Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека митрополит Михаил (Десницкий) Беседы в разных местах и в разные времена говоренные. Том 7
Распечатать

Беседы в разных местах и в разные времена говоренные. Том 7

«Труд, пища и покой человеческого духа. ч.4»

Том 1 * Том 2 * Том 3 * Том 4 * Том 5 * Том 6 * Том 7 * Том 8 * Том 9 * Том 10

Содержание

Беседа I. О духовной лествице, возводящей человеков на небеса к Богу Беседа II. О том, что настоящее время есть время священное, есть время приуготовления к Царствию небесному Беседа III. О обязанности каждого Христианина помогать ближнему своему как в телесных, так и в духовных нуждах Беседа IV. О том, что весьма много надобно трудиться как для приобретения, исторического познания, так и для получения духовного умозрения Беседа V. О том, что еще вдвое надобно трудиться для деятельности, для произведения благих дел Беседа VI. О том, что всякой Христианин должен ревновать другим в приобретении духовных вещей, особливо в получении нового рождения Беседа VII. О том, что многие из Христиан, полюбив временные пустые вещи, лишаются сладчайшего Присутствия Иисусова, а с Ним теряют и настоящее сокровище свое, вечную мзду свою Беседа VIII. О том, что возвращаться в небесное отечество тем только Христианам надежно, которые во время странствования принесли плоды любви Беседа IX. О том, что на что человек с вожделением взирает, то в нем зачинается, то от него и раждается Беседа X. О том, что зависть есть первоначальная виновница зла в человеческом роде Беседа XI. О том, что сатана имеет право гнаться за любителями своими в самую вечность Беседа XII. О том, что кто не имеет в себе чужих богов, тот может иметь мир с Богом Беседа XIII. О том, что каков человек, таковы суть и окружающие его духи Беседа ХIV. О том, что в существенных нуждах всякой Христианин обязан прибегать к Господу Богу своему, и у Него просить помощи Беседа XV. О том, что всякой Христинин должен быть Израиль, то есть, борющийся и превозмогающий Беседа XVI. О том, что уповающий на Господа Бога не должен прежде времени страшиться несчастных обстоятельств, а обязан всего ожидать от Него с надеждою, яко благого, и для внутренности назидательного и полезного Беседа XVII. О том, что по пути спасения должно так тещи, как позволяет ограниченность человеческих сил Беседа XVIII. О том, что всякой грех, и всякое беззаконие человеческое достойно откровенного обличения Беседа XIX. О том, что многие из Христиан для мира и плоти все делают, а для Христа и души своея ничего не творят Беседа ХХ. О том, какое зло ожидает Христиан для мира и плоти все делающих, а для Христа и души своея ничего не творящих Беседа XXI. О том, что всякой христианин должен делать внутренность свою из идольской кумирницы храмом Божиим, и вместо идолов поставлять в ней образ Божий. Беседа ХХII. О том, что всякое время и место есть время и место плача для каждого Христианина, доколе он не поставит внутри себя твердого столпа упования Беседа XXIII. О том, что и мы чада болезней Беседа XXIV. О том, что адский злобный дух при покаянии нашем должен выйти со всем лукавым семейством своим из внутреннего дома нашего, яко дома отеческого  

 

И понеже есте вы сынове, посла Бог Духа Сына Своего в сердца ваша, вопиюща, Авва Отче. Тем же уже неси раб, но сын: аще ли же сын, и наследник Божий Иисус Христом (Гал.4:6:7).

Благ еси Ты, Господи, и благостию Твоею научи мя оправданием Твоим. Умножися на мя неправда гордых: аз же всем сердцем моим испытаю заповеди Твоя. Усырися яко млеко сердце их: аз же закону Твоему поучихся (Псал. 118:68–70).

Беседа I. О духовной лествице, возводящей человеков на небеса к Богу

И сон виде, и се лествица утверждена на земли, ея же глава досязаше до небесе: и Ангели Божии восхождаху и низхождаху по ней. Господа же утверждашеся на ней. (Быт.28:12–13).

Благотворительный Боже, сколь Ты Милосерд к бедным человекам, никакой язык изъяснит, и никакие уста изрещи не могут! Ты, Господи, и заблуждших не отвергаеши, и обращающихся не оставляеши. Когда человеки заблуждая отдаляются от Тебя; Ты по наружным гласом натуры, по внутренним гласом совести, по Божественным гласом Слова Своего призываеши их к Себе, и все средства употребляеши к обращению их.

Когда же они, почувствовав Отеческое звание Твое, повинуются оному, начинают обращаться; тогда Ты разнообразными знамениями уверяеши их, что предпринятое начало их спаситель но, что путь шествия их истинен, и что они узрят совершение святых намерений своих, и даже Ты тотчас вспомоществуеши им.

В сем благотворительном свойстве Твоем, Боже наш, весьма сильно уверяет нас пример Иакова, меньшего сына Исаакова. Он как скоро, внимая совету родителей своих, а паче исполняя всесвятейшее намерение Твое в рассуждении его, решился идти в путь, и, оставив землю свою, дом свой, имение свое, родителей своих, пошел в Месопотамию к Лавану брату матери его; Ты тотчас с уверением Своим, с уверением, что начало его спасительно, что путь его истинен, и что совершение оного будет благое. Ты явлением ему лествицы показал, что он как в земном течении своем, так и на пути к небу сопровождаем будет и Ангелами, и Тобою Самим.

Священное Писание сие уверение Твое, Господи, тако изъясняет: Иаков по совету родителей своих отъиде от кладязя клятвеннаго, от места пребывания родительского, и иде в Харран, в жилище брата матери своея. И, продолжая дневный путь, обрете к вечеру место, и спа тамо; ибо как скоро зайде солнце, он тотчас взя от камения места того, и то ложи в возглавие себе, и ста на месте оном. И во время нощи, в продолжение покоя своего, сон виде, сон не естественный, но Божественный, сон не от воображения человеческого, но от вдохновения Божия происшедший, и о святом Промысле Его свидетельствовавший. Какой же то был сон, который видел Иаков? Се лествица утверждена на земли, ея же глава, или верх, досязаше до небесе: и по оной лествице Ангели Божии восхождаху и низхождаху. Господь же Сам утверждашеся на ней, находился на верху оной, и глаголал ему: Аз есмь Бог Авраама отца твоего, и Бог Исаака, не бойся, Я есмь Попечитель и того, от которого отец твой Исаак произошел, и самого Исаака родителя твоего, и твой, всюду гряди не страшася: земля, идеже ты спиши на ней, твоя есть, и никогда не отойдет от тебя, тебе дам ю, и семени твоему. И в краткое время семя твое, наследовать землю сию долженствующее, будет яко песок земный, неизчетно умножишся, и распространится на море и ливу, на запад к морю и на юг, на север, и на восток, во все страны земли сея. И благословятся о тебе вся колена земная, и о семени твоем. И се Аз есмь с тобою, сохраняяй тя на всяком пути, а може аще пойдеши, и возвращу тя в землю сию: яко: не имам тебе оставити, дóндеже сотворити Ми вся, елика глаголах тебе1.

Чего больше мог Иаков требовать от Тебя, Господи, для уверения? Великое было для него свидетельство Твоего, Боже, промышления относительно к расположению всей жизни его. Он после такового Божественного знамения мог идти всюду, не бояся, мог предпринимать все, на честности основанное, не опасаяся, мог творить добро, не сомневаяся о возможности, а памятуя, яко Ты, Господи, близ его, с ним еси.

Сие самое для Иакова Тобою, Боже наш, учиненное уверение должно быть, а и для нас, уклонившихся от небесного дома своего, и странствующих в мире сем, сильным свидетельством в том, что Ты, Господи, всегда близ нас, с нами еси, и что Ты готов помогать нам нам, где потребуется Всесильная помощь Твоя.

Веруем, Христиане, истинным сердцем, и исповедуим нелестными устами, что Божественная лествица как тогда была утверждена на земли, так и ныне утверждается, и непоколебимо стоит, по которой Ангели Божии, исполняя святое хотение Его, беспрестанно нисходят на землю для служения человекам, для вспомоществования им в произведении душеспасительных дел, и паки восходят на небеса для представления Богу о человеческих расположениях и действиях. Да и Сам Бог, также утверждаяся верху ея, во всякое время уверяет нас Словом Своим, что Он всегда с нами есть, и сохраняет нас на всяком пути, куда ни пойдем.

Веруим, Христиане, что как в ветхом завете была духовная лествица, при посредстве которой можно было и во времени пещи благополучно, и к вечности стремиться надеждно: так и ныне в новом завете есть духовная лествица, и во временном течении руководствующая, и в вечность, на небеса, к Богу сопровождающая. Премилосердый Бог никогда не оставляет бедных человеков без Премудраго руководства Своего, разве только тогда, когда они по неверию, и по ожесточению своему дерзновенно сами отвергают оное.

В ветхом завете была по силе обетования Божия, и в новом по самому уже исполнению обетования духовною лествицею есть спасительная Благодать Искупления всех человеков чрез возлюбленного Сына Божия Иисуса Христа. Господь Бог по Благости и Милосердию Своему соделал человекам Спасение посреде земли. Он поставил для человеков на земле лествицу восхождения, и лествицу толь высокую, что она от земли досязает до небес. И поистине ничто так не может соединять грубой земли с чистым небом, ничто так не может приближать земных жителей к небесным обитателям, ничто так не может примирять грешных человеков со Всесвятейшим Богом, как единая Божия Благодать, во Искуплении всем человекам явленная. Единое Божественное Искупление от земли досязает до небес, и земная соединяет с небесными, человеков примиряет с Богом, и удобным творит путь как Ангелам сходить, на землю для руководствования человеков, так и человекам восходить за Ангелами на небеса, к Богу, в Царство Его, для наслаждения вечным блаженством Его.

Утверждение же оной духовной, на небеса человеков возводящей лествицы есть Сам Бог. Внизу, на земле, начало ее утверждено, на краеугольном камени, на камени в основание для всякого духовного здания полагаемом, на камени живом, честном, от неверных только человеков уничиженном и презренном, именно на Богочеловеке Иисусе Христе, на Христе в ранах и в крови лежащем, на Христе избитом, израненном, обагренном, распятом, умерщвленном, на сем Искупителе мира утверждено начало духовныя лествицы, возводящие человеков на небеса к Богу Отцу. Ибо никто не может восходить на небеса, и приходить ко Отцу, как разве чрез руководство Христово и чрез спасительную смерть Его. Вверху же, на небеси, окончание оные духовные лествицы утверждено в Самом Боге Отце. Понеже лествица Искупления Христова не для чего другого на земле поставлена, как для возведения людей к небесному Отцу, в блаженные обители Его. И Отец небесный, находяся верху оные духовныя лествицы, всех человеков, восходящих по ней, с радостию приемлет к Себе, Отеческим лобзанием лобзает их, и в небесное жительство Свое водворяет их. А средину оныя духовныя лествицы наполняет Дух Святый, от Отца исходящий, и чрез Сына, по дражайшим заслугам Его, на всех человеков изливающийся. Все продолжение оного спасительного пути от земли на небеса Духом Святым совершается, при наставлении и руководстве Его отправляется. Седмочисленные дары и действия Святаго духа суть не что другое, как степени оные духовные лествицы.

И первая степень есть степень звания Божия, звания всех человеков от тьмы к свешу, от сатаны к Нему Богу, от грехов к добродетелям, звания по гласом Божественного Слова Его, по особенным толцанием чрез Духа Святаго во глубину сердца. И кто истинно желает себе спасения тот непременно должен повиноваться зовущему гласу бдительного Пастыря своего, и следовать за Утешителем и Наставником своим, за Духом Святым. А иначе погибнет в заблуждении своем. Вторая степень есть степень очищения грехов и беззаконий, есть степень очищения грехов и прародительского, и своих собственных, есть степень очищения грехов как водою крещения, так и слезами покаяния. И кто хощет чрез распятого Иисуса внити в Царствие Божие: тот непременно должен быть в сей бане внутреннего омовения. А иначе никогда не внидет в Царствие Божие. Ничто бо нечистое и скверное не входит в пречистые небесные селения. Третия степень есть степень оживления, есть степень оживления внутреннего человека, по существу бесмертного, а грехом умершего духа, есть степень оживления духа высшею силою, силою Божиею, силою Всемогущего и Вседействующего Духа Святаго. И кто хощет выше восходить, к небесам возноситься: тот обязан весьма сильно желать себе сего внутреннего оживления, на умерщвлении внешнего, плотского человека основывающегося. Мертвые бо, как телом, так и духом, не движутся и не ходят не только на небеса, но и по земле. Четвертая степень есть степень просвещения, есть степень просвещения внутренних очес, есть степень просвещения Светом небесным, духовным, Христовым, Словом Евангельским. И кто хотя малую имеет наклонность участвовать в небесном, вечном, Божеском Свете тому уже необходимо нужно духовное, из небесной мудрости проистекающее просвещение, без которого никак не можно дойти до небесного, никогда немерцающего Света Божия, ниже видеть его. Слепые бо ничего не видят кроме тьмы, и нигде не могут быть, как во тьме. Они и в Царстве Света не могут видеть Света. Ибо тьма, кою они всегда с собою и в себе носят, препятствует им видеть оный чудный и ясный Свет. Пятая степень есть степень освящения, есть степень освящения души и пела, внутреннего и наружного для Бога сотворенного храма, есть степень освящения Духом Святым и дражайшею всечестною кровию Христовою. И кто сам желает быть в вечном храме Божием: тот должен сими средствами и свой внутренний храм освятить для Бога, дабы между Богом и им было взаимное сообщение, духовное сочетание, дабы он был в Боге, и Бог в нем. Сие же взаимное сообщение, духовное сочетание человеческой души с Богом, яко духовной невесты с духовным Женихом, составляет шестую и очень высокую степень духовныя, на небеса возводящия лествицы. Ибо много надобно душе потрудиться, и хорошо добродетелями Христовыми украситься, чтобы сему духовному Жениху понравиться, и достойною Царского брака Его учинишься. Для сего непременно надобно в брачные одежды, во одежды света, во одежды веры, надежды и любви, кротости, смирения и воздержания, милосердия, согласия и целомудрия облещися. А иначе всякой изгнан будет и из брачного чертога. А когда сие совершится, когда душа, внутренно украсившись, с Богом сочетается и соединится: тогда совершение блаженства человеческого учинится, тогда вечный мир, полная радость, ненасытимое удовольствие и бесконечное утешение явятся. что составляет седьмую и последнюю, в Самом Боге утверждающуюся степень духовныя лествицы, которую сладкоглаголивый Иоанн Дамаскин в духовных песнях своих тако выражает: Святым Духом всяка душа живится, чистотою возвышается, светлеется Тройческим Единством священнотайн2.

Веруим, Христиане, что действительно таковая духовная лествица, лествица Искупления Христова, лествица прямо на небеса возводящая, для нас имеется; и памятуя, что мы на пути, а не в доме, что мы странствуем, а не в отечестве, что мы в изгнании на земле, а не в блаженстве на небеси, памятуя, говорю, сие, стремимся к своему . небесному жилищу, стремимся, употребляя в единственное посредствие для восхождения своего лествицу Искупления Христова, стремимся, твердо уповая, что Господь Бог нам и всему верующему семени даст сию духовную землю в вечное наследие. Восходим, братие, по означенной лествице, внимая зовущему гласу Божию, хватаяся за Крест Христов, покаянием очищаяся, верою оживая, Словом Спасителя своего просвещаяся, испрашиванием Святаго Духа освящаяся, любовию сочетаваяся, и тако совершаяся; восходим, ни трудностей, ни искушений, ни невозможности не опасаяся; восходим по оной духовной лествице, по степеням Искупления, к Богу Отцу для наслаждения сладчайшим Лицезрением Его; восходим, с упованием всегда содержа в сердце своем сие Господне уверение: и се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века3; Аз есмь Бог ваш, не бойтеся, и се Аз с вами, сохраняя вас на всяком пути, аможе аще пойдете, и возвращу вас в землю сию: не имам оставити вас, дóндеже сотворити Ми вся, елика глаголах вам.

Беседа II. О том, что настоящее время есть время священное, есть время приуготовления к Царствию небесному

И убояся, и рече: яко страшно место сие: несть сие, но дом Божий, и сия врата небесная. Быт.28:17.

Всякой человек по Благодати Сотворения Божия имеет такое свойство, что как скоро внешними глазами взирает ь на что, тотчас и делаешь о созерцаемой вещи свое собственное рассуждение силою ума своего, посредством внутреннего ока своего. Сие внутреннее зрительное око грехом прародительским повреждено, падением первого человека испорчено, адскою тьмою, чрез непокорность Богу навлеченною, потемнено, и по сему правильно смотреть на вещи, и истинно судить об них никак не может; ежели не бывает просвещено светом Божественныя, от Самаго Бога проистекающие веры. Человек, без света веры на вещи взирающий, не только не может истинно судить о духовных, Божественных, в Слове Божием открываемых, но часто неудобен есть прямо понимать и естественных, наружных, в видимой натуре являемых. Таковый человек естественные, от него сокровенные вещи в неведении погребает, а духовные, ему совершенно неизвестные единому воображению приписывает, и истину их отвергает. Тако всякой непросвещенный внутренно поступает. А кто напротив по Благодати Искупления Христова очистил внутреннее око свое, и светом веры просветил: тот и естественные вещи ясно понимает, и о духовных вещах истинно рассуждает. Таковый человек ничего, кроме противного вере, не отвергает, а все, Богом не только в Слове Своем, но и внутренно открываемое, благочестно и с истинным рассуждением приемлет.

Как-то поступил благочестивый и истинно верующий муж Иаков, сын Исааков. Он увидев Божественный сон, он узрев во сне лествицу от земли до небес досязающую, и Ангелов Божиих низводящую, и возводящую, не отверг оного сна, яко от воображения происходящего, но, уразумев духовное означение оного, дал ему правильное истолкование, сделал о нем истинное рассуждение. Иаков воста от сна своего, так свидетельствует изъясняемое Писание, и рече: яко есть Господь на месте сем, аз же не ведех. Как-бы так сказал: я вижу, что на сем месте, есть особенное Божие присутствие, хотя я и не думал сего по нечестию земли. Почему убояся, убояся присутствующего Величества Божия, и рече: яко страшно место сие, достойно на страхе Божием основанного благоговения, уважения, и почтения; несть бо сие место простое, обиталищам грешных и нечестивых человеков Подобное, но есть сие место дом Божий, особенного присутствия Его исполненный, и сия врата небесная, в Царство Божие разумных тварей возводящая. И востав Иаков заутра взя камено, его же положи тамо, в возглавие себе, взял камень под головою у него в ту нощь лежавший: и постави его в столпе, поставил вместо памятника, и возлия елей, для нужд своих несенный, в жертву Богу, возлия верху его, на верх столпа сего, яко на верх жертвенника. И прозва Иаков имя месту тому: дом Божий, по причине особенного присутствия Господня; первее же бе имя граду, недалече от места того бывшему, Уламлуз. Все же сие совершив Иаков положи обет, дал, Богу обещание, сице глаголя: аще будет Господь Бог всегда со мною, якоже рече мне, и сохранит мя на пути сем, в оне же аз иду, от всякаго зла, и даст ми хлеб ясти, и ризы облещися, дарует мне во всем довольство в продолжение странствования моего; и в надлежащее время возвратит мя здрава в дом отца моего: то будет Господь мне в Бога, будет мне милосердым Спасителем, будет для меня богатым в милостях и щедротах Своих; и я стану стараться почитать Его всем сердцем, и служить Ему духом и истиною. И камень сей, его же поставих в столп, который соделал памятником, будет ми дом Божий, учинишся для меня жертвенником, на коем стану я всегда приносить Господу Богу моему обильную и богатую жертву: и от всех, яже ли даси, десятину одесятствую та Тебе4, от всего того, что мне по благости Своей даруешь, десятую часть буду уделять как на служение Тебе, так и на потребы бедных и неимущих. Таковое светом веры просвещенный Иаков делал рассуждение, увидев во сне Господа, услышав обетование промышления Его, и узрев в лествице живый образ священного и Божественного Промысла Его.

Подобно должны и мы, Христиане, рассуждать, Божественным светом веры просвещаяся, и силою Духа Святаго побуждаяся; подобно должны и мы рассуждать, увидев внутренним оком своим во Свете Откровения Божия Самаго Господа, во плоти на земле явившегося, услышав Его, гласом Слова Своего духовные, небесные блага, вечный живот, и бесконечную славу нам обещающего, и узрев в духовной лествице, в лествице спасительного Искупления Его, ясное начертание всех средств, коими можно нам приобретать оные неоцененные сокровища; подобно должны и мы рассуждать о сем. Мы, увидев во Свете Откровения, в зерцале Евангелия, Господа, во образе бренного человека явившегося, на земле с человеками пожившего, от злобных человеков гонимого и пострадавшего, на кресте умершего и погребенного, по трех днех воскресшего и на небо вознесшегося, и Свое Божественное на небо Вознесение, яко лествицу от земли до небес досязающую, утвердившего для восхождения всем верующим человекам на небеса, ко Отцу, мы, увидев сие, не должны отвергать таинства Воплощения Господня по причине незнания своего, как сие было, ниже сомневаться о возможности восхождения своего на небо по причине грубости существа своего, но представляя себе в пример солнце, в лучах на землю сходящее, с грубыми земными вещами соединяющееся, и чрез тесное свое с ними соединение их оживляющее, возращающее, и даже некоторые части их в воздушную атмосферу подемлющее, должны уверяться как о таинственном соединении Бога, Солнца правды, с земным, грубым человечеством, так и о возможности возноситься земным, впрочем чрез Его животворное соединение очищенным, и оживленным человекам на небеса, к Богу, для вечного сочетания с Ним, и для наслаждения бесконечным Блаженством Его.

Уверившись же в сих Божественных истинах обязаны мы все со страхом и трепетом на всяком месте почитать Господа и Бога своего, зная, что по дару Искупления Христова всякое место особенного исполнено присутствия Божия. Премилосердый Бог ныне на всяком месте готов являться, и везде желает помогать, целить и спасать. И во всякое время может совершаться сие человеческое спасение. Ибо как по место, на котором видел Иаков лествицу, не было по мнению его место простое, но дом Божий, и небесная врата: так и настоящее время, в которое явилась духовная на небеса лествица, в которое пришел Господь в мир и воплотился, и в которое совершилось на кресте Искупление человеческого рода, не есть время простое, с нечестивыми человеками общее, но есть время для нас священное, спасительное, есть время приуготовления к Царствию небесному. Се ныне время благоприятное , говорит Апостол Павел, се ныне день спасения5. Ныне всякой Христианин, внимая зовущему гласу Божию и обращаяся к Спасителю своему Иисусу Христу, удобно может спастися, может внити в Царствие Божие, может внити без всякого препятствия: ежели только будет восходить по лествице Искупления Христова, будет таинством крещения очищаться, слезами покаяния омываться, Светом Слова Христова просвещаться, шелом и кровию Искупителя своего освящаться, по примеру наружного брака внутренно сердечною любовию с Богом сочетаваться. Тогда поистине всякой Христианин может Божеским, вечным Блаженством наслаждаться.

Се ныне время благоприятно. Се ныне день спасения. Ныне явися Благодать Божия, спасительная всем человекам. Но Апостол Павел от лица всех Богодухновенных мужей таковое делает при явлении Благодати всем верующим увещание: Споспешествующе молим, не вотище Благодать Божию прияти вам6. Ныне время благоприятно для того, чтобы приступать ко Господу и получать просимое; глаголет бо Господь: во время приятно послушах тебе: но чтобы услышал, надобно из глубины сердца, чувствуя телесные нечистоты свои, представляя душевныя немощи свои, воздыхая о разных нуждах своих, взывать ко Господу. Ныне день спасения, в который обещается Господь всем помогать, и в день спасения помогох ти: но чтобы действительно пришел на помощь Милосердый Господь, надобно денно и нощно моляся призывать Его на помощь, надобно наружно и внутренно покланяяся просить Его о сем, надобно просить тако со Псалмопевцом взывая к Нему: Боже в помощь мою вонми, Господи, помощи лиц потищися. Аз нищ есмь и убог, Боже помози ми, Помощник иной, и Избавитель мой еси Ты, Господи не закосни7, не умедли на помощь.

Ныне явися Благодать Божия, спасительная всем человекам: но всем только тем, которые не вотще приемлют ее, которые, восприяв ее от Господа Спаса своего, не мнят, что они спасены уже, хотя и всегда будут лежать во грехах, но помнят, что им при силе и действии данной от Господа Благодати непременно должно от скверн греховных чрез внутреннее покаяние очищаться, в жизни переменяться и исправляться, вместо осквернения себя пороками, святыми добродетелями украшаться; а иначе и Благодать Божия вотще принята будет от Господа. Благодать Божия для того и дана нам, чтобы мы жили в мире при споспешествовании ее, ни едино ни в тем же дающе претыкание, творя греховное падение, да служение беспорочно будет, но во всем представляюще себе якоже Божия слуги, в терпении мнозе, не только тогда, когда востают на нас страсти и внутренние искушения, но и тогда, когда бы нам случилось быть в скорбех, в бедах, в теснотах, в темницах, в нестроениях, или великих смущениях, в трудех и в ранах. Благодать Божия для того и дана нам, чтобы мы при помощи ее жили яко Божии слуги во бдениих, в пощениих, во очищении, в разуме, премудро употребляя его, в долготерпении, в благости, в Дусе святе, в любви нелицемерней, в словеси истины говоря и делая правду, не силою своею, но в силе Божией. Благодать Божия для того и дана нам, чтобы мы при действии ее, употребляя оружия правды, веру и молитвы, все вражеское побеждали, побеждали на всяком пути, десными и шуими8, на право или на лево ходя.

Настоящее время, время Искупления есть время священное, есть время Спасительное, есть время приуготовления к Царствию небесному: но только оно дотоле паковым бывает, доколе мы, употребляя во спасение явившуюся Благодать Божию, пользуемся сим драгоценным временем, действительно святим себя силою Духа Святаго, освящаем внутренность свою в храм духовен, возносиши в нем жертвы живыя, словесныя, Богови благоприятные, и в благодарность за Искупление Его одесятствуем Ему деяния свои, посвящаем большую часть оных на служение Ему, и приуготовляемся к вечному блаженству строгим исправлением жизни своей, переменением себя самих. А как скоро не бывает сего в нас, как скоро мы скверним себя грехами своими: то и самое священное со стороны Божией время оскверняется нашими греховными нечистотами. Как по священное место, которое Иаков, видевши Божественную лествицу, назвал домом Божиим, дотоле носило на себе имя сие, доколе процветало там благочестие: а когда восприяло там начало свое нечестие человеческое, тогда место сие названо было домом Оновым, то есть, домом грехов и беззаконий. Как-то Пророк Осия тако глаголет от Лица Господня ко Израилю: ты же Израилю не неразумевай, и Иудо: не входите в Галгалу, яко в место нечестия десяти колен Израилевых, и не восходите в дом Онов, и не кленитеся Господем живым9.

Равным образом и священное со стороны Божией время, яко творение Его, дотоле только таково между человеками бывает; доколе человеки освящаются, освящаются силою Духа Святаго, и исполнением заповедей Господних. А где заповеди Господни нарушаются, сила Духа Божия пренебрегается, вместо добродетелей еще пороки содеваются, грехи и беззакония творятся: там и чистое небо помрачается, и ум потемняется, там и земля клятвенною творится, и тело повреждается, там и воздух заражается, и дух бессмертный в греховную мертвенность преобращается, там и Божественные места, и священные времена оскверняются, оскверняются грехами и беззакониями человеческими, и вся жизнь не что другое бывает, как приуготовление к адскому состоянию, к вечному мучению, к бесконечному страданию.

Страшимся, Христиане, такового состояния, да не погибнем на веки, блюдемся от осквернения священного времени Искупления Христова своими грехами и беззакониями, да не лишимся бесконечного наслаждения духовными благами в блаженной вечности, освящаем себя силою Духа Святаго в сие священное время, да здесь мы будем домом Божиим, а по смерти в будущем веке сами внидем во врата небесные, и будем наслаждаться Царствием Божиим во веки веков. Аминь!

Беседа III. О обязанности каждого Христианина помогать ближнему своему как в телесных, так и в духовных нуждах

И приступив Иаков отвали камень от устия кладязя. Быт.29:10.

Люди, любящие пустое, суетное, надутое просвещение, всегда желают и читать и слушать что-нибудь высокое, отвлеченное, так называемое новое. Но что пользы в большом знании, когда нет и малого делания? На что новое, когда не творим и старого, уже известного? Христиане что ни услышат, что ни узнают, что, так сказать, ни выучат, тотчас и исполнить должны, должны на деле явить то, что разумеют. А когда еще земного не разумеют, то не для чего толковать много о небесном; когда еще известного не творят, то нет причины предлагать о неизвестном; ежели еще слышанного не исполняют, то нужно повторять и зады, как делают ученики, хотя бы то было и из самой азбуки, из самого начального учения,

Сего по мудрого держася правила и я в продолжении изъяснения Священного Писания предлагаю в наставление примеры не только важное, таинственное, небесное учение в себе содержащие, но и самое простое, ясное, земное изображение должностей представляющие. Я и их не пропуская касаюсь, зная, что и им деятельное подражание есть весьма нужно в общежитии. Как на пример и сие ветхозаконного мужа Иакова сына Исаакова учиненное действие. …

Иаков по свидетельству Писания востав на нозе, востав на нозе от сна, в котором видел лествицу, о Промысле Божием свидетельствовавшую, востав на нозе, иде в землю восточную, к Лавану сыну Вавуила Сирина, к брату же Ревекки, матери своей и Исавли, иде к нему укрываясь от гнева брата своего Исава. Продолжая путь несколько дней узре кладяза на поли, и бяху тамо три стада овец, почивающе при нем; от того бо кладязя напаяхуся сии стада. Над устием же кладязя сего бяше камень велий. И для сего собирахуся тамо вся стада, и общими силами отваляху камень от устия кладязя, и напаяху овцев: напоив же их таки полагаху камень на устии кладязя на месте своем. Иаков подошед к ним рече: братия, откуду есте вы? Они ответствуя реша: от Харрана есмь. Иаков более испытывая рече им: знаете ли Лавана сына Нахорова? Они же реча: знаем. И он еще вопроси их глаголя: здравствует ли? Они отвещаша: здравствует. И во время сего разговора их Рахиль дщи его идяше со овцами: Иаков видя, что еще есть дне много, не у час собирати скота, рече им: напоивше овцы, шедше пасите. Они же реша: не можем сотворити сего дотоле, дóндеже соберутся вси пастуcи, и вместе отвалят камень от устия кладязя, и наипоим овщы. Еще ему глаголющу к ним, и се Рахиль дщи Лаваня грядяше со овцами отца своего; она бо пасяше овщы отца своего, Бысть же, яко узре Иаков Рахиль дщерь Лавана брата матере своея, и овцы Лавана брата матере своея, и услышав, яко они одни не могут отвалить камня от кладязя, приступив отвали камень от устия кладязя, отвали камень вместе с пастухами, отвали камень вместо Рахили помогая им. И напои овцы Лавана брата матере своея, и целова Иаков Рахиль, и возопив гласом своим, восплакася, восплакася как о отсутствии родителей своих, так и от радости, увидевши родных своих. И поведа Рахили о себе, яко он брат, весьма ближний родственник отца ее есть, именно племянник, яко сын Ревеккин есть. Рахиль текши, поведа, отцу своему по словесем сим. Бысть, же, яко услыша Лаван имя Иакова сына сестры своея, тече во сретение ему, и объем его лобза, и введе его в дом свой: и Иаков поведа Лавану вся словеса сия10.

Сие учиненное Иаковом действие, именно, что он приступив отвали камень от устия кладязя, и напои овцы Лавана дяди своего, помогая пастырям, подает нам наставление хотя и простое, обыкновенное, всем известное, однако в общежитии весьма нужное, и не всеми, или лучше, очень редкими исполняемое, и посему частого повторения требующее. Какое же подает оно нам наставление? Такое, что и всякой Христианин, подражая Иакову, обязан всегда помогать ближнему своему в нуждах его как телесных, так и духовных. Мы все странники и пришельцы в мире сем, мы все странствуем в отдаленной от небесного отечества стране, мы все, так странствуя, и сами можем иметь разные нужды, и другим можем помогать в надобностях их. И сколь приятно бывает нам, когда другие помогают: столь охотно должны мы помогать и другим в нуждах их. Мы странствуя, с кем бы ни встретились, с родным, или с чужим, с другом, или с недоброжелателем, с известным, или с неизвестным, но ежели приметим, что он какой-нибудь требует от нас помощи, не должны отрещись от вспомоществования ему, Кто какие дары получил от Господа Бога своего: тот тем и должен вспомоществовать ближнему своему, Кто восприял от Господа дар веры: тот должен стараться силою веры своея обращать ко Иисусу Христу как неверующих, так и слабоверующих, Кто одарен от Господа любовию; тот должен огнем любви своея согревать охладевшие сердца, воспламенять внутренность ближних своих, и прилеплять их как к Спасителю своему, так и к братии своей. Кто стяжал от Господа дар твердого упования: тот должен ободрять слабых грешников, унывающих и от чаявающихся о спасении своем по причине грехов своих. Кто приобрел от Господа дар небесныя премудрости: тот должен наставлять оною в незнании находящихся. Кто просвещен от Господа Божественным Светом Его; тот должен просвещать и научать в невежестве и различных заблуждениях пребывающих, Кто получил от Господа дар благочестия и страха. Господня: пот всячески должен побуждать и других к люблению истинного благочестия и к пребыванию во страхе Божием. Кто удостоился от Господа той неизреченной Благодати, которая внутренность человека Христианина очищает, назидает, духа его оживляет, просвещает, и освящает, кратко, возрождает: тот непременно должен по внутреннему возрождению своему напрягать и устремлять духа своего к тому, чтобы оною же Божественною Благодати Господ ней силою очищать, назидать, оживлять, просвещать, и освящать, кратко, духовно возрождать и других. Тако всякой Христианин обязан помогать тому ближнему своему, которого увидит в сих духовных нуждах находящимся, находящимся или в неверии и маловерии, или в хладнокровии и ожесточении сердца, или в унынии и от чаянии, или в незнании, невежестве и заблуждениях, или в нечестии, грехах и беззакониях, кратко, в невозрождении, должен помогать повинуяся из любви Господу Богу своему, и ожидая от Него великой милости Его, вечного спасения. Ибо таковая духовная помощь пользует обоим, и получающему помощь, и помогающему, что Апостол Иаков объясняя тако глаголет: Братие, аще кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его; да весте, яко обративый грешника от заблуждения пути его спасет душу его от смерти, и покрыет Благодатию Божиею, к которой он привел его, множество грехов11 его, для себя же умножит вечное блаженство.

Подобным образом должен вся кой Христианин помогать ближнему своему и в телесных нуждах его. Чем кто излишно пред прочими обладает: то самое ближнему неимущему и да сообщает. Кто имеет чины и достоинства: тот должен всячески стараться о облегчении тягости подчиненных своих. Кто держит в руках весы правосудия, и может давать в суде голос свой: тот всегда должен оправдывать невинных, часто от неправосудных людей обвиняемых напрасно. Кому поручена власть, и высшее начальство: тот должен первою своею обязанностию почитать, защищать притесняемых, и покровительствовать в обидах находящихся. Кто стяжал великое богатство: того дом должен быть домом странствующих; того хлеб должен быть хлебом алчущих, неимущих; того одежды должны быть одеждами нагих, кратко, он никогда недолжен забывать и оставлять бедных людей, презирая их, и мало помышляя об них. Кто приобрел знание врачевства; тот должен лечить болящих бедных, не мздою побуждаяся, но состраданием о страждущем человечестве движася. Кто силен и здоров телом; тот никогда не должен проходить мимо ближнего своего, не пособив ему; ежели увидит его на пути или из грязи повозку свою извлекающего, или упавший воз свой подъемлющего, и поднять не могущего, или другое что нужное с трудом творящего, не должен проходить, не взирая на состояние свое, кто бы он ни был, а только смотря на телесные силы свои, может ли он учинить пособие мучащемуся ближнему; когда может, то, не взирая ни на что, тотчас обязан приступить и вместе с ним отвалить камень тяжести.

Вот, братие, каков должен быть истинный Христианин! Он, имея веру, любовь и упование, должен быть сообщителен в сих духовных дарах; он, будучи премудр, внутренно просвещен, должен быть учителен, ревностен в наставлении других; он, стяжав благочестие и внутреннее назидание, и для других должен быть назидателен относительно к благочестию; он, получая чин, власть и начальство, должен быть для ближних снисходителен, и покровительствующ, будучи в суде правосуден, изобилуя богатством для всех милостив, и щедр, пользуяся крепоспию телесных сил во всем вспомогателен. …

Но таковы ли мы, именующиеся Христианами? Всякой из нас, ежели не захочет потворcтвовать самолюбию своему, признается, что сердце его далече еще отстоит от такового человеколюбивого и истинно Христианского расположения. К сожалению почти ежедневно можно видеть, что нынешние Христиане большею частию наклонны суть к тому, чтобы заваливать кладязи ближних своих, а не к тому, чтобы отваливать, большею частию наклонны к обидам, а не к помощи. К постыждению Христианства почти ежедневно можно видеть, что нынешние Христиане, ежели имеют какое просвещение, как по большею частию просвещение мирское, земное, а не небесное, тщетной философии мира сего, а не Божественной Премудрости, то тем бывают чрезвычайно надуты, и не только не сообщительны для других, но и человеконенавистны, – что они, будучи в чинах и начальствах, отяготительны и притеснительны, в судах неправосудны, имея богатство скупы, немилостивы, даже грабительны, пребывая в силах не помогательны, а губительны, скорее причинят сами беду ближнему своему, нежели помогут избавиться от беды. К общей погибели Христиан почти ежедневно можно видеть, что нынешние Христиане бывают сообщительны только в едином нечестии, они греховный яд друг в друга вливают, они к беззакониям друг друга побуждают, и друг пред другом творить оные поспешают, и от того всегда в великом развращении пребывают. …

А от чего сие? Кажется, они Слову Божию внимают, что творить должно, знают. Правда знают они, что должно творить, но еще сладости, от добродетельной жизни происходящей, не ощущают; внимают они Слову Божию наружным слухом, но до глубины сердца Слова сего не допускают, не допускают туда, где оно может трогать, двигать, побуждать, и наконец действовать. Что ж такое препятствует доходить Слову Божию до глубины сердца, и производить из него обильное излияние щедрот? Единое сему препятствие есть камень лежащий на отверзтии сердца, единое сему препятствие есть затверделость сердца, от греховного нароста происходящая, единое сему препятствие есть ожесточение сердца, от падения первого человека продолжающееся, и каждого беззакониями умножающееся. Сие есть единственное препятствие внимать Слову Божию, и, внимая оному делаться истинным, Богу угодным, и для ближних своих полезным Христианином.

Но есть ли средство отвалить сей камень от устия сердца, разбить затверделость, смягчишь ожесточение? Без сомнения для верующего есть сильное средство совершить сие, именно, спасительная Благодать Божия, в Целителя душе и телу нашему, или духу и сердцу нашему Иисуса Христа, воплощенного Сына Божия, представляющая. Сей безмездный Врач душ и телес, по благодати небесного Отца проходя грады и веси, странствуя силою Вездесущего Духа Своего с верующими учениками, приходит во внутренность каждого человека, якоже Иаков на поле; и ежели хотя малейшее примечает требование духовной помощи Его, ежели примечает желание, и видит действительное прошение о том, чтобы отвален был камень ожесточения от устия сердца; то тотчас силою Всемогущества Своего касается его и отторгает его, и делает сердце человеческое способным творить благое как пред Богом, так и пред людьми , получая наставление из Божественного Слова Его, и из примеров истинно верующих мужей.

Христианине, слышишь, кто Спаситель и Целитель твой есть. Сей есть Иисус Христос, распятый и воскресший. Со усердием всегда прибегай к Нему, отверзай сердце свое Ему, признавай окаменелость оного, пред Ним, и проси беспрестанно, чтобы Он по Благодати Своей отвалил камень сей от устия сердца твоего, да бы тебе после того можно было и о спасении своем промышлять, и ближнему угождать, исполняя сие всем верующим от Апостола Павла данное увещание, должны есмы мы сильнии, Благодатию Христовою сильными учинившиеся, немощи немощных носити, слабым помогати, и не себе только угождати. Кийждо же вас ближнему да угождает во благое, к созиданию,12 ко спасению. Аминь!

Беседа IV. О том, что весьма много надобно трудиться как для приобретения, исторического познания, так и для получения духовного умозрения

Возлюби же Иаков Рахиль, и рече: поработаю тебе седмь лет за Рахиль дщерь твою меньшую. Быт.29:18.

Безсомнительна есть, Христиане, истина сия, что видимая, телесная натура руководствует к невидимой, духовной, и наружное указует на внутреннее, так, что люди, приобретшие духовное, внутреннее зрение, взирая на наружное, могут созерцать внутреннее, сокровенное; безсомнительна есть истина сия, что люди, святейшим Христианством заниматься, и в духовных вещах упражняться долженствующие, могут и из самых, телесных. действий одушевленных и разумных тварей брать примеры для духовного деяния и для внутреннего назидания своего.

Вникнише токмо в следующее историческое Священного Писания повествование, и уверишеся действительно в истине мною сказанного. Священное Писание повествует, что когда Лаван – брат Ревеккин сретил Иакова, ласково принял его в дом свой, уверяя его, что он сродник его, когда, говорю, Лаван рече ему; от костей моих и от плоти моея еси ты: тогда Иаков с утешением начал жить у него. Проживши же у него шесть месяцов, услышал от него таковое предложение: понеже брат мой еси ты, ближний сродник; то, да не поработаеши мне туне, даром, повеждь лишь, что мзда твоя есть, что ты возмешь за труды свои? Иаков, ответствуя ему на сие, сказал: поработаю тебе седмь лет за Рахиль дщерь твою. У Лавана бо бесте две дщери, имя старейшей, Лиа: имя же юнейшей, Рахиль. Лиа была больна глазами, очи Лиины быша болезненны: Рахиль же бе добра видом, и красна взором зело. Посему то и Иаков более возлюби Рахиль, и рече Лавану: поработаю тебе седмь лет за Рахиль дщерь твою меншую. Что ж на сие Лаван? Лаван согласился на сие, и рече ему: Лучше ми тебе дати ю, нежели иному отдати мужеви: живи со мною, и работай. И работа Иаков за Рахиль седмь лет: и быша пред ним яко малы дни, очень не долгим показалось время сие, занеже любяше ю. По прошествии же назначенного срока требовал Иаков у Лавана Рахили тако говоря: даждь ми жену мою, отдаждь ми ее в жену, понеже совершишася дние, да вниду к ней, да вступлю с нею в брак. Лаван, нимало не противоречя требованию его, собра вся мужи места того, и сотвори брак. Во время же вечера поем Лаван Лию дщерь свою, и введе ко Иакову в брачный чертог вместо Рахили: и вниде к ней Иаков. Также даде Лаван Лии дщери своей Зелфу рабыню свою, ей в рабу. Заутра же Иаков увидев, яко се бяше Лиа, а не Рахиль, рече Лавану: что сие сотворил ми еси? Не Рахили ли ради работах у тебe? Вскую же обидел мя еси? Нет, я не обидел тебя, ответствовал Лаван, но несть тако в нашем месте, у нас нет такого обыкновения, чтобы вдати в супружество меньшую прежде старейшия13. Вот какое повествование Священное Писание нам предлагает!

Чему ж оно нас, яко Христиан, яко обязанных быть духовными, научает? Сия седмилетняя работа Иаковлева изображает нам работу Христианскую. Она напоминает, что всем нам Христианам надобно весьма много потрудиться, которые хотят что-нибудь полезное получить для себя. Многие Христиане желают быть в Царствии Божием и наслаждаться вечным блаженством Его, но желают быть без всякого Христианского труда; желают быть, не имея попечения ни о познании духовных вещей, ни о побеждении страстей своих, ни о назидании внутренности своея; желают быть, живучи в мире сем в похотях своих, и ни малого не делая принуждения поврежденной натуре своей. И ежели они по непросвещению своему действительно думают и получить оное, таковую препровождая жизнь; то в изобличение великого заблуждения их надобно Откровенно по

Христианской любви признаться им, что они сильно обманывают себя. Когда они по падению первого человека, но причине прародительского греха и ради собственных своих беззаконий, в таком положении ныне находятся, что родиться без плача, воспитаться и возрасти без вспоможения других, приобретать пищу и питие, одежду и покров без труда, и окончить естественную жизнь без болезней никак не могут: по как же сим бедным и грешным, со трудом по земле ползающим человекам без всякого труда возможно восходить на небеса, в Царство Божие для наслаждения вечным блаженством?

Может быть таковые Христиане, не хотя трудиться, скажут, что Царство де Божие дается туне, даром, по единой благодати небесного Отца, и по заслугам Сына Его Иисуса Христа, что Царство Божие дается туне, даром от Премилосердого Бога нашего, сие есть вечная, никакому сомнению не подлежащая истина, Никто из смертных заслугами своими, за труд свой получить оного не может. И самый первый человек получил от Бога бытие, Рай, и блаженство без всяких заслуг, по единой Божией благодати. Однако из сего нимало не следует того, что, поелику-де Царствие Божие дается туне, то трудиться Христианину и не нужно. Кто таковое учинит заключение, тот весьма много к вечной погибели своей ошибется. И я подтверждая, что необходимо нужен Христианину труд, не по намерен доказывать, что он чрез него единственно получишь Царствие Божие, но то, что труд есть существенная деятельность всякого разумом и свободною волею одаренного человека. Никакой человек без действия быть не может, и по сему не должен быть. Первый человек по Благодати Божией получил Рай, и введен был в него. Но как пребывать введен был, в праздности, или в труде, в недействии, или в действии? Без сомнения в делании, в труде. Введе его Бог в Рай сладости, тако глаголет Слово Божие, делати его и хранити14, введе его туда так ими заниматься деяниями, которые сходственны были с тогдашним состоянием его, и которые могли сохранять райское наслаждение. И ныне человек по сему первоначальному образу положения своего должен непременно не в лености пребывать, не в праздности жить, но действовать, трудиться, делать, и делать притом не землю, но Рай, не то, к чему поврежденная, плотскими похотьми развлекаемая натура его влечет его, так как все плотские, земные, грехолюбивые человеки творят, но то, что сходственно с настоящим состоянием его, и что может сохранять туне по единой Благодати данные духовные дары. Например: я, ты и он, все мы по имени Христиане; и по сему все мы должны делать дела Христианские, яко с Христианским состоянием нашим сходственные. Мне, тебе и ему туне, по единым заслугам Христовым дается неоцененное сокровище Царствия Божия; но все мы должны учинишь себя чрез труд, чрез Христианскую работу способными как принять оное сокровище, так и сохранить его в руках своих. Ибо нечестивые и беззаконные грешники, те, которые хотя и действуют, никто бо из человеков без действий быть не может, но действуют, делая не небесное, а земное, недуховное, а плотское, не бессмертному духу, а пленной и похотливой плоти услаждение доставляющее, кратко, не Христианское, а сатанинское, все те, яко нечистые, недостойны прикасаться к небесным святыням; оскверненные внутренние сосуды их неудобны вмещать в себя духовных драгоценностей, и никак неспособны сохранять Божественных даров. Как свет со тьмою разлучается, и тьма от света удаляется: так туне даемая от Господа Благодать никогда в нечестивого, во грехах своих без покаяния и без исправления пребывающего человека не вселяется , а яко нечистым и оскверненным гнушается и удаляется.

И так, Христиане, веруйте без сомнения тому, что, дабы учиниться нам способными восприять туне даемую Благодать, и вступить в Царствие Божие, надобно весьма много потрудиться, и потрудиться еще сперва не в произведении благих дел, а в едином познании, в приобретении единого духовного умозрения. Ибо чтобы творить благое, с Христианским состоянием сходственное, надобно знать, что есть добро, и в чем состоит святейшее Христианство; чтобы стремишься к приобретению духовных вещей, надобно знать, какие суть они, и сколь они превосходны; чтобы возлюбить вечные блага, и всегда предпочитать оные временным выгодам, непременно надобно увериться как в существовании их, так и в драгоценности их. Но приобретение такового познания может ли быть без труда? Никак! Всякому Христианину без сомнения много надобно потрудишься для приобретения познания и просвещения, и надобно потрудиться, долгое время, употребляя начальные правила, некоторые исторические сведения, яко руководство к совершенному, духовному умозрению. Как малые дети когда начинают учиться, по не вдруг речи понимать и всякое слово в связи читать начинают; а сперва литеры, начальные буквы выучивают, попом одну с другою складывают, и тако к разумению целой речи достигают: подобно и Христиане сперва не многое слово слушать, и не всякое, даже и неудобо сказаемое понимать могут; они вдруг познать духовной существенности небесных истин, и ясно уразуметь весь смысл Откровения Божия никак не могут. Понеже немощни суть слухом своим, слабы в понятии своем, помраченны в уме своем. Они лет ради своих, по мере возраста своего, и по времени пребывания своего в святейшем Христианстве хотя бы и долженствовали уже быть чтителями других: однако по причине малого упражнения в приобретении познания о духовных вещах требуют сами учитися, и учиться еще тому, кая писмена начала Словес Божиих, какие буквы или начальные слова Божия Откровения, требуют млека, а не крепкия пищи, яко дети. Всяк бо причащаяйся млека, всякой касающийся начального учения, неискусен слова правды, не знает существенности оного, и младенец есть. Твердая же пища, существенное познание Писания, есть совершенных, имущих чувствия обучена долгим учением в рассуждение добра и зла15, относительно к познанию благого и лукавого. Все убо те Христиане, которые еще в младенческом находятся состоянии относительно к Христианству, весьма долго и много должны и слушать других, и сами читать разные душеполезные книги, дабы приобресть сперва начальное историческое познание: так как любители мудрости мирской, испытатели видимого естества, долгое время трудятся в едином познании начальных положений тех наук, которыми начинают заниматься.

Когда же получат оное, когда сколько-нибудь начнут разуметь Писание; тогда должны далее простираться, не останавливаяся на сем степени, недовольствуяся едиными историческими сведениями, и некоторыми наружными деяниями. Многие из Христиан имеют в себе такое заблуждение, что думают, якобы довольно для них того, ежели они службу Божию слушают, по нескольку листов из Библии прочитывают, священную историю в связи знают; более же что-нибудь испытывать и познавать за ненужное почитают. Но сие тоже значит, что как бы отец сыну сказал, что он уже выучился совершенно, когда еще тот узнал одне литеры, А, Б, В, Г, и прочая. Истинные любители Христианской мудрости не так должны поступать. Они обязаны патриарху Иакову подражать. Как Иаков, увидев поутру, что в жену ему дана не прекрасная Рахиль, но слепая Лиа, не был доволен сим поступком Лавановым, и сказал ему: вскую обидел мя еси: так и всякой Христианин, стяжав за понесенный труд некоторые о законе Божием исторические сведения, обязан вспомнить, что это еще не то, к чему он должен стремиться, что это еще не то, от чего зависит спасение его, истинный живот его. Вспомнивши же обязан отнестись к Господу Богу и излиять пред Ним чувствования сердца своего, обязан излиять, изъявя Ему, что недовольно для него сих наружных действий его, и исторического о некоторых духовных вещах сведения, обязан излиять не из духа роптания и негодования, якобы он недоволен дарами Его, но из сердечного усердия и благорасположения к святейшим, Христианским, духовным, небесным, истинам, обязан излиять пред Ним в молениях и прошениях своих с чистым желанием большего просвещения, живого познания, именно такого, которое ясно может взирать на все духовные вещи, и невидимые представлять, яко видимые, уповаемые яко уже полученные, обязан излиять пред Ним, прося и моля Его, да Он по Милости Своей сообщит ему и оное духовное ясное созерцание.

И ежели таковый Христианин пребудет в сем желании навсегда, и беспрестанно будет просить Господа Бога своего о сообщении ему живого познания, ясного духовного умозрения: то без сомнения дастся ему от Премилосердаго Бога большее просвещение, дастся ясный свет веры, ум человеческий просвещающий, дастся свет веры, Бога Творца натуры открывающий, о блаженном состоянии небесных, духовных жителей, святых Ангелов, свидетельствующий, и самое состояние человеческих душ после смерти показующий, дастся свет веры, представляющий и научающий, что и все Христиане, очищаяся от грехов, просвещаяся в уме, освящаяся в духе, кратко, совершенно переменяяся во внутренности своей, должны стремиться к оным небесным обителям.

Всякой Христианский человек при продолжении духовной работы своей, при ревностной бдительности о спасении своем, и при обильной силе и помощи Христовой, возвышая дух свой, много может получать духовных даров и высоко просвещаться, просвещаться истинным просвещением, просвещаться действительным, живым духовных вещей созерцанием. Вера бо, живая, истинная вера зрит далеко, испытует внутренняя, сокровенная, созерцает духовная, Божественная, созерцает, яко свет от Отца светов исходящий. В сем свете Божием, во Свете веры можно всегда зреть еще высший свет, свет Святых, свет Ангелов, и самый Трисиятельный Свет Бога, Царство его, и вечное Блаженство Его.

Но когда и сие духовное ясное умозрение от Господа Бога дастся, яко награда за труд, за Христианскую работу: то и тогда не надобно думать, якобы сие есть уже конец Христианских трудов, якобы сие есть уже совершение Христианского духовного подвига. И сие духовное умозрение, ясный свет веры, просвещенное внутреннее познание не есть еще точная, духовная, Христу приятная Рахиль. Иисус Христос, духовный небесный Жених, хотя и веры от сочетания Своего не отвергает, так как Иаков Лии: но не отвергает единственно потому, что для таинственного брака Своего, для духовного соединения еще лучшей, прекраснейшей, совершеннейшей от Христиан невесты себе ожидает; а иначе и далеко зрящая вера презрена и отвержена будет от Христа.

А что есть точная в Христианах Рахиль, с которою Иисус Христос, небесный Жених, желает сопрягаться, и чрез которую Христиане могут вечно блаженными делаться, сие будет предложением следующей моей беседы к трудолюбивым Христианам, Аминь!

Беседа V. О том, что еще вдвое надобно трудиться для деятельности, для произведения благих дел

Скончай убо седмины сея, и дам ти и сию за дело, еже делаеши у мене еще седмь лет другия. Быт.29:27

Сии слова сказаны были от Лавана Иакову тогда, когда Иаков негодовал на Лавана за то, что он, обманув его, дал ему в жену вместо обещанныя, им возлюбленныя и прекрасныя Рахили, Лию очами болезненную. Лаван оправдывая свой пред ним поступок сказал ему, что у нас нет обыкновения отдавать в супружество меньшую прежде сшаршия; а ежели хочешь иметь и сию себе женою, то скончай седмины сея, потрудись и за сию седмь лет, и дам ти и сию в жену за дело, еже делаеши у мене еще седмь лет другия.

Что ж, согласился ли Иаков еще трудиться, трудиться для Рахили? С охотою согласился. Сотвори Иаков тако, якоже глагола Лаван, и исполни седмины сея. И Лаван исполнил слово свое, даде ему Рахиль дщерь свою в жену. Даде же Лаван Рахили дщери своей Валлу рабу свою, ей в рабу. И вниде Иаков к Рахили. Возлюби же Рахиль паче неже Лию: и работа ему седмь лет другия16. Продолжая историю бракосочетания Иаковлева мы не будем приводить многословного объяснения на то, почему ветхозаконные верующие мужи и в родстве в супружество вступали, и многоженство допущали, и наложниц имели. Причины бо сих плотских, законом Христианским запрещаемых действий были уже в предыдущих беседах упоминаемы. Мы прежде именно подтвердили, что вступать в супружество в родстве есть грех, есть зло; а что ветхозаконным позволялось жениться на родных, то это делалось по причине малочисленности верующих, делалось потому, что кроме их не кого было брать. Языческих, идолопоклоннических жен брать большая была опасность в рассуждении высшего греха, именно, совершенного чрез них отступления от Бога. И по сему меньшее зло попущаемо было ради избежания большего зла. Многоженство же и наложничество было одно восточных, языческих, плотоугодных человеков обыкновение, и примерами их введено было и в Иудейский верующий народ. Как на пример и в сей истории представляется. Иаков хотел взять одну жену Рахиль; а Лаван дядя его, в идолопоклонство уже впадший и многоженство грехом не почитавший, дал ему в жену сперва Лию, потом обещал дать и Рахиль, и дал. Но что Иаков не отрекся взять Рахили, сему была причиною великая любовь его к ней. Подобно и другие не по позволению закона тако поступали, но по одному предшествующих язычников обыкновению и брать многих жен, и иметь наложниц дерзали, по одному ожесточению, от прародительского греха происходившему, своевольно одних жен отпускали, а других на место их брали. И все сие было ясным доказательством общего человеческого падения, и общего человеческого требования относительно ко Искуплению. Все сие было достоверным свидетельством несовершенств ветхозаконного, и нужды новозаветного исправления. Так как сие в новом завете и исправлено, учением Господним объяснено, заповедию Божиею запрещено; и по сему самыми деяниями верующих Христиан должно быть уничтожено.

Позволяется же и одобряется в новом завете единое духовное сочетание, многократно повторяемое, яко чистое и добродетельное; позволяется и одобряется в новом завете разных духовных дев, как то и духовной Лии, и духовной Рахили, яко угодных всеобщему Жениху Иисусу Христу невест, избрание. Но что есть в верующих болезненная очами духовная Лиа; сие мы при помощи Вседействующего Святаго Духа объяснили в предыдущей беседе; а что есть в Христианах прекрасная и Иисусу Христу паче всех любезная духовная Рахиль; сие мы для трудолюбивых Христиан объяснить в настоящей беседе обещались. Почему и приступим к изъяснению оныя небесныя истины.

Духовная, очами болезненная в верующих Лиа, сказали мы, есть не что иное, как единое закона Божия познание, познание как историческое начальное, так и в духовном умозрении, во Свете веры состоящее. Духовная Лиа есть не что другое, как вера, из познания Слова раждающаяся, и все истины, в Слове Божием открываемые, приемлющая и ясно созерцающая. Духовная Лиа есть не что другое, как вера, ко Иисусу Христу приводящая, Бога Отца в Нем созерцающая, силою Духа Святаго управляемая, но блаженства человеческого не совершающая. Рахиль же в Христианах есть не что другое, как родная сестра Лиина, но сестра лучшая и совершеннейшая; Рахиль есть не что другое, как любовь за верою следующая, после веры от силы Духа Святаго раждающаяся, пред верою младшая, но веру превосходящая, и все деяния ее в совершение приводящая; Рахиль есть не что другое, как любовь, истинная любовь к Триипосиасному Богу, и к ближним своим, любовь, паче всего взор духовного Жениха, дражайшего и сладчайшего Иисуса Христа на себя обращающая, и трудиться, и страдать, и умирать за себя, Его заставляющая. Что ж есть любовь, и чем она превосходит веру?

Любовь в существенности своей есть не что другое, как внутренний огонь, ожесточение человеческих сердец смягчающий, осквернение пяточисленных чувств очищающий, ум и волю во управление Божие наклоняющий. Любовь в существенности своей есть не что другое, как духовный пламень, всегда прямо горе воспаляющийся, от земли к небесам возвышающийся, и с Пресвятым Богом яко источником и началом своим тесно и на веки соединиться желающий, ищущий и стремящийся. Любовь в существенности своей есть не что другое, как деятельница, благих дел производительница, Господу Иисусу Христу, Спасителю и Искупителю своему ревностная подражательница. Вера духовные вещи из Слова Божия познает, без прекословия приемлет, и посредством ума, Светом Евангельским просвещенного, ясно созерцает, а любовь к ним внутренно прилепляется, ими занимается, к ним стремится, все то в действо производит, что вера познает, и производит не по другой какой причине , как охотно только повинуяся Господу своему. Любовь есть не что другое, как истинная раба и служительница Божия, ревностная исполнительница Воли Христовой, покорная творительница и наблюдательница заповедей и повелений Господних.

И сим-по самым, что вера только зрит яко око, а любовь творит яко десница, что вера есть единое духовное умозрение, а любовь существенное деяние, что вера состоит в познании, а любовь в исполнении познанного, в произведении благих дел, сим-по самым любовь, в Христианах обитающая, превосходит веру, хотя и младше ее есть, после ее идет. Правда и вера не в одном состоит пустом познании, но имеет и деяния. Она есть духовное зрение, но зрение, с силою сопряженное, зрение, действовать могущее, зрение, всему повелевать власть имеющее. Она есть духовная сила знать; но ежели восходит выше, то делается силою и творить, и творить великое, важное, чудесное. Аминь глаголю вам, так уверяет нас Спаситель, аще имате веру яко зерно горушно, хотя не велику, но существенну, то речете горе сей, прейди отсюду тамо, и прейдет: и ничтоже не возможно будет вам17. И вера понеже прежде бывает в Христианине, нежели любовь, то часто и плоды свои или деяния являет прежде любви: так как болезненная очами Лиа, прежде роди Иакову детей, нежели Рахиль. Господь Бог видев, яко ненавидимо бяше Лиа, не так им любима, как Рахиль, отверзе ложесна ея, Рахиль же бяше неплодна. И зачат Лиа, и роди сына Иакову: нарече же имя ему, Рувим, то есть, сын Видящего, потому тако глаголя: яко призре Господь на смирение мое, и печаль мою, и даде ми сына; ныне убо лучше возлюбит мя муж мой. Потом паки зачат Лиа, и роди сына второго Иакову, и нарече имя ему, Симеон, то есть, услышание, зане услыша Господь, яко ненавидима есмь, и придаде ми и сего. После сего и еще зачат, и роди сына и рече: в нынешнее время у мене будет муж мой, возлюбит и меня, родих бо ему три сыны: сего ради нарече имя ему, Левий, то есть, приверженный, сотовариществующий. И в четвертый раз заченши еще роди сына, и рече: ныне еще сие исповем Господу: сего ради нарече имя ему, Иуда, то есть, хвала и благодарение, и преста до времени раждати18.

Многоплодна была Лиа; деятельна бывает и вера. Однако должно припомнить, что как дети Лиины хотя сперва во младости лет и утешали отца их Иакова, но под конец дней его, продав любезного сына его, сына прекрасной Рахили жены его, сына Иосифа, не во удовольствие ему послужили, а в величайшее огорчение и мучение: так и плоды веры, человеческие деяния и великие, и чудесные, ежели произходят из единой силы веры, а не из любви, не из святыни хотения; то хотя сперва и кажутся лестными, приятными, будто в утешение, но, наконец, послужат в огорчение и в мучение, и в мучение вечное, когда пред Всевидящим Оком Божиим найдутся одни без чад Рахилиных, без детей истинной любви. Ибо по только существенно и вечно утешает, что из любви к Богу и ближним проистекает. А без любви все огорчает, что святый Апостол Павел выражая тако глаголет: аще языки человеческими глаголю и Ангельскими, ежели имею и земные и небесные глаголания дары, любве же не имам, то бых яко медь звенящая, или кимвале, инструмент, звяцающий, пустое эхо издающий. И аще имам по силе Откровения пророчество, познание будущаго, и вем тайны вся, и весь разум или смысл писания; и аще имам всю веру, яко и горвы преставляти, любве же не имам, ничтоже есмь. И аще из тщеславия ума раздам вся имения, и аще предам тело мое, воеже сжещи е, любве же не имам, никая польза ми есть.19 Без любви и самым чудотворцам, великие чудеса по силе веры, а не по силе святыни творящим, сказано будет от Господа, отъидите от Мене. По истине не дети Лиины, но единые чада Рахилины могут Царствовать во Египте. По истине не плоды веры, но деяния истинныя любви достойны суть награды во Царствии Божием, достойны венца, и славы Христовой. Поистине единая любовь навеки сочетавается со Христом и садится с Ним на Царственный престол Его. Не лишена бывает и вера брачного Христова чертога, венца, славы, и блаженства Его; но не лишена бывает только тогда, когда с любовию роднится, с любовию ко Христу приходит, и чрез любовь ищет благоволения у Иисуса Христа. Единая бо любовь и веру совершает, и верующих Христиан блаженными творит.

Но чтобы иметь нам, Христиате, сию прекрасную и любезную для Иисуса Христа невесту; то сколько надобно потрудиться! Как Иаков много работал за Лию, работал седмь лет, а за Рахиль работал Лавану вдвое, работал четырнадцать лет: так и всякой Христианин много должен трудиться для приобретения познания и веры, для получения духовного умозрения; а еще вдвое, должен трудиться для восприятия истинной любви, для покорного исполнения повелений Господних. Чтобы стяжать Христианину истинную любовь к Богу Отцу, к Богу Сыну Иисусу Христу, к Богу Духу Святому, и к ближним своим, ко всем человекам, чтобы стяжать Христианину ту священную любовь, которая, будучи прилеплена к духовному своему Жениху, Иисусу Христу, и по сей привязанности во всем покаряяся Ему, угодная пред Ним творит, именно, при оскорблениях долготерпит, видя бедных милосердствует, счастливцам не завидует, пред низшими не превозносится, совершенствами своими ни внутренними, ни наружными не гордится, ни словами, ни делами не безчинствует, нигде не ищет прав своих, за обиды не раздражается, никому не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, вся любит, всему Божественному веру емлет, вся уповает, вся терпит, и николиже отпадает, не престает быть и тогда, когда плоды веры истребляются, и истребятся; когда пророчествия упразднятся, разные языцы, данные для назидания ближних, умолкнут, и весь разум, или умозрительное познание испразднится20, чтобы стяжать Христианину ту священную любовь, которая Духом Святым движася живет в чистоте, в воздержании, в послушании, и в других добродетелях, Христианскую святыню составляющих, и которая со Иисусом Христом соединяется, и вечно с Ним пребывая Царствует, то надобно для сего весьма многое учинить, надобно волю свою, яко источник деяний, от дерзновенного своеволия удалить, все ее злые начинания поправить, и во всем повиноваться Воле Господней приучить, надобно ум свой, яко хранилище познаний, от всех темных заблуждений уклонить, Светом Евангельским просветить, и в послушание веры, из Слова Божия раждающейся, покорить, надобно сердце свое, яко центр истинного любления, очистить, очистить от всякой нечистой и прелюбодейной любви, и от любви к миру, и от любви к плоти, и от любви к сатане, очистить и от мирских прелестей, и от плотских похотей, и от сатанинских склонностей, очистить и от сребролюбия, и от излишних нарядов и увеселений, погибельную для общества роскошь составляющих, очистить и от пиянства, и от блуда, и других плотских страстей, и тело и душу оскверняющих и убивающих, очистить и от злобы, и от гордости, с адским духом всякого человека соединяющих, а от Иисуса Христа, истинного духовного Жениха, удаляющих. Чтобы истинную стяжать ко Иисусу Христу любовь, непременно таковое должно быть приуготовление, таковое должно быть внутренности человеческой очищение. Ибо истинно любящая Христа невеста не входит в тот дом, который для Иисуса зазорен, нечист, блуден, в котором духовные прелюбодейцы живут, а вселяется в ту только храмину, которая для Него не зазорна, чиста, непорочна, из которой духовные блудницы, похоть плоти, похоть очес и гордость житейская, уже выгнаны. Туда только истинная любовь водворяется, и там яко в чистом чертоге со Христом обручается, обручается во времени, дабы сочетаться с Ним навсегда в блаженной вечности.

И так видишь, Христианине, что прекрасная Рахиль, с которою Иисус Христос сочетавается, и чрез которую всякого, имеющего ее, на веки блаженным творит, есть любовь, есть истинная, нелицемерная любовь к Богу и ближним; видишь паки, что для приобретения ее много надобно потрудиться, надобно потрудиться, не летами время измеряя, но по назиданию своему о времени судя. Сколько потребуется времени для нее; столько и надобно трудиться. Как Лаван сколько лет ни предлагал Иакову за Рахиль; он все с охотою принимал и работал: так и всякой Христианин столько должен трудиться для восприятия любви; сколько нужно будет для сего. Ежели бы потребовано было для нее не только седми, четырнадцати, или двадцати одного лета, но и всей жизни нашей: по и тогда от труда сего опрещись не должны. Ибо похвальнее, радостнее, и спасительнее всегда трудиться для того, что блаженными творит, нежели ревностно делать по, что и тело умерщвляет, и душу на веки погубляет. Аминь!

Беседа VI. О том, что всякой Христианин должен ревновать другим в приобретении духовных вещей, особливо в получении нового рождения

Видевши Рахиль, яко не роди Иакову: и поревнова Рахиль сестре своей, и рече Иакову: даждь ми чада: аще же ни, умру аз. Быт.30:1.

Продолжая объяснение Священной Истории сказали мы в предыдущем учении, что Лиа, старшая дочь Лаванова, начала приносить плоды рождения своего Иакову мужу своему прежде младшия сестры своея Рахили. Но в каком расположении была при сем случае Рахиль, о сем довольно ясно свидетельствуют ныне приведенные из Священного Писания слова. Они именно гласят, что Рахиль видевши, яко не роди Иакову, поревнова сестре своей, и рече Иакову, даждь ми чада: аще же ни, умру аз. Какой же ответ дал Иаков на толь безрассудное требование? Иаков хотя и знал, что она ревнует по молодости лет своих и по незрелости ума своего; однако, дабы дать ей почувствовать не основательность рассуждения ее, разгневався на нее, рече ей: еда вместо Бога аз есмь, Иже лиши тя плода утробнаго, и Иже разверзаеш ложесна других? Рахиль, устыдившись обличения его, сказала ему, поправляяся в требовании своем: се раба моя Валла пред тобою, вниди к ней, сотвори ее женою своею, и да родит на коленах моих, и чадо сотворю и аз от нея, будет детище сие яко мое. И даде ему Валлу рабу свою ему в жену. Иаков, нехотя огорчить ее отказом своим, принял Валлу в жену и вниде к ней. И зача Валла раба Рахилина, и роди Иакову сына. И рече Рахиль: суди ми Бог, и послуша гласа моего, и даде ми сына: сего ради прозва имя ему, Дан, то есть, суд, или судия, который разорвал вражду ненависти сестры к сестре. Ибо Лиа раждая чад уничижала Рахиль; а Рахиль враждовала за сие на Лию. Дан же кончил сие несогласие. И зачат еще Валла раба Рахилина, и роди сына второго Иакову. И рече Рахиль: подъя мя Бог: и сравнихся с сестрою моею, и возмогох: и прозва имя его, Неффалим, то есть, подвиг, или победа.

И Лиа виде, яко сама преста раждати, и яко Рахиль не раждая получает детей от рабы, взя Зелфу рабу свою, и даде ю Иакову в жену, Иаков, поступая по справедливости с обеими женами своими, не отрекся взять и от Лии рабу себе в жену. Он взял ее, и вниде к ней. И зачат Зелфа раба Лиина, и роди Иакову сына. И рече Лиа: благо мне случися: и нарече имя ему, Гад, то есть, благо, или счастие. И зачат еще Зелфа раба Лиина, и роди Иакову сына второго. И рече Лиа: блажена аз; яко ублажат мя жены: и прозва имя ему, Асир21, то есть блаженный, или творитель блаженства.

Видише, как Рахиль ревновала Лии, и Лиа Рахили, в плотском детей рождении! Они до того доходили, что и неправильные, можно сказать, беззаконные, прелюбодейные, языческие употребляли средства к получению детей. Рабынь своих наложницами творили, только бы иметь их. Но сия слепая ревность в плотских, маловерных человеках нимало не удивительна. Ежели выйдем на зрелище мира сего, и беспристрастно посмотрим на человеков, разные действия в нем представляющих: то и много, весьма много найдем и ныне таковых ревнителей. Как скоро только надлежащим образом воззрим на них: тотчас увидим, что один ревнует другому в честях и достоинствах, другой в промыслах, торгах и в приобретении богатства, третий в успешных производствах разных дел, и так один другому ревнует, что часто, дабы только превзойти его или чином, или имением, или другим чем, не памятует о Боге, держаться порядка в отправлении всяких дел научающем и повелевающем, забывает, честь человечества своего, не внемлет гласу Божественныя Религии, выходит из себя, во зло употребляет и рассудок ума своего, и свободу воли своей, стремится к приобретению предположенного конца, не смотря, правильно ли он действует, или неправильно, законно ли он поступает, или беззаконно. По истине многие в наружных вещах ревнуют друг другу, и ревнуют, даже неправильные, беззаконные, против Воли Божией предприятые, и с обидами ближних сопряженные употребляя средства.

Но к сожалению не многие, очень редкие ревнуют друг другу в приобретении внутренних, духовных вещей. Многие с ревностию желают выйтии из низкого состояния в высокое, из подлого в благородное: но редкие ревнуют другим в том, чтобы выйти из низкого, рабского, подлого, греховного состояния в высокое, свободное, благородное, добродетельное. Многие с ревностию стараются о чистоте наружной, о украшении телесном, о том, чтобы голову умастить, лице убелить, тело одеянием украсить, и всего себя благоуханными ароматами оросить, и ничего того не опустить, что к щегольству принадлежит; но редкие ревнуют другим в том, чтобы очистить себя внутренно, показать на главе своей почтенную седину Христианской мудрости, смыть с лица своего бесстыдство и наглое дерзновение в произведении грехов и беззаконий, и украсить оное девственною стыдливостию, обуть себя в готовность последовать за Христом, одеть себя в святые добродетели, облещися, якоже избранным Божиим, святым и возлюбленным, во утробы щедрот, благость, смиренномудрие, кротость, и долготерпение22, и так облагоухать себя ими, чтобы внутренность их издавала из себя приятнейшее благовоние благих дел, а не смердела гнусною мерзостию пороков, не изрыгала из под лицемерной наружности отвратительнейшего запаха беззаконий. Многие ревностно пекутся о том, чтобы иметь вместо малых хижин, и мрачных вертепов, обширнейшие и светлые домы, роскошные столы, и пышные экипажи; но редкие ревнуют другим в том, чтобы истинным покаянием, оставив внутреннюю, из ада от сатаны пришедшую, греховную тьму, стяжать свет Христов, просветить им, яко лучом небесным, ум свой, и при нем, яко истинном светильнике, при руководстве его вступить в великолепный дом Божия Благодати, спасительного Христова Искупления, и питаться в оном обильною пищею святого учения Иисусова. Многие с ревностию вооружаются против видимых врагов, и подвизаются на брани, дабы только быть в чести в земном отечестве своем, и получить чины и достоинства: но редкие ревнуют другим в том, чтобы ополчаться, подвизаться, и побеждать невидимых своих врагов, мир, плоть, и сатану, и побеждать для того, дабы сподобишься чести в небесном, вечном отечестве своем, и удостоиться высочайшего звания, чадства Божия и наследия Христoва. Многие с великою ревностию взирают на земное богатство, и с алчностию друг пред другом ищут оного, с неправдами стараются умножить его: но редкие ревнуют другим в приобретении небесного богатства, в получении духовных вещей, в стяжании благодатных даров Святаго Духа, как то, ясного познания Божественных истин, живого верования небесным тайнам, теплого любления Бога и ближних, и твердого упования на спасительные обетования Господни. Многие с ревностным духом, и завистливым оком смотрят на тех, которых Премилосердый Бог, Творец неба и земли, благословил телесным рождением, и одарил благими, во утешение служащими детьми: но редкие ревнуют другим в восприятии духовного рождения, в получении нового, внутреннего плодоношения. Все мы почти ревнуем другим в том, что часто может быть порочно, греховно, беззаконно, и что всегда есть маловременно, скоропреходяще, тленно: а в том нимало не ревнуем, что есть всегда непорочно, свято, Божественно, и что есть для нас существенно, нетленно, вечно.

А в сем-по единственно и имеем мы, Христиане, право ревновать другим, сие-то единственно и обязаны мы производить с особенною ревностию. Дела наружные, как-то, и приобретение пищи и пития, покрова и одежд, и защищение себя от видимых врагов, и другие подобные сим, суть дела земные, клятвенные, от клятвы Господней, на грех изреченной, происшедшие, после падения человеческого начавшиеся, о повреждении человеческом свидетельствующие, и с смертию человеков кончиться долженствующие. Дела же внутренние, например, очищение сердца от грехов, исправление воли, просвещение ума, освящение духа, и прочие таковые, суть дела небесные, обетованные, от обещания Господня, падшему человеку учиненного, зависящие, по дару Искупления Христова производимые, о благородстве существа человеческого свидетельствующие, и вечные, смертию тела не прерываемые, и не уничтожаемые, но за бессмертным духом в бесконечную вечность последующие, и блаженным его творящие. А ревность человеческая есть не что другое, как сильное стремление духа или подражать другим, или и превзойти других в производстве дел. В каких же делах, скажите теперь, имеют Христиане право и обязанность ревновать другим, в наружных, или во внутренних. В земных, или в небесных, в клятвенных, или в благодатных, во временных, смертных, или в без смертных, в вечных? Постыдно и помыслить о том, дабы подтвердить, что Христиане обязаны устремлять бессмертного духа своего к вещам тленным, плотским, земным. Дела клятвенные могут быть производимы плотию без всякого стремления духа, под единым руководством его, при его управлении, дабы правильно были производимы, и должны тако совершаться. Стремление же бессмертного духа, или ревность должна быть в делах духовных, небесных, вечных. Бессмертный дух должен сильно стремиться единственно к тому, что есть его, ему существенно, с его совершенствами сходственно, и также бессмертно, как и он. В сем только он должен ревновать другим.

Сия есть главная должность и существенная обязанность всякого истинного, Богу покорного, и Спасителя своего Иисуса любящего Христианина. Главная должность и существенная обязанность всякого Христианина есть ревновать святым мужам в приобретении духовных вещей, в получении нового рождения, или возрождения. Всякой Христианин, слыша сие Божественного Павла уверение: о Христе Иисусе ни обрезание что может, ни необрезание, но нова тварь23, Иисусу Христу ни наружный обрезанный Иудеянин, ни необрезанный нечестивый язычник, ниже лицемерный Христианин нравиться может, а угоден Ему есть единый, внутренно возрожденный человек, – всякой, говорю, слыша сие, должен стараться чрез Благодать Божию взойти в состояние спасительного Возрождения. По какому же пути должно входишь ему? Ему должно держаться следующего порядка. Сперва надобно весьма прилежно и читать и слушать Слово Божие, так читать и слушать оное, чтобы оно не на языке токмо обращалось, и не в ушах одних отзывалось, но во внутренность проходило, и в сердце вкоренялось. Потом надобно чисто сердечно верить, что все то было, о чем Слово Божие ни предлагает, и все по есть, в чем ни уверяет. Наконец надобно возжелать, чтобы все по, что Искупитель Иисус Христос производил в других, живучи в мире сем, и вознесшись на небо, совершилось и в нем чрез Того же Искупителя. Всякой Христианин, слушая Слово Божие, должен веровать оному, уверовав должен возлюбить Спасителя своего, возлюбив Его чистым сердцем, должен молиться и просить Его, чтобы Он пришел к нему грешнику по неизреченной Благодати Своей, не возгнушался греховными сквернами его, очистил и омыл их пречистою кровию Своею, простил и загладил их дражайшими заслугами Своими, силою Всемогущества Своего оживил грехом умершее духовное существо его, учением Своим просветил ум его, примером святой жизни Своей исправил волю его, Духом Святым освятил все деяния его, кратко, сердце чисто созиждил в нем, и дух правый обновил во утробе его, яко Творец, снова родил его, или возродил, яко Отец, и чрез по учинил способным святую, Богоподобную препровождать жизнь. Тако должен поступать всякой Христианин, должен веровать, любить и молиться, и молиться о совершенной перемене плотской, греховной и беззаконной жизни на духовную, святую, добродетельную; что составляет новое рождение, или возрождение его, могущее участвовать до смерти в твердом уповании на обещанные блага, во внутреннем спокойствии, и в духовной радости, яко в предвкушении райского наслаждения, а по смерти в Свете и славе Божией, и в вечном наследии Христовом, именно, в Царстве и блаженстве небесного Отца.

К сим-по священным действиям должен стремиться бессмертный Дух всякого Христианина; в сих-по духовных вещах обязан Христианин ревновать другим, и ревновать во всю временную жизнь свою не ослабевая, ревновать дотоле, доколе ощутит внутри себя Духом Святым произведенное возрождение, и когда возможет изрещи пред Богом и пред людьми таковое исповедание: Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисус Христа, Иже по мнозей Своей милости порождей нас во упование живо, Воскресением Иисус Христовым от мертвых, в наследие нетленно, и нескверно, и неувядаемо, соблюдено на небесех верующих ради24.

И елицы из Христиан сим правилом уже жительствуют, поистине мир на них Божий, и милость Господня, равно как и на израили Божии25. Аминь!

Беседа VII. О том, что многие из Христиан, полюбив временные пустые вещи, лишаются сладчайшего Присутствия Иисусова, а с Ним теряют и настоящее сокровище свое, вечную мзду свою

Рече Рахиль: не тако: да будет Иаков сея нощи с тобою за мандрагоры сына твоего.

Быт.30:15.

Колико ясно солнце на небе созерцается, колико чисто луна в воде изображается, и колико существенно как красота лица, так и безобразие его в зеркале начертаваются: толико ясно, чисто, и существенно сердце человеческое в Слове Божием представляется, каково оно есть, худо или хорошо, лукаво или благо, чисто или нечисто, чрез нравоучение, или чрез пример, и описывается. Как-то можно видеть сие и из следующей Священной Истории.

Слово Божие, продолжая описание естественной жизни Рахили и Лии, между прочим тако об них говорит: иде Рувим сын Лиине в день жатвы пшеницы на поле, и обрете тамо яблока мандрагорова, обрел плоды, и по виду прекраснейшие и приятнейшие, и по вкусу сладостнейшие, и принесе я к Лии матери своей. Рахиль же, увидевши толь приятные плоды, прельстилася на них, и рече к Лии сестре своей: даждь ми от мандрагоров сына твоего. Но Лиа, имея внутреннее неудовольствие на нее за то, что она по причине красоты своея почти всегда обладала мужем, общим для них; почему и сказала ей: не довольно ли тебе, яко взяла еси мужа моего? Еда и мандрагоры сына моего возмеши? Но Рахиль, не хотя более огорчать сестру свою, или лучше, желая иметь мандрагоры Рувимовы, рече Лии сестре своей: не тако: то есть, нет, я не хочу одна обладать мужем моим, но да будет сея нощи с тобою за мандрагоры сына твоего. И прииде Иаков с поля в вечер: и изыде Лиа во сретение ему, и рече: ко мне внидеши днесь: наяла бо тя есмь за мандрагоры сына моего. И бысть с нею тоя нощи. И Премилосердый Бог, одобряя любовь ее к мужу, послуша ея: и заченши роди Иакову сына пятаго. И рече: даде ми Бог мзду мою, даде ми мзду после того, как я дах рабу мою мужу моему: и прозва имя ему, Иссахар, то есть, мзда или награждение. После того зачат еще Лиа, и роди сына шестаго Иакову. И рече Лиа: дарова ми Бог дар добре в нынешнее время: возлюбит мя муж мой: родих бо ему шесть сынов: и прозва имя ему, Завулон, то есть, сожитие, как бы из сего пророчествуя о себе, что и она будет жить в любви мужа своего. Наконец роди дщери и прозва имя ей, Дина26, то есть, суд, яко же имя Даново, в означение суда и определений Господних.

А сие естественной, плотской жизни Рахили и Лии, двух жен ветхозаконного Патриарха Иакова, описание весьма живо, ясно и существенно изображает разнообразное расположение человеческих сердец относительно к духовной, Христианской жизни. Как Рахиль и Лиа разны были в сем случае между собою, разные оказали виды привязанности к мужу своему Иакову; Рахиль, имея с ним всегдашнее по любви его к ней обращение, так вознебрегла им, что променяла и отдала его Лии сестре своей за мандрагоры сына ее; а Лиа напротив толико усердною и благорасположенною оказала себя к нему, что мандрагоры сына своего за ничто вменила, все их отдать сестре не пожалела, только бы вместе быть с возлюбленным своим: так то часто расположены бывают и Христианские сердца к духовному своему Жениху Иисусу Христу. Не одна плотская Рахиль пренебрегает земным Иаковом, и отдает его сестре за дешевые мандрагоры. Но есть люди, есть Христиане, которые, долженствуя быть духовными, внутренними, суть еще плотяны, наружны, и которые по сему часто, весьма часто готовы бывают оставить, променять и отдать за земное, чувственное, плотское, греховное; кого отдать? Не земного, Иакова, не простого человека, а Единосущного Сына Божия, истинного, уже прославленного Богочеловека, небесного Жениха верующих душ, и Господа всех Иисуса Христа. Есть люди, есть Христиане, которые оставляют Христа, полюбив не только пустые, временные вещи, но и самые порочные, греховные, беззаконные дела. Есть такие люди, есть так не Христиане, которые не только на чести и богатство, на злато и сребро, на роскоши и увеселения мирские меняют Христа, забывают о Нем, пренебрегают Его, гоняяся за оными суетами; но и ради творения грехов и беззаконий, ради занятия себя пьянством и блудом, ради произведения в действо обмана и неправд чуждаются дражайшего Присутствия Его. Нет нужды самолюбивому и гордому, что он оставляет тогда Христа своего; когда он, забыв бренность человечества своего, гоняется только за воздушным эхом славы человеческой, и за одними знаками мирских достоинств, и оными надымается. Не помышляет скупый о том, что он отгоняет от себя тогда Спаса своего; когда для умножения богатства своего и правду в суде за мзду продает, и власть отеческого начальства в притеснение, в грабление, и в разорение ближних, ему подчиненных, обращает, и в торгах обманывает, обмеривает, обвешивает, и обсчитывает, и другие неправильные средства употребляет. Небрежет праздный о том, что он о Искупителе своем совсем тогда забывает; когда все время жизни своей не в чтении Слова Божия, не в слушании нравоучений, не в молитвах, не в образовании сердца своего, не в исправлении нравов своих, не в искании спасения проводит, а погубляет драгоценность времени в бесполезных пиршествах, в частых порочных свиданиях, в соблазнительных зрелищах, в неблагопристойных гуляньях, во всенощных картежных играх, в суетных уборах, в роскошах, и безвременном сне. Не беспокоится пьяница тем, что небесный тихий Свет Отчий им тогда гнушается, и от него удаляется; когда он в скотскую чувственность облекается, когда он кожаные ризы, звериные одежды на себя надевает, когда он в пьянство и обжирство погружается, и чрез по несмысленным скотом, всякое безобразие и мыслями, и словами, и телодвижениями творящим, делается. Не уважает сладострастный того, что Божественная непорочная святыня, райская пресветлая чистота лишает его приятнейшего присутствия своего тогда; когда он, заключившись в мрачном, от света удаленном, темному аду подобном жилище своем, сидит, сидит, и лобзается с непотребною блудницею. Много есть так их невежественных Христиан, которые хотя словами не говорят, но делами своими точно то изъясняют, что Христос, куда хочет, пусть грядет с добродетелями своими, только бы при них остались страсти их, похоти их, и удовлетворяющие греховным желаниям их вещи.

Но по Благодати Спасителя нашего Иисуса Христа есть и такие в мире Христиане, которые всячески стараются быть из плотских человеков духовными, из наружных, ложных Христиан внутренними, истинными. Есть и такие в мире Христиане, которые читают и слушают Слово Божие, из Слова, яко из Божественного духовного семени, извлекают чрез молитву дар Святаго Духа, и живую веру во Иисуса Христа, по силе веры возлюбляют Его, возлюбив желают восприять Его к себе, ввести Его во внутреннюю храмину свою, зовут Его в сокровенную клеть сердца своего, тако глаголя, к нам вниди днесь, и буди с нами, зовут Его к себе, гордыми оставленного, сребролюбивыми проданного, миролюбцами пренебрегаемого, пьяницами и блудниками не уважаемого. Есть и такие в мире Христиане, которые, чтобы привлещи и обратить на себя любовь Спасителя своего, не только не имеют излишней привязанности к честям, к богатству, к увеселениям мирским, не только не занимаются пьянственными и блудными гнусными делами, но и тщатся стяжать смирение и нищету духа, воздержание и целомудрие, и возбудить дух свой к духовным упражнениям, за ничто вменив и оставив все мирское, плотское, чувственное, по виду приятное, по вкусу сладостное, но в самой вещи пленное, скоропреходящее, часто греховное, беззаконное, и следовательно для внутренности погибельное. Есть такие в мире Христиане, которые, чтобы иметь в себе и с собою Иисуса Христа, часто отвергаются по примеру Моисееву нарицатися сынами дщере фараоновы, оставляют сердечную привязанность к мирским честям и достоинствам; часто паче соизволяют страдати с людьми Божиими, нежели имети временную греха сладость; часто в большее богатство себе вменяют поношение Христово, взирая на мздовоздаяние, нежели все тленныя, Египетския, мира сего сокровища; часто оставляют Египет, мир сей, не убояся ярости царевы27, не страшася как нападений невидимого князя тьмы, так и видимых благочестия гонителей, оставляют, все претерпевая, услаждающися внутренним воззрением на невидимого Бога, яко праведного Судию и Мздовоздаятеля. Есть такие в мире Христиане, которые все сие творят; когда нужным то для себя находят, когда по силе Откровения Божия видят, что иначе и Спасителю у них и с ними быть не можно. Есть и такие в мире Христиане, хотя редки по слабости и небрежению человеческому

Что ж, получают ли они то, для чего толико потеют и трудятся? Без сомнения получают. Они, узнав Искупителя своего Иисуса Христа, уверовав в Него, возлюбив Его, возжелав духовного посещения Его, сподобляются дражайшего Присутствия Его, Спаситель мира, Любитель кающихся грешников, как скоро усматривает: благое расположение сердец их к Нему, как скоро примечает охотное отверзтие внутренности их ко принятию Его, как скоро услышит молитвенное чистосердечное звание их, услышит, что они с сильным желанием в молитвах призывают Его к себе: тотчас входит к ним, водворяется во внутренность их, и духовным образом сочетавается с бессмертными душами их, и тотчас награждает их за любовь их, и за благое расположение к Нему. Куда бо входит Премилосердый Бог, куда вносится и милость Его; где является Царь и Господь славы, там показывается и награждение Его; на коем престоле садится Судия Праведный, на том полагается и мзда Его; в чье сердце водворяется Искупитель, в том совершается и Искупление, Куда входит Иисус Христос и духовно сочетавается; там и духовный плод Его сообщается. Где Христос, Свет Отчий, там и просвещение ума; где Христос, небесная Истина, там уже и познание вечных истин, и Божественных таинств; где Христос, Начальник и Совершитель веры, там уже и настоящая вера; где Христос, Источник любви, там уже и обильные струи любления Бога и ближних где Христос, Агнец закланный, там уже и очищение скверн греховных, потребление беззаконий, омытие сердца от нечистот плотских; где Христос, Краснейший паче всех человеков, там и украшение добродетелями; где Христос, Примиритель прогневанного Бога с человеками, там и оправдание, и мир; где Христос, Освятитель, там уже и освящение душ и телес; где Христос, Прославленный, там уже и надежда вечной радости и славы Божией; где Христос, яко Царь, там уже и мзда Его, там уже и Царство Его со всеми духовными благами. Видите, что получают ищущие и обретающие Спасителя своего Иисуса Христа! Бог внемлет молитвам их, и дает им достояние, яко боящимся Имене Его28. Всем преподобным Своим воздает мзду трудов их, наставляет их в путь дивен, бывает им в покров днем, и в пламень звезд нощию. Преводит их по морю чермному жизни сея, проводит их сквозе воду многу29 соблазнов и искушений, и наконец вводит их в покой.

Нечестивии же не тако, не тако нечестивии награждаются. Они, для честей, для богатства, для плотских удовольствий оставив Иисуса Христа, они, на гордость житейскую, на миролюбие и на плотоугодие променяв Спаса душ своих, они, похотию плоти, похотнию очес и надмением сатанинским отогнав от себя Искупителя своего, теряют с Ним и все награждение Его. Они, прилепляя сердца свои к миру и плоти, находят, кажется, в них и сокровища свои, но находят сокровища земные, тленные, скорогиблющия, и по видимому наслаждаются ими, но наслаждаются только до гроба, и то прерывая оное наслаждение как телесными немощами, и разными несчастными переменами, так и внутренними т укоризн совести происходящими беспокойствами. Истинных же, существенных, вечных, и до смерти, и по смерти человеческой существующих благ они лишаются, лишаются, удалив от себя недостоинством своим дражайшее Присутствие Искупителя своего. Как первые человеки, Адам и Ева, прельстившись красивою наружностию запрещенного плода, занявшись чувственностию, удалились совсем от Бога Духа; а удалившись грехом от Бога лишились и духовных вечных благ Его, лишились и радостнейшего райского пребывания, и непорочного нетленной плоти своей одеяния, и всегдашнего небесного, Божия освещения, и дражайшего Присутствия Господня, и сладчайшего собеседования Его, кратко, лишились вечного живота своего, а получили в награждение за своевольный грех мучение и смерть: так и нынешние Адамы и Евы, непокорные человеки, любящие беззакония люди, удаляяся всегда от Христа, и ныне лишаются, и на веки лишатся духовных благ Его, лишатся и очищения Его, и просвещения Его, и оправдания Его, и освящения Его, и мира и любви Его, лишатся вечной мзды Его. Вышний, нечестивыми оставленный, возненавиде их, и воздаст им месть30, а не награждение, отмщение за пренебрежение и за все оскорбления Свои, воздаст им вечную месть.

Страшимся, Христиане, быть в таком расположении сердец ко Иисусу Христу, страшимся оставлять Его, любя временные вещи и творя гнусные беззакония, а потщимся, узнав похоти и страсти свои, и почувствовав грехи и беззакония свои, оставлять их, с покаянием прибегая к Нему, Спасителю своему, и прося милостивого у Него прощения всех прегрешений. Сей есть существенный долг наш, Христиане, и сие есть вечная польза наша. Не отлагаим убо дерзновения нашего к Нему, еже имать мздовоздаяние велико. Терпения токмо имамы потребу, да Волю Божию сотворше приимем обетование Его31. Стремимся ко Иисусу Христу всегда, возлюбив Его паче всего, да и Он приидет к нам, внидет во внутренность нашу, и духовно соединится с нами, и чрез то да возвеселятся души наши в милости Его, и да не постыдимся мы во хвалении Его. Делаим дело свое, дело Христианское, прежде времене, прежде смерти и суда, доколе живы еще, делаим, единственно любя Искупителя своего, из сыновнего повиновения к Нему, да и Он даст нам мзду нашу во время свое32. Аминь!

Беседа VIII. О том, что возвращаться в небесное отечество тем только Христианам надежно, которые во время странствования принесли плоды любви

Бысть же, яко роди Рахиль Иосифа, рече Иаков Лавану: отпусти мя, да иду на место мое, и в землю мою. Быт.30:25

Как Рахиль, прекрасная и весьма любимая Иаковом жена, всегда сильно желала деторождения; она, будучи научена мужем своим, что от единаго Бога искать сего должно, часто в молитвах своих к Нему прибегала, часто дух свой в превыспренняя Его возносила, и часто гласом сердца своего тако к Нему взывала: Господи, Боже мой, Всемогущий Творец неба и земли, Ты, Который только рек: да прорастит земля былие травное, и изнесе земля; Ты, Который только рек: раститеся и множитеся, и наполните воды, яже в морях, и птицы да умножатся на земли; и бысть тако33; Ты, Который только рек и человекам, раститеся и множитеся, и доныне продолжается сие Творческое Благословение Твое, люди родятся, растут, и умножаются, воззри и на меня, недостойную рабу Твою, рцы, и отверзи Всесильным Словом Своим неплодная ложесна моя, часто тако взывала Рахиль ко Творцу своему: так то и всякая, от Бога, яко Творца добра, прекрасною созданная, и Им много возлюбленная, но после падшая, своевольным грехом себя обезобразившая, отвращению Божию подвергшаяся, и доныне еще неплодная, а только верою во Иисуса Христа познавать бедность свою начинающая человеческая душа должна почувствовать духовное неплодие свое, почувствовав же сильно возжелать и усердно просить у Господа Бога разрешения неплодства своего, должна просишь Его; всегда горе возносяся к Нему, чтобы Он по великой милости Своей тем же самым Всесильным Словом, Которым сотворил ее, паки воссоздал ее, и внутренность ее учинил способною приносить плоды истинныя любви, творить всякое ближним своим добро.

И как прекрасная Рахиль, долгое время находясь в ожидании, и с терпением проходя состояние неплодия своего; наконец узрела разрешение неплодных ложесн своих, и благословлена была рождением любезного сына. Бог, говорит Писание, помяну Рахиль и услвша ю, и отверзе утробу ея: и заченши роди Иакову сына. И рече Рихиль: отъя Бог укоризну мою. Ибо в ветхом завете за великое бесчестие почиталось неплодие потому, что оно было знаком лишения умножения семени Авраамова, и участвования в обетовании небесного Мессии. И Рахиль нарече имя ему, Иосиф, то есть, отъятый, и паки данный, означая чрез то, что отъято поношение ее, и как бы пророчествуя притом глаголющи: да придаст ми Бог сына другаго34. что и совершилось. Как то после услышим.

Подобно и всякая живо верующая человеческая душа, ежели продолжит сильное желание свое, с терпением пройдет состояние искушения своего, непоколебимою окажется в перенесении испытания, Богом творимого; то непременно благословлена будет от Премилосердого Бога. Он по благости Своей разрешит духовное неплодие ее; Он Всемогуществом Своим сообщит ей довольные силы как к собственному ее отрождению, так и к духовному плодоношению. Ибо всякая человеческая, греху поработившаяся душа не прежде может учиниться способною рождать из себя истинное добро, приносить плоды Христианския любви, как разве сама сперва будет возрождена, разве сама сперва будет Силою Святаго Духа от мерзких грехов очищена, вместо адской тьмы Светом Христовым просвещена, и небесною святынею освящена. поелику истинное добро не от другого кого может рождаться, как от действительно доброго, прямо возрожденного человека. Поистинне когда в душе человеческой таковая перемена совершится, именно, она очистится, просветится, и освятится: тогда она и творить добро, являть к Господу Богу своему повиновение и приверженность, оказывать пред Величественным Лицом Его благоговейный страх, кротость и смирение, иметь к ближним своим доброжелательство, милосердие, благорасположение и услужливость, украшать себя чистотою, целомудрием, и воздержанием, упражняться в Богослужении, в молитвах, и в других духовных трудах способною по дарам Святаго Духа учинится.

А чрез сие самое и вход в жизнь сию благополучным, и исход из жизни сей надеждным для человека створится. Сии две точки жизни человеческой, взойти и выйти, прийти и возвратиться, суть весьма важны. Весьма важно для человека войти чрез плотское рождение в мир сей к истинному благополучию, и совершив должный путь свой паки выйти к вечному блаженству. Весьма важно для человека прийти в гостиницу сию и счастливо начать и продолжить неизвестное странствование свое, и наконец с надеждою возвратиться в определенное Богом отечество свое. Но и то, и другое, и благополучный вход, и блаженный исход, и успешное странствование, и надеждное возращение, делает единая любовь, и плоды ее. Хотя многие из живущих в мире сем думаю, что жизнь сию благополучною делают чести, богатство и разные удовольствия мира: однако сколько люди сии тако думая заблуждают, сие и без доказательств, кажется, очень ясно. Всем нам известно, что чести, богатство и мирские удовольствия суть вещи наружные, чувственные, телесные; и посему ежели могут делать какое благополучие, и доставлять утешение, то не другому чему, как одному телу; в телесных вещах находятся одни выгоды тела. А мы знаем, что человек не из одного чувственного тела состоит, но и из бессмертныя души, из духовного существа; и духовное существо, то, которое к миру сему не принадлежит, то, которое от мира не питается, и миром не обогащается, то, которое мирскими честьми не возвышается, и лучшим от них не делается, есть еще существенная часть человека. Следовательно как же возможно сему духовному, от мира сего совсем отличному существу иметь и поставлять благополучие свое в мирских вещах? Нет! Нет для бессмертного духа истинного, ему существенного благополучия во временных, пленных предметах, что могут засвидетельствовать и подтвердить те самые люди, которые все временное имея в изобилии, имея и высокие достоинства, и великое количество богатства, и всякие роды увеселений, но не имея внутреннего сокровища, духовного удовольствия, часто бывают скучны, недовольны, беспокойны, часто так мучатся внутренно, что скучают самою жизнию своею, жизнию по-видимому благополучною. Они сами, ежели не языком, то сердцем, ежели не словами, по совестию, ежели не явно, то тайно, внутренно, рекут, рекут, рекут нам, что нет истинного для души благополучия во временных вещах, в честях, в богатстве и во увеселениях. Сии временные вещи, чести, богатство и увеселения составляют благополучие, но благополучие телесное, видимое, а не духовное, внутреннее, только для тела, и по часто на краткое время, а не для духа, и не на всю вечность. Таковое благополучие, благополучие существенное, духовное, и во времени и в вечности беспрерывно продолжающееся, в Едином Боге нашем, яко Творце и Благотворителе, находится, и от Него людям сообщается. Таковое благополучие те только из человеков получают, которые к Богу приходят и с Богом внутренно соединяются, Его Присутствием, и Его бесценными духовными дарами наслаждаются. Поистинне кто хочет получишь таковое благополучие, благополучие духовное, вечное; тому непременно надобно к Богу приближиться и с Богом тесно соединиться.

Как же, спросите вы, можно к Богу приближиться, и чрез что удобно есть с Ним соединиться? Чрез истинную веру в Него и чрез пламенную любовь. Как временное странствование Иаковлево не иначе благополучным сделалось, как чрез Лию и Рахиль; он полюбив их, приняв их в супружество себе, сочетавшись с ними, сделался любезным и для отца их Лавана, взошел в дом его, пользовался всегда ласковым обращением его, и жил у него без всяких оскорблений, в покое, благополучно; так и всякого человека временное в сем мире спранствование не иначе может быть благополучным, как разве он стяжет истинную веру в Пресвятаго Бога, и с пламенною сочетается любовию, и чрез сии две дщери Божии приидет к Нему, яко небесному Отцу, вспупит в дом обильной Благодати Его, обрящет дружество Его, и по благоволению Его станет наслаждаться с радостию духовными дарами Его. Вера и любовь токмо приближают нас к Богу, и дружественным для нас творят Его. Вера оное духовное дружество начинает; а любовь совершает. Кто веруя в Бога любит Его, повинуется Ему, творит Волю Его, исполняет заповеди Его, а, любя Его, любит и ближнего своего, милосердствует о нем, благотворит ему, печется о спасении его: тот обильную обретает любовь Божию к себе, тому Бог сообщает дары Свои и Себя Самого, с тем Он действительно соединяется. В чем Сам Спаситель, Второе Лице Божества, нас тако уверяет: вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедаю вам35. Имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их, той есть любяй Мя; а любяй Мя возлюбленбудет Отцом Моим36 . И так вера и любовь приводят человека к Богу, и творят Бога дружественным к человеку: Бог же, возлюбив чрез веру и любовь приведенного странствующего человека, делает его в сем мире благополучным, делает по духу радостным, по сердцу веселым, по совести спокойным, делает его таковым не только тогда, когда он весь обложен за заслуги свои знаками честей, когда он пользуется изобилием богатства, когда он в огромном живет доме, когда он здоров, и окружен великолепием и увеселениями, но и тогда, когда он в низком находится состоянии, когда он посредственное, или и бедное имеет содержание, когда он в убогом пребывает вертепе, когда он лежит на одре, в болезни, и в печали. Без Бога и в честях, и в богатстве нет истинного благополучия, нет внутреннего покоя и удовольствия: а с Богом и в бедности, и в унижении, и в болезнях благополучно, утешно, покойно. Миролюбцы сего не знают; а истинные любители Бога действительно сие в сердцах своих ощущают. Те и во временном счастии часто беспокоются, и неблагополучными себя почитают; а сии и в видимых несчастиях великодушны и покойны пребывают. Ибо Вездесущим, и с ними соединенным Богом себя утешают.

Видите, Христиане, что вход наш в мир сей, и странствование наше в мире сем, благополучными делают вера и любовь, а паче любовь, с Богом нас соединяющая, Его всегдашнее с нами Присутствие, и Его о нас Благоволение привлекающая. Сия же самая любовь, и раждающиеся от нее плоды творят надеждным и исход из мира сего, возвращение в отечество свое. Получили мы начало временной жизни, должно быть и концу оной; вошли мы в мир сей, надобно когда-нибудь и выйти из него; вступили мы в странствование сие, необходимо будет и возвращение в вечное отечество свое. Что истинно сие, в том нас уверяют гробы предков наших, и опыты ежедневно умирающих людей. Что истинно сие, о том и Пророк Давид тако свидетельствует: Кто есть человек, иже поживет, и не узрит смерти, и сам собою избавит душу свою из руки адовы?37 Несть, несть ни единого. Все согрешили, все и умереть должны; смерть бо есть об рок греха, дань за грех. Нет убо сомнения, что всем должно умереть, а надобно только рассудить, может ли смерть быть сама по себе приятна, и бывает ли исход сей из мира надежен.

Посмотрите только, что есть смерть? Смерть есть мучительное разрушение состава телесного, нечаянное разделение души и тела, приведение телесных частей в тление, и чрез тление в свои стихийные начала. Смерть есть наказание за своевольный грех. Рассудите же теперь, когда смерть есть мучительное разрушение состава телесного, то может ли быть она сама по себе приятна; когда смерть есть наказание, то может ли быть сей исход для человека надеждным? Ежели вход в мир сей, ежели начало странствования для нас неизвестно, и со страхом сопряжено: то кольми паче исход из мира сего, окончание странствования, возвращение в отечество само по себе неизвестно, безнадеждно, страшно. Страшно умирать человеку плотскому, чувственному, грешному, без веры во Христа и без любви к Богу и ближним весь век свой прожившему. Страшно умирать тому, который во всю жизнь свою миром занимался, плотию услаждался, сатане покарялся; а о Боге, о душе своей, о вечности никогда не помышлял. Страшно умирать тому, который живучи в мире буесловил, святыню хулил, истину опровергал, гордился, ближних притеснял и грабил, пьянствовал, блуды и всякие нечистоты творил. Ибо когда он будет умирать, когда честь ми он вознебрежет, когда к богатству он привязанность отложит, когда плотскими похотьми он возгнушается, когда мир его оставит, плоть увядать начнет, и увеселения неприятны будут, кратко, все предвозвещать начнет исход его из мира сего: тогда без сомнения, как он странствовал в мире, ясно в уме вообразится, в сердце почувствуется, в совести отзовется, тогда и адское неверие, и дерзновенное буесловие, и гнусное сквернословие, и всякое мерзкое деяние представится, представится и пьянство, и блуд, и лихоимание, и зависть, и кража, и не правосудие, и ложь, и клеветы, и другие беззакония; тогда вся чернота сердца его внутренним очам его откроется, и чрез то исход его из мира сего, путь его в вечность, возвращение его в отечество свое безнадеждным, страшным учинится. Беспристрастная совесть его, прежде нежели он явится пред Лице Господне, и услышит праведное осуждение Его, уже определит ему, куда идти, скажет ему, что путь ему предлежит в область сатаны, яко чрез всю свою жизнь, не внимая ни гласу ее, ни гласу Слова Божия, творил волю его, и являл злые дела его. И нечестивый умирает в отчаянии. Тело его смерть его, терзает, а дух его мрачною не известностию будущего мучится.

Но не тако, не тако умирают истинные Христиане, благочестивые мужи, верующие во Христа, и Бога своего любящие люди. Они чести и богатство свое оставляют без оскорбления, зная суетность честей, и тление богатства. Они взирают на увядение плоти своея без смущения, всегда помня, что сие есть необходимый долг со грехом рожденного существа. Они болезни и страдания телесные сносят с терпением и великодушием, ощущая внутреннее в себе удовольствие. Они, пожив в вере во Христа, имев любовь к Богу и ближним, выходят из мира сего без страха, возвращаются в отечество свое с упованием, и горесть смерти услаждают надеждою, надеждою на заслуги Христовы, надеждою вечного награждения, Иисусом приобретенного. Как Иаков, имея в супружестве Лию и Рахиль, а наипаче видя и детей не только от Лии, но и от Рахили, начал помышлять о возвращении своем в землю свою, в отечество свое, и надеялся посему, что тесть его Лаван не отпустит его без награждения. Бысть же, так свидетельствует Писание, яко роди Рахиль Иосифа, рече Иаков Лавану: отпусти мя, да иду на место мое, и в землю мою: отдаждь ми жены моя, и дети моя, ихже ради работах тебе, да отъиду: ты бо веси работу, юже работах ти. И Лаван не только не воспротиворечил ему, но требовал того, на что он согласится. Лаван бо рече ему: аще обретох благодать пред тобою: усмотрих бо, яко благослови мя Бозе пришествием твоим. Раздели мзду свою у мене, и дам ти38, дам тебе то, что восхощешь. Подобно и всякой новый Израильтянин, имеющий в себе веру, и сочетавшийся с любовию, без страха может помышлять о исходе своем из мира сего, с упованием может приуготовляться к возвращению в отечество свое, которое на небеси, с надеждою вечныя от Бога Отца награды может вступить во врата смерти. Он, видя изплевающее и разрушающееся телесное существо свое, воззрит на все протекшее странствование свое, воззрит, и возрадуется духом о том, что он в простоте сердца веровал во Христа, что он без лицемерия любил Бога и ближних, что он не прекословил истине, и не хулил святыни, что он не прилеплялся к миру, и не угождал много плоти, что он не лихоимствовал, не грабил, не притеснял, и не делал неправды брату своему, что он пьянством не занимался, блудом гнушался, сквернословий бегал; а ежели в чем иногда и погрешал, по тотчас каялся, погрешность оставлял, и тако исправлялся, просвещался, и освящался Силою Духа Святаго. Таковый токмо может с миром предать дух свой в руце Бога своего, может, хотя страдая телом, но утешаяся духом, рещи ко Господу: Господи Иисусе, приими дух мой с

Миром.39

Блаженное такового Христианина состояние! Благословен вход его в мир сей, благословен и исход. О когда бы и нам, Христиане, приобрести истинную веру, и сочетавшися с пламенною любовию продолжить дни жизни сея в благополучном соединении с Богом нашим, и вступить в вечность, возвратиться в небесное отечество свое с твердым упованием на заслуги Спасителя нашего Иисуса Христа, и на получение чрез Него вечной награды, венца и славы от Бога Отца! О когда бы каждому из нас, имея пред смертию незазорную совесть, можно было с Апостолом Павлом тако в духе своем сказать: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох, плоды любви явих; прочее убо соблюдается ми венец правды, егоже воздаст ми Господь в день он, Праведный Судия: не токмо же мне, но и всем возлюбившым явление Его40. Аминь!

Беседа IX. О том, что на что человек с вожделением взирает, то в нем зачинается, то от него и раждается

И положи Иаков жезлы, яже острова, в поильных корытех воды, да егда приидут овцы пити, пред жезлы пришедшым им пити, зачнут овцы по жезлам. Быт.30:38.

Остановились мы, благочестивые слушатели, в продолжении объяснения Священной Истории на том, что Иаков, получив от Рахили сына Иосифа, начал помышлять о возвращении в отечество свое; и требовал посему награды от Лавана тестя своего за труды свои. Лаван, сказали мы, ни мало не противореча сему, спросил его только о том, какого он хочет награждения. Но что Иаков потребовал в награждение себе, чем он хотел довольным остаться, сие предложим в настоящей беседе.

Иаков, говорит Священное Писание, рече на сие Лавану следующее: ты веси, яже работах тебе, и колико бе скота твоего у мене. Мало бо бе, елико твоего у мене, и после возрасте во множество; и благослови тя Господе пришествием моим: ныне убо когда сотворю и аз себе дом? Не должен ли ныне и я попещись о себе, о женах, о детях, и промыслить что-нибудь для них? А Лавaн паки настоя рече ему: что ти дам, чего ты требуешь за труды свои? Иаков же сказал; не даси ми ничтоже: я ничего не требую такаго, что бы я от тебя хотел получить, и что бы ты мог мне дать; я сам по себе известного числа награды за труды мои не назначаю, и на твою волю в избрании и определении оной не отдаюсь, а на Бога моего полагаюсь; и сходственно с Его Волею предложу тебе глагол сей, аще сотвориши ми его, паки пасти имам овцы твоя, и сохраню их.

Какой же глагол предложил Иаков Лавану? Сей: объиди вся овцы твоя ныне, и разлучи оттуду всякую овцу пелесую во овцах, и всякую беловатопеструю в козах, отдели всех тех от моего стада, которые какие-нибудь имеют на себе пятна, черные ли, или желтые, или другие какие, а оставь мне только одноцветных белых, и сие будет ми мзда, и будет мое. И послушает мене правда моя во утрешний день, будущее время засвидетельствует, яко есть мзда моя пред тобою, и покажет, чем я должен буду награжден быть от тебя. Чем же? Что родится от белых пестрое, то только будет мзда моя. А все, еже аще не будет пестро, и беловатое в козах, и пелесо, несколько пятновато во овцах, и я присвою себе, за украденое будет мною, да вменится мне в кражу. Лаван зная; что подобное от подобного раждается, не думал, чтобы от одноцветных белых овец много могло родиться пестрых; и по сему нимало не сомневаяся сказал: буди по словеси твоему. И разлучи в той день козлы пестрыя, и беловатыя, и вся коз пестрыя, и беловатыя, и все, еже бе пелесо, с пятнами, во овцах, даде в руце сынам своим. А у Иакова оставил одних белых. И чтобы его пестрые не имели никакого смешения с одноцветными Лавановыми, и чрез то не раждали подобных себе; то он расстави их, удалил одних от других так, что между ими и между Иаковом путь, или расстояние было трех дней, не скорее можно было прийти одним к другим, как в три дни. Иаков убо пасяше оввцы Лавановы оставшияся41, не соединяяся с теми.

Но хотя нечестивый Лаван, будучи побуждаем скупостию, и употребил сие искусство, что он отдалил своих пестрых овец от Иаковлевых белых, дабы от них не раждалося на его часть пестрых: однако мужи благочестивые, те, которые Духом Божиим водятся, и Словом Его наставляются, суть гораздо премудрее нечестивых и успешнее производят дела свои не только внутренние, но и самые наружные. Как-то можно видеть сие и на самом Иакове. Иаков видя, что Лаван употребил таковую предосторожность, и сам учинил по дарованному от Бога знанию искусство. Он, зная натуру животных, взя себе жезл стиракинов, или дерева топелы, и жезл орехов, и жезл яворовый, или каштановый, зеленый; и острога я Иаков пестрением белым, сострогая кору: и являшеся на жезлах белое, еже острога, пестро, сделал посошки сии, сострогавши с них в некоторых местах кожу, пестрыми. И положи жезлы, яже острога, в поильных корытех воды; да егда приидут овцы пити, пред жезлы пришедшим им пити, зачнут овцы по жезлам, зачнут, взирая на них, пестрых, что и исполнилось. Зачинаху овцы по жезлам, и раждаху овцы беловатыя, и пестрыя, и пепeловидныя пестрыя. Когда же сие с успехом совершилось; тогда он еще другое употребил искусство, именно, он разлучи агницы, и постави прямо овцам овна беловатаго, и всякое пестрое во агнцах; и разлучи себе стада по себе, и не смеси их со овцами Лавановыми; то есть, когда от белых по виду жезлов родились пестрые, то он пестрых всегда напереди поставлял, и тако пас, дабы белые ходя назади зачинали и рождали пестрых, взирая на передних, а одноцветных белых, Лавану принадлежавших, никогда наперед не поставлял, дабы пестрые не рождали одноцветных белых. Но чтобы овцы, на часть Иаковлеву принадлежать имеющие, были не только многочисленны, но и тучны, то он во время весеннее, в неже зачинаху овцы во чреве приемлюще, полагал жезлы пред овцами в корытех, еже зачинати им по жезлам, во время же осеннее, егда одне уже раждаху, а другия зачинать могли, не полагаше жезлов. И быша неназнаменаныя, одноцветные, поздние Лавановы, а знаменаныя, пестрые, ранние Иаковли. И разбогате человек зело, зело: и быша ему скоти мнози, и волове, и раби, и рабыни, и велблюды, и ослы.42

Сии Священного Писания слова, положи Иаков жезлы, яже острога, в пошлных корытех воды, да егда приидут овцы пити, пред жезлы пришедшим им пити, зачнут овцы по жезлам, сии, говорю, Священного Писания слова должны остановить рассуждение наше, и обратить на себя все внимание наше. Почему, спросите вы? Разве сие, к бессловесным животным относящееся действие имеет что-нибудь в себе важное и к разумным человекам принадлежащее? Так поистине, Слушатели! Оно весьма важное и для человеков предлагает учение.

Что ж оно, скажете вы, представляет нам? Оно показует нам самое существенное начало и добра и зла, в нас находящихся; оно изъясняет нам, как в нас зачинаются и добро, и зло, и от чего и то, и другое, рождаются.

Священное Писание говоря, что овцы взирая на строганые жезлы зачинаху и раждаху пестрых, тем нас научает, что и в человеках падших, скопоподобных то зачинается, и то раждаетя, на что они с вожделением взирают. Человек, сие разумное и свободное творение Божие, доколе был в райском состоянии, доколе под управлением Духа Божия находился, доколе мир не мог делать на него своего влияния: дотоле он зачинал и производил в себе добро не из чувственного побуждения, не чрез наружное зрение и слух, но из внутреннего источника своего, из той Божественной любви, которая рукою Создателевою влияна была в сердце его, и возбуждаема была Духом Его Святым. Ныне же, когда человек уже пал, когда сердце свое грехом осквернил, и Божественную любовь из него изгнал, когда вход во внутренность свою и миру, и плоти, и сатане допустил, ныне совсем иначе в нем и добро зачинается, и разные виды зла рождаются. Ныне он, по причине прародительского греха раждаяся греховным рождением, имеет сердце греховное, да притом и слабое, мало-помалу впечатления принимать начинающее. Ныне в нем внутренние душевные дарования столько открываться и распространяться могут: сколько чувственность возрастать начнет; и не иначе внутренние действия могут возбуждаться, как одною чувственностию. Ныне у падшего, греховного человека то на сердце напечатлевается; что чувственностию ему представляется. Что он будет слышать возрастая, на что он будет взирать с вожделением; то и в сердце его будет зачинаться и рождаться. Правда, корни всех зол в сердце имеются, с греховным рождением в поврежденное естество человеческое посаждаются: подобно и возможность к добру в нем же находится; но и то, и другое, и добро и зло не иначе в человеке падшем возбуждаются, волею избираются и в действие приводятся, как слухом и зрением, плотскою чувственностию. Как в первого человека грех не иначе взошел, как чрез зрение его, и чрез слух. Ева, говорит Писание, услышав льстивые змиевы слова, и увидев, яко древо добро в снедь, угодно очима видети, и красно есть, еже разумети, вземши от плода его, яде, и даде мужу своему с собою, и ядоста43, ядоста, нарушив заповедь Господню, преступив повеление Его, согрешив. Так и во всяком человеке грех и всякой род беззакония возбуждаются, зачинаются, и рождаются не иначе, как чрез зрение, с вожделением сопряженное.

Поистине на что человек с вожделением взирает; то в сердце его зачинается, то из внутрь его и рождается. Ежели человек, возрастая и воспитываяся, всегда пышность дому, роскошь столов, лестные знаки чинов и достоинств созерцает, им от подлых ласкателей высокую похвалу слышит; то он заглядывается на них, полюбляет их, возбуждает в себе вожделение к ним, и чрез то зачинает в сердце своем честолюбие, надмение, и роскошь. И когда получает чины, и приобретает наследство: тогда действительно являет из себя сатанинскую гордость и беспутное мотовство. Ежели человек, возрастая и воспитываяся, часто видит золото и сребро, часто слышит, что миролюбцы в великом богатстве все счастие и благополучие поставляют: то он заглядывается на злато и сребро, влюбляется в богатство, и с вожделением начинает желать его, так, что в сердце его действительное, с подлою и бесчеловечною скупостию соединенное сребролюбие зачинается, и со временем обнаруживается. Сие-то чувствуя порфироносный Пророк Давид тако в предосторожность людей о сем глаголет: не уповайте на неправду, и на восхищение суетно и пристрастно ничего не желайте; богатство аще течете, не прилагайте сердца44. Ежели человек, возрастая и воспитываяся, всегда увеселениями окружается, слух его приятною музыкою оглушается, взор его соблазнительными зрелищами занимается, только и знает, что в танцах и других бесполезных играх упражняется: то сие так в сердце его внедривается, что из того совершенная праздность и леность раждаются, и он ни к наукам, и к должностям, ни к своей пользе, ни к пользе государства способности не имеет, и даже неудобным делается. О чем премудрый Сирах тако свидетельствует: камени нечистому уподобися ленивый, и всяк позвиждет о бесчестии его, всяк речет, что он негоден ни к чему. Калу воловию приложися ленивый, всяк вземляй его отрясет руку45, всякой начинающий иметь с ним дело оставит его. Ежели человек, возрастая и воспитываяся, имеет при себе или порочных дядек, или развращенных модных учителей, которые скверными разговорами своими о любовных делах слух его оскверняют, а часто, может быть, и самыми примерами сквернодеяния вожделение его возбуждают: то он чрез сие жар порочной любви получает, сердце его грех любодеяния в себе зачинает, при открывшемся же удобном случае и самым делом оный гнусный порок и Богопротивное беззаконие содевает. Что к поношению Святейшего Христианства, к сожалению пастырей церкви Христовой, и к бесчестию родителей нынешнее, еще не только не созревшее, но настоящим образом и неразцветшее, а грехом блуда уже растлевающееся и оскверняющееся юношество весьма часто подтверждает. И сию-то слабость человечества зная великий Учитель наш Иисус Христос заповедует не слушать сквернословия, ни взирать на жен с вожделением, тако глаголя: слышасте, яко речено бысть древним: не прелюбы сотвориши. Аз же глаголю вам: яко всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем46. С какими кто в жизни обращается; таковые и сам нравы приобретает. Редко, весьма редко между худыми и беззаконными могут оставаться некоторые добрыми; когда и между добрыми людьми делаются некоторые худыми. А между худыми большею частию худые и бывают. Кто обращается с пьяницами, тот и сам пьяницею делается; кто водится с буянами, тот от них буянству научается; кто живет между невеждами, тот невеждою остается; кто часто ложных учителей слушает, с вольнодумцами рассуждает, тот и сам адскому неверию научается. Касаяйся смоле, говорит премудрый Сирах, очернится, и приобщаяйся гордому точен ему будет47. Подобно и о других пороках сказать должно. Все они чрез вожделенное зрение и чрез слух входят в сердце человеческое, зачинаются в нем, и рождаются из него. Так как и самое добро не другим каким путем входит во внутренность человека, как сим же, то есть, чрез зрение, и чрез слух, чрез возбужденную чувственность. Поистине когда человек, возрастая, воспитываясь, и препровождая жизнь, часто имеет случаи взирать на благие примеры, созерцать в других святые добродетели: то и на его сердце не другие какие падают семена, как чистые, добрые, святыню жизни производящие. Кто между так ими родителями, или наставниками живет, которые всегда собою смирение являют, излишных пышностей убегают, часто о святой вере во Христа рассуждают, любить чистосердечно Спасителя своего научают, помогать ближним во всякой нужде ему внушают, не в праздности быть, не пустяками заниматься, а учиться, трудиться его научают, быть полезным не только себе, но и другим заставляют: таковому, кажется, невозможно не ощутить добра, не вожделеть его, не зачать его в сердце своем, и не родить его когда-нибудь из себя; таковому, кажется, невозможно не быть когда-нибудь смиренным, воздержным, верующим, любящим Бога, милосердым к ближним, трудолюбивым, для себя и для других полезным. Кто из Христиан часто Слово Божие слушает, приходя в храм Господень, и по побуждению Слова всегда очами веры в таинственном ломлении хлеба, в причащении пела и крови на Самого распятого Господа своего взирает, Его предание от Иуды, Его взятие в вертограде, Его ведение в претор, Его суждение, Его биение оп Пилата, Его оплевание от Иудеев, Его пригвождение от воинов, Его раны, Его распятие, Его смерть, Его погребение созерцает, и что Он все сие за грехи человеческие претерпел, воображает: тако вый без сомнения чувство новое получает, тако вый сокрушение сердца в себе ощущает, желание исправиться приобретает, таковый сильное вожделение очищения грехов, просвещения ума, исправления воли, освящения духа стяжавает; и чрез сие духовное, чистое, Божественное, от Слова Божия и веры во Христа происшедшее вожделение творится внутри его действительное зачатие нового духовного человека; а со временем, при всегдашнем покаянии и причащении тела и крови Христовой, и при беспрерывном продолжении назидания себя учением Христовым, совершается и рождение его, рождение в чистую любовь к Богу и ближним. А кто из Христиан тако рождается, рождается духом своим от Бога в чистую любовь: тот не согрешает, а в добродетель облекается, тот Богу покорным и верным, к ближним благорасположенным, любительным, и сообщительным, в рассуждении себя чистым, целомудренным, воздержным, ревностным о спасении своем является. Всяк бо рожденый от Бога, греха не творит, яко семя Его в нем пребвывает, и не может согрешати, яко от Бога рожден есть48. А ежели и согрешает когда; то в грехе не лежит, грех не Царствует в мертвенней плоти его, но он падши тотчас чрез покаяние восстает, и зная, яко мы Ходатая имамы ко Отцу, Иисуса Праведника, и яко Той есть очищение о гресех наших, не о наших же точию, но и о всего мира49, зная сие, прибегает к Нему, повергается к стопам Его, просит помилования у Него, ищет очищения своего в нем; и чрез сие самое, что ищет, уже обретает, и паки очищается, и способным к вечному наследию делается.

Видите, Христиане, что сердце человеческое есть мех кожаный, в который что вливается, то в нем и сохраняется, что сердце человеческое есть молодая ветвь, которая как нагибается, так и растет, что сердце человеческое есть воск, на котором что напечатлевается, такое изображение и остается. Поистине около чего человек часто обращается, что часто слышит, на что часто взирает; то в сердце его зачинается, то от него и рождается. Ежели он с духовным вожделением взирает на добро; по в сердце его зачинается и рождается добро: ежели же с плотским вожделением взирает на зло; то зачинается, и рождается в сердце его зло. А когда так: то блаженны те юноши, которые, родившись плотским, греховным рождением, в добром Христианском воспитании возрастаю; блаженны те дети, которые при воспитании или благочестивых родителей, или верующих наставников, или добрых пестунов имеют, в коих не соблазны к порокам, но примеры к добродетелям видят. Блаженны те дети, у которых уроком бывают не одне игры, но и закон Божий, у которых предметом бывают не одне зрелища, но и храмы Божии, и которых учат любить не только себя, но и Бога, и ближних.

Блаженны, Слушатели, и мы, так как и все те Христиане, которые в сии священные дни храмы Божии посещают, пред освященным олтарем предстоят, Слову Господню внимают, на распятаго и воскрестаго Господа своего с верою взирают, закону Его поучаются, и Богослужением занимаются. Блаженны все те, которые как во храмах, так и в домех, избирая удобное время, или одни, или со всею благочестивою семьею своею, или с Христолюбивыми друзьями в Богомыслии упражняются. Блаженны! Ибо я верую, что во все сии святыне минуты сердца Христиан к духовному вожделению Благодатию Божиею возбуждаются, и удобными как к зачатию, так и к рождению истинного добра делаются. Блаженны! Ибо обильно за сие от Господа Бога и награждаются. Дарование Божие, Его праведное награждение за зачатие и рождение добра, за святыню жизни, есть по уверению святого Апостола Павла живот вечный о Христе Иисусе Господе нашем. Напротив сего несчастны все те, которые всего того или лишаются, занимаяся излишно житейскими попечениями, или добровольно чуждаются, за ненужное почитая то, а с плотским вожделением к плотским предметам устремляются. Несчастны! Понеже они, с вожделением взирая на чувственные предметы, зачинают в себе, и рождают грех; а раждая грех, и пребывая в нем без раскаяния, приобретают вечную смерть. Оброцы бо греха смерть50, как-то подтверждает сие тот же самый Божественный Павел.

Учимся убо, Христиане, мы, словесные овцы, хотя из примера бессловесных животных, учимся от них, пия воду от источников Иаковлевых, созерцать в них Христа, учимся, слушая Слово Божие, взирать на жизнь Спасителя своего, а созерцая Христа, взирая на жизнь Его, зачинать и в себе по образу Его святыню жизни, истинное добро; учимся, освобождаяся от греха, порабощаться Богови, да имамы всегда плод наш во святыню, кончину же, жизнь вечную51. Аминь!

Беседа X. О том, что зависть есть первоначальная виновница зла в человеческом роде

И виде Иаков лице Лаване, и се не бяше к нему, яко вчера и третияго дне. Быт.31:2

Что мир сей непостоянен есть, сие всякому без доказательства известно, что в мире нет счастия без неудовольствия, и нет несчастия без утешения, сие всякой собственным своим опытом дознать может. Что в мире, когда одно утешает, в то самое время другое весьма много огорчает, сие и история Иаковлева довольно ясно подтверждает.

Иаков, сказали мы в предыдущей беседе, по милости Божией весьма много разбогател, и сие его чрезмерно утешало. Но, пришедши в сие благополучное состояние по Божию благословению, услышал словеса сынов Лавановых, глаголющих: взя Иаков вся, яже суть отца нашего, и от сущих отца нашего сотвори всю славу сию, все то, чем он ни славится, принадлежит отцу нашему, и не только услышал таковые словеса сынов его, но и увиде лице самого Лавана, и се не бяше к нему, яко вчера и третияго дне, не таково было видом, каково прежде. Сие его, яко человека весьма благорасположенного к ближним своим, очень огорчило.

Когда же чада мира так огорчили его: тогда Господь Бог утешил его. Он явившися ему рече: возвратися в землю отца твоего, и в род твой, и буду с тобою. Иаков, услышав таковое Божие повеление и обетование, утешился, и послав призвал к себе Лию и Рахиль, жен своих, на поле, идеже бяху стада его, и объяснил им как отца их неблаговолительное расположение к нему, так и Божие Отеческое благоволение. Он сказал им: вижду аз лице отца вашего, яко несто ко мне таково, якоже вчера и третияго дне. Но я никакой не подал ему причины к сему. Бог отца моего бе всегда со мною, и Он есть Свидетель сего. И вы сами весте, яко всею силою моею работах отцу вашему. А отец ваш обиде мя, и всячески хотел обидеть; он измени мзду мою десяти агнцев, он десять раз или более переменял награду мою, назначая мне то пестрых, то белых за труды. Но Бог не даде ему зла сотворити мне. Аще сице речет: пестрвтя твоя мзда будет: то и родятся вся овцы пестрыя: аще же речет: белыя будет твоя мзда; то и родятся вся овцы белыя. Когда он назначал мне пестрых, то и раждалися пестрые; когда же белых, по раждалися белые. И за сию неправду отца вашего отъя Бог вся скоты его, и даде я мне. А что сие действительно было по Божию смотрению, а не по моему единому искусству, то я вас уверяю, так продолжал Иаков к женам, что я в то время, егда зачинаху овцы во чреве приемлюще, видех очима моима во сне: и се козлы и овны пестрыя восходяще бяху на козы и овцы токмо беловатыя и пестрыя, и пепеловидныя пестрыя, не смешиваяся с одноцветными. Но что и сон мой был точно сон Божественный, откровенный от Бога, а не естественный, от воображения ума происшедший, то я подтверждаю сие тем, что и Ангел Божий, или Сам Бог в виде Ангела, явился мне во сне и рече: Иакове: аз же рех: что есть? И рече: воззри очима твоима, и виждь козлы и овны пестрыя восходящия, или соединяющияся с овцами и козами белыми и пестрыми, и пепеловидными пестрыми. Видех бо, елика тебе Лаван творит, какую неправду содевает; для того тебе сия творю, творю, желая праведно наградить тебя. Аз бо есмь Бог твой, Бог, явивийся тебе в Вефиле, на месте Божии, которое ты нарек домом Божиим, и идеже помазал Ми еси тамо столп, возлил на каменьмасло яко жертву, и обетовал Ми еси тамо обет, обетовал десятою частью жертвовать Мне. И Я, исполняя Мое обетование возвратить тебя в отечество, повелеваю, ныне убо востани, и изведи от земли сея, и иди в землю рождения твоего, и буду с тобою52. Вот что повелевает мне Бог мой, тако сказал Иаков женам.

Жены, Лиа и Рахиль, услышав от него таковые слова, согласились на них, и отвещавше рекосте ему: еда есть нам еще часть, или наследие в дому отца нашего? Можем ли что-нибудь ожидать в награду себе? Не яко ли чужия вменихомся ему? Не так ли поступил с нами отец наш, как с куплеными? Поистинне! Он продаде нас, и снеде снедию сребро наше, присвоил себе мзду, принадлежавшую мужу нашему за труды его. Посему праведно все богатство и слава, юже отъя Бог от отца нашего, нам будет и чадам нашим: ныне убо елика тебе рече Бог, твори. Иаков увидев, что жены его согласны отлучиться от дому отца своего, востав взя жены своя, и дети своя на верблюды: и забра вся имения своя, и вся стяжания, яже притяжа в Месопотамии, живучи у тестя своего, и вся своя, все, что ему ни принадлежало, еже отъити ко Исааку отцу своему, в землю Ханаанскую, в землю отцов своих, Авраама и Исаака. Когда же Иаков собирался в землю Ханаанскую: тогда Лаван отъиде в стада свои острищи овцы своя; во время же отсутствия его украде Рахиль идолы его, идолы или сребряные, или златые, украде в дополнение награды своея. И утаи Иаков от Лавана Сирина, не поведати ему, яко уходит, сокрыл от него намерениесвое: и отбеже сам, и вся яже его, и прейде реку, Ефрат, текущую между Халдеею и Хананейскою землею, и взыде на гору Галаад53.

История сия есть живое изображение домашней Лавановой растройки, есть примерное начертание разногласия ближних, кровных родственников, разногласия отца с детьми, и детей с отцом. Но откуда начало свое получила сия домашняя разстройка, от чего произошло сие разногласие ближних? от зависти, слушатели, от того, что Иаков виде лице Лаване, и се не бяше, якоже втера, и третияго дне; от того, что Лаван, увидев благополучие Иаковлево, увидев на нем обильное Божие благоволение, из зависти начал не доброхотствовать Иакову зятю своему, следовательно и дщерям своим, рожденным от него. А сие самое зятя его, и дщерей его возбудило к уклонению от дому его, и к учинению некоторого огорчения ему.

Зависть Лаванова была существенною причиною разногласия его с Иаковом. Зависть же, сия адская горечь, есть первое начало и всякого зла в человеческом роде. Как первое зло, разумею, падение, грех, и все несчастия, временные и вечные, все болезни, телесные и душевные, от падения происшедшие, не другое какое имели начало, как ядовитую зависть. Премилосердый Господь Бог, создав человека по благости Своей, создав его после падения Люциферова, создав его совершеннейшим, поселил его в Раю сладости, во Эдеме Божественного утешения, и позволил ему наслаждаться не только райскими сотворенными благами, но и самым небесным, несотворенным, вечным блаженством Своим. Падший же Люцифер, увидев толь блаженное состояние сотворенного человека, позавидовал оному, и всячески старался низринуть его из оного состояния, старался низринуть, то чувственные, плотские мысли во внутренность его, яко дух, вдыхая, то льстивыми словами, в виде змия явившись, гордость в нем возбуждая, и чрез тонкое, самолюбие к нарушению заповеди Божией наклоняя, что и произвел чрез последнее средство. Он хитрою своею, из ядовитой, зависти его проистекшею лестию возбудил в нем надмение, наклонил его к преступлению Господня повеления, привел его к падению, к содеянию греха; а чрез грех низринул его из блаженного райского состояния в несчастное по душе и по телу положение, соделал его причастником временной, неразумным животным свойственной смерти, и вечного адского, ему с бунтующими духами от Бога определенного мучения. В чем премудрый Соломон тако уверяет нас: Бог созда человека в неистление, и во образ подобия своего сотвори его: завистию же диаволею смерть вниде в мире, и все те вкушают ю, иже от ея части суть54, все те участвуют в ней, которые пали.

Как, говорю, первое сие зло, падение человеческое не от другого какого проистекло источника, как от горькой и ядовитой зависти: так и прочих зол, в человеческом роде созерцаемых, большею частию главною причиною бывает сие сатанинское свойство, диавольская зависть. На пример: почему в честях и достоинствах находящиеся, один для другого яму выкапывает, и всеми хитростями ввергнуть его в оную старается? Не по другой какой причине, как по зависти, потому, что он хочет сам заступить то место, ежели оно высшее, или не хочет видеть себе равного, ежели оно подобное его мету. Зависть простирается даже и от высшего состояния к низшему; ежели низшие какие-нибудь имеют выгоды пред высшими, или особенно как-нибудь выставляют себя пред ними, и заслуживают уважение. Почему богатый у богатого кредит подрывает, а часто ненасытный богач и у бедного последнее отнимает? Не по другой какой причине, как по зависти, потому, что он никак не расположен видеть другого в благополучии. Зависть есть любопритяжательна. Она жаждет все сама иметь; а никогда не бывает расположена к тому, чтобы другие тоже имели. Зависть что ни видит в другом, честь ли, богатство ли, славу ли, доброе ли имя, силится отнять у него: ежели же не в состоянии бывает отнять что-нибудь из сих вещей натурою, самым делом; по начинает ненавидеть того человека, и старается уже языком повредить честь имени его, старается оклеветать и озлословить его. Зависть не только сама ничего другим не сообщает, но хотела бы восхитить и то, что другие кому-нибудь дают. Как-то Господь весьма ясно сие следующею притчею выражает. Господин винограда, говорит Он, нанял делателей, и нанял в разное время, иных рано по утру, других в третий час дня, иных в шестый и девятый, а были и так некоторые позваны на работу в единыйнадесятый час. Вечеру же бывшу глагола господин винограда к приставнику своему, призови делатели, и даждь им мзду, начен от последних до первых. И пришедше, иже во единыйнадесят час, прияша по пенязю. Пришедше же первии, мняху вящше прияти; и прияша и тии по пенязю; приемше же роптаху на господина, глаголюще: яко сии последнии един час сотвориша, и равных нам сотворил их еси, понесшвм тяготу целаго дня, и вар или жар; так что он принужден был сказать одному из них таковое обличение: друже, не обижу тебе: не по пенязю ли совеща со мною? Возми твое, и иди; хощу же и сему последнему дати, яко же и тебе. Или несть ми лет сотворити, еже хощу, во своих ми? Не уже ли я не волен в своем доме? Аще око твое лукаво есть, яко аз благ есмь55? Тебе и то завистно, что я благ и щедр. Зависть есть столь ненасытное алкание, что она из корыстей Царство на Царство воставляет, народ против народа ополчает, целые семейства расстроивает, и родных, одних против других, из самой малости вооружает, в разногласие и ссору приводит. Зависть есть мать многим порокам. От зависти рождаются в сердце у человека и сребролюбие, и честолюбие, и ненависть, и злоба, и клеветы, и кража, а часто и самые убийства. Часто по зависти погибают неповинные Авели от жестокосердых Каинов. Кратко сказать: идеже зависть и рвение, ту нестроение и всяка зла вещв56.

И зависть имеет свой престол в сердцах не только богатых, но и бедных, не только знатных, но и простых, не только чужых, но и родных, не только светских, мирских, но и духовных. Зависть всякого рода, всякого пола, и всякого звания людьми обладает. Зависть и на всякие вещи ядовитый свой взор бросает, бросает не только на вещи телесные, временные, каковы суть богатство, честь, слава, и прочая, но бросает и на вещи духовные, вечные, каковы суть вера, познание, мудрость, упование, любовь, святые добродетели, словом, Христианское благочестие. Зависть и духовной жизни, Христианского благочестия в других терпеть не может, не может терпеть не потому, якобы она сама хотела иметь оное; нет, она, яко премудрость не свыше низходящая, но земная, душевная, или плотская, бесовская57, иметь духовной, Христианской жизни неспособна; но не может терпеть сего в других потому, что она знает, яко Христианская жизнь, жизнь духовная, благочестивая есть неложный путь к вечному Божескому блаженству. И посему-то как сатана, узрев праотца нашего Адама в Раю, уязвился добротою существа его, позавидовал благополучию его, и тщился погубить его, и погубил: так и ныне сия первая дщерь сатанина, зависть, всегда не благоволительным, но ненавистным оком взирает на возрастающее в человеке благочестие, яко на существенное средство к получению вечного блаженства, и яко ехидна только того и ищет, чтобы как-нибудь такового угрызнуть, и из состояния сего низвергнуть.

Зависть есть такой порок, которой не только противен святейшему Христианству, всякой сообщительности требующему, помогать другим и в телесных надобностях, и в духовных нуждах научающему, но противен также и самому простому, естественному, только не объятому адским духом человечеству. Всякой человек, видя, что он сам в других имеет нужду, должен заключить, что и он сотворен для помощи другим. Естественному человеку порок сей может быть ощутителен и противен: а кольми паче должен он быть таковым Христианину, тому, которого Иисус Христос учит единой любви, тому, в котором должен обитать Дух Святый, Существо благотворительнейшее, на всех обильно изливающееся, и тех, в которых обитает, сообщаться другим беспрестанно возбуждающее. Христиане во всякое время должны внимать сему ревностных учеников Христовых наставлению: отложше всяку злобу, и всяку лесть, и лицемерие, и зависть, и вся клеветы, яко новорождени младенцы, словесное и нелестное млеко возлюбите, небесную истину восприимите, яко да о нем возрастете во спасение58, должны сему внимать, и тако обязаны поступать. Христиане обязаны всех любить, ко всем благорасположенными быть, ни кому не завидовать, никому не являть лица измененого, подобного Лаванову, но всем благотворить, или делом, или словом, советом и утешением, наставлением и исправлением.

А ежели в ком сего внутреннего благорасположения ко всем, и духовной сообщительности нет; ежели которые из Христиан не только не любят всех, и бедным милостынею не помогают, грешных наставлением на путь истинный не обращают, печальных не утешают, благочестивым не подражают, но еще горькую зависть имеют, и рвение в сердцах своих: те не хвалитеся Христианством своим, ни лжитие на истину59, якобы они Христиане, ученики Иисусовы, руководствуемые Духом Святым, причастники небесной премудрости. Нет! Все те из нас не суть еще Христиане, которые имеют горькую в сердцах своих зависть или во временных вещах, или в духовных делах; все те из нас не суть еще Христиане, которые имеют ненавистное рвение, и злобные распри, пустые споры и кривые полки Божественных истин; все те из нас не суть еще Христиане, истинные Израильтяне, но чада мира, сыны Лавановы, ученики сатанины, которые не только недостойны небесной премудрости, вечного живота, и бесконечных благ: но и во временной жизни покоя иметь не способны. Зависть бо яко червь не только других грызет, но и собственную их внутренность точит беспрестанно. Кроткий муж, говорит Соломон, сердцу врач, врач сердцу и своему, и других; но сердце чувственное, плотской зависти исполненное, есть едкая моль не только сердцу других, но и собственным костем60.

О когда бы мы, Христиане, мы, которые часто завистию уязвляемся, услышав толь гнусное описание порока сего, не ожесточаяся с Лаваном, воззрели беспристрастно на сердце свое, усмотрели гнездящуюся в нем ехидну сию, употребили должное попечение изгнать оную из сердца, и поселить на место ее сообщительную любовь, любовь к ближним своим! Тогда бы, благодарение Богу, возимела свой конец настоящая беседа, беседа из обильного источника Слова Божия почерпнутая; тогда бы она послужила орудием к доставлению во времени внутреннего спокойствия, а в вечности Божеского блаженства. Ежели же сего не произойдет в сердцах наших: то бесплодно и осудительно для нас Слово Божие, тщетны таковые беседы наши, и бесполезно слушание ваше. Аминь.

Беседа XI. О том, что сатана имеет право гнаться за любителями своими в самую вечность

И поим сыны, и братию свою с собою, гна в след его путем седмь дней; и достиже его на горе Галаад. Быт.31:23.

Иаков, сказали мы в предыдущей беседе, собрался и ушел из дому Лаванова тайно, не объявивши ему сего. Поведася же Лавану Сирину о сем, яко бежа Иаков, уже в третий день после отшествия Иаковлева. Что ж учинил Лаван узнавши о сем? Он поим сыны, и братию свою с собою, гна в след его путем седмь дней, и достиже его на горе Галаад, достиже во гневе, и в твердом намерении за причиненное огорчение, и за нанесенную ему обиду отмстить ему. Но Бог, Который по милосердию Своему всегда соблюдает и хранит любимцов Своих, прииде к Лавану Сирину нощию во сне, и рече ему: блюди себе, да не когда возглаголеши ко Иакову зла, да не обидиши его не только делом, но ниже словом. И постиже Лаване Иакова: Иаков, постави кущу или палатку свою на горе; и Лаван расстави браитию свою на той же горе Галаад. И когда вместе сошлись: тогда рече Лаван Иакову: что сотворил еси? Вскую, почто тайно ушел еси, и окрале еси мя, и отвел дщери моя, яко пленницы оружием? Аще бы ми поведал еси, отпустил бых тя с веселием, и с мусикиею, и тимпаны, и гуслми. А поелику не поведал; по посему аз не сподобихся целовали детей моих, внучат моих, и дщерей моих. И правильно могу ныне укорить тебя, яко ты несмысленно сотворил еси61 сие.

Чудное миролюбца ослепление! Иаков что ни сделал, благоразумно сделал, сделал по повелению Божию, сходственно с святейшею Волею Его: но ослепленный Лаван укоряет его, якобы он несмысленно сотворил то. Так-по часто и прочие миролюбцы поступают! Люди, Бога любящие, и святую Волю Его исполнять желающие, стараются отвергаться себя самих, оставлять мир и плоть, начинают гнушаться страстьми и похотьми, и удаляться от увеселений мирских: а ослепленные миролюбцы все таковые действия охуждают, несмысленными называют, и поносят. Они всякому праведнику с Лаваном говорят: ныне несмысленно сотворил еси. И Лаван не только укорял его, но и обидить его похвалялся. И ныне рука моя, говорил он, может озлобити тя, ныне имею я власть и право причинить тебе зло. Что ж удерживало его от того, что он никакого зла ему еще не делал? То только, что Праведный Бог не позволил ему сделать сего; как-то он сам уверяет сице глаголя: но Бог отца твоего вчера рече ко мне, глаголя: блюди себе, да не когда возглаголеши ко Иакову зла62,

Премилосердый Господи! Видно Ты по благости Своей, милуя любящих Тя, тоже внутри нечестивых и ныне глаголеши; когда они не все по зло благочестивым творят, коим часто угрожают, и кое сотворить ненасытно хотят, Верую, Господи, что Ты единый, сокровенно вещая в сердца их, блюдите себе, да не когда возглаголете, и сотворите зла благочестивым, остановляеши злобу их, и не даеши совершаться вредному хотению их.

Но за что толико огорчился Лаван? Не за то ли, что он сам ушел, или за то, что он дщерей его, и детей своих с собою взял, или за то, что он стада свои с собою увел? Нет! Не столько за сие, сколько за то, что по мнению его богов его похитил; как-то он сам далее изъясняет сие тако говоря: ныне убо отшел еси от Мене; и сие ничто: желанием бо возжелал еси отити в дом отца твоего; но Вскую украл еси боги моя? Почто похитил изображения почитаемых мною богов? Иаков же оправдывая себя тако отвещал Лавану: что я тайно ушел от тебя, по сему причина та, понеже убояхся обиды твоея, рех бо, помыслил сам в себе, да не како отъимеши дщери твоя от Мене, и вся моя; а что касается до ложных богов твоих, то не только я не брал их, но надеюсь, что и ни у кого нет. Не ведяше бо Иаков, яко Рахиль жена его украде я. Аще ли же, продолжал Иаков, обрящеши у кого боги твоя, да не будет жив пред братиею нашею. Иди, ищи, узнавай, что есть твоего у мене, и возми. И Лаван искавши не позна у него ничтоже. Ибо как скоро Иаков позволил обыскивать всех сопутствующих с собою: тотчас Лаван объиска в кущи Лиине, и не обрете: и изыде из кущи Лиине, и объиска кущу Иаковлю, и в кущи двоих рабынь, и не обрете: вниде же и в кущу Рахилину. Рахиль же, узнав о обыске отца своего, взя украденные идолы, и положи оные под седло велблюже, и седе на них. А чтобы чрез сие не огорчить отца своего: то она во извинение рече ему: не имей себе тяжко господине, не прогневайся на меня: не могу востати пред тобою, яко обычная женская ми суть. Иска Лавaн по всей кущи, и не обрете идолов63.

Какое бы вы, Христиане, думали вывести нравоучительное заключение из сей Священной ветхого завета Истории, что Лаван, узнавши о побеге Иаковлевом, и о покраже идолов своих, гнался за ним, гнался в след его по пути к отечеству его? Кажется, не можно лучшего, и для внутреннего нашего положения приличнейшего вывести из сей ветхозаконной истории заключения, как сие, что как Лаван, тесть Иаковлев, имел право гнаться за ним, яко за похитившим ложных богов его, так и адский Лаван, начальник идолопоклонства, и всякого мирского нечестия, имеет право гнаться не только по пути мира сего, в продолжение временной жизни, но и в самую вечность, которая телесною смертию начинается, имеет право гнаться и туда за всеми теми, которые уносят с собою из мира сего богов чуждых, богов ложных, богов идолопоклоннических.

Неужели, спросите вы, и Христиане имеют богов чуждых, и могут уносить с собою в некончаемую вечность? Без сомнения могут иметь, и могут уносить. Как сам человек есть двояк, наружен, и внутренен, телесен, и духовен: как и вещи, которые человек может иметь, и которыми может заниматься, суть двоякие, и наружные, и внутренние, и телесные, и духовные. И сие различие делаю я не только в тех вещах, которые суть существенно между собою различны, как-то вещи естественные, чувственные, земные, и вещи сверхъестественные, Божественные, небесные; но и самые единственные, Божественные, небесные истины по двоякому существу человеческому двояким образом человеку сообщаются, сообщаются и внутренно, так как их существо требует, сообщаются внутренно, ежели человек способен принимать внутренние сообщения; а ежели человек еще чувствен, землян, внутренно духовными вещами пользоваться неспособен, то таковому и самые духовные вещи сообщаются наружно, в чувственных видах, в видимых изображениях; как-то мы сие весьма ясно можем видеть в наружном Богослужении, которое в существенности своей не что другое должно быть, как видимое изображение невидимых, духовных, Божественных, внутри человека могущих, и долженствующих совершаться истин.

Но что я сказал о Божественных истинах: тоже самое должно сказать и о диавольской лжи. Как Божественная, истина двояко от Бога; человеку сообщается: так и адская ложь двояким же образом в человека от сатаны вливается, вливается и наружно, чрез видимые вещи, чрез чувственное идолопоклонство, вливается и внутренно, самым существом адские тьмы. Были люди, и ныне есть, которые сатанинскую ложь, духовную тьму приемлют в себя чрез наружные вещи, чрез видимое идолопоклонство, каковы суть все наружные идолопоклонники: а есть и так те, которые, оставляя наружные, ложные вещи, и как бы презирая их, принимают в себя внутренно ту же самую сатанинскую ложь; каковыми могут быть и самые ложные Христиане. Чуждые боги суть идолы, которым покланяются язычники: но те же чуждые боги суть и все страсти и похоти плотские; да сии последние суть самые существенные чуждые боги. Ибо наружное идолопоклонство есть не что другое, как видимое изображение адския тьмы, и злыя сатанинския воли: страсти же и похоти, и все злые человеческие дела суть уже самое исполнение диавольския воли.

А из сего правильно можно заключить, что, как наружный язычник, видимым идолам покланяющийся, имеет у себя чуждых богов: так и наружный Христианин, страстям и похотям своим служащий, исполняя волю сатаны злые дела творящий, имеет у себя чуждых же богов, имеет у себя или образ мира, или образ плоти, или образ сатаны. Понеже всякая страсть какого-нибудь из сих трех кумиров изображает, обитая в храме сердца человеческого. Чуждого бога имеет в сердце своем тот Христианин, который, внимая внушениям адского духа, или гордостию надымается, или злобою пылает, или ненавистию снедается; и сие есть существенный образ лживого и темного диавола, Чуждого бога имеет в сердце своем тот Христианин, который, побуждаяся похотями плоти, или в пьянство погружается, или блудом оскверняется, или в другую какую плотскую страсть вдается; и сие есть существенный образ обманчивыя плоти. Чуждого бога имеет в сердце своем тот Христианин, который, последуя льстивому влечению мира, или сребролюбием пленяется, или роскошами и мотовством занимается, или в праздности и в пустых увеселениях время проводит; и сие есть существенный образ прелестного мира. Всякой тот из Христиан идола в себе имеет, и носит, и идола не в изображении токмо, но в самой существенности; кто к чему сердцем привязан. Для честолюбивого и гордого чести и достоинства есть идол. Для злобного отмщение есть идол. Для завистливого неблагополучие ближнего есть идол. Для пьяницы вино есть идол. Для нечистого блудника мерзская блудница есть идол. Для скупого сребро и злато есть идол. Для мота картежные игры, и роскоши есть идол. Для ленивого праздность есть идол. Для бессмысленного увеселения и всегдашние гулянья есть идол. Видите ли, как и Христиане, ложные, наружные Христиане, могут иметь в себе и носить идолов? Ложные, сказал я, Христиане. Ибо истинные, внутренние Христиане, те, которые Бога своего сердцем почитают, гласу Его охотно внимают, и святую волю Его исполнять стараются, те образ Божий в себе имеют и носят.

Носят же как сии последние образ Божий, так и первые идолов своих не только во времени, в сей скоропреходящей жизни, но и в самую вечность с теми же отходят. Души человеческие такого свойства суть, что какие впечатления здесь во времени в них начерпываются, с такими оне и в бесконечную вечность переселяются. Образ Божий чрез Иисуса Христа здесь стяжавшие с образом Божиим и пуда отходят: а образ сатанинский внутри себя носившие, внутренно кумирам покланявшиеся, с духовными сими идолами, якоже Рахиль с покраденными, неправильно, беззаконно, прошив Воли небесного Отца восприятыми, и в духовное отечество возвращаются.

Но что человеческие души с собою отселе в вечность относят, каковыми они в необходимое отечество свое возвращаются: таковых и преследователей за собою имеют. Ежели которые души, яко истинные чада Божии, стяжав в сей жизни образ Божий, и в вечность оный же с собою относят: то те и в жизни и по смерти всегдашними преследователями своими имеют Ангелов, хранителей своих, Ангелов мирных, которые назирают за ними дотоле, доколе Сам Бог, сретив их яко возлюбленных Своих, приимет в вечные Свои кровы. А которые напротив и в жизни сей имеют, и в вечность с собою относят духовных идолов падшего праотца своего, и туда отходят со страстьми и похотьми, не оставляя и не бросая их: за теми и во времени гоняется, и в вечность следует князь тьмы, сатана злобный, дух лукавый со служителями своими. Он видя, что грешные души мерзкими нечистотами своими отдалили от себя пресветлые лица Ангелов мирных, препятствовавших ему приближаться к ним, радуется, и радуяся спешит за ними, гонится в след их не только до гроба, но и за гроб.

Что ж он делает приближаяся к ним? Как Лаван, доколе жил Иаков у него, не отпускал его от себя; когда же ушел он тайно; тогда Лаван погнался за ним, и остановил его на пути, требуя от него богов своих: так и сей адский дух до гроба держит грешные души в плену своем, более и более внутренние очи их адскою тьмою ослепля, и ни малейшей свободы из рабства своего не дая; когда же оне чрез смерть и гроб переселяются в пределы вечности; тогда оне хотя и яснее познают как Божественные истины, так и мерзкое свое состояние, в котором оне чрез всю жизнь свою находилися, открываются бо им в то время внутренние очи, и позная сие начинают сильно желать того, чтобы как-нибудь убежать от него; однако он, преследуя их, всячески будет делать препятствие в течении сем, и догнав остановит их, и станет, яко древний клеветник, обличать и свидетельствовать, с какими оне текут богами.

Несчастны те человеческие души, которых остановить, на которых свидетельствовать, и у которых обыскивать чужих богов будет иметь право злобный дух. Несчастны души сии! Ибо сатана, нашед в них образ мира, образ плоти, и свое темное подобие, нашед у них внутренних сокровенных идолов, будет иметь право возвратить их, яко своих, яко подобных себе, яко тьму, а не свет имеющих в себе, – будет иметь право возвратить в свое темное жилище, в место ада, в то место плача, где муки не умаляются и не кончаются, и куда снисшел в нынешнем Евангелии упоминаемый сластолюбивый богач, яко образец внутренних идолопоклонников. Несчастны души сии! Ибо и сам небесный Иаков, духовный Жених человеческих душ, Иисус Христос не поможет им, не поможет не потому, якобы Он не хотел; нет! Он скорбит о всех добровольно погибающих; но не поможет, как потому, что уже прежде изречено от Него праведное определение: аще у кого обрящутся боги чуждия, да не будет жив пред братиею своею, так и потому, что всякой, страстям своим до самого гроба служащий, злые дела свои до последнего издыхания творящий, духовных идолов своих и за врата смерти с собою несущий, неспособен есть, яко нечистый, тьма, соединиться с Пречистым Богом, Который есть существенный Свет, а идет в вечную тьму на горькие мучения.

Почувствуем, Христиане, истину сию, что злобный сатана имеет право и и самую вечность гнаться за любителями своими; почувствовав же убоимся, чтобы он не сделал преткновения и нашему спасению; а убоявшися покаимся истинно, оставим внутренних идолов своих, похоти и страсти свои. Ибо колико ужасно есть переселяться в вечность с сими кумирами: полико радостно и приятно отходить, не имея их по Благодати Божией. Но чтобы в сем последнем более увериться, по мы продолжая изъяснение Священного Писания предложим и о сем в следующей беседе. Аминь.

Беседа XII. О том, что кто не имеет в себе чужих богов, тот может иметь мир с Богом

Иска Лаван по всей кущи и не обрете идолов. Быт.31:33

Сколь ужасно, сказали мы в предыдущем учении, переселяться в некончаемую вечность с внутренними кумирами; столь радостно и приятно отходить в оную, не имея их. А что сие есть существенная истина: то весьма ясно доказывает уподобительным изображением следующее продолжение Священной Истории. Иска Лаван, говорит Писание, по всей кущи Рахилиной, и не обрете идолов. Что ж воспоследовало за сим обыском Лавановым? Сперва разгневася Иаков, и пряшеся с Лаваном, укоряя его в неправедном поступке его, тако говорил ему: кая неправда моя? И кий грех мой? что я сделал пред тобою, яко погнал еси в след мене; и яко обыскал еси вся сосуды дому моего, все пересмотрел имение мое? Но что обрел еси от всех сосудов дому твоего? Нашел ли что принадлежащее тебе? Ежели нашел, то положи зде пред братиею твоею, и братиею моею, и да рассудят между обема нама. Се двадесять лет аз есмь с тобою, работаю у тебя, овцы твоя, и козы твоя не быша без плода при смотрении моем, овнов или ягнят овец твоих не поядох. Звероядины не принесох к тебе, не показывал тебе того, что растерзано было зверьми; а всегда воздаях тебе от Мене самаго татбины денныя, и татбины нощныя, своим платил тебе, что потеряно было из твоего днем, или нощию. Бых во дни жегом зноем, и студению в нощи, днем терпел жар, а нощию холод: и отхождаше соне от очию моею, так занимался делом твоим, что часто и не спал. Се мне уже двадесять лет, как аз есмь в дому твоем, работах тебе четыренадесять лет двух ради дщерей твоих, и шесть лет за овцы твоя, и преобидел еси мзду мою десятию агницами, десять раз переменял слово свое для того только, чтобы обидеть меня. Но аще не бы Бог отца моего Авраама, и страх Исаака был мне, ежели бы Бог, Которого почитал и страшился Исаак отец мой, не защитил меня; то и ныне тща, ни с чем, отпустил бы мя еси: смирение мое, и труд руку моею увиде Бог яко Милосерд, и яко Праведен обличи тя вчера64, и чрез то удержал от нанесения мне неправедной обиды. Видишь, коль неправедно поступал ты со мною, так говорил Иаков Лавану.

Лаван же, услышав от Иакова таковое обличение, пришел в чувство, и отвещав рече ему: дщери, дщери моя, и сынове, сынове мои, и скоти, скоти мои, и вся елика ты видиши, моя суть, и дщерей моих: то сотворю им днесь, или чадам их, яже родиста? Хотя и все мое есть: но я не намерен никакого делать зла. А гряди ныне, и завещаим завет аз и ты, и будет во свидетельство мира между мною и тобою. Рече же ему Иаков: я не противоречу сему; и хотя никто же с нами есть, кто бы засвидетельствовал сие: но виждь Бог есть с нами, и Он есть Свидетель между мною и тобою. И взем Иаков камeнь, постави его в столп, сделал его памятником. И рече Иаков братии своей, родственникам своим, соберите камение, и собрались камение, и сотвориша холм, или некоторое возвышение, и ядоша, и пиша тамо на холме, веселилися и пировали в знак мирного положения. Рече же ему Лаване: холм сей свидетельствует между мною и тобою днесь.

И по сему прозва его Лаван, холм свидетельства: и Иаков, соответствуя ему, прозва его на своем языке, холм свидетель, или Галаад, именем горы. И в заключение рече Лаван ко Иакову: ce холм сей, и столп, егоже поставих между мною и тобою, свидетельствует холм сей, и свидетельствует столп сей о мире нашем. Сего ради и прозвася имя: холм свидетельствует, и видение, или назирание, и сим именем назван холм сей потому, что он, продолжая речь свою, сказал: да видит Бог между мною и тобою, яко, или когда отъидем друг от друга. Аще смириши, или оскорбиши дщери моя, или поймеши жены над дщери моя, поймеши других кроме моих: то виждь, хотя никтоже с нами есть видяй, но Бог Свидетель между мною, и между тобою. И еще окончивая речь примолвил Лаван Иакову: ce холм сей свидетель, и столп сей. Аще аз не прейду к тебе; то ниже ты да прейдеши ко мне холма сего, и столпа сего со злобою, никто из нас не должен переходить чрез него для оскорбления друг друга. Еже ли же нарушишь сие: то Бог Авраама, и Бог Нахоров да судит между нама. Иаков, с своей стороны утверждая мирный договор сей, кляся пред ним, клялся страхом отца своего Исаака, клялся тем уважением, каковое предки его имели к Богу своему. И в засвидетельствование, что клятва его истинная, пожре жертву на горе: а в изъявление радости своея воззва братию свою, и ядоша, и пиша, и спаша вместе с Лаваном на горе. Заутра же востав Лаван лобыза сыны и дшери своя, и благослови я яко отец, доброжелательствовал им; и возвратився Лаван, отъиде на место свое65, отъиде мирно, отъиде с любовию ко Иакову.

Счастлива Рахиль, что будучи главною причиною злобы Лавана отца своего, яко похитившая богов его, учинилась орудием и мира между им и Иаковом мужем своим. Она хотя и похитила богов его; но умела и сокрыть их, и чрез по прекратить отчее несогласие. Он, искав богов своих, и не нашедши их у них, утвердил мир с Иаковом зятем своим, утвердил мир всегдашний, вечный.

Так-то блаженна и всякая та верующая душа, за которою, гнавшися адский Лаван даже в самые пределы вечности, и обыскав ее, не находит у нее чужих богов. Блаженна та душа, у которой он не находит внутренних кумиров, страстей и похотей плотских, не находит образа мира, образа плоти, и своего сатанинского подобия. Блаженна та душа, у которой в вечности не окажется богов чужих, языческих, идолопоклоннических, и не окажется не так, как у Рахили, то есть, чтобы она, имея их, могла сокрыть их там.

Есть правда обычай у людей прятать своих внутренних кумиров под сердце свое, сокрывать их внутри себя. Как Рахиль, укравши богов отца своего, и увидев его, всех обыскивающего, тотчас положила их под себя, и сокрыла: так точно и многие поступают. Они сверх или лучше против Воли небесного Отца своего, похищая чужих богов, вдаяся в страсти и похоти плотские, творя грехи и беззакония внутренно, сокрывают их наружно, сокрывают внутри себя, сокрывают, лицемеря пред другими, якобы они совсем не имеют у себя богов чужих; и сокрывают не только в общежитии, но и при самом таинственном обыске, при таинстве покаяния, тогда, когда они от служителя церкви Христовой об оных вопрошаются; они и тогда утаивают их, или совсем запираяся и не признаясь, или как-нибудь извиняясь и оправдывая проступки и погрешности свои. Есть у многих таковый лукавый обычай.

Но сей обычай, или сие человеческое лукавство может быть только во времени и для человеков. Могут люди лицемеря сокрывать в сердце своем богов чужих, сокрывать или любочестие свое, или наклонность к сребролюбию, или привязанность к мерзкой блуднице, или другие какие страсти; но могут сокрывать только во времени, здесь на земле, где есть тень, тьма, и удобность к лицемерию; и могут сокрывать еще только пред человеками, в присутствии тех, которые не способны видеть того, что внутри людей, в сердце их находится. В присутствии же Вездесущего, Всеведущего, и Всевидящего Бога ничто не может быть и здесь, еще в мире, во тьме сокровенно. Ему открыты, и превыспренность небес, и глубина морей, и широта земель. Он видит самую сокровеннейшую внутренность человеческую. А в блаженной вечности, там, где пени и тьмы не имеется, там, где есть единый Свет Божий, там, где лжи нет места, там все во всяком человеке и пред всеми открыто будет. В вечности, яко в чистом и Светлом зеркале, всякой человек таковым явится, каковым он отселе отидет; явится во свете, ежели он здесь внутренно просветится, явится с образом Божиим, ежели он его здесь по благодати Христовой стяжен, и с собою отселе отнесет: ежели же он во тьме ходит, грехи творит, чужд Благодати Христовой, внутренним еще кумирам служит; то во тьме, с грехами, с сими чужими богами, с адскими идолами и там явится; и явится таковым не только в присутствии Бога своего, но и пред очами многочисленных хоров Ангельских, и Святых, и пред злобным взором человеконенавистного станы.

И так блаженна человеческая душа не та, которая в мире сем лицемерствуя чужих богов внутри себя, в сердце своем сокрывает; за таковою душею, яко внутренно идолопоклонствующею, злобный адский дух имеет право гнаться в пределы вечности, может остановить ее, требовать отчета от нее, и, обличив ее в злодеяниях ее возвратить ее, яко свою рабу, в адское жилище свое на вечное мучение. Но блаженна человеческая душа та, которая сперва хотя по примеру первого прародителя своего, ветхого Адама, по плотскому рождению своему от него, по силе и действию прародительского греха, и оказалась бунтующею прошив Бога, небесного отца своего, нарушила святую Волю Его, похитила чужих богов, отдавшись в злую волю сатаны, вовлекла в себя образ мира, образ плоти, и гнусное подобие его, поклонилась, и послужила сим внутренним идолам; однако услышав сладчайший глас Спасителя своего Иисуса Христа, услышав глас призывающий ее к обращению и покаянию, вняла оному Божественному званию, последовала гласу Искупителя своего, услышав обличение небесного Отца своего в похищении чужих богов, не сокрыла их внутри себя, но чистосердечно ко Христу обратившись, истинно пред Ним во всех грехах своих покаявшись, охотно сих внутренних кумиров оставила, действительно их силою Святаго Духа внутри себя уничтожила, и к Единому Господу своему как любовь свою, как и служение обратила.

Таковая верующая душа блаженна есть. Блаженна есть. Ибо она и здесь во времени, пребывая в чистоте и святости; всегда имеет при себе Ангела мирна; и, будучи охраняема им от адского врага, бывает покойна, мирна, во уповании. Когда же, скончав подвигом добрым временное течение свое; переселится чрез смерть в пределы блаженные вечности; тогда не только злобного сатаны не устрашится, не только кознями его не остановится; сатана бо душ чистых и светлых останавливать, обличать, и смущать не имеет права; тогда не только воззрения Ангелов и святых мужей не устыдится, так как срамляются грешные души, души в гнусные, греховные рубища облеченные; но и, с дерзновением приступив к престолу Благодати, с надеждою и веселием явится пред Господом Богом своим.

Таковая верующая душа блаженна есть. Блаженна есть. Ибо Господь Бог, яко Милосердый Отец, увидев любовь ее к Себе, забудет о причиненной Ему обиде, простит ей прежнее ее внутренним кумирам служение, признает ее дщерию Своею, дщерию, чрез возлюбленного Сына Его Иисуса Христа. Ему усыновленною, с любовию приимет ее в небесное жилище Свое, обимет ее, удостоит ее святого лобзания Своего, соединится с нею духовным соединением, сотворит, и утвердит с нею вечный мир, воставит первобытное между ею и Собою согласие.

Сей есть плод всякия верующия, чужих богов в блаженную вечность с собою не несущия души. Сей есть конец всякой разумной, истинно верующей, и Единому Богу совершенно преданной твари. Она, переселившися в пределы вечности вступит в беспрерывную радость, в бесконечное веселие, в сладостную тишину, в желаннейший мир, в совершенную любовь Божию, которая есть вечное блаженство человеческое.

Подражая убо, Христиане, Рахили, жене Иаковлевой, печемся всегда о приобретении мира с Богом, небесным Отцом нашим; печемся, не сокрывая токмо внутри себя духовных кумиров, а действительно уничтожая их в себе покаянием, и умерщвлением плоти, и на место их образ Божий благодатию Христовою постановляя; печемся о сем, да переселившися чрез смерть в пределы вечности обрящем вечный мир и покой в Господе Боге нашем. Аминь!

Беседа XIII. О том, что каков человек, таковы суть и окружающие его духи

Иаков иде в путь свой, и воззрев, виде полк Божий воополчившийся: и сретоша его Ангели Божии. Быт.32:1.

Сколько приятно болящему по дружеское пособие, которое делает ему благорасположенный врач его; сколько утешительно бедному то братское вспоможение, которое оказывает ему Христианского духа исполненный ближний его; сколько радостно несчастному полагаться на помощь состраждущих людей: столько приятно, утешительно, и радостно должно быть и всякому Христианину то Божественное уверение, которое сообщает ему Премилосердый Господь Бог в рассуждении того, что он сверх видимой, чувственной, человеческой помощи имеет невидимое, духовное, Божие чрез служебных духов пособие. Приятно, утешительно и радостно должно быть сие всякому Христианину, в мире сем странствующему, то беды и болезни претерпевающему, то поношения и клеветы от ненавистников своих чувствующему, то во внутренних искушениях волнующемуся. Приятно, утешительно и радостно должно быть всякому Христианину видеть внутренними очами, что сие духовное вспоможение уже готово, так как сие видел ветхозаконный Патриарх Иаков.

Иаков, говорит Писание, иде в путь свой, возвращаяся в отечество свое; и воззрев, вид полк Божий воополчившийся, виде чувственными глазами, и сретоша его Ангели Божии, сретоша для уверения в высшей помощи при всех надобностях. Иаков же, егда виде их, рече: полк Божий сей, или воинство Господне. И по сей причине прозва имя месту тому, Полки, или воинства, прозва имя полки как в рассуждении множества и силы их, так и в рассуждении порядка и самого служения их. А сподобившись увидеть сие сильное уверение Божие о скорой помощи Его, не медля посла Иаков послы пред собою ко Исаву брату своему в землю Сиир, в страну Едом, в место пребывания его, посла послы, не опасаяся прежнего гнева его и злобы его. И заповеда им глаголя; тако рцыте господину моему Исаву, изъявляя смирение мое пред ним, раб твой Иаков сице глаголет: аз отлучившись от дому отца нашего, у Лавана обитах, и умедлих, даже доныне. И быша ли тамо волове, и ослы, и овцы, и рабы, и рабыни; и послах поведати господину моему Исаву, дабы обрел раб твой благодать пред тобою, и дабы мог с любовию прийти к тебе, в отечествие мое. И возвратишася чрез несколько времени послы ко Иакову, глаголюще: ходихом к брату твоему Исаву и се сам идет во сретение тебе, и четыреста мужей с ним66.

Приятно, утешительно и радостно должно быть по положение духа человеческого, в котором он бывает, живо уверяяся о сверхъестественной помощи Божией, уверяяся о сем так, как уверился Иаков, увидев Ангелов Божиих ополченных, вооруженных, и готовых к защищению его. Восхитительно таковое положение духа человеческого. Но победа, что не все человеки, не все Христиане ощущают внутри себя сию духовную приятность, не все Христиане пользуются сим внутренним утешением, не все Христиане имеют сию небесную радость, не все тако восхищаются. Что я говорю, не все? Не многие, очень редкие.

А от чего сие происходит? Без сомнения от того, что они умными очами своими не видят сей помощи Божией толь ясно, и толь ощутительно, как видел сие Иаков. Почему же они не видят сего так, как Иакову сие открыто было? Потому, что они, во всю свою жизнь занимаяся одними чувственными вещами, утешаяся одними страстьми и похотьми плотскими, а духовные вещи, в Слове Божием ясно открываемые, пренебрегая, никогда не обращают на них внутреннего взора своего. Как возможно видеть то из чувственных видимых вещей, на что мы чувственными глазами не глядим? Так-то не возможно видеть умными очами и тех духовных вещей, не возможно и уверяться в них, на которые мы редко, и по всколзь взираем, или и совсем не глядим внутренними глазами, да и познавать их пренебрегаем. А особливо сие должно сказать о Ангелах святых, на помощь нам от Бога посылаемых. Не можем мы умными очами видеть их, и уверяться в присутствии и помощи их; ежели, живучи в нечестиях и беззакониях, будем пренебрегать не только призывание их на помощь, но и самое познание их; не можем мы умными очами видеть их тогда не только потому, что мы не взираем на них познанием своим, но и наипаче потому, что они видя нечестивую жизнь нашу, жизнь гнусную пред Богом, и отвратительную для честных людей, для истинных Христиан, и сами удаляются от нас, удаляются, гнушаяся греховными нашими мерзостями, удаляются, не презирая существо наше, Творцом неба и земли созданное, но ненавидя добровольные беззакония наши, которыми повреждается и оскверняется самое благое существо, удаляются, плача и сетуя о погибели нашей. А на место их приближаются к нам нечистые адские духи, которые не духовную приятность, не внутреннее утешение, не небесную радость, не восхищение духа внутри нас производят, но огорчение, смущение, печаль, уныние духа адским мраком своим наводят на нас.

Поистине сие самое бывает главною причиною того, что мы не верим всегдашнему присутствию Ангелов Божиих при нас, и не помышляем о скорой помощи их; сие бывает главною причиною, что их и действительно ради Богопротивных беззаконий наших не имеется при нас. А окружают нечистые адские духи, которые всякую небесную истину в нас помрачить и уничтожить, а свою диавольскую ложь поселить в нас стараются. Ибо истина сия есть неоспорима, что каков есть человек, таковы суть и окружающие его духи. Еже ли кто праведен и благ, яко же Иаков; то и окружают его ополченные благие Ангелы: ежели же кто лукав и зол; то и толпятся около его злые адские духи.

Премудрый Бог, творя миры, как небесный, невидимый, духовный, так и земный, видимый, чувственный, такую положил сокровенную связь между ими, что один всегда действует на другой, небесный на земный, невидимый на видимый, духовный на телесный, яко высший на низший, действует чрез сокровенные силы свои, так как видимое небо действует на землю, производя чрез сообщение солнечных лучей восхитительное телесных вещей оживление. И сия сокровенная связь невидимого, духовного мира с видимым, чувственным, имеется по премудрому расположению Бога не только между вещами неодушевленными, из стихийных начал состоящими, но и между самыми существами разумными. Точно в таком же положении сотворены от Премудрого Бога и небесные, и земные разумные жители, и Ангелы, и человеки. Ангелы, сии разумные и свободные духи, духи по дару Сотворения высшие человеков, имеют, яко Богоподобные, в существе своем сильное стремление сообщительности; они всегда готовы действовать на человеков, они всегда наклонны помогать им в нуждах их, они всегда желают сообщать им то, чем сами одарены, и чего человеки еще не имеют. Тако действуют, и свои духовные, животворные влияния имеют и производят благие Ангелы на слабых смертных.

Но как духовный мир со времени падения люциферова сделался двояким; одна, и большая часть его, осталась светлою, каковою и первоначально сотворена она была от Бога; а другая часть учинилась по причине своевольного падения сатаны мрачною, темною; что ясно может изображать нощная, в видимом мире существующая тьма; и как самые духовного мира жители суть двояки; одни, покаряяся всегда Богу и любя Его, пребывают от начала создания и доныне благими, светлыми, образ Света Божия на себе носящими; другие, будучи сперва созданы от Бога благими, но нарушив святую Волю Божию, и поступив по своей воле, сделались злыми, темными и произвели мрачный и мучительный ад как в себе, так и в жилище своем: по посему двоякие примечаются на человеков и духовные действование, внутренние сообщения, одне благие, светлые, а другие злые, темные. От благих Ангелов происходят благие внушения, а от злых злые. Падшие духи хотя и потеряли в падении доброту существа своего, повредили оную злою волею своею, и против Воли Божией содеянным грехом: но духовной деятельности и сообщительности, в существе их сокровенной, стремительной готовности сообщать из себя на других то, что в себе имеют, не лишились. Как они духовного существа своего в падении не лишились, а только повредили: так и свойства сего, духовной деятельности не потеряли. Ибо сие внутреннее свойство их соединено с духовным существом их. И по оному свойству они также деятельны и сообщительны, как и благие духи; они всегда готовы действовать на человеков, и действуют, только действуют производя злое, а не благое, так как зла их воля, и поврежденно существо их, из которых проистекает сия духовная деятельность их. Как благие Ангелы, окружая человеков, производят на них благие впечатления свои; так и злые, толпяся около их, силятся действовать на них, стараются производить в них злое.

И действуют на них. Но действуют только на тех, которые, наклоняя волю свою в волю их, добровольно принимают действования их. Хотя многие из непросвещенных человеков все свои злые деяния, все грехи и беззакония, приписывают сатане, яко главному началу зла; многие из не просвещенных Светом Божественным, когда творят зло, говорят, извиняя себя в оном, диавол искусил, и чрез то как бы исключают себя из главных причин зла: однако, ежели рассмотреть без пристрастия, и сходственно с Священным Писанием; то удобно можно найтить и утвердить, что и сам человек есть такою же, или и большею еще причиною зла, в нем обищающего, как и сатана. Как Ангелы сами при помощи Божией суть главная причина всегдашнего, в них существующего добра; и как диаволы сами суть главною причиною учинившегося в них великого зла: так точно и человек, всякой человек, будучи подобен сим духовным существам как по бессмертному духу своему, так и по свободе воли своея, сам бывает главною причиною и принятия от Бога чрез благих Ангелов добра, и принятия в себя от злых духов зла. Положим, что сатана и служебные его духи стараются вдыхать злые свои намерения в человека, и предначинают оные: но человек, имея свободу воли, есть не что другое, как оживотворенная храмина, в которой и при окружающей густой нощной тьме может быть свет, освещающий ее по воле хозяина ее, бессмертного духа, и которая напротив и при ясном дневном Свете может быть исполнена густой тьмы, ежели внутренний хозяин, бессмертный дух, затворив двери сердца, и закрыв внутренние очи, яко духовные для принятия Божественного Света отверзтия, будет без пробуждения спать во грехах своих. Человек есть такое существо, к которому то только может приближаться, и в котором то только может вмещаться, что он по свободе воли своей принять согласится. Ангелы окружать его должны, или диаволы, сие действительно от его зависит воли, а наипаче ныне, в состоянии Искупления Христова, по дару которого и добро и зло, и истинное и ложное ясно человекам представлены, и разум их Светом небесным может быть просвещен; и воля исправлена, и сердце очищено, и дается свыше от Спасителя духовная сила, небесная помощь, которая может далеко прогонять сатану и всю силу его со всеми злыми начинаниями его, Ныне, в состоянии Искупления, действительно от человека зависит то, что его окружает, или собор святых Ангелов, или толпа мрачных духов. Ныне каков сам человек; таковы супь и окружающие его духи.

Ежели он, слыша глас Спасителя своего Иисуса Христа, призывающий его ко спасению, возбуждается и начинает сердечно хотеть оного; по приступают к нему Ангелы Божии, более и более возбуждают в нем желание спасения, охраняют его от нечистого адских духов вдохновения, руководствуют его ко Спасителю, научают его пользоваться священными заслугами Его, бесценною кровию, и дражайшею смертию Его, и во всю жизнь сопутствуют с ним, наставляя его на добродетельную жизнь, даже и за гроб провождают его до самых врат небесного, блаженного Божия селения. Ангелы суть служебные духи, которые на службу человекам посылаются, но только человекам хотящим себе спасения. Не вси ли суть служебнии дуси, говорит святый Апоспол Павел, в служение посылаеми за хотящих наследовати спасение?67 А напротив ежели кто, не внимая гласу Господню, возбуждающему его от греховного сна, не уважая уставленных от Спасителя таинств, яко духовных средств для внутреннего очищения, презирая все внутренние звания, остается в уме непросвещенным, в воле поврежденным и злым, в сердце нечистым; ежели кто, тако поступая, своею похотию будучи влеком на все прельщается: то таковый чрез похоть свою, чрез волю свою, дает удобный вход и адским внушениям, тщательно на него от сатаны простираемым, позволяет злобным духам приближаться к себе, толпиться около себя, и действовать на себя, производит в себе всякий грех, всякую нечистоту, всякое зло, а святых Ангелов отдаляет от себя. Истинно есть сие, что каков есть человек, таковы суть и окружающие его духи. Ежели праведен, как Иаков; то окружают его Ангелы: ежели же зол, яко же Исав; по и толпятся около его диаволы, всеми ложными прелестями своими к настоящему адскому мучению ведущие.

Итак, Христиане, видите теперь, почему могут окружать нас и Ангелы, и диаволы, и руководствовать нас или к вечному добру, или к бесконечному злу; видите, что все сие происходит от прельщения похоти нашей, и от злой воли, от того, к чему мы сами наклоняем хотение свое, к свету, или ко тьме, ко Христу, или к сатане. А посему ежели кто из нас, Христиане, хощет быть окружаем в жизни, и по смерти, не диаволами, влекущими во ад на мучения, но святыми Ангелами, руководствующими к небесным селениям: то таковый обязан, внимая гласу Господню, и пользуяся премудрым руководством и сильною помощию Его, оставлять похоти и страсти свои, к которым прилипает сатана, и покорять волю свою в Волю Божию, творя святые добродетели. А иначе не может быть ни Ангельского охранения, ниже Божеского спасения. Имеяй уши слышаити, да слышит68, и да исправляется. Аминь!

Беседа ХIV. О том, что в существенных нуждах всякой Христианин обязан прибегать к Господу Богу своему, и у Него просить помощи

Изми мя от руки брата моего, от руки Исава: яко боюся аз его, да не когда пришед убиет мя, и матерь с чады. Быт.32:11.

Всякой человек, яко человек влиянию падения подверженный, подлежит разнообразным переменам и слабостям; иногда бывает здоров телом, иногда немощен, иногда имеет крепость духа, и сильное упование, а иногда некоторое сомнение, ослабление и уныние.

Что весьма ясно можно видеть на Иакове. Он, увидев Ангелов воополченных, сказали мы в предыдущем учении, ободрился, и безбоязненно послал послов к брату своему Исаву: но после, услышав от послов, яко брат его Исав сам идет на встречу ему с четырестами мужей, ослабел, убояся зело, и в недоумении бе, не знал, что делать. И в сем находяся положении духа раздели люди сущия с собою, и волы, и велблюды, и овцы на два полка, мня в себе и глаголя: аще приидет Исав на един полк, и изсечет и, будет вторый полк во спасении. Однако потом пришед в себя, и вспомнив, что в едином Боге надобно искать помощи, обратился к Нему, и рече: Бог отца моего Авраама, и Бог отца моего Исаака, Господи Боже, Ты рекий ми: иди в землю рождения твоего, и благо тебе сотворю. Довлеет ли от всея правды, и от всея истины, юже сотворил еси рабу твоему; я недостоин той великой милости, и той верности, каковыя Ты уже оказал мне, я ничего прежде не имел, с единым бо жезлом сим, употребляемым в пути, преидох Иордан сей, реку сию: ныне же бех в два полка, ныне и умножихся и обогатихся. Однако, надеяся на человеколюбие Твое, молю Тя и теперь, не остави меня Милостию Твоею, изми мя от руки брата моего, от руки Исава; яко боюся аз его, да не когда пришед убиет мя, и матери с чады, убиет меня, и всех моих от мала до велика. Ты же, Господи, обещался защищать и миловать меня, Ты рекл еси; благо тебе сотворю, и положу семя твое, яко песок морский, иже не изочтется от множества. Почему молю Тя, и ныне помилуй мя и избави мя от озлобления руки его. И рекши сие, с надеждою лег на месте оном, и спокойно спа тамо нощи тоя: а востав, надеяся на помощь Божию, могущую смягчить ожесточенное сердце Исавово, прибегнул и к естественным средствам, умилостивляющим людей, именно: он взя, яже имяше дары, и посла Исаву брату своему: коз двести, козлов двадесять, овец двести, овнов или баранов двадесять, велблюдов дойных, и жребят их тридесять, волов четведесять, юнцов или телцов десять, ослов двадесять, и жребят десять. И даде их рабам своим, коеждо стадо особо. И рече рабам своим: идите предо мною, и расстояние, или разрыв творите между стадом, и стадом. И заповеда первому, глаголя: аще тя срящет Исав брат мой, и вопросит тя, глаголя: чий еси, и камо идеши, и чия суть, яже пред тобою идут? Речеши: раба твоего Иакова: дары посла господину моему Исаву: и се сам за нами идет. И заповеда тако первому, и второму, и третиему, и всем идущим в след стад сих, всем последующим за стадами сими, глаголя: по словеси сему глаголите Исаву, егда обрящете его вв. Рцыте: се, раб твой Иаков идет за нами: все же сие творил для умилостивления его, как-то далее сие изъясняется: рече бо Иаков, сам в себе мнил: укрощу лице его, или гнев, дарами предыдущими его, или на встречу идущими ему, и посем сам узрю лице его: негли бо приимет лице мое69? Не ужели после такового смирения и почтения моего с милостию и любовию не воззришь на меня?

Вот тебе, Христианине, пример, как поступать в бедах, болезнях, смерти, и в других существенных нуждах своих! Мы, своевольным грехом потеряв бодрость и мужество духа, так ныне учинились робкими и унылыми, что при каждом таковом поразительном действии впадаем в недоумение, и остаемся в нерешимости, что делать. В беды ли и несчастия впадаем, только робеем, и унываем; в бедность ли и нищету при ходим, только скучаем; в болезни ли ввергаемся, и часа смертного ожидаем, только страшимся, ужасаемся, и трепещем; а о истинных средствах, могущих нам в сих нуждных случаях вспомоществовать, не помышляем. А ежели когда при сих надобностях и помышляем о средствах, которые бы могли помочь в сих нуждах: то помышляем только о средствах плотских, мирских, человеческих, кои слабы, ненадеждны, часто гнилы и тщетны; и посему не редко совершенно недействительными остаются. Мы когда впадаем в напасти и беды: тогда надеемся или на богатство свое, которое моль и тля тлит, и которое татие подкопывая дома крадут70, или на чести свои, которые одним дуновением гневного ветра уносятся. Мы когда приходим в бедность и недостатки: тогда полагаемся на благотворителей своих, которые тем же подвержены бывают переменам счастия, и несчастия, и которые часто так непостоянны, что и не узнают в бедном состоянии тех, которых прежде знали и ласкали. Мы когда удручаемся болезнями и угрожаемся смертию: тогда прежде всего за телесных врачей принимаемся, для которых весьма многие болезненные случаи тайною бывают. Правда, я не отвергаю совсем и сих мирских средств, можно пользоваться в нуждах и человеческою помощию, и мы друг другу чем можем, обязаны, яко Христиане, помогать: но только должно всякому из нас пользоваться сим в порядке, не представляя сих мирских средств себе первыми, и не почитая сих человеческих пособий существенными. Можно пользоваться сим: но только должно пользоваться не сим одним, и не сперва сим.

Чем же мы сперва должны пользоваться, к чему прибегать, и что употреблять? Мы во всех сих нуждных обстоятельствах должны подражать ветхозаконному Патриарху Иакову, мужу в истинного Бога веровавшему. Как он, возвращаясь в отечество свое, и услышав, что прежде прогневанный брат его Исав идет на встречу ему, идет с четырестами мужей вооруженных, но не зная, для чего идет, из любви, или из гнева, для живота его, или для смерти, для встретения и принятия его с миром, или для жестокого наказания, хотя сперва яко человек ослабел, устрашился, усумнился; однако скоро одумался, и прибегнул к Тому, у Которого единого есть истинная помощь, прибегнул к Богу, сказал пред Ним из глубины сердца своего: Господи Боже, Ты рекл еси, благо тебе сотворю, изми убо мя ныне от руки брата моего; а после сего начал пользоваться и человеческими пособиями, именно, послал многие дары к брату своему: так точно должен поступать и всякой Христианин во всех нуждных обстоятельствах своих. Что бы с ним ни встретилось такое, что может смущать помышления его, в трепет приводить сердце его, ужасать дух его: он при всяком таковом случае должен прежде всего прибегнуть к Господу Богу своему, яко Началу и Творцу всех вещей, и главному Промыслителю и Правителю действий мира сего, должен прежде всего к Нему прибегнуть, и внутреннею молитвою, сердцем сокрушенным и духом смиренным попросить у Него Всесильной помощи Его.

Беды ли и несчастия окружают его? Он прежде всего должен к Господу Богу своему тако возопить: на Тя, Господи, уповах, да не постыжуся в век. Правдою Твоею от бед избави мя, и Милостию Твоею от несчастия изми мя: приклони ко мне ухо Твое, и спаси мя. Буди ми в Бога Защитителя, и в место крепко спасти мя: яко утверждение мое и прибежище мое в бедах еси Ты71. Бедность ли и нищета угнетают его? Он сими Давида Пророка словами должен утешать себя, и подкреплять упование свое: сей нищий с верою воззва, и Господь услыша его, и от всех скорбей или нужд его спасе его. Ополчится Ангел Господень, или собор Ангелов, окресте боящихся Его, и избавит их. Вкусите и видите, ощутите и познайте, яко благ Господь: блажен муже, иже уповает на Ны. Бойтеся Господа вси святии Его, все истинно верующие в Него, яко несть лишения и совершенного недостатка боящимся Его. Богатии обнищаша и взалкаша: взыкающии же Господа, не лишатся всякаго блага72. И сие самое обязан обращать на себя самого. Враги ли гонят его, и ненавидящии притесняют его? Он с надеждою должен просить у Господа защищения, тако глаголя: Господи Боже мой, на Тя уповах, спаси мя от всех гонящих мя, и избави мя. да не когда кто из них похитит яко лев душу мою, не сущу избавляющу, ниже спасающу73. Болезни ли мучат тело, и смерть угрожает? Он, изъясняя смущенное расположение сердца своего пред Господом, должен призывать Его на помощь, сице к Нему вопия: Господи, сердце мое смятеся во мне, и боязнь смерти нападе на мя; страх и трепет прииде на мя, и покры мя тьма, тьма недоумения, внуши Боже молитву мою, и не презри моления моего, и помози ми74.

Тако обязан поступать в существенных нуждах своих всякой Христианин, обязан сперва призывать на помощь Господа Бога своего. Когда же сие будет совершено, когда внутренняя молитва его пред горний престол Вышняго будет о сем вознесена: тогда он, испрашивая Отеческого Божия благословения, может начать пользоваться и наружными средствами, например: в бедах защищением высших, в нищете милостию благотворителей, в гонениях умилостивлением врагов или чрез почтительное и ласковое обхождение, или чрез дары, в болезнях врачеванием, может всем сим пользоваться, только не излишно на сие надеяся. И таковое пользование себя наружными средствами, пользование, начатое внутреннею молитвою, усердным испрашиванием помощи Божией, так как и всякое дело, таковым образом начинаемое, всегда бывает гораздо успешнее, скорее показывает помощь свою, или действие свое. А ежели когда мирские средства, человеческие пособия при всем том не оказывают своего действия, не помогают по известным Господу причинам: то по крайней мере тогда дух человеческий бывает спокоен, живо уверяяся, что сие тако угодно Господу Богу, вся во благое устрояющему.

О! ежели бы мы все, яко Христиане, тако поступали, ежели бы мы во всех существенных нуждах своих сперва Господа Бога своего на помощь призывали: надеюсь, истинно надеюсь, что никогда бы мы ни в бедах, ни в гонениях, ни в болезнях беспомощными не оставались, и уныния духа ни в каких случаях не являли. Ибо Премилосердый Господь Бог всегда бы по прошениям нашим помогал нам, помогал, или сии нужды наши в благосостояние переменяя, беды в счастие, нищету в богатство, гонение и ненавидение в любовь, болезни в здравие претворяя, или, ежели бы сие ненужным, и неполезным нашел для внутреннего состояния нашего, то при сих нуждах внутренно подкрепляя и утешая нас так, что с удовольствием бы мы согласились нести сии наружные крестны до смерти и до гроба, не слагая их.

Прибегаим, Христиане, ко Господу Богу, и просим помощи у Него во всех существенных нуждах своих, и в бедах, и в нищете, и в гонениях, и в болезнях, и в смерти; а наипаче, Христиане, просим помощи у Него в той нужде, которая всех нужд наших существеннее, в той беде, которая всех бед более, в той нищете, которая всякой скудости важнее, в той болезни, которая всех болезней жесточае; наипаче просим помощи у Него в той существенной нужде, которая есть не телесная, но духовная, которая есть беда не тела тленного, но бессмертныя души, которая есть нищета не в недостатке наружных вещей, пищи, пития и одеяния, но в лишении духовных вещей, как-то просвещения ума, исправления воли, очищения сердца, освящения духа, и одеяния святыми добродетелями, состоящая, которая есть гонение и притеснение не от наружных врагов, но от внутренних, от мира, плоти и сатаны, которая есть болезнь не внешняя, но в сердце сокровенная, и ядовитостию своею все человеческое существо, и телесное и духовное, заражающая, оскверняющая, и чрез то не к смерти временной, но к вечной приуготовляющая; наипаче просим у Него Всесильной помощи в сей существенной нужде,

А что это за нужда, разумеете ли вы, Христиане? Ежели не догадываетесь, то я вам скажу. Сия существенная духовная нужда наша суть грехи наши, кои суть и беды, и нищета, и гонения, и болезни, и вечная смерть души. Сию-то истинную почувствовав нужду, чистосердечно каяся во грехах своих пред Господом Богом своим, должны беспрестанно взывать к Нему и просишь прощения и помилования у Него, тако говоря: Боже ущедри ны, и благослови ны, просвети Лице Твое на ны, воззри на нас, и помилуй ны75; помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих, очисти беззакония наша; наипаче омый нас от беззаконий наших и от грехов наших очисти нас76; и даждь нам познати на земли путь Твой, во всех языцех спасение Твое77.

От чистого сердца, истинно веруя, говорю вам, Христиане, что кто из нас не хощет, страдая во аде, тщетно взывать с плотоугодным богачем к Аврааму: отчe Аврааме, помилуй мя, и посли Лазаря, да омочит конец перста своего в воде, и устудит язык мой, яко стражду во пламени сем78: тот непременно должен ныне, не только не дожыдаяся жестокого адского мучения, но не дожидаяся старости и смерти, которая прекращает время покаяния, должен ныне, живо ощутив в себе внутренний, от грехов происходящий, и душу огнем совести жгущий ад, вопить к небесному Аврааму, к Спасителю своему Иисусу Христу, должен вопить чрез все время жизни сея, тако говоря: Господи, Иисусе Христе, помилуй мя, прииди ко мне, бренной твари Своей, омочи конец перста Своего в пречистой крови Своей, прикоснися палимому грехами духовному существу моему, устуди оное, очистив от грехов, и озарив его тихим, небесным, осеняющим и прохлаждающим светом, и спаси мя. И Господь, яко Милосердый Отец, хотящий всем спасения, вняв ныне гласу моления нашего, приидет, поможет, грехи очистит, простит и спасет. Но после смерти для нераскаянных грешников сего не будет: а будет беспомощная болезнь, мучение, и вечная смерть, яко оброк любимых их грехов. Аминь!

Беседа XV. О том, что всякой Христинин должен быть Израиль, то есть, борющийся и превозмогающий

Остася Иаков един: и боряшеся с ним человек даже до утра. Быт.32:24.

Когда сердце человеческое расположено бывает учиться и познавать нужное, познавать Бога и себя: тогда оно учится и познает сие не только из предметов удивительных, высоких, каковы суть небо, солнце, звезды, моря, но и из самых низких и простых вещей, каковы суть земля, животные, травы, песок, и самые малейшие пылинки, Когда сердце человеческое наклонно бывает ко принятию Божественныя истины; тогда оно находит оную не только в важных местах, в высоких выражениях Священного Писания, но и во всякой простой речи во всяком слове оного. Нет речи в Слове Божием, которая бы не трогала чувствительного сердца, нет выражения, которое бы не назидало оного. Всякое слово касается его, всякой пример делает ему наставление, и производит надлежащую пользу.

Желаю, сердечно желаю я , дабы и наши сердца так были наклонны и расположены ко принятию Божественных истин , чтобы всякое слово касалось их, всякая речь трогала, всякое выражение на них действовало, и в чувство приводило, всякое наставление принять истину заставляло, и всякий пример назидал. Сердечно желаю сего, и надеюсь, что ежели не во всех, то по крайней мере во многих из возлюбленных Христианских слушателей моих сердца так расположены, что они всякое наставление, из Священного Писания извлекаемое, не с духом пытливым, и критическим, но в простоте внутреннего расположения слушают, принять оное в себя, и в пользу свою обратить хотят. А сие-то самое, не останавливая меня, всегда побуждало, побуждает, и будет побуждать с охотою продолжать начатое объяснение Священного Писания.

Но на чем мы остановились в предыдущем учении, и что следует теперь, продолжать? Остановились мы на том, что Иаков, когда устрашился брата своего и окружающих его мужей, тогда призвал Бога на помощь, и с благословением Божиим послал к брату своему дары , послал дары для умилостивления его: и дары сии предъидяху пред лицем его, шли на перед; а он сам остался назади, и преспа тоя нощи в полце, в своих палатках, не снимая еще их. Востав же тоя нощи, весьма рано, поя обе жены своя, и обе рабыни, и единонадесять сынов своих, и дщерь свою, и прейде брод Иавок, прейде небольшую речку, Иавок называемую, и в Иордан реку впадающую. Взя их всех, прейде поток сей с ними, и переведе вся своя чрез него. Когда же сие учинил; тогда, паки перешед чрез поток, остася един на другом берегу, остася един вероятно для молитвы. И как он пребывал в уединении: то явился ему Ангел Господень в виде человека, или лучше Сам Бог в образе человеческом, и начал бороться с ним, и боряшеся с ним человек сей даже до утра. Виде же неизвестный человек сей, яко не может противу ему, не может одолеть его, попустил поборать себя, попустил поборать во изъявление, что он как над Исавом братом своим, так и над другими всегда будет одерживать верх. Но чтобы он когда-нибудь не позабыл слабости своея, слабоси человеческия, и не возмнил, что он сии победы будет одерживать сам собою, своею силою, а не Божиею помощию; то боровшийся с ним человек, дабы показать ему слабость его, и что он без помощи и попущения Божия ничего не может, прикоснуся широте стегна его, ухватил за один состав бедры его, егда боряшеся с ним, от чего отерпе широта стегна Иаковля79, онемела, и одеревенела бедра его. И как сие учинил для показания слабости его; то рече ему: пусти мя, взыде бо заря, время отшествию моему: но Иаков познав из сего, что это не простый человек, а выше человека, и помня, что без всякого прекословия меншее от болшаго благословляется80, сказал ему в ответ, не пущу Тебе, аще не благословиши мене. Бог же, в виде человеческом явившийся, будучи всегда готов благословлять людей, тотчас рече ему: то ти имя есть? Вопросил его о имени его, не якобы не зная оного, но чтобы заставить всегда памятовать перемену имени его, при сей борьбе случившуюся. Иаков также немедля ответствовал ему: Иаков имя мне. А Господь, продолжая речь Свою, сказал ему: не прозовется ктому имя твое у Иаков, но Израиль будет имя твое: понеже укрепился еси с Богом, и с человеки силен будеши, будеши иметь верх и владычество над ними. Израиль бо значит укрепляющийся, и превозмогающий. Иаков же услышав из имени своего, что он боролся и укрепился с Богом, и сам вопроси Его о имени Его, и сам рече: повеждь ми Имя Твое? Но Бог, Который во многих случаях таинственно поступает с человеками, и многое сокрывает от них по премудрости Своей, рече ему: Вскую сие, почто вопрошаeши ты Имене Моего, Еже чудно есть? И не объявив ему оного благослови его тамо. Иаков, из всего предыдущего уверившись, что это Сам Бог явился ему, прозва имя месту тому, Вид Божий; видех бо, рече, Бога лицем к лицу, и спасеся душа моя от видения сего, спасеся, получив твердое упование на Него, и не восприяв никакого вреда от явления Его. И как скоро прейде Виде Божий, как скоро кончилось явление сие: тотчас возсия ему солнце; он же хромаше стегном своим, ногою своею, хромаше от прикосновения Господня. И понеже Господь прикоснуся широте стегна Иаковли жилы, яже отерпe, или онеме; сего ради не ядят сыове Израилевы жилы, яже отерпe, яже есть в широте стегна81, не едят ни в каких животных, не едят в воспоминание прикосновения Божия.

Христианине, подражая Иакову отдали на время от себя все свое, всю собственность свою, выведи из внутренности своея, и переведи чрез внешность свою, как бы чрез поток какой, и разум свой, и волю свою, и плотские похоти свои, и греховные желания свои, и злые помышления свои, яко естественных, плотских, греховных внутренних жен и детей; а сам духом своим останься один, возвратися во внутренность свою, и в сем внутреннем уединении займися спасительным размышлением о себе самом, и усердною молитвою к Богу. Учини сие, Христианине, дабы точно узнать тебе звание свое, то, к чему ты призван в сей маловременной жизни. И без сомнения Премилосердый Господь Бог, внутренно явившися тебе, явившися в таком положении, в каком ты Его видеть, или чувствовать способен будешь, откроет тебе звание твое, то, чем ты должен быть, и что ты должен творить. Когда разум твой с ложною мудростию своею или на время удалится от тебя; или замолчит в тебе по повелению духа твоего; когда воля твоя хотя на несколько минут остановит безрассудное стремление свое, стремление к запрещенным законом предметам; когда плотские похоти и греховные желания твои дадут место Божественным вдохновениям; когда собственность твоя престанет действовать в тебе: тогда Господь Бог, пришед внутренно к тебе, явит тебе, даст познать, и ощутить тебе, что звание твое, звание яко истинного человека и Христианина, есть и должно быть сие, чтобы тебе бороться со всем тем, что в тебе есть человеческое, и человеческое не истинное, не духовное, не невинное, не райское, но человеческое ложное; плотское, поврежденное, адское; что звание твое, звание яко истинного человека и Христианина, есть и должно быть сие, чтобы тебе бороться с человеком, с человеком падшим, чувственным, наружным, ветхим, чтобы тебе бороться с таковым человеком, и с человеком не посторонним, не чужим, но с своим собственным, с самим собою, с своим помраченным разумом, с своею развращенною волею, с своим испорченным сердцем, с своими нечистыми помыслами, и блудными желаниями

Поистине когда ты приидешь на другой берег, в другое положение, нежели в каком находится поврежденная собственность твоя; когда ты уединишься, и взойдешь в себя самого: тогда Господь Бог откроет тебе, что вся твоя жизнь должна состоять из борьбы, из сражения; тогда Господь Бог откроет тебе, что ты должен бороться с разумом своим, выводя его из разнообразных заблуждений, адскою тьмою причиняемых, выводя его или из суеверия, или из неверия, выводя его или из совершенного невежества и незнания, или из ложного, модного, нынешнего просвещения, просвещения, клонящегося единственно к опровержению истины, выводя его из сего, и приводя его в послушание веры, и ко принятию Света Божия, руководствующего к единой вечной истине; – что ты должен бороться с волею своею, насильственно удаляя ее от зла, сатаною порожденного, и наклоняя к полюблению добра, от Триипостасного Бога происходящего; – что ты должен бороться с нечистыми помышлениями твоими, отвращая их от всякого блудного воображения, и обращая к чистому, духовному представлению; – что ты должен бороться с плотскими похотьми и с греховными желаниями, умерщвляя их в себе, и на место их возбуждая Спасительные стремления, стремления, влекущие не к порокам, но к добродетелям, не к погибели, но ко спасению. Когда ты уединишься, и взойдешь в себя самого: тогда непременно Господь Бог внутренно скажет тебе, что ты обязан бороться со всякою тою страстию, какая в сердце твоем владычествует; – что ты обязан бороться с гордостию, ежели гордость дух твой надымает; – что ты обязан бороться с гневом, злобою и ненавистию, ежели сии змеи сердце твое сосут; – что ты обязан бороться с похотливою плотию, ежели она тебя или к гнусному блудному студодеянию, или к обжирству и пиянству влечет; – что ты обязан бороться с сребролюбием и лихоиманием, ежели сребро и злаьо сердце твое приковывают к себе; – что ты обязан бороться с увеселениями мира, с роскошами и мотовством, ежели сия пленная, и скоропреходящая чувственность всего тебя занимает и рассевает; – что ты обязан бороться с леностию и небрежением, ежели оный скотский покой внутри себя примечаешь.

Миролюбцам, тем чувственным человекам, которые гордости преданы, которые собственностию своею заняты, которые ложною мудростию своею надуты, которые великою злобою, ненавистию и презрением прошив Христианства вооружены, которые в блуде и в других, плотских нечистотах живут, которые или пьянством, или роскошами, или увеселениями мира очаровывают зрение свое, заглушаю слух свой, и рассевают ум свой, и которые в лености, в праздности, и в неправдах жизнь свою препровождают, – сим плотоугодникам, которые толпами прельщающих блудных жен, и сонмищем нечестивых, развращенных, вольномыслящих людей окружены, и которые одни, в спасительном уединении, внутри себя никогда не бывают, – таковым плотским людям кажется смешным и непонятным сие Христианское учение, что должно всякому бороться с самим собою, противоборствовать страстям своим, умерщвлять в себе похоти свои; а естественным мнится им быть то, чтобы жить по темному разуму своему, по развращенной воле своей, по плотским прихотям своим, по греховным желаниям своим, никогда и ни в чем не отказывая себе.

Но тебе, Христианине, когда ты во внутренность свою уединишься, когда ты с Богом беседовать в молитве, Его Божественный глас слышать, Его Вездесущие ощущать способным учинишься, – тогда тебе сие адское очарование, и сатанинский обман очень видны будут, тогда ясно познаешь ты безумие их, и сильно уверишься, что в падшей натуре ничего без борьбы, без сражения не бывает. Тогда ты увидишь, что день не иначе бывает, как боряся с нощною тьмою и прогоняя ее с горизонта сего; – что весна и лето не иначе наступают, как теплотою своею пропивоборствуя и уничтожая холодность зимы; – что болезни тела не иначе отступают, как разве когда лекарства, сии чувственные пособия, боряся с стихиями, тело составляющими и в неравновесие пришедшими, умеряют их и приводят в равновесие. Тогда ты познаешь, что и самые те безумные миролюбцы, которые духовную Христианскую борьбу отвергают, не иначе страстям своим удовлетворяют, не иначе похоти плотские, и греховные желания свои исполняют, не иначе грехи и беззакония содевают, как боряся, со многими сопротивлениями сражаяся, внутренно мучася, а часто, не сделав еще и удовлетворения гнусной страсти своей, к стыду человечества и к своей собственной вечной погибели самоубийственно и умирая. Тогда ты уверишься, что ежели дела нечистые, плотские, блудные, неправедные, безумные, по воле мира, плоти и сатаны идущие, без борьбы, без сражения, без сопротивлений не совершаются; то как делам чистым, духовным, праведным, против воли мира, плоти, и сатаны предприятым, на единой премудрости Божией основанным, и Спасительным совершаться без борьбы? Как взойти в храмину разума Свету Божию без прогнания сатанинской оттуда тьмы? Как сообщить ему истину, не удалив от него заблуждения и лжи? Как дашь воле святыню, не отняв от нее развращения? Как влиять в сердце чистоту, не одолев нечистот его? Как возбудить в духе стремление ко спасению, не истребив в нем желаний ко грехам и беззакониям? Тогда ты почувствуешь сию неложную истину, что, дабы тебе быть настоящим человеком, и истинным Христианином, дабы тебе восставить падшее естество свое, исправить и переменить поврежденную внутренность свою, дабы тебе учинить себя способным к вечному наследию Христову, к Царству, славе, и блаженству Божию, непременно обязан ты быть Израилем, борющимся со страстьми и похотьми своими, и побеждающим в себе действия мира, плоти и сатаны, должен ты бороться с ними и побеждать их, и должен бороться не краткое время, не в начале жизни, или не в средине токмо века, или не при одном конце дней, но по примеру Иакова чрез всю нощь, чрез всю нощь темного и падшего сего жития, должен бороться даже до утра, дотоле, доколе прейдет для тебя тьма мира сего, и воссияет утро, ясное утро блаженныя вечности, дотоле должен бороться, не отступая, не ослабевая, и не изнемогая, дабы по примеру того же самого Иакова получить и благословение Божие, Его вечный мир, Его вечную радость, Его вечное Блаженство.

Возлюбленнии, молю вы словами верного ученика и Апостола Господа нашего Иисуса Христа; молю вы яко странников и пришелцев, огребатися от плотских похотей, яже воюют на душу82 и к вечной погибели ее влекут; молю вас огребатися от них, боряся всегда с ними, и побеждая их, но побеждая не своею собственною силою, которая при малейшем оставлении Божием удобна онеметь, бессильною учинишься делать добро, удобна всегда хромать и падать, действительное зло творить, а побеждая их силою высшею, Божественною, силою Всемогущего Искупителя своего, истинного Богочеловека Иисуса Христа. Христиане, просим усердно Спасителя душ, распятого, умершего, и смертию Своею смерть всех человеков, ад и сатану победившего, и со славою воскресшего Иисуса, да Он, Всемогущею силою Своею поборая по нас, будет Победителем как ветхого человека нашего с деяньми его, как смерти, ада и сатаны, поселившихся внутри нас, и, да победив их в нас, даст нам сесть с Собою на престоле Своем, благословляя нас сим в блаженной вечности по неизреченной Благодати Своей, и исполняя сие неложное обетование Свое, тако ко всем вещающее: побеждающему дам сести со Мною на престоле Моем, якоже и Аз победих и седох со Отцем Моим на престоле Его. Имеяй ухо, да слышит, что Дух глаголет церквам83. Аминь!

Беседа XVI. О том, что уповающий на Господа Бога не должен прежде времени страшиться несчастных обстоятельств, а обязан всего ожидать от Него с надеждою, яко благого, и для внутренности назидательного и полезного

И притече Исав во сретение ему, и объем его, и припаде на выю его, и облобыза его; и плакастася оба. Быт.33:4.

Что Всеблагий Бог о любящих Его Отечески промышляет, и всякие несчастные, или прискорбные обстоятельства от них отдаляет, еже ли не находит их нужными для них, сие весьма ясно Иаков собою изображает. Иаков судя человечески думал, что брат его Исав придет к нему во гневе и с отмщением, думал тако, помня прежнюю злобу его, и страшился пришествия его: но Бог, Который совсем иначе устрояет, нежели человек располагает, переменил прежнее расположение его, смягчил злобное сердце его, и с любовию привел его ко Иакову сверх чаяния его.

Иаков, говорит объясняемое нами Писание, воззрев очима своима, виде: и се Исав брат его идый, идяше к нему, и четыреста мужей с ним. Иаков, приуготовляяся во сретение к нему, раздели дети своя, раздели Лии, Рахили и двум рабыням. И постави их всех по порядку, постави обе рабыни и сыны их в первых, или напереди, Лию и дети ея позади, или в средине, а Рахиль и Иосифа в последних, или назади. Сам же изыде первее пред ними, наперед всех: и видя его близко уже подходяща поклонися до земли седмижды в знак многого почтения и великого смирения пред ним, поклонися седмижды, дондеже приближися к брату своему, пока не сошлися друг с другом: Когда же сошлися: тогда вместо ожидаемого Иаковом гнева Исав с любовию причете во сретение ему, и объем его, припаде на выю его, и облобыза его, и плакастася оба от радости, что друг друга увидели. И воззрев Исав, виде жены и дети, и рече: что сии тебе суть? Он же отвещав рече ему: дети, ими же помилова, или благослови Бог раба твоего. И по повелению Иаковлеву приступиша рабыни и дети их, и поклонишася; потом приступи Лиа и дети ея, и поклонишася; а наконец приступи Рахиль и Иосиф, и поклонистася. Исав паки вопрошая его рече ему: то сия тебе суть, полцы сии вси, те разделенные стада, яже сретох, напереди? Иаков же сказал: да обрящет раб твой благодать пред тобою господине, и да будут вся сия тебе в дары. Исав, имея и сам великое богатство, отговаривался от даров сих, говорил, суть мне многа, брате, да будут тебе твоя. Но Иаков настоя на сие рече ему аще обретох благодать пред тобою, приими дары от руку моею: великими тебе кажутся дары сии, яко дары Самому Богу приносимые, но велико для меня и присутствие твое; видех бо лице твое почти так, яко бы аще кто видел Лице Божие: и возблаговолиши о мне, с благоволением ты принял меня и всех моих. Приими убо и ты не отрекаяся благословение мое, дары мои, яже принесох тебе от чистого расположения сердца, с прямым доброжелательством; приими, яко помиловал мя Бог, ущедрил и наградил изобильно, и суть ми вся, у меня еще остается всего довольно. И принуди его, и взя84, взя Исав дары от Иакова. Видишь, Христианине, как Премудрый Бог сердцами людей располагает.

А из сего научись, что так-то Высочайшая Премудрость Его и все обстоятельства, до нас смертных касающиеся, распределяет и учреждает. Человек со дня падения своего получил робость духа, грех, им самовольно произведенный, соделал в нем страх, страх праведного наказания Божия, которого он во всякое время трепеща ожидает. И как первый человек Адам, и жена его Ева, услышав глас Господа Бога ходяща в Раи по полудни, скрылися от Лица Господа Бога посреде древа райскаго85, со страхом и трепетом, скрылися яко своевольные грешники, яко дерзновенные нарушители и преступники Божественныя заповеди Его: так и всякой человек, греховным Адамовым рождением рожденный, и подобные нарушения Божественных заповедей творящий, ту же робость духа получает, тот же страх и, трепет пред Вездесущим ощущает, ощущает, беспрестанно памятуя, что он достоин наказания Божия; и посему во всякое время внутренно мучится и робеет, и как бы укрыться где-нибудь от Вездесущего желает. И человек по сей робости духа своего в такое пришел положение, что он и не помышляя о грехах своих, и не думая о праведном наказании Божием, всегда робеет, внутренно смущается и беспокоится, и беспрестанно несчастных для себя случаев ожидает, ожидает иной бедности и недостатков, другой унижения и бесславия, третий болезней, иной смерти друзей, и сим единым ожиданием неизвестности мучится еще прежде времени.

И сие весьма естественно. Сколь естественно было сие положение духа Адаму, своевольно согрешившему, грех свой живо воображавшему, гнев Божий чувствовавшему, никакого оправдания в себе не находившему, и на милость Бога своего, яко весьма прогневанного, надеяться причины не имевшему: столь естественно сие положение духа и всякому человеку, человеку грешнику, грешнику дерзновенному, нераскаянному, ни о обращении и исправлении своем помышляющему, ниже в Боге помилования себе ищущему. Всякой таковый не может быть в другом положении, как Каиновом, всякой таковый не может иначе ходить по земли, как стеня и трясыйся86, всякой таковый не может иначе жить, как прежде времени ожидая и страшася несчастных следствий. Грех, живущий в нем, владычествующий в мертвенней плоти его, не может других производить действий, кроме страха и смущения, внутри ощущаемых. Нечестивые хотя усыпив совесть свою и не помнят о дерзновенных грехах своих, и не представляют себе праведного за грехи наказания Божия: однако точно по причине сих грехов внутренно смущаются, смущаются в честях, страшась нечаянного лишения оных, смущаются в богатстве, опасаясь внезапного потеряния оного, смущаются будучи здоровы, ужасаясь скорого нападения болезней и смерти, смущаются в счастии, ожидая несчастий, смущаютя прежде времени, и не видя еще начала оных нечаянных, печальных обстоятельств. Тако нечестивые всю жизнь свою до самой смерти препровождают, препровождают, с смущением всегда ожидая несчастных случаев , яко достойные праведного наказания Божия.

Но человек Христианин, тот, который из Слова Божия, из Божественного Откровения Его имеет возможность знать, что ничего в мире сем без Промысла Божия, а особливо с человеками, случиться не может, тот, который по дару Искупления, по дражайшим заслугам Спасителя своего Иисуса Христа имеет право надеяться на не изреченное Милосердие Божие, имеет право надеяться, что Он ничего такого не наложит на него, чего бы он понести не мог, и что бы притом не было весьма полезно и назидательно для внутренности его, – таковый Христианский человек никогда не должен быть в таком положении духа, в каком нечестивые, ни малого не имеющие упования, бывают, никогда не должен смущаться внутренно, прежде времени страшася несчастных обстоятельств, как-то лишения честей, потеряния имения, повреждения здравия, и наступления смерти. Человек Христианин не должен смущаться, страшася сего, не потому, якобы сего с ним никогда не случится. Нет! Сии беды, яко последствия клятвы на грех наложенные, суть всем человекам общие, и следовательно они со всеми случиться могут, так как и со всяким Христианином. Но человек Христианин не должен прежде времени смущаться, страшася их, во-первых потому, что не все сии несчастия могут с ним случиться, а разве только те, кои Премудрый Бог найдет нужными для него; во-вторых – потому, что ежели какое несчастие с ним и повстречается, нищета ли, гонение ли, болезнь ли, по повстречается оно не в то время, когда человек ожидает, но в то, когда Бог устрояет; и Премудрый Бог часто, как мрачность в свет, нощь в день, стужу в теплоту преобращает, так несчастия человеческие в счастие переменяет, и переменяет тогда, когда человек сего и не чает; а в третьих потому, что всякое по смыслу мира и нечестивых людей несчастие, от Бога на человеков насылаемое, есть для человека Христианина счастие, благо, яко пользу и назидание во внутренности его производящее.

Премудрый Господь Бог когда сей наружный крест на Христианина ни налагает, с каким намерением несчастия на него ни насылает, в наказание ли за какие грехи, или во испытание веры его ими обременяет: только Христианин всегда должен быть уверен, что Господь все сие из единой любви, и желая ему спасения, совершает, должен быть уверен, во всякое время памятуя то утешение, еже сама истина всем Христианам яко сынам глаголет: сыне мой, не пренемогай наказанием Господним, не почитай оное за мало, ниже осла бей, или устрашись, от него обличаем, Его же бо любит Господь, наказует, биет же всякаго сына, его же приемлет. Аще наказание терпите великодушно, якоже сыновом обретается вам Бог. Который есть сын, егоже не наказует отец, доброжелательствуя ему? Аще же без наказания есте, емуже причастницы быша вси сынове, убо прелюбодейтищи есте, забытые, и оставленные от Него, а не сынове87. И поистине всякое Божие наказание, над Христианином производимое, есть достоверное свидетельство Отеческия Его любви к нему. Бог за что Христианина ни наказывает, за грехи ли какие его, или для испытания веры его, неприятностями посещает его; только всегда сие из любви к нему творит, творит, хотя пользу произвесть во внутренности его. Когда Премудрый Бог за грехи человека Христианина наказывает: тогда чрез сие желает отвратить его от адской греховной тьмы, и обратить к небесному Своему Свету; тогда чрез сие желает гнусными соделать для него пороки, отвратительными беззакония, и учинить приятными добродетели; тогда чрез сие желает исправить внутренность его, очистить сердце его, просветить ум его, в порядок привести волю его, и вместо грехов водворишь в сей внутренний храм благия, из любви к Богу происходящие дела. Когда же Премудрый Бог для испытания веры человека Христианина напастьми посещает: тогда Он чрез сие более и более утвердить его в добре желает.

А посему всякой Христианин, на Господа Бога твердо уповающий, и дражайшие заслуги Великого Спасителя своего всегда пред очами своими имеющий, никак не должен прежде времени страшиться каких-нибудь несчастных по видимому обстоятельств, не должен страшиться, полагаясь во всем на премудрое и благое расположение Создателя своего; а обязан ожидать всего от праведной Десницы Его с надеждою, яко благого, для внутренности его полезного и назидатель наго, обязан ожидать с надеждою и самых горестных приключений, каковы суть скорби телесные и гонения от врагов, Истинный Христианин без робости духа, без внутреннего смущения, без трепета сердца, а кольми паче без отвращения, без негодования, без роптания, с покорностию воли, с благорасположением духа, с любовию сердца должен принимать от Руки Господней всякое наказание, и уничижение от людей, и гонения от врагов, и скорби тела, яко Спасительное врачевание души, должен сыновним духом целовать Десницу Божию, биющую во исправление внутренности, и во спасение бессмертного духовного существа.

О ежели бы мы, Христиане, почувствовав живо в сердцах своих сию святую, небесную истину, что для нас, яко человеков грешных и дерзновенных, беззаконных и нераскаянных, скотоподобных и, по примеру сатаны ожесточенных, и толико бедственного состояния своего не чувствующих, и посему из оного выходить не помышляющих, часто нужны бывают не только внутренние Божеские звания, но и самые наружные, чувственные, жестокие биения! – О ежели бы мы, почувствовав живо в сердцах своих истину сию, подражая Спасителю своему Иисусу Христу, самый мучительнейший крест с покорностию по Воле небесного Отца восприявшему, преклонили с охотою непокорные выи свои под Руку небесного Отца для восприятия от Него всего того, что Он по премудрости Своей ни возложит на нас, хотя бы по было не только легкое и приятно е, но и самое тягостнейшее, преклонили выи, почитая все по, что от Руки Господней ни происходит, благим, душеспасительным, для внутренности назидательным! – О, ежели бы мы пришли в толь покорное духа расположение! То бы без сомнения, чрез таковый наружный крест внутренно очистившись, могли спастися, и внити в Царствие Божие.

Не скорбим убо, Христиане, когда по Воле Премудрого Бога нашего, а не по своему злоупотреблению свободы воли нашей, впадаем в напасти, или готовимся впасть в оные, но с терпением приемлем их, обращая их на произведение внутреннего креста, на возбуждение истинного покаяния, на восчувствование грехов, и на очищение внутренности, не скорбим; но утешаяся надеждою на Милосердие Божие сносим оные, и в сердце своем чрез них исправляемся. Ибо ежели кто из Христиан может внити в Царствие Божие, может быть причастником пой Божественной Вечери, которую соделал и приуготовил небесный Отец для возлюбленных Своих, может наслаждаться всеми благами оные: то наипаче могут быть причастниками оных духовных благ те, кои приходят туда от великия скорби мира сего, что истинный истолкователь великих таин Господних, Святый Евангелист Иоанн тако подтверждает. Видех, говорит он, и се народ мног, егоже изчести никтоже может, от всякаго языка, и колена, и людей, и племен, стояще пред престолом, и пред Агнцем, Иже есть распятый Иисус, облечены в ризы белы, и финицы в руках их, которые вопиют гласом велиим глаголюще: спасение седящему на престоле Богу нашему, и Агнцу. И един от предстоящих пред престолом старец вопроси мя глаголя: сии облеченыи в ризы белыя, кто суть, и откуду приидоша? И как я ответствовал ему: господи, ты веси: то он сказал мне на сие: сии суть те, иже приидоша от скорби великия, и испраша, измыша ризы своя, и убелиша их во крови Агнца. Сего ради суть пред престолом Божиим, и служат Ему день и нощь в церкви Его, в небесном, вечном храме Его; и седяй на престоле вселится в них, соединится с ними навсегда. И они, наслаждаяся лицезрением Бога своего, не взалчут ктому, ни вжаждут, не имать же пасти на них солнце и всяк зной, ничто не обеспокоит их. Яко Агнец, Иже посреде престола, упасет я, и наставит их на животиныя источники вод вечных своих благ, и отъимет Бог всяку слезу от очию их88, Божественною радостию Своею бесконечно утешая их. Да сподобит Премилосердый Господь Бог и всех нас быть в числе оных блаженных мужей, наказав нас в мире сем, как Ему угодно, и чрез по очистив нас, как должно, как можем учинишься способными ко вступлению в Царство Божие, и к наслаждению вечными благами оного. Аминь!

Беседа XVII. О том, что по пути спасения должно так тещи, как позволяет ограниченность человеческих сил

Господине мой весть, яко дети мои юны, овцы же и говяда бременны у мене: аще убо пожену я един день, измрет весь скот. Быт.33:13.

Воззри, слабоверный смертный, на видимую натуру, и увидишь, что все сотворенное от Господа течет по назначенному от Него пути, течет солнце, течет луна, текут звезды, текут реки и моря, и другие творения к предположенному от Создателя концу. И из сего научись, что и тебе, яко твари созданной от Бога, надлежит беспрестанно пещи, и тещи также к назначенному от Создателя концу.

Но какой предположен тебе конец, к которому ты обязан тещи, и как должен совершать течение свое, сему тебя премудрый и праведный Иаков собственным своим примером довольно ясно научает.

Исав, увидевшись с Иаковом братом своим, и ласково поговорив с ним, когда должно было уже возвращаться ему в дом свой, сказал Иакову: воставше пойдем прямо, пойдем вместе в дом родителей наших, пойдем в общее отечество наше. Иаков же на сие братнее предложение не медля тако ответствовал: что касается до того, чтобы идти в отечество мое, в дом отца моего, то я готов, и туда единственно стремлюсь, оставив Месопотамию, и Лавана тестя моего. А чтобы с тобою вместе идти, и так скоро, как ты, сего я сделать никак не могу. Господин мой весть, ты, брате, знаешь и видишь: яко дети мои юны, овцы же и говяда бременны у мене: аще убо пожену я, погоню, принужу тещи скорее един день, то измрет весь скот мой, и изнемогут дети мои. И так да предъидет господин мой пред рабом своим, иди, брате, наперед, не дожидаяся меня; аз же укреплюся на пути умедлением шествия моего, я на несколько времени остановлюсь, и отдохну, да дети мои, и скот мой возмогут итти, и сие творить буду дотоле, дондеже прииду к господину моему в Сиир. Исав, таковый услышав отзыв брата своего, по крайней мере хотел оставить с ним людей своих, и по сему рече ему: оставлю с тобою от людей сущих со мною: но Иаков и сего не принял от него, а сказал: вскую сие, на что мне твои люди? Довлеет, яко обретох благодать пред тобою, господине, довольно для меня любви твоей. И Исав, тако увидевшись с ним, возвратися в том дни путем своим в Сиир, возвратился одним днем в дом свой. А Иаков пойде к Сокхофу городу, близ реки Иордана .лежавшему, и именем своим кущы, или палатки означавшему, и посему то сказано в Писании, Иаков пойде в кущы, и постави тамо близь оного города себе храмины, и скоту своему сотвори кущы, себе сделал палатки, а для скота шалаши: и сего ради, что город назывался Сокхоф, кущы, нарече и месту тому имя, кущы. Потом пошел Иаков в Салим град Сикимск, иже есть в земли Ханаанстей, егда прииде от Месопотамии Сирския, пошел, и ста пред лицем града, близь врат оного, не входя в него. И купи часть села, или поля, у Еммора отца Сихемля, стома агнцы, купил часть поля за сто агнцев, или как некоторые мнят за сто малых монет, на которых агнцы изображались, купил, и постави тамо кущу, или палатку свою. И постави тато жертвенник, и призва Бога Израилева89, прославил Все святое Имя Его, принесши Ему жертву благодарения.

Вот тебе, Христианине, пример! Вот тебе правило, куда и как тещи! Все люди текут, все действуют; никто бо без печения, без движения, без действия быть не может . Все текут, но не туда , куда должно. Все текут, но во зло употребляя волю свою, и сопротивляяся Воле Божией, текут или за миром, пленяяся ложными прелестями его, или за плотию, услаждаяся скоро преходящими, от гнусных похотей ее раждающимися удовольствиями, или за злобным сатаною, водяся хитрою гордостию его. Все текут, но сие течение человеческое не есть существенное течение разумных тварей; сей путь хотя и широк и весел, сия врата хотя и пространны и лестны, но вводят в пагубу, ведут к смерти, и к смерти не временной, а вечной, ведут туда, не смотря на то, что мнози суть входящии им90, многие суть текущие по нему.

Ты же, Христианине, не туда должен тещи, куда миролюбцы сии текут. Куда же обязан я тещи, вопросишь ты? Какой путь есть существенный для меня путь? Существенный путь твой есть путь в отечество твое, туда обязан ты тещи. Как ветхозаконный Патриарх Иаков и от Бога со уверением благоволения послан, и от тестя с миром отпущен, и от брата с ласкою принят и зван в отечество свое: так и ты, и всякой Христианин, не другой какой конец должен полагать течению своему, не мир, не плоть, не сатану, не увеселения мира, не услаждения плоти, не гордыню сатаны; но небесное отечество свое, то духовное жилище, из которого первоначально произошел бессмертный дух его, небеса бо суть существенное жилище бессмертных духов, то духовное жилище, в которое ему, совершив временное течение свое, непременно надобно возвратиться, то духовное жилище, к которому бессмертный дух каждого человека и от Бога яко Творца его посылается, и от святых мужей, живущих на небесах, зовется, и своим собственным внутренним движением, яко советом братним, побуждается. Туда ты должен и мыслию, и умом, и волею, и словами, и сердцем, и деяниями чрез всю свою жизнь стремиться.

И всякой Христианин, чувствуя сию существенную обязанность свою, и желая себе вечного благополучия, непременно должен стремиться к тому духовному жилищу, в котором от человека некоего, и именно, от небесного Отца, сотворена вечеря велия, на кою всякой верующий зовется от посланных рабов сими словами: грядите, яко уже готова суть вся; непременно должен стремиться, не отзываяся от оной ни миролюбием, ни любоимением, ни честолюбием, ни женолюбием, не говоря: село купих, и имаме нужду извити, и видети е, молютися, имей мя отречена; или супруге волов купих пять, и гряду искусити их, молю тя, имеймя отречена; или жену поях, и сего ради не могу приити91; должен стремиться, не отрицаяся сим, а вся сия оставив, ежели не телом, то духом; оставив внутреннюю плотскую привязанность к сим вещам; но ежели по Промыслу Вышнего Законодателя случится и телесно, наружно лишиться сих вещей, то и тогда не надобно скорбеть о сем, а с терпением тещи по назначенному пути, яко по пути узкому, и прискорбному, во врата тесная, но в живот вечный вводящая; надобно с терпением тещи, не взирая на то, что мало есть таких, иже обретают92, а кольми еще паче таких, которые полюбляют сей тесный и прискорбный путь.

Тецыте, Христиане, все тецыте, подражая по увещанию Апостола Павла тем, которые на позорищи, на мирских играх текут. Не весте ли, говорит он, яко текущии в позорищи, бегающие, вси убо текут, един же приемлет почесть, все бегут, но награду и честь получает тот, который прежде прочих достигает до назначенной цели. Тако, продолжает он, и вы тецыте, да постигнете предположенный от Господа конец. И ежели всяк, подвизаяйся из них в сем течении, от всех воздержится, воздерживается и от излишества пищи, и пития, и от сна, и от других вещей, опасаясь ослабить силы, воздерживается, дабы скорее тещи и получить награду, восприять суетную похвалу от людей, и истленный венец, венец лавровый: то кольми паче мы в духовном течении своем должны воздерживаться от всего излишнего, отягощающего, и телесные и душевные силы расслабляющего, и воевать против невидимых врагов неспособными творящего; должны воздерживаться, дабы удобнее тещи, и получишь свой конец, неистленный венец. Тецыте, Христиане, взирая на пример самого великого учителя сего. Аз убо тако теку, вещает он, не яко безвестно, не имея цели и упования, но содержя всегда в виду конец, и утешаясь надеждою; тако подвизаюся, не яко воздух бияй, не по пустом утруждаяся, суетное делая, но всегда и Богу угодное, и для ближних полезное предметом трудов моих имея; теку не разленяяся и не отягощая себя чувственностию, но умерщвляю воздержанием тело мое, и порабощаю, или обуздываю страсти мои; да не како иным проповедуя, других научая и руководствуя, сам неключим буду, сам не способным и недостойным вечного награждения окажуся. Тако и вы тецыте, тецыте, не туда и сюда бродя, не страстьми к разным предметам увлекаяся, не похотями своими обременяяся, а умертвив похоти и поработив страсти, с надеждою духом своим к небесному отечеству своему устремляяся, да не неключими будете, да не отверженными от Господа на последнем суде явитесь, но да в любовь Божию восприяты будете, и неистленный венец от щедрой Десницы Его получите. Тако тецыте, да постигнете93.

Как же, спросите вы, тещи должно? Скоро, или не скоро? Чтобы тещи по пути спасения, сего никто и никогда отлагать не должен. Как скоро Господь Бог даст кому из нас по благости Своей почувствовать сию существенную обязанность нашу, чтобы тещи к небесному отечеству своему для наслаждения вечным блаженством, по заслугам Иисуса Христа от небесного Отца сообщаемым; как скоро Господь Бог даст кому почувствовать сие внутри себя, в сердце своем или чрез Божественное Слово Свое, или чрез глас проповедующего, или чрез искренний совет ближнего, или чрез внутреннее ощутительное побуждение, или и чрез самый наружный крест, чрез какое-нибудь телесное наказание: тотчас должен он начать сие духовное течение свое, не только не отлагая сего до старости, но ниже на единую минуту, во-первых зная, что неизвестно, сколько Бог благоволит прожить, и сподобит ли увидеть старость свою, а во-вторых помня, что ежели по благоволению Божию и чрез всю жизнь, до самой маститой старости удастся потрудиться в подвиге Христианском, то и всего того времени мало для совершенного внутреннего исправления; тотчас, говорю, нимало не медля, должен он начать сие духовное течение свое, и должен начать желанием сердца, обращением ума и воли ко Христу, прошением у Бога Всесильной помощи, и сильным стремлением духа к восприятию силы благодати Христовой. Слабый смертный, на одре греховного усыпления лежащий, и не может никаким другим действием начать сего духовного течения своего, кроме единого сердечного возжелания, истинного ко Христу обращения, усердного призывания Бога на помощь и внутреннего благорасположения ко принятию в себя действующей силы Христовой. Когда сия чистая мысль, сие доброе чувство, возбуждающее смертного от греховного сна, и дающее ему ощутить необходимую обязанность тещи к небесному отечеству, не от него, но от Премилосердого Бога, ко всякому глаголющего, и всякого ко спасению призывающего: почто другое высшее, какое деяние совершеннейшее может быть от него, от слабых сил его? Поистине никаких, кроме вышеприведенных, и по призывающим Гласом Божиим возбужденных.

И так начинай, Христианине, духовное течение свое сердечным желанием того блаженного состояния, в которое ты от Господа призываешься; начинай обращением ума и воли к благодати Христовой, признанием пред Ним помрачения ума, развращения воли и всего внутреннего грехами осквернения; начинай усердным прошением у Бога Отца о Имени Великого Ходатая и дражайшего Искупителя Иисуса Христа как прощения грехов, так и сообщения помощи на просвещение ума, на исправление воли, на очищение сердца, на освящение духа; начинай сильным стремлением духа своего к восприятию оной высшей, небесной, Божественной, всякую падшую тварь восставляющей, и в ней действующей силы; начинай единым оставлением сопротивления своего Божественному влечению. Охотно токмо решись при руководстве Спасителя своего тещи к небесному отечеству своему. Реки: иду, Господи, во след Тебе, только не остави мене во время течения моего. А о том, Христианине, никогда не беспокойся, что скоро ли ты, или не скоро потечешь по пути спасения твоего».

Многие из Христиан наружных, ложных, обманывать себя любящих, тако поступают, что как скоро они весьма слабое эхо молитвы, и то внешние, устные, вознесут к Господу Богу, тотчас и желают, чтобы Бог каким-нибудь внутренним ощущением засвидетельствовал им, что молитва их от Него услышана и принята. Многие из Христиан наружных, ложных, обманывать себя любящих, как скоро начнут хотя мало упражняться в чтении Божественных Книг; тот час, не снискав еще ни малейшего познания о себе самих, о внутренности своей, не узрев еще ничтожества своего, хотят все знать, силятся пытливым и гордым умом своим и в те тайны Божии проникнуть, которые и высшим Ангельским Светлостям непостижимы, и которые от дерзновенных, нечистых испытателей седмию печатьми запечатлены. Многие из Христиан наружных, ложных, обманывать себя любящих, тако поступают, что как скоро возимеют некоторое, слабое еще хотение быть Христианами, и учинят некоторые наружные дела, каковы суть поклоны, посты, и другие подобные сим, тотчас желают, чтобы и внутренние действия их сильною производимы были рукою, и они бы скорыми шли шагами по пуши спасения.

Но кто хощет быть внутренним, истинным, всякого обмана убегающим Христианином; тот никогда не должен не только принимать внутрь себя, но ниже допускать в мысль свою такового обольщения. Сие желание есть та самая лесть, лесть змииная, которая Светоносного Ангела мрачным и злобным сатаною сотворила, Богоподобного, непорочного человека скотообразным, нечистым, чувственным животным соделала, и которая ныне по хитрости лукавого врага не с другим каким намерением в человеков вдыхается, как чтобы, очаровав их ложным каким, или внутренним чувствованием, или светом познания, или восприятием силы, надмить, возгордить, вознесши их сею ложною мечтою выше положения человеческого, возведши же их в состояние гордыни своея, тем сильнее низвергнуть их в бездну тьмы, и мучительного ада своего. Кто хощет быть внутренним, истинным, всякого обмана убегающим Христианином: тот должен помнить, что человек, поелику есть тварь ограниченная, пределы и в уме, и в памяти, и во всей внутренности имеющая, не может более вмещать в себя, как сколько границы существа его позволяют, и Бог более не сообщает ему, как сколько видит в нем удобности ко вмещению духовных даров Его; должен помнить, что ежели человек, будучи еще в райском состоянии, по сей ограниченности существа своего не имел права более себе желать даров, как сколько дано ему было от Бога, и сколько Богу угодно бы было впредь дать, и то тогда, когда Сам восхощет, а как самовольно пожелал, пожелал быть равным Богу, тотчас и пал, то кольми паче ныне никто из падших смертных не должен дерзать проникать в сокровенные тайны Божии слабоумием своим, или желать лететь на крылах по пути спасения. Кто хощет быть внутренним, истинным, всякого обмана убегающим Христианином: тот должен всегда живо воображать, что он в равном с Иаковом находится положении, что как у того дети были млады, овцы беременны, и по сему не мог он скоро идти в дом отца своего, так и у него, яко человека падшего, силы духа слабы, скотская часть, плоть разными еще пристрастиями к порокам, и отягощениями грехов обременена, а по сему без явной погибели, не обманув себя каким-нибудь ложным, легким, не к Раю, но к аду ведущим путем, скоро тещи к небесному отечеству никак не способен. Кто хощет быть внутренним, истинным, всякого обмана убегающим Христианином: тот обязан, подражая Иакову, не только не спешить в течении своем, но еще часто останавливать всю собственность свою; должен останавливать и ум свой, и волю свою, и мысли свои, и желания свои внутреннею молитвою, тщательным примечанием за собою, и причинением себе некоторого насилия; должен останавливать, слагая со скота своего, с плоти своея всю тягость греховную, вce бремя препятствующее тещи бессмертному духу к небесному жилищу, слагая с нее всякую плотскую привязанность и к сребру, и к роскоши, и к мотовству, и к пьянству, и к блудным делам, и к другим паковым порокам, слагая сие, и чрез то облегчая духовное существо свое, и творя его способным к продолжению духовного течения. Кто хощет быть внутренним, истинным, всякого обмана убегающим Христианином: тот не столько должен действовать умом, сколько сердцем; тот не должен далеко летать мыслями своими, но должен примечать внутри себя, не должен много по испытывать, как Премудрый Бог действует, и что творит в блаженной вечности Своей, но должен смотреть, что делается в кабинете сердца его, должен стараться не о том, чтобы очень много знать, но о том, чтобы, как скоро что узнает, как скоро чему от Иисуса Христа научится, тотчас и сотворить. Ибо и посредственное деяние полезнее всякого высокого знания. Он не должен быть всегда вне себя, но внутри себя. Он не должен думать в мире сем о возвышении своем, но о унижении, о том, чтобы, смирив себя, уничтожить в себе перстом Господним и гордыню, и злобу, и зависть, и ненависть, и водворить в себя чистую любовь, любовь к Богу и ближним, которая единая входит во двор небесного Отца. Он не должен сильно желать того, чтобы скорее влечену быть по пути спасения, но того, чтобы не лишиться влекущей помощи Божией, и не быть оставлену самому себе. Он не должен искать того, чтобы никакой в себе не чувствовать слабости, чтобы никакой внутри себя не ощущать войны, но того, чтобы сила Господня всегда помогала ему. Ибо и сии действия, слабости, сопротивления, борения весьма нужны на пуши спасения.

Помни, Христианине, сие Павлово о себе самом уверение: дадеся ми пакостник плоти, ангеле сатанин, да ми пакости деет, да ко злу меня побуждает; и о сем три краты Господа молих, да отступит от Мене. Но Господь рече ми: на что тебе отступление искушения, довлеет ти благодать Моя, сила бо Моя в твоей немощи совершается. И аз ныне сладце убо похвалюся паче в немощех моих, нежели в крепости, да вселится в мя сила Христова. Ибо чувствую, что нужно и искушение, нужно, да за премногая откровения не превозношуся94. Помни сие, Христианине; и помня теки с терпением по пути спасения, во всем препоручая себя Воле Божией, и ни в чем не противореча оной; теки, выше сил своих ничего не предпринимая, но что и с силами твоими сходственно, из лености не оставляя; теки, прося и моля Господа Иисуса Христа, да вселится в тя сила Его, и помощию силы Его Царствие Божие постигнети, наслаждаться Блаженством Его сподобитися, хваля и прославляя неизреченное Милосердие Его во веки веков. Аминь!

Беседа XVIII. О том, что всякой грех, и всякое беззаконие человеческое достойно откровенного обличения

И виде ю Сихем сын Емморов Хорреанин, князь тоя земли; и поим ю, бысть с нею, и смири ю. Быт.34:2.

Многие, может быть, хотят; чтобы учение в церкви преподаемое было и для слуха поприятнее, и для сердца поснисходительнее; многие, может быть, желают, чтобы проповедник, слово истины на священном месте проповедующий, проповедовал поблагопристойнее, не грубо, не дерзновенно; не откровенно обличая в важных каких грехах, не прямо на пример говоря о блуде, о прелюбодеянии, но как-нибудь стороною, нежным объяснением, которое бы не колко, и не соблазнительно было для юношеского слуха.

Желали бы, сердечно желали бы и мы не только нежно, стороною, не прямо говорить о тех делах, о них же срамно есть и помышляти, и глаголати, но и совсем умалчивать об них, ни слова не произносить на обличение их. Желали бы не осквернять ни ума своего воображением, ни языка своего произношением оных гнусных дел. И давно бы мы исполнили сие без требования других, давно бы замолкли о сем; никогда бы в проповеди слова не были мы грубы, суровы, дерзновенны, никогда бы в учении не говорили прямо о грехах для слуха отвратительных, каковы суть блуд, прелюбодеяние, воровство, убийство, неправды, притеснения: ежели бы сами слушающие нас Христиане были по благопристойнее, понабожнее, посмиреннее, посовестнее; ежели бы сами слушающие нас Христиане не были грубы, ожесточенны, дерзски; ежели бы они всех сих пороков не делали, гнушалися, удалялися, внимая Слову Божию. Поистине мы бы с большим удовольствием всегда проповедовали о добродетелях, и о спасении Христиан, нежели о пороках и погибели людей; ежели бы Христиане убегая пороков творили добродетели, и чрез то от погибели поспешно шли ко спасению.

Но когда нынешние Христиане не только сами по развращению своему, но и самые дети их, едва жить в мире сем начинающие, участвуя в развращении родителей, вдаются во многие греховные дела, а особливо в дела нечистые, блудные, и вдаются не только скрытно, без соблазнения других, но и откровенно, без стыда говоря при других о любовных делах, и с дерзновением хваляся успешным производством оных; когда, говорю, они тако поступают, и говорить о развращенном, и творить злое в присутствии великого Бога своего и пред людьми за неблагопристойное не почитают: то как проповеднику истины опасаться того, чтобы не заразить слуха слушающих во храме откровенным изобличением вышеупомянутых грехов; ежели уже у многих и зрение, и слух осквернены оными в развратных собраниях, и соблазнительных зрелищах? Как проповеднику истины не говорить прямо на священном месте о сих гнусных делах из сердечного сожаления о погибели людей, и из усердного желания исправления и спасения; ежели многие откровенно говорят об них и в домах, и на пути, и на торжищах в соблазнение и погубление друг друга? Как нет ни малой неблагопристойности служителю церкви Христовой обличать, и оглашать, и яко вервием, Словом Божиим, по примеру Христову, изгонять из храма всех тех Христиан, которые, не только внутреннего благоговения в себе не имеют, но и наружной благопристойности не наблюдают, как бы презирая достоинство освященного храма, и важность совершаемого Божественного таинства, и пользу Христианского учения, о пустых вещах разговаривают, смеются, шум и молву творят, яко на торжищи: так точно проповедник истины без всякого нарушения благопристойности может, имеет право, и обязан говоришь откровенно пред всеми о тех греховных делах, которые с дерзновением творимы бывают Христианами, творимы бывают не только в нарушение святейшего Христианства, внутреннего благочестия, но и без всякого соблюдения наружной благопристойности, творимы бывают с публичным явлением оных мерзких дел.

Проповедник истины имеет право, и обязан откровенно говорить о грехах и беззакониях человеческих во-первых потому, что сие весьма строго повелевается ему от Бога в Священном Слове Его. Господь Бог всякому избранному служителю Своему тако чрез Богодухновенного Пророка Иезекииля глаголет: сыне человече! Стража дах тя дому Израилеву, да слышиши слово от уст Моих, и воспретиши оным словом от Мене, от Имени Моего, людем творити беззакония. Внегда глаголати Ми беззаконнику, смертию умрети, смерти вечной подвергнешися за беззакония свои: и ты не возвестиши ему сего глагола Моего, ни соглаголеши, не речеши ему вместе со Мною, еже остатися беззаконнику от беззакония своего, и обратитися ему от пути своего лукаваго, и чрез то живу духом быти ему во веки: беззаконник той в беззаконии своем умрет, и за беззакония свои наказан будет; крове же его от руки твоея взыщу, за погибель его и тебя накажу, яко не имевшего попечения о нем. Аще же ты возвестиши сие беззаконнику, и он по упорству своему не обратится от беззакония своего, и от пути своего лукавого: то беззаконник той в беззаконии своем умрет, и за беззаконие свое наказан будет; а ты душу твою от наказания избавиши.

Может быть кто из вас на сие скажет, что не все-де слушающие Христиане суть беззаконники, достойные Откровенного обличения во грехах своих. На что тако ответствую. Хотя бы из слушающих были и праведники: однако Господь и праведникам повелевает напоминать о грехах для предосторожности их, как то далее присоединяет сице глаголя: и егда совратится праведник от правде своих, и сотворит согрешение, и дам муку пред ним, накажу его смертию, той умрет, умрет и телом, и духом; и яко, или понеже ты не воспретил еси ему творити беззаконие: то он умрет во гресех своих, и правды его, яже прежде сотвори, не помянутся; крове же его от руки твоея взыщу. А напротив аще возвестиши ты праведному, еже не согрешити, и той не согрешит, праведный жизнию поживет, вечную награду чрез то получит, яко воспретил еси ему, и ты твою душу избавиши95. Видише, Христиане, сколь необходимо нужно всякому служителю церкви Христовой напоминать людям о грехах их.

Проповедник истины имеет право, и обязан откровенно говорить о грехах и беззакониях человеческих во-вторых потому, что Священное Писание само подает ясные примеры тому. Дух Божий, чрез Слово верующим оикрывающийся, видя всегдашние слабости человеческие, и влечения ко грехам, говорит чрез верных рабов Своих, чрез Пророков и Апостолов о всех грехах Откровенно, прямо изобличая их, говорит откровенно для приведения в чувство тех людей, которые заразились таковыми грехами, или для предостережения от оных тех, которые еще не осквернились ими, что весьма ясно можно видеть в продолжении объяснения Священной Истории. Господь Бог изобличая грех любодеяния в Сихеме сыне Емморове, не скрытно, но прямо говорит об оном для всех людей, тако повествуя: когда Иаков купил часть села у Еммора отца Сихемля, и поставил палатку свою против града их: тогда Дина дщи Лиина, юже Лиа роди Иакову, изыде из палатки своея, и взыде во град познати дщери обитателей, увидеть образ жития и обычаи их. И как скоро она вошла во град; тотчас увиде ю Сихем сын Емморов Хорреанин, князь тоя земли, и нуждою поим ю, бысть с нею, и смири ю, обесчестил ее, нарушил непорочное девство ее. Содеяв же зло сие, внят душею Дине дщери Иаковли, прилепился к ней, и возлюби девицу, и глагола к ней по мысли девице, говорил с нею дружественно. А полюбив ее, тако речe Сихем ко Еммору отцу своему глаголя: поими мне отроковицу сию в жену. Иаков же слыша, яко оскверни сыне Емморов Дину дщерь его: но понеже сынове его бяху со скоты его на поли, то он ничего не сделал относительно к сему, а премолча о гнусном деле сем, дондеже приити им, умолчал до пришествия их. А Еммор отец Сихемле по предложению сына изыде ко Иакову, глаголати к нему о браке. И в то время, как пришел Еммор ко Иакову, и сынове Иаковли приидоша с поля: егда же услышаша о сем, смутишася, и жалостно, им бысть зело, яко не лепо сотвори Сихем во Израили, быв со дщерию Иаковлевою: и не будет сице, чего бы никак не должно быть. И рече им Емморе глаголя: Сихем сын мой избра душею дщерь вашу: дадите убо ю в жену ему96. Вот сколь откровенно повествует Слово Божие о любодеянии Сихемове, изобличая его в оном! Но много, весьма много и других мест в Священном Писании, в которых важные, и для слуха отвратительные грехи не стороною, не околичностями какими, а прямо, откровенно или обличаются в человеках, творящих их, или запрещаются, как-то, не упоминая других приведу токмо в пример изречение святого Апостола Павла, который тако Ефесеев научает: братие, бывайте подражатели. Богу, якоже чада возлюбленная: и ходите в любви, якоже и Христос возлюбил есть нас, и предаде Себе за ны приношение и жертву Богу в воню благоухания, во умилостивление. Блуде же, и всяка; нечистота, и лихоимство, ниже да именуется в вас, якоже подобает святым: и сквернословие, и буесловие, и кощуны или насмешки, и яже неподобная, вам не приличествующая, да не имеют места в вас, но паче благодарение.97

Проповедник истины имеет право, и обязан Откровенно говорить о грехах и беззакониях человеческих в-третьих потому, что он при сем не другое какое имеет, и всегда должен иметь намерение, как единое желание человеческого исправления. Как телесный врач, дая больному и приятные, и отвратительные, и сладкие, и горькие лекарства, не погибели его ищет, не о расстройстве тела старается, но о приведении частей его в порядок печется, и совершенного здравия ему желает: так и духовный врач, проповедник истины, сообщая верующим людям и приятные наставления в добродетелях, и строгие обличения пороков, трогая сердца их и сладостными обетованиями Божеского награждения, и страшными угрожениями вечного наказания, не то имеет предметом своим, чтобы совесть слушателей своих поколебать, душу помрачить, волю развратить, мысли развлечь, сердце соблазнив осквернить, и всю внутренность расстроить, но единственно то, чтобы совесть успокоить, душу просветить, волю на истинный путь направить, мысли во едино собрать, сердце от соблазнов, искушений, и осквернений предохранить, и всю внутренность поправить, и чрез то ее приуготовить, способною учинить ко принятию в себя явившегося во плоти на земле Иисуса Христа. Да Премудрый Бог и часто с нами тако поступает. Он иногда любовь, а иногда гнев Свой нам открывает, иногда милостивое воззрение на нас устремляет, а иногда и совсем взор Свой от нас отвращает; в одно время благорастворенны воздухи, и росу, и дожди, и снеги, и холод, и тепло в меру и на пользу сообщает, а в другое время или совсем оных естественных даров лишает, или в великом излишестве во вред дает; несколько лет счастием и здравием утешает, а многие годы несчастиеми болезнями удручает; ныне ясность неба, веселие природы, невинную утеху людей созерцать попускает, а заутра мрачность облаков, внезапную смерть ближних, одр и тление их, печаль и сетование сродников и друзей пред очи наши представляет. Но для чего Он таковую разнообразность нам являет? Для того ли, чтобы нас расслабить, разленить, в уныние привести, повредишь, расстроить, погубить? Нет! Не для сего Он к Нам то милосерд, то праведен, то благоснисходителен, то строг является: но для того тако с нами поступает, чтобы чрез сии наружные кресты спящий во грехах дух наш возбудить, все его зрение на внутренность обратить, в себя самого взойти заставить, сердце тронуть, ум и волю нашу в Волю Христову покорить, грехи, в сердце престол свой имеющие, в мертвенней плоти нашей владычествующие, внутренним крестом, сильным сокрушением сердца, и смирением духа, сыновним покаянием умертвить, и чрез то внутреннюю храмину нашу чистым домом для Иисуса Христа, воплотившегося Сына Божия, сотворить.

А когда сия есть Воля Божия, и сие есть на Воле Божией основанное намерение проповедающих: то и вы, Христиане, с своей стороны обязаны всегда соответствовать оному Спасительному намерению. И вы обязаны принимать всякое слово проповедуемыя истины не с духом критическим, не с гордым презрением, не в соблазн, не в посмеяние, но в Христианской простоте сердца, со смирением, во исправление нравов, в назидание внутренности; действительно должны обращать оное на то, чтобы, ежели имеются внутри вас обличаемые грехи, то их уничтожать силою Христова креста, а ежели не имеется оных, то сердца свои всячески от них предостерегать, и святые добродетели насаждать, и чрез то внутренность убогим вертепом, сердца же яслями творить, да воплотившийся Сын Божий, Иисус Христос, по благодати Своей зачавшися и родившися в вас духовно, соединившися с вами внутренно возляжет в оных, поживет, и вечный мир в вас произведет.

Сие внутреннее приуготовление, сие духовное Предпразднество непременно должно начаться во всех нас ныне; ежели хотим с пользою, с освящением духа своего воспомянуть день Рождества Христова от Пренепорочныя Девы Марии. Возбудим, братие, оное в себе сердечным благоговением, и внутреннею молитвою; начнем, прося у Милосердого Бога помощи, и продолжим при действии силы Его чрез всю жизнь не ослабевая; продолжим, да истинный Богочеловек Иисус Христос вселится в нас Духом Своим Святым, и мы живым ощущением почувствуем рождение Его, всем человекам спасение доставляющее; продолжим, да небесный Отец, вечный Иегова, видя духовное соединение Иисуса Христа, возлюбленного Сына Его, с нами, с бессмертными нашими душами, включит и нас в животную книгу Родства Иисусова, усыновив нас Себе чрез Него, причислит к Собору Авраама, Исаака, Иакова, Иосифа, Давида, и других святых Отец Его, и, преселя нас от мира сего в бесконечную вечность, сподобит вместе с ними наслаждаться всеми благами Царствия Своего, и прославляться неизреченною славою Его во веки веков. Аминь!

Беседа XIX. О том, что многие из Христиан для мира и плоти все делают, а для Христа и души своея ничего не творят

И послушаша Еммора и Сихема сына его вси исходящии из врат града своего, и обрезаша плоть крайнюю свою, всяк мужеск пол. Быт.34:24.

Всякой человек, яко тварь разумом и свободною волею одаренная, должен не иначе предпринимать и начинать деяния, как размыслив и рассудив сперва, сходственны ли они с законом Божиим, с святейшею Волею небесного Отца, Но не всякой сие исполняет. А большая часть людей совсем иначе поступает, Большая часть людей, уже согрешив, поступив беззаконно, содеяв злое против Воли Создателя своего, и почувствовав внутри себя, в совести своей сильное угрызение, за содеянное зло мучение, начинает помышлять о законе, стремится искать в нем для себя покровительства. Большая часть людей вместо того, чтобы не греша пребывать в добре, осквернив себя грехом, ищет добра в очищении чрез покаяние, вместо того, чтобы не похищая чужого, не обижая ближнего, не притесняя искреннего, жить в обществе с честным именем, все сие сотворив старается загладить пятны сии какими-нибудь слабыми человеческими извинениями, вместо того, что бы не впадая в любодеяние, или в прелюбодеяние, чтить девственную чистоту, или вступать в законное супружество, уже растлив девство свое тем или другим пороком, прибегает к закону, и законом желает прикрыть грех свой, грех любодеяния своего.

Что весьма живо преждеупомянутая Сихемова история, представляет Сихем сын Емморов вместо того, чтобы, как скоро увидел Дину дочь Иаковлеву, и полюбил ее, тотчас требовать ее у отца ее в законное супружество, ни малой не делая ей обиды, сперва нуждою взял ее в дом свой, обесчестил ее растлением девства ее, а после уже послал отца своего Еммора ко Иакову просить ее у него в жену себе, который пришед к нему тако рече ему и сынам его: Сихем сын мой избра душею дщерь вашу: дадите убо ю в жену ему. И сосватайтеся с нами: дщери вашя дадите нам, и дщери нашя поймите сыновом своим. И у нас населитеся: и се земля пространна пред вами: населитеся, и куплю дейте на ней, и притяжите на ней, пользу получайте от нее. И сам Сихем пришед ко отцу ея, и ко братиям ея, рече: да обрящу благодать пред вами, будите благосклонны ко мне, и еже аще речете, все дадим. Умножите вено или выкуп зело, и дам якоже рече те ми: и дасте ми отроковицу сию в жену, что хотите, по возмите с нас, только отдайте Дину за меня. Я дам вено ей, дам такие дары, которые навсегда собственными ее будут. Сынове же Иаковли, Симеон и Левий, братия Динины, рожденные от Лии, чувствуя обиду их, именно, яко оскверниша Дину сестру их, с лестию отвещаша Сихему и Еммору отцу его, с обманом глаголаша к ним: не возможем сотворити глагола сего, чтобы дати сестру нашу такому человеку, иже имать крайнюю плоть необрезанну; есть бо необрезание укоризна нам. Токмо в сем уподобимся вам, и вселилися у вас, аще будете и вся якоже мы, егда обрежете весь мужеск пол: когда и вы будете обрезани, как и мы: и дадим дщери нашя вам, и от дщерей ваших поймем себе жены, и вселимся у вас, и будем яко един род. Аще же не послушаете нас, еже обрезатися, поимше дщерь нашу или сестру отидем от вас. И угодна быша словеса сия пред Еммором, и пред Сихемом сыном Емморовым. И не премедли юноша сотворити глагол сей: любяше бо дщерь Иаковлю. Сей же бяше яко сын славнейший всех, иже в дому отца его суть. Но чтобы по требованию детей Иаковлевых совершить сие и над всеми, то прииде для сего Еммор и Сихем сын его пред врата града своего, и глаголаста к мужем града своего, рекуще: человецы сии, то есть, Иаков с детьми, мирни суть, и по сему достойны, да с нами населятся на земли, и да куплю деют на ней: земля же се пространна пред ними; дщери их да поймем себе в жены, и дщери нашя дадим им. В сем точию уподобятся нам теловецы cии, еже жити с нами, яко быти людем, единем, из двух родов единому народу; в сем точию, внегда обрезати нам весь мужеск пол, яко же и тии обрезани суть: и скоти их, и четвероногая, и имения их не наша ли будут? Точию в сем уподобимся им, и вселятся с нами. И нимало не противореча послушаша Еммора и Сихема сына его вси исходящии из врат града своего, и обрезаша плоть крайнюю свою, всяк мужеск пол98.

Что может живее изобразить нынешнее состояние Христиан, как не теперь приведенная Сихемова история? Что может яснее описать, и лучше представить внутреннюю слепоту нашу, как не сей Сокхофских жителей поступок? Поистине я читая о Сихеме, и о подданных его обрезавшихся, кажется, не на Сихема взираю, но в его имени, и в его лице действительно себя, тебя, и всякого Христианина, миру и плоти служащего, созерцаю. Да так и должно поступать. Всегда надобно, в других себя самого созерцать, всегда надобно в погрешностях их свои собственные усматривать. Воззрите, Христиане, на приведенный из Священного Писания пример, и в нем, яко чистом зеркале на себя самих посмотрите, и посмотрите без пристрастия. Когда же сие учините; тогда точно такие же в себе погрешности увидите, какие и в жителях Сокхофских примечаете. Вы, воззрев в Сихеме на себя самих, ясно увидите, что как Сихем сын Емморов, полюбив беззаконною любовию Дину дщерь Иаковлю, согласен был все дать, чего бы ни потребовали сродники ее, и все то учинить, что бы ни повелели они, только бы получить в полное владение полюбленный нечистою любовию предмет: так и многие из нынешних Христиан, или лучше всякой из нас, полюбляя беззаконною любовию предметы мирские и плотские, толико пленяются ими, что нет вещи, которой бы дать за любимый предмет не согласились, и нет дела, которого бы учинить для него не захотели. Вы, воззрев в Сихеме на себя самих, ясно увидите, что как Сихем сын Емморов из нечистой любви к Дине охотно принял и исполнил предложение, на едином лукавстве братьев Дининых основанное, и вместо дружбы лесть, вместо обещанных удовольствий жизни печаль, смущение и погибель в себе сокрывавшее, причину смерти их в себе имевшее; как-то о сем услышим после: так и многие из нынешних Христиан, или лучше всякой из нас, по нечистой любви к мирским и плотским предметам все по предприемлют, и все то исполняют, что им ни предлагают сродственники внутренних похотей и страстей их, мир и плоть, хотя бы то было по сокровенности своей, по имеющему быть последствию печально, мучительно, погибельно.

Чего не творят Христиане, занятые нечистою плотскою любовию, повинуяся миру и плоти? Все то творят, что духу мира, и похоти плоти угодно, и что с страстию каждого Христианина сходственно. Христианин честолюбивый, дабы удовольствовать внутреннюю страсть свою, гордость свою чинами, достоинствами, разными знаками честей, туда идет, куда не посылают, то творит, чего еще не повелевают, на то отваживается, что смертоносно, против того стремится, что ужас наводит, стремится прошив смертельных ударов. Для Христианина сребролюбивого, желающего утолить жажду свою приобретением сребра и злата, всякой путь недалек, и моря не широки, и горы невысоки, и рудокопные земные пропасти не опасны, и чужые краи близки, и всякие труды не велики, и все беспокойства, в сохранении богатства употребляемые, не уважительны. Христианин сладострастный, блудный, в угодность миру и плоти, и любя, беззаконною любовию женское лице, все то делает, что споспешествует к удовлетворению гнусной плотской страсти его; он и богатства не щадит, он и здоровья не жалеет, он и о честном имени мало помышляет, он и о телесном покое небрежет, на все решиться готов, что ни потребуется от него для гнусного действия сего Христианин пьяный для утоления жажды своея вином в какое безобразие не приходит; он не только о потерянии имения, телесного здоровья, и временного счастия не помышляет, но и самое лишение человеческого образа мало уважает; он, что бы только быть пьяну, и скотоподобным сделаться, неразумному животному уподобиться, не отрицается. Христианин роскошный, в мотовство вдавшийся, или к пышным столам, или к щегольским нарядам, или к картежной игре, или к другим каким подлым расточениям пристрастившийся, на все отважно дерзает; он о будущем благосостоянии своем никогда не рассуждает, а все в настоящее время расточает, расточает, забыв о любви к жене, потеряв желание добра детям своим, уничтожив в себе сожаление о подчиненных; он не внемлет ни воплю домашних своих, ни стенанию подданных разоренных, ни угрызению собственныя совести своея, а все презирая и заглушая в себе стремится к конечной погибели своей, стремится, делая удовольствие страсти своей, глупой привычке всячески мотать. Христианин злобный, питая внутреннюю ехидну свою, каких неистовств не оказывает; он, сердяся и злобяся на ближнего своего, всякую благопристойность нарушает; он, и себя злобою терзать и мучить, и ближнего своего всячески обижать, обижать и словом, и делом, и сквернословием, и биением, и бранию, и терзанием, за ничто почитает. Подобно и всякой человек, какую бы страсть ни имел, поступает. Он всякую, и наружную, и внутреннюю тяготу, от мира, плоти и от побудителя их сатаны на него возложенную, для удовлетворения страсти своей тащить не отрицается, не смотря на то, что он бедный чрез сие и ко временной и вечной погибели своей приближается. Какая слепота покрыла внутренние очи многих нынешних Христиан! Какая темная адская мгла помрачила ум их!

Для мира и плоти, для чинов, богатства и блудниц, все творить, ни от чего не отрицаться, ничего тягостным не почитать! А для Иисуса Христа, из любви к Спасителю своему, к Тому, Который для нас не только яко человек зачался, воплотился, родился, пожил бедно, но и жестоко страдая жизнь свою положил на кресте, для толикого Благодетеля своего, и для души своея, для вечного спасения своего ничего не делать! Многие из Христиан, чтобы соблазнишься, растлить ум и волю свою, повредить нравы свои, в зрелищах и в светских собраниях целые ночи проводят: а в духовном собрании, в священном храме, в молитвах и в созерцании таинственного жертвоприношения, за грехи всего мира творимого, час, или два пробыть за тягость почитают. Многие из Христиан, чтобы научиться ложной мудрости, чтобы увеличить заблуждения свои, чтобы умножить сомнения и неверие свое, много читают, рассуждают, и пишут, и для развращения других ревностно и с жаром всегда вольнодумческое говорят; а чтобы слушать Слово Божие, рассуждать о предметах честных и святых, читать Богодухновенные книги, книги ум просвещающие, волю исправляющие, сердце очищающие, сие скучным для себя делом представляют, и в назидание, во исправление ближнего своего что-нибудь говорить ниже когда уста свои отверзают. Многие из Христиан, все творя для страстей своих, для мира и плоти, ничего не почитают нужным делать для Христа и для души своея, не почитают нужным, ни ума своего просвещать чтением Слова Божия, ни воли своея ограничивать, обуздывая законом всегда стремящуюся ко злу свободу ее, ни тела своего умерщвлять, удручая похоти ее строгим постом и трудами, ни страстей своих уничтожать, отнимая у них похотное стремление, и нуждою, насильственно удаляя себя от тех предметов, к которым они стремятся. Многие из Христиан, излишно вдаясь в телесные упражнения, в чувственные, плотские, скотские дела, совсем забывают о духовной деятельности, о внутренней работе, о работе над умом и волею, над сердцем и духом своим, совсем забывают о очищении сердца от нечистот плотских, о просвещении ума, о исправлении воли, о оживлении и освящении духа, того бессмертного существа, которое, когда мир пройдет, плоть истлеет, страсти умрут, похоти уничтожатся, должно существовать, должно существовать во веки.

Но горе тем Христианам, которые, слушаяся мира и плоти своей, повинуяся страстям и похотям своим, презирают Искупителя своего Иисуса Христа, пренебрегают святое учение Его, не радят о своей душе, нимало не стараются о духовной жизни. Сколь великое зло постигло Сихема и Еммора отца его, и всех подданных его, обрезавшихся по лестному совет у Симеона и Левии сынов Иаковлевых: столь и большее еще зло ожидает всех тех Христиан, которые, внутренним слухом своим внимая лукавому совету князя тьмы, всякое добро от себя отсекают, всякую святыню внутри себя уничтожают, уничтожают для страстей своих, а о духовном обрезании, о обрезании сердца своего от грехов и беззаконий не брегут, и не только не брегут, но еще сие духовное действие в посмеяние обращают. А какое именно зло постигло Сихема с подчиненными его за обрезание, из плотоугодия проистекшее, и какое также зло ожидает Христиан ложных, плотских, все для мира и плоти творящих, а для Христа и души своея ничего не делающих, и о духовной, внутренней, Христианской жизни не брегущих; сие будет для общего нашего назидания содержанием следующей беседы. Аминь!

Беседа ХХ. О том, какое зло ожидает Христиан для мира и плоти все делающих, а для Христа и души своея ничего не творящих

Бысть же в третий день, егда бяху в болезни, взяша два сына Иаковля Симеон и Левий братия Динины, кийждо свой меч, и внидоша во град безопасно: и изсекоша весь мужеск пол. Быт.34:25.

Думаю, что некоторым слушателям моим, а наипаче тем, которые чувствуют самую существенность святейшего Христианства, и которые знают, кто суть истинные Христиане, странным показалось в предыдущей беседе учиненное мною выражение, и именно то, что я называл людей гордых, сребролюбивых, роскошных, злобных, блудных, Христианами, что я говорил, Христианин гордый, Христианин сребролюбивый, Христианин блудный, Христианин злобный, тако и тако поступают; думаю, что некоторым показалось странным сие, и показалось странным потому, что люди внутренно, сердцем своим пристрастившиеся к мирским вещам, и плотским делам, взявши сие в строгом смысле, не суть Христиане.

Да и подлинно странно есть слышать, что Христианин горд, злобен, сребролюбив, блуден; странно есть слышать тому, который внутренно уверен, что истинный Христианин есть тот, который не к чинам, не к злату и сребру, не к мотовским играм, не к блудницам сердцем прилеплен, но со Иисусом Христом духом своим соединен, который есть действительно Христов, который, живучи еще в теле, не есть во плоти, но в дусе, не плотская мудрствует и творит, но духовная, яко не по плоти сущий, но по Духу, не плотию водимый, но Духом Святым, в котором Дух Божий действительно живет99, и который ни о чем более не хвалится, токмо о кресте Господа своего Иисуса Христа, им же, то есть, крестом, мир ему распяся, и он миру100. Ибо истинный Христианин, или Христов, достойный носишь на себе имя Христово, есть тот, который плоть свою и мир не только не обоготворяет, но и распинает в себе , который похоти плотские и прелести мирские умерщвляет в себе, и в котором Дух Божий, Дух Христов, Дух уничижения и смирения, Дух милосердия и щедролюбия, Дух воздержания и целомудрия, Дух чистоты и святыни живет. А иже не распинают в себе мира и плоти, и не имеют в себе Святаго Духа Христова, каковы суть горделивцы, сребролюбцы, пияницы, блудники, злобные человеконенавистники, те не суть Его, не суть Христиане, но суть нечестивые грешники, суть грешники, дерзновенно прогневляющие Спасителя своего, и бесчестящие имя, почтенное имя святейшего Христианства.

И я, называя сребролюбцев, пьяниц, блудников Христианами, не то разумел, якобы они суть Христиане, истинные Христиане, но то, что они, имея в себе толь злую существенность, и творя толь гнусные дела, дела не Христианские, языческие, сами стараются прикрывать себя покровом Христианского имени. И самый дерзкий вольнодумец, тот, который по невежеству ума своего сомневается о Искуплении Христовом, и который для показания ложной сатанинской мудрости своей многое говорит противное чистому, ясному и святому Христианскому учению, – и сей самый тайный порицатель святейшего Христианства публично никогда не выставляет себя за вольнодумца, за противника Христианства, но живет в обществе под именем Христианским.

Но хотя таковые дерзновенные грешники и прикрывают себя именем Христианским, и другие их почитают, и называют Христианами: однако при всем том должны они быть уверены, что ежели пребудут до конца жизни в паком развращенном положении без обращения, без покаяния, без исправления, по никак по одному имени Христиан не могут быть наследниками Царствия Христова и причастниками вечных благ Его; а непременно постигнет их злая участь и жестокий жребий, такой, какому подвергся Сихем с подчиненными своими.

А какой несчастный жребий постиг Еммора и Сихема сына его, и всех подданных его, для плотоугодия обрезавшихся, послушаем. Бысть в третий день после обрезания их, говорит Слово Божие, егда бяху вси от обрезания в болезни, взяша два сына Иаковля Симеон и Левий братия Динины, кийждо свой меч, и внидоша во град безопасно, не страшася больных, и изсекоша весь мужеск пол, отмщевая за Дину сестру свою. И самого Еммора и Сихема сына его усекнуша острием меча: и взяша Дину от дому Сихемля, и изыдоша. А прочии сынове Иаковли, услышав о сем поступке братьев своих, внидоша к побиеным и разграбиша град, в нем же оскверниша Дину сестру их: и овцы их, и говяда их, и ослы их, и елика бяху во граде, и елика бяху на поли, взяша; и вся чада их, и вся сосуды их, и жены их плениша, и разграбиша вся, елика бяху во граде, и елика бяху в домех. Иаков же Отец их, узнав о сем, не одобрил жестокосердия их, а выговаривая рече к Симеону и Левии: вы, жестоко поступив, ненавистна мя сотвористе в Хананеах и ферезeах, и яко злу мне быти всем живущым на земли; вы чрез сие то учинили, что все, и Хананеи, и Ферезеи, и другие близь живущие отвратятся от меня, возненавидят меня, и будут сами злое умышлять против меня: аз же мал есмь числом, не имею кем защищаться; и по сему они, собравшеся на мя, изсекут мя, и истреблен буду аз, и дом мой. Но Симеон и Левий, оправдывая себя, отвещаша ему: аки блудницу ли возимеют сестру нашу?101 Не ужели оставить без отмщения то, что Сихем в присутствии подчиненных своих яко с блудницею поступил с сестрою нашею?

Такой же злой участи, и такового же несчастного жребия должны ожидать и все те ложные, наружные, по имени токмо Христиане, которые для угождения миру, и для удовлетворения плоти своей все творят, а для Христа, и для души своей, для засвидетельствования Спасителю своему чистосердечной благодарности, и для приобретения себе спасения ничего не делают, которые тайну крещения творя беззакония попрали, данные Богу при крещении обеты нарушили, небесное помазание грехами своими осквернили, учение Христово презрели, честную кровь Его и распятую плоть не уважили, Святого Духа Его отогнали, творением благих дел возгнушались, и которые, отвергнув духовное сочетание со Христом, сочетались с гордостию, со скупостию, с пьянством, с мотовством, с блудодеянием, со злобою, кратко, со страстьми и похотьми, а чрез сии и с самим отцом грехов и беззаконий, который есть адский дух, злобный сатана, древний человекоубийца диавол. Такой же злой участи, и такового же несчастного жребия должны ожидать все сущии по плоти, а не по Духу, живущие скотски, а не Христиански, мудрствующие плотская, а не духовная, творящие злая, а не благая,

А какой злой участи, спросите вы, должно грешным людям ожидать? Не той ли, чтобы умереть? Так поистине! Но умирать, скажете вы, есть жребий всем человекам, и праведным и грешным, общий. Правда умирать по определению Божию, по той первоначальной клятве, которая при первом падении на человека возложена, и умирать по исполнении меры временной жизни, во дни маститые стрости, есть всем общий жребий, которого никому из смертных избежать не можно, и страшиться не должно; а надобно только всегда ожидать оного Богом определенного конца в покаянии и приуготовлении. Но умирать прежде определенного Богом времени, умирать от убийственных рук на подобие Сихема, и Еммора, и всех Сокхофских жителей, есть страшно, и есть злая участь. А нечестивые все тако умирают. Как Сихем и Еммор с подчиненными своими умерли тогда, когда они о смерти и не думали, а мнили жить и веселиться, творя страстям своим плотское удовольствие: так и нынешние подобные им плотоугодники умирают тогда, когда о смерти нимало не помышляют, умирать не располагаются, а думают еще многие лета проводишь в плотских утехах, и веселии. Как Сихем и Еммор с подчиненными своими умерли от рук тех, которые, притворно потворствуя плотоугодию их, присоветовали обрезаться им: так и нынешние подобные им плотоугодники большею частию умирают от рук, от силы, от действия тех предметов, которыми они чрез всю жизнь занимались, которым угождали и служили, и которые, казалось, благоприятствовали им, ласкали, и обнадеживали во всегдашней дружбе своей. Миро-и-плотоугодники большею частию тем наказываются, во что влюбляются, И чем несколько времени утешаются; от того умирают, чем излишно себя в мире сем обременяют. Часто сребролюбца сребро и злато, любимые его вещи, во гроб вгоняют, излишно занимая его или старанием и трудами в приобретении их, или попечением о сохранении их, или страхом лишения оных, или унынием, от действительного потеряния их происходящим. Часто пьяницу самое по вино, которое он с жаждою пьет, умерщвляет, умерщвляет, расстроив излишеством едких соков своих телесный состав, приведши в непорядок стихии, тело составляющие, и повредив кровь, начало и главную пружину чувственной наружной жизни. Часто блуднику самая блудная страсть, в которой он валяется, никогда не просыпаяся и не очищаяся, наносит смертельный удар, наносит удар, сообщив неизлечимые болезни, каковы суть чахотки, внутренние резы, завалы, и некоторые мерзкие, прилипчивые. Часто злобный, адскою злобою злобяся на других, свою собственную жизнь оною седает и прекращает. Да и всякого миролюбца и плотоугодника большею частию своя собственная страсть расстраивает, расстраивает, внутренно смущениями беспокоя, а наружно телесные части повреждая, расстраивает, и чрез то еще прежде времени умереть заставляет.

Миролюбцы и плотоугодники, ублажая натуральную, чувственную, плотскую, на все свободную, ничего не запрещающую, ни в чем себе не отказывающую жизнь, жизнь совсем противную строгому Христианскому воздержанию, весьма много во мнении своем ошибаются. Они, очаровывая себя прелестями мира, утопая в похотях плоти, без всякого отрекания последуя влечению страстей своих, мнят, что ликуют, думают, что сладостями насыщаются, и других к тому же веселию побуждают: но в самой существенности не сладость, а горечь в себя приемлют, приемлют яд подслащенный, яд естественную жизнь расстраивающий, и к смерти скорыми шагами приводящий, что весьма ясно можно видеть на миролюбцах умирающих, ясно можно видеть, что они умирают от рук, от силы, от действия тех страстей, в которые во время жизни погружались; хотя сами они того по внутреннему ослеплению своему и не видят, и не признают, не признают, что они от себя самих, оп рук своих умирают, страстьми своими Богом данную жизнь прекращают. Как Сихем и Еммор с подчиненными своими умерщвлены от мнимых друзей своих, и умерщвлены в болезни, в третий день после обрезания своего, тогда, когда не в состоянии были восстать, вооружиться и противиться пришедшым умертвить их: так и нынешние подобные им плотоугодники, расслабляя здравие свое прежде времени, повреждая и истощая силы свои страстьми своими, мнимыми друзьями своими, наконец умирают, и умирают в совершенной душевной болезни, в греховной тьме, в полном развращении нравов, умирают тогда, когда духом своим воспрянуть, чрез истинное покаяние восстать, и внутренними молитвами противиться невидимым врагам своим совсем, яко плотские, и самого начала духовной жизни не стяжавшие, неспособны бывают. Благочестивые, истинно верующие, всегда смерти ожидают, и по сему беспрестанно к смерти приуготовляются, приуготовляются, творя внутреннее покаяние, прося прощения грехов у Иисуса Христа, и моля Его о принятии духа своего в Царство Его с миром: нечестивые же, никогда не помышляя о смерти, живут беспечно, развращенно, без всякого приуготовления, и по сему умирают в болезни душевной, в совершенной неготовности переходить в духовные жилища, в жилища вечные, блаженные, Христовы, Божии.

Что ж с ними воспоследует, спросите вы, когда они умрут в таковом положении? Как после смерти Еммора и Сихема все было пленено, пленены были и жены, и чада, и скоты, и имения, яко беззащитные, убившими их: так точно и после смерти нечестивых будет плен, будет духовный плен для душ их. Как скоро души нечестивых с телами своими разлучатся и тотчас оне и возмутся в плен от князя тьмы, древнего оного человекоубийцы, возмутся в плен, яко невесты нечистые, и безмужные, покрова Христова, яко духовного Жениха, не имеющие; возмутся в плен, и отдадутся в тяжкую адскую работу, на жестокие мучения, которые суть вторая, духовная, вечная смерть, смерть от мудрования плотского, и от жития нечестивого зависящая, как то свидетельствует о сем святый. Апостол Павел, сице глаголя: мудрование плотское смерть есть. Зане мудрование плотское есть существенная вражда на Бога; оно, бунтуя против Воли Божией, закону Божию не покаряется, ниже бо может102 покаряться, и по сему на вечное мучение от Бога осуждается.

Се жребий нечестивых, се участь дерзновенных грешников! Вот какое последствие жизни ложных Христиан, для мира и плоти все творящих, а для Христа и души своей ничего не делающих!

Страшимся, Христиане, такового несчастного жребия, которому, нечестивые подвергаются; страшася же сего бегаим плотскаго мудрования, которое смерть есть , а стяжаваим мудрование духовное, которое живот и мир есть; гнушаимся нечестивым житием, а упражняимся в добродетелях святых, начиная духовную Христианскую, благочестивую жизнь хотя с сего наступившего нового года; препровождаим остаток дней своих во всегдашнем памятовании о смерти, в покаянии, в молитвах, во исправлении нравов, в очищении сердца, в освящении духа силою Духа Святаго; тако поживем, да не умрем с Сихемом и Еммором нечаянно, тогда, когда не думаем, в болезнях душевных, во грехах и беззакониях, и от страстей своих, и посему да не осудимся с нечестивыми на вечное мучение, но да преставимся, смерти ожидая, страсти умерщвляя, здравие душевное по благодати Христовой приобретая, а посему и после смерти да сподобимся пройти беспрепятственно, под покровом Христовым в небесные селения и наследовать по дару Искупления Его вечное спасение. Да сотворит сие Премилосердый Господь Бог и Отец по заслугам возлюбленного Сына Своего Иисуса Христа и со всеми нами. Аминь!

Беседа XXI. О том, что всякой христианин должен делать внутренность свою из идольской кумирницы храмом Божиим, и вместо идолов поставлять в ней образ Божий.

Рече Иаков дому своему, и всем, иже с ним: поверзите боги чуждыя, иже с вами, от среды вас, и очиститеся, и измените ризы своя. Быт.35:2.

Как всякого духовного служителя Христовой церкви, и проповедника небесные и святые истины Его, существенная должность есть, когда приступает к проповеданию Слова Божия, молиться, и просить у Господа Бога, щедрого духовных благ Подателя, того, чтобы Он уста его глаголати, а уши слушателей слушати способными учинил, чтобы Он слово его духом Своим Святым оживил, и сею силою Духа действительным оное соделал для сердец слушающих Христианских человеков: так и всякого Христианина, в церкви Христовой, в соборе верующих предстоящего, и слушать небесную и святую истину Христову намеревающегося, главная должность есть в то самое время, когда приступает к слушанию Слова Божия, молиться и просить у Господа Бога того, чтобы Он силою Духа Своего Святаго слух его учинил способным ко принятию проповедуемого слова, ум его отверз разумети истинный смысл Священного Писания, сердце его расположил к полюблению оного, и к сильному желанию обратить его в духовную свою пользу. Ибо как служителя Христовой церкви и проповедника Божественные истины, не то должно быть сокровенным намерением и внутренним желанием, чтобы, сочинив проповедь умно, объяснив материю красно, и сказав приятно, получишь от человеков пустую и суетную похвалу, но то, чтобы, самому почувствовав небесные истины, тронуть сердца слушающих, дать и им почувствовать оные, что бы, просвещая Светом Христовым духовное существо свое, сообщать и им оное внутреннее просвещение, что бы, чувствуя внутреннее услаждение, от добродетелей происходящее, возбудить и их к исканию духовного услаждения в добродетелях Святых: так и всякого Христианина, в собрание верующих приходящего и проповедание слова Божия слушающего, не то должно быть сокровенным намерением, и внутренним желанием, что бы окритиковать в чем-нибудь проповедь, или осмеять проповедующего, или выводишь какие ложные из учения его заключения, но то, чтобы и самым малым и слабым лучом истины Христовой просвещать себя, приходить в чувство, и возбуждать в себе духовное услаждение, чтобы всякое слово принимать в сердце, и из всякого выражения выводить обращение на себя самого, на внутренность свою, чтобы всякое общее во грехах обличение было частным для него обличением, и всякое общее в добродетелях наставление было частным, как бы для него единственно творимым наставлением. Истинный Христианин должен иметь всегда внутри себя, такое желание, чтобы всякое слово обращать на себя самого, и во всяком примере видеть внутренность свою.

Да возбудит Господь Бог таковое желание и во всех нас как в слушании настоящей беседы, так и в принятии всех продолжений объяснения Священного Писания.

Настоящая беседа будет иметь основанием своим сии Священного Писания слова: Рече Бог ко Иакову, в Сокхофе находившемуся: востав продолжай путь твой к отечеству твоему, и взыди на место Вефиль, взыди на то место, которое ты, видев во сне лествицу, назвал домом Божиим, и живи тамо, не страшася жителей Сокхоф окружающих, и сотвори тамо жертвенник Богу, явлвшемуся тебе тогда, егда бежал еси от лица Исава брата твоего в Месопопамию. Иаков, услышав таковое от Господа повеление, и помня, что Вефиль есть место святое, есть дом Божий, и врата небесная, на котором месте жить не нечистым, но чистым, не идолопоклонническим, но прямо верующим человекам подобает, тотчас, не ходя еще в Вефиль, сказал всему дому своему, и женам, и рабыням, и детям своим, и всем, иже с ним, и самым из Сокхофа взятым пленным: поверзите боги чуждыя, бросьте идолов от среды вас, киньте тех кумиров, иже с вами, которых вы как от Лавана, так и от Сокхофских жителей взяли, и очиститеся, и измените ризы своя, очиститеся как внутренно, так и наружно, как покаянием, так и омовением тела, и переменением одежд. И тогда воставше взыдем в Вефиль, в место священное, и сотворим тамо жертвенник Богу послушавшему мене в день скорбения, принявшему молитву мою во время печали, Иже и бе со мною, и спасе мя на пути, в оньже ходих. И все, повинуяся Иакову яко Патриарху своему, без всяких отговорок вдаша ему боги чуждыя, отдали идолов, иже бяху в руках их, и усерязи, или серги, яже бяху во ушесех их, и которые взяты были из идольских кумирниц, яко в дар ложным богам принесенные и скры я, зарыл все сие Иаков под теревинфом, под древом подобным дубу, иже стояше в Сикимех, и погуби я до днешняго дне так, что никто из идущих с ним не знал о сем. И воздвижеся Израиль от Сикимов, от места пребывания своего, и бысть страх Божий на градех, иже окрест их, которые окружали Сокхоф, и не гнаша в след сынов Израилевых для отмщения за Сокхофских жителей, не гнаша чувствуя от Бога насланный ужас. А посему прииде Иаков в Лузу беспрепятственно, прииде в город, иже есть в земли Ханаанстей, и иже иначе назван, от него Вефиль, прииде туда сам, и вси людие, иже бяху с ним. И созда тамо жертвенник, и прозва имя месту тому, Вефиль, то есть, дом Божий, паки повторил прежде данное месту тому наименование, тамо бо явися ему Бог, егда бежаше он от лица Исава брата своего103.

Слышите, Христиане, что Господь говорил Иакову, и что Иаков творил по повелению Господню. Услышав же сие, о чем должны мы помыслить? Мы все сие тотчас должны обратить на себя самих, на внутренность свою; мы тотчас должны вспомнить, что Господь, прежде беседовавший со Иаковом, и нам яко новому Израилю глаголет подобное сему. Он всем нам чрез Апостола Павла якоже Иакову говорит: потищитеся внити в оный покой, востав идите к настоящему жилищу и отечеству своему, стремитеся к небесному Вефилю, к духовному дому Божию, да тамо на жертвеннике сердца своего принесете жертву вечного благодарения. И мы, почувствовав внутри себя сей глас Божий, зовущий в вечный покой, не должны по ожесточению сердец своих упорствовать Божественному званию, да не кто в туже притчу противления впадет, в какую впали некогда Иудеи, упорствовавшие званию Божию, да, как они по упорству своему не могли внити в обетованную землю, так кто и из нас не будет лишен небесного Царствия, вечного и блаженного покоя. Потищимся, Христиане, внити в оный покой, да не кто в ту же притчу противления впадет, грядем с ревностию в небесный Вефиль.

Но прежде, нежели двигнем мы стопы наши к оному духовному граду Божию, должны вспомнить, что небесный Вефиль есть существенный дом Божий, есть место священнейшее, чистейшее, и святейшее, к которому приступить, в которое входить, и в котором обитать человеки нечистые, внутренно идолопоклонствующие никак не могут. Вспомнив же, и живо почувствовав сие в сердце своем, всякой из нас, яко ревностный Израиль, по примеру Иаковлеву должен сказать всему внутреннему дому своему, и всем сущим с ним, или живущим внутри его, должен сказать всем, и разуму своему, и воле своей, и сердцу своему, и желаниям своим, и помышлениям своим, и всем склонностям своим, яко женам, детям, рабам, рабыням, и всем пленникам своим: поверзите боги чуждыя от среды вас, и отиститеся, и измените ризы своя. И как всякой Христианин обязан сказать сие внутреннему дому своему; так всякой обязан рещи и внешной церкви своей, ежели по примеру Иаковлеву имеет правление ея в руках своих; обязан пастырь духовный рещи сие пастве своей, проповедник слова слушателям своим, Отец детям своим, правитель подчиненным своим, господин рабам своим, хозяин дома домочадцам своим, мужья женам своим, обязан всякой рещи: поверзите боги чуждыя от среды вас, и очиститеся, и измените ризы своя. По сей необходимой Христианской обязанности и я, смиренный служитель Христовой церкви, будучи побуждаем примером верующего мужа Иакова, нужным почитаю сказать как внутренним сопутникам моим, уму, воле, и сердцу, так и вам, слушатели, поверзите боги чуждыя от среды вас, и очиститеся, и измените ризы своя.

Многие, может быть, из вас помыслят в сердцах своих, каких он советует бросить богов чуждых? Мы, кажется, идем не от Лавана, кумиров его не уносили, в плотоугодном городе Сокхофе не были, Сихема и Еммора с подчиненными их не убивали, и идолов их не брали; что ж мы должны повергнуть от среды своея? Сия очаровывающая ум человеческий мысль, что мы не идолопоклонники, многих нераскаянных Христиан ослепляет и обманывает. Правда мы не идолопоклонники по наружности, мы телом не были там, где был Иаков с семьею своею, и мы не делали того, что делали жены и дети его, не делали сего видимо, но внутренно, невидимо точно таковы, каковы и они были. Они шли от Лавана и унесли кумиров его. И мы от кого вступили на сей священный путь, на путь святейшего Христианства? Не от духовного ли Лавана? Поистине от сатаны, из темной области его, из Египетского рабства его. Что мы подтвердили при первом шаге, при самом начальном вступлении на Христианский путь, подтвердили, отрицаяся во святом крещении как гнусного лица его, и злобных служителей его, так и всех мерзких дел его. Но хотя мы начально и отошли от него; однако же по примеру Рахили унесли с собою кумиров его, унесли тайно в сердце своем, без ведома и против Воли небесного Иакова, Иисуса Христа, унесли с собою и гордость его, и непокорность его, и злобу его, и зависть и ненависть его. Они, продолжая путь свой, уклонились к плотоугодному Сокхофу, и убив в оном Сихема и Еммора с подчиненными их, взяли новых идолов их. И мы, начав Христианский путь, не к плотоугодному ли же Сокхофу уклонились? Поистине мы, начав путь свой духовно, плотски его продолжаем, мы, вознамерившись идти к небесному отечеству, к плотоугодному миру обратились, и находяся в нем убили не чужого Сихема и Еммора, но своих собственных сопутников, душу, и тело, со всеми свойствами их, убили их плотоугодными делами, и убив их взяли с собою идолов, на престоле мира сего стоящих, взяли и сребролюбие, и любоимение, и пьянство, и блуд, и всякие нечистоты. И мы, взяв сих новых кумиров, не только несем их в руках своих, но и поставили их на престоле сердца своего, яко богов, поставили, учинив внутренность свою идольскою кумирницею, идолопоклонническим капищем. Как наружные идолопоклонники в капищах своих поставляли идолов, покланялися им, и служили им, и поставляли идолов троякого рода, как-то, изображения огня и небесных планет по неведению истинного Бога, статуи храбрых героев, гордых победителей, и порочных людей, и разные виды животных: так и мы, будучи внутренними идолопоклонниками, поставляем во внутренней кумирнице своей духовных идолов, чуждых богов троякого рода, или богов адского неверия, или богов сатанинской гордости, или богов скотского плотоугодия. И всякой из нас которому-нибудь из сих чуждых богов служит, покланяется, курит фимиам на жертвеннике сердца. Иный по примеру Персов, не веруя во пришедшего в мир Искупителя Иисуса Христа, и не принимая духовной Христианской жизни, а прельщаяся тщетною философиею, ложною мудростию мира, модными нынешними знаниями, стихиам покланяется, натуральную чувственную жизнь обоготворяет, страстям и похотям своим ни в чем не отказывает, всем жертвует. Другой, по примеру Греков и Римлян ослепляяся геройством миролюбцев, житейской гордости в сердце своем статую поставляет, и ей, яко богу своему, беспрестанную жертву приносит, по надымаяся и превозносяся пред другими, по презирая низших себя, по не покоряяся высшым, по завидуя равным, по ненавидя в благополучии сущих и честно живущих, по злобяся на укоряющих, или обличающих их по долгу святейшего Христианства. А третий, по примеру Египтян упившись плотоугодием скопов, несмысленных животных обоготворяет, похоти плоти служит, чувственной скотской жизни жертву приносит, или змиею сребролюбия сердце свое обвивает, или лисье лукавство во всех делах своих имеет, или на подобие лающего пса всегда языком своим клеветы на ближнего изрыгает, или яко хищный зверь на подобного себе нападает, или лености волов подражает, или в объядении, пьянстве, и блуде, яко бессловесное животное, пребывает.

Вот, Христиане, наши идолы, или боги чуждые, которых мы должны повергнуть, вот те оскверненные ризы, которые мы должны очиситить, и переменить! Мы прежде, нежели пойдем к небесному Вефилю, яко святому Божию дому, непременно обязаны внутреннюю кумирницу свою разорить, духовных идолов в ней изпровергнуть, уничтожить, зарыть под теревинфом, под древом креста Христова, в земле истинного умерщвления. Все мы должны сотворить сие, последуя примеру Иаковлеву, и внимая сему увещанию святого Апостола Павла: умертвите уды вашя, яже на земле, умертвите земную, чувственную, греховную жизнь составляющие части, как-то, блуд, нечистоту, страсть, похоть злую, и лихоимание, еже есть идолослужение, ихже ради, по причине которых грядет гнев Божий на сыны противления, или противящиеся. В них же и вы иногда ходисте, егда живясте в них. Ныне же отложите и вы та вся, гнев, ярость, злобу, хуление, срамословие от уст ваших104. А наипаче, братие, блюдитеся, да никтоже вас будет прельщая философиею ложною, и тщетною лестию, научая жить по преданию человеческому, по стихиам мира, по тому влечению, которое делает поврежденная натура, а не по Христе105, не по небесному учению, и святому житию Его. Не лжите ничего друг другу, особливо же не обманывaйте ближнего своего заблуждениями своими, стараяся и его приводить к подобному неверию. Не творите сего. Но все вместе, покаряяся единому Духу Господа своего Иисуса Христа, совлекайтеся ветхаго человека с делами его, скидайте скверные греховные ризы, очищайте их покаянием, и облекайтеся в нового обновляемаго в разум, переменяющегося и в уме, и в воле, и в сердце, и в помышлениях, и в желаниях, и в словах, и в делах, по образу создавшего его106, по подобию того, Иже сотвори его. Все мы, яко Христиане, шествовать к небесному отечеству, к духовному дому Божию, к вечному покою долженствующие, обязаны внутреннюю кумирницу свою разорить, духовных идолов в ней сокрушить и очистив ее истинным покаянием соделать освященным храмом Божиим, и поставить в нем образ Триипостасного Бога, образ по примеру источника своего три вида имеющий, и из сих трех священных начал многочисленные лучи сияния своего издающий, образ из веры, надежды и любви состоящий, и в сих трех видах все роды добродетелей заключающий, образ, и смирение Христово, и повиновение Его, и чистоту Его, и воздержание Его, и терпение Его, и другие Божественные свойства собою изображающий. Все мы, яко Христиане, обязаны еще на пути, во время странствования сего, за долго до смерти своея, очистившись покаянием, облекаться в сии одежды света, во одежды Христовы; ежели кто из нас после смерти, когда приидем в Вефиль, в дом Божий, не хощет быть на месте того, которого Евангелие тако опысывает: вшед, говорит оно, небесный Царь видети возлежащих, на духовный брак с Сыном Его пришедших, виде ту человека не оболчена во одеяние брачное: и глагола ему: друже, како вшел еси семо, не имый одеяния брачна, риз чистых? Он же, не имея чем оправдаться, умолча. А небесный Царь, не приемля нечистых: в духовное сообщение с Сыном Своим, рече слугам: связавше ему руце и нозе, возмите его, и вверзите его во тьму кромешную, самую величайшую, ту будет плате и скрежет зубам107. Все мы обязаны, очистившись покаянием, облекаться во одежды света, в ризы истинного благочестия; ежели кто из нас не только не хощет быть по смерти в таком положении, но еще и в жизни сей желает того, чтобы Господь как Закхею сказал, так и ему внутренно рек: днесь в дому твоем подобает Ми быти, и что бы Он, взошед в очищенную внутреннюю храмину его Духом Своим Святым, уверил духа его, яко и его дому днесь спасение бысть, как дому сына Авраамля108.

А когда сие мы, яко Христиане, обязаны творить: то я не престая глаголю сие, и послушествую о Господе, Именем Господним завещеваю и подтверждаю, не ходити вам, якоже и прочии язы́цы ходят, в суете ума их, помрачени смыслом, суще отчуждении от жизни Божия за невежество сущее в них, за окаменение сердец их, иже в нечаяние вложшеся, упование на Спасителя отвергши, предаша себе студодеянию, в делание всякия нечистоты в лихоимании. Вы не тако познаете Христа, и должны познавать: Аще убо его слышасте, и о Нем научистеся, Его учением пользоваcтеся: то и должны познавать Его так, якоже есть истина о Иисусе109, должны познавать Его яко небесного Учителя, требующего внутреннего очищения, и обновления, и яко Спасителя, подающего упование, тако должны познавать, и должны соответствовать Ему как очищением внутренности своея от грехов и беззаконий, так и обновлением всего духовного существа своего по образу Его и Всемогущею силою Его.

И ежели в нас, Христиане, по благодати Спасителя нашего Иисуса Христа совершится сие: то мы без сомнения воставше по смерти взыдем в Вефиль, в дом Божий, в вечный покой, и сотворим тамо из сердец наших жертвенник Богу, послушавшему нас в день скорбения нашего, во время бедственного странствования сего, и вознесем на оном жертву вечного благодарения и любви к Нему Богу, призвавшему нас в чудный Его Свет. Аминь!

Беседа ХХII. О том, что всякое время и место есть время и место плача для каждого Христианина, доколе он не поставит внутри себя твердого столпа упования

Умре Девора доилица Ревеккина, и погребоша ю ниже Вефиля под дубом: и прозва имя ему, дуб плача. Быт.35:8.

Бог наш, яко Премудрейший Творец, создав все вещи, дал им имена, сходственные с существом их, дал им имена, означающие внутреннюю, сокровенную существенность их. Что весьма ясно можно видеть в древнем, коренном, священном, Еврейском языке, где нет слова, нет имени без существенного, внутреннего самой вещи означения.

И сотворенный от Господа человек, нося на себе и в себе образ и подобие Бога и Творца своего, имел между прочими внутренними свойствами своими и изображение сея великия Премудрости Божия. И он не иначе давал видимым вещам наименования, как по внутренней существенности их, что можно видеть в наречении имен, всем животным чрез него учиненном. И хотя первый человек Адам, потеряв чрез грех райское состояние, и повредив духовное существо свое, лишился и оного свойства души своея, небесныя премудрости: однако же, когда дано было ему от Господа обетование Искупления чрез семя жены; тогда чрез свет Слова Божия возвращены в него и некоторые лучи высочайшия премудрости Божия, так, что как сам Адам, подобно и другие от него происходившие верующие человеки не иначе давали имена детям своим и прочим вещам, как с некоторым внутренним означением. На что не приводя многих доказательств довольным почитаю и один пример ветхозаконного Патриарха Иакова, который всегда давал имена вещам, изображая внутреннюю существенность их. Как-то можно видеть сие и из тех самых стихов Священного Писания, которые объяснять нам следует.

Когда пришел Иаков в Лузу, или в Вефиль: тогда, говорит Писание, умре Девора доилица, или кормилица Ревеккина, жившая до того времени у Лавана брата ее в Месопотамии, и погребоша ю дети Иаковлевы ниже Вефиля под дубом; и означая Иаков плач, или прискорбие по ней производимое, прозва имя ему, или месту тому, дуб плача. Бог же, Который всякого верующего человека готов бывает утешать, тотчас явися и Иакову еще в Лузе, явися еще на том месте, егда прииде от Месопотамии Сирския, где явился ему тогда, когда он шел в Месопопамию, явися для утешения его: и благослови его Бог. И рече ему Бог, повторяя новое имя его, сказал ему: имя твое не прозовется к тому Иаков, но Израиль будет тебе имя: и нарече имя ему, Израиль, то есть, с Богом борющийся, и побеждающий. И продолжая утешать его, таковое дал ему Бог обетование: Аз Бог твой, Бог Всемогущий; расти по силе Всемогущества Моего, и множися, язы́цы или народы, и собрания языков, множества народов, будут от тебя, и царие из чресл твоих изыдут, владыки от семени твоего родятся. И землю, юже дах Аврааму и Исааку, тебе в лице их дах ю, тебе будет: и семени твоему по тебе дам землю сию. Когда же совершил Бог сие обетование Свое, тогда взыде от него, от места того, идеже глагола с ним, взыде: от него не вознесением на высоту Вездесущего Божеского Существа Своего, но сокрытием тех величественных видов, в которых Он явился Иакову. А Иаков с своей стороны для всегдашнего памятования явления Господня постави столп на том месте, идеже глагола с ним Бог, поставил столп каменный, поставил столп, или новый воздвигнув, или прежний обновив, который он поставил, как видел лествицу шедши в Месопотамию. И пожре на нем жертву яко на жертвеннике, пожре жертву из вещей в пищу и питие употребляемых, и сверх сего возлия на него элей. И прозва Иаков имя месту тому, идеже глагола с ним Бог, Вефиль110, дом Божий, паки повторил по наименование, которое дал ему еще прежде, егда бежал от лица Исава брата Своего.

И мы, Христиане, по благодати великого Бога нашего участвуя в сообщенном от Него чрез Слово Свете, должны участвовать и в той Божественной премудрости Его, которая из света Слова Его проистекает, которая украшала ветхозаконных верующих мужей, и которая лучами небесного сияния своего озаряет и новозаветных истинных Израильтян. А участвуя в оном Божественном свойстве по дару Святого Духа должны и мыслить, и рассуждать, и говорить, и поступать сходственно с оным. Участвуя в премудрости должны и думать и творить соразмерно с премудростию. Мы пользуяся сим небесным даром должны взирать на все вещи так ими глазами, каковы они суть в самой внутренней существенности своей, должны рассуждать об них так, каковыми они представляются в истинном свете Божия Откровения, а не так, каковыми они описываются в ложном отблике, в вымышленном сиянии тщетной, вольномыслящей, нынешней философии, и должны называть их теми именами, которые внутренние свойства их, а не одну поверхность изображают. Особливо же в познании мира и чувственного существа своего, телесного состава своего, в рассуждении о сих вещах, в наименовании их сходственными с их внутреннею существенностию именами, обязаны мы употреблять сей небесный дар, свыше сходящую премудрость Божию.

Особливо, сказал я, в познании мира, сего временного жилища нашего должны мы употреблять сие от Бога душе нашей дарованное свойство, истинную мудрость. Ибо многие из любителей мира сего, прельщаяся ложными положениями тщетной философии, и делая всякое, даже беззаконное удовольствие поврежденной натуре своей, до того радуются и веселятся в мире сем, что ослепив внутренние очи свои мнят, якобы мир сей есть настоящий Эдем, существенное жилище человеческое, и якобы человек только здесь и должен жить, ликуя и веселяся. Многие из миролюбцев тако о мире, и о себе рассуждают, многие мир сей местом веселия своего почитают, а себя жителями только мира сего быть определяют. Но мы, пользуяся небесным даром Божиим, Христианскою мудростию, совсем должны иметь другое понятие как о себе самих, так и о мире сем, временном жилище своем. Они, по ложным правилам своим попустив усилиться поврежденной натуре своей, дав поверхность плоти над духом своим, позволивей обладать им, скинув узду со страстей своих, и без всякого противоречия последуя сильному влечению плотских похотей своих, думают, что они суть только существа чувственные, смертные, одними чувственными вещами довольствоваться и утешаться долженствующие. Но мы, шествуя по пути Великого Искупителя своего, последуя образу святыя жизни Его, делая по учению Его насилие поврежденной натуре своей, приводя чрез насилие плоть в повиновение духу, упорствуя духом сильному стремлению страстей своих, умерщвляя похоти плотские, часто отказывая себе в удовольствиях чувственных, и чрез то удобно ощущая внутри себя сильное врожденное желание высших, продолжительнейших и постояннейших благ, должны увериться, что мы не чувственные токмо животные, в мире сем смертию бытие свое кончить долженствующие, а человеки, сверх чувственной плоти разумными и свободными духовными существами одаренные, мыслишь, рассуждать, свободно поступать, и высшего себе желать, способные, и по сему бессмертные, и по смерти тела духом жить имеющие. Они, не рассуждая о плачевном рождении своем, о бедственной жизни других, о болезненной кончине, а представляя только лета юности своей, пользуяся временем счастия своего, без отказа еще вкушая удовольствия плотские, подтверждают, что мир есть Эдем, место сладостей, жилище веселия, и что чувственная жизнь есть единственный конец человеческого бытия. Но мы, при озарении себя Христианскою мудростию совокупляя во едино место все человеческие обстоятельства, и болезненные рождения их, и недостаточные воспитания многих, и прискорбную жизнь неимущих, и болезненную старость, и беспомощное сиротство вдовиц, и обиды причиняемые сиротам, и мучительные смерти, кратко, видя большую часть людей несчастное по наружности иго влекущих, нежели счастием вышеприведенных миролюбцев наслаждающихся, страшимся подтвердить, якобы существенный конец бытия человеческого есть сия бедственная временная жизнь; страшимся подтвердить сие, дабы сим низким помышлением своим не унизить Величества Божия, и не оскорбить Высочайшия Премудрости Его, вся во благое устрояющей, во всех деяниях Своих благий конец имеющей, не бедствий, а блаженства тварям желающей и ищущей; страшимся подтвердить сие, ибо не найдем блаженства Премудростию, Божиею тварям даруемого; ежели отвергнем по кончине бедствий мира сего бессмертие душ наших, и вечную жизнь в Боге и с Богом в духовном мире. Мы, совоображая все перемены и непостоянства мира сего, представляя глады, трусы, войны, зависти, ненависти, гонения, убийства, за безумие почитаем мнить и говорить, что мир сей есть Эдем, существенное, веселое и приятное жилище человеческое.

Нет! Мир сей не есть для разумных тварей, а особливо для Христиан, Эдем, место сладости, жилище веселия. Эдем как первобытный, земный, на востоце насажденный, так и нынешний, благодатный, небесный, есть выше мира сего, есть совершеннее его. Эдем есть такое жилище, в котором все в равновесии, все в умерении, все в согласии, все в тишине и мире, в котором нет беспокойств, нет от огня жжения, а единая умеренная теплота, и приятное освещение, нет от воздуха стужи, а единое тихое прохлаждение, нет от воды мокроты и поглощения, а единое сладчайшее и благоуханнейшее орошение, нет от земли грубости и тягости, а единая прозрачность и легкость всего существа жилища сего. Эдем есть такое жилище, которое по особенному в нем Присутствию Божию есть истинный Вефиль, – дом Божий, всеми духовными, вечными благами изобилующий, и которое по сему по справедливости может назваться местом сладости, жилищем веселия, вместилищем у тех. В таком Эдеме обитал первозданный, непорочный, бесстрастный, святый человек. К такому Эдему должны стремиться и все человеки, соответствуя святейшему намерению Божию, и сообразуяся с Высочайшею Премудростию Его, вечных благ, всегдашнего добра тварям Своим желающею. А мир сей не есть Эдем, не есть Вефиль, но есть жилище ниже Вефиля, есть место совсем несходственное с Эдемом, и можно сказать, противное Эдему. Мир есть совокупление стихий грубых, сопротивлением друг на друга действующих, есть совокупление огня жгущего, воздуха стужу производящего, воды потопляющей, земли тягостию своею подавляющей. Мир есть такое жилище, в котором нет умерения, нет тишины, нет покоя, но в котором погромы и молнии, то тучи и затмения, то сильные дожди и снеги, то потопления и землетрясения. Мир есть такое жилище, в котором на человека не только стихии вооружаются, но и самые животные, существенные обитатели его, яко на странника и пришельца ополчаются, сопротивляются и со злобою иногда терзают.

Что в глазах мудрого Иакова был Вефиль, святое и благословенное жилище его, достойное особенного Присутствия Божия: по в глазах просвещенного небесною мудростию Христианина должен быть Эдем, святое, препрославленное, существенное, духовное жилище его, достойное всегдашнего благоволения и Присутствия Божия. А что в глазах мудрого Иакова было то место, которое по положению своему было ниже Вефиля, на котором он яко отделенном погреб кормилицу матери своей Девору, и которое по причине погребения сего нарек дубом плача: по в глазах просвещенного небесною мудростию Христианина должен быть мир сей. Просвещенный Христианин должен почитать и поставлять его гораздо ниже небесного Вефиля, восточного Эдема, духовного Рая Божия. Просвещенный Христианин должен взирать на него не иначе, как на место погребения падшего человечества своего, и не иначе должен называть его, как местом плача. Мир есть место погребения. Ибо как скоро человек преступил заповедь Божию в Раю, как скоро согрешил во Эдеме, как скоро внутренно грехом умер в Божественном Вефиле: тотчас изнесен был яко мертвый из Вефиля, тотчас удален был яко смердящий из сладостного Эдема, тотчас изгнан был яко непотребный из Рая Божия. Куда? В мир сей, в место погребения мертвых, в гробницу трупов смердящих, в жилище неразумных животных. Для чего изгнан был? Все виды клятвы Божия на грех наложенные сносить, и детей в болезнях рождать, и землю в поте лица возделывать, и пищу со трудом приобретать, и немощи претерпевать, и стихийным жестоким влияниям подвергаться, и разнообразные роды несчастий великодушно принимать, и страдая умирать. Для того изгнан был, чтобы в сетовании пребывал, чтобы с плачем сладостный Эдем воспоминал, и чтобы из места плача паки духом своим к радостному Вефилю поспешал, поспешал, погребши в нем плоть свою и умертвивши грех.

И так мир сей в глазах просвещенного Христианина не есть Эдем, место сладости, но есть юдоль плачевная, есть место горести, есть те реки Вавилонские, на которых не петь и веселиться пленным человекам подобает, а сидеть и плакать. В мире сем всякое время есть, и должно быть время плача; есть и должно быть время плача и весна, и лето, и осень, и зима; есть и должно быть время плача и младенчество, и юношество наше, и мужество, и старость наша. В мире сем всякое место, и восток и запад, и юг и север, и горы и долины, и грады и села, и огромные богатых домы, и самые малые бедных хижины должны быть местами плача.

Нечестивые миролюбцы, не смотря на то, что везде видят беды, везде несчастия, везде болезни, везде смерти, доколе сами живут в благополучии, совсем забывают о том, что они Райские изгнанники, из Эдема высланные в мир сей пленники, из Вефиля вынесенные мертвые для погребения в общей гробнице мира сего, и по причине сего забвения так веселятся и радуются, как бы они были не в плене и заточении, а в свободе и господствовании, так по зрелищами, по гуляньями, по пирами и роскошами, по беззаконными плотскими удовольствиями утешаются, что и до самой смерти в сей бесчувственности пребывают. А ежели когда или чрез болезни, или чрез несчастия от сего сатанинского усыпления и пробуждаются: то и тогда не к плачу обращаются, не покаянием занимаются, а в недоумение, сомнение, неверие, и отчаяние ввергаются. Но мы, Христиане, не тако должны поступать. Мы всякое время и всякое место должны временем и местом плача почитать. Мы, помня Адамово преступление, его из сладостного Эдема изгнание, а с ним и нас всех низвержение, низвержение в мир сей, яко в место погребения падшего человечества нашего, и живо воображая все свои грехи и беззакония, всю тьму ума, развратность воли, нечистоту сердца, мертвенность духа, не должны очень много радоваться и веселиться, заниматься мирскими утехами, суетными, скоропреходящими плотскими удовольствиями, но обязаны, седя как бы прямо Рая с падшим праотцом нашим Адамом, плакать о потерянии оного, и молиться о возвращении его. Для каждого Христианина не одно время постов, или время болезней, или время старости должно быть временем плача и сетования, временем истинного покаяния, но и все течение жизни должно быть на то употребляемо. Для каждого Христианина не одни места погребений, и не одни храмы должны быть местом плача, сердечного сокрушения, но и во всяком великолепном доме просвещенный Христианин может иметь тот мытарев угол, в котором он удобно может произносить тяжкие вздохи о падении своем, о грехах своих, и воссылать моления к небесному Отцу о помиловании, говорить, Боже милостив буди мне грешнику111.

И мир сей, временное жилище человеческое, дотоле должен быть местом плача для каждого Христианина, дотоле должен он в нем каяться сокрушая сердце, смиряя дух, очищая плоть, призная все свои грехи пред Господом Богом, стараяся исправить нравы свои, умертвить похоти и страсти свои: доколе он по совершенном умерщвлении и погребении владычествующих грехов своих не ощутит духовного посещения Божия, внутреннего явления Его; и доколе не услышит в сердце своем сего Отеческого уверения Его: Аз Бог твой, прощаю тебе грехи твои по заслугам Сына Моего, принимаю тебя в число истинных чад Моих, расти во внутренней жизни, множися в приобретении различных даров Святого Духа, и буди наследником Царствия Моего, Аз дам тебе в обладание землю, землю небесного Вефиля.

Когда же верующий Христианин по милости Всеблагого Бога своего внутренно услышит сие, и в чистой совести своей уверится о сем благоданном обетовании Божии: тогда должен он поставишь внутри себя столп каменный, должен водрузить в сердце своем столп твердого упования на заслуги Спасителя своего, и на сем сполпе принося Богу жертву всегдашнего благодарения и любви, обязан препроводить прочие дни живота своего в чистоте и святыне; должен тако препроводить, с надеждою ожидая смерти своея, разрешения от смертного жилища своего, радостного явления пред Господом Богом своим для восприятия от Всещедрой Десницы Его неизреченной Милости; должен тако препроводить, твердо веруя, яко сеющии слезами, радостию пожнут112.

Аминь!

Беседа XXIII. О том, что и мы чада болезней

Бысть же егда оставляше ю душа, умираше бо, прозва имя ему, сын болезни моея, отец же прозва имя ему, Вениамин. Быт.35:18.

Господь Бог, по Божественному Правосудию Своему наказывая мужа и жену клятвенными наказаниями за дерзновенное нарушение святой Воли Его, за своевольное преступление заповеди Его, за падение по совету диавольскому против повеления Его учиненное, определил между прочими наказаниями, к жене принадлежащими, и то, чтобы ей в болезнех родити чад.

И сии клятвенные рождения, сии болезни жен бывают иногда удобь сносимы, иногда же несносны, мучительны, смертоносны. Бывает иногда, что жена егда раждает, скорбь имaть, яко прииде годе ея, время рождения ея; егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радость яко родися человек в мир113. А иногда скорби, от рождения происходящие, более и более умножаяся, наконец смертоносною поражают стрелою раждающую чад, что можно весьма ясно видеть из многих опытов в мире сем случающихся, и из примера Священной Истории нами продолжаемой.

Востав Иаков от Вефиля, так повествует Писание, иде далее по пути своему. Бысть же егда приближися к Хавраве, приити до земли Евфрафа, в то время, как они шли по пути, ведущему к городу Евфрафу, роди Рахиль, и возбедствовала в рождении, раждая начала чувствовать жесточайшие скорби. Бысть же внегда жестоко ей родити, рече ей баба, при рождении ее находившаяся, дерзай, ибо сей тебе есть сын, крепись, понеже ты сверх Иосифа другого будешь иметь сына. А когда уже оставляше ю душа, умираше бо от рождения, тогда прозва имя ему, Венони, то есть, сын болезни моея; отец же прозва имя ему, Вениамин, то есть, сын правыя руки, или помощник в старости. И умре Рахиль по причине рождения, и погребоша ю на пути Ипподрома Евфрафы, на пути прямо ведущем к Евфраые, сия есть Вифлеем, который город иначе называется Вифлеем. И постави Иаков столп, или памятник, на гробе ея, сей есть столп над гробом ея даже до дне сего. Изыде же Израиль оттуду, и постави кущу свою за столпом Гадер114, за столпом стад овец, за столпом, с которого стрегомы были стада.

Господь Бог клятвенно наказал жену, преслушавшую Божественную заповедь Его, болезненным рождением. Рахиль по сему определению Божию весьма болезненно родила сына Вениамина, и родивши умерла; видя же, что от сего умирает, нарекла его сыном болезни.

А сие, слушатели мои, есть живое изображение и нашего как естественного, так и духовного положения. И мы, Христиане, как по естественному, так и по духовному состоянию своему не другое что есмы, как также чада болезней. По естественному состоянию мы есмы чада болезней потому, что хотя от плотских родителей с греховным сладострастием зачаты, зачаты от семени мужеска, и услаждения сном сошедшагося115, однако во чреве матернем с тягостию были носимы, с мучительными страданиями рождены, с великими затруднениями, то по причине бедности, то по причине малосмысленной молодости, воспитаны. Да и все продолжение жизни детей ежели не с печалями и огорчениями, от развращения их происходящими, бывает сопряжено, то по крайней мере всегда бывает преследуемо мучительною опасностию могущего с ними в мире сем встретиться развращения. Естественные родители не столько детьми своими и в продолжении жизни их утешаются, сколько по различным случаям, и различным обстоятельствам ими огорчаются. Мы и для естественных родителей точно есмы чада болезней.

Но когда для них таковы: то что мы по духовному состоянию своему? Что мы для Бога Творца своего, Который есть истинный Отец наш? Поистине не что другое, как в высочайшей степени чада болезней Его Господь Бог есть не что другое в Существе Своем для нас недостойных, как небесная, Божественная, самая чистейшая Любовь, по которой Он, яко Отец наш, прежде нежели были мы, Всеблагим хотением Своим, так сказать, зачал нас, Высочайшею Премудростию Своею образовал нас, и Всемогущею Силою Своею мгновенно породил нас, единым Словом Своим из небытия в бытие произвел нас. Бог Отец, яко Любовь, по благости Своей сотворил нас. А мы, будучи святым хотением Его зачаты, Премудростию Его образованы, Всесильным Словом Его рождены, могущественною Десницею Его сотворены, как с Ним в праотце нашем Адаме поступили? Весьма неблагодарно, оскорбительно, мучительно. Мы, послушав лукавого совета сатанина будучи в матере своей Еве, и наклонившись к нарушению заповеди Господней, приняли в себя, во внутренность свою, в сердце свое, семя змииное, и по сильному действию оного адского семени соделались порождениями эхидниными, так ими чудовищами, которые тотчас по рождении, вскоре по сотворении, начали терзать милосердную утробу Божественныя Любви небесного нашего Отца, начали терзать дерзновенным сопротивлением Воле Его, своевольным нарушением святого хотения Его, и совершенным падением от света во тьму, от чистоты в нечистоту, от святыни в грех, от Рая в ад, от блаженства в мучения. Мы своевольно падши оскорбили святейшее Величество Его и злою волею своею, и заблуждениями ума своего, и развращениями нравов своих, и нечистотами сердца своего, и похотствованиями желаний своих. Что ж мы после того для Него, не чада ли великих болезней Его? Без сомнения так!

Бог Отец, будучи единая чистейшая Любовь, увидев нас в толь отвратительном для Него, и в толь несчастном для нас положении, немог долго сносить сего, но тотчас после падения, как бы забыв болезни Свои, от обид, от оскорблений наших Отеческому сердцу Его причиненные, пришел к нам падшим, обещал в утешение наше, и в поправление несчастных обстоятельств наших, послать Искупителя и Спасителя. И наконец веков совершил, исполнил, в действо произвел сладчайшее Обетование Свое. Он послал в мир сей для нашего Искупления Единородного Сына Своего, Который пришед все по учинил, что нужно было для нашего поправления, Который воплотившись чрез Духа Святого от Пречистыя Девы Марии все по пострадал, претерпел, что необходимо надобно было к духовному рождению нашему. Он, чтобы нас оживить, яко духом от греха умерших, чтобы нас просветить, яко внутренно помраченных, чтобы нас освятить, яко сердцами нечистых. Он для сего не только смирил себя, унизил Божественное Величество Свое, сошедши с превыспренних небес на землю, и как бы оставив Царственный престол Свой, не только зачавшись яко человек родился, млеком матерним питался, возрастал, жил с нами бренными человеками, и прилежно учил нас; но и, яко живый образ чистейшия Отеческия Любви, чтобы паки возродить нас в чистую, добродетельную, святую жизнь, во все продолжение временного живота Своего беспрестанно страдал, яко мать рождающая, или родить готовящаяся. Он как скоро плотию родился от Пречистыя Девы Марии: тотчас, будучи положен в скотских яслях, принужден был ощущать холод и стужу зимнего времени. В осмый же день после рождения Своего болезненное претерпел плоти Своей по установлению закона обрезание, учинил начало пролития пречистыя крови Своея. А после четыредесяти дней от рождения Своего принужден был бежать во Египет с Материю Своею, будучи гоним от Ирода царя. Искаше бо убити Его: Возвратившись же из Египта, и возрастая в доме Иосифовом при Матери Своей, участвовал во всей бедности их, и для вспомоществования им в естественных нуждах их всегда трудился со Иосифом, все то работал, что делал и Иосиф для прокормления своего. Когда Он, будучи тридесяти лет, вступил в священное звание Свое, в посольство Свое, и восприяв Крещение от руки Предтечевы, и свидетельство из уст небесного Отца, начал учить людей Божественным Словом Своим, начал просвещать их небесным Светом Своим, начал открывать им таинственные истины: тогда многие из Иудейского народа, особливо Книжники и Фарисеи, слыша обличительное для себя учение Его, и видя прилепление многих людей к Нему, начали ненавидеть Его, клеветать на Него, презирать Его, и старались всячески гнать Его, и даже истребить Его. И наконец ненависть их до того возросла и увеличилась, что они решились взяв Его предать на суд Понтийскому Пилату, неправедно донося на Него, якобы Он преступник есть закона их. И Он, будучи признан от самого Пилата невинным, осужден однако ж был от него на смерть по настоятельному требованию возненавидевших Его Фарисеев, и отдан на пропятие.

И так Сын Божий, истинный Богочеловек, Иисус Христос, нося в Себе живый образ и существенное подобие небесного Своего Отца, имея в себе благость, милосердие и любовь к человеческому роду, чтобы породить нас из Божественной Своей любви, охотно пострадал и умер на кресте колико поносною, толико и мучительною смертию. Иисус Христос, чтобы Искупить нас от рабства греховного, чтобы восставить нас от всеобщего падения, чтобы очистить нас от прародительского греха, чтобы избавить нас от темныя области сатанины, и вечного насильства его, и чтобы соделать сынами Своими и наследниками блаженного Царствия Отча, – Иисус Христос для совершения сего, для возрождения, обновления и прославления нашего живот Свой положил за нас, плоть Свою страданиями умертвил, дух Свой предал в руце Богу Отцу на жертвеннике креста, пречистую кровь Свою пролил. А когда так: то что ж мы для Него? Не чада ли болезней Его? Поистине чада величайших болезней Его!

А наипаче еще бываем мы чадами болезней Его тогда; когда мы родительскую любовь Его не уважаем, когда мы о страшных страданиях Его не помышляем, когда мы о священной смерти Его позабываем, когда мы не представляем того, что Он, раждая нас в духовную жизнь, пострадал жестоко, и умер мучительно, и по сему самому не только в подражание Ему не распинаем плоти своей со страстьми и похотьми, но еще, делая плоти своей всякое мерзкое удовольствие, в величайшие ввергаемся развращения. Как естественные дети великую скорбь и болезнь причиняют матери своей тогда; когда рождаются от нее: а тогда еще большее и мучительнейшее причиняют они плотским родителям своим страдание; когда они, вышед из отеческой власти их, воле их не покаряются, любви их не уважают, советов их не слушают, угрожения их презирают, слезами их не трогаются, и по сему нечестивую, развращенную, Богу противную, для родителей постыдную, и для самого человечества весьма унизительную препровождают жизнь, препровождают или в пьянствах, или в блудах, или в мотовстве, или в обманах, или в гнусной лености и небрежении о должностях звания своего. Таковые дети родителей своих до самого гроба их терзают, мучат, беспокоят; ежели во все сие время не исправляются. Так точно и мы, духовные дети Христовы, а по Христе и Божии, великую скорбь, болезнь, и мучение причинили Ему тогда; когда Он страдал за грехи наши: но ныне, ежели мы, не повинуяся сладчайшему гласу Его, противоборствуя святой Воле Его, не уважая священного закона Его, во грехах и беззакониях пребываем, или сластолюбием, или сладострастием, или миролюбием занимаемся, или обжирство и пьянство, или нечистую блудную жизнь, или роскоши и беспрерывные увеселения главным удовольствием своим почитаем, а Христа, и предписанную от Него духовную жизнь совсем оставляем, – ныне паковыми нечестивыми действиями своими еще более Божественную Христову любовь раздражаем, оскорбляем, мучим. Мы тогда во вторый раз Господа своего Иисуса Христа распинаем. Ибо Ему, яко Спасителю нашему, не только прискорбно видеть в нас, детях Его, грубую непокорность, дерзновенное своеволие, гнусное развращение: но и мучительно созерцать ту вечную погибель, в которую мы ввергаемся, совершенно чрез грехи повреждая себя, и неспособными делаясь к Царствию Божию; мучитель но созерцать погибель тех людей, для Искупления которых Он пролил кровь, пострадал и умер.

Почувствуем, Христиане, что мы чада болезней Христовых, ощутим те жестокие мучения Его в сердцах своих, которые Он имел, когда страдал за нас, и которые Он имеет, когда взирает на богопротивные беззакония наши; ощутив же чистосердечно потужим о том, что как Рувим оскорбил родителя своего Иакова, прелюбодеяние сотворивши с Валлою наложницею его; бысть же, егда вселися Израиль в земли той, говорит Писание, иде Рувим, и спа с Валлою наложницею отца своего Иакова. И слыша Израиль, и зло явися пред ним116. Так и мы, дерзновенно доселе поступая, во всем святую Волю Божию нарушая, и чрез то духовное прелюбодеяние творя, вместо Его Бога не только тварей, но и мерзкие пороки любя, огорчали, прогневляли, раздражали, мучили небесного Отца своего, духовного Иакова; Иисуса Христа. Потужим, Христиане, о сем, и решимся впредь быть подражателями не прелюбодейственному Рувиму, но тихому, кроткому и покорному Вениамину, не в огорчение, а в утешение родителя своего жившему. Решимся тако жить хотя отныне, очистив прежние скверны свои во время наступающие Святыя Четыредесятницы истинным покаянием, внутренним очищением, действительным грехов своих умерщвлением, да сподобимся, яко чада смертных болезней Христовых, Царство ваши в вечной славе Его и наслаждашися Божественною любовию Его во веки веков. Аминь!

Беседа XXIV. О том, что адский злобный дух при покаянии нашем должен выйти со всем лукавым семейством своим из внутреннего дома нашего, яко дома отеческого

Поя Исав жены своя, и сыны своя, и дщери своя, и вся телеса дому своего, и вся имения своя, и вся скота, и вся елика притяжа, и вся елика приобрете в земли Ханаанстей, и отиде Исав из земли Ханаанския от лица Иакова брата своего. Быт.36:6.

Узревши вас, слушатели мои, в сем священном храме по окончании святые, первые седмицы Великого Поста, и паки начиная утешительную для меня беседу мою с вами, следовало бы поздравить многих из вас с получением невидимых, духовных небесных, Божественных даров; следовало бы поздравить многих из вас с исповеданием пред Богом грехов своих, с получением милостивого прощения от Него, с причащением тела и крови Христовой, с соединением чрез Христа с Самим Богом Отцом; следовало бы многим сказать: вы теперь род избран, царское священие, язык свят, люди обновления, яко да добродетели возвестите, да засвидетельствуете о силе и свойствах Того, Иже призва вас из тьмы в чудный Его свет. Вы, иже иногда не людие, ныне же людие Божии: иже не помиловани, ныне же помиловани бысте117. Следовало бы вам учинить сие приятное приветствие.

Но я опасаюсь сказать вам сие, дабы не погрешить пред Господом Богом моим. Ибо колико грешно есть пред Богом служителю Христовой церкви не говорить о небесных истинах, не открывать оных овцам словесного стада Христова: поликоже грешно есть пред Богом и говорить о небесных истинах неистинно, говорить об них, не объясняя существенного смысла их, отнимая у них настоящую силу их, и превращая их совсем в другой вид, и говорить тако не столько по неведению, сколько по человекоугождению, по послаблению людям. На пример: грешно пред Богом служителю церкви Христовой не говорить вверенным ему, что должно, сколько возможно чаще, исповедовать грехи свои пред Богом, просить в них прощения у Него, причащаться тела и крови Христовой: но толико же грешно пред Богом, и утверждать пред людьми, что всякая исповедь, какая бы она ни была, есть действительна пред Богом, и что всякое причащение, с каким бы кто духом ни приступал к оному, есть для души Спасительно. Грешно пред Богом утверждать сие. Ибо Слово Божие противореча сему явно вопиет, что есть покаяние, якоже лицемерие, и есть причащение во осуждение. Егда людие поститися будут, не услышу прошения их; и аще принесут всесожжения и жертвы, не благоволю в них: яко мечем, и гладом, и мором Аз скончаю их118, тако гласит Оно о лицемерном покаянии. Подобно и о причащении говорит; иже аще яст хлеб сей, или пиете чашу Господню недостойне, повинен будет телу и крови Господни. Яды бо и пияй не достойне, суд себе яст и пиете, не рассуждая тела Господня119. И сие по самое останавливает меня поздравить вас всех вообще с достойным получением духовных небесных даров, дабы лицемерного покаяния не оправдать, и причащения во осуждение Спасительным не представить.

Но чтобы по причине лицемерных Христиан не лишить духовного утешения и истинно кающихся, и при истинном покаянии достойно причащающихся: то мы в настоящей беседе рассмотрим, какое покаяние есть покаяние истинное, такое, которое делает Христиан способными причащаться тела и крови Христовой, соединяться с Божественным Существом Его, и которое может уверять, что они достойные Царствия Божия сыны; рассмотрим сие, взяв в руководство к тому пример из продолжаемой нами Священной Истории.

Иаков, говорит Писание, погребши на пути жену свою Рахиль, прииде наконец ко Исааку отцу своему, еще живу сущу ему, в Мамврию, в землю Ханаанскую, во град полный, главный, иначе Хевроном названный, идеже обита Авраам и Исааке. Исаак по возвращении Иаковлевом был уже довольно стар, исполне дней, дние его быша, яже поживе, сто осмьдесят лет. И по сему он скоро ослабев умре, и приложися к роду своему, и погребоста его Исаве и Иакове сынове его. После же смерти Исааковой Исав видя, что Иаков довольно умножился, беша бо сыове его дванадесят, иже родишася ему в Месопотамии Сирстей120 от двух жен и от двух рабынь, и что имения их бяху многа, так, что трудно им жити, вкупе, и не можаше земля обитания их вместити их, от множества имений их, а может быть еще и по причине разного внутреннего расположения их, все сие, говорю, Исав видя, поя жены своя, и сыны своя, и дщери своя, и вся телеса дому своего, или всех людей, и рабов, и рабынь, и вся имения своя, и вся скоты, и вся елика притяжа, и вся елика приобрете в земли Ханаанстей, и отиде Исав из земли Ханаанския от лица Иакова брата своего, и вселися на горе Сиир121.

Сей Священной Истории пример должен быть для нас, слабых Христиан, руководством к познанию истинного покаяния, должен быть указателем и исполкователем того, в чем надобно состоять ему, и чего требует оно от нас. Кажется, История сия и далека от того, чтобы ей быть видимым изображением истинного покаяния: но ежели объясним, и нашу сторону обратим внутреннее зрение свое; то непременно увидим в ней живое изображение истинного, в нас быть долженствующего покаяния. Воззреть же на сие должны мы так. В лице Иакова должны мы принять бессмертного своего, разумом и свободою одаренного духа; в виде же Исава должны представить злобного духа сатанина. А взяв в сем духовном смысле сии два лица, должны мы вспомнить, что как Иаков, получив отеческое благословение, и право на все наследие его, был возненавиден, оскорбляем, и даже изгнан из дома отеческого в чуждую страну Исавом братом своим, возненавидевшим его за сие, озлобившимся на него, и желавшим погубить его, так и бессмертный дух наш, восприяв от небесного своего Отца бытие, получив от Него Отеческое благословение, и право на вечное наследие Его, нашел завистника и противника, благополучию своему, также от небесного Отца сотворенного, но своевольно в злобу падшего духа, который дух злобы лукавым советом своим наклонил его к подобному падению, а чрез падение заставил его выйти из Отеческого дома, из дома не только Царствия Божия, но и своей собственной внутренности. Как Иаков, изгнанный злобою Исава из отеческого дома, пошел в Месопотамию, в землю языческую, где сочетался с Рахилью, дочерью Лавановою, и с другою сестрою ее Лиею, и с двумя рабынями их, и жил тамо, работая у Лавана тестя своего, мужа языческого; отeческий же дом его занимал, им владел и располагал злобный брат его Исав: так и бессмертный дух наш, падши по совет у лукавого сатаны, и будучи изгнан за сие из Отеческого благословенного дома, из Рая, и из внутренности своея, пошел в землю чуждую, скотскую, уклонился к наружному, тленному сему миру, в котором сочетался с многочисленными женами, с похотию плоти, с похотию очес, и с гордостию житейскою, и с другими от них зависящими страстьми, яко рабынями их, и жил с ними, работая у духа мира, яко греховного тестя своего, мужа языческого, от истинного Богослужения отводящего, и всякие беззаконные дела творить заставляющего, и принуждающего; внутренний же дом его занимал, им владел, располагал, и располагает нечистый, адский дух. И сие-то есть состояние человека грешника, в котором он пребывая многочисленных чад раждает, разные роды грехов и беззаконий творит, творит или из угождения миру, или из любви к плоти, или из надменного тщеславия.

Сие есть состояние падения человеческого, по которому человек грешник есть чадо праведного гнева Божия, есть сын клятвы Его, есть чужд благодатных обетований, и вечного наследия. Сие есть состояние человека грешника, из которого он непременно должен выходить чрез истинное покаяние; ежели желает себе спасения и бесконечного блаженства, того конца, для которого сотворен.

Как же должен грешный человек выходить из сего бедственного состояния своего? Чрез какое покаяние? Чрез то ли, какое большая часть наружных Христиан творит, именно, чрез одно устное признание своих грехов пред Господом Богом, чрез словесное токмо исповедание при свидетельстве служителя церкви Христовой? Нет! Таковое исповедание есть ложное, лицемерное, Богу неугодное, и совершенного прощения грехов не получающее. Ежели бы грехи наши были грехи токмо мысленные, в одних худых помышлениях и в нелепом воображении состоящие: то бы в таком случае и словесное исповедание, с сердечным чувствованием сопряженное, действительно было. Но как грехи наши большею частию состоят в самой силе, в самом действовании: по единое устное признание и не довольно к очищению их, не только не довольно, но и Богопротивно. Противно Богу видеть ныне устное признание грехов, а заутра паки начатое повторение оных. И таковое признание грехов, подтвердительно можно сказать, не только не получает от Бога прощения, но яко явное лицемерие навлекает еще праведный гнев Его, и с паковым покаянием совершаемое причащение тела и крови Христовой есть во осуждение, яко Иудино причащение.

Чтобы грешнику выйти из греховного состояния своего, выключить себя из числа чад гнева и клятвы Божией, и причислиться к числу избранных Его сынов, и наследников Царствия Его: то ему надобно иметь высшее покаяние, в совершении которого должен он подражать вышеприведенному праведному мужу Иакову. Как Иаков, увидев умножение чад, и почувствовав суетность и бесполезность работы Лавановой, вознамерился оставить дом, и страну Лавана тестя своего, и возвратиться в дом отца своего, от которого обещано ему было полное наследие: так и бессмертный дух наш, дух всякого грешника, должен при возбуждении гласа Господня беспристрастно когда-нибудь взглянуть на умножившихся, плотских, греховных чад своих, на пороки и беззакония, и на всю суетную, и бесполезную работу мира сего; воззрев же на сие должен возгнушаться грехами и беззакониями, и всем служением миру, и положишь твердое намерение, оставив дела мира, плоти и сатаны, возвратиться во внутренний дом свой, в дом, назначенный ему от небесного Отца. Как Иаков, вознамерившись возвратиться в дом отца своего, не остался при том, что бы только желать сего, но действительно пошел из Месопотамии в Ханаанскую землю к отеческому жилищу своему, не смотря на то, что и Лаван шесть его препятствовал ему в сем, и сам он страшился злобы Исава брата своего: так и бессмертный дух наш, дух всякого грешника, вознамерившись возвратиться во внутренность свою, не должен оставаться при едином токмо желании, но должен действительно начать духовное печение, должен начать, не смотря на препятствия, от мира предлагаемые, и не опасаясь злобы, в адском духе находящейся. Как Иаков, когда отправился в путь, не имел настоящего препятствия ни от догнавшего его Лавана, ни от встретившегося с ним Исава: так и бессмертный дух наш, дух всякого грешника, когда точно решится на духовное течение, и начнет оное верою, не будет остановлен ни миром, гонющимся за ним, ни сатаною, встречающимся с ним. Вера бо все побеждает. Сия есть победа победившая мир, вера наша. Кто есть побеждаяй мир, токмо веруяй, яко Иисус есть Сын Божий122. Как Иаков тогда уже взошел в отечественный дом, когда умерла у него Рахиль, любимая его жена: так и бессмертный дух всякого грешника не прежде взойдет во внутренний дом свой от внешнего мира, разве когда умрет плоть с похотьми своими, греховная жена духа человеческого, умрет греху и беззакониям. Как Иаков, в дом отца своего взошедши, не чувствительно заставил выйти Исава брата своего из отеческого дома в другое место, на гору Сиир, со всем семейством его: так и бессмертный дух всякого грешника, возвратившись во внутренность свою, примечая в оной все движения и деяния, может и должен выживать из оной Царствующего в ней нечистого злобного духа, Все его попечение должно стремиться к тому, чтобы сей адский дух, со дня падения обладавший внутренностию человеческою, вышел из оной по возвращении его. Бессмертный дух и верою своею, и молитвами к Богу воссылаемыми, и другими духовными упражнениями обязан выгонять из оной сего нечистого духа, ежели не лично, не существом своим внутри грешных обитающего, то по крайней мере силою, и действием своим, в виде грехов и беззаконий, яко порождений своих, живущего; обязан выгонять его со всем семейством его, и с женами его, и с детьми его, и с рабами его; обязан выгонять его со всеми плотскими похотьми и страстьми, кои суть жены его, со всеми пороками, кои суть дети и рабы его, суть существенное порождение его, и служение ему. Бессмертный дух всякого грешника, чтобы принять во владение свое весь внутренний дом, а после препоручить его во управление Господу своему Иисусу Христу, непременно должен настоять на то, чтобы сей адский Исав вышел из оной в другое место, в место пустое, вышел со всем семейством, и с духом гордости, и с духом непокорности, и с духом неверия, и с духом нечистот плотских, блудных дел, и с духом злобы, ненависти, зависти, и убийства, и с духом клевет, поношений, и злословия.

И сие-то есть истинное покаяние! В сем то состоит настоящее исповедание, по, которое получает от Бога прощение грехов, очищение внутренности, и делает Христианина способным и достойным соединяться с Божественным Существом Господа своего Иисуса Христа в таинстве причащения тела и крови Его. Истинное бо покаяние состоит не в словах, но в самой силе. Как грехи наши суть существенные действия плотского человека: так и истинное покаяние должно состоять в самом внутреннем действии, в самом искоренении грехов и беззаконий, в том, что бы всякое сатанинское действие, всякое диавольское мрачное отродие вышло из внутреннего дома его, вышло и из ума, и из воли, и из сердца. И такое-по покаяние обязан иметь всякой верующий Христианин.

Но не прежде может иметь бессмертный дух наш, внутренний Иаков таковое покаяние, не прежде может увидеть по духовное удовольствие, чтобы сатана со всею темною силою своею, яко злобный Исав, вышел из внутреннего дома его, как разве когда умрет и плотский Отец его, ветхий Адам, умрет собственное безрассудное умствование, и дерзновенное своеволие. Как злобный Исав тогда вышел из дома кроткого Иакова; когда умер отец их и погребен был: так точно и сатанинский дух тогда только может выйти из внутренности нашей, тогда только перестанет действовать адскою силою своею; когда Отец плотского человека, ветхий Адам, собственное умствование и своеволие, умрет в нас, и погребен будет, погребен будет не в недрах земных, но в небесных качествах, разум в послушании веры, воля в Воле Спасителя своего. Тогда непременно выдет сатана из внутреннего дома нашего. А доколе не будет в нас покорности Господу своему: дотоле будет гнездиться внутри нас сатана духовною силою своею, и будет раждать чад своих, будет производить грехи и беззакония. Ибо собственное умствование и своеволие суть существенная причина, что сатана сокровенною темною силою своею взошел прежде в нас, и доныне живет и действует.

А из сего можно видеть, Христиане, кого, без греха пред Богом, и без лести, служителям церкви Христовой непристойной, надобно поздравить ныне с получением духовных, небесных, Божественных даров, прощения грехов, и очищения внутренности чрез покаяние, освящения духа, и подкрепления душевных сил чрез причащение тела и крови Христовой. Из сего можно видеть, что того только надобно поздравить с сим, который, умерщвляя своеволие свое, выгоняет из себя действительно темную силу сатанину со всеми гнусными произведениями ее, или по крайней мере зная, что должно выгонять, желает сего, и усильно старается о том. Таковых всех радостно поздравляю с восприятием Божественных даров, с очищением и освящением.

Тем же из Христиан, которые каются только наружно, одними словами, сердечно желаю, так как и себе, познав, в чем состоит истинное покаяние, впредь так пред Богом и каяться, каяться, и словами грехи свои исповедуя, и самым делом беззакония свои, яко сатанинские отродия, из внутренности изгоняя; сердечно желаю сего, да Господь наш Иисус Христос, возлюбивый церковь Свою, и Себя предавый за ню, включит и всех нас в оную, включит, освятив, очистив банею водною в глаголе, очистив силою крещения и покаяния, очистив кровию Своею и Духом Своим, да представит нас Себе славну церковь, не имущу скверны, или порока, или нечто от таковыих, да представит святу и непорочну123, быть в духовном общении с Ним и с небесным Отцом Его способну, и достойну наслаждаться вечным блаженством И. Неописанною славою Его в духовном Царстве Его во веки веков. Аминь!

Конец VII-го тома,и четвертой книги.

Сии Беседы говорены по Воскресным дням на утренних Бдениях и на Литургиях.

* * *

2

Октоих. глас. 4. Аншиф. I.

6

Ст.1

19

Кор.13:1–3

20

Кор.15:4–6


Источник: Беседы, в разных местах и в разные времена говоренные членом Св. Синода и Комиссии духовных училищ, Михаилом, архиепископом Черниговским и Нежинским и Кавалером. – Санкт-Петербург: В тип. И. Иоаннесова, 1817-. / Т. 7. – 1819. – [5], 463 с.

Комментарии для сайта Cackle