / О древнем наперсном медном образе, в библиотеке Александроневской лавры. 1-8 с.

Комментарии для сайта Cackle