Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека митрополит Михаил (Десницкий) Беседы в разных местах и в разные времена говоренные. Том 6
Распечатать

Беседы в разных местах и в разные времена говоренные. Том 6

Том 1 * Том 2 * Том 3 * Том 4 * Том 5 * Том 6 * Том 7 * Том 8 * Том 9 * Том 10

Труд, пища и покой духа человеческого. Книга третия

Содержание

Беседа I. О истинной духовной радости, происходящей от духовного рождения Беседа II. О умерщвлении ветхого Адама и порождения его, греха Беседа III. О том, что в безводной пустыне, на земле, единый Иисус Христос есть довольный источник живой воды, жажду души утоляющей и от смерти избавляющей Беседа IV. О том, что христианин весьма верно должен соблюдать обеты, небесному Царю данные при кладязе клятвенном, при купели Крещения Беседа V. О постыждении нерадения новозаветных верующих о истинном Богослужении, происходящем из ревности ветхозаконных Беседа VI. О том, что что внутри или вне человека есть, то Бог и видит; а что Бог видит, на то таковое и определение полагает Беседа VII. О том, что безутешный плач плоти о лишении наружных предметов есть бесполезен и Богопротивен, а плач духа о потерянии духовных благ есть спасителен и Богоугоден Беседа VIII. О том, что гробы мертвых суть памятники грехопадения человеческого Беседа IX. О том, что всякий христианин, яко раб Божий, обязан от Господа устремлять духа своего, яко сына Божия, к небесному отечеству своему и сочетавать с Благодатию Христовою Беседа Х. О том, что всякий христианин, яко раб Божий, обязан искать сочетания с Благодатию Христовою без всякого сомнения, никаких не противополагая препятствий Беседа XI. О том, что благодать Христова сама приходит к нам для духовного сочетания и познается по существенным ее признакам Беседа XII. О том, что всякий христианин, желающий сочетаться с Благодатию Христовою, охотно обязан отверзать двери внутреннего храма своего и принимать в оный приходящего Иисуса Христа Беседа XIII. О том, что верные рабы Господни прежде всего должны исполнять Волю Божию Беседа XIV. О том, что званию Божию противиться никак не должно Беседа XV. О том, что единые чада Божии имеют право на вечное наследие, чада же прелюбодейчищи чужды суть сего, а могут только пользоваться дарами мира сего Беседа XVI. О добре и зле, внутри всякого человека весьма ощутительно сражающихся Беседа XVII. О том, что всякий человек теряет небесное первородство свое грехом Беседа XVIII. О том, что всякий христианин обязан всячески удаляться от любодеяния и прелюбодеяния, яко грехов, вечной смерти достойных Беседа XIX. О том, что все обиды, друг другу творимые, получат отмщение от Правосудия Божия, каждому по делам его воздающего Беседа XX. О том, что человеки грешные суть не что другое, как кладязи безводные, клятвенные Беседа XXI. О том, что весьма часто человеческие намерения отменяются, и самые деяния не совершаются по Предведению и Провидению Божию Беседа XXII. О том, что кто достоин Божия благословения и вечного спасения, сего познавать по наружности не можно, особливо внутренне слепым Беседа XXIII. О том, что у Пребогатого и Премилосердого небесного Отца для всякого верующего человека, и для самого грешного, кающегося, есть обильное благословение Беседа XXIV. О том, что против ненависти и злобы человеческой спасительнее христианам не вооружаться, а уклоняться, ограждая себя терпением  

 

В прославление сладчайшего имени Богочеловека Иисуса Христа благоговейно, и во внутреннее назидание верующих в Него с священнослужительским усердием посвящаются

Егда прииде кончина лета, посла Бог Сына Своего Единороднаго, раждаемаго от Жены, бываема под законом: да подзаконныя искупит, да всыновление восприимем. Гал.4:4, 5.

Видех неразумевающыя и истаях: яко словес Твоих не сохраниша. Виждь, яко заповеди Твоя возлюбих: Господи, по милости Твоей живи мя. Начало словес Твоих истина: и во век вся судьбы правды Твоея. Пс.118:158–160.

Беседа I. О истинной духовной радости, происходящей от духовного рождения

Рече же Сарра: смех мне сотвори Господь: иже бо аще услышит, обрадуется со мною. Быт.21:6.

Божественный Апостол Павел, медоточный языков учитель всем верующим во Иисуса Христа взывает: Радуйтеся, и паки реку, радуйтеся (Флп.4:4). И христиане, почитающие себя верующими, радуются, радуются по сему ли Апостольскому увещанию или по своим собственным движениям, только радуются. О чем же они радуются? О том ли, о чем должно? Едва ли!

Маловерующие христиане, падшие человеки, грешные люди едва ли могут радоваться о том, о чем должно, радоваться истинною радостию. Плотские, чувственные человеки радуются, и часто радуются; но радуются радостию плотскою, чувственною, скоропреходящею и, следовательно, ложною. Плотские, чувственные человеки часто радуются о чувственных предметах, один о получении честей и о возвышении себя на степени достоинств, другой о умножении мирского богатства, третий о продолжении временного счастия. Но радость сия истинная ли, и можно ли радоваться о сих чувственных предметах? Ежели дары сии, чести, достоинства, богатство и временное счастие точно по свидетельству собственной совести своей суть дары Божии, суть дары, от Бога данные за пот лица, за труды, за заслуги, за оказание пользы ближним; то можно об них радоваться, яко о Божеских дарах, и должно; но должно радоваться умеренно, столько, сколько стоят вещи сии. Все сии вещи временны и тленны суть, суть для всех случайны, ныне имеются, а заутра преходят, после же смерти и совсем ненужными становятся; а посему и радоваться об них должно очень немного, не так, как о вещи существенной, вечной, но так, как о вещи случайной, тленной, скоропреходящей, временной. Так должно радоваться о чувственных вещах, о честях, о богатстве, временном счастии; но так должно радоваться только тогда, когда сии вещи точно суть дары Божии и приобретены без всякого вреда ближним. Ежели же приобретение честей сопряжено со унижением ближних не только равных, но и достойнейших; ежели умножение богатства совокуплено с разорением бедных; ежели временное счастие основано на великом несчастии весьма многих людей: то в таком случае не только не должно радоваться, но и должно печалиться, должно печалиться о том, что мы живем не в угождение, а в оскорбление Божие, и не в пользу, а во вред ближним. Когда человеки плотски радуются, и о таких вещах, о вещах чувственных, неправдою приобретенных: то радуются действительно ложною радостию, радостию погибельною, такою радостию, которая, очаровав человека ослеплением своим, не даст ему никогда почувствовать заблуждения своего, преступлений своих против Бога и против ближних, а оставит навсегда в нечувствительном положении, что составляет величайшее несчастие человека. Несчастно и погибельно есть для человека быть грешну пред Богом и мерзку пред людьми и никогда не почувствовать сего, не потужить о сем и не покаяться в сем. Плотские, чувственные человеки часто радуются о том, что пьют и едят вкусно и живут весело, часто радуются о том, что всю жизнь свою препровождают в роскошах, в забавах, в увеселениях, в играх и в зрелищах. Но сколь радость сия есть не основательна, тщетна и ложна, сие ежедневный доказывает опыт. Ежедневно видим мы, что вечер водворяется плач, а заутра радость, и напротив вечер веселятся, а заутра плачут. Ныне один говорит во обилии своем: не подвижуся во век: но заутра отвращает Господь лице Свое от него, яко гордого, и бывает смущен (Пс.29:6–8). Ныне честен и богат, а заутра без чести и убог; ныне в роскошах, в пирах и банкетах, а заутра в бедности, в печали и унынии. Ныне есть что проиграть в карты и промотать, а заутра есть нечего и жить негде. Ныне в весельях, в забавах, в зрелищах и маскерадах, а заутра в болезни и во гробе, или и без всякой болезни мертв и в могиле. Что же сия за радость? Какое это веселие! И о чем тут радоваться? А ежели люди при сих случаях и радуются, то радуются ложно, действительно обманывая себя тем, что они радуются; они чрез таковую радость по внутренней слепоте своей не видя к печали приуготовляются и к погибели приближаются.

Плотские, чувственные человеки часто радуются о умножении рода своего, о рождении своем, о чадах своих; так, как Сарра жена Авраамова радовалась о рождении сына своего Исаака. Когда Премудрый Господь Бог посети Сарру, якоже рече, и сотвори Господь Сарре, якоже глагола, учинил, яко же обещал. Когда Сарра по обетованию Божию заченши роди Аврааму сына в старости, во время, якоже глагола ему Господь. И Авраам нарече имя сыну своему рождшемуся ему, его же роди ему Сарра, Исаак, смех, или радование, и нарек тако не столько потому, что они возсмеяшася о обетовании Божии, сколько потому, что они от него ожидали истинной радости. Нарекши же имя обреза Авраам Исаака во осмый день, якоже заповеда ему Бог. Когда Господь Бог посети Сарру и Авраама и даде им сына Исаака, даде Аврааму бывшему уже ста лет: тогда Сарра рече, смех мне сотвори Господь, радость мне причинил, и не только мне, но и всяк, иже аще услышит, обрадуется со мною, возвеселится о рождении моем, о сыне моем. Тогда Сарра возвеселилась, и возрадовалась, и рече: кто возвестит Аврааму, кто бы мог сказать о Аврааме, что Сарра родит сына в старости своей и будет сама млеком кормить отроча (Быт.21:1–7). Так радовалась Сарра о рождении сына. Тако и многие радуются о чадах своих.

И можно радоваться об них, яко о творении Божием, яко о наследии своем, яко о помощниках старости своей, можно радоваться об них; но можно радоваться тогда, когда мы, родивши их, дадим им хорошее воспитание, и они примут оное, когда мы воспитаем их во благочестии и страхе Божием, когда мы научим их закону Божию, когда мы наставим их не в том, как в публике помоднее пройти или поумнее кого обмануть, но в том, как всякому ближнему, и сроднику, и чужому, и другу, и врагу добро сотворить. Тогда можем мы о чадах своих, яко же Сарра, веселиться и радоваться. Ежели же дети наши останутся по рождении без всякого благочестного воспитания, будут говорить разными языками, но из закона Божия не скажут ни слова, будут хорошо шаркать ногами, но к сотворению ближнему добра ниже единого шага не сделают, будут искусные купцы, но не христиане; ежели дети наши, не имея ни малейшего познания о святейшем христианстве и наслушавшись модных учителей, станут все отвергать по невежеству своему, и тем дерзновеннее будут стремиться ко всем порокам, ко всем грехам, ко всем беззакониям, тем своевольнее будут заниматься всеми нечистотами плоти, мира и сатаны: то о таковых детях родители не только не имеют причины радоваться и веселиться, но имеют даже довольно побудительную причину об них плакать и печалиться, имеют причину тужить и сокрушаться о том, что они послужили орудиями к произведению в мир таковых противников Богу и врагов человечеству, все бо нечестивые суть злодеи и враги человечеству; имеют причину сокрушаться о сем не только тогда, когда они по нерадению своему не дали им должного воспитания и не употребили надлежащего присмотра, но и тогда, когда дети презрели оное, хотя оно и было им сообщаемо, имеют причину сокрушаться. Ибо они дали им бытие, дали возможность быть таковыми. Добрые дети могут веселить отца и мать: а злые дети должны причинять печаль родителями своим. Сын премудр, говорит Соломон, веселит отца: сын же безумен печаль матери (Притч.10:1). Сын премудр веселит отца: сын же безумен раздражает матерь свою (Притч.15:20). Гнев отцу сын безумен, и болезнь рождшей его (Притч.17:25). Студ есть отцу сын безумен (Притч.19:13). И для сего-то Сирах таковой дает совет: не желай чад множества неключимых, злых: ниже веселися о сынех нечестивых: егда умножатся, не радуйся о них, аще несть страха Господня с ними. Не веруй животу их, не утешайся существованием их, и не належи на множество их. Лучше бо един праведник, нежели тысяща грешных, и приятнее умрети бесчадному, нежели имети чада нечестива. От единаго бо разумна населится град, колено же беззаконных запустеет (Сир.16:1–5).

Наружные христиане, телесные поклонники часто радуются о наружном Богослужении своем, тем с радостию довольствуются, что они в некоторые дни во храмы приходят, что читают они по нескольку молитв и кладут по нескольку поклонов, что бывают они иногда при службе Божией и слушают учение Христово. Они так утешаются сим, что мнят, якобы довольно было сего. Но нет! Весьма много ошибаются они в сем. Тщетно радуются о наружности своей, напрасно мнят, что они сыты, когда не вкушали еще истинной пищи; ложно утешаются тем, что не может истинно утешать их. Когда Господь наш Иисус Христос сказал ученикам Своим, возвратившимся к Нему с радостию и глаголющым: Господи, и беси повинуются нам о Имени Твоем, сказал, о сем не радуйтеся, яко дуси вам повинуются (Лк.10:17:20): то кольми паче всякому наружному христианину, телесному поклоннику не должно много веселиться и радоваться о наружности своей, о поклонах своих, о устных молитвах своих, не должно утешаться ими так, как существенностию своею, не должно сим единым довольствоваться. Ежели сила, бесами повелевать могущая, сила чудодействующая, не велико дело есть пред Богом: то кольми паче невелико дело есть пред Богом персты слагать, рукою махать, губами шевелить, ушами слушать и тело наклонять; когда все сие не будет соединено со внутренним расположением сердца. О сем едином, христиане, не радуйтеся, сим единым не довольствуйтеся, сими вещами не утешайтеся. Они столько же тленны, скоропреходящи и ненадежны, сколько и прочие увеселения и забавы; а посему и радость, от них происходящая, неосновательна, нетверда, тщетна есть.

О чем же настоящим христианам, истинно во Иисуса Христа верующим, радоваться подобает, и какая человеческая радость истинная есть? Истинная радость есть та, которая от истинного происходит предмета. Истинный же предмет радости есть Сам Бог. Он есть самая истина, Он есть источник блаженства; следовательно, Он есть предмет истинной радости. Бог единый может веселить и юность, и старость нашу; как то порфироносный Пророк Давид подтверждает сице глаголя: Вниду к жертвеннику Божию, к Богу веселящему юность мою: исповемся Тебе в гуслех, Боже, Боже мой (Пс.42:4). Сие то самое означая, и Божественный Апостол Павел взывает, радуйтеся, и паки реку, радуйтеся, но о чем или о ком? О Господе. Истинная радость есть та, которая не плотская, не чувственная, но духовная, к бессмертному духу относящаяся, которая не временная и не мирская, но вечная, Божественная, которая не скоро преходит и не яко дым исчезает, но всегда продолжается и во веки услаждает дух. Истинная радость есть та, которая предметами своими имеет не чины, не богатство и не счастие мира сего, но Господа Бога своего, и от Него полученные духовные дары, дары, к новому рождению принадлежащие. Когда христианин, веруя в Триипостасного Бога, призывая Его на помощь и уповая на скорое пришествие Его, ощутит в себе Божественное действие Его, ощутит, яко Бог призре на смирение его, посети его, якоже рече, и сотвори ему, якоже глагола, ощутит, что Бог, пришедши к нему и осенивши силою Духа Своего внутренность его, очистил ее от скверн греховных, просветил ее Божественным светом Слова Своего, оживил умершего грехом нового человека, внутреннее духовное существо, дал ему чрез таинственные приуготовления пакибытие и освящение: тогда христианин, яко истинно верующий во Искупителя своего, имеет право и действительно может веселиться и радоваться настоящею, истинною радостию. Как Сарра радовалась о рождении сына своего Исаака, и радовалась не просто, но взирая на Искупителя, имеющего произойти по плоти от семени Исаакова: так и всякий истинный христианин может веселиться и радоваться тогда, когда совершится внутри его новое рождение, рождение внутреннего человека его; может веселиться и радоваться, но веселиться не просто, а взирая оком веры на искупление свое чрез Искупителя Иисуса Христа. Истинная радость человеческая проистекает из единого духовного рождения. Она тогда бывает в человеке, когда человек очами веры созерцает, что он по Благодати Иисуса Христа Духом Святым возрожден, просвещен и освящен, что он чрез Божественные таинства к единству духовного тела Христова присоединен, и что он к числу святых причислен, в книгу животную включен. Истинная радость тогда бывает в человеке, когда человек живо уверится, что он с прочими, Господем собранными и обращенными, приидет в Сион с радостию, и радость вечная будет над главою их: над главою их яко венец будет хвала и веселие, и радость приимет я, а болезнь, и печаль, и воздыхание отбегнут (Ис.35:10). Истинная убо радость есть радость о Господе Боге нашем, есть радость о Отеческом благоволении Его об нас грешных и о прощении грехов наших чрез Спасителя нашего, есть радость об очищении, просвещении и освящении духовного существа, кратко, о возрождении нового человека, есть радость о способности быть во Царствии Божии и участвовать в наследии Его. Сия есть единая истинная радость, и о сем едином должно радоваться. Как первенствующие христиане Господа Спаса своего не видевше любили, и на Него же не зряще веровали, и радовалися радостию неизглаголанною и прославленною (1Пет.1:8): подобно и мы, не видя плотскими очами Господа, обязаны любить Его, и, не взирая на Него, веровать в Него, и радоваться о Нем радостию неизглаголанною. Истинная радость должна относиться к предметам духовным, продолжительным, вечным, каковы суть Господь Бог, свет, слава и блаженство Его, внутренняя способность пользоваться сими духовными дарами. Иметь возрождение духа, восстановление падшего естества, обновление внутренней храмины, ощущать в себе благоволительное присутствие Божие и впредь надеяться наслаждаться им есть настоящая побудительная причина истинно радоваться. Видеть действительное возрождение духа своего силою Духа Святаго, созерцать тесное соединение с Богом и уповать по оному духовному союзу иметь участие в вечном животе, в Царствии Божии, в свете, славе и блаженстве Христовом, есть настоящая побудительная причина истинно радоваться.

Радуйтеся убо, христиане, и паки реку, радуйтеся; но радуйтеся не о честях, не о богатстве, не о временном счастии, не о здравии тела, не о мирской жизни, не о пустых увеселениях, а о едином Господе Боге своем, и о той чести, и о том богатстве, что имеем средства быть от Бога рожденными сынами и учиниться наследниками Его и сонаследниками Христовыми. Радуйтеся, но радуйтеся о сем, яко имена ваша написана суть на небесех. Радуйтеся, но радуйтеся о сем, яко мзда ваша многа на небесех (Лк.10:20, 6:23). Радуйтеся о сем, ежели стяжали живое и твердое упование на сие чрез духовное рождение: ежели же не приобрели еще ни возрождения духа, ни упования, то плачьте, плачьте всегда и везде, плачьте, каясь духом и сокрушаясь сердцем, плачьте ныне, да после смерти не будете плакать вечно, но будете радоваться о Господе Спасе своем во веки веков. Аминь.

Беседа II. О умерщвлении ветхого Адама и порождения его, греха

Сарра рече Аврааму: изжени рабу сию и сына ея: не наследит бо сын рабы сея с сыном моим Исааком. Быт.21:10.

Как огонь и вода, сии две несходственные в сущности своей стихии, будучи разнообразных свойств, не могут вместе быть, и дотоле не могут вместе быть, доколе не будут приведены в надлежащее умерение, в нужное равновесие, в естественное единение: так точно и люди, будучи разнообразных свойств, различных темпераментов, разных состояний, и даже противных склонностей по повреждению естества своего, не могут быть вместе, в мире и согласии, и не могут быть дотоле, доколе не приидут в духовное умерение, во внутреннее равновесие, в единение духа.

Что весьма ясно можно видеть на Сарре жене Авраамовой и рабе ее Агари. Когда возрасте отроча, рожденное от Сарры, говорит Писание, и отдоено бысть: тогда сотвори Авраам учреждение велие, в оньже день отдоися, воскормлен бысть, Исаак сын его. После же сего часто видевши Сарра сына Агари Египтяныни, иже бысть Аврааму, играюща со Исааком сыном своим, видевши его, яко брата, все с ним разделяюща, разделяюща и утешение, и удовольствие. Чем весьма оскорбилась и рече Аврааму: изжени рабу сию и сына ея: не наследит бо сын рабы сея с сыном моим Исааком (Быт.21:8–10).

Что ж, удовлетворил ли Авраам требованию Сарры жены своей? Правда весьма жесток явися глагол сей пред Авраамом, о сыне его Исмаиле: однако не мог не исполнить, не мог не исполнить, как потому, что требовала сего законная жена его, так и потому, что требование ее и Сам Бог подтвердил. Авраам, услышав сие от Сарры, огорчился: но Бог явившися рече ему: да не будет жестоко пред тобою о отроце и о рабыне: вся, елика аще речет тебе Сарра, слушай гласа ея: яко во Исааце наречется тебе семя, он будет отцом верующих, возлюбленного народа Моего. Сына же рабыни сея, в язык велик сотворю его, яко семя твое есть, сотворю его особенным народом. Авраам же, слышав сие, воста заутра, и взя хлебы и мех воды, и даде Агаре: и возложи на плещи ея отроча, и отпусти ю: отшедши же заблуждаше в пустыне, у кладязя клятвеннаго (Быт.21:11–14).

Сие историческое о Аврааме и Сарре повествование весьма важное имеет духовное означение. И мы, яко христиане, внутренним, духовным путям учиться долженствующие, непременно обязаны употреблять должное внимание как на сие духовное означение, так и на подобные сему. Какое же означение имеет сие историческое повествование? Оно весьма ясно изображает внутреннего и наружного человека, нового и ветхого Адама. Всякий человек двояк есть, и наружен, и внутренен, имеет в себе двоякое существо, одно духовное, разумом и свободною волею одаренное, другое телесное, живою чувственностию снабженное. И человек первый, первоначально Десницею Всемогущего сотворенный, находился совсем в другом положении и в других обстоятельствах, нежели в каких он ныне находится.

Человек, когда сотворен был от Бога и находился в невинном, безгрешном состоянии, тогда был он в таком положении, что дух его, внутренний человек, духовное существо имело полное владычество над плотию его, над наружным человеком, над телесным существом, над всем миром, и над всем тем, что окружало его, был совершенный господин всего видимого. Духовная, так сказать, невеста его, с которою он духом своим был соединен, которая была истинная помощница и советница его и которая точно научала его, как ему во всех случаях поступать, – сия мудрая руководительница его была Божественная Премудрость, яко святая Дева, с коею он, будучи в тесном духовном сочетании, не другое какое мог иметь произведение, как единое существенное добро. Плоть же его, телесное существо, наружный человек, была не другое что, как действительная раба, которая никакого владычества над духом не имела, повелевать им не могла, а всегда повиноваться долженствовала.

А когда человек, послушав льстивого совета лукавого врага, возгордился и взбунтовал против Бога, вышел из повиновения его и пал; когда он, оставив истинную помощницу и советницу свою, Божественную Премудрость, полюбил плоть свою, позволил ей похотствовать и господствовать над собою; когда он учинил ее действительною, так сказать, наложницею своею: тогда она начала повелевать им, и человек не другое какое может иметь с нею порождение, как грех, единое зло. Зло есть существенное порождение Люцифера и прельщенной им плоти и крови.

Что ж, может ли человек паки быть в своем прежнем положении, паки быть в духовном сочетании с Божественною Премудростию, яко с первобытною духовною невестою своею? Не возгнушается ли она им, столь гнусное действие, можно сказать, духовное прелюбодеяние учинившим? Нет! Он не только может иметь оное духовное сочетание, но и должен стараться о приобретении оного. Сколько Бог Милосерд есть, столько и исходящая из уст Его Премудрость благосклонна и снисходительна есть. Как Сам Бог не отвращается от тех, которые, чистосердечно во всем каясь, обращаются к Нему: так и пречистый глагол уст Его, святая Премудрость Его, не гнушается теми, которые с чистым желанием ищут ее, хотя прежде и отступили от нее, полюбив плоть свою.

Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, с тем и в мир сей по неизреченному милосердию Своему, по благодати Своей пришел, с тем воплотился, пожил яко человек, пострадал и умер на кресте, с тем пролил дражайшую кровь Свою, чтобы омыть и очистить оною все скверны духа, все нечистоты внутреннего человека, от беззаконного с плотию сочетания происшедшие, и чтобы, очистив его, паки соединить духовным союзом с небесною Премудростию, а посредством Премудрости привести к Богу Отцу. И всякий тот, кто по примеру праведного Авраама верует в Бога, любит и почитает Его, ищет помощи от Него и уповает на Него, – всякий тот, омываясь водою Духа Его и очищаясь кровию Спасителя своего, удостаивается сего духовного с небесною Премудростию сочетания. Она по благоволению Божию, нимало не гнушаясь прежним нечистым, так сказать, прелюбодейным состоянием человеческого духа, нимало не оскорбляясь тем, что он прежде, полюбя плоть свою, занявшись скотскою чувственною жизнию ее, оставил ее, с презрением бросил ее и все духовные дела ее, – она, несмотря на все сие, паки приходит к нему, паки хочет духовно сочетаться с ним, паки готова быть помощницею и советницею его; и действительно по силе Искупления Сына Божия соединяется с ним и начинает производить, яко новое свое рождение, истинное, на вере во Христа основанное добро. И сей таинственный, сокровенный союз, сие духовное сочетание человеческого духа с Божественною Премудростию всегда продолжится, навеки неразрушимым учинится: ежели законное требование оной небесной советницы совершится, ежели дух исполнит то, чего требует Премудрость, действительно согласится.

Божественная Премудрость, по действию крови Христовой и по силе веры человеческого духа приходя ко внутреннему человеку, соединяясь с ним и производя от неплодных ложесн его первый плод, первое рождение, законного сына, истинное добро, находит, что плоть его, яко непотребная наложница его, живет еще во внутреннем доме его, живет в любви его, и что незаконное рождение ее, грех, часто сообщается с законным порождением его, с истинным добром, всегда и во всем хочет иметь общение с ним. Божественная Премудрость, видя таковое дерзновенное неистовство плоти и порожденного от нее греха, беспрестанно говорит внутреннему человеку, разумному и свободному духу, яко же Сарра Аврааму, что он один есть настоящий господин, и она, яко истинная помощница и премудрая советница его, есть госпожа, а похотливая плоть его есть раба его, которая не владычествовать над ним и не повелевать им должна, но обязана служить ему, исполнять то, что ей повелится от него. Божественная Премудрость, видя, что плоть не только не хочет поработиться внутреннему человеку и покориться премудрому руководству ее, но еще, гордясь, требует незаконному рождению своему, греху, во всем наследия, во всех внутренних делах его участия, неумолкно вопиет ему: изжени рабу сию и сына ея: не наследит бо сын рабы сея с сыном моим.

Божественная Премудрость, истинная советница человеческого духа, пришедши во внутренность человека христианина и узрев, что порождение плоти его, грех, сатанинская гордыня, дщерь диаволя, старается быть в соединении с благим рождением его, с добрыми делами, вкрадывается и вмешивается не только в общественные наружные должности его, но и между самыми внутренними, духовными делами его, делами, из христианской религии происходящими, утвердить престол свой тщится, тщится произвести, чтобы и сии дела имели основанием своим не истинную любовь к Богу и ближним, а диавольское адское побуждение, честолюбие ее, – Божественная Премудрость, узрев сие, настоятельно говорит внутреннему человеку: изжени рабу сию и дщерь ея, гордость, не наследит бо дщерь ея с сыном моим.

Божественная Премудрость, истинная наставница духа человеческого, пришедши во внутренность человека и узрев, что рождение плоти его, грех, грех блудный, беспрестанным попечением своим имеет то, чтобы все действия духа человеческого, по совету и наставлению ее предприемлемые, осквернять похотствованиями своими, нечистотами своими, осквернять или похотным воззрением, или мерзким глаголанием, или нечистым помышлением, или блудным вожделением, или и самым беззаконным любодеянием и прелюбодеянием, девства растлением и супружества разрушением, – Божественная Премудрость, узрев все сие, говорит внутри человека: изжени рабу сию и сына ея, гнусное любодеяние, не наследит бо сын рабы сея с сыном моим.

Божественная Премудрость, верная помощница внутреннего человека, пришедши во внутренность его и узрев, что беззаконное порождение его, чадо плоти его, грех, любоимение и миролюбие, все действия внутреннего человека, и наружные и внутренние, и гражданские и христианские, и общественные и духовные, к тому наклоняет, дабы правильно и неправильно приобрести множество мирских вещей, как то злата, сребра, одежд и других подобных сим, и провести всю свою жизнь в пустых увеселениях, нимало не помышляя о будущем вечном животе, – Божественная Премудрость, духовная Сарра, узрев сие, вопиет духовному Аврааму своему, внутреннему человеку: изжени рабу сию и чадо ея, сребролюбие и миролюбие, не наследит бо чадо рабы сея с сыном моим.

Как же должен поступить духовный Авраам, внутренний человек, свободный человеческий дух, слыша сей глас духовной Сарры, Божественной Премудрости, верной помощницы и истинной советницы? Хотя всякому из христиан жестоким явится глагол сей, трудным покажется требование сие, отяготительным представится то предложение, чтобы изгнать рабу, умертвить плоть свою и уничтожить рождение ее, грех: однако всякому непременно должно согласиться исполнить сие, должно согласиться на то, чтобы совлещися старой одежды, греховных рубищ, отложити, по первому житию, ветхаго человека, тлеющаго в похотех прелестных, обновлятися же духом ума своего, и облещися в новаго человека, созданного по Богу в правде и в преподобии истины (Еф.4:22–24); должно согласиться на то, чтобы изгнать из себя падшего Адама и богопротивное порождение его, многоразличный и разновидный грех; должно согласиться как потому, что сего требует неложная наставница, духовная невеста внутреннего человека, Божественная Премудрость, так и потому, что и Сам Бог подтверждает правильное требование ее. Премудрый Бог как говорил Аврааму: да не будет жестоко пред тобою о отроце и о рабыне; вся, елика аще речет тебе Сарра, слушай гласа ея: так внутренне глаголет Он и всякому человеку, глаголет: да не будет жестоко пред тобою слово о умерщвлении ветхого Адама и о уничтожении порожденного от него греха; во всем, елика аще вдохнет в тебя Божественный Дух священной Премудрости, слушай гласа ее и исполняй повеления ее.

Всякому христианину должно согласиться на то, чтобы руками своими возложить тягостный христианский крест на плещи рабы своей, плоти своей, возложить крест истинного покаяния, внутреннего, сердечного сокрушения, воздержания, поста и молитвы, возложить крест, на котором бы она распялась, ветхий Адам пригвоздился, и порожденный им грех умертвился; всякому христианину должно согласиться на сие как потому, что ни сама рабыня, похотствующая плоть, ни беззаконное рождение ее, грех, не могут иметь наследия с пречистою Божественною Премудростию и с чистым рождением ее, истинным добром, во Царствии Божии, так и потому, что сын рабынин гонит сына свободной и препятствует получить вечное наследие. Ибо всякий грех не только сам не может участвовать в вечном наследии Божием, во Царствии Его, яко скверна, тьма и адское порождение; скверное бо с пречистым не соединяется, тьма света не объемлет, адское порождение в Царствие Божие не входит; грех, говорю, сын рабынин, не только сам не наследует с сыном свободной Премудрости, с существенным христианским добром, но и великое делает препятствие добру в получении оных благ; грех, яко зараза или язва, всякое добро с истинного пути совратит, и какою-нибудь нечистотою осквернить старается, и чрез то внутреннего человека лишить вечного спасения желает. Якоже тогда, говорит Апостол Павел, в ветхом завете, по плоти от Авраама родивыйся гоняше духовнаго, по обетованию Господню рожденного, гоняше Исмаил Исаака: тако и ныне, и ныне наружный гонит внутреннего, ветхий нового, плотский духовного.

Но что Писание глаголет? Как защитить внутреннего от наружного научает? Изжени, говорит, рабу и сына ея; не имать бо наследовати сын рабынин с сыном свободныя (Гал.4:29:30), смири плоть, укроти страсти ее, умертви похотствования ее, уничтожь греховные наклонения ее. И сим не только внутреннего человека от погибели избавишь, вечного спасения причастником сотворишь, но и самую плоть свою, яко смирившуюся и под крестом очистившуюся, благословения Божия достойною учинишь. Ибо как Господь Агаре рабе Авраамовой, смирившейся пред господином своим и с послушанием исшедшей из дому его в пустыню, обещал временное благословение, обещал восставить и умножить семя Исмаилово в язык велий, в народ мног ради Авраама: подобно и плоти нашей, ежели она, смирившись пред духом, покорившись повелению его, оставит ополчение свое против него, уничтожит страсти свои, умертвит похоти свои, кратко, очистит себя, Праведный Бог обещал восстановление, воскресение и прославление вместе с духом и ради бессмертного духа.

Итак, кто не хочет иметь таинственного, сокровенного, тесного союза с духовною, так сказать, невестою своею, с Божественною Премудростию, и чрез Премудрость, из уст Божиих исходящую, приобрести себе вечное спасение и прославление: тот пусть живет со внутреннею наложницею своею, тот пусть любит поврежденную, нечистотами растленную плоть и рождает с нею грех, тот пусть делает удовольствие ветхому своему Адаму и страстям его, пусть делает удовольствие и гордынею, и лихоиманием, и пиянством, и мерзким любодеянием, и другими беззакониями, пусть делает удовольствие, доколе не погиб еще вечною погибелию, которая неминуемо последует за плотскою порочною жизнию.

А кто из христиан истинно желает быть всегда в неразрывном союзе, яко в духовном браке, с Премудростию Божиею, чрез Премудрость же, яко истинную наставницу и верную помощницу, стяжать тесное соединение со Иисусом Христом, а чрез Него, яко Ходатая, с Самим Богом Отцом, и, соединясь с Триипостасным Божеством, участвовать в вечном блаженстве Его: тот непременно изжени рабу свою и сына ея, не наследит бо сын рабы сея с сыном Премудрости Божией, изжени, оставив долговременную привычку к ней, изжени, да Сам Бог мира освятит его, всесовершенна о всем, и всесовершен его дух, и душа, и тело непорочно в пришествие Господа нашего Иисуса Христа да сохранится (1Фес.5:23). Аминь.

Беседа III. О том, что в безводной пустыне, на земле, единый Иисус Христос есть довольный источник живой воды, жажду души утоляющей и от смерти избавляющей

И отверзе Бог очи ея, и узре кладязь воды живы: и иде, и налия мех воды, и напои отроча. Быт.21:19.

Всякий предмет мира сего имеет свое свойство, всякая вещь оказывает свои качества, и всякое место являет разнообразность. И человек к какому предмету обращается, таковое находит и свойство, на какую вещь взирает, такое усматривает и качество, в какое вступает место, таковую видит там и разновидность. Обращается ли к солнцу, усматривает блистательнейшее сияние лучей его; прикасается ли к огню, ощущает теплоту и жжение его; взирает ли на тьму, примечает помрачение очес своих; сводит ли знакомство с честным человеком, научается от него доброте души; дружится ли с нечестивым, познает потаенные пути нечестий и беззаконий; входит ли во град, находит великолепие, роскошь и довольство во всем; убегает ли в пустыню, видит уныние и недостаток. Поистине, куда человек обращает себя и на что устремляет взор свой, то находит, то видит и то часто в удел себе получает.

Агарь раба Авраамова, будучи выслана из дому его, по совету жены его Сарры, пойде в пустыню и заблуждаше в оной у кладязя клятвеннаго. Что ж обрела она в пустыне? Естественный плотский человек не может ничего другого обрести в пустыне, кроме недостатка, уныния и отчаяния. Оскуде у Агари вода из меха, отчего чувствуя она прискорбие и уныние, поверже отроча, сына своего Исмаила, под елию единою. И отшедши седяше прямо ему издалече, в таком расстоянии, якоже дострелити из лука: рече бо: да не вижду смерти детища моего, жаждою удручаемого: и седе прямо ему издалече: отроча же, будучи томим гладом и жаждою, воскричав, восплакася (Быт.21:14–16). Агарь поверже Исмаила, мать, будучи не в состоянии помочь детищу своему, оставила его: но Бог, Который о всем мире промышляет, Который никого без призрения Своего не оставляет, Который и самого естественного человека соблюдает, ожидая обращения его на духовную жизнь, – сей Великий и Милосердый Бог не оставил отрока Авраамова, не отверг его, не погубил его гладом и жаждою, а помог ему. Как? Бог, услышав глас отрочате от места, идеже бяше, призре на него, и посла Ангела Своего на вспоможение: и Ангел Божий, пришед, воззва Агарь с небесе, воззва в воздушном круге, и рече ей: Что есть, Агарь? Почто пришла в уныние? Не бойся: услыша бо Бог глас отрочища от места, идеже есть. Востани, и поими отроча, и ими рукою твоею его без всякого сомнения. Аз бо, тако рече в Лице Бога своего, аз не только соблюду его жизнь в пустыне, но и в язык велик сотворю его, народ мног произведу от него ради Авраама отца его. И отверзе Бог очи ея, и узре кладязь воды живы: и иде, и налия мех воды, и напои отроча. И бяше Бог со отрочатем, никогда не оставлял его Промыслом Своим, и возрасте, и вселися в пустыни, называемой Фаран, и бысть стрелец, имел искусство ловить птиц и стрелять животных. И поят ему мати его жену от земли Египетския (Быт.21:17–21), из тех стран, из коих и она была по роду своему, и после умножился Исмаил в народ мног.

На что мы ни воззрим из великих дел Божиих, на небо ли, на землю ли, на моря ли, на звезды ли небесные, или на другие какие части, видимый мир составляющие, и даже на самые малейшие; везде и во всякой вещи найдем и увидим мы неизреченную Премудрость Его, которой удивляясь, всегда имеем причину с Давидом Пророком Божиим восклицать: яко возвеличишася дела Твоя, Господи: вся Премудростию сотворил еси. Исполнися земля твари Твоея (Пс.103:24). Подобно, что мы ни прочтем из Божественного Слова Его, какое ни возьмем историческое повествование, во всяком слове и во всякой истории откроем таинственную сокровенность и духовное знаменование, которым восхищаясь, беспрестанно можем с оным же Псалмопевцем воспевать: яко возвеличишася дела Твоя, Господи: зело углубишася помышления Твоя, и слава Твоя. Муж безумен не познает, и неразумив не разумеет сих (Пс.91:6:7). Муж же, имеяй уши слышати, слышит, имеяй очи видети, видит, и имеяй ум разумети, разумеет. Муж мудрый всякое слово Божие на себя обращает и из всякой истории внутреннее означение выводит; он ко всему духовное состояние свое приноравливает. Всякое бо слово Божие не без намерения сказано, и всякая история не без пользы употреблена. Всякое в Священном Писании предлагаемое действие имеет свой наружный вид, имеет и внутреннее означение, заключает в себе исторический смысл и нравственное наставление. В Слове Божием и безводная пустыня, и Агарь, в пустыне заблуждающая, и сын, от жажды умирающий, предлагая историческое повествование, имеют и внутренние означения, духовные знаменования.

Какие же? Агарь есть живое изображение первого падшего человека, безводная пустыня есть выразительное начертание мира, сын ее есть образ всего плотского рождения, от Адама по падении происшедшего. Как Агарь, родивши незаконного от Авраама сына, сына дерзновенного, своевольного, такого, который обиду делал и самому законному сыну Авраамову, Исааку, изгнана была из дому Авраамова, пошла в пустыню и заблуждала в оной: так и первый человек, находившись в великолепном и обильном дому небесного Авраама, Господа Бога и Творца своего, живши в Раю Его, породил незаконного сына, учинивши волею своею духовное прелюбодеяние, падши по совету сатанину, породил незаконного сына, грех, сына своевольного, дерзновенного, такого, который оскорблял Величество небесного Авраама, Бога Отца, Господа и Владыку своего, который дерзновением своим неизреченную обиду причинил Сыну Его, существенному Наследнику Царствия и Рая Его, и, следовательно, весьма прогневил госпожу свою, небесную Премудрость; за что первый падший человек и изгнан был из дому небесного Авраама, из земного Рая. А куда человек пошел, будучи изгнан праведным судом Божиим из Рая, куда пошел с греховным рождением своим? В пустыню, в юдоль плачевную, в место печали и воздыхания, в жилище неразумных животных. Человек, яко отличная от прочих животных тварь, по сотворению Божию особенное имел и место для пребывания своего, особенное имел место, доколе отличался от них духовным благородством своим; а как скоро coгрешил, греховного сына породил, подобное действие их делам учинил, тотчас и в жилище их вступил, в пустыню их переселился и со зверями, с бессловесными скотами почти едино учинился. Что ж он в пустыне сей обрел, какое довольство получил? Поистине, никакого. Он, будучи изгнан из Рая и вступивши на землю плача, ничего на ней, кроме глада, жажды, уныния и отчаяния, не нашел. Мир сей, пустыня сия, яко жилище скотское, звериное, во всем имеет довольство для скотов, для зверей, для бессловесных животных; а человек, яко тварь разумная, бессмертного духа в себе имеющая, ничего в нем для духа своего не имеет. Рай земной, яко жилище, можно сказать, полудуховное, все нужное для духа человеческого имел, имел и свет Божий, коим просвещаться человек мог, имел и древо жизни, от коего вечно питаться мог, имел и источники вод, реки Фисон, Геон, Тигр и Ефрат, коими яко приснотекущими и живыми утолять жажду мог. А мир сей, пустыня сия, всех таковых выгод лишен, имеет же единые выгоды чувственные, для животных, имеет свет, но для чувственного зрения, имеет пищу, но для скотского тела, имеет питие, но во утоление единой телесной жажды. Земля сама в себе есть и суха, и груба; а единое небо есть оросительно, плодоносно и животворяще. Мир сей есть существо чуждое для духа человеческого и ничего не может доставлять ему; а единый Рай есть существа близкого к нему и всем может довольствовать его.

И так человек, будучи изгнан из Рая, ничего кроме жажды, глада, уныния и отчаяния не нашел на земле, в пустыне сей. Он видел, что всякое плотское рождение его, все сыны, рожденные греховным рождением его, долженствовали умирать от духовной жажды и от духовного глада, долженствовали умирать духовною вечною смертию, будучи лишены духовной, небесной пищи и небесного духовного пития. И притом, чрез дерзновенное падение свое, чрез своевольный грех свой потеряв силы и возможность довольствовать их духовными дарами небесного райского дома, оставлял их в оном бедственном состоянии, попускал им умирать от жажды и глада, с соболезнованием, унынием и отчаянием взирая на несчастное положение человеческого духа, попускал умирать им, со страхом и сам ожидая такового же конца.

Но в каких чувствованиях были плотским греховным рождением рожденные сыны, как они принимали глад и жажду, в пустыне с ними встретившиеся? Правда, многие из плотских человеческих сынов, будучи рождены уже в пустыне сей, в мире сем, в жилище скотов и зверей, и приобыкши к плотским склонностям их, к чувственной жизни их, всегда питаясь скотскою пищею и питием, забывали о духовной пище и о райском жилище, не чувствовали глада и жажды духа своего, пользуясь чувственным, для скотов приуготовленным довольством, думали, что и нет им ни в чем более нужды; каковое несчастное положение, заблудительное ослепление ума и ныне во многих примечается; тако думали они, и посему с дерзновением умирали от духовного глада и от духовной жажды. Однако были и такие из человеческих сынов, которые, воззрев на плачевную пустыню сию, познавали, что она не есть настоящее жилище их, которые, питаясь скотскою пищею и ни малого не находя в ней для внутренности насыщения, уразумевали, что сие насыщение не есть насыщение духа, а единого тела, и которые посему ощущали действительно недостаток в духовных дарах, ощущали глад и жажду духа своего. Ощущая же оный в полной мере, в высоком степени, в таком, с которого весьма ясно могли они видеть, что им от оной жажды и глада неминуемо должно будет умереть духовною, вечною смертию, тужили, скорбели и, как бы находясь с праотцем Адамом под древом познания добра и зла, горько плакали о бедственном состоянии своем, плакали, страшась приближающейся духовной, вечной смерти.

Что ж воспоследовало за сим страдательным человеческих сынов состоянием? Те несчастные люди, которые, нимало не чувствуя духовной жажды и духовного глада от недостатка духовной пищи, препровождали плотскую чувственную жизнь, препровождали в веселиях и утешениях мирских, умирали и телом, и духом, навеки погибали. Те же, напротив, из сынов человеческих, которые взирая на падшее состояние свое, мучились, скорбели и рыдали, не умерли навеки от глада и жажды, а получили истинное утешение и духовное довольство. Премилосердый Господь Бог, оставив обиду Свою, забыв оскорбление Свое, грехом Ему причиненные, утешил их. Небесный Отец, увидев сетование Адамово, уныние души его и отчаяние духа его, и услышав громкий глас плача как его самого и жены его, так и всех сынов человеческих, в них заключавшихся и с ними под древом познания добра и зла находившихся, гладом и жаждою истаевающих и умирающих, умилосердился над ними. Он послал к нему с небес, яко Ангела Своего, Божественное Слово Свое с радостною вестию. Сей небесный вестник, пришед к Адаму, в пустыне падения находившемуся, воззва его, тако глаголя ему: Адаме, что есть? Не бойся, не отчаивайся, услышал Бог глас внутреннего человека твоего от места, идеже ныне есть, от пустыни сея, от юдоли плачевныя. Ободрись, востани, поими всех сынов своих и руководствуй их своею рукою паки к райскому состоянию, к небесному жилищу. Аз паки рождение твое в язык велик сотворю, умножу и возвеличу, вознесу и прославлю.

А чтобы падший человек, слыша сей Божественный Глас, к восстанию возбуждающий, и видя слабость сил своих, не усумнился о возможности сего спасительного действия: то Премилосердый Господь Бог в ту самую минуту, когда чрез устное Слово Свое беседовал с ним, утешал его, возбуждал его к восстанию, в ту самую минуту отверз внутренние очи его, и он с радостию, с великим восхищением духа узрел кладязь воды живой, узрел кладязь в безводной пустыне; узрел кладязь, живую воду из себя испущающий, жажду духа утоляющий, алчущую душу насыщающий и всякую греховную мертвенность оживляющий; узрел кладязь и, почерпая из него воду живую, как сам пил и подкреплял силы свои, так равно напоевал и сынов своих, сынов алкавших и жаждавших. Что за кладязь узрел падший Адам по откровению Божию, в обетовании Слова Его? Сына Божия, во плоти человеческой явиться имевшего и в пустыне сей пребывать долженствовавшего, Иисуса Христа, Спаса и Искупителя миру всему. Он единый есть в сей безводной пустыне находящийся кладязь живой воды, жажду духа утоляющей и от смерти избавляющей. Он единый есть истинный источник вечного живота. Он единый есть истинный Свет, просвещающий всякаго человека грядущаго в мир (Ин.1:9). Он единый есть хлеб животный, иже сшедый с небесе, и коего аще кто снесть, жив будет во веки (Ин.6:51). Он единый имеет в себе и дает ту воду, юже пия человек не вжаждется во веки, а будет в нем источник воды текущия в живот вечный (Ин.4:14). Он единый в сей плачевной юдоли может падших человеков утешать, просвещать, насыщать, оживлять, спасать и прославлять. Не иначе ветхозаконные Патриархи: Адам, Сиф, Ной, Авраам, Давид и другие несколько ожили, восстали, ко вратам Рая пришли и ныне в Царствие Божие водворились, как верою взирая на Божественный источник сей, на Искупление Его, упованием почерпая живую воду из Него, воду чистого Богопознания и истинного Богослужения, и с любовию насыщая дух свой таковыми духовными упражнениями. Не иначе и ныне падшие человеки могут оживать, очищаться, просвещаться и освящаться, как чрез Него; не иначе могут грехи свои заглаждать, как в священной купели крещения омываясь; не иначе жажду и алчбу духа утолять, как от таинственной трапезы Его насыщаясь, телом и кровию Его питаясь; не иначе помрачение ума прогонять, как учением Его просвещаясь; не иначе освящение и прославление приобретать, как за священный крест Его хватаясь. Он единый есть путь ко спасению, и в Нем едином заключается живот наш.

Блаженны те очи, которые Богом отверзаются и ясно созерцают сей таинственный кладязь в безводной пустыне, для падших человеков явленный, жажду утоляющий и от смерти избавляющий. Блаженны те уши, которые сладчайший глас Спасителя своего слышат, слышат, что Он так зовет их к Себе: аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет (Ин.7:37). Жаждущии, идите на воду, и елицы не имате сребра, шедше купите, и ядите и пийте без сребра и цены вино и тук. Вскую цените сребро не в хлебы, и труд ваш не в сытость? Почто трудиться, собирать и не насыщаться? Послушайте Мене, и снесте благая, и насладится во благих душа ваша. Внемлите ушима вашима и последуйте путем Моим: послушайте Мене, и жива будет во благих душа ваша, и завещаю вам завет вечен, преподобная Давидова верная (Ис.55:1–3). Блаженны те души, которые, вняв сему Божественному гласу, с желанием яко элени текут на сии источники водныя, верою почерпают и со упованием пиют животную воду. Блаженны те сердца, которые, приходя к Нему и вкушая пищу и питие Его, не только утоляют внутреннюю жажду свою, но и ощущают сладость и утешение в духе своем, не только избавляются от духовной смерти, но и, укрепив оною небесною пищею силы свои, с надеждою идут к вечному животу и славе Божией. Они, будучи еще на земле сухой и грубой, приемлют на себя небесные животворные орошения. Они, будучи в безводной пустыне, в жилище скотов и зверей, получают райские излияния, обогащаются духовными дарами, святыми истинами, и Богоугодными добродетелями. Для них не только Царствие Божие восхитительно, но и самая пустыня, мир сей, изгнание из Рая, приятны; для них и пустыня есть Фаран, то есть, слава, яко место приуготовления к вечной славе. При кладязе живой воды, с Спасителем Иисусом Христом, везде им Рай. Блаженны таковые люди.

А, напротив, несчастны те люди, которые, сей таинственный кладязь видя, не видят, сладчайший глас Его слыша, не слышат и к Нему, будучи всегда зовомы, не приходят, живыя воды Его не почерпают, небесной сладости Его не вкушают, по пути истины Его не ходят, к Царствию Его и ко спасению своему не стремятся; а бродят туда и сюда по пустыне мира сего, бродят, из заблуждения в заблуждение ввергаясь, бродят, все земное вкушая, всем скотским питаясь и ничем не насыщаясь. Несчастны те люди, которые, всегда обходя, оставляя без примечания, или, что еще и горше, по неверию своему презирая единый чистый источник живыя воды, истинный духовный кладязь, вместилище небесных излияний, Иисуса Христа, Спаса мира, устремляются к мутным водам, к болотам и лужам, стараются утолить алчбу и жажду свою то богатством, тлению подлежащим, то честьми, яко вихрь скоро проходящими, то плотоугодием, объедением, пиянством и любодеянием, сопряженными с жестокими болезнями, стараются утолить сими; но не только сим скотским, нечистым питием не утоляют жажды, а еще более оною жаждою отягощаются. Наконец же, под тягостию мира сего ослабев и утомившись, умрут телом и погибнут духом навеки. Несчастны также и те, которые, не довольствуясь вещами мира сего, ищут насыщения и в познаниях, как до натуры, так и до религии касающихся; но ищут так, что или на натуре все свое здание утверждают, или едиными наружностями религии занимаются, занимаются, делая многоразличные из оных толки, производя споры и раздоры и причиняя зловредные расколы. И сии духовной жажды своей не утоляют и от вечной смерти не избавляют духовного существа своего. Ибо ни тщетная философия мира сего, философия, в едином и то ложном познании естества и в опровержении всего духовного состоящая, ни ложные, суеверные, по невежеству из религии извлеченные и на единой наружности основывающиеся умствования духовной жажды не утоляют и духа от погибели не избавляют. Все то, что есть чувственно, наружно, не есть духу нашему существенно и спасительно, разве только что будет тесно сопряжено с духовными упражнениями, как то, наружное Богослужение со внутренним, истинным.

Единый Иисус Христос, святая небесная истина, спасает нас; единая чистосердечная вера в Него восставляет нас; единое Божественное учение Его, без всяких собственных, кольми паче еще нечистых, ложных примесов, утоляет жажду и оживляет дух наш; единое тело и кровь Его, святые тайны Его, питают души наши; единые раны, крест и смерть Его врачуют грехи наши; единое Воскресение и славное Вознесение Его прославляют верующих в Него. Единый Иисус Христос есть животный источник, кладязь живыя воды, в пустыне мира сего для падших и изгнанных человеков. Имеяй уши слышати да слышит сие и да пользуется сим. Аминь.

Беседа IV. О том, что христианин весьма верно должен соблюдать обеты, небесному Царю данные при кладязе клятвенном, при купели Крещения

Сего ради наименова имя месту тому, кладязь клятвенный: яко тамо клястася оба. Быт.21:31.

Продолжая в присутствии вашем, благочестивые слушатели, приятное духовное упражнение, именно, объяснение некоторых мест Священного Писания, остановились мы по причине Праздничных дней на истории мужа праведного, веры и благочестия исполненного, Авраама, и остановились на тех стихах, в которых повествуется, что он, пришед в землю филистимскую к царю Авимелеху, поселился в ней по согласию оного царя и получил там от Бога радостный дар, сына Исаака.

Чувствуя же христианскую обязанность питать и себя, и других сею духовною пищею, паки намерен я продолжить оное упражнение, намерен продолжить, сердечно желая и вашего охотного соответствования, желая вашего как во храм Божий учащения, так и Божественному учению внимания.

Да споспешит Господь Бог всем нам силою благодати Своея в сем духовном упражнении; да поможет Духом Своим Святым и нам, недостойным служителям избранной Церкви Его, предлагати Слово Его, и вам, яко членам верующего собрания, принимати оное; да отверзет нам уста глаголати правду и истину Его, а вам слух слышати правду, а сердце любити истину. Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и причастие Святаго Духа как в сем упражнении, так и во всех делах наших, буди со всеми нами.

Начнем убо, братие, паки с охотой и удовольствием продолжение душеполезного, и посему радостного труда нашего. Что ж в продолжении Авраамовой истории Священное Писание предлагает нам? Оно предлагает, что когда Авраам поселился и утвердился на земле царя Авимелеха: то Авимелех, видя всегдашнее благословение Божие над ним, пришел в опасение, чтобы он со временем не притеснил его и семени его. И для сего в то время, когда Авраам сотворил велие учреждение по воскормлении Исаака, Авимелех, пришедши ко Аврааму с Фихолом воеводою силы своея, рече ему: Бог с тобою был, есть и будет во всех, яже твориши. Ныне убо кленися ми Богом, не обидети мене, ни семени моего, ни чад, ни внучат моих, ниже имене моего: Но по правде, юже сотворих с тобою, сотвориши со мною, так поступай со мною, живущим на моей земле, как я поступил с тобою, когда ты пришел ко мне. Подобно сотвориши и всей земли, идеже ты вселился еси на ней (Быт.21:22–23). На что Авраам тако рек: аз кленуся в сем и клятву мою всегда сохранять буду. Но и ты буди правдив ко мне, поступай не так, как прежде. Ты учинил неправду предо мною. И обличи Авраам Авимелеха о кладязех водных, которые ископал сам Авраам, и яже отъяша после отроцы Авимелеховы. Авимелех же, услышав сие, оправдывался пред Авраамом, тако глаголя: не ведех, кто сотвори тебе вещь сию, ниже ты ми поведал еси, ниже аз слышах от кого прежде, токмо днесь от тебе. И обещался быть впредь во всем дружественным. И Авраам, видя чистосердечие Авимелехово, памятуя прежние благодеяния его и желая навсегда иметь с ним мир, взя овцы и юнцы (тельцов) и даде Авимелеху, и завещаста оба завет (Быт.21:24–27), завет мирный. Сверх же сего постави Авраам еще седмь агниц овчих, постави единых, особенно. Что видя, Авимелех рече Аврааму: что суть седмь агницы овец сих, яже поставил еси едины, особенно? Что сие означает? Авраам же, ответствовав, рече ему: яко седмь сих агниц возмеши у мене, да будут ми во свидетельство, а тебе в памятник, яко аз ископа кладязь сей, и что он мне правильно принадлежит. Сего ради наименова имя месту тому кладязь клятвенный: яко тамо клястася оба: и завещаста завет у кладязя клятвеннаго, быть в мире всегда между собою.

Окончав же сей мирный договор, воста Авимелех, и Фихол военачальник его, и возвратишася в землю Филистимску. А Авраам, будучи уже уверен о безопасном владении сею землею, насади ниву древ у кладязя клятвеннаго и призва ту Имя Господа Бога Вечнаго, принес Ему на том месте искреннейшее благодарение и после того обита Авраам в земли Филистимстей при кладязе клятвенном дни многи (Быт.21:28–34). Вот такую историю объясняемое Священное Писание нам предлагает!

Но что предложенная история сия в духовном смысле изображает? Что она душеполезного представляет? О чем она нам, яко христианам, напоминает? Сия священная история весьма ясно изображает духовное каждого из нас состояние. Она представляет собственное наше внутреннее положение. Она напоминает нам, что и мы обитаем при подобном кладязе, при кладязе клятвенном, и при кладязе еще высшем и важнейшем, нежели Авраамов. Авраамов кладязь был кладязь чувственный, естественный, содержавший в себе воду, телесную жажду утоляющую; а важен был только потому, что они клялись при нем соблюдать мир между собою. Наш же, христиане, кладязь есть кладязь духовный, вышеестественный, содержащий воду, утолять жажду душ могущую, и кладязь такожде клятвенный, при котором клялись мы иметь всегда духовный мир.

Что ж это за кладязь, спросите вы, при котором мы обитаем, и при котором клялись мы иметь всегдашний мир, и с кем? Священная купель, купель крещения нашего, есть наш клятвенный кладязь, есть кладязь, при котором мы и доныне обитаем и при котором мы торжественно клялись. Пред кем клялись мы? Пред Богом, пред Всевышним Существом, пред Господом и Отцем своим; пред Тем, Который Сам в Существе Своем есть безначален и бесконечен, а относительно к тварям есть начало и конец всего, есть Творец и Вседержитель творения Своего; пред Тем, Который Сам по Себе вечно существует, в неприступном свете обитает, на всех тварей Божественный свет Свой изливает, все Всесильным дыханием Своим оживляет и Вездесущием Своим исполняет; пред Тем, Которого величественный престол окружают шестокрыльние Серафимы, многоочитые Херувимы и царственные Престолы, Которому с благоговением предстоят Силы, Господствия и Власти, и Которому со страхом и трепетом служат Начала, Архангелы и Ангелы; пред Тем, Которого хвалят солнце и луна, небо и земля, звезды и воды, птицы небесные и рыбы морские, звери и скоты. Пред сим великим, вечным, неприступным, непостижимым, благим, праведным, премудрым Богом клялись мы. В чем же клялись мы пред Ним? В том, чтобы иметь вражду со врагами Его и мир с возлюбленным Сыном Его Иисусом Христом, а чрез Христа – с Ним Самим.

Вспомни день крещения своего, представь все действия, произведенные над тобою служителем церкви во время священнодействия сего, вообрази, что с тобою происходило. Прежде, нежели ты приступил к сей священной купели, к источнику живыя воды, вопрошаем ты был чрез служителя Христова: отрицаешилися врагов Божиих, мира, плоти, и сатаны, и всех богопротивных дел их, отрицаешься ли пустых прелестей мирских, гнусных похотей плотских и злобных предприятий диавольских, отрицаешилися сатаны, и всех дел его, и всех ангел его, и всего служения его? Когда же утвердил ты сие требование клятвенным ответом, когда троекратно пред Триипостасным Богом сказал, отрицаюся: тогда второе учинено было предложение, именно, хочешь ли вступить в дружество со Христом, и чрез Христа, яко Ходатая Бога и человеков, вступить в мир с Самим Богом Отцом; тогда ты паки вопрошен был, сочетаваешилися Христу? И как скоро ты и сие клятвою подтвердил; как скоро рек: сочетаваюся: тотчас небесный Царь во область Свою тебе вступить попустил; тотчас принять тебя в состояние спасительного Искупления соблаговолил; тотчас возобладать кладязем клятвенным позволил, позволил в нем и омыться, и из него напиться, и всегда насыщаться. Слыша же твои клятвы и утверждения, при кладязе клятвенном, при священной купели произнесенные, и Сам Премудрый Господь Бог такожде Свои обеты учинил, обещал даровать тебе вечный живот, спасение и бесконечное блаженство. Се клятвенный кладязь каждого из нас! Кладязь, при котором клялся и обещался ты иметь твердый и неразрушимый мир с Богом: Бог же с своей стороны обещал водворить тебя в новую землю и в новое небо для препровождения вечного и блаженного живота и для наслаждения благами Его.

Блаженны мы, христиане, блаженны по сим Божеским обетованиям. Блаженны! Но ежели не преступники тех клятв, которые дали мы при кладязе клятвенном, при священной купели крещения. Блаженны! Но ежели то делом исполняем, что говорили словами. Блаженны! Но ежели действительно отрицаемся сатаны и всех богопротивных дел его и сочетаваемся Христу; ежели не препятствуем духу своему пить от воды кладязя клятвенного, не препятствуем пользоваться силою Духа Святаго, всегда на крещаемых от Бога, яко приснотекущего источника, изливаемого, не препятствуем разнообразными нечистотами плотскими и страстьми, которые суть не что другое, как отроки Авимелеховы, препятствующие внутреннему Аврааму наслаждаться дарами Божиими.

А что, сохраняем ли мы, христиане, данные при кладязе клятвенном обеты? Исполняем ли мы при купели крещения учиненные клятвы? Отрицаемся ли всегда сатаны и мерзкого, идолопоклоннического служения его? Сочетаваемся ли Христу? Даем ли свободу духу своему пить чистую воду, воду благодати Божией из источника Иаковля? С сожалением и с великим стыдом должно каждому из нас и помыслить о сем. Мы никак не можем дать подтвердительного ответа на то, исполняем ли мы клятвы и обеты, пред Богом при кладязе клятвенном изреченные. Ибо все мы, все до единого, после святого крещения согрешили, омыв грех водою благодати Божией, паки его волею своею породили, восстав силою Духа Святаго, паки в бездну ада пали, дав клятвы отрещися сатаны, паки с ним согласились и подружились, изрекши обеты всегда сочетаваться и быть в согласии со Христом, нарушили и от Христа отвратились, отвратились, любя похоти плоти, похоти мира и гордость диаволю, и творя дела их. Божественный Апостол Павел мог прежде всем нам сказать: сими, то есть, пияницами, прелюбодеями, сквернителями, лихоимцами, татями, и досадителями, лишенными Царствия Божия человеками некогда и вы бесте: но омыстеся, но освятистеся, но оправдистеся Именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего. Ныне же имеет причину паки нам вопить тако: уже убо отнюдь вам срам есть, яко ссоры, злобы, и тяжбы имате между собою. Почто не паче обидимы есте? Почто не паче сами лишени бываете? Но вы сами обидите, и лишаете, да еще братию. Вы сами и блуды творите, и притеснения причиняете, и пиянствуете. Или не весте, яко неправедницы Царствия Божия не наследят. Не льстите себе, не льстите себя тем, что вы крещены; и прежде крещенные, но ныне блудники, прелюбодеи, сквернители, пияницы, татие, хищницы, досадители Царствия Божия не наследят (1Кор.6:10, 11, 7–9).

Может святый Апостол нам сие ныне изрещи. Ибо мы водою благодатного крещения омылись, оскверненную прародительским грехом ризу убелили; но ныне паки белую уже ризу плотскими нечистотами, собственными своими грехами, осквернили. Мы чрез Иисуса Христа, Спасителя, Искупителя и Ходатая примирились с Богом Отцом и при кладязе крещения клялись иметь всегда сладчайший мир с Ним; но ныне паки дерзновенным своеволием своим мир с Богом Отцом разорвали, Сына Божия Иисуса Христа делами своими отверглись и с сатаною подружились. Мы в крещении просветились; крещение бо есть просвещение внутреннего существа; но ныне паки, убегая света Божия и любя адскую тьму, помрачились, помрачились умом своим. Так помрачились, что и помышляем, и говорим, и творим злое, богопротивное, сатанинское, так помрачились, что вместо просвещенных христиан должны паки называться мрачными и слепыми грешниками, буиими, несмысленными человеками, людьми во тьме и сени смертной сидящими. Мы освятились и оправдались в крещении; крещение бо Господне, крещение Духом Святым, есть правда и освящение наше: но ныне паки, поправ нечистыми ногами своевольного дерзновения своего святейшее таинство крещения, лишились силы его, силы освящающей и оправдывающей, паки, вдавшись в плотские нечистоты и в сатанинские дела, потеряли благодать Божию, чрез крещение восприятую, и отогнали от себя Духа Господня, по крещении на нас нашедшего и осенившего, и паки, нарушив данные клятвы, учинились весьма достойными того, чтобы Господь Бог отвратил от нас милость Свою и уничтожил те радостные обетования, которыми нас, яко чад и друзей Своих, наградить хотел. Мы ныне паки не друзья, но враги Божии, не чада, покоряющиеся Ему, но противники, идущие против Воли Его, не блюстители, но нарушители данных клятв. Всякий из нас при кладязе крещения клялся Богу быть в смирении, в повиновении, в чистоте, в воздержании и в других добродетелях, из веры и любви истекающих; всякий из нас клялся паче всего стараться о приобретении Царствия Божия. Но ныне сколько из христиан надменных горделивцев, непокорных рабов, нечистых блудников, помраченных пияниц, сребролюбивых грабителей, тягостных ростовщиков, злоязычных ругателей и других беззаконников. Все же сии не суть ли нарушители клятв, Господу данных, и не достойны ли гнева Его?

Без сомнения, христиане, всех таковых и ныне тайно, невидимо, внутренне изобличает Господь Бог; а в последний день явно, видимо пред хорами святых Ангелов и пред соборами праведных человеков изобличит в нарушении данных клятв, так изобличит, как изобличил Авраам Авимелеха в неправде отроков его. Совестно было Авимелеху, когда Авраам укорил его сим; но мог оправдаться тем, что по неведению его отроки его сие сотворили. Наши же уста заградятся, и язык умолкнет, когда только помыслим чем-нибудь оправдаться. Ибо что греховное ни творим, как ни согрешаем, редко по неведению согрешаем; большею же частию согрешаем волею своею, с намерением, употребляя власть дерзновенного своеволия своего. Постыдно, беззаконно и страшно нарушать присягу, Царю в верности данную. Постыдно и беззаконно преступать клятву в брак вступившим и пред всею церковию залог любви своей утвердившим. Постыдно и беззаконно разрушать союз дружества, между собою положенный. Кольми паче постыдно, беззаконно и страшно пренебречь и нарушить обеты и клятвы, пред Богом, Творцом неба и земли, Господом и Искупителем своим учиненные. Таковой дерзновенный поступок вечного наказания достоин.

И не избежим, ежели другими спасительными средствами не воспользуемся, потеряв силу святого крещения. Милосерд Господь Бог наш. Он для нас слабых и немощных установил и другие таинства. Как земной Авраам седмь агниц дал в дар Авимелеху во свидетельство мира: так и небесный Авраам, Отец всех верующих, седмь установил таинств, седмь даровал благодатных средств для приобретения мира с Богом, вечного живота и блаженства. Потеряли мы чрез действительное грехопадение свое силу святого крещения и Божественного миропомазания, но имеем еще для очищения и освящения своего таинства покаяния и причащения пречистого тела и дражайшей крови Христовой.

Воспользуемся убо, христиане, сими душеспасительными средствами, с духом сокрушенным и сердцем смягченным приступим ко Господу, да Он милостиво приимет нас; покаемся пред Ним чистосердечно и откровенно, да оставит нам грехи наши; с верою и любовию прикоснемся к священному огню тела и крови Христовой, да отымет беззакония наша и очистит греховные скверны наши. Сотворим сие, братие, да не погибнем, но, очистив ниву сердец от терния пороков, возрастим святые добродетели и поживем лета вечная при кладязе клятвенном. Живот бо крещенных и не согрешающих, да и согрешивших, но кающихся и на прежние беззакония не возвращающихся, живот причащающихся тела и крови Христовой и хотя напоследок дней клятвы, Богу данные, соблюдающих есть живот вечный. Аминь!

Беседа V. О постыждении нерадения новозаветных верующих о истинном Богослужении, происходящем из ревности ветхозаконных

Поими сына твоего возлюбленнаго, его же возлюбил еси, Исаака, и иди на землю высоку, и вознеси его тамо во всесожжение, на едину от гор, ихже ти реку. Быт.22:2.

Кто чистосердечно верует в Господа Бога своего и любит Его: тот истинно служит Ему и всем тем жертвует, чем только может. В чем ясным примером и сильным доказательством может быть праведный Авраам. После того, как Авраам утвердил мирный договор с Авимелехом царем при кладязе клятвенном, бысть по глаголех сих, Бог искушаше Авраама, испытывал видимо твердость веры его, для засвидетельствования оной прочим верующим и для примера всем человекам, искушаше его, и рече ему, Аврааме, Аврааме? Авраам в ответ рече: Се аз! Что Тебе угодно, повели ми. Господь же рече ему: поими сына твоего возлюбленнаго, егоже возлюбил еси, Исаака, и иди на землю высоку, и вознеси его тамо во всесожжение, иди на едину от гор, ихже ти реку. Что ж, не отрекся ли Авраам учинить сие? Никак! Авраам, не объявив сего требования Господня жене своей Cappе, не объявив, дабы она, яко слабейшая и нежнейшая в чувствованиях плоти, не воспрепятствовала ему в действо произвести сего, воста утро, весьма рано, оседла осля свое, поят же с собою два отрочища, и Исаака сына своего, и растнив дрова во всесожжение, расколовши и приуготовивши их для оного, востав иде, и прииде на место, еже рече ему Бог, в третий день. И воззрев Авраам очима своима, виде назначенное место издалече. Но дабы и отроки не были каким-нибудь препятствием в сем деле, то Авраам оставил их в отдаленности от той горы, на которой надобно было ему пожертвовать Богу сыном. Он рече отрокам своим: сядите зде со ослятем: аз же и детищ пойдем до онде, до того места, и поклонившеся возвратимся к вам. Взя же Авраам дрова всесожжения и возложи на Исаака сына своего, сам же взя в руки и огонь и нож, и идоста оба вкупе. Исаак, видя дрова, огонь и нож, но не видя жертвы во всесожжение, рече ко Аврааму отцу своему: отче! Се огнь и дрова, где есть овча, еже во всесожжение? На что Авраам таковой дал ответ: Бог узрит себе овча во всесожжение, чадо: шедше же оба вкупе, приидоста на место, еже назначил ему Бог: и созда тамо Авраам жертвенник, и возложи дрова, и связав Исаака сына своего, возложи его на жертвенник верху дров. И, исполняя требование Господне без всякого сомнения и недоумения, простре Авраам руку свою, взяти нож, заклати сына своего. Но Бог, Который видит внутренние человеческие расположения и приемлет намерения за деяния, послал к нему Ангела Своего, который пришед воззва и рече ему: Аврааме, Аврааме: да не возложиши руки твоея на отрочища, ниже да сотвориши ему что: ныне бо, из сего действия твоего, познах, яко боишися ты Бога, и во всем покорен Ему, и не пощадел еси сына твоего возлюбленнаго Мене ради. И воззрев Авраам очима своима виде, и се овен един держимый рогами в саде Савек, вол, запутавшийся в терновом кусте; и иде Авраам, и взя овна, и вознесе его во всесожжение вместо Исаака сына своего (Быт.22:1–13).

Вонмем, христиане, сему Библейскому повествованию, и устыдимся. Ревность ветхозаконных верующих о истинном Богослужении постыждает, и сильно постыждает нерадение и леность новозаветных относительно к сему священному действию, сильно постыждает небрежение наше относительно ко исполнению требований Господних. Воззрим на Авраама и почувствуем обличения совести своей. Господь Бог потребовал весьма великого жертвоприношения от Авраама, служителя своего, потребовал сына единородного и возлюбленного: но Авраам, яко верный сын Его, яко истинный любитель Его, яко покорный раб Его, не отрекся учинить сего. Без сомнения, плоть его противоречила духу его в сем деле; естественная любовь его к сыну противоборствовала Любви к Богу; что он имел единородного и возлюбленного сына, единого наследника и дому, и всему стяжанию своему, сие сердечное чувство сильно вещало ему: но плоть не могла победить духа его, естественная любовь любви духовной преодолеть была не в состоянии, чувство сердца не сильно было противиться чувству духа, внутренние расположения к сыну не превзошли расположений к Богу.

Авраам, ни на что не смотря, решился исполнить требование Господне, решился принести единородного сына своего Исаака Богу в жертву, во всесожжение, и вознес его на жертвенник, возложил на дрова связанного, и только что хотел заклать его, яко агнца, удержан был от сего Ангелом Господним. Так-то любитель Божий расположен бывает и должен быть тако расположен к Господу Богу своему!

Но так ли мы поступаем в служении Господу Богу своему? Весьма далеко от сего. Не было невозможно Аврааму оставить чистую естественную любовь к любимому предмету, к сыну своему, дабы удовлетворить чистой духовной любви к Богу. Нам же невозможным кажется ради единой любви Божией многочисленные виды нечистой плотской любви оставить, оставить самолюбие, миролюбие и любострастие, оставить честолюбие, любоимение и сладострастие, оставить славолюбие, сребролюбие и плотоугодие, оставить гордыню, неправды и всякую блудную плотскую нечистоту. Не было невозможно Аврааму вывести сына своего возлюбленного во угодность Богу из дому и вести на гору для жертвоприношения. Нам же кажется невозможным ради Христа и Господа своего выгнать из дому гордый вид, презрение к ближним, непомерную роскошь, необузданное мотовство, неправосудие, притеснение и грабительство, мздоимство, лукавство и обман, похоти плоти, страсти и самих блудниц; кажется невозможным все сие ради Христа выгнать из дому внутренности своей и вести дух свой по пути чистых Евангельских добродетелей, дабы взойти на гору спасения и вечного блаженства.

Не было невозможно Аврааму, приведши сына к жертвеннику, возложить его на дрова и простерть собственную свою отеческую руку на заклание его. Нам же кажется невозможным, отвлекши дух свой, возлюбленное духовное существо свое от всего мирского привести его к жертвеннику Господню, возложить на оный, заклать миру и плоти и посвятить Господу Богу своему во всесожжение. Мы не только внутренне не служим Господу Богу своему, не служим духом и истиною, не посвящаем духа и сердца своего на служение Ему; мы не только всякого житейского попечения не оставляем, когда, бесплотных Херувимов тайно образуя, животворящей Троице трисвятую песнь воспеваем, и когда Царя всех подъемлем, Царя, Ангельскими чинами невидимо окружаемого и носимого; но и самая служебная наружность наша оскверненна есть. Оскверненна есть. Ибо хотя и приходим во храмы, но без усердия, часто по единому обыкновению. Оскверненна есть. Ибо хотя во храмах и молимся, но не так, как должно, не там ум наш, где язык, да и самый язык единое слово изрекает Господу, а пять произносит к стоящим около него, и произносит всегда не только пустое, но и беззаконное, произносит или осуждение, или клевету, или ложь на ближнего своего. Оскверненна есть. Ибо приходим во храмы не во украшении души, не в благообразии внутренности, но, при совершенном безобразии духа и нечистоте сердца, во украшении только тела, в нарядах и уборах, которых настоящий конец есть весьма во многих не обычай, но соблазнение и прельщение других; а из сего и выходит то, что очень для многих как торжища и зрелища не суть места нравоучения, но развращения, так, к великому сожалению, и самые храмы не суть дома молитвы и истинного Богослужения, но дома соблазнов. Часто нечестивые христиане храмы, для беседы с Богом, для созерцания таинств и для христианского наставления учрежденные, преобращают в дома беззаконных своих свиданий. Что причиняет величайшее бесчестие святейшему и чистейшему христианству и неизреченный стыд христианам.

Постыдно христианам быть столь нерадивыми о истинном Богослужении и исправлении жизни своей, когда толико ревностны были ветхозаконные верующие и истинно служить Богу, и жить свято и праведно. Постыдно христианам мыслить и говорить, что неестественно и невозможно есть очистить сердце свое от скверн греховных, оставить пороки и беззакония и восприять христианские добродетели, отвлещи дух свой от мира и плоти, от увеселений мирских и похотствований плотских, и посвятить на всегдашнее Богослужение, на совершенное всесожжение, удалить себя от сонмища нечестивых и присоединить к собору благочестивых; когда естественно и возможно было Аврааму заставить сына своего Исаака оставить дом, имение и мать свою и идти на гору, возлечь на жертвенник и отдать себя на заклание и всесожжение. Постыдно христианам сие, а наипаче потому, что они больших благодеяний сподобились от Господа пред иудеями, пред ветхозаконными верующими. Ветхозаконные верующие видели Господа Бога своего в деле Сотворения Его и в различных иносказательных явлениях, в явлениях иногда благоснисходительных, а иногда страшных, с громом и молниею сопряженных, и чрез cиe праведный гнев Его изъявляющих: но христиане сверх Сотворения Божия видели над собою уже совершившимся другое столь же великое дело Господне, именно Искупление чрез Иисуса Христа Сына Божия, Искупление от греха, смерти и ада, от всей области сатанины. Ветхозаконные видели Господа Бога своего во образе и сени: но христиане невидимо везде сущего Бога своего увидели видимо, увидели не на небеси в громах и молнии, во огни, в шуме и свете, но на земле, в смиренном и кротком виде, в рабии зраце, во плоти человеческой, увидели от Духа Святаго, Второе Лице Божества, Сына Божия зачавшегося, от Пречистыя Девы рождшегося, с грешными человеками обитающего, из града во град ходящего и небесные истины проповедующего. Увидели Его наконец от многих презренна, поруганна и осужденна, плоть Его распяту, умученну и умерщвленну. Ветхозаконные видели Господа и Бога своего, яко Творца, Владыку, Судию, Мстителя за обиды, Наказателя дерзновенных грешников: но христиане увидели Творца, Господа и Судию своего Искупителем, Спасителем, Ходатаем, Врачом, Другом и Братом. Ветхозаконные видели Господа Бога своего в видимой натуре чудодействующего, чрез наказания из Египта их изводящего, чрез чермное море яко по суху проведшего, а Египтян в оном потопившего, воду из камене источившего и небесною манною их питавшего: но христиане увидели Господа своего во внутреннем собственном существе их чудодействующего, то награждениями, то наказаниями их к Себе обращающего, таинства совершающего, и чрез крещение к земле обетованной, к Царствию Божию путь отверзающего, воду не из камене, но из ребр Своих испускающего, и в гладной пустыне мира сего не небесною манною, но телом и кровию Своею питающего, и с нами по неложному обетованию Своему не в столпе облачне и в столпе огненне пребывающего, но Духом Своим нам соприсутствующего, что нам творить научающего, куда идти, чрез Него наставляющего, какие совершать дела показующего, оживить, просветить и освятить чрез слово, веру и тайны желающего и силы к тому сообщающего. Тако увидели мы, христиане, Господа и Бога своего!

Господь и Бог Отец чрез Воплощение возлюбленного Сына Своего Иисуса Христа, чрез крест и смерть плоти Его, ясно засвидетельствовал, что Он и в существе Своем, и в отношении к нам грешным и дерзким оскорбителям Его, есть высочайшая любовь, единая милость и благотворение. А когда Он есть любовь и любит нас, совершенно недостойных Его святейшей любви: то колико должны мы любить Его, яко Бога, Господа, Спаса и Благодетеля своего, и коль истинно обязаны служить Ему. Когда Единородный сын Его Душу Свою положил за нас, животом Своим жертвовал за грехи и беззакония наши: то как мы можем без стыда и без страха в чем-нибудь отказать Ему? Ежели бы Он потребовал от нас по Премудрому Провидению Своему или нашей собственной жизни, или жизни чад наших: то бы и в сем отрещися не долженствовало, то бы и сего неестественным и невозможным почитать не надлежало. Когда небесная истина, вечная любовь, Господь и Бог Иисус Христос плотию пострадал за нас: то кольми паче нам естественно и можно что-нибудь подобное претерпевать; как то часто претерпевали первенствующие христиане и радовались, нося язвы Господа своего на теле своем. Но Премудрый и Всеблагий Бог по великой благодати Своей без крайней нужды не требует сего от человеков. Требует же для служения Себе смиренного, от мирской рассеянности отвлеченного, в себя самого собранного и к Нему единому, яко источнику вечного живота, устремленного духа; а в жертву всесожжения хочет сердца чистого, а не блудного, искреннего, а не лукавого, добродетельного, а не порочного, и с долготерпением ожидает сего. Но мы, грешные человеки, нечестивые христиане, по ожесточению своему и того не посвящаем Ему на служение, не посвящаем, не радя о долготерпении Божии.

Воззрим, христиане, умными очами на Распятого Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, взойдем в самих себя, устыдимся хотя примера ветхозаконных, почувствуем нерадение свое, поревнуем им в искании спасения себе и исправимся. Пожертвуем хотя напоследок дней своих духом и сердцем Господу Богу своему, ежели не любя Его, то по крайней мере страшась последнего Суда Его, которым всякое нечестие осудится на вечное мучение.

Ты же, Господи Иисусе Христе, утверждение на Тя надеющихся, утверди в истинном Богослужении церковь, юже стяжал еси честною Твоею кровию. Аминь!

Беседа VI. О том, что что внутри или вне человека есть, то Бог и видит; а что Бог видит, на то таковое и определение полагает

И нарече Авраам имя месту тому: Господь виде: да рекут днесь: на горе Господь явися. Быт.22:14.

Порфироносный Пророк Давид, описывая Вездесущие Божие и представляя Всеведение и Всевидение Его людям безумным и развращенным, людям, Божественное Его Промышление отвергающим и всякие неправды творящим, говорит, всем громко во уши тако вопиет: разумейте, безумнии в людех, и буии некогда, умудритеся: Насаждей ухо, не слышит ли? Или Создавый око, не сматряет ли? Наказуяй языки и Учай человека разуму, не обличит ли? (Пс.93:8–10).

И поистине никто, кроме безумных и развращенных, не речет, яко не узрит Господь, ниже уразумеет Бог Иаковль (Пс.93:7). Для премудрых и разумных людей, для просвещенных христиан свята истина сия, что Триипостасный Бог везде есть, на всяком месте есть Господственное Владычествие Его, и что Он по сему святейшему Вездесущию Своему все видит, все знает, и на всякое разумных тварей действие Свое святейшее определение полагает.

Мудрые видят сие и опытом своим дознают, как то можно видеть на благочестивом и праведном муже Аврааме. Сей святый, Богу покорный и добродетель любящий муж, когда хотел принести единородного сына своего в жертву Богу, и когда Бог, удовольствовавшись единым намерением его, не повелел ему учинить сего: тогда он так уверился о Вездесущии Божием, о Всеведении и Всевидении Его, что не только чувствовал то, что Господь виде действие его и внутреннее расположение сердца его, но и самому месту тому, где хотел жертвовать сыном своим Исааком живому Богу, нарек имя, Господь виде, да рекут вси людие днесь: Господь на горе явися. За что тотчас услышал от Господа чрез Ангела подтверждение обетования, относящегося к Благословению Божию. Как скоро нарече Авраам имя месту тому, Господь виде: тотчас воззва Ангел Господень Авраама вторицею с небесе, глаголя: Мною Самем кляхся, глаголет Господь, его же ради сотворил еси глагол сей и не пощадел еси сына твоего возлюбленнаго Мене ради: воистинну благословя благословлю тя, и умножая умножу семя твое, яко звезды небесныя, и яко песок вскрай моря: и наследит семя твое грады супостатов, жилища врагов: и благословятся о семени твоем вси язы́цы земнии, занеже послушал еси гласа Моего. Услышав же сие, Авраам возвратился ко отрокам своим под гору, и воставше идоша купно все ко кладязю клятвенному, где прежде жил, и вселися паки Авраам у кладязя клятвеннаго, вселися, препровождая жизнь свою в вере и любви к Господу Богу своему, вселися, всегда памятуя, что Господь виде, видит и будет видеть все как наружные, так и внутренние деяния его.

Уверен был Авраам, что Господь, соприсутствуя ему, видел жертвоприношение его, расположение сердца его к Нему и все благочестивые намерения его. И мы все, возлюбленные братия, должны быть уверены, что Триипостасный Господь Бог по неограниченности и неизмеримости Существа Своего всегда и везде с нами есть, во всякое время и на всяком месте соприсутствует нам, и что Он по сему Вездесущию Своему все то видит, что внутри нас есть или что вне нас происходит, и все то знает, что мы помышляем, что мы говорим и что мы творим. Все мы должны быть уверены, что Господь Бог видит не только явные наружные деяния наши, но и самые внутренние расположения сердца, самые сокровенные намерения духа. Все мы должны быть уверены о сем. Уверившись же о Вездесущии Божием, о Всеведении и Всевидении Его, содрогнуться, ужаснуться и устрашиться должны, должны устрашиться, живо представляя себе то, что Бог в нас видит. Видел Бог во Аврааме ревность к истинному Богослужению, сердечное верование, принятие и исполнение Божественных повелений Его, и такую любовь к Нему, что он и сыном своим жертвовать Ему не отрекся. Что ж Бог в нас видит? Посмотри всякий в зеркало совести своей, перебери в сокровищехранительнице сердца своего все сердечные движения, все расположения духа, все намерения ума и все предприятия свободной воли и взгляни беспристрастным оком, не ласкательствуя самолюбию своему, не извиняя страстей своих, не потакая прихотям своим, взгляни на все деяния свои и увидишь, что Бог во всяком из нас видит.

Рассматривая свои собственные поступки и других поведение, чистосердечно должно признаться, что редко, весьма редко видит Бог в нас то, что бы Он хотел видеть; а большею частию видит то, чего Он видеть никогда не желает, и от чего Он всячески отвращается. Редко находит Господь Бог внутренность нашу храмом, для Него единого оставленным, на служение Ему единому посвященным, очищенным и украшенным. Редко находит Господь Бог, чтобы во внутреннем храме нашем стоял единый Образ Божий, чтобы в душе нашей было существенное изображение премудрости, святости, непорочности, кротости, благости, правды, чистоты, милосердия и любви Его. Редко видит Господь Бог, чтобы тело наше было спокойным домом для духа нашего, чтобы сердце наше было жертвенником, на котором бы всегдашнее совершалось священнодействие, беспрерывно приносилась жертва, не престая курилось духовное всесожжение, чтобы дух наш был лицем священнодействующим, молитвы, моления, прошения и благодарения возносящим Господу Богу. Редко видит Господь Бог, чтобы христиане, яко настоящие, истинные христиане, христиане, подобные древним, первенствующим, освободившись от обыкновенных дел и работ, собирались вместе, занимались чтением Священного Писания или других каких душеполезных книг, общественными силами старались о просвещении ума, о исправлении воли, о очищении сердца, о приведении в порядок чувств, о хорошем расположении желаний и всех естественных наклонений, и о усовершенствовании жизни своей. Редко видит Господь Бог, чтобы родители настоящею должностию своею почитали воспитывать детей своих во страхе Божием и в познании святого закона Его, а дети за честь себе ставили любить и почитать родителей своих, повиноваться им и слушаться их, чтобы начальствующие, яко отцы, пеклись о подданных своих, а подданные, яко покорные дети, служили им, и чтобы все человеки бескорыстно, движась единою любовию друг к другу, старались о пользе друг друга. Все сие весьма редко видит Господь Бог в нынешних христианах. Хочет Господь Бог видеть сие в верующих человеках и повелевает исполнять; но исполнения не видит.

А большею частию, и в большем числе людей видит Господь Бог совсем другое, противное. Господь Бог, соприсутствуя внутренности нашей, находит, что она не есть храм Его, храм Славы и Величества Его, но есть идольская кумирница, не на Богослужение, но на идолослужение употребленная, в которой поклоняются человеки чуждым богам. Господь Бог, соприсутствуя внутренности нашей и не нашедши ее храмом Своим, но идольскою кумирницею, не находит в ней и существенного Образа Своего; но находит разные идольские изображения, находит похоть плоти, похоть очес и гордость житейскую, на стенах ее изображенными; находит плотоугодие, миролюбие и честолюбие, в сердце и чувствах людей напечатленными; находит образ скотский, образ мира сего, и образ диавольский; находит блудную похоть плоти, пустую привязанность к прелестям мира и тщетное занятие себя чинами и честьми. Господь Бог, соприсутствуя нам, видит, что тело наше по злоупотреблению воли нашей есть не что другое, как темница, заключающая в себе духа и связывающая его узами похотей своих; видит, что сердце есть жертвенник, но не Божественный, а идольский, на котором беспрерывное происходит сквернодействие, на котором скаредное творится жертвоприношение, на котором мерзкое отправляется всесожжение; видит, что дух есть лице действующее, но действующее не священно, а беззаконно, не Богу молитвы возносящее, а к миру, плоти и сатане ум свой возводящее, или чинам, или сребру и злату, или блудницам всем своим внутренним расположением жертвующее. Господь Бог, соприсутствуя нам, видит, что мы не только законно, по причине праздничных дней, но и беззаконно, по причине лености и нерадения, освобождаем себя от дел и упражнений телесных, и часто собираемся; но только собираемся не для чтения Священного Писания и нравственных книг, у иного и чрез всю жизнь книга в руках не побывает, а для пиянства, или для любовных свиданий, или для мотовства, чтобы всё свое содержание проиграть в карты; собираемся, но не для просвещения ума, а для большего помрачения его, не для исправления воли, а для большего повреждения ее, для расстройки чувств, для развращения нравов, для возбуждения худых желаний и худых наклонений. Господь Бог, соприсутствуя нам, видит, что родители должностью своей пренебрегают и не только страху Господню детей своих не научают, понятия о законе Божием им не внушают, но еще, живучи развратно, сами великие соблазны к многоразличным порокам и беззакониям им подают; а от сего самого ни почтения, ни уважения, ни любви, ни утешения в печалях, ни помощи в болезнях и старости от детей своих не видят и не имеют. Бог видит, что многие начальствующие не отцы, а притеснители суть, только то и знают, что ближнего несносно отягощают, покровительствовать же и защищать не умеют; от того-то и самые подчиненные в грех нерадения, уныния и лености впадают. Бог видит, что и всякий, любя собственность свою, только о собственном и печется, а о пользе ближнего нимало не помышляет, не помышляет о том, сыт или голоден, одет или наг, в покое или на открытом холодном воздухе 6лижний его; не помышляет о том, просвещен или невежда, праведен или грешен, честен или бесчестен, целомудр или нечист, воздержен или пияница ближний его; не только не помышляет и не печется о сем, но и того не уважает, что для подлой корысти своей и обнажает, и пищи, и пития лишает, и в помрачение, и в нечистоты, и в пиянство, и в другие беззакония ввергает ближнего своего. Господь Бог, соприсутствуя нам, видит всякого в своем собственном положении, одного бесчувственно пиянствующего, другого бесстыдно блудодействующего, третьего безмерно гордящегося, иного, яко бритву, злой свой язык на оклеветание и поношение брата своего изощряющего и сквернословящего, иного в буянстве, ссорах и драках пребывающего. Что в ком есть и что кто вне себя являет, все то Вездесущий и Всеведущий Бог созерцает. В ком есть добро, в том добро и созерцает; и какое оно именно есть, истинное или ложное, мнимое, чистосердечное или лицемерное, таковым оное и видит. Бог есть испытуяй сердца и утробы, пред очами Которого ничто утаиться не может, и самое сокровеннейшее пред ним явлено бывает. И в ком есть зло, в том зло Всевидение Его и обретает, обретает оное злом, хотя бы оно под какими видами добра ни было запутано. Пред Ним все обнаженно есть. Пред светом Лица Его маска всякого лицемерия спадает; от единого воззрения Его весь обман и всякое лукавство сокрывается; пред Святейшим Существом Его не может стоять, как единая святая истина, о добре и зле разумных тварей Его свидетельствующая, свидетельствующая истинно. Что видит она, то и свидетельствует; и вем, яко истинно есть свидетельство ея. На как Премудрый Господь Бог на добро и зло, в тварях Своих находящееся, взирает? Равнодушно ли все сие принимает? И одинаковое ли определение на сие полагает? Никак! Сколь различны суть добро и зло между собою, столь различны суть и определения Божии на добро и зло. Добро есть порождение Божие. Следовательно, оно единое есть приятно Всеведущему и Всевидящему Богу. Зло же есть чуждо Бога; зло от отца лжи проистекает. А посему оно весьма неприятно и отвратительно есть пред очами Бога нашего. Сколь отвратителен есть Богу сатана, первый противник Его; столь отвратительно есть и зло, яко существенное порождение сатанино, яко совершенно адское, темное, злобное излияние. И Праведный Бог как на добро со благоволением и любовию взирает, так всякого зла отвращается. Праведный Бог на добро благоволительное определение Свое полагает, отеческое благословение Свое ниспосылает, ниспосылает благословение и временное, и вечное: а на зло клятву налагает, осуждение изрекает, быть ему навсегда отлучену от Существа Его определяет. Праведный Бог в ком что видит, тому таковой и жребий назначает. В ком видит истинное добро, святую добродетель, чистосердечное любление Его, Бога, и ближних: того и во времени разными внутренними удовольствиями утешает, и многими духовными дарами награждает; тому и по смерти в вечности учинить обильное награждение обещает; того во всякое время внутренне тако о милости и щедротах Своих уверяет: воистинну благословя благословлю тя, и умножая умножу дары тебе, и награждая награжу тя Божественным светом, и вечною славою в бесконечном Царствии Моем. А в ком видит гнусное зло, и дерзкие пороки, дьявольские грехи и скотские беззакония; в ком видит неуважение Величества Его, притеснение ближних, неисполнение Воли Его, нарушение повелений Его и беспрестанную вражду с человеками; того и временно бьет, да исправится; тому и вечным наказанием, во тьму и на мучения заключением угрожает, когда не исправляется. И, без сомнения, над всяким нечестивым и злобным учинит сие, совершая святейшее Правосудие Свое.

Страшись, христианине, творить зло, ужасайся пороков, бегай грехов и беззаконий; а прилепляйся к единому добру, люби святую добродетель и твори ее, всегда помня, что Бог все видит, всегда помня, что Бог истинное добро вечным благословением награждает, а зло клятвою, осуждением и мучением наказует, всегда помня сие, держись добра и уклоняйся от зла, да во веки благословишься, а не накажешься. Аминь!

Беседа VII. О том, что безутешный плач плоти о лишении наружных предметов есть бесполезен и Богопротивен, а плач духа о потерянии духовных благ есть спасителен и Богоугоден

Прииде Авраам рыдати по Сарре и плакати. Быт.23:2.

Все то, что происходит в мире сем, встречается и с человеком, по плоти своей к миру сему принадлежащим. Вещи мира сего, птицы воздушные, рыбы морские, животные, скоты и звери земные, древа и травы прозябают и рождаются от семян своих, каждое по роду своему, растут и движутся, скорбят, засыхают и умирают от воздушных перемен. Все сие бывает и с человеком. И он рождается, растет, движется, болеет и умирает, будучи подвержен воздушному влиянию по клятве, на грех его наложенной. В мире сем разные бывают перемены, то день, то ночь, и день паки то ясный, веселый и приятный, то пасмурный, темный и неприятный. Все сие и с человеком случается. Случается с ним и приятное счастие, и неприятное несчастие. А посему бывают у человека и радость и печаль, и веселие и скука, и удовольствие и уныние. От счастия, от наружного благосостояния, и от здравия тела рождается в человеке утешение, а от несчастия, от болезней и смерти делается огорчение. И сему непостоянству мира все человеки подвергались и подвергаются за непостоянство праотца своего Адама, за то, что он, будучи сотворен совершенным, удостоен блаженства непременяемого, допущен к свету немерцающему, не сохранил сего Ангелоподобного состояния своего, а потерял его, во зло употребив волю свою и не послушав Воли Господней. Как скоро он пал, согрешил, заповедь Божию преступил: тотчас он из постоянного Рая в непостоянный мир сей выгнан был и подвергся всем стихийным переменам его по телесному, из стихий состоящему существу своему; а с ним, яко праотцем своим, подверглись и все человеки, и доныне подвергаются, подвергаются и нечестивые и благочестивые, и во тьме падения находящиеся и из оной тьмы чрез посредство слова и веры выходящие, и будут подвергаться до скончания мира. Доколе тленный сей мир будет: дотоле и непостоянство его продолжится. В тленном бо мире непременяемого блаженства и постоянной, всегда радостной жизни быть не может.

Из сего непостоянства мира не был исключен и самый, часто в продолжаемом нами изъяснении Священного Писания упоминаемый, праведный Авраам. И с ним, яко человеком по плоти к миру принадлежащим, и счастие и несчастие, и здравие и болезни, и довольство и недостатки, и приобретение и потеряние любимых предметов, встречались; а посему и радость и печаль, и удовольствие и неудовольствие, и утешение и огорчение, приключались. Когда он благословляем был от Бога плодоносием земли, тогда, без сомнения, утешался; а когда искушаем был гладом, тогда непременно чувственно смущался и огорчался. Когда он защищаем был от врагов и от всех нападений их, тогда веселился; когда же по попущению Божию отнята была у него жена его Сарра фараоном, царем египетским, тогда чувственно беспокоился и печалился. Когда Бог даровал ему законного сына Исаака от Сарры, тогда радовался; когда же лишился жены своей Сарры, тогда рыдал и плакал. Бысть житие Саррино, повествует Писание, лет сто двадесять седмь. И умре Сарра во граде Арвоце, иже есть в раздолии: сей есть Хеврон в земли Ханаанстей. Умре Сарра в Хевроне. Прииде же Авраам рыдати по Сарре и плакати (Быт.23:1:2), прииде из палатки своей в палатку Саррину.

И плакал Авраам, плакал праведный по супруге своей и подруге своей. Плакал праведный, но не так, как мы грешные плачем. Мы как радоваться, так и плакать не умеем. Праведные как радуются, так и плачут умеренно: а мы и радуемся, и плачем излишне. Праведные и радуются, и плачут о наружных вещах большею частию наружно, плотию, чувственно, без излишнего смущения духа: а мы и радуемся, и плачем о самых наружных вещах не наружно токмо, но и внутренне, с великим смятением души. Праведные, чувствуя отделение плоти от плоти, видя лишение друзей, отлучение ближних, скорбят плотию, чувствами, чувствуют скорбь в единой телесной части своей, в чувственной душе; а бессмертным духом не только не огорчаются, не унывают, но и утешаются, уповая на милость и щедроты Божии во всех обстоятельствах своих и препоручая себя Богу, Воле Его, во всех случаях. Мы же во всяком лишении, и в потерянии имения, и в отлучении чрез смерть друзей и сродников, и в отнятии чинов и честей, скорбим и плачем безутешно плотию, нежными чувствами; да при том смущаемся и беспокоимся и бессмертным духом своим, мучимся им, унывая и ропща на судьбы Господни.

Но от чего такая разность между плачем благочестивых и между плачем нечестивых, грешных? От того единственно, что праведные хотя плотию, чувствами, и занимаются наружными предметами, мирскими вещами, но сердца своего к ним не прилепляют, духа своего к ним не привязывают, а устремляют его, яко существо духовное, к единому Богу Духу, началу и концу своему: мы же, грешные человеки, пользуясь наружными вещами, занимаясь видимыми предметами, так к ним прилепляемся, что не только плоть и чувства, но и сердце и дух привязываем к ним. Плоть нечестивых человеков, яко непотребная блудница, не только сама, оставив Бога своего, единый любви достойный предмет, влюбилась в мир сей, во удовольствия его, и учинила духовное прелюбодеяние, но и существующего в ней разумного и свободного духа, древнего владыку своего, соделала невольником своим и невольным рабом как мира сего, так и духа адской тьмы. Дух человеческий, ослепив адскою тьмою разумность свою, охотно покорив плоти свободность свою, так поработился ей, что с нею едино сотворился, совершенно чувственною плотию учинился. Дух человеческий, покоряясь плоти, и в предметы мира так с нею влюбился, что, презрев духовное существо свое, забыв о бессмертии и вечном блаженстве своем и не помышляя о духовных вещах, занялся едиными чувственными, плотскими, земными вещами и пристрастился к ним. Дух человеческий, потеряв силы и способности жить и действовать духовно, сходственно с духовной сущностию своею, живет и действует плотски, чувственно, согласно с греховной плотию; мир сей почитает собственным жилищем, а блага мира истинными сокровищами своими, кроме которых как бы ничего более ожидать себе не мог. А посему, когда лишается их, лишается или богатства, или чинов, или здравия тела, или друзей: тогда плачет, смущается, огорчается. Плачет плоть о плотских предметах, плачет и дух; рыдает плоть о чувственных вещах, смущается и дух; огорчается плоть о том, что любила, о том же болезнует и дух; ибо то же самое любил, и так болезнует, что унывает, отчаивается и ропщет на жребий свой, так болезнует, что не только плача плоти духовным утешением не уменьшает, но и сам до безумия доходит, до такого безумия доходит, что или разум свой совсем помрачает, или здравие тела повреждает, или иногда и жизнь у плоти отнимает. Часто в таком положении и плоть, и дух у нечестивых человеков бывают.

Что ж, правильно ли они тогда поступают? Никак! Естественно плакать плоти и рыдать чувствам тогда, когда плоть лишается наружных предметов, ей удовольствие причиняющих – лишается или имения, или честей, или друзей. Но без утешения тут же страдать и духу не только не естественно, но и бесполезно, и Богопротивно. Духу страдать о наружных вещах неестественно. Ибо наружные вещи принадлежат только к плоти и пользуют плоть; а к духу ни малейшего отношения не имеют. Духу страдать о наружных вещах есть бесполезно. Ибо то, чего мы чрез смерть лишаемся, духу возвратить не можно. Духу страдать и огорчаться о лишении наружных вещей есть и Богопротивно. Ибо все то, что в мире сем ни случается, по всеобщему плану Божию бывает. А когда все по плану Божию происходит, и живот и смерть человека от Бога зависят: то кто противиться сему или быть недовольным может? Всякий верующий должен помнить, что все от Бога происходящее благо есть. Всякий верующий должен помнить, что и горькое, от Бога даваемое и посылаемое, есть лекарственно, целительно, спасительно, служит к очищению нечистот плотских и к возвращению тех совершенств и дарований, которые человеки в грехопадении своем потеряли.

Но то, к сожалению, беда, что редкие, и весьма редкие, на несчастия такими глазами взирают, редкие при наружных несчастных случаях состояние грехопадения своего воспоминают; а посему редкие печали и горести плоти в лекарства духу употребляют и ими пользуются. Повреждение человеческое столь велико, что о потере наружных вещей человеки плачут, плачут и плотию, и духом: плотию рыдают, а духом унывают; о потерянии же духовных вещей, внутренних совершенств, не только ни духом, ни плотию не плачут, но часто и не помышляют; так живут, как бы из духовных вещей ничего не было и потеряно. Многие из плотских человеков плачут и плотию, и духом, когда они как-нибудь теряют все свое богатство, и так плачут, что или с ума сходят, яко прежде бывшие безумные, безумным бо токмо свойственно есть так плакать о тленных вещах, чтобы и ум потерять, или, еще более, лишают себя и жизни; но о том не плачут ни духом, ни плотию, что они, взяв в Сотворении от Бога, небесного своего Отца, великую часть духовного имения, небесных сокровищ, внутренних даров и совершенств, не остались при Райском доме небесного Отца своего и не соблюли оных сокровищ, а отошли от оного на страну далече, отошли, удовлетворяя своему дерзновенному своеволию и не послушав Воли Божией, отошли от Триединого Бога к миру, плоти и сатане, и с сими духовными блудницами, яко блудные дети, творя духовное прелюбодеяние, любя их, прожили все, прожили блудно (Лк.15:12:13), прожили в великий вред себе, потеряли, прилепляясь к ним, и просвещение ума, и святость воли, и доброту сердца, и непорочность нравов, и чистоту склонностей и желаний, и нетление тела, и Богоподобие духа, и учинились совершенно скотоподобными и диаволоравными, скотскою только пищею питающимися и сатанинские дела, дела адской злобы совершающими. Многие из плотских человеков плачут и плотию, и духом, когда они, или по ложным клеветам, или и по своим делам, честей и достоинств лишаются, благородство теряют и в заточение ссылаются, ссылаются уже не господствовать, а работать: но о том не плачут ни духом, ни плотию, что они за Богопротивные преступления свои истинной чести и высокого достоинства лишены, лишены чадства Божия, отчуждены от настоящего благородства, благородства духа, выгнаны из Райского селения, яко в заточение, в мир сей, в скотское жилище, выгнаны не покоиться, а трудиться. Многие из плотских человеков плачут и плотию, и духом, сидя на гробовых камнях, плачут или по умерших родителях своих, или по супругах и сродниках своих, или по друзьях и приятелях своих, или о самих себе, о сиротстве своем, и плачут неутешно: но не плачут ни духом, ни плотию, всегда сидя на гробе мертвенной плоти своей, нося на себе со дня падения вместо черного, печального одеяния, кожаные ризы, скотскую тленную плоть; не плачут о том, что в сем плотском гробе, в сей земляной могиле, погребен умерший грехом, бессмертный по существу дух, и что лишились они навсегда, по причине смерти духовной, и небесного Отца своего, Бога, и дружественного сожительства с Ангелами и со всеми святыми. Многие из плотских человеков плачут и плотию, и духом, когда или из отечества своего высылаются, или из столиц, от царствующих градов отлучаются, или в совершенный плен к неприятелям отводятся: но не плачут о том ни духом, ни плотию, что высланы из небесного отечества, отлучены от духовной столицы, от царствующего града Божия, горнего Иерусалима, и сидят вне Божественного Рая, сидят на реках вавилонских, сидят в заключенных пределах блудного Вавилона, темного мира сего, сидят в действительном плену у мира, плоти и сатаны, яко внутренних врагов. Многие из плотских человеков плачут и плотию, и духом, когда они, потеряв все имение свое на сухом пути, теряют оное и на водах, теряют оттого, что корабль воздушными бурями и волнами морскими разбивается, и все сокровище их, последняя надежда временной жизни их, пропадает: но не плачут ни духом, ни плотию о том, что они, сами своевольно потеряв все духовное богатство, райское сокровище, ныне и последней надежды к возвращению потерянного и к приобретению спасения лишаются; не плачут о том, что корабль спасения их, корабль, исполненный внутренних сокровищ, корабль Искупления Христова, по благодати Божией нам сообщенный, сильными нападениями вражескими обуревается, в волнующемся житейском море колеблется, разбивается, разрушается, и все пропадает; а посему и упование иметь когда-нибудь жизнь вечную, блаженную, исчезает. Многие из плотских человеков плачут и плотию, и духом тогда, когда они по делам своим в темницы отводятся и во узы заключаются без надежды освобождения: но не плачут о том, что они по беззакониям своим и ныне уже в узах, во узах у мира, у плоти и у сатаны; а после смерти посаждены и заключены будут в темную, мучительную, адскую темницу, заключены будут навеки без всякого упования на освобождение из оной. Многие из плотских человеков плачут и плотию, и духом, желая свободы или из темницы, или из наружного плена, или возвратиться в отечество и вступить в столицу: но не плачут ни духом, ни плотию о том, чтобы избавиться от адской вечной темницы, освободиться из духовного сатанинского плена, возвратиться в небесное свое отечество, вступить во град Божий, в горний Иерусалим, восприять свободный доступ к Богу и Отцу своему и удостоиться радостнейшего и дружественнейшего сожительства с Ангелами и со всеми Святыми и наслаждения с ними бесконечным Божеским Блаженством. Многие и из нас так поступают!

Однако доколе продолжится таковое ожесточение наше? Доколе не придем в чувство, ослепляясь прелестями мира? Доколе не познаем бедности, помрачаясь адскою тьмою? Доколе не увидим скотской, погибельной жизни своей, удовлетворяя похотям плотским и склонностям греховным? Доколе, сидя вне Рая, не восплачемся со Адамом? Доколе, обитая на реках вавилонских, не возрыдаем со Израилем? Доколе, раскаявшись, не возжелаем возвратиться к Небесному своему Отцу, в дом Его, в Царство Его, для наслаждения Блаженством Его? Ежели до конца жизни таковы пребудем, то будем уверены, что непременно погибнем. А ежели, очувствовавшись, плач плоти обратим на плач духа, плач о потере наружных предметов – на плач о лишении духовных сокровищ: то, без сомнения, спасемся. Сколь бесполезен и Богопротивен есть плач плоти, плач безутешный, плач о благах мира сего: столь спасителен и Богоугоден есть плач духа, плач о грехах, плач о приобретении внутренних даров, очищения, просвещения и освящения. Сей единый плач, внутреннее раскаяние и жаление о грехах своих, смирение духа о повреждении своем, сокрушение сердца о всей бедности своей – сей единый плач духа производит в человеке сильное желание и стремление возвратиться ко Отцу своему, рождает веру и упование, что Он по великому милосердию Своему не отринет его обращающегося, а примет, примет хотя в число наемников своих, и по силе упования сего заставляет его действительно идти к Нему; сей единый плач духа человеческого может преклонить на милосердие и Небесного Отца его и расположить ко принятию его не только в число наемников, но и в число возлюбленных чад Своих.

Восплачемся убо и мы, христиане, сидя на реках вавилонских, доколе еще в мире сем находимся; восплачемся, смиряясь духом, сокрушаясь сердцем, истинно пред Богом каясь и глаголя: Отче, согрешихом на небо и пред Тобою; восплачемся тако, да Он, умилосердившись над нами, с любовию примет нас, облобызает нас и причастными Божественной, вечной трапезы и Царствия Своего сотворит нас.

О! Когда бы всем нам, христиане, изгибшим тако обрестися, умершим ожить, и чрез сие сотворить для Триединого Бога, Творца, Искупителя и Просветителя нашего удовольствие, для Ангелов и Святых радость, а для самих себя вечное спасение. Аминь!

Беседа VIII. О том, что гробы мертвых суть памятники грехопадения человеческого

И утверждено есть село и пещера, яже бе на нем, Аврааму в стяжание гроба от сынов Хеттеовых. Быт.23:20.

Праведный Авраам, умеренно посетовав о потере друга своего, супруги своей Сарры, чувственно поплакав над умершим телом ее, скоро воста от мертвеца своего, воста, перестав плакать, и пошед к сынам Хеттеовым, между которыми жил, рече им: пресельник и пришлец аз есмь у вас, дадите ми убо стяжание гроба между вами, дадите место для погребения, да погребу мертвеца моего от Мене, да сокрою от глаз моих сей печальный предмет. Сынове Хеттеовы, услышав от Авраама таковое предложение, единодушно отвещаша ему глаголюще: ни, Господине! Нет! Ты не пресельник и не пришлец у нас; но ты еси царь от Бога в нас, великий между нами живущий князь; почему послушай нас: во избранных, в почтеннейших гробех наших погреби мертвеца твоего, никтоже бо от нас возбранит гроба своего от тебе, никто не откажет в сем тебе, еже погребсти мертвеца твоего тамо. Востав же Авраам поклонися народу земли, людям тоя страны, сынам Хеттеовым: и рече к ним Авраам глаголя: аще имате в души вашей, яко погребсти мертвеца моего от лица моего, ежели имеете намерение дать место для погребения, то прошу, послушайте мене, и рцыте о мне Ефрону Саарову. И да даст ми пещеру двоякую, сугубую, надвое разделенную, яже есть собственно его, сущую на части села его, находящуюся на поле его; Ефрон бо седяше, имел собственное место и жил посреде сынов Хеттеовых. Рцыте ему: сребром достойным да даст ми ю у вас в стяжание гроба. Что донесено было Ефрону. И Ефрон Хеттейский отвещав ко Аврааму рече слышащым сынам Хеттеовым и всем приходящым во град, глаголя: у мене буди, Господине, займи место мое, село или поле, и пещеру, яже на нем, тебе даю; пред всеми гражданы моими дах тебе, погреби мертвеца своего. И поклонися Авраам пред народом земли. Но, не хотя даром иметь земли, рече Ефрону во ушеса пред всем народом: понеже по мне еси, благоволишь о мне, то послушай мене, сребро села, или за поле сие, возми у мене, и погребу мертвеца моего тамо. Ефрон же рече Аврааму: ни, Господине, на что сие? Слышах, яко земля стоит четырех сот дидрахм сребра: но что было бы сие между мною и тобою? Чего стоит сие между приятелями? Ты даром мертвеца твоего погреби. И, послушав Авраам Ефрона, взял себе поле его, взял, но не даром. Он даде Ефрону сребро, еже глагола во ушеса сынов Хеттеовых, четыре ста дидрахм сребра искушена купцами, самого чистого. И бысть село, или поле, Ефроново, еже бе в сугубей пещере, лежащей лицем к Мамврии, село и пещера, яже бе в нем, и всякое древо, еже бе на селе, и все еже есть в пределех его окрест, все сие бысть Аврааму в стяжание, во владение пред сыны Хеттеовыми и пред всеми приходящими во град. И утверждено есть село, и пещера, яже бе на нем, Аврааму в стяжание гроба от сынов Хеттеовых. Получив же сие владение погребе Авраам Сарру жену свою в пещере сельней, на поле, в пещере сугубей, яже есть противу Мамврии, и яже есть Хеврон в земли Ханаанстей (Быт.23:1–20).

Погребе Авраам Сарру жену свою в пещере, предаде земле земную часть ее, исполняя обыкновение древних праотцов своих. Многочисленные языческие, идолопоклоннические народы весьма разные имели обыкновения в рассуждении погребения умирающих; одни, бальзамируя, разными ароматами умащая тела умерших, поставляли их в зданиях на поверхности земли, другие сожигали оные на кострах, третьи иным образом отдаляли их от глаз своих: но ветхозаконные Патриархи, от Адама и до Христа бывшие верующие люди, все те, которые в обещанного Богом Мессию веровали, пришествия Его ожидали, к истинной Церкви Его принадлежали, свое собственное состояние и Волю небесного Отца своего из Священного Слова Его знали, все сии, тела умерших своих отцов и сродников погребали, земле предавали, в землю с честию зарывали. И мы, новозаветные верующие, подражая им, такожде поступаем, все тела усопших христиан с молитвами и с подобающей верующим почестию погребаем, земле предаем, в пещеры зарываем.

А какие сему причины, что мы тела усопших тако погребаем, именно, земле предаем? Благоразумные ветхозаконные Патриархи имели весьма важные причины учредить таковое погребение телам разумных тварей, свободных человеков. Они, яко люди, приближенные к первобытному состоянию, не далеко в рассуждении времени отшедшие от оного, довольно ясно знали все обстоятельства, случившиеся с человеком. Они известны были, что первый человек получил начало свое от Бога, что душа и тело его созданы были от Него, что душа есть высшего, небесного, духовного существа, разумом и свободною волею, по примеру небесных жителей, святых Ангелов, одарена, а тело от земли взято, из четверочастных стихий сложено, из огня, воздуха, воды и земли совокуплено, и двигаться, и чувствовать, и по наклонению духа действовать способным учинено. Им открыто было, что первого человека не только душа, яко из небесного существа сотворенная, воспарена была к небесам, но и самое тело, из земли взятое, так было отвлечено от земли по утончению своему, что не только в земном Раю пребывать и нетленным быть могло, но и не умирая, по совершении состояния искушения, по окончании пути испытания, преселиться в небесные обители и возможность и способность имело. Они ведали, что сей великий человек, во зло употребив свободу воли своей, пал, согрешил, от Бога удалился, от святейшей Воли Его уклонился, и, удовлетворяя дерзновенному своеволию своему, к миру, плоти и сатане обратился; а чрез то паки земную часть свою к земле прилепил и земною, грубою, тленною учинил. Они видели, что и болезни телесные, и смерть, и тление произошли от греха его, от падения его, от преступления заповеди Господней, произошли от клятвы Божией, на грех, на непокорность человеческую наложенной. Они всегда памятовали и живо воображали оные первому падшему человеку от Бога изреченные слова: яко земля еси, в землю отъидеши; земля еси, и в землю возвратишися. И по сему самому определению Божию падшим человекам возвращаться в землю, установили они наружный обряд погребения, установили умершие тела предавать земле, установили в памятование падения человеческого.

И так гробы мертвых, вмещающие в себе кости и прах человеческий, суть очевидные свидетели гордыни человеческой. Могилы, сокрывающие в себе первобытную, увядшую и истлевшую красоту человеческую, суть неложные указатели на дерзновенное своеволие и непокорность человеческую. Гробницы, указующие места лежащих в земле усопших человеков, суть достоверные памятники грехопадения человеческого. Что мы действительно пали, что мы грешны, что мы бедны, что мы окаянны, что мы ничтожны, ничто так живо и существенно сего не представляет, как жестокие болезни, как раздирающие душу от тела страдания, как мучительная смерть тела, увядение телесной красоты, тление плоти, раздробление частей, гниение, кости и прах, гроб, могила и камень. Доколе человек живет в мире сем, живет, пользуясь временным счастием, живет, будучи сопровождаем честьми и славою; доколе человек окружен людьми, поклоняющимися ему и, так сказать, обожающими его, обожающими или из подлого ласкательства, или из корыстолюбия, желая что-нибудь получить от него, или из страха, опасаясь, чтобы он не притеснил их и чего-нибудь не лишил: дотоле он обманывает себя, дотоле он не видит себя, дотоле он никак не может приметить бедности своея. Как же скоро человек, будучи объят жестокими болезнями, повалится на землю, как скоро маска временного счастия спадет, и эхо мирской славы и чести начнет исчезать, как скоро и мучительные страдания, и смерть и тление будут на него нападать: тотчас будет он и падение, и бедность, и ничтожество свое познавать. Смерть и тление всякого научат, что нечем ему гордиться и величаться. Смерть всякого обнажает, обнажает, лишая его и богатства, и чести предков, и знаков достоинств, и пустых украшений одеждами, и самой телесной красоты. Смерть таковым человека представляет пред очи всякого, каковым он остался после грехопадения своего, представляет обнаженным райской красоты, потерявшим вечную жизнь, умершим и душою и телом. Гроб ничего не приемлет в себя, кроме тленного праха и мертвых костей человеческих. Могила, сокрывающая бренное тело, сказывает, что есть человек. Могила вещает, что человек яко трава, дние его яко цвет селный, тако оцветет (Пс.102:15), что всяка плоть сено, и всяка слава человеча яко цвет травный. Изсше трава, и цвет отпаде (Ис.40:6:7). Яко дух пройде в нем, и не будет, и не познает ктому места своего (Пс.102:16).

Изыдем убо и мы, бедные человеки, ко гробам, посмотрим на оные, и познаем бедность свою. Воззрим на смерть, тление, кости и прах, и почувствуем грехопадение свое. Вспомним, что и мы некогда также умрем, и смирившись исповедуем пред Богом и пред людьми ничтожество свое. Вообразим, что и мы скоро увянем, разрушимся, истлеем во гробе, в могиле, под камнем. Вообразим и содрогнемся о том, что мы, будучи столь ничтожны, и живем развращенно, живем в гордынь, в высокомерии, в непокорности, во лжи, в злобе, в гневе, в зависти, в грабительстве, в убивстве, в пиянстве, и в блуде, в постыдных разумному человечеству нечистотах. Вообразим и содрогнемся о том, что мы не только всей жизни своей не посвящаем на истинное богослужение и на добродетели, но и самые немногие, для приуготовления, для поста и для покаяния определенные недели проводим в беззаконном идолослужении, проводим, занимаясь развращенными зрелищами, пиянственными пиршествами, блудными делами, проводим в буянстве, в сквернословии, в ссорах и драках. А что истинно сие, тo для многих и здесь предстоящих может быть обличительницею следующая сырная неделя, которую они многократно с великою неблагопристойностию препровождали. Представим себе все безумные деяния наши и устыдимся скотоподобной жизни своей. Представим объядения и пиянства свои, пустые всегдашние увеселения и забавы свои, все мерзкие блудные нечистоты свои и устыдимся того, что мы так только живем, как и неразумные животные, что мы только едим, пьем, веселимся и исполняем похоти плоти, ни в чем не имея умерения, ни в каком грехе не отказывая себе и никакой страсти не делая насилия. Представим сие и устыдимся.

Ежели же мы, любя беззакония и всегда творя их, так приобыкли к ним, что по примеру блудных жен и самый стыд потеряли, потеряли стыд, усыпив совесть свою, внутреннего судию своего: то, вспомнив от юности все дела свои, представив всю нечестивую и богопротивную жизнь свою, устрашимся, устрашимся пред Богом Отцом, сотворшим нас, устрашимся пред Сыном Его Иисусом Христом, посредством страдания и смерти Своей искупившим нас, устрашимся пред Духом Святым, Который готов есть восставить нас, очистить, просветить и освятить. Устрашимся пред Праведным Судиею, Который приидет некогда, восставив мертвенную плоть нашу, обличить нас в нерадении нашем. Устрашимся, говорю, Воскресения мертвых и будущего Суда Господня. Ибо хотя мы плотию и умираем, истлеваем, на начала свои, на стихии разделяемся: однако не уничтожаемся, совсем не погибаем, плоть наша совершенно не исчезает. Счастливы бы нечестивые, никакого упования иметь не могущие, были; ежели бы они бытия своего совсем лишались, лишались, не получив ни награждения, ни наказания за дела свои. Но нет! Сего быть не может, сего не будет, несмотря на то, что они желают сего, а иные, может быть, впадши в неверие, и ожидают того. Правда, как скоро ныне человек умирает, тотчас персть его возвращается в землю, якоже бе, а дух возвращается к Богу, Иже даде его (Еккл.12:7), возвращается к Богу, восприяти по делам своим: однако и самая сия перстная, земле преданная, иссохшая и согнившая плоть совсем не пропадает, а хранится, не исчезает, но соблюдается. Ежели все в видимой натуре не пропадает, а блюдется на обновление, блюдется быть небом новым и новою землею, и все, совоздыхая с нами в работе тления, ожидает сего: то кольми паче сосуд, вмещающий в себе разумное и свободное существо, сохраняющий в себе бессмертную душу, не погибнет. Умершие тела наши как бы для того и в гробы полагаются, и в землю зарываются, дабы сохраниться им в оной до того времени, до коего будет Господу Богу угодно продолжить сию временной смерти нощь. Спите мертвые в мрачном земном покое своем, спите в гробовых хранилищах своих, спите до последнего дня: но не льстите себе, бедные, в похотях плотских и в сластях мирских живущие человеки ничтожеством своим. Всякого бо человека дух по смерти плоти живет, живет, или за добро награждаясь, или за зло наказуясь, живет, или радуясь и веселясь, или мучаясь и беспокоясь.

А будет также время, в которое и без действия в земле лежащая плоть его восстанет, воскреснет, обновится. Будет время, в которое, как весь мир по свидетельству святого Кирилла Иерусалимского1, очистившись огнем, омывшись огненною рекою, изменится, из грубого тонким, из видимого невидимым, из земного небесным учинившись, с невидимым, небесным, духовным миром соединится, дабы быть в жилище Святым, так и человеческая плоть, из начал мира сего состоящая, изменившись, лучшею сотворившись, тонкою, прозрачною, всюду проходною, нетленною и сильною соделавшись, восстанет, и с бессмертным духом своим соединится для всегдашнего пребывания с ним, и для получения того, что человек в жизни своей от Бога заслужил. Будет время, свидетельствует нам, яко верующим, и Божественное Евангелие, в которое Господь наш Иисус Христос, воплотившийся, распятый, воскресший и на небо вознесшийся, Искупитель мира, паки приидет на землю, приидет во всей славе Божества Своего, окружен светом, славою Своею, и Ангелами святыми (Мф.25:31), приидет судить живых и мертвых человеков. Сей великий Господь наш, Создатель неба и земли, воззовет Всесильным словом Своим всех, от века умерших, так, как Он в начале воззвал из небытия в бытие все вещи, рече только, и Быша; воззовет, да кость к кости приложится, да весь состав человеческий жилами свяжется, и да плотию облечется, и, соединившись с духом, оживет и восстанет; воззовет, да все, и праведные и грешные, предстанут пред престол Его, яко нелицеприемного Судии, и восприимут по делам своим. В то время Прославленный Богочеловек Иисус Христос последним решительным определением Своим назначит праведным идти с Собою в Царство Свое, а грешным – в темную область сатаны. И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный (Мф.25:46). Истинно будет сие.

А когда истинно сие: то, христиане, взираем на гробы, яко на памятники не только падения и смерти нашей, но и Воскресения плоти нашей, и страшного Суда Господня, воспоминаем чрез них не только грехопадение свое, но и восстание, и суд, воспоминаем чаще то, что мы плотию восстанем и строго судимы будем за беспутные дела свои. Представляя же сие и не упуская времени, исправляемся в жизни своей, препровождаем как следующую, от многих, недостойных имени христианского, на беспутства, на идолопоклоннические, пиянственные и блудные дела употребляемую сырную неделю, мы, яко христиане, препровождаем как ее, так и все продолжение жизни не в пиянстве, не в блуде, не в злобе, не в ссорах, не в драках, не в гордыне, не в неверии, но в вере, в любви к Богу и ближним, в воздержании, в чистоте, в смирении, в святости; тако поживем, да, когда восстанем от гробов своих, услышим от Господа Бога своего: приидите ко Мне благословеннии, а не отъидите от Мене проклятии (Мф.25:34:41), да восприимем живот вечный, а не смерть духовную, да внидем в Царство Божие, а не во ад сатанинский. Сия есть Воля Божия, и таково существо наше, чтобы мы все стремились к небесам, к получению духовных благ. Но что сие истинно есть, предложим в следующую неделю, в которую видеть вас так же во храм Божий собравшимися и слово Божие слушающими, а не по торжищам, и не по утренним зрелищам рассеянными, сердечно желаю. Аминь!

Беседа IX. О том, что всякий христианин, яко раб Божий, обязан от Господа устремлять духа своего, яко сына Божия, к небесному отечеству своему и сочетавать с Благодатию Христовою

И заклену тя Господем Богом небесе и Богом земли, да не поймеши сыну моему Исааку жены от дщерей Хананейских, с ними же аз живу в них: но токмо на землю мою, идеже родихся, пойдеши, и ко племени моему, и поймеши жену сыну моему Исааку оттуду. Быт.24:3, 4.

Как наружный земледелец, сеятель плодов земных, радуется и благодарит Бога своего не только тогда, когда видит при орошении небесном, при излиянии дождей, при благорастворении воздухов и при умеренной солнечной теплоте, посеянные плоды свои прозябающими, возрастающими, цветущими и созревающими; но и тогда, когда при сеянии своем находит землю мягкою и созерцает погоду хорошую, он и тогда надеется иметь довольную награду за труды свои: так точно и мы, духовные земледелатели, сеятели семени Слова Божия, не только тогда можем радоваться, когда при благодати Божией, при содействии Святого Духа, при помощи Спасителя нашего Иисуса Христа, увидим посеянные духовные семена в сердцах благочестивых слушателей прозябающими, возрастающими и созревающими, но и тогда должны утешаться духом своим, когда созерцаем и беспрепятственное сеяние, и благорасположенное слушание. Можно и должно благодарить Бога за то, и радоваться о том, что нам свободно можно говорить пред вами правду в священных храмах Господних, и что вы без отвращения слушаете истину. Можно и должно благодарить Бога за то, и радоваться о том, что, когда мы в сих священных местах трудимся, проповедуя Слово Божие, вы соответствуете оным трудам, многочисленно с охотою и с любовию в сии храмы Божии собираясь и Слово Божие слушая, и что, когда мы на духовную трапезу сию искренно от чистого сердца приглашаем, вы поспешно, не отговариваясь пустыми и ложными отзывами, на оную приходите, так, как и ныне бысте звани и приидосте. Должно благодарить Бога и радоваться о том, что есть в вас повиновение, есть в вас покорность зовущему гласу и принятие проповедуемого Слова. Ибо, видя сие, можно надеяться, что со временем, тогда, когда Господь Бог излиет духовную росу на сердца слушающих, ниспослет на них Духа Своего и коснется их теплотою животворящей силы Своей, тогда многие в пользу употребят проповедуемое Слово, покорятся ему внутренне, попустят ему возрасти, созреть и плод сотворить в сердцах своих. Можно надеяться сего по уверению Самого Бога нашего. Он бо в ободрение нас, слабых проповедников Слова Своего, так чрез Пророка Исаию рече о сем: Якоже аще снидет дождь или снег с небесе, и не возвратится, Дóндеже напоит землю, и родит, и прозябнет, и даст семя сеющему и хлеб в снедь: тако будет глагол Мой, иже аще изыдет из уст Моих, не возвратится ко Мне тощ, Дóндеже совершит вся, елика восхотех, и поспешу пути твоя и заповеди Моя (Ис.55:10:11). Можно надеяться, что такая будет покорность, и таково будет исполнение заповедуемого Богом во многих, яко рабах Господних, каково было в рабе Авраамовом. А сколь покорен был раб Авраамов, и к чему относилась покорность его, сие довольно ясно представляет нам изъясняемое Слово Божие.

Оно повествует, что Авраам, будучи стар, заматеревший во днех своих, и когда Господь Бог благослови Авраама во всех, рече рабу своему старейшему дому своего, обладающему всеми его, управляющему всем домом и всем имением его; рече ему: положи руку твою под стегно мое, приложи ее на бедро мое, и чрез сие учини тот знак, которым обыкновенно из давних времен свидетельствуется клятва низших высшим, рабов господам, учини сие, и заклену тя Господем Богом небесе и Богом земли, да не поймеши сыну моему Исааку жены от дщерей Хананейских, с ними же аз живу в них, да не сочетаеши сына моего с женами, между которыми мы живем, и которые, яко идолопоклоннические, суть и безбожны, неверующи, и нечестивы в жизни, блудны, порочны, развращенны. Но токмо на землю мою, идеже родихся, пойдеши, пойдеши в Месопотамию, в отечество мое, и ко племени моему, и поймеши жену сыну моему Исааку оттуду, поймеши жену, хотя истинной веры не имеющую, в заблуждение идолопоклонства по неведению впадшую, но не развратившуюся еще в жизни, способную быть, при премудром руководстве мужа, и в истинном Богослужении, и в добродетельном житии. Что действительно покорный раб Авраамов исполнил, как то мы после услышим о сем.

А теперь следует предложить в общее назидание наше о том, что, какие раб Авраамов имел обязательства от господина своего, такие точно и все мы, яко рабы Божии, имеем обязательства от Господа Бога своего. Как раб Авраамов заклинаем был от господина своего Авраама в рассуждении того, чтобы он сыну его Исааку не брал в жену из развращенных дщерей Хананейских, дабы чрез них и сын его не развратился и в вере, и в жизни, беседы бо и общения злые тлят обычаи благие: подобно и все мы, яко христиане, яко рабы Божии, которые должны быть верны Господу Богу своему, все мы клятвенно обязаны не сочетавать истинных сынов Божиих с нечестивыми дщерьми Хананейскими. Все мы, не только яко человеки, по долгу Сотворения нашего от Бога, но паче яко христиане, по долгу Искупления чрез истинного Богочеловека Иисуса Христа, с клятвою обязаны, да и сами мы при таинстве святейшего крещения клялись, не творить запрещенного брака возлюбленным сынам Божиим, не сочетавать их с идолопоклонническими предметами, яко со дщерьми Хананейскими. Но кто суть сии сынове Божии, и кто суть дщери Хананейские? Сынове Божии суть внутренние человеки, суть разумом и свободною волею одаренные духовные существа, суть бессмертные духи наши. А дщери Хананейские суть идолопоклоннические предметы, часто к великим нечестиям ведущие, именно: мир, плоть и сатана, похоть плоти, похоть очес и гордость житейская, миролюбие, плотоугодие и сатанинское своеволие. Хотя духи наши и обитают в мире, живут в падшей и тленной плоти, пребывают чрез всю жизнь сию в грубых земных телах: однако так соединять их с сими предметами, чтобы им быть едино с ними, сочетавать их духовным сочетанием, всем нам, яко верным рабам Божиим, от Господа Бога нашего не позволено, с клятвою запрещено. Господь Бог когда нас во Адаме сотворил, то и заповедь дал не вкушать от прелестных плодов мира сего: от всякаго древа, еже в Раи, и которое райскую в себе существенность имеет, снедию снеси, сказал Он, от древа же, еже разумети доброе и лукавое, от плодов мира сего, которые могут быть и благи и злы по употреблению, не снесте от него: а в онь же аще день снесте от него, смертию умрете (Быт.2:16:17). Господь Бог, в Сыне Своем пришедши в мир искупить нас, в том же Адаме падших, сию заповедь Господню преступивших, от плодов мира и плоти в противность Воле Божией по воле сатаны вкусивших, – пришедши в мир оживить нас, адскою тьмою помраченных, освятить нас, плотскими мерзостями и беззаконными делами осквернившихся, – пришедши, и все сие на кресте совершивши, заповедал нам чрез учеников Своих, чрез Божественных Апостолов, не сопрягать духов своих со дщерьми Хананейскими, с миром и плотию по воле сатаны. Господь Бог в небесном Откровении Своем именно сказал нам: не любите мира, ни яже в мире, аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем. Яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очес, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть (1Ин.2:15:16).

И мы, яко верные рабы Господни, непременно должны исполнить сие. Никто из нас, исполняя повеление Божие, не должен соединять духа своего с теми вещами, между которыми живем, не должен привязывать его к ним любовию, опасаясь, дабы не учинить с ними духовного прелюбодеяния, дабы не возлюбить их паче Бога, и дабы не впасть чрез них в духовное идолопоклонство. Плоть, мир и сатана таких свойств, сии дщери Хананейские таких расположений, что они всех тех, которые потеснее с ними соединяются, духовно сочетаваются, делают любителями своими и поклонниками своими, а от любления Бога и от служения Ему отвлекают. Плоть, мир и сатана, сии дщери Хананейские, когда уловляют людей в сети свои, привлекают в блудную любовь свою, занимают сердца их собою, тленною существенностию своею; тогда так очаровывают их, что делают их и от Бога, и от святых заповедей Его отдаленными, делают их и в вере нетвердыми, слабыми, а часто и совсем оной не имеющими, и во нравах развращенными, добродетелей не любящими, делают язычниками, не Богу, но им кланяющимися и служащими, не Волю Господа своего, но их хотения творящими, гнусные пороки и студные беззакония содевающими. Похотная плоть, преклонив людей к люблению себя, побуждает их быть пресыщающимися и пияными, в пиянстве же и воззрением, и сквернословием, и разнообразными телодвижениями, и самым делом блудодействующими, в плотских нечистотах ее валяющимися и сквернящимися, и чрез то не только душу, но и самое услаждающееся сими гнусными действиями тело убивающими. Прелестный мир, возобладав людьми, творит их или подлыми сребролюбцами, всякими неправдами богатство собирающими и ни на что, ниже на довольную себе пищу употребляющими, или беспутно уже роскошными, на греховные сласти богатство свое проживающими; творит их при самых малейших несчастиях весьма печальными, скорбными, унылыми, отчаянными, в счастии же чрез меру веселыми, только в то и для того живущими, чтобы разными играми, балами, зрелищами, гуляньями и потехами заниматься, заниматься, нимало не помышляя о Боге и никогда не помня о душе своей. Лукавый и злобный сатана, духовными адскими действиями своими привлекши людей в злую волю свою, уговорив их к повиновению себе, так надымает их или преходящими честьми, или тленным богатством, или гнилою красотою тела, или другими ничего не значащими наружными совершенствами, так надымает их сими, что они, забыв свое прежнее ничтожество и нынешнюю смертность, возносятся выше всего, мнят с сатаною очень много о себе, бунтуют с ним против Бога, противятся святой Его Воле, впадают в неверие и в многоразличные богохуления, впадают в совершенное о спасении своем нерадение, впадают в такое сердца охладение и ожесточение, что не только не любят ближних своих, но и притесняют их, грабят их, давят их, убивают их. Страшное бесчеловечие. Но неверующие только могут приходить в такое состояние. Плоть, мир и сатана, сии дщери Хананейские, всех ослепленных любителей своих, яко адские очаровательницы, превращают не только из верующих христиан в неверующих язычников, но и из разумных и свободных человеков в неразумных животных, в невольных, несмысленных скотов. Приведши же их в столь несчастное положение, не другим чем оканчивают печальное действие свое, как закланием сих бедных животных, духовным убиением, отнятием вечного живота, ввержением во тьму на вечное мучение. Нечистое бо к нечистому отходит, тьма во тьме сокрывается, диаволоподобные человеки с сатаною навеки во аде заключаются.

Всякий истинный христианин, яко верный раб небесного Авраама, истинного отцев Отца, всегда внимая Божественному гласу Его, непременно обязан духа своего удалять от мира, плоти и сатаны, удалять не относительно к месту, но судя по расположению; по месту бо все мы живем духом своим и в мире, и во плоти, и должны жить дотоле, доколе угодно будет Богу продолжить нить временной жизни; обязан удалять не от употребления некоторых вещей: плотским бо человекам нужны многие мирские вещи, как то: пища, питие, одежда и дом; от сего убо удалить себя совсем не можно, да к сему и от Бога не обязываемся; обязан же всякий удалять духа своего от злоупотребления оных вещей, от привязанности сердца к ним, от прелюбодейного любления их. Господь Бог никому не запрещает жить в мире, во плоти, так, как Аврааму между Хананейскими дщерьми, и пользоваться некоторыми нужными и безгрешными выгодами их; но заклинает не брать сих дщерей Хананейских в жен себе, заклинает не влюбляться в них блудно, не идолопоклонствовать им беззаконно, не прилеплять духа своего к ним.

Куда ж обязан христианин устремлять и обращать его? Без сомнения, туда, откуда он произошел, где его родина, где его настоящее отечество. Как Авраам рабу своему заповедал идти во отечество его и взять оттуда сыну его Исааку жену, сице глаголя: токмо на землю мою, идеже родихся, пойдеши, и ко племени моему, и поймеши жену сыну моему Исааку оттуду: так точно и всякому христианину есть Божие повеление устремлять духа своего к отечеству его, к племени его, и там совершать духовное сочетание. Но где отечество духа нашего? Поистине, не в плоти, не в мире, и не в стихиях мира сего; а на небеси. И на небеси не наружном, видимом, звездном; но на небеси невидимом, духовном, Божественном. От плоти, от мира, из стихий только плоть наша, тленное тело наше: а невидимый, в видимой плоти нашей живущий дух есть существа не земного, но небесного, не телесного, но духовного, не из стихийных начал состоящего, но от стихий отличного, высшего, тончайшего, разумного, свободного, бессмертного, Ангелоподобного, Богоподражательного. Посему отечество духа нашего есть на небеси, в Раю, в жилище святых, в селениях бесплотных Ангелов, в пресветлом Царстве Триединого Бога. Царство Божие есть его отечество, Ангелы суть племя его, сродники его по существу его, Триединый Бог есть Отец его. Там есть настоящее место для пребывания его. А что он ныне в мире, в грубой плоти, на земле между дщерьми Хананейскими и скотами, сему причиною падение первого человека. Грех его сверг его с земного небеси, неповиновение его выгнало его из Рая и учинило пресельником земным, и таким учинило пришлецом, который забыл совсем и о отечестве своем. Но небесный Авраам, не желая тварям вечного несчастия, напоминает рабам Своим в Слове Своем и о отечестве, и о роде духа их, и повелевает устремлять его туда. Он Сам, пославши возлюбленного Сына Своего к нам, явив Его во плоти нашей, заповедает нам сие сице глаголя: ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам (Лк.12:31). С чем согласуясь, и церковь наша вопиет нам: горе имеим сердца (Литург. Злат.).

Имеим убо, христиане, горе сердца, устремляем духа своего к небесам, помня, что там и род, и отечество наше. Возлюбим Бога, яко Творца и владыку своего, оставив порочную любовь к миру и плоти и возгнушавшись богопротивною дружбою с сатаною; возлюбим Бога, как в сии наступающие святые седмицы, так и во всю жизнь, в прежних грехах чистосердечно каясь, от новых прилежно остерегаясь, молитвами и постом от нечистых мыслей и желаний очищаясь; возлюбим Бога, всегда стремясь духом своим к Нему, памятуя, что наше житие на небесех есть: от онудуже и Спасителя ждем Господа нашего Иисуса Христа (Флп.3:20); возлюбим Бога, сердечно желая, да Он приимет дух наш с миром, в милость Свою, да сочетает и соединит его, яко с непорочною невестою его, с Божественною благодатию возлюбленного Сына Своего Иисуса Христа. Ищем сего духовного сочетания с Благодатию Христовою, которая единая может соединить духа нашего со Христом, чрез Христа привести ко Отцу, во Отце же, яко начале света, живота и блаженства соделать блаженным.

Кто убо из христиан хочет быть блаженным: тот не о гуляньях, не о пиянствах, не о нечистотах плотских, и не о зрелищах должен помышлять, но единственно о сем духовном сопряжении с Благодатию Божиею, при руководстве которой действительно можно научиться, как пожить добродетельно и умереть со упованием, и можно, без сомнения, паки возвратиться к небесному Отцу для наслаждения вечным блаженством Его. Сей есть совет Божий, сия есть заповедь господня, сие есть заклинание небесного Авраама. Кто есть истинный и верный раб Авраама сего, тот непременно должен послушать нас и покориться в святую Волю Его. И я без всякого сомнения верую, что всяк, иже знает Бога, послушает нас, а тот разве только не послушает нас, иже несть от Бога (1Ин.4:6). Аминь!

Беседа Х. О том, что всякий христианин, яко раб Божий, обязан искать сочетания с Благодатию Христовою без всякого сомнения, никаких не противополагая препятствий

Рече ко Аврааму раб: еда убо не восхощет ити жена в след со мною на землю сию, возвращу ли сына твоего в землю, от неяже изшел еси? Быт.24:5.

Человек со дня падения своего столь слабым как в телесных, так и в духовных силах учинился, столь недостаточным в деятельности соделался, что как скоро он к чему приступает и предпринять что-нибудь намеревается, тотчас о возможности произвести начинание свое в действо сомневается, тотчас говорит, могу ли я совершить сие?

Что точно встретилось и с рабом Авраамовым. Авраам посылает его в отечество свое, взять оттуда жену Исааку сыну его: а раб сомневается, пойдет ли оттуда невеста за сына его, и не будет ли он принужден отпустить Исаака туда? Авраам говорит: заклинаю тя Господем Богом, да пойдеши на землю, идеже родихся, и оттуду поймеши жену сыну моему Исааку: раб же рече к нему: еда убо не восхощет ити жена в след со мною на землю сию, возвращу ли сына твоего в землю, от неяже изшел еси, должно ли отпустить его самого в прежнее отечество твое?

Сие самое недоумение весьма часто объемлет и душу христианина, намеревающегося вступить на путь спасения, хотящего предпринять шествование к небесному отечеству, к Царствию Божию, и желающего сочетать духа своего с Благодатию Христовою. Премудрый и Всеблагий Бог призывает его к себе, заклинает его, чтобы он духа своего не сочетавал со дщерьми Хананейскими, с враждебным миром и с похотливою плотию, а устремлял его к небесам и сопрягал с благодатию Сына Его, со дщерию небесной Премудрости Его. И христианин, услышав милостивый и благоснисходительный глас Божий, призывающий его ко спасению, к небесному Царствию Его и к вечному блаженству, утешается, радуется, и показывает наружными действиями своими, что он готов покориться святейшей Воле Его и предприять спасительный путь. Но как скоро начинать ему должно оное душеполезное течение, как скоро вступить ему подобает в сей духовный подвиг, как скоро взять ему голубиные крылья духа своего, и полететь, и опочить в объятиях благодати Христовой надлежит; тотчас является мрак в душе его, восстает темная туча пустых сомнений, и там показуется страх, идеже несть никакого страха.

Лукавый враг духа нашего, злобный сатана, колико тщится привести в волю свою, сочетать с миром и плотию, обратить ко греху падших по совету его человеков: толико же тщится уклонить их от Воли Божией, отвратить от благодати Сына Его, уклонить от добра, и чрез то навеки погубить их. Он беспрестанно старается помрачать адскою тьмою своею внутренние очи их. Он, когда увидит христианина, при звуке гласа Господня просыпающегося от греховного сна, восстающего при внутренних побуждениях Духа Святого с беззаконного ложа и при руководстве Света Слова Христова хотящего выйти из мрачной, адской храмины его и взойти в благодатное состояние Искупления, тогда все средства свои употребляет к отвращению его от сего предприятия, тогда все адские оружия свои напрягает к устранению его, тогда разные хитрости вымышляет к удержанию его во грехе, во тьме, во власти своей, во аде, в погибели. Он тем, которые в сетях его запутались, тьму его возлюбили, неверию его предались, к нечестиям его уклонились, – он сим неверным вольнодумцам по-древнему клевещет на Бога их дерзновенно, прямо говорит, якоже первым праотцам в Раю, что, яко рече Бог, да не ясте от всякаго древа райскаго, почто запрещает то и то творит, для чего лишает делать себе удовольствие и угрожает за то смертию, вечною погибелию? Напрасно сие, не смертию умрете, ничего не будет за сие. Таковые глаголы вещает сатана вольномыслящим людям. И они, внимая льстивым словам его, безумно последуют совету его, от всего вкушают, всем ложно наслаждаются, и в горести сладость по ослеплению своему ощущают; а чрез сие не только к вечной погибели, к духовной второй смерти приуготовляются, но и во времени как в душе, так и в теле, как в уме, так и в сердце, как в воле, так и во нравах весьма расстраиваются и повреждаются.

Но христианину, тому, который несколько света Христова увидел, требования Воли небесного Отца познал, в истине словес Его уверился, – сему злобный сатана таковую клевету на Господа Бога изрещи не смеет, опасаясь, да не откроется злоба его. Всякому бо, сколько-нибудь верующему христианину можно уразуметь, что таковая, во внутренность его вкравшаяся, своевольная мысль есть сатанинское порождение, и тотчас можно отторгнуть ее. Сатана верующего христианина совсем другим образом уловляет. Он хотя и не представляет ему явно, что утешаться прелестями мира не грешно и делать удовольствие плоти естественно: однако и то, и другое, яко слабости человеческие, извиняет, и чтобы человек верующий пребывал в них, поощряет. Ежели же усматривает он, что христианин, не находя в них удовольствия, намеревается оставить привязанность к миру и любовь к плоти и хочет по увещанию Слова Божия устремлять дух свой к небесам, к духовным сокровищам: то он предлагает человеку немощи тела его, слабости сил душевных, и невозможность приобретать духовные блага, предлагает, таковую мысль в душу влагая: где тебе земному, плотскому, слабому возносить сердце горе, устремлять дух на небеса? А когда усматривает, что христианин, испрашивая помощи у Спасителя своего Иисуса Христа, начинает побеждать и слабость свою, немощи свои, силится, яко слабый птенец, подняться вверх: тогда сатана высшее и духовное противополагает препятствие, тогда он напоминает ему о недостоинстве его, о нечистоте духа его, о грехах его, и о величестве и святости благодати Христовой, тогда как бы так говорит он ему: ты нечист, мерзок, греховен, недостоин, как же ты мечтаешь, что пречистая и святая благодать Спасителева сочетается с духом твоим?

Сатана, враг духа человеческого, толико лукав, что когда христианина ко греху наклоняет, тогда милосердием Божиим поощряет, что Бог есть милостив и что Он все грехи простит, внушает; а когда уже кающегося грешника от благодати Христовой отвращает, тогда правосудием Божиим устрашает, тогда, что Бог есть праведен и каждому воздаст свое, по делам его, душе вещает, и многих, при самом предприятии стремиться в объятия благодати, остановляет. Многие из христиан, слушаясь такового гласа его, с рабом Авраамовым приходят в сомнение и говорят: еда и подлинно благодать Христова не восхощет идти на землю сию, и сочетаться с нечестивыми духами нашими? И так расстраиваются во внутреннем положении своем, что совсем оставляют предприятия и начинания духовных дел, оставляют намерения свои стремиться к небесам и сочетавать духа своего с благодатию Христовою, и помышляют паки возвратить духа своего на землю, идеже был, прилепить к чувственным вещам, во узах которых доселе находился.

Но в каких христианах может производить лукавый сатана таковое недоумение? Без сомнения, в таких, которые слабы в вере, не тверды в уповании, удобны страшиться подвига христианского, не начиная его, и которые, яко младые дерева, всяким ветром могут быть колеблемы. Как раб Авраамов, не пошед еще в Месопотамию, усумнился, пойдет ли невеста за сына Авраамова Исаака в Хананейскую землю: так и они, часто не учинив еще ни единого шага по пути спасения, не сделав еще никакого предложения благодати Христовой о духовном сочетании с духом их, не попросив и не пожелав сего, тотчас сомневаются, возможно ли нам получить сие, и угодно ли будет благодати Божией соединиться с нами недостойными? Слабые только в вере тако поступают.

А мужественные христиане сего не делают. Твердые в вере никаким противоположением сатанинским не могут быть приведены в сомнение и остановиться. Они верою своею побеждают и мир, и плоть, и сатану, и все лукавые его препинания. Они верою своею не только сии препятствия побеждают, не только прелести мира, похоти плоти со всеми притягательными влечениями их преодолевают, не только сатанинских внушений, отвращающих от благодати Христовой, не слушают: но ежели бы и Сам Спаситель наш Иисус Христос, по примеру жены Хананейской, отвергал их от Себя, яко недостойных, грешных, нечистых, неспособных сочетаться с пречистою благодатию Его, ежели бы и Он им сказал: несть добро отъяти хлеба чадом и поврещи псом, то бы вера их и тогда не ослабла, они бы и тогда не отчаялись, не уныли, не пришли в сомнение, не оставили предприятия и стремления своего; они бы, с дерзновением приступая к Господу, сказали с женою Хананейскою: ей господи, ибо и пси ядят от крупиц падающих от трапезы господей своих, и чрез сие принудили бы Господа таковое произнести им уверение, велия вера ваша, буди вам, якоже хощете (Мф.15:26–28), чрез сие действительно привлекли бы благодать в сочетание с духом своим. Сильная вера во Христа все учинить способна.

Что ж, неужели Премудрый и Всеблагий Бог, Тот, Который не хощет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти, Тот, Который Сам Собою не только никого не желает лишить благодати Своей, но и всякому Всего Себя готов сообщить, Тот, Который яко солнце сияет на злыя и благия, и яко роса дождит на праведныя и на неправедныя (Мф.5:45), – Сей, говорю, Праведный Бог неужели попускает оставаться слабым в вере христианам в отчаянии, в унынии и сомнении, неужели позволяет паки возвращаться христианам в землю свою, отдаваться во власть миру, плоти, и сатане, погружаться в прелести мирские, в похоти плотские, и в нечистоты диавольские, неужели не употребляет средств к извлечению их из сомнения и недоумения?

Нет! Он, яко Свет, никому не хочет быть во тьме. Он, яко Истина, никому не желает пребывать в заблуждении. Он, яко Руководитель, всякого готов извлещи из блата сомнения и из мрака отчаяния. Только бы наклонен был к сему человек, только бы предложил Ему сомнение, и не противился влечению Его. Как Авраам, услышав от раба своего предложение сомнения в рассуждении того, что пойдет ли жена за Исаака в землю Авраамову, и ежели не пойдет, то отпустит ли Исаака в страну тоя, не медля решил сомнение его и наставил его, как поступить. Он сказал ему на предложение его: внемли себе, да не возвратиши сына моего онамо. Сам иди туда; аще же не восхощет жена пойти с тобою в землю сию, чист будеши от заклятия моего, яко исполнивый повеление мое, точию сына моего не возврати тамо. Однако верую, что сего не случится. А Господь Бог небесе, и Бог земли, Иже поя мя из дому отца моего, и от земли, в ней же родихся, Иже глагола мне, и Иже кляся мне глаголя: тебе дам землю сию и семени твоему, Той послет Ангела Своего пред тобою, и поймеши жену сыну моему Исааку оттуду (Быт.24:6, 8:7). Подобно и небесный Авраам, отцев Отец, Господь и Бог, всем слабым в вере и сомневающимся о путях спасения христианам делает в Слове Своем весьма ясное наставление. Слово Божие везде представляет им запрещение Господне возвращать бессмертного духа, яко сына Его, в землю, прилеплять к плоти и миру, занимать миролюбием и плотоугодием. Оно говорит: не бывайте удобь преложни ко иному ярму, якоже невернии (2Кор.6:14), не порабощайте себя прелестям мира и похотям плоти, не отягощайте духа своего пороками и беззакониями. Кое бо причастие правде к беззаконию, или кое общение свету ко тьме? Слово Божие везде изображает повеление Господне устремлять духовное свое существо к тому жилищу, которое с клятвою от Бога обещано им. Оно говорит: о сем да воздыхаем, в жилище наше небесное облещися желающе (2Кор.5:2). Слово Божие даже уверяет, что Господь Бог не оставит их и в руководстве Своем, что Он не только послет им Ангела Своего, который всегда предъидет пред ними, но и Сам Духом Своим Святым будет с ними до скончания века. Он Сам глаголет: и се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф.28:20).

Слышим, грешные человеки, слабые христиане, сие Слова Божия уверение и не отчаиваемся, слышим и не сомневаемся, слышим и подвизаемся, подвизаемся, какие бы ни представлялись препятствия или от мира, или от плоти в подвиге нашем, течем, какие бы от сатаны ни полагались препинания на пути спасения, на пути, ведущем к Царствию Божию, на пути к благодати Христовой. Что убо речем к сим? Аще Бог по нас, кто на ны? Иже Сына Своего не пощаде, но за нас всех предал есть Его: како убо не и с Ним вся нам дарствует? Кто поемлет на избранныя Божия? Бог оправдаяй, кто осуждаяй? Христос Иисус умерый, паче же и воскресый, Иже и есть одесную Бога, Иже и ходатайствует о нас (Рим.8:31–34). Господь соприсутствует нам, и во всех путях наших, ежели пребудем в вере в Него, повелит предшествовать Ангелу Своему, при посредстве которого дерзновенно можем наступать на аспида и василиска, и попирать льва и змия (Пс.90:13), можем побеждать всю силу как видимых, так и невидимых врагов, препятствующих приближаться к благодати.

Всякий христианин, яко верный раб небесного Авраама, должен быть уверен, что он обязан от Господа Бога своего устремлять духа своего к небесам и искать духовного сочетания с благодатию Христовою, ни на какие не смотря препятствия, ни малейшего не имея сомнения, и ни в чем не находя для себя противоположений. Пусть мир восстает на него, пусть плоть воюет на духа его, пусть прелести мира вооружатся против него, и похоти плоти влекут его: но он не должен ослабевать, а с упованием ожидать, что Господь послет Ангела Своего, который предъидет пред ним, и утвердит его против них. Пусть сам сатана как хочет, так и действует на него, слабости ли его представляет ему или самое недостоинство его изображает ему: но он должен, не устрашаясь нападений его, начинать путь спасения и продолжать оный; обязан начинать, принося во грехах истинное покаяние, и продолжать, подкрепляя слабости сил как душевных, так и телесных духовною пищею, телом и кровию Христовою, и занимаясь всегда молитвами; обязан продолжать, веруя, что Господь Бог в вертограде истинных, сердечных молитв послет Ангела Своего, который утешит его и в самых жестоких искушениях и страданиях, от внутреннего креста происходящих.

Тецем, христиане, по пути спасения, пребывая в посте, в покаянии и в молитвах, тецем, да благодать Господа нашего Иисуса Христа приидет к нам, объимет нас и сочетается с нами, тецем тако, да постигнем сие. Аминь!

Беседа XI. О том, что благодать Христова сама приходит к нам для духовного сочетания и познается по существенным ее признакам

И будет девица, ейже аз реку: преклони водонос твой, да пию; и речет ми: пий ты, и велблюды твоя напою, Дóндеже напиются: сию уготовал еси рабу твоему Исааку: и по сему увем, яко сотворил еси милость с господином моим Авраамом. Быт.24:14.

Доколе человек в сомнении пребывает, решиться на что-нибудь или нет, предприять дело или оставить, сам не знает: дотоле он и слаб, и безуспешен во всех своих делах, а особливо в духовных, бывает. Как же скоро он, положившись на Волю Божию и призвав на помощь Божественную силу Его, решится действительно исполнить предприятое дело: тотчас совершает оное, и совершает с успехом, будучи наставляем, вразумляем и вспомоществуем небесным руководителем, посланным от Бога святым Ангелом, предшествующим пред ним.

Что весьма ясно можно видеть на верном и покорном рабе Авраамовом. Он доколе сомневался по своим собственным силам о предприятии дела и о возможности исполнения, дотоле не мог приступить к нему и совершить его: а как скоро, уверившись из слов господина своего о промышлении Божием, решился исполнить повеленное, тотчас познал и почувствовал не только то, что возможно исполнение дела, на него возложенного, но и то, кто именно должна быть женою Исааковою, и по каким признакам может он познать ее. Как скоро Авраам уверил его, что Господь Бог небесе, и Бог земли, обещавый дать ему и семени его землю сию, послет Ангела Своего пред ним: тотчас он положи руку свою под стегно, под бедро Авраама господина своего, в знак клятвы, и кляся ему о словеси сем, обещался исполнить повеленное. Тотчас взя десять велблюд от велблюд господина своего, и от всех благ его с собою: и востав иде в Месопотамию во град Нахоров. Пришед же туда, постави велблюды вне града у кладязя воднаго под вечер, егда исходят жены почерпати воды. И рече, моляся ко Господу Богу: Господи, Боже господина моего Авраама, благоустрой предо мною днесь, и сотвори милость с господином моим Авраамом. Се аз стах у кладязя воднаго: дщери же живущих во граде исходят почерпати воды. И будет девица, ей же аз реку: преклони водонос твой, да пию, и речет ми: пий ты, и велблюды твоя напою, Дóндеже напиются: сию уготовал еси рабу Твоему Исааку: и по сему увем, яко сотворил еси милость с господином моим Авраамом. Что действительно по благоволению Божию исполнилось. Бысть, прежде неже скончати ему глаголющу во уме своем, едва окончил прошение свое: и се Ревекка исхождаше, яже родися Вафуилу, сыну Мельхи жены Нахора, брата же Авраамля, держащи водонос на рамех своих. Бяше же девица доброзрачна зело: дева бе, муж бо не позна ея. И сошедши на кладязь, наполни водонос свой и взыде. Раб Авраамов, увидев ее, тече во сретение ей и рече: напой мя мало водою от водоноса твоего. На что она тотчас согласилась, тотчас рече ему: пий, господине, и потщася, и сня водонос на мышца своя, сня с плеч на руки, и напои его, Дóндеже напися. И еще рече: и велблюдом твоим налию, Дóндеже вси напиются. И потщася, и испраздни водонос в поило: и тече паки на кладязь почерпнути воды, и влия велблюдом всем. Человек же выразумеваше ю: и помолчеваше, да уразумеет, аще благоустрои Бог путь ему, или ни. И как она напоила велблюдов, а он познал, что ей должно быть невестою господина его, то он взя усерязи златы весом по драхме, взя серги, и два запястия на руки ея, весом в десять златниц (Быт.24:9–22), и подари ее сими вещами, как бы награждая ее за труд ее, а в самой вещи начиная дело свое. И начало сие было начало благое, было начало, скорым успехом, благим концом увенчанное.

О! ежели бы так поступал и всякий христианин в духовных делах, как поступил раб Авраамов в наружном деле своем; ежели бы всякий, оставив сомнения свои и никаких не страшась препятствий, начинал тещи по пути спасения, начинал стремиться к Благодати Христовой! То бы, без сомнения, всякий христианин скоро приобрел благодать Христову и удобно духом своим сочетался с нею, яко со дщерию небесной, Божественной Премудрости. Подтвердительно можно сказать, что во многих, или лучше, во всех, по имени христианах, а по внутренним порочным свойствам грешниках, лишение благодати Христовой и недостаток в плодах ее происходят от того, что они не начинают пути спасения своего спасительным покаянием. Подтвердительно можно сказать, что все сие зависит от маловерия христианского, от слабости упования на Господа Бога своего и от нетвердости предприятия продолжать духовный подвиг. Подтвердительно можно сказать, что мы и горды, и самолюбивы, и честолюбивы, и злобны, и завистливы, и сребролюбивы, и лихоимательны, и неправосудны, и пияны, и блудны, и делом, и словом, и помышлением, и желанием нечисты, порочны, греховны от того, – от того мы благодати Христовой лишены, а сатанинской власти порабощены, что нет в нас еще истинного познания адской, внутри нас, в сердце нашем находящейся тьмы и нет сердечного желания изгнать оную оттуда, нет деятельного покаянного начинания.

Поистине, братия моя, когда бы мы по примеру раба Авраамова действительно поверили, что начать дело спасения своего непременно надобно, что стремиться к благодати Христовой необходимо должно, и что как от тьмы избавиться, от греховных скверн очиститься, так обрести благодать Христову и сочетаться с нею духом своим очень удобно при помощи Господней, и начали сие истинным, сокрушенным, сердечным покаянием: то бы не только не были уже благодати Христовой лишены, сатанинской власти порабощены, в греховной нечистой могиле погребены, но давно бы, приобретши благодать Христову, были с нею сопряжены. За нами, христиане, стоит дело, а не за Христом. За слабостию веры нашей, за нетвердостию упования нашего, за нерешимостию и неначинанием нашим стоит дело, а не за недействием благодати Христовой. Нет действия благодати Христовой на нас от того, что мы не имеем сильного желания ко принятию ее. Не входит благодать Христова в нас от того, что весь внутренний, могущий ее вмещать сосуд наполнен гнилым, мерзким, отвратительным веществом, что вся внутренность наша занята грехами и беззакониями, и что мы едва ли когда помышляем о приобретении ее. Удаляется благодать Христова от нас, яко непорочная и пречистая дева потому, что мы, творя всегда духовное прелюбодеяние, удаляемся от нее, удаляемся к миру, плоти и сатане. Тогда только благодать Христова отрицается милостиво действовать на нас, когда мы дерзновенно отвергаем действие ее.

Что я говорю, отрицается? Нет! Она едва ли когда отрицается действовать на нас? Она всегда действует на нас, всегда движит нас, всегда побуждает нас к обращению, даже и тогда, когда мы по ожесточению сердца своего, по неблагодарности духа своего, по слепоте ума и по развращению воли своей дерзновенно отвергаем священнодействие ее. Она всегда действует на нас; а только не производит плодов своих в нас тогда, когда мы свободною, развращенною волею своею упорствуем и препятствуем действиям ее. Ежели бы благодать Христова престала действовать на грешных человеков, престала возбуждать их от греховного сна; то бы грешники никогда не обратились сами по себе на путь спасения. Благодать Христова престает действовать и оставляет грешников тогда, когда они, чрезвычайно занявшись злобою сатаны, влюбившись в адские свойства его, прилепившись к злым деяниям его, оставляют и самое состояние падения Адамова, в котором несколько веровать, уповать на Бога, плакать и воздыхать о грехах своих, желать и искать руководства к избавлению своему можно, а переходят в состояние адское, в состояние сатанинского ожесточения, в котором диаволоподобные человеки ни веруют, ни уповают на Бога, ни плачут, ни воздыхают о грехах, не только не ищут и не желают избавления от них, но и отчаянно бунтуют против всех, в святейшем христианстве имеющихся средств на сие, и за удовольствие почитают пребывать в них. На таковых, яко неспособных уже принимать действия благодати, перестает действовать она. Чего да сохранит Господь Бог всех нас.

Мы без сомнения должны веровать, что благодать Христова близка к нам, всегда подле нас грешных, и действует на нас, движит нас ко спасению, возбуждает в нас желание оного. И иначе быть не может. Что бо есть Благодать Христова? Благодать Христова есть не что другое, как невидимое, туне, даром, без всяких человеческих заслуг, производимое людям Сообщение Божественных, духовных даров. Бог Отец в сокровенном Существе Своем есть не что другое, как по свидетельству Иоаннову Любовь. Бог Любы есть (1Ин.4:8), Бог есть благость и милосердие, Бог есть вечный благотворительный Дух, Бог такого существа, что Он всегда готов и желает сообщать все блага Свои и Себя Самого тварям Своим. Бог Сын, превечно от Отца рожденный и во времени от Девы Марии восплотившийся, Иисус Христос есть тот Священнодействователь, чрез Которого благотворительность Существа Отча на грешных человеков изливается. Бог Сын, яко сияние славы Отчей и образ Ипостаси Его, будучи причастен благотворительности Отчей, яко Единосущный со Отцем, сообщает духовные блага человекам, человекам чрез Воплощение Его, чрез соединение Божества Его с человечеством, весьма тесно с Ним сопряженным. Самое же сие Божественное действие, самое Отчей благотворительности чрез Сына Его на разумных тварей без всяких их заслуг исходящее духовное излияние, излияние, и охладение сердца согревающее, и мертвенность духа оживляющее, и помрачение ума просвещающее, и упорство воли смягчающее, всю внутренность обновляющее, – сие излияние есть Благодать Христова, та, так сказать, пречистая и пренепорочная дева, к которой стремиться и с которою сочетаваться всякого христианина дух от Господа обязан, когда хочет быть навеки блаженным. И как Бог Отец, благотворительное Существо, везде есть и всегда готов сообщаться, как Бог Сын, превечно от Отца рожденный и в Отчей благотворительности существенно участвующий, во всякое время Духом Своим с нами есть: так и Божественная Благодать Его, обильное Отчей благотворительности излияние, излияние духовных даров, всегда при нас есть и готова сочетаться с нами. Только мы должны при ее же побуждениях, отрясши мрак души своея, оставив душепагубные сомнения и каясь в прежнем нерадении своем, решиться на то, чтобы начать путь к жилищу небесного Авраама, Господа и Бога своего, начать путь к истинному отечеству усыновленного Богом бессмертного духа нашего, начать путь для сочетания его с благодатию Христовою. И как скоро мы, решившись с верою и упованием на помощь Божию, пойдем к оному небесному граду, к горнему Иерусалиму, как скоро сотворим единое начало истинным покаянием, как скоро вступим на путь спасения, вступим хотя единым сильным желанием: тотчас увидим благодать Христову, во сретение нам исходящую, увидим еще вне града, при входе в него, увидим еще на пути, в мире сем, при чистых святейшего христианства источниках, увидим в самых Божественных таинствах, в употреблении их. Всякий христианин как скоро обратится ко Господу Богу своему: тотчас увидит благодать Христову, тотчас познает ее, тотчас почувствует силу ее, познает ее по существенным признакам ее.

Но какие существенные признаки, по которым можно познавать Благодать Христову, сие весьма нужно исследовать; нужно исследовать сие, дабы не ошибиться в познании ее и дабы не положиться на то, что не есть благодать Христова, и что не спасает, а погубляет. Великий таинств Божиих испытатель, святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов, говорит: возлюбленнии, не всякому духу веруйте, но искушайте духи, аще от Бога суть. Яко мнози лжепророцы изыдоша в мир (1Ин.4:1). Подобно и мы, христиане, должны сказать: испытывайте духовные действия, внутри вас совершающиеся, аще из благодати Христовой проистекают? Яко мнози суть духовные действия ложные. Как сам сатана часто преобразуется во Ангела светла (2Кор.11:14), хитря пред людьми и лицемеря: так часто и адские темные действия свои прикрывает видом духовной благодати; часто сатана такие производит действия, каковые производит и благодать Христова. Например: когда сатана, не могши удержать во грехах грешника, по благодати Христовой грехи свои восчувствовавшего, видит его кающегося и о грехах своих сокрушающегося: тогда уже не останавливает покаяния, опасаясь, да не будет познан, а приходит к человеку и утешает его так, как и самая благодать Христова. Но по чему познать, что сие есть действие сатаны, а не Христа? Первое потому, что сатана приходит утешать кающегося прежде, нежели Христос, приходит, не дав довольно поскорбеть и поплакать о грехах своих, не допустив во всей мере почувствовать греховную мерзость свою пред Богом, приходит и утешает, как скоро только начнет каяться человек. Второе потому, что сатана тотчас на сем покаянии, на покаянии устном останавливает христианина, он внушает ему, что довольно такового покаяния, и что он уже и теперь не есть, якоже прочие человецы, а ко внутреннему покаянию, совсем оставить грехи и беззакония, не допущает, возвышаться в святейшем христианстве, в духовных совершенствах препятствует, а чрез то к вечной погибели приуготовляет.

Подобно должно сказать и о ложном сатанинском просвещении. Когда он примечает, что христианский человек способен и наклонен просвещаться, ищет себе просвещения: тогда он, опасаясь, чтобы христианин не обрел и не прилепился к истинному просвещению, к просвещению Благодати Христовой, к просвещению Словом Божиим, обращает его к свету, но к свету не Божию, а мира сего, к свету не Христову, а своего собственного разума, и много упражняться в оном побуждает его, и так сим ложным просвещением занимает его, что он выше сего света никакого еще не желает, что он всякий другой высший свет отвергает, чтобы он был, сего не принимает, а единый свой разум, яко идола какого, обоготворяет, единым собою доволен бывает; чрез сие же неприметным образом и от Самого Христа, и от благодати Его, и от спасения своего себя удаляет.

Страшися, христианине, и убегай всего того, что тебя надымает, внутренне гордым творит, в собственность и самодовольство приводит, дерзновенное своеволие умножает, жажду к миру и плоти рождает; страшися сего, хотя бы иногда и казалось тебе сие духовным совершенством, действием благодати. Знай, что сие есть действие сатаны, во Ангела светла преобразующегося, а не благодати Христовой.

Благодать Христова, приходящая к христианским человекам и действующая в них, существенными признаками своими имеет, во-первых, то, что она хотя унывающего, скорбящего и сокрушающегося грешника и утешает, что Бог по щедротам Своим простит грехи его, обнадеживает; однако преставать тужить о грехах не позволяет, устным, словесным покаянием довольствоваться не попускает, а внутренне очищаться, самые грехи свои оставлять научает; да и сим внутренним совершенством своим гордиться не позволяет, но памятуя греховное ничтожество свое, всегда смиряться и пред Богом, и пред людьми заставляет. Благодать Христова существенными признаками своими имеет, во-вторых, то, что духовною силою своею очистив внутреннего человека, оживляет его, и так оживляет, что единое добро, и добро не мнимое, не лицемерное, но истинное, из единой чистой любви к Богу и ближним происходящее, творить его заставляет. Благодать Христова существенными признаками своими имеет, в-третьих, то, что она, оживив духа, действующим сотворив его, просвещает его, и просвещает не тем модным просвещением, каковым просвещаются ложные мудрецы века сего, не просвещением мира сего, и разума своего, но просвещением истинным, Христовым, из единого Слова Божия проистекающим, не гордиться, не противиться, не самовладычествовать, не своевольствовать, но смиряться, в мире и любви жить, покоряться Богу и предержащей Власти научающим. Благодать Христова существенными признаками своими имеет, в-четвертых, то, что она, очистив, оживив, и просветив дух наш Евангельским Светом, освящает его Духом Святым, и освятя соединяет с собою, и так соединяет, что она всякую жажду и духа, и плоти утоляет. Как Ревекка невеста Исаакова напоила водою не только раба Авраамова, но и велблюдов его: подобно и благодать Христова, яко духовная невеста бессмертного духа нашего, так напоевает верующих человеков чистейшими небесными водами, духовными дарами из Божественной сокровищехранительницы, из приснотекущего источника почерпаемыми и чрез Божественные таинства сообщаемыми, так, говорю, напоевает, что не только дух, разумное существо не алчет и не жаждет наружных предметов, но и самая скотская часть, чувственная плоть утоляет жажду свою, оставляет привязанность к мирским и плотским вещам, оставляет, вкусив также от сладостных плодов благодати Христовой.

Вот истинные и существенные признаки Благодати Христовой! Нет ничего вернее, как узнать благодать Христову, действующую в верующих, чрез то, ежели она научает самоотвержению, учит отвергаться себя самого, воли своей, разума своего, и охотно покоряться Воле Божией во всем, хотя бы то случилось нести тягостнейший крест и внутренне, и наружно. Единая благодать Христова учит сему; а сатана ни сам сего творить, ни других сему учить не может и не умеет.

Молимся убо, христиане, прилежно, да приидет сия Вседействующая Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и да будет со всеми нами ныне, и присно, и во веки веков. Аминь!

Беседа XII. О том, что всякий христианин, желающий сочетаться с Благодатию Христовою, охотно обязан отверзать двери внутреннего храма своего и принимать в оный приходящего Иисуса Христа

Гряди, вниди благословенный от Господа, почто стоиши вне? Аз уготовах храмину, и место велблюдом. Быт.24:31.

Святая церковь, в которую мы собираемся, сей Божественный храм, в котором мы предстоим, есть не что другое, как дом молитв, жертвоприношений, и учений. Сие освященное место есть дом Божий, в котором мы воссылаем к Господу Богу своему прошения и моления о своих как духовных, так и телесных нуждах, в котором мы приносим Господу Богу своему благодарения за все благодеяния Его, в Сотворении и Искуплении нам оказанные и ныне во всегдашнем Промышлении оказываемые, в котором мы совершаем бескровное жертвоприношение, предлагаем под видом хлеба и вина пресуществленные Духом Святым тело и кровь Христову, предлагаем во умилостивление Бога Отца, во отпущение согрешений живым и в вере умершим, и во усыновление христианских человеков, и в котором мы проповедуем святейшее и Божественнейшее учение.

Но какое мы проповедуем учение, о чем мы в сих священных местах говорим, какие произносим истины? Уверяю со Апостолом Павлом, что мы не другое какое учение предлагаем, как духовное, небесное, Христово, Божие. Поистине мы не другого кого проповедуем, как Христа распята, Иудеям соблазн, Еллинам безумие, самим же званным Иудеям и Еллинам Христа, Божию силу и Божию премудрость (1Кор.1:23:24). Мы проповедуем Иисуса Христа, Того, Который по великой благодати Своей сошел с небес, осенением Святаго Духа зачался, и нетленно от пренепорочной Девы Марии родился. Мы проповедуем Иисуса Христа, Того, Который яко человек возросл и духом и телом, пожил с человеками, учил их небесным истинам, возненавиден был от Иудеев, предан был Иудою учеником Его, осужден был от старцев на смерть, и посему распят, умучен, и умерщвлен был на кресте, яко на священном жертвеннике, ради нашего спасения. Мы проповедуем Иисуса Христа, Того, Который, чтобы взять на Себя грехи мира и пострадать для омытия их, соединил Божество Свое с человечеством, а чтобы прославить человечество, воскресил оное и вознес на небо ко Отцу Своему силою Божества Своего. Мы проповедуем Иисуса Христа, Того, с Которым все мы, яко с началом своим, должны соединиться, и, яко с духовным Женихом своим, должны духовно сочетаться, дабы участвовать в Божественном свете, в небесной славе, и в вечном блаженстве Его.

Сего Единого мы во всякое время проповедуем, и о сем мы все паче всего должны пещися, то есть, чтобы со Иисусом Христом соединиться, с Благодатию Его духовно сочетаться. А дабы всякому из нас, христиане, иметь успех в сем духовном деле, дабы всякому удостоиться духовного сочетания с невидимым Исааком, Сыном небесного Авраама: то всякий должен подражать гостеприемному Лавану, брату девицы Ревекки. Когда раб Авраамов, будучи напоен Ревеккою и имея намерение взять ее за Исаака господина своего, вопросил ее, чия она дщерь, и есть ли у отца ея место ему со пришедшими витати? Тогда она ответствовала ему, что она есть дщерь Вафуилева, сына Мелхина и Нахорова, и что есть у них место для пребывания, и много плевы (овса), и сена для велблюдов. И как скоро она, текши в дом матере своея, поведа по глаголам сим: тотчас Лаван родный брат ея, увидев усерязи и запястия на руку сестры своея, и услышав сия словеса ея, сице глагола мне человек: тотчас, говорю, тече Лаван к человеку вон из града на кладязь, и пришед к нему, стоящу у велблюд при кладязе, рече ему: гряди, вниди благословенный от Господа, почто стоиши вне? Аз уготовах храмину тебе и место велблюдам твоим. И человек благословив поклонися Господу, и рече, благословен Господь Бог господина моего Авраама, Иже не остави правды Своея и истины от господина моего; и мене благоустрои Господь, в дом брата господина моего, благословен Господь, Который по милости и верности Своей исполняет данные Аврааму обещания и меня прямо привел в дом родственников его. И сие рекши вниде в дом, и разседла велблюды; Лаван же даде плевы и сено велблюдам, и воду умыти нозе его, и ноги мужам, иже бяху с ним. И предложи им хлебы ясти (Быт.24:23–32). Вот как поступил гостеприемный Лаван с рабом Авраамовым, пришедшим во страну их с тем, чтобы избрать и взять невесту за Исаака господина своего.

Так-то, возлюбленные, и всякий христианин обязан поступать как с Самим Господом Иисусом Христом, яко духовным Женихом, так и со всем тем, что приходит со стороны Его и по благоволению Его. Всякий христианин, услышав от внутреннего вестника, Слова Его, что Иисус Христос есть духовный Жених его, бессмертной души его, а душа его есть невеста Его, обязан сам искать Его везде и во всем, обязан искать и на небеси, духом своим к Нему восперяясь, и на земле, сердцем своим пред Ним смиряясь, обязан искать и во свете Слова Его, беспрестанно оным пользуясь, и в сокровенности Таинств, во вся дни живота своего оных причащаясь. Всякий христианин обязан с верою искать Его, с любовию желать и ожидать пришествия Его, усердными молитвами просить Его, чтобы Он пришел к нему. Всякий христианин обязан, по примеру в Песнях Песней упоминаемой невесты, взывать к Спасителю своему Иисусу Христу, яко духовному Жениху и Другу своему, должен взывать сице с нею глаголя: кто даст Тя, Брате мой, ссуща сосцы матере моея? Обретши Тя вне целую Тя, и ктому не уничижат мене. Пойму Тя, введу Тя в дом матере моея, и в ложницу заченшия мя: тамо мя научиши, напою Тя от вина с вонями строенаго, от воды яблок моих (Песн.8:1:2). Всякий бы должен тако поступать, должен сам начинать путь спасения своего, должен сам искать и просить духовного сочетания со Иисусом Христом.

Но как мы так слабы, немощны, греховны, так привязаны к миру и плоти, что сами не только пути спасения не начинаем, не только духовного сочетания не ищем, и Господа своего Иисуса Христа о сем не просим, но и помышлять о сем не начинаем, что сие весьма нужно, и того не представляем: то по крайней мере должны тщательно пользоваться тою великою Божиею милостию, когда Сам Спаситель к нам приходит, когда Сам внити в нас желание объявляет, когда Сам в двери сердец наших толцет. Иисус Христос, прежде век от небесного Отца рожденный Сын, и напоследок дней воплотившийся от Девы Марии, и на кресте за грехи мира пострадавший, толикою исполнен к нам бедным человекам любовию, что Он, видя наши слабости, наши немощи, наши ко грехам привязанности, Он, видя помраченное забвение наше пришествия Его в мир грешников спасти, страдания Его, распятия тела Его и пролития пречистой крови Его, кратко, забвение дражайшей для всего человеческого рода смерти Его, Он, видя холодность нашу к Нему, беспечность нашу о искании Его, и о призывании Его к себе, и нерадение о приобретении спасения, Он, видя все сие и не хотя, дабы мы от нерадения своего погибли навеки, Сам приходит к нам, стоит вне внутренней храмины нашей и требует места у нас для Себя, для духовного пребывания Своего. Он каждого из нас внутренне вопрошает, есть ли место во внутреннем доме твоем для Меня, есть ли место, дабы Мне взойти и успокоиться в нем.

Блаженны те христиане, которые, спя до того времени во грехах своих, при сем вопрошающем внутреннем гласе просыпаются, просыпаются сердцем своим, и бдят так, что могут с истинною Господа нашего духовною невестою сице сказать: аз сплю, а сердце мое бдит, и слышу, что глас Брата моего ударяет в двери, слышу, что Он гласит: отверзи Ми сестро Моя, ближняя Моя, голубице Моя, совершенная Моя, яко глава Моя наполнися росы, и власи Мои капель нощных, отверзи Ми, яко Аз много пострадах тебе ради, ради искупления твоего. Блаженны те христиане, которые, внимая гласу Господа своего, ощущают и самую руку сего Брата своего, сквозе скважню (Песн.5:2:4) проходящую, ощущают силу Духа Его, внутренности сердца касающуюся, и опытом познают присутствие Его, познают трепетанием чрева, сотрясением тела, чувствием сердца, движением духа. Блаженны те христиане, которые, почувствовав таковое внутреннее ударение, тотчас востают отверзсти двери сердца Брату своему, восстают и встречают Его, каясь в медлении своем и изъявляя желание, сильное желание принять Его, восстают и встречают Его, имея полны руки смирны, и исполнены персты благовония, персты самого заключения (Песн.5:5), чувствуя от силы Духа Его во всем существе своем, противоборствующем всегда Ему, заключающемся от Него, благорасположенное переменение, чувствуя совершенную удобность и охоту ко принятию Его. Блаженны все таковые христиане!

Ревнуем и мы, братие, сему истинных христиан расположению. И мы все такожде обязаны, услышав глас Его вопрошающий, есть ли место, просыпаться от греховного сна, восставать чрез истинное покаяние, отверзать двери сердец своих и принимать сего дражайшего Гостя, обязаны принимать Его с охотою, дабы соединиться с Ним и сочетаться с святейшею Благодатию Его. Ибо внутреннее, гласом Христовым, Божественным Словом Его возбужденное желание принять в себя Христа есть начало спасения, есть приступ к духовному с Сыном Царевым браку, к сладостному со Иисусом Христом соединению, есть дверь, в которую входит Христос и начинает дело спасения внутри человека. Как естественный свет, видимое солнце, хотя всегда и везде светит; но сокровенную храмину тогда только лучами своими освещает, когда отверзаются окна ее, и лучи свободно во внутренность ее входят: так и вышеестественный Свет, Солнце Правды Иисус Христос, всегда светит, во всякое время и во все страны простирает животворящие лучи Свои; но во внутренность человека тогда только входит и освещает ее, когда человек добровольно отнимает завесу, сокрывающую Божественное сияние Его от внутренних очей его, прогоняет тьму, противоборствующую восхождению Солнца Правды во внутренности человека, и отверзает двери сердца своего. Видимое солнце, восходя само собою по установленному от Бога порядку, прогоняет тьму с видимого горизонта: но внутреннюю тьму, добровольно в себя принятую, надобно прогнать самому человеку волею своею, отвержением себя самого. А иначе она все будет препятствовать восхождению Солнца Правды Иисуса Христа на внутреннем горизонте человека.

Всякому из нас, христиане, должно прогнать тьму греховную, тьму страстей и пороков истинным покаянием, и отверзсти двери сердца, покоряясь гласу благовествующего Ангела Его, Божественного Слова Его. Как Пренепорочная Дева Мария тогда получила наитие и осенение Святаго Духа и восприяла в себя Сына Божия, плотию зачавшегося; когда, услышав Архангельский глас, благовествующий Ей о сем, поверила ему, покорилась Воле Господа Бога своего, рекла: Се раба Господня, буди мне по глаголу твоему: так и духовная христианская дева, бессмертная душа, тогда только увидит в себе Господа пребывающего и соединяющегося с нею внутренне; когда она, услышав Божественный глас Его, вопрошающий ее, есть ли место внутри нее для пребывания Ему, тотчас очистит истинным покаянием место, изгонит тьму и порождения ее, многоразличные беззакония, вервием сокрушения сердечного, и с сильным желанием, покоряясь Воле Его, отверзет двери сердца своего и речет: гряди, вниди благословенный Господи, почто стоиши вне? Аз уготовах Тебе внутреннюю храмину. Гряди благословенный во Имя Господне.

Что да совершит Господь Бог со всеми нами и во всех нас. Аминь!

Беседа XIII. О том, что верные рабы Господни прежде всего должны исполнять Волю Божию

Не ям, Дóндеже возглаголю словеса моя. Быт.24:33.

Человек есть существо, как по разумной и свободной душе, так и по чувственному телу, деятельное, беспрестанно действиями занимающееся, и без действий быть не могущее. Но как человек по силе разума своего имеет способность рассуждать, что добро и что зло, а по свободной воле избирать из двух лучшее: то он и должен действовать всегда с рассуждением, должен всегда одни дела творить, а другие оставлять, как то, добро в действо производить, а зла убегать; да и из самых тех дел, которые могут быть нам позволены, должен он выбирать и творить то, что нужнее и с званием человечества согласнее. А кольми паче человек христианин обязан во всякое время наблюдать сие мудрое правило, яко верный раб Господень, обязан наблюдать, подражая усердному рабу Авраамову.

Лаван брат Ревеккин, повествует Писание, пригласив раба Авраамова в дом свой, предлагает ему хлебы ясти, поставляет трапезу, говорит ему, се пища и питие во утоление глада и жажды твоея, и приуготовляет одр для успокоения от подъятого труда: но верный раб Авраамов, благодаря его за скорое усердие, противовещает ему: не ям, Дóндеже возглаголю словеса моя, не вкушу, Дóндеже исполню от господина моего повеленное, не успокоюсь, Дóндеже возвещу тебе то, за чем я прислан во страну сию. И тотчас начал тако глаголати: Раб Авраамль есмь аз: Господь же благослови господина моего зело, и возвысися: и даде ему овцы и телцы, сребро и злато, рабы и рабыни, и велблюды и ослы. И роди Сарра, жена господина моего, сына единаго господину моему, состаревшемуся ему, и даде ему, елика имяше. И клятвою завеща мне, не брать жены за него от дщерей Хананейских, но от племени его, из земли сея. Когда же я усумнился, пойдет ли девица отселе: тогда он уверил, что Бог, благодетельствующий ему, послет Ангела Своего для руководствования. И я, повинуясь ему, и дабы чисту быть от заклинания его, пришед сюда остановился вне града у кладязя, и просил Господа Бога, чтобы Он открыл невесту для сына господина моего. И знаком сего положил то, что ежели пришедшая дева за водою напоит меня и велблюдов моих: та будет невестою сына господина моего. Что и исполнила Ревекка, девица дому вашего (Быт.24:34–47). И я благоговея поклонихся Господу, и благослових Господа Бога господина моего Авраама, Иже благоустрои мя на пути истины, пояти дщерь брата господина моего сыну его. Се причина пришествия моего к вам! Аще убо сотворите вы милость и правду к господину моему: аще же ни, поведите ми: да отшед от вас обращуся или на десно, или на лево (Быт.24:48:49). Так-то поступил верный раб Авраамов!

А сей мудрый поступок его убедительным образом научает всех нас, яко христиан, яко рабов Господних, тому, что мы всегда обязаны сперва творить нужнейшее и с христианским нашим званием сходственнейшее. Что ж, какие дела должен сперва творить всякий христианин? Без сомнения, те, которые препоручены и заповеданы от Господа Бога нашего. Как раб Авраамов прежде всего исполнить хотел то, что ему повелел господин его Авраам: так и всякий христианин, ежели он хочет быть истинным христианином, верным слугою Господним, непременно обязан сперва сотворить повеленное от Господа своего.

Суетные миролюбцы, своевольные плотоугодники, послушники сатанины, то сперва творят, к чему влекут их господствующие страсти их, что повелевает им дух, управляющий ими. Иные из них, будучи порабощены похоти плоти, управляясь духом скотского сластолюбия и сладострастия, творят сперва то, что повелевает им сей скотский дух, творят скотское плотоугодие, препровождают не только лета младости, но часто и самую старость свою в объядении, пиянстве, блуде и в других плотских, мерзких и гнусных нечистотах. Другие, отдавшись во власть похоти очес, находясь в порабощении у духа мира, творят сперва то, к чему прелестный дух мира наклоняет их, на что похоть очес обращает их; именно, занимаются и приобретением честей, и стяжанием богатства, и сребролюбием, и прелестями мира, и забавами, и увеселениями. Третьи, добровольно предавшись в рабство злому адскому духу, прежде всего исполняют злую волю его, прежде всего являют и в действо производят или гордость, или непокорность, или гнев, или злобу, или неправосудие, или притеснение, или убийство, или другие сим подобные пороки.

Но истинный христианин, верный раб Господень, препоручивши себя единожды, во время Божественного священнодействия, во святом крещении, в полное управление Святому Духу, должен и творить всегда дела, Духом Святым заповеданные. Правда, нет человека и из христиан такого, который бы совсем и никогда не чувствовал в себе по повреждению своему сих трех греховных начал, похоти плоти, похоти очес и гордости житейской. Как языческий человек Лаван сперва предлагал рабу Авраамову хлеб ясти, пити и успокоиться, так и сии языческие страсти всякому христианину представляют свое собственное: похоть плоти наклоняет к плотоугодию, похоть очес влечет к прелестям, забавам и увеселениям мира, гордость житейская возбуждает честолюбие. Однако как верный раб Авраамов дотоле не вкусил пищи и не взял покоя, доколе не сказал причины пришествия своего, доколе не исполнил заповеданного, не ям, рек он, дондеже возглаголю словеса моя: так и истинный христианин, сопротивляясь всякой из сих страстей, должен тотчас и умом, и сердцем, и устами сказать: не имам ни ясти, ни пити, ни веселитися, ни о чинах беспокоиться, ни о богатстве пещися, Дóндеже совершу то, чего требует от меня Господь Бог мой.

Господь Бог, пришедши в мир грешных спасти, первое учинил повеление сие: покайтеся, яко приближися Царствие небесное (Мф.4:17). И посему всякий христианин прежде всего, прежде всех дел своих, должен каяться, должен, почувствовав греховные мерзости свои, исповедывать оные пред Всеведущим и Всевидящим Богом своим; должен исповедывать не только в сии постные дни, но и во всякое время, не только в болезни и старости, но и в юношестве, и в мужестве, и при продолжении совершенного здоровья, не только при свидетельстве служителя Христова, но и один наедине; во всякий день должен с дерзновением приступать ко Господу, к престолу Благодати Его, и объяснять Ему немощи свои; всякого дня, видимым светом осияваемого, не другое какое начальное деяние должно быть, как истинное покаяние, чистосердечное признание внутренней тьмы своей, и сильное желание прогнать ее востоком Солнца Правды Иисуса Христа.

Господь Бог, пришедши в мир грешных спасти, всем сказал: дондеже Свет имате, веруйте во Свет, да сынове Света будете (Ин.12:36). И посему всякий христианин прежде всего должен возбуждать в себе свет веры, должен возбуждать живое уверение о всех Богом возвещенных делах и обещанных благах, должен возбуждать Словом Божиим, Духом Святым написанным. Ибо вера, чистосердечное принятие всех Евангельских обетований и на твердом уповании основанное ожидание исполнения оных, есть истинное руководство к тому, чтобы уврачевать немоту и глухоту внутреннего человека, чтобы получить исцеление души от греховных болезней, и чтобы силою Христовою исцелившись, выйти из состояния чад гнева Божия, сынов тьмы века сего, и вступить в число чад любви Божией, соделаться сынами света и дне. Дóндеже убо, христиане, свет имаши, Дóндеже на пути веры стоиши, веруй во Свет, да сын Света будеши, веруй, что вся сия возможна верующему, веруй, со слезами взывая ко Господу Богу: верую, Господи, помози моему неверию (Мк.9:24).

Господь Бог, пришедши в мир грешных спасти, всякому говорил: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею. Сия есть первая и большая заповедь. Вторая же подобна ей: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе. В сию обою заповедию весь закон и Пророцы висят (Мф.22:37–40). И посему всякий христианин, взирая на образ Спасителя своего Иисуса Христа, взирая на существенное изображение, в Нем напечатленное вечной Отчей любви, взирая на пример святейшей жизни Его, должен с самого вступления в святейшее христианство, со дня крещения своего, с той минуты, как начал называться православным христианином, учеником Христовым, с самого, говорю, того времени должен напоевать сердце свое ощутительною сладостию чистейшей, из световидного источника, от Самого Бога проистекающей любви, любви к Богу и к ближним своим; должен согревать душу свою тем священным огнем, который, воспламеняя с силою своею, очищает ее, попаляет в ней всякую нечистую, недостойную имени любви, плотскую наклонность или к миру, или к плоти, и потребив сие просвещает ее; должен прежде всего приобретать ее, яко твердую духовную связь, посредством которой бессмертный дух наш может соединиться с Духом Божиим, может сочетаваться с Его Всесвятейшим и Пречистым Существом. Сердце человеческое, яко сосуд от Бога сотворенный, не плотию и кровию, не нечистыми похотьми, но единою чистою любовию к Богу и ближним должен быть наполнен.

Господь Бог, пришедши в мир грешных спасти, всех приходящих к Нему научал: не пецытеся душею вашею, что ясте, ни телом, во что облечетеся. Душа больши есть пищи, и тело одежды. Не ищите, что ясте, или что пиете, и не возноситеся. Всех бо сих язы́цы мира сего ищут. Ваш же Отец весть, яко требуете сих. А ищите Царствия Божия, и сия вся приложатся вам (Лк.12:22, 23, 29–31). И посему всякий христианин обязан главным предметом иметь пред внутренними очами своими то блаженное состояние, в котором он прежде падения во Адаме находился, тот пресветлый Рай, из которого он за грех выгнан, то Царствие Божие, в котором можно наслаждаться радостнейшим созерцанием Лица Божия; всякий христианин обязан прежде всего стараться о возвращении Рая, Царства и Блаженства Божия чрез Ходатая и Искупителя своего Иисуса Христа. Спасение души его, обновление внутреннего существа его, восстановление образа и подобия Божия внутри его, должно быть главным и существенным упражнением всей жизни его.

Господь Бог, пришедши в мир грешных спасти, тако глашал им: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашым (Мф.11:28–30). И посему всякий христианин первым прибежищем своим во всех обстоятельствах жизни, первым Помощником своим во всех трудах и тягостях, первым Заступником во всех бедах и напастях, первым Защитником своим во всех злоключениях и гонениях должен почитать Господа своего Иисуса Христа; и из чистой любви к Нему обязан с терпением брать и нести всякий крест, яко спасительный, всякое иго, яко благое, всякую внутреннюю тягость, яко душеполезную; и в Нем едином полагать и искать себе покоя, мира, и утешения, радости, веселия и блаженства.

Господь Бог, пришедши в мир грешных спасти, всем ученикам Своим предлагал: имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя: а любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим: и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам (Ин.14:21). Аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей: якоже Аз заповеди Отца Моего соблюдох, и пребываю в Его любви (Ин.15:10). И посему всякий христианин, любя Господа Бога своего, должен прежде всего стараться о исполнении заповедей Его, Божественных повелений Его; должен пещися о том, чтобы творить дела благие, совершать святые добродетели, должен быть и покорным, и смиренным, и кротким, и милосердным, и воздержным, и целомудренным, кратко, святым.

Господь Бог, пришедши в мир грешных спасти, таковой давал ученикам Своим совет: бдите и молитеся, да не внидете в напасть: дух бо бодр, плоть же немощна (Мф.26:41). И посему всякий христианин прежде всякого дела, пред всяким начинанием, и пред бдением, и пред трудами, и пред ядением, и пред сном, должен усердно молиться и духом сокрушенным просить Господа своего, чтобы Он и расположение духа утвердил, и слабости плоти силою Своею подкрепил, чтобы Он благодатию Своею во всем содействовал ему, и чрез то не только предохранил его от всякой напасти, но и доставил ему все дары Святаго Духа, нужные ко спасению, как то: очищение поврежденного существа, оживление грехом умершего внутреннего человека, просвещение помраченного ума его, освящение духа его, и прославление его славою Отчею.

Сие единое всякий христианин прежде всего должен творить, яко заповеданное Господом и Богом его. Бессмертная душа его есть главнейшая часть существа его; а посему и духовные, внутренние, от Господа повеленные дела должен предпочитать наружным, телесным, позволенным. Ибо всякий христианин может не в противность Воле Божией употреблять и пищу, и питие для сохранения наружной жизни, может пользоваться богатством, разделяя оное с другими неимущими, может и награждаем быть честьми по заслугам своим: но только не должен он почитать сего главным сокровищем своим и первым делом всей жизни своей, не о сем должен пещися прежде всего, а о том, что есть внутренне, духовно, вечно, и, следовательно, что нужнее и с христианским званием сходственнее.

Видите, братие, как всякий христианин должен поступать; видите, что он обязан прежде всего творить; видите, что он не только не должен в действо производить грехов и беззаконий, своевольных и дерзновенных нарушений заповедей Господних, но не должен и самых позволенных наружных дел творить прежде внутренних, духовных, в вечность его сопровождающих. Он не должен ни есть, ни пить, ни веселиться, ни богатиться, не помыслив о душе своей, не приложив сперва старания о пище, чести и богатстве духовном, о приобретении внутреннего покоя и веселия, не сотворив заповеданного Господом Богом своим.

Оставим и мы, христиане, прежде бывший языческий обычай свой, тот обычай, чтобы чрез всю жизнь не только позволенные, наружные дела, приобретение пищи и одеяния, стяжание честей и богатства, отправлять, но и самые беззакония дерзновенно без всякого страха содевать, а святость жизни, исполнение заповедей Господних на неизвестный конец дней своих отлагать. Оставим таковый душевредный, многих погубляющий обычай, оставим. А постараемся сперва творить то, что Господь заповедует, что полезно душе, что сходственно с святейшим христианством, да тако спасемся. Будем, яко верные рабы Господни, в таком расположении, в каком был раб Авраамов; помышляем, чувствуем и говорим с ним сице, не ямы, Дóндеже возглаголем словеса наша, не возвеселимся, Дóндеже совершим духовные дела наши, которые приуготовляют нас к духовному сочетанию с Благодатию Господа нашего Иисуса Христа. Буди, буди, буди сие со всеми нами. Аминь!

Беседа XIV. О том, что званию Божию противиться никак не должно

От Господа прииде дело сие: не возможем ти противу рещи зло или благо. Быт.24:50.

Как в естественном положении ежедневно можно видеть, что та страна земного, нами обитаемого шара, за крайние пределы которой заходит солнце, хотя и помрачается, но не вдруг, она долгое время остатками солнечных лучей, зарею, от зашедшего солнца происходящею, освещается, и в своем настоящем виде представляется; более же и более, и наконец совершенно потемняется, и все вещи естественный вид свой теряют тогда, когда солнце далеко заходит, когда солнечный свет с нашего горизонта совсем сокрывается, и когда страна сия от солнца удаляется, и во тьму, от собственной тени ее, от отвращения ее от солнца родившуюся, погружается: так точно и в духовном состоянии можно примечать, что человек верующий, свет Солнца Правды, сияние Божие в Слове Его видевший, и после от истины Его к ложным языческим заблуждениям удаляющийся, хотя внутренне и помрачается, но не вдруг, он долгое время остатками Божественного Света озаряется и часто в поступках своих мудр является, в настоящем разумного человечества виде представляется; более же, и более, и наконец совершенно потемняется, разумного человека вид теряет, и образ или скотский, или сатанинский на себя воспринимает тогда, когда Солнце Правды от него заходит, когда Свет Божий совершенно от внутреннего зрения его скрывается, и когда он сам от Солнца Правды весьма далеко уклоняется и в глубокую тьму, им самим, свободною волею его, своевольным отвращением от Бога порожденную, погружается.

Истина сия примером Лавановым и Вафуиловым подтверждается. Вафуил и брат его Лаван хотя в ложные языческие заблуждения впали, от Солнца Правды удалились, о созерцании того Божественного Света, которым сродник их, верный раб Господень Авраам просвещался, небрегли и даже идолом имели: но поелику не так далеко еще от оного Света Божия уклонились, не столь скоро в адскую тьму стремились, не столь много, творя плотские дела, пороки и беззакония, огрубели; то посему весьма многие отрывки истин в себе сохранили, некоторые остатки Света Божия являли, ко принятию святых предложений удобны были, что истинный Господь Бог, Бог Авраамов, существует, знали, великое уважение к Нему оказывали и дерзновенно явным требованиям Господним противиться не смели.

Раб, посланный по повелению Божию от Авраама, объяснив причину пришествия своего, говорит им: сотворите ли вы милость и правду к господину моему, отдадите ли дщерь за сына его Исаака? Ежели же учинить сего не согласитесь, то возвестите мне, да я немедля возвращусь и отъиду в то, или другое место. Лаван же и Вафуил отвещевая ему рекоста: от Господа прииде дело сие: не возможем ти противу рещи зло или благо, не можем противиться требованию сему, яко Божию. Се Ревекка пред тобою: поемь ю, иди ко Аврааму и Исааку: и да будет жена сыну господина твоего, якоже глагола Господь, так как Он повелел. Бысть же, егда услыша раб Авраамль словеса сия, поклонися до земли Господу, благодаря Его за благоспоспешествование Его. И тотчас изнес раб сосуды златы, и сребряны, и ризы, даде Ревекке: и дары даде брату ея, и матери ея. Исполня же все сие, яко от господина повеленное, и ядоша, и пиша, и той, и мужи, иже бяху с ним, и почиша. А востав заутра, рече им: отпустите мя, да отъиду к господину моему, и обрадую его сим. Братия же ея, и мати реша: да пребудет девица с нами яко десять дней, и по сем пойдет. Но он, будучи не в состоянии долго медлить, рече к ним: не держите мя, Господь бо благоустрои путь мой во мне, или предо мною: отпустите мя, да иду к господину моему, и утешу старость его. На что они и согласились, а только рекли: призовем девицу и вопросим ее самую из уст, хощет ли она идти, и призваша Ревекку, и реша ей: пойдеши ли с человеком сим? Она, нимало не противясь, рече, пойду. И отпустиша Ревекку сестру свою, и имения ея, и раба Авраамля, и иже с ним Быша. И благословиша Ревекку, и реша ей: сестра наша еси, буди в тысящи тем, в тысящи тысящ, и да наследит семя твое грады супостат (Быт.24:49–60), всех противящихся врагов.

Ревекка же и рабыни ея, по благословении воставше, вседоша на велблюды, и поидоша с человеком в путь; и раб поим Ревекку отъиде. Исаак, в сие самое время живучи на земле полуденной, прехождаше сквозе пустыню, прехождаше, изшед от кладязя видения: и прииде на поле поглумитися к вечеру, прииде в вечерние часы заняться благочестивыми размышлениями и молитвою, и воззрев очима своима виде велблюды идущыя. Равным образом и Ревекка воззревши очима своима виде Исаака, и как бы предчувствуя изскочи с велблюда, и рече рабу: кто есть человек оный, иже идет по полю во сретение нам? Раб же рече: сей есть господин мой. Она же вземши ризу летнюю облечеся. И как друг с другом встретились: то раб поведа Исааку вся словеса, яже сотвори, и что с ним воспоследовало; и Исаак вниде с ними в дом матере своея, и поя Ревекку, и бысть ему жена, и возлюби ю, и утешися Исаак по Сарре матери своей (Быт.24:61–67).

В сих, из Священного Писания приведенных, стихах особенного примечания достойны оные языческими человеками изреченные слова: от Господа прииде дело сие: не возможем ти противу рещи зло или благо. Сии достопамятные слова должны быть златыми буквами начертаны и навсегда пред очами нашими поставлены; или лучше, они должны быть на самом чувствительностью одаренном сердце нашем выпечатаны, дабы всегда их памятовать и по оным поступать; должны быть выпечатаны, несмотря на то, что они языческими человеками изречены. Правда, истинные, живо верующие христиане должны сами учиниться светильниками, горящими в мире и просвещающими других: но доколе еще не соделались таковыми, доколе еще не совершились; то имеют обязанность пользоваться не только примерами святых и праведных мужей, но и деяниями самых язычников, естеством законное творящих, по совести праведно поступающих, из остатка Божественного Света что-нибудь благое действующих; имеют обязанность по примеру Валаама, ложного пророка, слушать гласа бессловесной ослицы, имеют обязанность научаться должному из неодушевленной видимой натуры, которая, исполняя закон, от Господа положенный, хвалит Его и как бы по повелению Господню глаголет разумным тварям, что и они такожде должны соответствовать сему закону Господню, во всяком естестве начертанному, в состоянии человеческого повреждения на Писме преданному, и чрез Благодать Христову внутри всякого верующего возобновляемому. Как трудолюбивая пчела не только из благовонных роз, но и из самых нечистых, низких натуры произведений извлекая искусством своим соки, делает сладкий мед, приятную и для себя, и для разумного человека пищу: так и всякий тщательный христианин не только высокопарными сочинениями должен пользоваться, но и из самых простых наставлений обязан в добре поучаться, самою неодушевленною натурою к исправлению своему руководствоваться; обязан, из всего извлекая полезное, ничего не презирая, составлять для себя и для других сладостнейшую пищу, пищу духовную, вечно жить способным творящую.

Сии священные слова, от Господа прииде дело сие: не возможем ти противу рещи зло или благо, должны быть для всех христиан побудительнейшим наставлением в том, чтобы свои звания, как гражданское, так и христианское, как мирское, так и духовное, как к пользе общества, так и ко спасению своему относящееся, проходить надлежащим образом. Всякий христианин по двоякой части своей, по телесной и духовной, по чувственной и разумной, по временной и вечной, принадлежит и к сему миру, тлению подлежащему, и к миру духовному, никогда неразрушаемому, находится в связи и с подобными себе человеками, и с высшими существами, как то с Триипостасным Богом и со святыми Ангелами. А посему всякий христианин двоякое имеет от Бога наложенное звание, одно гражданское, другое христианское, одно наружное, общественное, другое внутреннее, духовное, одно маловременное, другое вечно продолжаться могущее; и, следовательно, всякий христианин непременно обязан исполнять и то, и другое звание. Всякое звание есть звание Божие, есть звание, от Бога назначенное. На Царственном ли Престоле сидеть и жребием смертных распределять, кто избирается; жезл ли пастырства духовного, и правительства гражданского кому вручается; весы ли правосудия в десницу чью влагаются; господствовать ли одним, а другим повиноваться и трудиться определяется: все сие по судьбам Господним располагается, несмотря на то, чрез кого сие совершается. Как скоро кому какое звание или какая должность в пользу общества предлагается; тотчас должно заключить, что сие от Бога определяется; и должно с охотою принять, хотя бы и не непосредственно от Самого Бога, но чрез посредствия, чрез подобных себе человеков, чрез рабов Господних призывался к тому, так, как Ревекка в супружество за Исаака чрез раба Авраамова. Премудрый Бог большею частию не только мирские дела, естественные произведения, но и самые чудеса, вышеестественные действия чрез посредствия совершает. Всеблагий Господь Бог чрез кого ни скажет тебе, будь человеколюбивым правителем, праведным судиею, сострадательным господином, верным супругом, сердобольным отцом, послушным сыном, покорным рабом, трудолюбивым земледельцем; чрез кого ни вопросит, согласны ли вы на сие? Все должны соглашаться, уверившись, что от Бога сие; от Бога бо только бывают благие советы, святые наставления, и к чистому люблению ближних и к пользе их относящиеся предложения; все должны соглашаться, с Лаваном и Вафуилом глаголя: от Господа прииде дело сие, не возможем противу рещи зло или благо.

Всякому весьма нужно наблюдать сие мудрое правило; когда в какое звание наружное, мирское, общественное, не сам собою входит, не своевольным хотением вкрадывается, не инуде, чрез свои происки, прелазит, а в пользу ближних избирается, призывается, и назначается. Таковому званию, яко званию Божию, противиться не должно; а надобно вступать, желая быть полезным ближним своим чрез сие, и уповая, что избравый Бог научит и поможет совершить сие. Кольми паче нужно наблюдать сие мудрое правило в христианском, внутреннем, духовном звании и состоянии своем.

Я не буду говорить теперь, наблюдаем ли уже мы оное правило, яко христиане, не буду говорить, дабы не быть принужденным представить, что христианами именующиеся весьма часто меньше покорности имеют к Господу Богу своему тех язычников, о которых мы выше упомянули; не буду говорить о сем, дабы, представив непокорность нынешних христиан в истинном виде, не растворить настоящего радостного христианского торжества праведною и чувствительною печалию: а скажу только то, что мы обязаны весьма тщательно наблюдать оное правило, скажу сие, сердечно желая, чтобы хотя впредь нами исполнялось оное. Все мы христиане, все мы, будучи приглашены Словом Божиим, по благодатному благовествованию Христову вступили в духовное, христианское звание. Но в чем состоит сие внутреннее звание наше, что мы делать обязаны, к чему мы Господом Богом нашим призваны?

Поистине, мы призваны не миролюбствовать, не похотствовать, и не гордиться, не веселиться, не есть и пить только, и не величаться, не развлекаться прелестями мира, не оскверняться плотскими нечистотами, блудными делами, и не возноситься пустыми совершенствами своими, как то здравием тела, красотою лица и драгоценностию нарядов; мы призваны не в праздности жить, не в злобе пребывать, не обиды ближним творить, не клеветами, поношениями и ругательствами увеселяться, не напрасно чуждый хлеб есть: но мы призваны в святейшее христианство, разнообразными должностями по различным званиям занимаясь, пещися и о том, еже едино есть на потребу; призваны, внимая гласу Божию, последуя внутренним побуждениям Духа Святаго, трудиться и работать во внутренности своей; призваны, яко судии, рассматривать и познавать все деяния, слова, помышления, желания и склонности свои, и судить праведно об них; призваны, яко пастыри, ревностно гласом совести своей обличать себя самих в злодеяниях своих; призваны, яко господа, покорять разум и волю в послушание веры, и владычественно господствовать над необузданною плотию своею, над страстьми и похотьми ее; призваны, яко земледельцы, сокрушением и смирением возделывать сердца свои, истинным покаянием очищать их от терния пороков и от нечистот греховных; призваны, яко духовные строители, восстановлять падшую храмину свою, просвещать ум свой Светом Христовым, и освящать дух свой Духом Святым.

Все мы, яко христиане, яко ученики Христовы, призваны научаться из закона веровать, любить и уповать, веровать духом, любить сердцем и уповать умом своим, веровать в невидимое, любить заповеданное и уповать на обещанное; призваны не только познать дела Божии, но и свои сотворить, не только увериться в любви, кротости, святости, чистоте и в других добродетелях Христовых, но и самим, подражая примеру Его, стяжать их, стяжать и милосердие, и кротость, и воздержание, и чистоту, и другие благие дела, дабы удостоиться света, славы и блаженства Христова. Все мы, яко христиане, яко ученики Христовы, призваны внутренне исправляться и в совершенство приходить, дабы после духовным браком со Иисусом Христом сочетаться; призваны в обетованную землю идти, к Царствию Божию стремиться, наследниками Божиими и сонаследниками Христовыми учиниться. Все мы призваны к сему. И непременно должны идти, должны начинать сей спасительный путь, нимало не медля, ниже на десять дней не отлагая предприятия своего; ибо и один день не в нашей состоит власти, и единым часом можем погубить все спасение свое; должны начинать путь сей, не страшась ни трудностей подвигов христианских, ниже немощей и слабостей своих; призвавый бо нас в сие Господь Бог есть верный и в тягости креста Помощник, и в немощах Подкрепитель, Сам искушен быв может и искушаемым помощи; должны начинать путь сей, все от руки Господней со благодарением приемля: и счастие и несчастия, и здравие и болезни, и благотворения и гонения, и благословения и поношения, и живот и смерть. Всех нас Премилосердый Господь Бог звал и ныне зовет ко спасению, на велию вечерю, к духовному с собою сочетанию, всем гласит: се обед Мой уготовах, юнцы Мои, и упитанная исколена, и вся готова, приидите на браки, грядите, яко уже готова суть вся (Лк.14:17).

Стыдимся, христиане, отныне отрекаться от сего и миролюбием, и честолюбием, и плотоугодием; стыдимся отрекаться и куплями житейскими, и приобретением честей, и женолюбием. Никто из нас да не речет: село купих, и имам нужду изыти и видети е, имей мя отречена; или пять супруг (пар) волов купих и гряду искусити их, имей мя отречена; или жену поях, и сего ради не могу приити (Лк.14:18–20). А как скоро кто внутренним слухом услышит сей зовущий: глас Господень, как скоро кто почувствует в сердце своем таковое вопрошение: пойдеши ли за Богочеловеком Иисусом Христом? Тотчас всякий таковой должен решиться и сказать: от Господа прииде дело сие, не возмогу противо рещи сему зло или благо, а с охотою пойду.

Пойдем, братие, все без сопротивления по пути спасения, пойдем к горнему Иерусалиму, совершая христианское звание свое, пойдем для духовного с Иисусом Христом сочетания, пойдем, взирая на пример Самого Спасителя своего. Мы, совершая настоящее торжество, из церковных песней слышим, что Иисус Христос Спас мира, исполняя дело небесного Посольства Своего, Сам Собою охотно взошел во Иерусалим, взошел, седя на жребяти осли, и будучи сопровождаем учениками Своими, взошел для искупления человеческого рода и предатися, и распятися, и умрети, взошел и совершил сие. Последуем и мы стопам Его во исполнении звания своего, во умерщвлении греховного ветхого человека; последуем, да якоже Он умерши в третий день воскрес, так и мы умерши греху ныне внутренне обновимся, а во второе Христово пришествие и внешне славным Воскресением Его прославимся, и сподобимся вечно славити Его и воспевати пред Престолом Его сию отроческую песнь: Осанна Сыну Давидову, благословен грядый во Имя Господне, осанна в вышних (Мф.21:9). Аминь!

Беседа XV. О том, что единые чада Божии имеют право на вечное наследие, чада же прелюбодейчищи чужды суть сего, а могут только пользоваться дарами мира сего

Даде Авраам вся своя имения Исааку сыну своему: сынам же наложниц своих даде Авраам дары, и отпусти я от Исаака сына своего, еще жив сый, к востоку на землю восточную. Быт.25:5, 6.

Кто с премудростию в мире сем живет, кто мудро днями временного жития своего располагает: тот с благоразумием и жизнь свою оканчивает, тот все после себя в порядке оставляет. Мудрый в жизни не только внутреннее свое состояние в порядок приводит, но и самые наружные обстоятельства устрояет. Мудрый в жизни не только о спасении своем печется, но и о том бдительно тщится, чтобы праведно нажитое имение оставить в пользу человечества, оставить, распределив каждому ближнему часть по достоинству его и по праву его. Мудрый в жизни во всем премудро поступает. Как то сие довольно ясно праведный Авраам подтверждает.

Авраам по смерти Сарры жены своея паки поя себе жену другую, ей же имя Хеттура, поял честным образом, и роди с ней шесть сынов (Быт.25:1–4), от которых также сынове родишася. Но как он всегда чувствовал, что дети Агари и Хеттуры, яко жен для плотоугодия взятых, и посему в Писании наложницами названных, не имеют никакого права на дом и наследие его, не имеют права по особенному Божию изречению, которым он именно сына Саррина назначил быть наследником всему. Во Исааце, сказал Он, наречется тебе семя, и сей будет наследник всему. То посему, чувствуя слабость здоровья и видя приближение кончины своея, тотчас учинил должное распределение имения своего. Он, оканчивая уже жизнь, все порядочно расположил, всех домашних своих довольно наградил, никого не обидев, и чрез сие удалил ссору и вражду между ближними. Он вся имения своя дал Исааку, законному, по благословению Божию данному сыну. Сынам же наложниц своих, жен, по своей воле взятых, даде единые дары, и отпусти их от Исаака сына своего, отпусти к востоку на землю восточную, отпусти еще жив сый, отпусти, оставив их в мире и согласии чрез сие. И будучи лет ста седмидесяти пяти ослабев умре Авраам в старости добрей, старец исполнен дней, и приложися к людем своим, отъиде к предкам своим. И погребоша его Исаак и Исмаил два сынове его в пещере сугубей, на селе Ефронове сына Саарова Хеттеанина, еже есть прямо Мамврии, на селе и в пещере, юже притяжа, купил Авраам от сынов Хеттеовых. Тамо погребоша Авраама и Сарру жену его. Бысть же по умертвии Авраамли, благослови Бог Исаака сына его, и вселися Исаак у кладязя видения (Быт.25:5–11).

Сие видимое, Авраамом прежде кончины своей учиненное распределение имения есть живое изображение праведного и премудрого Божия определения в рассуждении вечного наследия. Мудрый Авраам, тако учинив раздел награды своей, должной детям своим, ясно означил, кому будет полное вечное награждение, и кому только некоторые дары. Мудрый Авраам, соделав сына своего Исаака полным наследником всего имения своего, а сынам наложниц дав дары и отпустив их от дому своего и от Исаака сына своего, всем показал и засвидетельствовал чрез сие, что существенное благо, духовное награждение, вечное наследие принадлежит и дастся от Бога единым истинным сынам Его; чада же прелюбодейчищи ни малейшего не имеют права на оное, чужды суть его, а должны только довольствоваться дарами временной жизни сей.

Как мудрый Авраам поступил при кончине дней своих с детьми своими, разделяя им временные блага: так точно Премудрый Бог на конец веков поступит со всеми человеками, распределяя им вечное награждение. Премудрый Бог истинным сынам Своим, тем, которые, родившись от плоти и крови, родившись от родителей плотским греховным рождением, и от Него, яко Бога Духа и Источника жизни, родишася, родишася духовно, во внутреннюю жизнь, родишася от семени Слова Божия, чрез посредствие духовной матери, святой веры, при оживлении Света Божия и пламенной любви, родишася, возбудив сперва сильное в себе сего желание, и наклонив охотно волю свою ко принятию небесных, Божественных действий, родишася жить и действовать о Христе Иисусе, творить святую Волю Его, исполнять повеления Его, отправлять дела, святейшее христианство составляющие, родишася быть покорными, смиренными, чистыми, человеколюбивыми, Богобоязливыми, щедрыми, кроткими и другие святые добродетели имеющими, – Премудрый Бог всем таковым даст вечное награждение, сообщит духовные блага Свои, соделает владетелями велелепного дому Своего, небесного Царствия Своего, учинит причастниками света, славы и блаженства Своего: чадам же прелюбодейчищим, тем, которые, во зло употребив свободу воли своей, сотворили волею своею духовное, Богопротивное прелюбодеяние, тем, которые вышли из повиновения Воли Божией и возлюбили вещи мира сего, чести, богатство и гнусные страсти свои паче Бога, тем, которые со удовольствием творят грехи и беззакония, сами стараются быть и непокорными, и гордыми, и блудными, и злобными, и пияными, и бесчеловечными, и бесстрашными, и немилосердыми, и скупыми, кратко, человеками весьма грешными; – всем таковым откажет Господь Бог в уделе вечного наследия своего, выключит из жребия, отошлет как от дому Царствия Своего, так и от соучаствования с сынами Его во благах дому Его, в свете, славе и блаженстве Его, в радости, веселии и покое Его, всех таковых лишит навеки духовного награждения Своего, и лишит не потому, что Он не хочет дать им части благ Своих, но потому, что они по внутренней нечистоте своей, по причине великой греховной тьмы своей неспособны суть принимать в себя оные блага и пользоваться ими.

Как незаконные дети никакого не имеют права по гражданским законам на родительское наследие; а ежели и могут чем пользоваться по благоволению отца, то сие не в другом чем должно состоять, как в нескольких дарах: так и дети духовно прелюбодейные, дети, от закона Божия отступившие, Волю Господню пренебрегшие, по своей развращенной воле адских сатанинских внушений слушающие, и мир с плотию своею вместо Бога возлюбившие, никак не могут участвовать во благах дому Господня, ни малейшего не имеют права по силе закона Божия на вечное наследие Его, на свет, славу и блаженство Его, а пользуются только ныне некоторыми небесного Отца дарами, пользуются выгодами временной жизни по дару Сотворения Божия, пользуются едиными наружными тенями вечного живота. Как мир сей есть живое, видимое изображение невидимого, духовного мира, Райского творения: так и блага мира сего суть не что другое, как единые тени вечных, нетленных благ. Грешные убо человеки, чада прелюбодейные, получив временную жизнь, яко тень вечного живота, и приуготовление к нему, пользуются по благоволению небесного Отца и благами временной жизни, яко дарами Его, пользуются и довольством пищи и пития, и продолжением здоровья, и честьми, и богатством; пользуются же сими тенями не для того, чтобы им в сих тленных и скоропреходящих вещах полагать же свое блаженство, так, как они часто по безумию своему и делают, но для того, дабы они, видя, что Премилосердый Господь Бог и блудных детей не оставляет без своего Отеческого промышления, и на них как солнцу своему сиять, так и небу дождить без всякого различия повелевает, дабы они, говорю, видя сие, приходили в чувство, познавали неизреченную любовь Божию к себе, обращались к Нему, будучи побуждаемы любовию Его, и начинали сами чистосердечно любить Его.

И ежели грешные человеки, блудные дети, посредством видимых, временных небесного Отца даров познают Его, чувствуют любовь Его, возбуждаются к люблению Его, и действительно возлюбят Его, возлюбят Его, просветившись, яко светом, Божественным Словом Его, возлюбят Его, истинно уверовав в Него и исповедав, что Он Господь и Бог их, возлюбят Его, отложив любовь к миру и плоти и возгнушавшись темными действиями сатаны: то Премилосердый Господь Бог, яко истинный Отец, пременит гнев на милость, преложит суд Свой, изречет другое определение, которым включит и их в число истинных чад Своих, и соделает причастниками вечного наследия Своего. Господь Бог по обращению и покаянию их приимет их в Отеческие объятия Свои, по мере веры их очистит греховные скверны их, отпустит и простит беззакония их, исцелит душевные немощи их и оживит внутреннего человека их в живот духовный, вечный; а по силе любви их в будущей жизни наградит их, наградит их и светом, и славою, и блаженством Своим.

Ежели же грешные человеки, блудные дети, всегда пользуясь временными благами без всякого внимания, не взирают на Десницу, сообщающую им сие, не обращаются к Самому Подателю благ Господу Богу своему, не возлюбляют Его, и нимало не начинают повиноваться Ему в творении добра, а пребывают в дерзновенном своеволии и развращении своем, живут до конца жизни в люблении мира, в плотских нечистотах и в адской злобе: то они после смерти восприимут мзду свою, именно от Царствия Божия отлучатся, вечного наследия лишатся, от света, славы и блаженства Божия отдалятся, отдалятся во тьму и мучения бесконечные, отдалятся во тьму, яко тьма, неспособная быть в Божественном непременяемом Свете, отдалятся и никогда не обрящут оного тихого и приятного Света, хотя и поищут; а только к умножению мучения их весьма часто будет отдаваться во внутреннем слухе их сей небесного Авраама глас: чада, помяните, яко восприяли есте благая ваша в животе вашем; во временной жизни вашей, и полагали в них блаженство ваше, и посему ныне страждете (Лк.16:25). Все грешные человеки, блудные дети, не обрящут света после смерти, хотя и с плачем поищут оного. Ибо ныне есть время искания, а там уже обретение покоя; в жизни сей есть время сеяния, а в будущем веке собирание плодов и жатва; во дни временности совершаются подвиги и отправляются труды, а в бесконечной вечности дается венец награды, сообщается свет, слава и блаженство истинным сынам Божиим, подвигом добрым на духовной брани против мира, плоти и сатаны во времени подвизавшимся.

Христиане, нимало не завидуя наружному счастию человеков нечестивых, высоким честям и великому богатству их, яко единой слабейшей тени истинных вечных благ, и яко весьма малым, из полного сынов Божиих наследия, чадам блудным сообщаемым дарам, не завидуя, говорю, сему видимо благополучному состоянию их, с сердечным благодарением довольствуемся тем, что нам дано от Всеблагого и Премудрого небесного Отца; а, ревнуя праведным мужам, истинным Божиим сынам, во всякое время печемся о приобретении вечного наследия, печемся о получении Царствия Божия, света, славы и блаженства Его чрез Сына Его Иисуса Христа. Для сего единственно сотворены и существуем мы в мире сем, для сего и Господь наш Иисус Христос Сын Божий в мир пришел, во плоти явился, пожил яко человек, пострадал, умер на кресте, воскрес из мертвых, явился ученикам, и в осьмый день после Воскресения Своего уверил Апостола Фому, сомневавшегося о восстании плоти Его, для сего все сие совершилось, да все мы, оставив всякое неверие и сомнение, веруем, яко Иисус есть Христос Сын Божий, и любим Его, и да, истинно верующе, яко чада Божии, живот имамы, и вечное наследие во Имя Его (Ин.20:31). Аминь.

Беседа XVI. О добре и зле, внутри всякого человека весьма ощутительно сражающихся

Играста младенца в ней, и рече: аще тако ми хощет быти, почто ми сие? И иде вопрошати Господа. Быт.25:22.

Сколько всякий человек переменчив и непостоянен есть, сие весьма ясно собственные каждого желания доказывают. Часто желает человек себе честей и высоких достоинств; но когда видит, что они, возвышая его, весьма много тяготят его, скучает ими. Часто желает человек себе великого богатства; но когда видит, что как приобретение, так и соблюдение оного великих требуют трудов и беспокойства; тогда хотел бы очень ограниченною умеренностию довольствоваться. Часто желает человек себе детей; но и в сем непостоянно желание его, переменяется в нежелание; когда чувствует, имея их, вместо утешения и удовольствия, одни огорчения и мучения.

Что как собственный почти каждого опыт подтверждает; каждый бо, имеющий детей, сие часто внутри себя ощущает; так и пример, в Священном Писании приведенный, свидетельствует. Исаак сын Авраамов, будучи лет четыредесяти, егда поя Ревекку дщерь Вафуила Сирина от Месопотамии Сирския, сестру Лавана Сирина, себе в жену, долгое время, даже до двадесяти лет, не имел с нею детей; так как и мать его Сарра до тридесяти лет была в супружестве бесплодною. Но видев, что Исмаил брат его, егоже роди Агарь Египтяныня раба Саррина Аврааму отцу его, имел весьма довольно детей, умножился зело, зело, и вселися, занял место от Евилата, даже до Сура, иже есть в лице Египту, против Египта, когда надобно идти ко Ассириам, – видев, говорю, сие, весьма желал и сам иметь детей, желала и жена его Ревекка. Почему прилежно моляшеся Исаак Господеви о Ревекке жене своей, моляшеся, да разрешит узы неплодия ея, яко неплоды бяше. И Бог послуша его, услышал молитву его, яко мужа верующего, и развешил неплодие ея, и Ревекка жена его зачат во утробе своей. Во время же чревоношения ея играста младенца в ней, шевелились, двигались; но двигались не естественным образом, не таким, как обыкновенно бывает движение младенца во чреве матернем, от которого движения никакого излишнего беспокойства, кольми паче мучения матери не причиняется; в ней двигались младенцы необыкновенно, волнуясь, и чрез волнование свое производя жестокое мучение и нестерпимую боль во утробе ее, так , что она желание детей в нежелание преобратила, и рече: аще тако ми хощет быти, почто ми сие? (Быт.25:19, 20, 12, 18, 21:22) Когда столь болезненно зачатие и мучительно чревоношение, то почто я желала сего? Да и что означает сие странное и необыкновенное волнование плода чрева моего? И иде вопрошати Господа, иде вопрошати, или сама собою чрез внутреннюю молитву, или чрез мужа, пророчествовать могущего, каков был в ее время и свекор ее Авраам, еще бо он жив был тогда, когда она первенцев родила. И Господь рече ей, разрешил сомнение ее, объяснил, что значит необыкновенное движение плода ее, объяснил, или Сам явно глаголя, или во сне открывши ей сие, или также чрез Пророка сказавши, объяснил тако: два языка во утробе твоей суть, в двух младенцах чрева твоего два народа заключаются, и два народа один другому противные, что настоящая, внутри тебя происходящая, борьба их доказывает, двои и разные люди от утробы твоей разлучатся, и дети твои как сами лично, так и потомки их, беспрестанно друг другу сопротивляясь, наконец одни других победят, людие людей превзыдут, и больший поработает меньшему, первый последнему как сам собою, так и в потомках своих. Таковое дал Господь истолкование на необыкновенное движение младенцев во утробе ее. Что действительно подтвердило самое рождение ее. Егда бо исполнишася дние родити ей, то бяху сей близнята во утробе ея, два младенца были во чреве ее. Изыде же сын первенец чермен, красен, в лице же полон, телом же весь, яко кожа, космат, весь в волосах, яко человек возрастший; почему отец его и нарече имя ему Исав, то есть, совершенный, как бы возрастший. Сие же имя на еврейском языке значит и моление, то есть, по молитвам данный. Исав поелику был красен и космат, то и назывался еще Едом, и Сиир, как то после могут встречаться сии имена его. И посем изыде брат его другой, которого рука придержася пяте Исавове, придержася как бы препятствуя перворождению его; что означало потерю первенства его; и посему наречено было имя ему Иаков, то есть, запинатель, препятствующий, за пяту хватающий, и пасть понуждающий. Исааку же бе шестьдесят лет, егда роди их Ревекка (Быт.25:23–26).

Сии Священного Писания слова, играста младенца в ней, то есть, болезненно двигались, мучительно толкались, должны возбудить в нас великое внимание и тщательное примечание. Ибо ничто, кажется, так живо не выражает, и столь ясно не представляет состояния внутреннего нашего человека, как положение Ревекки жены Исааковой в чревоношении. Что с нею происходило телесно, то со всяким из нас бывает духовно, внутренне. Всякий человек со дня падения первозданного Адама, с того времени, как он согрешил, как он Свет Божий непокорностию своею от себя удалил и адскую тьму восприял, как он вместо добра зло возлюбил и начал плотским, греховным рождением детей рождать, – с того самого времени всякий человек, яко от умершей грехом плоти родившийся, есть не что другое по внутреннему человеку своему, как бесплодная Ревекка. Всякий человек с самого того времени внутренне, по духу своему, бесплоден есть в рассуждении благого плода, не только не может добра производить, но и помышлять о добре не в состоянии. Как то Божественный Апостол Павел уверяет сице глаголя: не яко довольны есмы от себе помыслити что, яко от себе: но ежели и есть в ком какое благое довольство, то довольство сие от Бога (2Кор.3:5) есть.

Поистине, всякий плотский, языческий человек ничего не чувствует в себе, кроме греха, и ничего не делает, кроме беззаконий. Он, яко духом мертвый, всегда лежит во грехах, совсем усыпив совесть свою, внутренний глас, могущий изобличать его в беззакониях его. Что я говорю, языческий человек таков? И самый христианский человек есть также сам по себе во благих делах бесплоден, и бесплоден дотоле, доколе, или услышав глас Господень, Слово Божие, к плодоношению побуждающее, добродетели похваляющее, и за добро награду обещающее, или увидев мужей, в святейшем христианстве упражняющихся, и совершенные плоды благих дел приносящих, – доколе, говорю, увидев их, не возревнует им, так сказать, не позавидует им в добре, якоже Исаак Исмаилу в детях, не возжелает сильно и не будет просить усердно у Господа Бога, всех благ Подателя, действительного разрешения духовного неплодия своего. Дотоле и всякий христианин бесплоден есть в добре.

Но и тогда, когда христианский человек, Словом Божиим возбуждаясь и из примеров Святых получая наставление, действительно возжелает иметь плод благих дел и будет прилежно просить Господа о разрешении духовного неплодия своего, и тогда, когда Господь Бог, по благодати и милосердию Своему услышав молитвенный вопль его, разрешит узы неплодия его, Божественною Всемогущею силою Своею оживит грехом умершее семя добра, зачнет оное Духом Своим Святым во внутренности человека, – и тогда еще христианский человек великим подвержен бывает беспокойствам, от зла происходящим. Как Ревекка, зачавши плод во чреве своем, жестоко мучилась от чревоношения своего: так и всякий христианский человек как скоро почувствует в себе благодатное зачатие благого семени, семени добродетелей святых, как скоро получит единое начало святейшего христианства: тотчас ощутит внутри себя и борьбу, с жестоким мучением сопряженную, борьбу добра и зла, действительно ощутит, ежели только будет примечать за внутренним состоянием своим. Ибо как добро, так и зло внутри всякого человека рождаются, – только рождаются из разных начал и от разных действующих причин.

Действующая причина добра, или Отец его, есть Триединый, святый, вечный, истинный Бог; зла же действующая причина, или отец его, есть сатана, злой, лживый, падший дух. Начало, из которого производит Бог благое семя в человеке, истинная мать, из которой при действии Духа Святаго рождается добро, есть живая, из семени Слова Божия происшедшая, и внутри человека поселившаяся вера во Иисуса Христа, Искупителя, Спасителя и Целителя душ и телес; зла же начало, или мать, есть всякого человека первородным грехом поврежденная натура. Зло и добро суть близнецы, внутри человека обитающие. И зло есть первенец падшего человека. Человек, в падшем состоянии находящийся, не другое какое внутри себя может ощущать из поврежденной натуры своей и от развращенной воли своей по действию сатаны происходящее рождение, как рождение греха. Первый грех внутри всякого человека рождается; и первый он во всяком, плотским греховным рождением рожденном младенце открывается.

Поистине, во всяком детище как скоро начнут развертываться способности разума и воли его: тотчас открываются и греховные склонности его, склонности или злобы, или зависти, или любопритяжания. Что также и в возрастших, не только языческих, но и в самых христианских человеках оказывается, грех всегда первенцем является. Христианский человек, будучи возбужден Словом Божиим и примером праведных мужей, испрашивает у Бога дар веры; от веры же, яко от чистой девы, чрез действие Святаго Духа зачинается и рождается внутри его истинное добро. Но как скоро благое семя внутри зачнется и появится; тотчас перворожденное зло восстает на добро, сопротивляется ему, ощутительно внутри человека борется с ним, силится задавить и уничтожить его; а чрез сие самое беспокоит, мучит и в великое смущение приводит человека, в такое приводит смущение, что ежели человек не вопросит Господа о сем, не поищет причины в Божественном Слове Его на то, что значит внутреннее волнование и от чего оно происходит, то к несчастию и погибели своей может оставить желание добра, умертвить зачатие его в себе и предаться совсем во область зла, в рабство греха, почитая сходственным с натурою своею, естественным себе, греховное житие. Ежели же христианский человек, будучи наставляем благодатию Христовою и руководствуем Духом Святым, вопросит Господа о сем, вопросит молитвенным гласом глаголя: почто ми сие, и что хощет сие быти? То таковый получит чрез Слово Божие ясный ответ для успокоения своего, получит ответ, в котором изъяснится, что волнование сие, внутри его происходящее, сеть сражение добра и зла, и что добро не может иначе восставлено быть в падшем человеке, как чрез борьбу, чрез сопротивление злу, чрез умерщвление греха; и, получив таковой ответ, успокоится, уверившись, что сему тако надобно быть.

Успокоится же только в мысли своей, в ведении и веровании, что сему тако надобно быть, что породить добра не можно без мучения и болезней, в сем только успокоится; а впрочем, великие будут ему предлежать беспокойства, когда он начнет в действо производить добро. Он как скоро в душе своей почувствует духовное чистое вожделение родить из себя добро, явить оное миру для прославления небесного Отца; тотчас тут же, и прежде еще, самым делом открывается и зло, якоже злобный Исав прежде кроткого Иакова; так что всякий христианин, будучи в таковом состоянии долгое время, должен делать таковое о себе самом исповедание: Вем, яко закон духовен есть, и духовных требует дел, аз же плотян есмь, продан под грех; и посему никаких других, кроме греховных, не оказываю дел. Еже бо содеваю, часто сам не разумею. Не еже бо хощу, сие творю, но еже ненавижду, то соделоваю. Следовательно ныне нектому аз сие содеваю, но живый во мне грех. Вем бо, яко не живет во мне, то есть, в поврежденной плоти моей доброе. Еже бо хотети благое прилежит ми: а еже содеяти доброе, не обретаю. Зло всегда прежде в себе созерцаю. Не еже бо хощу доброе, творю: но еже не хощу злое, сие содеваю. Аще ли еже не хощу аз, сие творю: уже не аз сие творю, но живый во мне грех. Соуслаждаюся закону Божию по внутреннему человеку. Виждуже ин закон во удех моих, противу воюющ закону ума моего, и пленяющ мя законом греховным, сущим во удех моих. Всякий христианин, чувствуя внутри себя сие, должен весьма часто в покаянном духе тако восклицать: окаянен аз человек, кто мя избавит от тела смерти сея? Кто меня освободит от повреждения плоти моей, влекущего меня к вечной смерти? Однако должен также и благодарить Бога за то, что дал ему чувствовать сие и желать добра, должен с Павлом говорить: Благодарю Бога моего Иисус Христом Господем нашим, благодарю и за то, что аз сам умом моим работаю закону Божию, хотя плотию и работаю еще закону греховному (Рим.7:14, 15, 17–20, 22–25). Всякий христианин весьма долгое время может в сем страдательном состоянии пребывать, и часто против своей воли, ежели не делом, то словом и мыслию вместе с добром зло рождать, и прежде зло, нежели добро. Почти вся христианская жизнь есть не что другое, как внутренняя брань, и добра и зла сражение, и одного другим побеждение.

Что ж должно побеждать? Без сомнения, добро должно побеждать, а зло побеждаемо быть, хотя и первенец есть, но первенец развращенной воли человеческой. Добро, внутри человека христианина наитием Святаго Духа от веры зачатое, возрастшее, и из внутренности рождающееся, всегда должно быть ревностным Иаковом, запинателем, должно хватать за пяту, яко Исава, первородящееся зло, должно препятствовать первородству его, или по крайней мере, ежели родится уже, препятствуя действию его, ослаблять его, приводить в бессилие, и в изнеможение, и тако наконец побеждать и умерщвлять его. Всякое зло хотя не скоро, и хотя с трудом, однако может быть побеждено; ежели только всегда будет запинаемо добром. А после побеждения зла, после умерщвления греха водворится внутрь человека христианина мир и покой Христов, истинная преблагословенная суббота.

Братие, чувствуя внутри себя сильное движение зла во всякое время и часто видя оное зло обнаруживающимся, оставим робость Ревеккину; а восприимем мужество жен Мироносиц, с которым они, не ужасаясь тьмы ночной, не боясь воинской стражи, искали тела Христова, да миром помажут его, и с оным христианским мужеством противимся злу, побеждаем оное, творя истинное добро, да сподобимся, как в сей жизни внутренне, так и в будущем веке лицом к лицу радостного явления Христова. Аминь!

Беседа XVII. О том, что всякий человек теряет небесное первородство свое грехом

И отдаде Исав Иакову первенство свое. Быт.25:33.

Премудрый и Всеблагий Бог, сотворив человека, влиял в него дыханием Своим душу живу, и одарил ее двумя главными способностями, просвещенным разумом и свободною волею. И человек с того самого времени, как сотворил его Бог, по свободе воли своей поступает свободно, говорит и творит дела без принуждения, так, как хочет. Но ежели человек по свободе воли своей или о чем-нибудь помышляет, или что-нибудь говорит, или что делает, не употребляя другого свойства души своей, не употребляя разума своего, надлежащего рассуждения о том, что он помышляет, и говорит, и творит: то он весьма удобно, не говорю уже в духовной жизни, духовная жизнь совсем другим Светом управляется, управляется Светом Божиим, Словом Христовым, и в самой наружной, естественной жизни погрешает. Человеческие помышления, без надлежащего размышления производимые, суть не что другое, как единое безумие. Человеческие слова, без должного размышления произносимые, суть не что другое, как единое бесчиние. Человеческие деяния, без надлежащего рассуждения творимые, суть не что другое, как орудия, во вред себе и ближним обращаемые.

Достоверность истины сей можно подтвердить примером Исава сына Исаакова, брата Иаковля. Когда возрастоша юношы, рожденные Ревеккою женою Исааковою: тогда, говорит Писание, бысть Исав человек ведый ловити, имеющий искусство как птиц, так и зверей ловить, человек селный, полевой, по полям и по лесам ходящий. Иаков же брат его бысть человек не лукав, не зверонравен, но мягкосердечен, тих, и посему не любил заниматься ловлею зверей и птиц, но живый в дому, пребывал в палатках своих, как в хозяйстве упражняясь, так и домашним скотоводством занимаясь. Исаак, имея в себе человеческие слабости, возлюби более Исава, возлюби того, о котором из ответа Господня, данного Ревекке жене его, мог знать, что он есть человек противящийся доброму Иакову, воюющий против линии благочестивых, и возлюби его за то, яко ловитва его бяше брашно ему, служила в пищу ему по вкусу его. Ревекка же, помня ответ Господень и согласуясь с Волею Божиею, любляше кроткого Иакова. Сей любимый Ревеккою Иаков свари единожды варение из семян полевых, приятный сок из себя издающих; и в то время, как он сварил, прииде Исав с поля, изнемог, весьма уставши. И рече Исав Иакову: напитай мя варением сочива сего, варением по вкусу сладким, а по виду красным, яко изнемогаю, от труда ослабеваю: и сего ради, яко сам красен был, как выше сказано, и просил красного варения, да притом и усильно просил в пользу свою, прозвася имя ему Эдом, то есть, красный, и в пользу свою просящий. Иаков, услышав требование Исавово и будучи наставляем Промыслом Всевышнего, рече Исаву брату своему: отдаждь ми днесь первенство свое, и аз напитаю тя. Исав же без всякого размышления рече: се аз иду умрети, мне смерть от глада приходит, и Вскую ми первенство сие, что мне тогда будет в нем пользы? А Иаков требовал клятвенного подтверждения, говорил ему: кленися ми днесь: и кляся ему Исав, и отдаде первенство свое Иакову. Иаков же даде тогда Исаву хлеб, и варение сочевно: яде же и пи, и востав отъиде: и ни вочтоже вмени себе Исав первенство (Быт.25:27–34), за ничто почел первородство свое.

Без надлежащего размышления поступив, Исав впал в погрешность и потерял первенство свое, первенство естественное, от перворождения зависящее. Но сие в падшем, грехолюбивом человеке и не удивительно; не удивительно сие в том, который и небесного своего первородства не жалеет. Что Исав за ядение варения сочевного отдал Иакову первенство свое, сие было знаком того, что как он сам, так и подобные ему человеки, человеки грешные, добровольно отдают небесное духовное первородство свое, и отдают за единый грех. Мы из Слова Божия знаем, что первого человека первое рождение, начальное произведение было блаженное, прямо Райское состояние, и вечный живот доставляющее. Первый человек Адам и имевшие происходить от него потомки имели право всегда пользоваться сим первородством своим; а по праву первородства, по праву первого, безгрешного, Божественною, духовною силою производимого рождения беспрепятственно могли наслаждаться плодами Божия наследия, как то, светом, славою, вечным животом и бесконечным блаженством.

Но сохранил ли первый человек сие Райское первородство свое, соблюл ли право пользоваться всегда светом, славою и блаженством небесного Отца? Никак! Он, не употребив надлежащего рассуждения при действии свободы воли своей, согрешил, заповедь Господню преступил, от запрещенного древа вкусил, и сим незаконным ядением своим как силу непорочного рождения, так и право первородства своего погубил, потерял, послушав совета лукавого, прежде падшего духа. И все происходившие от него человеки хотя по обещанию Божию, данному ему относительно ко Искуплению падшего человечества из рабства греховного, имели надежду на возвращение права первородства своего: но дотоле не видали возвращения оного, доколе не пришел Иисус Христос. До самого пришествия Христова больший работал меньшему, человек сатане, потеряв право первородства своего по совету его, работал в темном жилище его, в мучительном аде вместе с подчиненными ему духами.

Когда же Сын Божий по совету небесного Отца сошел на землю, действием Святаго Духа воплотился от Пречистой Девы Марии, пожив свято в мире, пострадал и умер на кресте: тогда крестною смертию Своею возвратил человекам верующим, человекам как во аде бывшим, так и в мире живущим небесное, духовное первородство, право вечного наследия Божия. И ныне со дня славного Воскресения Христова верующие во Имя Его человеки пользуются первобытным первенством своим и по праву оного первородства наслаждаются благами Царствия Божия, наслаждаются как здесь внутренне духом своим предвкушая оные, так и в будущем веке во обилии насыщаясь ими. Все христиане имеют право на сие по дару Искупления Богочеловека Иисуса Христа.

Однако нам припомнить надобно и сие, что все христиане имеют право на небесное первородство свое, могут пользоваться благами вечного наследия, и иные уже наслаждаются оными действительно, находясь во Царствии небесного Отца, все христиане имеют право на сие; но все только те, которые, повинуясь святейшей Воле Искупителя своего Иисуса Христа, очищают себя от грехов и беззаконий, удаляются от развращенного своеволия своего и подражают жизни Великого Спасителя своего. Сии единые имеют право на первобытное первенство свое. А те напротив, которые хотя христианами и именуются по Имени Искупителя своего Иисуса Христа, хотя верующими и почитаются по той причине, что знают Его, ведают о пришествии Его, но не творят того, что Он в Божественном Евангелии повелел, таковые христиане теряют Христом приобретенное право на вечное наследие небесного первородства. Всякий тот из христиан ни во что вменяет духовное первородство свое, кто со Адамом от заповеданного древа вкушает, кто заповедь Господню своевольно нарушая, согрешает. Всякий тот из христиан небесное первенство свое, яко за варение сочевное, со Исавом отдает, кто грешить не перестает, кто беззаконий своих не оставляет. Всякий тот из христиан со Иудою Христа яко за сребренники продает, добровольно неоцененного сокровища лишается, лишается вечного и блаженного соединения с Ним, кто с прелестями мира, с похотями плоти и с волею сатаны охотно сочетавается.

Райское первенство, небесное первородство, вечное наследие Царствия и всех благ оного всяким грехом погубляется. Погубляется оно и гордынею, и непослушанием, и злобою, и завистию, и братоненавидением; погубляется оно и сластолюбием, и сладострастием, и объядением, и пиянством, и блудодеянием, и другими плотскими нечистотами; погубляется оно и сребролюбием, и любоимением, и лихоиманием, и пристрастием как ко излишнему украшению тела, гнилого сего гроба, так и к увеселениям мирским. Ибо небесное, духовное первенство есть не что другое, как наследственное внутреннего человека право участвовать как во общении с Триединым Богом, в соединении со Всесвятейшим Существом Его, так и в наслаждении всеми благами Царствия Его. Всякий же грех есть не что другое, как дерзновенное противоборствование святой Воле Божией, своевольное нарушение повелений Господних; всякий грех есть не что другое, как раздражение Триединого Бога, и раздражение с намерения производимое, ежели по ведению производится. Следовательно, всякий грех есть не что другое, как то Райское древо, на которое Адам прельстился, вкусил от плода, согрешил, и изгнан из Рая; есть не что другое, как то сочевное варение, за которое Исав отдал первенство свое и поработился меньшему брату; есть не что другое, как те сребренники, за которые Иуда продал Христа и навеки лишился Царствия Божия. Всякий грех есть не что другое, как внутренняя нечистота, духовная скверна, адская проказа, которая всякого христианского человека, оскверняющегося ею, лишает небесного первородства, удаляет как от сообщения с Богом, так и от наследия вечных благ Его.

Как плотские родители могут лишать наследственного права и первородных сынов своих, сынов непокорных, ожесточенных, родительской власти их противящихся и распутною жизнию своею имя родителей своих бесчестящих: так и духовный небесный Отец наш имеет право лишить и первенства духовного, и наследия вечного тех христиан, которые по имени первенцы Его и наследники Царствия Его, а по делам суть сыны непокорные, ожесточенные, по воле плоти, мира и сатаны поступающие, а Воле Божией противящиеся, вместо повелеваемых Богом добродетелей в беззакониях всегда пребывающие и беззакониями своими небесного Отца своего, яко дело Его, бесчестящие. Всякое дыхание хвалит Господа, когда поступает по святой Воле Его, течет по предписанию Его: напротив же, всякая тварь, особливо тварь разумная и свободная, бесчестит Его, ежели нарушает священный закон Его, грешит против Воли Его.

Страшись, христианине, жить в мире сем греховно, беззаконно, дабы не обесчестить Великого Создателя своего; бойся обесчестить Его пороками своими, дабы не раздражить и не прогневать Величества Его, дабы не преложить неизреченного Милосердия и Благодати Его в праведный гнев и в отмщевающее Правосудие Его; ужасайся прогневать Его ныне, дабы после в будущем веке праведно, достойно не лишиться духовного, первобытного, человечеству принадлежащего, Райского первенства и небесного наследия, и вместо награды, покорным Божеским сынам свойственной, не получить жестокого наказания, дабы, говорю, не заключиться во ад на вечные мучения, в вечную работу к бунтующим духам.

Смотрите, христиане, да не кто от вас лишится Благодати Божия, да не кто блудодей, или сквернитель лишится небесного первенства своего, якоже Исав, иже за ядь едину отдал есть первородство свое (Евр.12:16). Многие ныне, когда грехи творят, когда алчут и жаждут сладострастия, когда ощущают удовольствие в похотях плоти, в прелестях мира, и в пустых увеселениях, хотя и ни во что вменяют духовное первенство свое, небесное наследие, Царствие Божие; но будет время, в которое тужить станут, когда лишатся оных духовных вечных благ, будет время, в которое раскаяваться станут о погибели своей. Как Исав хотя после и похотел наследовати благословение первенства; но отвержен бысть: покаяния бо места не обрете, аще и со слезами поискал его (Евр.12:17), раскаявался, но поздно: так и они в будущем веке возжелают получить первенство небесное, наследовать Царствие Божие, наслаждаться духовными благами, светом, славою и вечным блаженством Христовым; но уже отказано будет, и с гневом, с осуждением на мучения отказано будет; яко таким, которые в сей жизни с презрением на духовные вещи взирали, или по крайней мере, не радя об них, их не искали.

Хощеши ли убо, христианине, цел быти, желаеши ли и духом, и телом невредимым и неприкосновенным остаться от вечного огня, ищеши ли получить небесное первенство, благословение Божие и вечное Христово наследие: то возлюби оное ныне, в сей временной жизни, в состоянии испытания своего; а возлюбя, старайся о приобретении оных благ, и старайся не сам собою, и не чрез подобных себе человеков, но единственно чрез Спасителя своего Иисуса Христа. Помни из примера расслабленного, что ежели не было человека для него, который бы помог ему в получении здравия телесного, то кольми паче нет человека, который бы мог споспешествовать собственно сам собою к тому, чтобы целым быть духовно и получить живот вечный. Для сего поистине нет человека, кроме Единого Богочеловека Иисуса Христа. Всякий, желающий быть первенцем Божиим, быть в числе наследников Его, проси внутреннею молитвою своею у Иисуса Христа, чтобы Он, ввергши духовное существо его в купель очищения, в источник дражайшия крови Своея, исцелил оное от адской проказы, от духовного расслабления, омыл греховные скверны, очистил беззакония, целым сотворил здесь, учинил способным восстать и идти к духовному вечному животу, к Царствию Божию. Когда сие во временности сей совершится, когда человек здесь чрез Иисуса Христа от греховной и беззаконной жизни освободится, целым и непорочным учинится: тогда и в будущей жизни целым по душе и по телу останется, от огненных мучений освободится, и учинившись первенцем Божиим, в Царствие Божие водворится, водворится, яко наследник Христов, для наслаждения нетленными благами Его, водворится, и будет чрез все веки исповедовать и прославлять, яко Иисус есть, Иже сотвори его целым (Ин.5:15), от Бога благословенным и вечно блаженным. Аминь!

Беседа XVIII. О том, что всякий христианин обязан всячески удаляться от любодеяния и прелюбодеяния, яко грехов, вечной смерти достойных

Заповеда Авимелех всем людем своим, глаголя: всяк, иже прикоснется мужу сему, или жене его, смерти повинен будет. Быт.26:11.

Пал Адам, пали во Адаме и все человеки. И со дня падения Адамова подвергся весь человеческий род переменам мира сего, подвергся и счастию, и несчастию, и довольству, и недостатку. Всякий человек есть обитатель мира сего; всякий человек и участвует в переменах его. Я не говорю о нечестивых человеках, которые по грехам своим достойны всякого наказания; а скажу, что и самые праведные тот же самый по наружности наследуют жребий, тем же подвержены переменам во временной жизни.

Мы видим из Священного Писания, что как верующий и благочестивый Авраам, так и сын его Исаак, были и богаты, и недостаточны, богаты были скотом, а недостаточны были в хлебе. Ибо как во время Авраамово, так и во дни Исааковы был глад в земли Ханаанской, и такой глад, что они принуждены были отходить в чужую землю. Бысть глад на земли, говорит Писание, кроме глада бывшаго прежде во время Авраамле; бысть глад во время Исааково. И Исаак, почувствовав оный глад, отъиде ко Авимелеху, царю Филистимску, в Герару; отъиде к тому царю, который был в дружестве с отцом его Авраамом. Как же скоро он взошел в Филистимскую землю: тотчас явися ему Господь и рече: не ходи во Египет, Исаак бо по примеру отца своего Авраама хотел продолжить путь свой до Египта; вселися же в земли, в ней же ти реку, или в которую ты пришел. И обитай в земли той, и Аз буду с тобою, и благословлю тя: тебе бо и семени твоему, яко семени Авраамову, дам всю землю сию: и поставлю клятву Мою, ею же кляхся Аврааму отцу твоему, утвержду данное ему обещание. И умножу семя твое, яко звезды небесныя, и дам семени твоему всю землю сию: и благословятся о семени твоем вси язы́цы земнии, благословятся о Христе Иисусе, от семени твоего по плоти произойти долженствующем. Понеже послуша отец твой Авраам Моего гласа и соблюде заповеди Моя, и повеления Моя, и оправдания Моя, и законы Моя. Исаак, услышав таковое от Господа обещание, с радостию вселися в Герарех. Когда же он вселился, тогда мужие места того вопросиша о Ревекке жене его, что она ему есть? И он ответствуя рече им: сестра ми есть: убояся бо рещи, яко жена ми есть, да не когда убиют его сластолюбивые и сладострастные мужи места того Ревекки ради, понеже бе доброзрачна. Бысть же много время тамо: и единожды Авимелех царь Герарский приникнув окном увиде Исаака играюща с Ревеккою женою своею. И призвав Авимелех Исаака рече ему: убо жена твоя есть: почто рекл еси, яко сестра ми есть? Исаак же ответствуя рече: для того сказал я, что она сестра мне, да не умру ея ради. Но Авимелех, выговаривая ему и укоряя его за сие, рече ему: что сие сотворил еси нам? Вмале не бысть некто от рода моего с женою твоею, едва не учинил кто с нею прелюбодеяния, и навел бы еси на ны неведение, грех по незнанию, и от Бога наказание. И с того времени заповеда Авимелех всем людем своим, глаголя, всяк, иже прикоснется мужу сему, или жене его, всякий тот, который или его как обидит, или ее обесчестит и беззаконно осквернит, смерти повинен будет (Быт.26:1–11).

Даде Авимелех, яко царь, заповедь не прикасаться к Ревекке жене Исааковой, даде заповедь не творить прелюбодеяния, гнушаясь оным, даде заповедь сию, угрожая за нарушение оной смертною казнию. И людие его хотя и язычники были, хотя чистоту и целомудрие не так-то много уважали; однако заповедь Авимелехову сохранили, к жене Исааковой не прикоснулись, гнусного прелюбодеяния не учинили, не учинили, или любя царя своего, или покоряясь власти его, или страшась казни смертной; как бы то ни было, какою бы причиною ни побудились, только не учинили прелюбодеяния с женою Исааковою. А сей честный поступок языческих человеков в великий должен привести стыд тех христиан, которые впадают в грехи любодеяния и прелюбодеяния, впадают в оные срамные грехи, нарушая заповедь не земного царя, но небесного, не Авимелеха, не Всевышнего и Премилосердного Бога. Сам Бог, управляя верующими человеками, даде им заповедь: не прелюбы сотворите. Всякому из них сказал: не прелюбодействуй (Втор.5:18). Но они нарушают сию священную заповедь Господню. Языческие Герарцы слушают своего царя, подобного им человека, и только честно и властно возвеличенного, слушают, и повеление его исполняют: а христиане не слушают Господа и Бога своего, как по власти, чести и славе, так и по Существу Своему весьма Великого, не слушают Его, и нарушают святую заповедь его. Сие весьма должно постыждать и посрамлять нечестивых христиан. Сие должно и научать их надлежащему повиновению Воле небесного Царя.

Христиане, яко светильник Слова и светильник веры в руках своих имеющие, и оным светом внутренне просвещаться могущие, должны быть светилами духовными и для других, их свет внутренний должен светиться пред всеми человеками, и пред самыми неверующими, да они видя дела их сами просветятся, исправятся, и прославят небесного Отца (Мф.5:16). А когда христиане по грехам и беззакониям своим, по тем страстям, в которых пребывают, суть духовная тьма, которою не просвещаться, но помрачаться и оскверняться только могут прочие человеки, прикасающиеся к ним, соединяющиеся с ними и даже взирающие на них: то они сами имеют обязанностию поучаться не только из Слова Божия, но и из видимых вещей должностям своим, имеют обязанностию просвещаться не только духовным светом, но и самым наружным, естественным, имеют обязанностию подражать жизни не только благочестивых, истинно верующих мужей, но и самых честных язычников, тех, которые, не имея письменного закона, естеством, по совести своей, законная творят, и которые посему, закона не имуще, сами себе суть закон (Рим.2:14). Помраченные адскою тьмою христиане обязаны у сих учиться тому, как им должно покоряться Воле Господней и исполнять заповеди Его. Они, слыша из Слова Божия, что Авимелех языческий царь гнушался прелюбодеяния и дал заповедь не прикасаться к Ревекке, и людие его исполнили повеление его, – они, говорю, слыша сие, должны учинить из того для себя весьма сильное побуждение повиноваться Воле Божией, исполнять заповедь Господню, запрещающую прелюбы творить; должны сим сильно побудиться к тому, чтобы впредь жить в чистоте и целомудрии.

Христианине, будь трудолюбивою пчелою, из всего сладкий мед извлекающею; будь прилежным учеником, всему подражающим в деле своем; будь ревностным живописцем, со всего хорошее и совершенное описывающим. Христианине, взирай как на Свет духовный, небесный, Божественный, на Слово Божие, так и на свет видимый, земной, естественный, на солнце и звезды мира сего; ибо и естественное, но чистое, светлое, от света происходящее, совершенно есть. Христианине, подражай святейшей жизни Богочеловека Иисуса Христа и Божественных Апостолов, верующих в Него мужей; но не оставляй без примечания и естественных человеков, в творении добра видимым светом руководствуемых и к созерцанию духовного Света возвышаемых. Все то, что учит тебя быть чистым, непорочным, святым, есть полезно для тебя, где бы и в ком бы оно ни было совершаемо.

И самый честный язычник, гнушающийся по естественному закону любодеяния и прелюбодеяния, постыждая развращенного и в оные мерзкие пороки впадающего христианина, может и должен научать его тому, чтобы он всячески удалялся от сих гнусных беззаконий. Любодеяние и прелюбодеяние, все блудные нечистоты, суть такие грехи, такие закона Божия преступления, которые тучностию или плотскою грубостию своею подавляют и совсем истребляют Божественную чистую любовь, любовь к Богу и любовь к ближнему, любовь ко спасению ближнего, а не к погибели его стремящуюся. Где есть любовь мира, а кольми паче где есть любовь похотливой плоти, там не может быть любви Отчей, любви Божией. Любодеяние и прелюбодеяние суть такие грехи, которые являют чрезвычайную человеков непокорность к Господу Богу своему. Всякая плотская блудная нечистота весьма строго в Слове Божием запрещается: а когда оное запрещение Божие нарушается от человеков, то есть знак, что человеки Господу своему не повинуются. Любодеяние и прелюбодеяние суть такие грехи, которые свидетельствуют, что человеки, оскверняющиеся ими, имеют великое бесстрашие в себе и чрезвычайное небрежение о спасении своем. Как бо Авимелех царь Герарский смертию угрожал всякому, кто прикоснется к Ревекке жене Исааковой: так и Господь Бог Царь небесный смертию же угрожает и любодеям, и прелюбодеям, и смертию не временною, но вечною, в разлучении с Богом, в лишении вечных благ, в бесконечных, тяжких мучениях состоящею. Блудники и прелюбодеи, говорит Слово Божие, Царствия Божия и вечного живота не наследуют, а наследуют вечную смерть.

Но таковые ли свойства должны быть в христианине, в христианине истинном, прямо верующем? Таково ли должно быть его внутреннее расположение, чтобы ему не любить Господа и Бога своего, быть непокорным к Нему, служить во вред и в погибель ближнему своему и без всякого страха небрещи о спасении своем? Никак! Чтобы любить Господа Бога своего и ближних своих, чтобы во всем покоряться святейшей Воле Его, и чтобы со страхом соделовать спасение свое, сие-то самое и составляет существенность истинного христианина. Ежели же в ком нет сих духовных, внутренних свойств, то это знак, что он не есть истинный христианин, но ложный, не есть чадо Божие, но сын погибельный. Ежели кто без раскаяния пребывает или в любодеянии, или в прелюбодеянии, пребывает в сих скотских страстях, не оставляя их: то это знак, что он не имеет части не только в заслугах Христовых и в приобретенных оными заслугами вечных благах, но и в самом Имени Христовом. Таковой недостоин и христианского имени. Иисус Христос, яко Искупитель человеческого рода, во всяком искупленнике Своем пребывает, в теле его обитает и с духом его соединяться имеет право. Но христианин, когда с любодейцею сочетавается, тогда со Христом духовно соединяться отрицается. А когда он Христова соединения отрицается, то и Христос от него удаляется, удаляется, лишая его общения Своего, лишая участвования не только в Духе, но и в самом Имени. Ибо быть единым Духом с Господем и достойно носить на себе Имя Его может только тот, который духом и сердцем своим прилепляется Господеви. Который же напротив прилепляется сквернодейце, едино тело бывает с блудодейцею: будета бо, рече, оба в плоть едину (1Кор.6:17:16). Погибельное соединение!

Бегайте убо, христиане, блудодеяния. Не весте ли, яко телеса ваша удове Христовы суть? Взем ли убо уды Христовы, сотворю уды блудничи? Да не будет сего. Да не будет в нас, христиане, сего. Ибо всякое блудодеяние и душу, и тело оскверняет. Всяк бо грех, его же аще сотворит человек, кроме тела есть, только до души касается и душу оскверняет; а блудяй во свое тело согрешает (1Кор.6:15:18), против своего тела идет, и душу, и тело оскверняет и к вечному огню обоих добровольно приуготовляет. Согрешает человек против тела своего объядением и пиянством; когда оным злоупотреблением пищи и пития измождевает, расслабляет и убивает оное: а наипаче согрешает против него любодеянием, мерзким и отвратительным, творя его не только пред чистыми очами Божиими, но и пред самыми нечистыми глазами человеческими.

Бегайте, христиане, блудодеяния, яко греха вечной смерти достойного, несмотря на то, что сия адская проказа есть повсеместна, что сия душевная болезнь есть модная, всеобщая, и малоуважаемая. Всякое плотское удовлетворение, и объядение, и пиянство, а кольми паче блудодеяние есть удовлетворение скотское, и от наслаждения духовными брашнами, небесным жителям свойственными, удаляющее. Да, кажется, лукавый сатана для того сими плотских похотей сетьми и опутывает, опутывает всех вообще, и мужеский пол, и женский, и недозрелых юношей, и престарелых людей, что он сие средство нашел весьма удобным отводить христиан от Царствия Божия. Он видит, что не все люди могут входить в адское помрачение его диавольскою стезею, его гордынею, его злобою, его ожесточением. Он видит, что не всякий человек может быть подобным ему сатаной по причине врожденного мягкосердечия. А чувственным человеком быть, несмысленным скотом учиниться, в пиянстве и в блуде жить, и несмысленною, скотскою, пияною и блудною жизнию своею от духовного, блаженного, светлого Рая удалиться всякий может. Для сего-то, говорю, сатана так обильно блудные дела в мире сем и рассевает. Он, творя человеков скотами, по слову Евангелия свиниями, свое стадо умножает, во свой мрачный двор их загоняет, свое темное царство ими распространяет, с злобными духами их соединяет, тех в них водворяет и вместе с ними в море, в озере огненном потопляет. Вот к чему всякий блудник и прелюбодей себя приуготовляет, хотя он страсть сию, сию нечистую любовь и модною почитает!

Бегайте, христиане, блудодеяния как из любви и повиновения к Господу Богу своему, так и из страха вечной смерти, за сими плотскими сквернами последовать имеющей. А прилепляйтеся к чистоте и целомудрию, ведая из Слова Божия и веруя по действию Слова, яко телеса ваша храм живущаго, или жить хотящего в вас Святаго Духа суть, Его же имате от Бога, или можете иметь, и несте свои. Куплени бо есте ценою, дражайшею кровию Христовою. Иисус Христос для того пострадал на кресте, пролил кровь Свою, да будете Его, и да творите святую Волю Его.

Бегайте, христиане, блудодеяния, чувствуя с женою Самарянынею от Господа часто творимое в нечистотах плотских обличение, и от животного источника Его пия воду покаяния, очищения, просвещения и освящения.

Сие есть единое мое как в рассуждении себя, так и относительно к вам желание, да прославим Бога нашего и в телесах наших, и в душах наших, яже суть Божия (1Кор.6:19:20). Аминь!

Беседа XIX. О том, что все обиды, друг другу творимые, получат отмщение от Правосудия Божия, каждому по делам его воздающего

И пряхуся пастырие Герарстии с пастырьми Исааковыми, глаголюще: наша есть вода: и прозва имя кладязю тому обида: обидяху бо его. Быт.26:20.

Господь Бог истинен есть, и несть неправды в Нем. Господь Бог присносущный Свет есть, и несть тьмы и пременения в Нем. Господь Бог верен, и верно Слово Его, Слово из пречистых уст Его исходящее, Слово, силою Духа Святаго сопровождаемое. Что Господь Бог ни повелевает, свято и непорочно есть. Что Господь Бог ни обещает, скоро или не скоро, только непременно сбудется. Всякий тот, кто благочестиво живет, заповеди Господни исполняет, любим от Господа бывает. Всякий тот, кто чистосердечно верует и твердо уповает, все обещанное от Господа получает. Господь Бог любящих Его хотя для испытания веры и любви и искушает, искушает огорчениями и недостатками, но никогда не оставляет. Он, испытав их, тотчас паки награждает. Все то Истинный и Святый Бог исполняет, что Словом Своим обещает. В чем нас кроме многих других и пример благочестивого Исаака уверяет.

Господь Бог, явившись ему в земли Герарстей, повелел ему остаться в оной, и обещал ниспослать на него благословение Свое, и тотчас исполнил сие радостное обещание. Исаак, по свидетельству изъясняемого нами Писания, сея в земли той, и приобрете в то лето стократный плод ячменя, каждое зерно оного сто зерен принесло. Благослови бо его Господь. И возвысися человек сей и преуспевая больший бываше, Дóндеже велик бысть зело, во всем весьма совершен. Быша ему скоти овец, и скоти волов, и земледелия многа: так что Филистимляне позавидеша ему. И из ненависти вся кладязи, яже ископаша раби отца его, во время жизни отца его, Филистимляне заградиша, и наполниша тыя землею. Что самое чувствуя и Авимелех рече ко Исааку: отъиди от нас, яко сильнейший сотворился еси от нас зело, ты во всем превосходишь нас теперь. И отъиде оттуду Исаак, отъиде из самого жилища Герарцев; а вселися в дебри Герарстей, и тамо обита, поставил палатку свою в долине их и начал жить, будучи отдален от них (Быт.26:12–17). И паки ископа Исаак кладязи водныя, которыя также прежде ископаша раби Авраама отца его и которыя заградиша, землею завалили Филистимляне по умертвии Авраама отца его. И ископавши их прозва им имена, по именам, нарек оные теми же самыми именами, имиже прозва Авраам отец его. Подобно ископаша раби Исааковы и в дебри Герарстей, в той долине, в которой начали обитать, и обретоша тамо кладязь воды живы. Что увидев пастырие Герарстии пряхуся с пастырьми Исааковыми, глаголюще: наша есть вода: и Исаак прозва имя кладязю тому, обида, обидяху бо его. Отшед же оттуду подалее Исаак ископа кладязь другий: а пастырие пряхуся и о том, и прозва имя ему, вражда, или ненависть. Исаак и от того места удалившись ископа еще другий кладязь: и пастырие уже не пряхуся о том: почему Исаак прозва имя ему, пространство, глаголя: яко ныне распространи Господь нам место и возрасти нас на земли (Быт.26:18–22), дал возможность умножиться в оной и распространиться.

Что встретилось со Исааком в земле Герарстей: сие весьма часто случается и со многими обитателями непостоянного мира сего. Мир сей, видимое жилище человеков, хотя и пространен есть, есть настоящее от Господа созданное пространство, в котором множиться, возрастать и расширяться все человеки могут: однако алчные и жадные человеки, человеки богатолюбивые, к сребру и злату прилепленные, человеки корысть и лихву обожающие, измеряя мир сей, находят его очень узким, тесным, для себя недостаточным: и посему часто для расширения пределов владения своего чувствительно обижают ближних своих. Иные по примеру Герарцев завидуя счастию других, в простоте сердца живущих и благословением Божиим пользующихся, стараются по крайней мере удалить их от себя, дабы не видеть завистливым очам их течения счастия их. Они говорят: отъидите от нас, яко вы сделались гораздо сильнее нас. Другие, имея ненависть к ближним своим, не довольствуются тем, что они удаляются от них, оставляя в покое их, но преследуют <...>2 и везде: беспокоят их, беспокоят, или доброе имя их понося, или часто их как-нибудь лишая, или имения какого часто отнимая, беспокоят, говоря: и вода есть наша, и земля есть наша, и луга наши, и леса наши, и деревни наши. Да ежели бы можно было, то бы они сказали, что и небо, и солнце, и воздух, наши. Много в мире таких людей, от которых ближним, прочим человекам, на всяком месте есть обида и при всяком случае есть вражда.

Да и всякий человек, по греховному своему состоянию, по повреждению как духовного, так и телесного существа своего, неспособен быть настоящим человеком, быть тварию мягкосердечною, благорасположенною; неспособен чистосердечно любить ближних своих, охотно благотворить им, всегда пещися о пользе их, неспособен во всякое время <...> благословение на брата своего: а быть <...>, существом зверонравным, быть тварию завистливою, человеконенавистною, злобною удобен, удобен не любить ближних своих, не благотворить им, вредить им, удобен нечистыми устами своими изрыгать на них клятву и злохуление. От всякого поврежденного человека всегда может быть обида, и везде вражда. Ибо все то, что человек помышляет и говорит в огорчение ближнему своему, есть действительная вражда. А что он творит во вред ближнему, то уже есть обида ему. Вражда есть, когда человек против человека мыслит зло. Вражда есть, когда человек о ближнем своем говорит худо, или злословит имя его, или осуждает деяния его. Вражда есть, когда человек брата своего укоряет, поносит, ругает. Обида ближнему есть, ежели он укоризнами и поношениями своими вред чести его творит, подозрительным его делает. Обида ближнему есть, ежели он или воровскою кражею, или купеческим обманом, или с <...> сопряженным лукавством, или господскою властию, или судейскою <...>, или другим каким образом лишает его имения своего, части ли какой лишает, или всего. Обида ближнему есть, ежели ты, сам имея развращенные нравы, греховные склонности, порочные привычки, и его примером жизни своей развращаешь, развращаешь, научая его языком своим поносить других и клеветать на них; развращаешь, поставляя его и вооружая злобою своею против других; развращаешь, склоняя его или к воровству, или к пиянству, или к мотовству; развращаешь, возбуждая его или к гордости, или к непокорности, или к любодеянию и прелюбодеянию, или к другим каким страстям, грехам и беззакониям. Все сие есть обида, и величайшая обида. Великая обида ближнему есть физическое ему причиненное зло, как то повреждение телесного здравия, или лишение имения, или и самое прекращение жизни; но нравственное ближнему учиненное зло, как то повреждение здравия душевного, лишение честности нравов и добрых свойств, и удаление от спасения, от вечного живота, в соединении с Богом состоящего, есть гораздо большая обида ему, обида не только телу, но и духу его, обида вечная. Но кто так ближнего своего, яко же Герарцы Исаака, не обижает? Кто пред ближним своим источников живыя воды не заграждает? Кто ближнего своего или временного счастия, или вечного спасения не лишает? Весьма редкий из поврежденных человеков праведно, чистосердечно, доброжелательно, без лицемерия и без обиды с ближним своим поступает. Дух плоти, дух мира и дух сатаны всякого греховного человека обижать ближнего своего побуждает; и всякий грешный человек, повинуясь им, а паче удовлетворяя гнусным, человеконавистным страстям своим, исполняет побуждения их, обижает разными образами ближнего своего; везде и во всем <...> и собственность свою наблюдает, что все его есть, все ему принадлежит, ему того хочется, утверждает; а что полезно ближнему или вредно ему, спасительно или погибельно есть, о том нимало не помышляет. Тако в мире жить и тако с ближними поступать адский злобный дух всякого научает.

Что ж, правильно ли тот из христиан делает, кто, внимая внушениям духа лестча, духа сатанина, так с ближними поступает, поступает, обижая их или помыслом злобным, или языком дерзким, или деянием вредным, вредным, наружной, естественной жизни и внутренней, духовной? Думаю, что и сам тако поступающий человек, ежели беспристрастно рассудит, не оправдает себя в сих злых поступках своих. И какое оправдание! Какое извинение христианину слушать сатану и поступать по воле его! Ежели в наружной жизни воин слушает военачальника своего, подъячий судью своего, раб господина своего, сын отца своего, то кольми паче сие должно быть исполняемо во внутренней жизни, кольми паче всякий христианин должен слушать того, чей он, и кому он принадлежит. Но что он не сатанин, сие имя его подтверждает. Он называется христианином, производя происхождение свое по духу от Христа; следовательно, он есть Христов. А когда Христов есть, а не сатанин, то и Волю должен творить Христову, а не сатанину. Воля же Христова, яко на единой любви к Богу Отцу и к человеческому роду основанная, запрещает, и строго запрещает все деяния человеческие, от воли сатаны происходящие и во вред ближним служащие, к временной и вечной погибели относящиеся. Святый Пророк Божий и Предтеча Господень Иоанн, приуготовляя людей ко принятию грядущего Спасителя мира, говорил от Лица Христова воинам, вопрошавшим его, и мы что сотворим? Говорил им: никогоже обидите, ни оклеветайте: и довольни будите оброки вашими (Лк.3:14). И Апостол Павел, изъясняя Волю Христову, тако глаголет: братие, мир возлюбим, и яже к созданию друг ко другу (Рим.14:19), а не на разорение, не во вред, не в обиду, не в погибель. Что и Сам Господь наш Иисус Христос подтверждает, сице говоря: якоже хощете, да творят вам человецы, и вы творите им такожде (Лк.6:31). Как бы так сказал: ежели вы хотите, чтобы вас другие не обижали, а добро вам творили, то вы и сами других не обижайте, а добро творите. Воля Христова есть, чтобы христиане, ученики Его, не только сами обид не делали, но и не отмщевали за обиды другим. Не побежден бывай от зла, говорит Апостол Павел, согласуясь с Волею Христовою, но побеждай благим злое (Рим.12:21). Ни единому зла за зло не воздавай, но промышляй добрая пред всеми человеками, будь благорасположен не только к друзьям, но и ко врагам. Аще возможно, еже от вас, или сколько возможно вам, со всеми человеки мир имейте, никому причины к раздору не подавайте. Не себе отмщающе, возлюбленнии, не ищите отмщения, ежели кто как и обидит, но дадите место гневу, укротите ярость свою, усмирите любомщение свое, вспомня, что писано есть, Мне отмщение, Аз воздам, глаголет Господь (Рим.12:17–19).

И поистине, Святый и Праведный Господь Бог не оставит без отмщения всякого ближним творимого оскорбления. Все обиды, друг другу причиняемые, получат наказание от Правосудия Божия, каждому по делам его воздающего. У Праведного Бога нет добра без мзды и нет зла без наказания. У Праведного Бога нет добродетели без награждения и нет порока, или к оскорблению Величества Божия, или к обиде и вреду ближних относящегося, без отмщения. Всякая обида, и обида словом, и обида делом, и обида естественная, и обида нравственная, непременно от Праведного Бога отмстится, отмстится каждая по мере своей. Нет убо причины самому христианину заниматься страстию любомщения. Что я говорю, нет причины заниматься любомщением! Христианин, истинный христианин еще так должен быть расположен к обидливым человекам, чтобы ему не только самому не отмщевать, но и Бога не просить об отмщении, не только не просить Бога об отмщении за него, но и, прощая им свои обиды, молиться Богу за них, просить Милосердие Его, что Он не отмстил им за недостоинство его по Правосудию своему, но такожде простил обиды их, яко от невежества их происходящие, от внутренней слепоты их зависящие.

Вот каков должен быть всякий христианин! Желательно, весьма желательно, чтобы сии, истинному христианину приличествующие и Христом требуемые свойства вселились силою Духа Святаго и в нас; желательно, чтобы и мы все не только ближних не обижали, не только чужого не касались, говоря, наше есть, но и свои собственные обиды прощали. Много, правда, требуется трудов, бдения и примечания за внутренностию своею, дабы дух свой, внутреннее существо свое, освободить от зверского нрава, от человеконенавистного, адского, сатанинского свойства, и учинить его во нраве тихим, человеколюбивым, подобным кроткому Агнцу, Господу Иисусу Христу, на кресте от Иудеев закланному, распятому, и на том же крестном жертвеннике за них тако ко Отцу Своему молившемуся: Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят (Лк.23:34). Много, правда, требуется труда привести дух свой в такое положение, чтобы он стяжал добровольное свойство, свободную наклонность не только ближних своих не обижать, но и другим обиды свои прощать, и еще молиться за обидящих, прося и у Премилосердого Бога им совершенного прощения и на истинный путь обращения. Много для сего требуется труда. Но при силе Христовой не есть невозможно. О Христе Иисусе истинным и ревностным ученикам Его вся возможна. Да притом и трудиться в сем духовном упражнении ободрительно. Ибо Спаситель наш Иисус Христос, Ходатай о прощении грехов человеческих, всем прощающим обиды таковое дал обещание: аще отпущаете человекам согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный. Аще ли же кто, не внимая по ожесточению своему сему Господню гласу, (не) отпущает человекам согрешений их, то и Отец небесный не отпустит ему самому согрешений его (Мф.6:14:15), а отмстит ему праведным судом Своим за обиды Свои. Аминь!

Беседа XX. О том, что человеки грешные суть не что другое, как кладязи безводные, клятвенные

Пришедше раби Исааковы, поведаша ему о кладязе, егоже ископаша, и рекоша: не обретохом воды. И прозва его: клятва. Быт.26:32, 33.

Сколь непостоянен и переменчив мир сей; столь непостоянны и переменчивы и человеки, в мире сем живущие. Как в мире сем то ясный день бывает, то густая тьма покрывает шар земной, то тепло, то холодно случается, сухость на мокроту, и мокрота на сухость переменяется: так и человеки вращаются; они то веселы, то печальны являются, то ласково, то холодно обращаются, уничижение и гордость, послушание и непокорность, любовь и ненависть, дружество и вражда, похвала и клеветы попеременно в них открываются. И мир, и человеки одинаковы в действиях своих кажутся: но причины сих действий их разные имеются. Мир непостоянен и переменчив есть по своему закону, по расположению, от Творца ему учиненному: а человеки непостоянны и переменчивы по своей воле, по злоупотреблению свободы своей, по нарушению закона Божия. И миру, кажется, таковой дан закон единственно во изъявление непостоянства человеческого, переменчивости разумных тварей. Райское состояние было состояние постоянное, непеременяемое, всегда в свете, всегда в славе, всегда в блаженстве. И человек постоянностию Рая дотоле пользовался, доколе сам был в нравственности своей постоянен. А как скоро переменился, как скоро из доброго злым, из непорочного грешным учинился: тотчас из постоянного Рая в непостоянный мир, по нужде будучи изгнан из него, переселился, переселился в знак непостоянности своей. Непостоянство мира есть живое изображение непостоянства человеческого: непостоянство же человеческое есть свойство единых нечестивых, грешных человеков. Одни миролюбцы, человеки нечестивые, языческие такого свойства, что они обходятся с людьми по разбору, в счастии любят их, а в несчастии удаляются от них, когда те возвышаются, они ласкают их, а когда унижаются, без причины злословят их.

Истину сию Авимелех царь Герарский, языческий, собственным поступком своим подтверждает. Когда Исаак, чувствуя глад в своей земле, пришел во владение его и поселился в нем, тогда вытеснил его Авимелех из области своей: а когда и в соседстве Господь Бог благословил его, тогда сам пришел учинить мирный договор с ним. Как то изъясняемое нами Писание тако о сем свидетельствует. Исаак, будучи выслан Авимелехом из города Герары, жил несколько времени в дебри, или в долине Герарстей: но после взыде оттуду ко кладязю клятвенному, к тому месту, где долго обитал отец его Авраам, и где Авимелех и Авраам клялись жить в мире. И в ту самую нощь, как Исаак переселился туда, явися ему Господь и рече: Аз есмь Бог Авраама отца твоего, не бойся: с тобою бо есмь всегда и везде, и благословлю тя, и умножу семя твое Авраама ради отца твоего (Быт.26:23:24).

Исаак, чувствуя Божие благоснисхождение, тотчас созда тамо жертвенник и призва Имя Господне, возблагодарил Ему за милость Его: и постави тамо скинию свою, палатку свою, расположившись на сем месте обитать, и раби Исааковы ископаша тамо кладязь. Что видя Авимелех царь Герарский прииде к нему от Герар, и Охозаф, невестоводитель его, и Фихол воевода сил его. Исаак, увидев их, рече им: Вскую, почто приидосте ко мне? Вы возненавидесте мене и отсласте мя от себе. Они же реша: видевше узрехом, яко бе Господь с тобою, и рехом: буди клятва между нами и между тобою, и завещаим с тобою завет мира. Да не сотвориши с нами зла, якоже и мы не возгнушахомся тобою, и якоже сотворихом тебе добро, и отпустихом тя с миром: и ныне благословен ты от Господа. Исаак, тот, который научен был любить и друзей, и врагов, не отослал их от себя с презрением, а сотворил им пир, и ядоша, и пиша. Заутра же воставше клятся кийждо ближнему, клятся Авимелех Исааку, и Исаак Авимелеху, клятся в соблюдении мира друг с другом; и отпусти я Исаак, и отъидоша от него здравы (Быт.26:25–31). Благочестивые бо человеки не могут иначе жить, как в мире и любви. Они для мира и обиды прощают, и оскорбления забывают. По отшествии же Авимелеха в тот самый день пришедше раби Исааковы поведаша ему о кладязе, егоже ископаша, и рекоша: не обретохом воды. И прозва его: клятва. Клятвы бо Господней есть действие лишение наружных благ. И по сему прозва имя граду оному, тому самому месту, где обитал, кладязь клятвенный, которым именем называется даже до днешняго дне (Быт.26:32:33), называется сим именем как потому, что не обретено тут воды по клятве Господней, так и потому, что Исаак и Авимелех клялись на сем месте о сохранении дружества, подобно как и отец его Авраам.

А что Исаак существенно нарек то место клятвою, на котором не обретено воды: сие можно доказать тем, что земля до падения человеского, прежде, нежели проклята она была от Господа за грех первого человека, во всем обильна была. Обильна была и в доставлении пищи, и в сообщении пития. Когда же человек согрешил, Волю Божию нарушил, Господа своего прогневал, и когда Господь Бог за грех человеческий проклял землю, рек, проклята земля в делех твоих, в печалех снеси тую вся дни живота твоего (Быт.3:17): с того самого времени она действительно клятвою учинилась, недостаточною в доставлении пищи и пития соделалась, так, что часто и самые великие человеческие труды тщетны остаются.

Но что я говорю, земля есть клятва? И сам человек со времени грехопадения своего есть не что другое, как кладязь безводный, клятвенный, есть клятва. На что ни посмотри у человека, везде есть бесплодие и недостаток; где, просто сказать, ни копни, во всяком месте есть безводие и клятва; где ни поищи, нигде не обретешь живой воды, вечный живот доставляющей. Нет ныне в человеке, в человеке грешном той способности, той Богоподобной сообщительности, которою бы он, яко духовною пищею питать, и яко духовным питием напоевать мог других. Не только нет в человеке дара и силы сообщать другим средства к вечному животу, но нет уже способности и от других принимать духовное насыщение. Господь наш Иисус Христос чрез Божественных учеников Своих часто сообщает духовные дары, живот вечный доставить могущие, сообщает настоятельно, побуждает убедительно ко принятию оных, прямо говорит, приимите, вкусите и видите, яко благ Господь, приимите Слово и веру, вкусите тайны и узрите живот вечный. Сколько же есть таких людей, которые бы хотя охотно желали принять духовные дары, не говорю уже, которые бы принимали: весьма немного, весьма немного не только приемлющих, в насыщение свое обращающих духовную пищу и питие, но и самых желающих, ко принятию их стремящихся. Многие на духовные вещи плотскими глазами глядят, но не видят, наружными ушами слушают, но не слышат, не видят красоты духовных вещей, не слышат согласия и приятности их, не вкушают сладости их, не обоняют благоухания их, не осязают их, опытным образом не уверяются в них, и посему-то нимало не стремятся к восприятию их.

Господь наш Иисус Христос, стоя в великий последний день праздника, употребляя конечное средство, спасительное Искупление Свое, всем велегласно взывает: аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет (Ин.7:37); ежели кто хочет насытить себя духовною пищею и напоить духовным питием, ежели кто желает получить живот вечный и чрез себя другим сообщить; тот да обратится ко Мне, яко к источнику живыя воды и вечного живота. Но кто от чистого сердца обращается к Нему, яко Спасителю своему, кто с охотою, оставив адскую тьму, прибегает к Нему, яко Свету и Руководителю своему, кто истинно алчет и жаждет учения Его, яко пищи и пития своего, кто ежеминутно ищет соединения с Ним, яко с источником вечного своего живота? Очень редкие, и то разве страхом вечной смерти и жестоких адских мук, а не Божественною чистою любовию возбужденные. Большая же часть людей спешит, спешит, яко толпа неразумных животных, на мутные водопои, спешит и пьет воду из нечистых луж, пьет воду или плотских похотей, или мирских удовольствий, или сатанинских злобных стремлений, пьет гнилую воду, не живот вечный доставляющую, а повреждение и телесное, и душевное производящую, и временную скорую, и вечную смерть причиняющую. Всякое бо насыщение, и насыщение плотскими похотьми, и насыщение мирскими прелестьми и страстьми, и насыщение адскими, темными вожделениями есть насыщение и для тела, и для души вредное, и смертоносное, навеки погибельное.

И сия-то единственно есть существенная причина тому, что человеки, человеки грешные, суть не что другое со дня падения своего и доныне, как кладязи безводные, клятвенные, ни своей внутренней жажды не утоляющие, ни других не насыщающие. Сия единственно есть существенная причина тому, что человеки грешные и сидя при источнике Иаковли жаждут, и при свете во тьме, и при Восстановителе в падении, и при Искупителе в клятве, и при Христе в грехе, и при животе в смерти. Сия единственно есть существенная причина сему; понеже человеки, человеки грешные, хотя и сидят при источнике живыя воды, но не пьют от нее; хотя и взирают на свет, но не открывают сердца своего ко принятию его во внутренность свою; хотя и при Восстановителе, Искупителе и Христе суть, но не восстают покаянием, не просят освобождения от клятвы и не ищут очищения грехов; хотя и вечный живот предлежит пред ними, но не оживают духом своим от греховной смерти, не оживают действием и силою Святаго Духа; а пьют только от гнусных, мутных и гнилых вод греховных похотей своих, насыщаются только миролюбием и плотоугодием своим. Сия единственно есть существенная причина тому, что из человеков грешных, яко из ям безводных, ничего благого, полезного, душеспасительного ни для себя, ни для других не истекает, не истекает ни просвещения ума, ни исправления воли и нравов, ни наставления в жизни, ни побуждений к добродетелям, ни насаждения веры и любви, ни попечения о спасении своем, о приобретении вечного живота: а ежели что и истекает из них, то истекает, яко из нечистых труб, всегда нечистое, плотское, греховное, истекает к большему помрачению ума и к большему развращению воли служащее; истекают из ума, из первого канала действий человеческих, злые помышления, худые советы и неверие; истекают из воли, из второго канала действий человеческих, мерзкие хотения, порочные вожделения и страстные стремления; истекают из сердца, из третьего канала действий человеческих, самые, умом порожденные, волею воспитанные и в сердце возрастшие и созревшие нечистые страсти, как то, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, татьбы, лихоимства, обиды, лукавствия, лесть, студодеяния, око лукаво, хула, гордыня, безумство (Мк.7:22). Сия единственно есть причина сему; понеже человеки, человеки грешные, приходят не ко Христу, яко источнику живыя воды, но к миру, плоти и сатане, яко нечистым лужам, и пьют не от живыя воды Христовы, но от мертвых вод упомянутых трех предметов. Ибо что внутрь человека приемлется, тем и сам человек питается, то и для других из человека изливается. Ежели приемлет человек в себя от чистого и чистое, то и из него изливается чистое: ежели же приемлет в себя нечистое и от нечистого, то и из него истекает нечистое. Ежели человек чистосердечно верует во Христа и с охотою приемлет в себя чистое учение Его: то и из себя может сообщать и изливать чистое, назидательное, душеспасительное; веруяй в Мя, Сам Спаситель уверяет, и приемляй Слово Мое, есть таков, якоже рече Писание, что реки от чрева его, из внутренности его, изтекут воды живы (Ин.7:38). Ежели же человек, напротив того, оставив Христа Спасителя своего, возлюбит сердцем своим, яко нечистых блудниц, мир, плоть и сатану, к ним прилепится и от их нечистот будет принимать в себя, их сквернами будет питаться: то и истекать из него будет не другое что, как нечистое, скверное. Реки похотей мирских, нечистот плотских и страстей диавольских истекут из него. И будут истекать из него дотоле, доколе ко Христу не обратится, чистою живою водою Его не напоится и посредством сей очистительной воды к вечному животу способным не учинится. А ежели сего в нем никогда не совершится: то он теми нечистыми водами миролюбия, плотоугодия и повиновения сатане потопится, вечной смерти подвергнется.

Чего да сохранит Премилосердый Господь Бог наш всех нас, яко христиан, яко верующих во имя Христово и часто слушающих святейшее учение Его! И без сомнения сохранит, ежели мы, веруя в Него и слушая учение Его, будем хотя с сего времени пользоваться живою водою Его, будем обращать ее на омытие греховных скверн, на очищение плотских нечистот, на уврачевание душевных немощей, на прогнание от себя адской тьмы, на просвещение ума своего, на исправление воли своей, в назидание внутренности своей, на произращение добродетелей святых, кратко, в действительное приуготовление к вечному животу. Ибо все те, которые тако святым Христовым учением пользуются, из безводных и клятвенных кладязей делаются обильными, благодатными, прямо в живот вечный текущими реками.

Молимся, христиане, да Отец светов, якоже дал Иисусу Христу власть всякия плоти, тако даст и нам чрез Него живот вечный (Ин.17:2). Аминь!

Беседа XXI. О том, что весьма часто человеческие намерения отменяются, и самые деяния не совершаются по Предведению и Провидению Божию

Сотвори ми снеди, якоже люблю аз: и принеси ми, да ям, яко да благословит тя душа моя, прежде даже не умру. Быт.27:4.

Исаак, говорит Священное Писание, егда начал состареватися, и егда притупишася очи его, еже видети, призва Исава сына своего старейшаго, и рече ему: сыне мой: на что он ответствовал: се аз. И рече Исаак: се состарехся, и не вем дне скончания моего. Ныне убо возьми орудие твое, тул, или суму со стрелами, и лук для стреляния, и изыди на поле, и улови ми лов: и сотвори ми снеди, якоже люблю аз: и принеси ми, да ям, яко да благословит тя душа моя, прежде даже не умру (Быт.27:1–4). Исаак по наружным обстоятельствам, а не по внутреннему достоинству любя большего сына, любя за единую ловлю зверей и птиц, и за приятное кушанье, делаемое из них, вознамерился благословить его прежде смерти своей, благословить паче сына Иакова, благословить, дав ему и господство над всем семейством, пожелав ему и изобилия во всем. Но Премудрый Бог, Который благословляет и награждает людей не по наружным деяниям, а по внутреннему достоинству, воспрепятствовал ему в действо произвести намерение свое, воспрепятствовал благословить Исава, предвидя злобу и нечестие его, воспрепятствовал чрез жену его Ревекку. Ревекка бо слыша глаголюща Исаака ко Исаву сыну своему сие. И егда изыде Исав на поле уловити лов отцу своему: тогда Ревекка рече ко Иакову меншему сыну своему: се, аз слышах отца твоего беседующа ко Исаву брату твоему, и глаголюща: принеси ми лов, и сотвори ми снеди, да ядый благословлю тя пред Господем, прежде неже умрети ми. Ныне убо, сыне мой, послушай мене, якоже аз заповедаю ти: иди во стадо овец, пойми мне оттуду два козлища мягка и добра, и сотворю из них снеди отцу твоему, якоже любит. И ты внесеши отцу твоему, и будет ясти, яко да благословит тя отец твой, прежде даже не умрет. Иаков же, почитая отца своего и опасаясь прогневать его чрез сие, рече к Ревекке матери своей: Исав брат мой есть муж космат, аз же муж гладкий, волос на теле не имеющий. Да не како осяжет мя отец мой, и буду пред ним яко презираяй, лукавнуяй, и наведу на себе клятву, а не благословение. Мати же его рече ему: на мне клятва твоя, чадо: точию послушай гласа моего, и шед принеси ми. И он, внимая повелению ее, шед взя и принесе матери, и сотвори мати его снеди, якоже любляше отец его. И вземши одежду Исава сына своего старейшаго добрую, яже бысть у нея в дому, облече оною Иакова сына своего меншаго. И кожицами козлячими обложи мышцы его, плеча и руки его, и нагое выи его, шеи его. И даде снеди и хлебы, яже сотвори, в руце Иакову сыну своему (Быт.27:5–17), который все сие внес к отцу своему и по некотором испытании, от отца учиненном, получил от него благословение, получил благословение сверх намерения и желания отца своего, получил благословение, воспользовавшись слепотою и неведением его, как то мы после услышим о сем.

Так-то и часто человеческие намерения отменяются, и деяния не совершаются, не получают того конца, для которого отправляются. Человеки, будучи одарены от Бога при Сотворении разумом и свободною волею, многое предприемлют по свободе воли своей. Иной, имея пылкий разум и острое рассуждение, стремится к тому, чтобы сидеть на седалище премудрых и разумных и прославлять имя свое вечною памятию, ученым мужам принадлежащею. Другой, пользуясь разными случаями временного счастия, пользуясь или заступлением благотворителей, или крепостию сил своих, или многочисленностию богатства своего, надеется получить великие чины и высокие достоинства и мнит быть счастливцем в мире сем. Третий, ежедневно купли куплями умножая и разными средствами богатство собирая, думает сим так утвердить благополучие свое, что никакая буря несчастия не поколеблет оного. Четвертый, полагаясь на молодость лет своих и на мужество телесных сил, такие делает расположения в рассуждении жизни своей, как бы он знал достоверно, что он многие еще проживет лета. Все человеки, особливо человеки падшие, греховные, разные делают мечтания ума и предприятия воли, многие предполагают намерения и предприемлют деяния.

Но не все видят исполнение намерений своих и совершение деяний своих. А у большей части людей намерения не получают своего действия, деяния же не приобретают предположенного конца. Весьма часто случается, что тот, который кичился умом своим, не только остается без чести и без славы, но и посредственное имеет место, и нужное получает содержание. Весьма часто случается, что тот, который мнил чрез подпору или благодетелей, или богатства своего, быть великим счастливцем мира сего, ничего не получает, или хотя и высоко чрез них восходит, но скоро так же и падает. Весьма часто случается, что тот, который имея много злата и сребра, непоколебимым почитал благополучие свое, вдруг многое теряет, а иногда и всего лишается, и чрез то расстраивает состояние свое, вместо великого богатства чрезмерной бедности наследником делается, вместо радости печаль восприемлет, вместо мнимого благополучия несчастие видит, и вместо благословения Божия участвовать в клятве, общей всем грешным человекам, принуждается. Весьма часто случается, что тот, который по молодости лет своих и по крепости телесных сил на многие годы делал свои расположения, вдруг впадает в болезнь, ослабевает, умирает, во гроб полагается, и со всеми замыслами своими в земле погребается. Сии обстоятельства со многими в мире встречаются. Весьма многих и самые намерения отменяются, и деяния к концу своему не приводятся.

А почему все сие случается? Кем сие устрояется? От кого определяется? Как в человеке все намерения от ума, познание и рассуждение имеющего, рождаются, и все деяния свободною волею избираются и совершаются: тако точно когда сии человеческие намерения не совершаются и деяния к концу своему не приводятся, не приводятся против рассуждения ума и против хотения воли тех самых человеков; то сие не другим чем действуется, как волею же и не от другого кого устрояется, как от ума. Только устрояется от ума не человеческого, слабого, несовершенного, помраченного, ложным блеском мира сего ослепляющегося и пристрастного, без Света Божия после падения оставленного и без руководства сего туда и сюда бродящего, и то и другое без основания предприемлющего; а от Ума высшего, сильного, совершенного, единые, небесные, непеременяемые истины предметом своим имеющего, всегда к благому концу стремящегося, и все премудро располагающего, от Ума Господня, все по Всеведению и Всевидению Своему устрояющего. Подобно и действуется волею не человеческою, греховною, поврежденною, страстною, к порокам наклоняющеюся, похотию плоти, похотию очес и гордостию житейскою занимающеюся, грехи и беззакония избирающею и творящею; но Волею Божиею, всесвятейшею, непорочною, безпристрастною, единую добродетель любящею, единое добро производящею, и всегда для блага тварей действующею, действующею по Всеведению и Всевидению Господню. Сим Господним Умом намерения человеческого ума отменяются, и сею Божескою Волею деяния воли человеческой к концу своему не приводятся. Ум человеческий, будучи слаб, несовершен, непроницателен, лишен дара провидеть будущее, часто избирает и предприемлет то, что может послужить или к умножению нечестия человеческого, или к повреждению души и тела, или чего и недостоин человек. Но Ум Господень, имея проницательное Всеведение и Всевидение, часто препятствует сим намерениям человеческого ума и не допускает их произвести в действо; а ежели они дерзновенною человеческою волею и производятся, то Воля Божия Вседействующею силою своею отнимает у них предположенный конец, отнимает или для наказания прежде бывшего нечестия, или для удержания от зла, или для сохранения добродетели, или для произведения оной, отнимает, дабы одних наказать, а других наградить, но и то, и другое творя, и наказуя, и награждая, воззвать всех от вечной погибели и доставить вечное спасение.

Как Премудрый Господь Бог воспрепятствовал Исааку благословить Исава, по первородству своему право на родительское благословение имеющего, воспрепятствовал благословить Исава, а подвел чрез мать восприять благословение у него меньшего сына его Иакова, воспрепятствовал благословить по Божественному Всеведению и Всевидению Своему, дабы одного наказать за нечестие, а другого наградить за благочестие, дабы, попустив первенствовать Исаву, не усилить его в злобе своей и в ожесточении своем, а Иакова, лишив благословения, не ослабить в добродетели и не отнять случая к благотворению: так точно Премудрый Господь Бог весьма часто у многих человеков по силе Всеведения и Всевидения Своего разрушает советы, уничтожает намерения, препятствует начинаниям, безуспешными делает деяния или для наказания, или для награждения, или предостерегая от зла, или сохраняя добро, внутри их находящееся. Премудрый Господь Бог весьма часто мудрых оставляет без чести и без славы, дабы не соделать их из умных человеков много знающими, гордыми сатанами, а удержать в состоянии уничижения и смирения, христианам приличествующего. Премудрый Господь Бог весьма часто или не допускает человеков восходить на высокие достоинства, или взошедших нечаянно свергает, дабы не подать им случая жестоко поступать с человеческим родом, а научить познанию ничтожества своего. Премудрый Господь Бог весьма часто и богатых творит бедными, и славных неславными, дабы богатство мира не подавило внутреннего существа их и не лишило вечного спасения. Премудрый Господь Бог весьма часто прежде времени, во младых летах у многих продолжение жизни прекращает, дабы засвидетельствовать чрез сие, что отлагать покаяние и исправление свое на будущее время есть безумное дерзновение, и замышлять что-нибудь после учинить есть бесполезная мечта ума. Для сих-то причин весьма часто разные человеческие намерения отменяются, и самые деяния не совершаются, для сих, что Бог Всеведением и всевидением своим находит их бесполезными для человеков. И не только наружные намерения человеческие отменяются, но и самые внутренние благие деяния в производстве своем препятствуются, препятствуются чрез многообразные искушения, по попущению Божию и от плоти, и от мира, и от сатаны наносимые, препятствуются то похотями, то слабостями плоти, то презрением, злохулением, и гонением миролюбцев, то внутреннею борьбою и сопротивлением сатаны; даются, говорю, и добродетельным пакостники плоти, ангелы сатанины, да пакости деют. А для чего даются? Да добродетелями своими, внутренним благорасположенным состоянием своим не превозносятся, а всегда смиряются пред Богом и пред людьми, беспрестанно прося и моля Господа Бога, да по неизреченной благодати Его Божественная сила Его в немощи их во всякое время совершается.

Вот чему мы, христиане, из настоящей беседы научаемся! Научаемся мы познавать, что хотя ум и воля наши суть главные причины всех наших намерений и деяний; однако суть причины еще высшему уму и высшей воле подчиненные, подчиненные Уму Господню и Воле Божией. А посему что мы ни предприемлем творить, какие ни намереваемся производить дела, наружные ли, внутренние ли; о всем должны советоваться с Умом Господним и с святейшею Божиею Волею, в Слове Его изображенною, всегда должны смотреть, согласны ли наши намерения и начинаемые деяния с первоначальным хотением, с Волею вечного Законоположителя и Творца. И ежели мы заметим, что каким-нибудь нашим намерениям и деяниям противится Воля Господня, и некоторыми образами Премудрый Бог препятствует по Всеведению и Всевидению Своему дальнейшему производству оных: то тотчас должны оставить оные намерения и деяния, хотя бы и казались они быть для нас полезными. Ибо Всеведущий и Всевидящий Бог лучше знает, что для нас полезно есть и что вредно. Когда же лучше знает, то мы, подражая освященному и Богом прославленному собору всех Святых, должны молиться и всегда просить Господа, чтобы Он, просвещая нас вечным Светом Своим, который есть Ум Его, и открывал нам святую Волю Свою, научал нас, что мы творить должны, и как можем соделовать вечное спасение свое, и приобретать Божественное благословение Его. Аминь!

Беседа XXII. О том, что кто достоин Божия благословения и вечного спасения, сего познавать по наружности не можно, особливо внутренне слепым

Приближися Иаков ко Исааку отцу своему, и осяза его, и рече: глас убо, глас Иаковль, руце же, руце Исавове. И не позна его: бесте бо руце его, яко руце брата его Исава, космате: и благослови его. Быт.27:22, 23.

Когда Иаков по убеждению матери своея Ревекки взял и внес изготовленное кушанье отцу своему, и сказал, отче: тогда Исаак ответствовал ему: се аз, кто еси ты, чадо? Иаков по научению матери своей рече отцу: аз Исав первенец твой, сотворих, якоже рекл ми еси: востав сяди и яждь от лова моего, яко да благословит мя душа твоя. Исаак, слыша глас не Исавов, начал подозревать, и рече сыну своему: что сие, почему так скоро обрел еси лов, о чадо? Иаков же ответствуя сказал: тако даде Господь Бог твой предо мною. Но Исаак, не уверяясь еще в том, чтобы это был Исав, рече Иакову, приближися ко мне, и осяжу тя чадо, аще ты еси сын мой Исав, или ни. Иаков приближися ко Исааку отцу своему, который осяза его, и рече: глас убо, глас Иаковль, руце же, руце Исавове. И настоящим образом не позна его, хотя и сомневался в нем, не позна его: бесте бо руце его, яко руце Исава брата его, космате (Быт.27:18–23); и в сем находясь неведении благослови его, благослови не просто, так, как родители благословляют всех детей своих, желая им благополучия, но благослови особенно пред прочими, благослови духом Пророческим, соделав его наследником наружных вещей и соучастником духовных благ, всем праотцам от Бога обещанных. Тако благослови Исаак в виде Исава Иакова. Благословив же, паки вопроси Иакова: ты ли еси сын мой Исав? Иаков подтверждая сказал: аз. Исаак рече ему: принеси ми, и ям от лова твоего чадо, да благословит тя душа моя: и принесе ему Иаков, и он яде, и принесе ему вино, и пи. Будучи же доволен Исаак, отец его услугою его, рече ему: приближися ко мне, облобызай мя чадо. И Иаков приближився лобыза его, лобыза, яко сын отца своего. Исаак обоня воню риз его, нюхал запах от одежд его исходящий, нюхал, дабы посему узнать, Исав ли он, или Иаков. Ибо одежды Исавовы, яко человека полевого, за ловитвою ходящего, издавали запах благоприятный, от чистого воздуха и от благовония цветов происходящий; одежды же Иаковли, яко человека за скотом ходящего и скотские стойла очищающего, имели запах отвратительный. Но как на Иакове были одежды Исавовы чистые, приятный запах издающие: то Исаак нюхая почувствовал благоухание их и более утвердился, что это сын его Исав. Потому паки благослови его, и рече: се воня сына моего, яко воня нивы исполнены, яко воня поля, чистым воздухом растворяемого и благоуханием цветов наполняемого, яко воня нивы, юже благослови Господь. И да даст тебе Бог от росы небесныя, да ниспослет обильное излияние росы с небесе, которая вместо дождя, редко сходящего, землю Ханаанскую орошала, и от тука земли, да произведет из тучности ее великое плодородие, множество пшеницы и вина. Сие Исааково благословение было не только желание, но и Пророческое предсказание того, что Бог по Милосердию Своему наградит его и потомков его и временными благами, как то обилием плодов земных и умножением скотов, и соделает участниками в духовных вещах, всем истинно верующим принадлежащих. Сие было Пророческое предсказание, подобно как и следующее: И да поработают тебе язы́цы, и да поклонятся тебе князи: и буди господин брату твоему, и поклонятся тебе сынове отца твоего: проклинаяй тя, проклят: благословляяй же тя, благословен (Быт.27:24–29). Что все действительно и исполнилось. Иаков по восприятому от брата первородству и по данному от отца благословению во всем имел преимущество пред братом своим Исавом, был господин пред ним, языки работали потомкам его, и князи кланялись сынам, происходившим от сынов его, как то Давиду, Соломону и другим. И всякий тот, кто проклинал и ненавидел род его, ненавидим и наказуем был от Бога; а кто любил его, сам любим был и награждаем от Бога.

Из сего Священной Истории повествования весьма важное можно вывести для себя самих нам, христиане, заключение. Священное Писание говорит, что Исаак, будучи слеп, осязал наружность Иаковлеву, не познал его, что он Иаков, меньший его сын, а думал по подделанной наружности, что это действительно сын его Исав, достойный по мнению его благословения его; почему и благословил его, благословил Иакова вместо Исава, благословил меньшего вместо большего. А мы из сего должны вывести то, что и нам по наружности, по верхней одежде, по видимым некоторым делам и словам познавать не можно, кто достоин Божия благословения и вечного спасения, и кто недостоин сего. Как Исаак, пристрастно любя Исава, думал, что он достоин благословения его, и хотя благословить его, по наружности, ощупывая руки и шею, узнавал его; но по Божию Предведению Иаков нашелся достойным родительского благословения, и по наставлению матери, свыше вразумленной, представ пред слепого отца в подобной Исаву наружности, получил вместо его от отца своего главное благословение: так весьма часто и мы, пристрастно судя о людях, одних почитаем достойными Божия благословения и вечного спасения, а других недостойными, и почитаем не иначе, как только по коже ощупывая, по наружности позная, из единых видимых дел заключая; но может быть, сей наш суд столько же несправедлив есть пред очами Божиими, сколько и Исааков, может быть, по Всевидению и Всеведению Божию те святы суть и достойны благословения Его и вечного спасения, коих мы почитаем недостойными, а те действительно недостойны, кои нам кажутся по единой наружности достойными.

Подтвердительно надобно сказать, что того, кто достоин Божия благословения и вечного спасения, по единой наружности никак познавать не можно. Ибо наружность наша, так, как наружность Иаковлева, может быть подложная, подделанная, видимые дела могут быть лицемерные. И внутренне беззаконные могут быть по наружности с добрыми одинаковы, могут носить одинаковую в глазах наших одежду, а в самой существенности разную, одни лицемерную, а другие истинную. И сокровенный блудник может долгое время показываться целомудренным. И тонкий горделивец часто может стоять наряду с уничиженным. И хитрый льстец многократно приемлется за усердного друга. И ревнитель не по разуму, действительно движимый духом злобы поднебесной, почитается ревнителем по Бозе. И лживые пророки, говорит Христос, душевредные, к единому развращению служащие учители, внутрь суще волцы, хищницы, ходят во одеждах овчих (Мф.7:15). И лживии Апостоли, делатели льстивии, так свидетельствует Божественный Павел, преобразуются во Апостолы Христовы. И не дивно, прибавляет он, сам бо сатана преобразуется во Ангела светла (2Кор.11:13:14). А когда по свидетельству самого Священного Писания таковую ложную наружность могут принимать на себя лукавые твари; то как можно нам по наружности познавать и определять, кто достоин и кто недостоин Божеского благословения и вечного спасения!

Но может быть, кто из вас скажет, что во многих-де есть и истинная, точно из христианского усердия происходящая наружность. Правда сие, что точно есть истинная, от христианской религии зависящая наружность. Однако много ли из нас таких, которые бы могли справедливо решить и сказать, что в том-то наружность есть истинная, точно христианская, а в таком-то наружность ложная, лицемерная, сатанинская? Не более ли из нас таких, которые, судя по единой наружности, и добросердечных Иаковов почитают нечестивыми Исавами, а лукавых Исавов простыми Иаковами? Да притом, хотя бы и подлинно наружность сия была простая, прямо христианская, точно из усердия происходящая, но ежели она не сопряжена со внутренностию, то она пред очами Божиими есть ничто. Наружные дела без внутренних деяний суть сухая скорлупа без приятного ядра. Ибо весьма хорошо быть добрым наружно, но непременно таковым же надобно быть и внутренне. А иначе единая наружность без доброты внутренней не воспользует. Понеже Премудрый и Праведный Бог, Тот, Который есть невидимый и сокровенный Дух, судит о достоинстве человеков не по единой наружности, а испытывая сердца и утробы, разбирая внутренность, смотря на перемену сердца. Тот в пречистых очах Господних достоин благословения Его и вечного спасения, кто, начав дело искупления своего сердечным покаянием, признанием своих грехов и беззаконий, истинным, на единой вере основанным обращением ко Иисусу Христу, беспрестанно продолжает оное, продолжает, веруя, любя и уповая на Него, продолжает, очищаясь, просвещаясь и освящаясь от Него, продолжает, совсем переменяясь из ветхого человека в нового, из злого в доброго, из греховного в добродетельного, из плотского, миролюбивого и плотоугодного в духовного, Христолюбивого и к небесным удовольствиям стремящегося. Таковой только свят есть и вовеки от Бога благословен: а не тот, кто снаружи хорошо, но внутренне нечист, кто внешне, яко гроб украшен, но внутри исполнен греховных мерзостей и беззаконий, кто по видимому яко смоковница, вся обширным листвием покрытая, но в самой существенности действительно бесплодная. По сему единому, по единому внутреннему достоинству разделяет Праведный Господь Бог как прочие дары Свои, так и вечное благословение Свое.

Как же можно по наружности судить о том, кто каков есть и чего кто достоин, и судить еще таким слепым, каковы мы? Мы со дня падения первого человека внутренне так же слепы, как слеп был Исаак наружно. Исаак был слеп наружными глазами, а мы внутренними, Исаак телесными, а мы душевными, Исаак был слеп по лишению света видимого, естественного, солнечного, а мы слепы по недостатку света невидимого, духовного, Божия. Ибо чрез свет только как естественно, так и духовно видеть можно. А без света рассматривать вещи неудобно. Неудобно рассматривать вещи и наружные без света, кольми же паче внутренние. Единый бо свет открывает как настоящую существенность, так и доброту вещей, как чистоту, так и нечистоту их. Наружных вещей доброту и существенность открывает наружный свет, он и злато, и сребро, и драгоценные каменья в настоящих своих видах являет: внутренних же, сокровенных вещей доброту и существенность духовный Свет Божий показывает. А что мы внутренне действительно слепы, что мы духовного Света Божия или очень мало имеем, или и совсем не имеем: сие весьма ясно собственные наши опыты доказывают. Как Исаакову слепоту то доказывало, что он ощупом, и нюхая, чувствами, осязанием и обонянием познавал Исава и различал от Иакова, а не зрением, и посему в распознании ошибся: так и нашу слепоту, лишение Света Божия, то являет, что мы как людей познаем, так и о достоинствах их судим только по единой наружности, как бы ощупом, смотря только телесными глазами на них, а не во внутренность их взирая; примечая только за наружными делами их, которые могут быть лицемерными, а не внутренние намерения их созерцая. Люди, по Благодати Господа и Спаса нашего Иисуса Христа Свет небесного Отца получившие и оным Светом внутренние очи просветившие, могли и могут не только снаружи людей рассматривать, но и внутри их созерцать, не только на видимые дела их смотреть, но и самые намерения примечать и по оным о существенности их, благая ли она или злая, исправленная или поврежденная, благословение Божие или клятву заслуживающая, судить. Как то все святые мужи имели сии Божественные дары. Мы же во время падения потеряв, а во дни Искупления чрез Иисуса Христа не приобретая еще Божественного Света, пребываем и доселе в оной внутренней слепоте, по причине которой мы не только внутренности человеческой рассматривать, но и самой наружности истинной от ложной, христианской от лицемерной различать не можем.

Ежели же, христиане, мы не имеем еще способности творить сие, то и не должны ни о ком судить по пристрастиям своим и по предрассудкам своим, не должны определять слепым мнением своим, кто каков, добр или худ, благочестив или нечестив, православен или неправославен, и по сему благословения Божия или клятвы достоин. Когда увидишь в ком явную и слепоте твоей осязаемую добродетель, подражай ей в простоте сердца, не делая никакого кривого толкования на нее, когда же приметишь в другом самый грубый, видимый порок, удаляйся от него, не сообщайся с ним, дабы и тебе не прикоснуться к нечистоте его, и не оскверниться мерзостью его, но удаляйся, не осуждая ближнего своего за сие, не определяя его на клятву и на вечное мучение, а сожалея о слабостях его, яко человека падшего, и желая ему обращения и исправления, совершаемого силою Бога нашего, Который может не только падших восставлять, но и умерших воскрешать.

Всякого христианина существенный долг есть, не занимаясь делами других, творя разные подозрения и делая ложные суждения, заниматься самим собою, заниматься внутренностию своею, упражняться в познании себя самого, в созерцании внутренней слепоты своей. Всякого христианина существенный долг есть, познав из разных достоверных опытов внутреннюю слепоту свою, от лишения Света Божия происходящую, молиться и просить Господа Иисуса Христа, Просветителя как телесных, так и душевных очей, чтобы Он по неизреченной Благодати Своей озарил Божественным Светом Своим помраченную адскою тьмою внутренность, исцелил душевную слепоту, дал способность созерцать. Что созерцать? Свои собственные дела, грехи и беззакония, и необходимую нужду во исправлении внутренности своей. Всякого христианина существенный долг есть, получив от Иисуса Христа внутренних очей исцеление, стяжав действительное просвещение, обращать оное единственно как на познание Триединого Бога своего, так и на познание себя самого, обращать на очищение свое, на исправление свое, на освящение свое, ежели только желает получить благословение Божие, а не клятву.

Сие самое и мы, христиане, обязаны творить, когда хотим спасения. Аминь!

Беседа XXIII. О том, что у Пребогатого и Премилосердого небесного Отца для всякого верующего человека, и для самого грешного, кающегося, есть обильное благословение

Еда едино есть благословение у тебе, отче? Благослови убо и мене, отче. Быт.27:38.

Всякое добро может восхищать сердце. Всякое благополучие может услаждать чувства. Из всего того, что составляет счастие человеческое, может проистекать утешение и удовольствие. Но настоящая цена добра, удовольствие благополучия и утешение счастия не столько тогда познаются, когда оными люди пользуются, сколько тогда, когда оных лишаются. Не важна честь у тех, которые уже на высоких степенях достоинств находятся; не за высоко почитают те богатство, которые оное в руках своих имеют; не уважают те здравия телесного, которые и веселы, и здоровы. Лишение же оных вещей драгоценность их являет. Простой честь уважает, бедный богатство высоко почитает, больной здравие дорого ценит. Всякого добра драгоценность более тогда открывается, когда оное добро теряется.

А что сие истинно есть, Священное Писание примером Исава большего сына Исаакова подтверждает. Исав по свидетельству Писания за ничто вменял и первородство свое, и достоинство старшинства своего; когда имел оные, он, не уважая их, отдал Иакову меньшему брату за варение сочевное. Когда же по Смотрению Божию действительно лишился и первородного старшинства своего, и отеческого благословения, и Божеского благоволения: тогда восчувствовал настоящую цену всего того, тогда познал и высоту первородства, и драгоценность временного благополучия, и важность отеческого благословения, тогда сердечно соболезновал о потере сих вещей. Как то видно из сих Священного Писания слов.

И бысть, по еже престати Исааку благословляющу Иакова сына своего, как скоро он окончил благословение свое, и егда изыде Иаков от лица Исаака отца своего: тотчас прииде и Исав брат его с ловитвы. Пришед же сотвори и той снеди, и принесе отцу своему, и рече ему: да востанет отец мой, и да яст от лова сына своего, яко да благословит мя душа твоя. Исаак отец его, услышав глас его, усумнился, и рече ему: кто еси ты? Исав ответствуя сказал: аз есмь сын твой первенец Исав. Исаак же, получив такой ответ, ужасеся ужасом велиим зело, и рече: кто убо уловивый мне лов и принесый ми ядение, и ядох от всех прежде неже приити тебе? И благослових его, и благословен будет. Исав, егда услыша таковые глаголы отца своего Исаака, возопи гласом велиим и горьким зело и с великим прискорбием рече ему: благослови убо и мене, отче. Исаак, судя о благословении своем человечески, мня, что он только по слепоте своей ошибся, а не по Божию Смотрению учинил сие, сказал Исаву: пришед брат твой с лестию, с обманом, облекшись во одежды твои и в наружность твою, взял благословение твое. Исав же, почувствовав неудовольствие против брата своего, рече: праведно наречеся имя ему Иаков, то есть запинатель; запя бо мя се уже вторицею, двоякое соделал мне преткновение, сперва первенство мое взял, а ныне и благословение мое восхитил. И наконец Исав более и более сокрушаясь рече отцу своему: не оставил ли еси и мне благословения, отче? На что Исаак тако ответствовал ему: аще господина его сотворих тебе, и всю братию его сотворих рабы ему, пшеницею и вином утвердих его, когда и право начальства, и довольство во благих ему с благословением моим сообщил: то тебе что сотворю, чадо? Исав же рече ко отцу своему: еда едино есть благословение у тебе, отче? Благослови убо и мене, отче. И возопив гласом велиим восплакася. Исаак, видя великую печаль сына своего и распаляясь отеческою любовию к нему, весьма умилился, и рече ему: се от тука земли будет вселение твое; и от росы небесныя свыше; как бы так сказал: благословляю и тебя, благословляю наружными благами, благословляю тем, что ты будешь обитать на плодоносной, небесною росою всегда орошаемой земле; но будешь обитать не без опасности, ты мечем твоим жить будеши, ты оружием защищать и охранять селение твое принудишися, и брату твоему поработаеши, навсегда сам в подчинении останешися. А будет время, егда низложиши и отрешиши ярем его от выи твоея (Быт.27:30–40); будет же время сие не при тебе, но после, при потомках твоих; они увидят исполнение сего пророческого благословения моего.

Восплакася Исав и рече отцу своему: еда едино есть благословение у тебе, отче? Благослови и мене. И получил благословение хотя не такое, какое восприял Иаков брат его, получил благословение меньшее, в единых наружных, и то ограниченных благах состоящее.

О когда бы и нам, христиане, прийти в таковое состояние, в каковом был Исав! Когда бы и нам почувствовать драгоценность и важность духовных, вечных благ из потери оных! Когда бы и нам, познав лишение оных, сильно возжелать их и просить у небесного Отца! Как Исав за ядение сочевное продал первенство свое и за недостоинство свое потерял отеческое благословение: так прежде, в начале мира сего, Адам за ядение запрещенного плода лишился первородства своего, <...> Божия, и греховным недостоинством своим отделил от себя благословение Божие. Но что учинил Адам, то творим ныне и мы; и какое он получил за сие мздовоздаяние, такое получаем и мы. И мы, происходя от Адама падшего, будучи рождены плотским греховным рождением, часто в таковые же преступления впадаем, каковые и он учинил, часто от запрещенного древа плоды вкушаем, часто свободу воли своей во зло употребляем, часто грехи и беззакония творим, и чрез то как небесное первородство свое, так и благословение Господне теряем. Ибо все те, которые сладострастны, грехолюбивы, нечестивы, внутренне осквернены, ни небесного первенства, ни вечного благословения Господня недостойны; заслуживают же делами своими вечную клятву Божию и отторжение от дома Господня. Сей единый жребий есть всех беззаконных людей. Как то свидетельствует порфироносный Пророк Давид, сице глаголя: нечестивый возлюби клятву, и приидет ему: и не восхоте благословения, и удалится от него. И облечеся в клятву, яко в ризу, и вниде яко вода во утробу его, и яко елей в кости его. И будет ему навсегда клятва яко риза, в ню же облачится, и яко пояс, имже выну опоясуется (Пс.108:17–19). Поистине далече от грешник спасение, яко оправданий Господних не взыскаша (Пс.118:155). Падут во мрежу свою грешницы (Пс.140:10). Хранит Господь вся любящыя Его, и вся грешники потребит. Сия единая участь есть всех нечестивых людей.

Но мы к несчастию и погибели своей не чувствуем сего, не уважаем духовных вещей и вечных благ и не тужим о потере их, доколе живем плотскою жизнию в мире сем, доколе пользуемся наружными вещами, временными благами, доколе занимаемся похотию плоти, похотию очес и гордостию житейскою, плотоугодием, миролюбием и самолюбием. Мы, будучи упоены страстьми яко крепким пиянственным питием, спим во грехах не просыпаясь, лежим в беззакониях не восстая, наслаждаемся ложными плотскими удовольствиями, не помышляя о истинных, духовных. Мы ныне, когда страстьми питаемся яко пищею, и когда беззакония пьем яко сладкое питие, не думаем о том, что будет после, не представляем того, что действительно ради нечистого, порочного удовольствия лишимся чистого, святого и Божественного наслаждения.

Однако должны мы быть уверены, что непременно будет такое время, в которое ясно познаем потерю свою, увидим лишение духовных, вечных благ, от благословения Господня зависящих, живо ощутим драгоценность оных и воспокаемся о нерадении своем. Будет такое время, в которое узрим последних первыми, а первых последними, узрим, что и после вступившие в христианство, но возродившиеся, получат по внутреннему достоинству своему, по святыне жизни своей благословение Господне, небесное награждение, наследие Божие, вечное блаженство, духовное первенство и господство, получат Христово прославление; а мы, несмотря на то, что долгое время находимся в христианстве, что старшие есмы сыны, отчуждены будем и от благословения Божия, и от вечного наследия, отчуждены будем по внутреннему недостоинству своему. Будет такое время, в которое мы, познав нужду в духовных вещах, узнаем доброту, важность и драгоценность оных; а узнав сие, весьма много будем тужить о потере оных небесных благ. Ибо вечная тьма покажет нужду во Свете Христовом; горесть ада откроет цену сладости райской; место плача и воздыханий явит доброту дома Господня, исполненного покоя, радости и веселия; бесконечное мучение даст почувствовать, сколько драгоценно есть вечное со Иисусом Христом блаженство. Совершенное лишение духовных благ уяснит великость их. Тогда без сомнения увидим, что безумно поступали мы, продая столь неоцененное сокровище, спасение свое, за гнусные и ничтожные страсти, отдая духовные вечные блага за грехи и беззакония. Тогда узнаем мы, сколько важно духовное первенство и сколь велико есть небесного Отца благословение; тогда уверимся, что вся плотская, со всеми удовольствиями мира, и из богатства, и из честей, и из плотоугодия проистекающими, сопряженная жизнь есть ничто пред духовною, не стоит единой капли небесного блаженства. Тогда истинно будет для нас то, что нет труда, нет препятствия, нет противоборствования, могущего остановить текущих к блаженной вечности, текущих с ощущением, яко благ Господь, нет труда, и не должно быть. Любящий Бога, ищущий себе спасения, все то должен побеждать терпением, что бы с ним ни встретилось на пути к вечности, должен побеждать, не только не скучая, но и утешаясь, памятуя всегда, что все, в мире сем с человеками случающееся, мало есть, сравнивая с наградою, от Бога за терпение их им воздаяемою.

Колико будем мы тужить, познав драгоценность духовных благ из потери их, колико будем сокрушаться, лишившись милостивого благословения Господня, колико будем скорбеть, удалившись от обильного дома Божия, колико будем мучиться, наследовав по нечистотам своим клятву Божию, адское жилище и вечное осуждение! Горько будем нам, когда мы, прошед чрез дверь временной смерти, чрез узкий и тесный путь гроба, вступим в вечность и, дерзнув приступить к Престолу Благодати небесного Отца, речем Ему: да благословит Десница Твоя нас. А Он скажет нам, кто вы есте? Аз уже благослових сынов Моих, и благословены будут во веки. Вас же не вем. Прискорбно будет нам, когда мы, паки приступая к подножию Престола Его и паки взывая к Нему, тако возопием: не оставил ли еси и нам благословения, Отче! Благослови убо и нас. А Он ответствуя речет: приидоша братия ваша, подобострастные вам человеки, но человеки, страсти победившие, внутренность свою от скверн греховных очистившие, ум свой Светом Христовым просветившие, и дух свой Духом Святым освятившие, и следовательно к вечному прославлению способными учинившиеся, приидоша сии и взяша благословение ваше. С великим воплем и горькими слезами произнесем мы тогда сии слова: Отче! Еда едино есть благословение у тебе? Благослови и нас. Но ответа не услышим. Двери Милосердия Божия затворятся, а отверзутся двери суда Господня, поставится престол Правосудия Божия, разгнутся на оном книги Всеведения и Всевидения Его, и по оным Божественным книгам воздастся каждому по делам его, воздастся каждому по мере беззаконий его.

Что ж должно делать грешным человекам, как надобно поступить, чтобы избавиться клятвы и осуждения Господня, а получить благословение Божие и вечное награждение? Надобно ныне, а не по смерти, узреть всю бедственность и погибель, от потери духовных благ происходящие, надобно ныне узреть очами веры все несчастия, от клятвы на грехи Богом наложенной зависящие, надобно ныне узреть, что достойные по внутренности своей благословения от небесного Отца сподобляются, а недостойные навсегда оного лишаются. Узрев же сие, должно познать, сколь драгоценно есть то состояние, в которое праведные вступают, и сколь погибельна участь тех, которые во грехах и беззакониях живут. А познав существенную доброту духовных вещей и ничтожество плотской жизни, должно почувствовать свое собственное недостоинство, должно исповедать пред Богом грехи свои, попросить прощения в них, и уверившись, что Бог простит греховные мерзости, сильно возжелать благословения Отча и духовных благ. Ныне, доколе еще продолжается день спасения, время Искупления Христова, ныне, доколе еще не затворены двери Милосердия Божия и не заключены врата Царствия Христова, ныне должно с сокрушением сердечным приступать к Спасителю своему Господу Иисусу Христу и откровенно говорить: да благословит мя Десница Твоя, Господи! И хотя бы Слово Господне, единым праведным благословение Божие и вечный живот обещающее, говорило тебе, представляя недостоинство твое: пришед брат твой, достойнейший тебя, взя благословение твое, Аз благослових его и будет благословен: но ты не отчаяваясь признавайся в недостоинстве своем, кайся во грехах своих, и между тем прося у Него милости, говори: Отче, не оставил ли еси и мне благословения? Благослови убо и меня. Еда едино есть благословение у Тебя, едино для праведных? Тако должно поступать грешным человекам. Должно настоятельным образом всегда чрез всю свою жизнь просить и молить Господа о сообщении духовного благословения, должно просить, каясь во грехах своих и оставляя беззакония свои.

И должно всякому веровать, что как Исаак, услышав сына своего Исава плачуща и рыдающа о благословении, умилился и благословил его, благословил его благословением наружным сходственно с тем, что заслуживал: так и небесный Отец, услышав плач и рыдание внутренних человеков о грехах своих, вняв молитвам и прошениям их относительно к прощению оных и ощутив сильное их желание благословения Его, умилосердится и благословит, благословит таким духовным благословением, какого кто достоин. Ибо у Пребогатого и Премилосердого небесного Отца для всякого верующего человека, и для самого грешника, только грешника в мире сем находящегося и чувствительно кающегося, есть обильное благословение. Всякий тот, кто хотя прежде и грешил, но ныне приходит в чувство, познает недостоинство свое, признает пред Богом грехи свои, плачет, воздыхает, молится о прощении беззаконий, начинает умерщвлять в себе страсти свои, оставлять пороки и творить добродетели, призывая на помощь Спасителя своего Иисуса Христа, и ежедневно со усердием просить небесного Отца о духовном благословении Его, – всякий таковой от небесного Отца благословится, и благословится таким благословением, каковое может вмещать внутренность его, к каковому способен дух его. По мере бо способности дается от Бога и благодать спасающая, прославляющая и блаженным человека творящая.

Принося убо, христиане, Господу Богу чистосердечное во грехах своих покаяние, имея всегдашнее о исправлении жизни своей попечение и изъявляя пред Богом и пред людьми истинное, смиренномудренное, прямо христианское уничижение, молимся и мы о том, да Благословение небесного Отца, Благодатию и Человеколюбием Единородного Сына Его Иисуса Христа, будет на нас всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь!

Беседа XXIV. О том, что против ненависти и злобы человеческой спасительнее христианам не вооружаться, а уклоняться, ограждая себя терпением

Се Исав брат твой грозит тебе убити тя. Ныне убо чадо послушай моего гласа, и востав бежи в Месопотамию к Лавану брату моему в Харран. И поживи с ним дни некия, Дóндеже отвратится ярость и гнев брата твоего от тебе. Быт.27:42–44.

Повреждение, из падения первого человека проистекшее, так усилилось и увеличилось во всех человеках, что они ныне большею частию не только сами в себе существенного добра не имеют, но и в других оного не терпят. Люди ныне по причине греховного повреждения таких свойств суть, что они, ежели в ком примечают зло, какой-нибудь порок, тотчас разглашают оный, всем рассказывают, и рассказывают с духом веселым и радостным; а ежели в ком усматривают добро, стараются всячески оное или утаить, не говоря об нем ни слова, или помрачить, криво толкуя намерения его, которых, яко внутренних, сокровенных, никаким образом знать не могут; когда же света сего потемнить бывают не в состоянии, тогда говорят и о добре. Но как говорят? По пословице, сквозь зубы говорят, говорят нехотя, как бы нуждою извлекая из себя слова. И в таком бывают при сих случаях они расположении, что наружно хотя они и говорят о нем добро, но внутренне ненавидят его, злобствуют на него, не терпят его, стараются чем-нибудь другим повредить честь его, хитрым образом гонять его, желают восхитить счастие его и всегда готовы бывают к погибели его.

Сие поврежденное состояние человеческое весьма живо изобразил собою Исав сын Исааков. Когда Иаков брат его по внутреннему достоинству своему, по доброте души своей, получил от отца своего Исаака благословение и главное участие в наследии его: тогда Исав хотя наружно ничего не говорил худого про Иакова, но внутренне враждоваше на Иакова о благословении, имже благослови его отец его; и так враждоваше, что рече во уме своем: да приближатся дние плача отца моего, да бых убил Иакова брата моего, решился в сердце своем убить брата своего, когда приидут дние плача отца его, когда умрет отец его, и желал, чтобы дни сии скорее приближилися, желал сего внутренне и другим говорил о сем. Другие же, услышав сие, возвестили Ревекке словеса Исава сына ея старейшаго, возвестили, что он из ненависти хочет убить Иакова брата своего. Ревекка, узнав сие злое намерение Исавово, тотчас послала по юнейшаго сына своего Иакова, призвала его к себе, и предостерегая рече ему: се Исав брат твой грозит тебе убити тя. Ныне убо чадо послушай моего гласа, и востав бежи в Месопотамию к Лавану брату моему в Харран: и поживи с ним дни некия, Дóндеже отвратится ярость и гнев брата твоего от тебе. И забудет, яже ему сотворил еси. Когда же кончится злоба его, то я пославши приведу тя оттуда, да не когда безчадна буду от обоих вас в день един (Быт.27:41–45). Ибо ежели ты от гнева его отъидеши, то вы оба можете сохранитися и во утешение мое остатися: ежели же не отъидеши, то оба в один день погибнуть можете, ты от руки его, а он от правосудия законов; всякий бо человекоубийца повинен есть смерти. Тако увещевала Ревекка сына своего уклонитися от зла.

Но как Ревекка одна без Исаака мужа своего отпустить сына своего не могла, а открыть злобы Исавовой против брата не хотела, дабы не огорчить его в старости его: то она совсем другую причину для отпущения сына предложила. Она пришед ко Исааку рекла ему: стужих си, соскучила я жизнию моею дщерей ради сынов Хеттейских (Быт.27:46), которые были жены Исавовы. Ибо Исав, будучи лет четыредесяти, поя жену Иудифу, дщерь Веоха Хеттеина, и Васемафу, дщерь Елона Хеттеина, которыя обе Быша противящеся Исаакови и Ревекце (Быт.26:34:35). И посему-то Ревекка говорила: стужих си жизнию моею дщерей ради сынов Хеттейских. А чтобы выполнить намерение свое относительно ко Иакову, то далее присоединила: аще Иаков поймет жену от дщерей земли сея, то Вскую ми жити, то какая моя будет жизнь и для чего?

Исаак, любя жену свою, не хотел, чтобы она от чего-нибудь неудовольствие и огорчение чувствовала, и для сего тотчас призвав Иакова меньшего сына своего благослови его и заповеда ему глаголя: да не поймеши жены от дщерей Хананейских. Но востав отбежи в Месопотамию в дом Вафуила отца матере твоея и пойми себе оттуду жену от дщерей Лавана брата матере твоея. Бог же мой да благословит тя, и возрастит тя, и умножит тя; и будеши в собрания языков, будеши отцом многих народов. И да даст тебе Господь благословение Авраама отца моего, тебе и семени твоему по тебе, наследити землю обитания твоего, юже даде Бог Аврааму. Посла Исаак Иакова, и отъиде в Месопотамию к Лавану сыну Вафуила Сирина, к брату же Ревекки матере Иаковли и Исавли (Быт.28:1–5).

Что Исав злобствует, гонит и ищет погубить Иакова, ненавидя его, завидуя счастию его, счастию как от родительского благословения, так и от Божеского благоволения происходящему; сие не только в наши времена, но и во времена самого Иакова не есть новое. Прежде их еще жившие люди видели сие. Адам и жена его Ева ко умножению печали падения своего первые увидели сие, и увидели на единокровных детях своих, увидели, что Каин, ненавидя Авеля за особенное Божие благоволение, гонит его, притесняет его, убивает его, и отнял жизнь его, отняв с нею и утешение родительское. Праведный Ной всегда с огорчением взирал, что сыны человеческие, люди беззаконные, угнетают, подавляют и погубляют сынов Божеских, человеков добродетельных. В нынешние же времена видеть сие есть почти дело обыкновенное. Куда ни посмотри, везде увидишь сети, для уловления ближнего в пагубу из ненависти поставленные. Куда ни поди, везде, на всяком пути найдешь яму, на погибель ближнему из зависти ископанную. Когда ни выходи из уединенного, стенами от прочих человеков отделенного жилища своего, на торжище коловратного мира, во всякое время узришь плачевные зрелища, узришь, что жестоковыйные Исавы гонят и притесняют простосердечных Иаковов, узришь, что иной адскую злобу свою на ближнего своего языком изрыгает, и как змея жало свое, так он ядовитые, и вместе скаредные, скверные слова свои на него выпускает, и тем жажду злобы своей утоляет; другой же, будучи не в состоянии по невоздержанию своему утушить огня гнева своего ядовитым сквернословием своим, и пястьми биет ближнего своего, жестоко наказует его, наказует не только по праву начальства, но и без всякого права, сам по себе управляясь; а третий, яко зверь ожесточившись, часто и смертоносную язву наносит невинному или весьма мало оскорбившему брату своему. В нынешние времена многие, весьма многие обагряются в крови ближних своих. Чиновный гордый всячески обижает простых смиренных. Богатый скупой притесняет бедных и маломощных. Неправедный судия обвиняет, осуждает, часто и во узы заключает невинного недостаточного. И даже равный равному беспрестанно, или из ненависти без причины, или из зависти благополучию его, или из безрассудной злобы, сети на пагубу соплетает. В нынешние времена сие не новое, что ближний ближнего своего ненавидит, злословит, притесняет и для погубления его на всяком месте ров изрывает.

А то должно быть новое, ежели обижаемый великодушно ненависть и злобу претерпевает. Сие поистине есть новое, и есть новое, во-первых, потому, что весьма редкие причиняемые обиды с терпением сносят. Большая же часть людей, не говорю таких, которые как-нибудь за обиды свои отмстить могут, но и таких, которые никак не в состоянии отмщевать, а разве только как шмели пожужжат, побранят, да и то за стеною где-нибудь, но и таковых людей большая часть к отмщению стремится, ни малейшего не имея в жизни терпения. Человеки, бедные человеки, со дня падения своего так ожесточились, столь зверообразными учинились, что оставлять и прощать обид никак не умеют, а всегда хотят отмщевать, хотя бы отмщение сопряжено было и с собственным их падением и пагубою. Сие есть новое, во-вторых, и потому, что закон Моисеев, заповедь ветхозаветная, сообразуясь с естественным, из человеческого повреждения происшедшим ожесточением, позволяет отмщевать, а Господь наш Иисус Христос, новозаветный Учитель, благодатный Искупитель, желая всем человекам иметь сердце чистое, душу новую, духа правого во утробах своих, повелевает против ненависти и злобы человеческой не вооружаться, а уклоняться, ограждая себя терпением. Закон Моисеев говорит: аще кто сотворит порок ближнему, якоже сотвори ему, такожде и ему да сотворят: изломление за изломление, око за око, зуб за зуб, кратко, какое кто сотворил повреждение человеку, такое да сотворят и ему (Лев.24:19:20). А Евангелие Христово заповедует: биющему тя в ланиту, подаждь и другую, и от взимающаго ти ризу, и срачицу не возбрани (Лк.6:29). Ежели же сего еще по слабости веры своей снести не можете: то уклоняйтеся скорее, не ввергая себя в большие опасности, егда гонят вы во граде сем, бегайте в другий (Мф.10:23), удаляясь от зла. Моисей в законе своем говорит: возлюбиши искренняго твоего, и возненавидиши врага твоего. А Христос в Евангелии Своем проповедует: любите враги вашя, благословите кленущыя вы, добро творите ненавидящым вас, и молитеся за творящих вам напасть и изгонящыя вы (Мф.5:43:44).

Сие есть новое поврежденному человеку учение, и учение совершенное. Странным кажется падшему человеку учение сие, любить врагов, благословить кленущих, добро творить ненавидящим и молиться за обижающих и гонящих; но человеку христианину, который в таинстве крещения обязан при помощи Христовой выходить из состояния падения, не должно сие святое учение казаться странным, кольми паче невозможным. Странное между человеками есть жизнь зверообразная, странное есть изрыгать друг на друга сквернословие, имея разум, гнать и притеснять ближнего без причины, терзать его, не имея зверских когтей, сие есть странное между человеками. А быть каждому человеколюбивым, кротким, смиренным, ко всякому благорасположенным, добротворящим есть дело прямо человеческое, есть свойство мягкосердечному человечеству принадлежащее, из непорочного первобытного состояния проистекающее, и посему есть существенное совершенство как милосердым Богом Отцом сотворенного человечества, так и Богом Сыном Господом Иисусом Христом учрежденного святейшего христианства. Истинные, действительно восставленные Христом христиане, сим единым наипаче совершенством, то есть, люблением и друзей, и врагов, и должны отличаться от поврежденных падших язычников. Что Спаситель выражая тако глаголет: аще любите любящих вас, кую мзду имате, какой награды ожидать можете? Не и мытари ли, самые обидчики, тожде творят? И они любящих их любят. И аще целуете, ласкаете други вашя токмо, что лишше творите, что особенное пред идолопоклонниками делаете? Не и язычницы ли такожде творят? И они благодарны бывают к благотворителям своим. Христиане должны быть гораздо совершеннее их. Совершенство же, или отличие от язычников, должно состоять в люблении и друзей, и врагов, подражая Господу Богу своему. Что Христос объясняя далее тако продолжает: будите вы совершени, якоже Отец ваш небесный совершен есть (Мф.5:46–48), совершен есть в любви и милости Своей к тварям Своим.

Сие есть новое поврежденному человеку учение, и учение к исполнению возможное. Многие из падших человеков говорят: как можно любить врагов и быть благорасположенными к творящим злое? Христиане должны воззреть на Спасителя своего Иисуса Христа и послушать Его, на кресте раны и мучения от Иудеев претерпевающего и притом глаголющего; что глаголющего? Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят (Лк.23:34). И из сего должны заключить, как возможно человеку прощать обиды свои и быть благорасположенным ко врагам своим. Но ежели сей пример покажется высоким для бренных, слабых человеков, яко пример истинного Богочеловека, впрочем по единому человечеству, толикоже слабому, страдавшего и умершего: то христиане должны часто взирать на Апостола Стефана, вне града изведеннаго теми жестокосердыми Иудеями, которые, чтобы не слышать святейшие истины о Христе Иисусе, вопили велиим гласом, затыкали уши свои, и устремилися на него; должны взирать на Стефана, камением от них побиваемаго, умирающего, уже таковую молитву глаголющаго, Господи Иисусе, приими дух мой, но при всем том преконившаго колена, и об них велиим гласом тако молящагося: Господи, не постави им греха сего (Деян.7:57–60); должны взирать на Стефана, яко на человека слабого, нам во всем подобострастного, но о Христе Иисусе и мучения великодушно претерпевшего, и с любовию ко врагам умершего. И из того должны заключить, что и нам при силе Христовой быть благорасположенными ко врагам не есть невозможно; ежели только чистосердечно будем веровать в Него и верою возбуждать любление врагов, то надеждно и совершение оной любви: ежели же никогда не начнем любить врагов, веруя во Христа, то и подлинно, как возможно быть в нас совершенной любви к ним?

Сие есть новое поврежденному человеку учение, и учение спасительное. Многим падшим человекам полезным делом кажется отмщевать: но сие мнение их есть весьма ложное. Любомщение никогда не бывало делом полезным, а всегда вредным, пагубным для обеих сторон. Ибо как ненависть, вражда и злоба против ближнего происходят из внутреннего нечистого огня: так и любомщение тем же самым внутренним, нечистым адским огнем возжигается. Но что тогда бывает, когда сильный ветр против такого же ветра восстает? Буря, вихорь и всего оному сопротивляющегося разрушение. Что тогда бывает, когда огонь к огню присоединяется? Когда горючая материя, или смола, или масло, или вино к огню прикладывается? Пламень увеличивается, пожар умножается, и все то, что ни встречается, сожигается. Подобное всегда случается, когда злоба одного с любомщением другого встречается. Злобный никогда от любомстительного не исправляется, а еще более раздражается. Огонь злобы нечистым огнем мщения увеличивается; чрез что пожар вражды умножается и часто даже до такого степени восходит, что оба, ежели не телесно погибают, друг друга умерщвляя, то духовно, в непримиримой злобе умирая и адским огнем, яко злые духи, сожигаясь. Напротив же того, любление, христианское любление врагов есть дело весьма полезное и спасительное. Любовь, яко небесная роса, яко прохладительная вода, больных грехами врачует, целит и оживляет, враждующих примиряет, жестокосердых смягчает, огнь злобы потушает, наипаче злобы неправедной, гнева напрасного. Снисходительною любовию всякий гнев укрощается и всякая злоба скоро, или не скоро, только прекращается. Христианин, подражая Иакову, послушливому сыну Исаака и Ревекки, должен всегда внимать гласу духовного своего Отца, Иисуса Христа, и духовной своей матери, вечной Премудрости Его, и, пользуясь спасительным наставлением их, никогда не должен вооружаться мечем любомщения против ненависти и злобы плотских человеков, а должен выставлять против стрел их любовь, яко цель или мету для стреляния их, ограждая себя только щитом терпения. Но ежели кто из христиан слаб еще в вере, не силен еще стоять прямо против всех стрел враждующих и платить им единою любовию: то таковой может без всякого нарушения христианских правил уклоняться от злобы их и должен уступить место вражде и ненависти, должен уступить, также не злобствуя, но с любовию сожалея о повреждении сердец их. И таковое уклонение, на любви основанное, удобно есть приводить в рассуждение безрассудно злобствующих, смягчать ожесточенных, утушать огнь гнева и возвращать на некоторую степень дружества. Единая любовь и благоснисхождение могут исправлять человеческие сердца. Как то несколько можно сие видеть на нечестивом и злобном Исаве. Исав видев, яко Исаак отец его благослови Иакова брата его и посла в Месопотамию Сирскую, пояти оттуду себе жену, егда благослови его и заповеда ему глаголя: да не поймеши жены от дщерей Хананейских, Исав видев, яко послуша Иаков отца и матере своея, и отъиде в Месопотамию Сирскую, отъиде с любовию не только к отцу и матери, но и к нему, несмотря, что он злобствовал на него, Исав, говорю, видев, яко злы суть дщери Хананейския пред Исааком отцем его, и противны ему, пришел в чувство примером Иаковлевым и сам во угодность отцу своему отъиде ко Исмаилу, и взя Маелефу дщерь Исмаила сына Авраамля, сестру Навеофову, жену к женам своим (Быт.28:6–9) Хананейским, а после умягчившись престал враждовать и на брата своего Иакова. Так-то и многих враждующих, злобствующих и гонящих Божественная любовь и уклонение от зла могут примирять, смягчать, из ненавиствующих в доброжелательствующих переменять, исправлять и, следовательно, спасать, спасать не только временным, но и вечным спасением. Ибо где водворяются мир и любовь, туда приходит и Спаситель Иисус Христос; а где начинает обитать Спаситель, там надеждно и вечное спасение.

И так кто желает и себя, и ближнего спасти от вечного огня: тот не должен здесь возжигаться огнем гнева, к адскому огню руководствующего. Ежели же кому по неосторожности своей и случится впасть в гнев, противоборствуя чьей-нибудь злобе: то по крайней мере гневаясь не должен согрешать, не должен гнева своего продолжать, исполняя сие Павлово завещание: гневайтеся и не согрешайте, не только не питайте в себе любомщения, но и солнце никогда да не зайдет во гневе вашем. До захождения солнечного только да продолжается и правильный гнев ваш. Тако поступайте, да не дадите места диаволу (Еф.4:26:27), злобствовать научающему и любомщением утешающемуся, но Господу своему Иисусу Христу, с любовию и с миром в сердца человеческие входящему и спасение приносящему с Собою. Аминь!

Конец VI-го тома и третией книги.

Сии Беседы говорены по Воскресным дням на утренних Бдениях и на Литургиях.

* * *

1

Оглас. 15. слов. §. 3.

2

Текст неразборчив – примечание электронной редакции.


Источник: Беседы, в разных местах и в разные времена говоренные членом Св. Синода и Комиссии духовных училищ, Михаилом, архиепископом Черниговским и Нежинским и Кавалером. – Санкт-Петербург: В тип. И. Иоаннесова, 1817-. / Т. 6. – 1819. – [5], 469 с.

Комментарии для сайта Cackle