Матвей Васильевич Барсов

Второй суд у Пилата

(Лк. 23:13–23; Мк. 15:6–14; Мф. 27:15–23; Ин. 18:39–19:12)

Прот. Богословский

Когда Иисус Христос приведен был от Ирода обратно на суд к Пилату, тогда Пилат позвал первосвященников, начальников и народ, и сказал им: «Вы привели ко мне Этого Человека как развратителя народа. Вот, я при вас расспрашивал и решительно не нашел, чтобы Этот Человек виновен был, в чем вы Его обвиняете, и Ирод также. Потому что я посылал Его к Ироду, оказалось, что Он не сделал ничего, за что заслуживал бы смертную казнь. Итак, я, наказав Его, отпущу». А ему и надлежало, по заведенному порядку, ради праздника Пасхи (в память освобождения евреев из Египта) отпустить одного узника, на которого укажет народ. Народ уже и имел в виду одного узника, по имени Варавву, который в это время содержался в темнице с другими сообщниками за какое-то убийство в городе, произведенное ими во время мятежа. И так как народ, собравшись пред домом правителя, начинал кричать и просить того, что всегда для них делали, то Пилат и задумал воспользоваться этим случаем к освобождению Иисуса. Он знал, что первосвященники предали Его из зависти, и полагал, что народ будет рад освободить Его. И потому сказал народу: «У вас есть обычай, чтобы я одного (узника) освобождал вам ради Пасхи: хотите ли, я отпущу вам Царя Иудейского – Иисуса, называемого Христом?» (Между народом начались переговоры).

Между тем, когда Пилат сидел на судейском месте, жена его, которую предание называет Клавдиею Прокулою, прислала ему сказать: «Не делай ничего Этому Праведнику; потому что я ныне во сне много пострадала за Него».

В это время первосвященники и старейшины научили народ просить, чтобы лучше отпустили им Варавву (который, должно быть, выставлен был перед ними как ревнитель их отечественной свободы), а Иисуса (Который возбудил было такие ожидания, а теперь и Сам спасти Себя не может) погубили. Итак, когда Пилат обратился к народу за ответом, кого отпустить им, они закричали все: «Не Его, но Варавву». Пилат говорит им: «Что же мне делать с Иисусом, Которого вы называете Христом, Царем Иудейским?» Они опять закричали все: «Распять, распять Его!» Пилат сказал им: «Какое зло сделал Он? Я ничего достойного смерти не нашел в Нем. Наказать накажу Его; но отпущу». Но они еще больше стали кричать: «Распни Его!» И превозмог крик народа и первосвященников.

Тогда Пилат приказал бичевать Иисуса. Между тем воины, сплетши венец из терния, надели Ему на голову, и облекли Его в багряницу; и начали приветствовать: «Здравствуй, Царь иудейский!» и били Его по щекам. Пилат опять вышел и говорит им: «Вот, я вывожу Его к вам, дабы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины». Тогда выведен был Иисус в терновом венце и багрянице. Пилат сказал им: «Смотрите: человек!» Но только что увидали Его первосвященники и служители, как закричали: «На крест, на крест Его!» Пилат говорит им: «Возьмите Его вы и распните; а я не нахожу в Нем вины». Иудеи отвечали ему: «У нас есть закон, и по нашему закону Он заслужил смерть; потому что выдал Себя за Сына Божия».

(Не успевши оклеветать Иисуса Христа в возмутительных намерениях против римского правительства, иудеи, не теряя из вида своей цели, теперь клевещут на свой закон. В их законе нигде не говорится, что если придет Мессия и назовет Себя Сыном Божиим, то Он подлежит смерти; а говорится, что если кто станет пророчествовать именем Господа и пророчество не сбудется, то такого лжепророка должно предать смерти. Между тем члены синедриона ничем не доказали, что слова Иисусовы не исполнились; напротив, все предсказанное Им доселе сбывалось, и некоторые из Его пророчеств о Его смерти в руках язычников и о Его воскресении они твердо помнили. Известие, что Иисус выдавал Себя за Сына Божия, произвело на Пилата сильное впечатление. Он сам был свидетелем Божественного спокойствия на лице и невозмутимой твердости в духе предстоящего Узника; мог слыхать о чудесах Его; поневоле должен был припомнить необычайный сон жены своей и ее заботливое предостережение; и очень вероятно, что все это смешалось в его мыслях с баснословными рассказами язычества о явлениях полубогов между смертными).

Пилат был в большом замешательстве. Он поспешил в преторию вместе с Иисусом и спросил Его: «Откуда Ты?» (то есть: «Какого Ты происхождения? Не усвояешь ли Ты Себе родства с существами, высшими человека?» Что было отвечать на это язычнику, который о превечном рождении Слова из Отца и постичь не мог, а о бессемейном воплощении от Пречистой Девы Марии и слышать не должен был?). Иисус Христос не дал ему ответа. (Оскорбленный таким молчанием) Пилат (несмотря на тайный страх) говорит Ему: «Ты мне не отвечаешь? Ты не знаешь, что в моей власти распять Тебя и в моей власти отпустить Тебя!» Иисус Христос отвечал: «Надо Мною ты не имел бы никакой власти, если бы тебе не дано было свыше; потому более греха на том, кто предал Меня тебе».

Должно быть, в Пилате осталась уверенность, что Иисус не простой человек, потому что он настаивал отпустить Его. Но члены синедриона, со своей стороны, решительно заметили ему: «Если ты отпустишь Его, то этим самым покажешь, что ты не благоприятствуешь кесарю. (Ты покровительствуешь Тому, Кто называет Себя царем. Но известно, что) всякий, называющий себя царем, противник кесарю».

(Эти слова, которые напомнили Пилату, что в Риме царствует подозрительный Тиверий, окончательно заставили прокуратора решиться предать смерти Иисуса. Но, дабы показать, что он действует не по принуждению и чтобы отмстить за косвенную угрозу, он хотел поругаться над их верованием в Царя-Мессию и унизить их, унизив Иисуса).

Пилат вывел Иисуса из претории перед народ, сам сел на возвышенном месте, которого помост был выстлан разноцветным мрамором. Время было перед полуднем. И говорит Пилат иудеям: «Смотрите: Царь ваш!» Но они закричали: «Казни! Казни! На крест Его!» Пилат им говорит: «Как? Царя вашего на крест?» Первосвященники отвечали: «Нет у нас царя, кроме кесаря!»

Пилат, видя, что ничто не помогает, напротив, волнение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, промолвив: «Не виноват я в (пролитии) крови Этого Праведника: вы отвечайте!» На это весь народ ответил криком: «Кровь Его на нас и на детях наших!»

Таким образом, Пилат решил быть по их прошению. Имея свои причины угодить народу, он отпустил им Варавву, о котором просили, несмотря на то, что Варавва содержался под стражею за возмущение и убийство, а Иисуса бичевал и предал на распятие.


Источник: Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия / М.В. Барсов. – Том 2. – М.: Лепта Книга, 2006. – 832 с. ISBN 5-91173-019-7

Комментарии для сайта Cackle