Азбука веры Православная библиотека священник Михаил Желтов Жизнь и мученичество святых мучеников Галактиона и Эпистимы
Распечатать

Брагинская Н. В., Виноградов А. Ю., Евдокимова А. А., Желтов М. С., Журбина А. В., Касьян М. С., Касьянова М. И., Михайлова Т. А., Пенская Д. С., Самохвалова Н. Е., Степанов В. В., Тростникова А. М., Шмаина-Великанова А. И.

Жизнь и мученичество святых мучеников Галактиона и Эпистимы

Содержание

Церковная традиция Композиция и содержание «жития и мученичества святых мучеников Галактиона и Эпистимы» Жизнь и мученичество святых мучеников Галактиона и Эпистимы Список сокращений

Βίος καὶ μαρτύριον τῶν ἀγίων μαρτύρων Γαλακτίωνος καὶ Ἐπιστήμης

 

 

Вступительная статья, перевод с древнегреческого, комментарий, критическое издание греческого текста и исследование «Галактион и Эпистима: Роман-Житие-Passio» Анонима Миусского.

Под псевдонимом «Аноним Миусский» (А.М.) не скрываются участники семинара Российского государственного гуманитарного университета, подготовившие перевод, комментарий и исследование текста: Н.В. Брагинская, А.Ю. Виноградов, А.А. Евдокимова, А.В. Журбина, М.С. Касьян, М.И. Касьянова, Т.А. Михайлова, Д.С. Пенская, Н.Е. Самохвалова, В.В. Степанов, А.М. Тростникова, А.И. Шмаина-Великанова. Помимо «Анонима Миусского», в написании исследования «Галактион и Эпистима: Роман-Житие-Passio» принял деятельное участие М.С. Желтов. Перевод выполнен по критическому изданию, в подготовке которого под руководством А.Ю. Виноградова принимали участие С.А. Дорогина, М.И. Касьянова, Т.А. Михайлова, Д.С. Пенская, В.О. Попова, Н.Е. Самохвалова, А.М. Тростникова, а также И.Е. Юсов.

Вступительная статья ограничивается общими сведениями, анализом композиции и её связи с содержанием памятника. Подробный анализ жанра, литературного и исторического контекста, определение времени создания содержится в исследовании «Галактион и Эпистима: Роман-Житие-Passio», которое после перевода и критического издания также будет опубликовано в ВДИ (далее «Галактион и Эпистима...»)

«Житие и мученичество святых мучеников Галактиона и Эпистимы» (далее ГиЭ)1 существует в двух греческих версиях: так называемая Passio prior2 и переложение древнего Жития, выполненное Симеоном Метафрастом в X в.3 Знаменитый учёный-болландист Ипполит Деле (Hippolyte Delehaye) впервые издал Житие в 1910 г. в составе III тома ноябрьских «Acta Sanctorum»4 с приложением и версией Метафраста5. Версия Метафраста в XVI в. была переведена на латинский язык Сурием. Переложение Метафраста и перевод Сурия опубликованы в Греческой Патрологии Миня6. Мы публикуем ниже перевод и комментарий только Passio prior: перевод Метафраста (правда, не полностью) опубликован в «Памятниках византийской литературы IX–XIV вв.»7 Passio prior не переведена ни на один современный язык8. Существует также ещё как минимум четыре кратких формы этого сюжета это четыре синаксарных «заметки», помещённых под 5 ноября. Первый вариант даёт большинство рукописей Синаксаря Константинопольской Церкви и, прежде всего, знаменитый Codex Sirmondianus. Имеется три отличных от него варианта текста, которые представлены Минологием Василия II9 и предшествующими этому Минологию так называемыми синаксарями класса С, а также тем вариантом, который даёт рукопись F10. Возможно, особая форма, которая содержится в этой последней рукописи, говорит об особом внимании к памяти святых в Палестине и о желании создать немного более пространный их синаксарь. И, наконец, есть синаксарь в составе греческой служебной минеи, который воспроизводится затем в печатных изданиях. Два синаксаря, синаксарь класса В-С и синаксарь служебной минеи, сохранились и в славянских переводах, более или менее соответствующих греческому тексту. По отношению к древнему тексту все синаксарные тексты являются вторичными, хотя в них появляются некоторые независимые детали, например, возраст Эпистимы.

Средневековые переводы, за исключением славяно-русского, не существовали или не сохранились, во всяком случае на сегодня нам не известны. Церковнославянский перевод домонгольского периода был включён в ВМЧ митрополита Макария11. Встречается именование его русским и древнерусским (Л.Н. Коробейникова, Л.В. Павленко, Т.В. Попова, см. ниже), хотя не исключено, что он входил в Минеи-Четьи, переведённые южными славянами в X–XII вв. Возможно, перевод существовал не в одной редакции12, как не в одной редакции существовал и перевод проложного жития13. В более распространённых в настоящее время собраниях житий на русском языке фигурирует вариант вольного пересказа свт. Димитрия Ростовского, причём святитель опирался на несколько источников, но больше следовал не древнему Passio и не древнерусскому его переводу из Макарьевских ВМЧ, а византийскому переложению Симеона Метафраста, дополняя, сокращая и изменяя его по своему усмотрению14.

О греческом тексте Passio prior не написано ни одной специальной статьи, если не считать статей энциклопедических и упоминаний в справочниках15, которые в лучшем случае ничего не прибавляют ни к тексту, ни к элементарным сведениям, известным из предисловия Деле к указанному его изданию16.

Церковная традиция

Церковная традиция, опираясь на Древнее житие, называет Галактиона и Епистимию (форма имени в церковной традиции) преподобномучениками родом из Эмесы, казнёнными во времена великих гонений17. Их память отмечается 5 ноября по старому стилю. Под этой же датой они введены в Римский мартирологий Цезарем Баронием18 В ранних латинских мартирологиях19 память святых отсутствует20. Святые почитаются, в основном, в восточных христианских церквах, включая Русскую, Греческую и Грузинскую. В Греческой читают преимущественно не тексты древнего жития, а переработку Симеона Метафраста21.

Помимо минейного жития, этим святым посвящены на славянском языке тексты в составе обычного и стишного Пролога и служба22, включающая переводной канон Иосифа (по-гречески известен также ещё один анонимный канон)23. ГиЭ присутствует в составе рукописного свода ВМЧ митрополита Макария и Четьих Миней святителя Димитрия Ростовского. Сохранился рукописный перевод Метафраста (рукопись XVI в.)24, существует и духовный стих об этих святых, упрощающий весь сюжет25. На Синае известен культ наших подвижников и мучеников. Напротив монастыря св. Екатерины на горе, которая называется ныне горой Епистимии, а по-арабски Джебель эль-Дейр, т. е. Монастырская гора, есть скит и часовня, посвящённая св. Епистимии, а также пещера св. Галактиона. Монастырь расположен высоко, на середине подъёма горы.

Существует иконография двух святых, в том числе иконы, фрески, миниатюры с их изображением в рукописях26.

Композиция и содержание «жития и мученичества святых мучеников Галактиона и Эпистимы»

Текст Жития имеет сравнительно небольшой объём, чему отвечает простота сюжета. В сравнении с любым античным романом текст нашего памятника лишён сложных сюжетных ходов и переплетения нескольких повествовательных линий, и даже такой неизбежно раздваивающий сюжет элемент, как разлука, не вносит в текст никакого особого усложнения: расставшись, герои находятся в соседних монастырях (правда, простота эта достигается за счёт временного подавления линии героини, см. также ниже, пункт III). Причиной такой простоты является отчасти стилизация автором текста под произведения в жанре passion epique27. Конечно, нам известны и более объёмные памятники такого рода, однако достигается объём обычно за счёт либо повторения одинаковых клишированных эпизодов28, либо включения чужеродного материала29. Однако малый объём текста компенсируется его временной протяжённостью: все не столь многочисленные события разворачиваются на протяжении более чем 30 (!) лет.

При анализе композиции тут же бросается в глаза, что риторический пролог сочинения (глава 1) формально мало включён в его сюжет: он практически не даёт ни обстоятельств действия, ни его деталей, ни даже имён героев. Его задача очертить жанр текста, его цель и роль рассказчика. Ему нет соответствия в виде эпилога в конце текста, что связано, вероятнее всего, со стилизацией под мученичество, традиционно завершающееся сообщением о смерти и погребении героев. Таким образом, собственно действие охватывает главы 2–15. Однако в прологе задаётся одна, на первый взгляд незаметная линия, пронизывающая весь сюжет, линия рассказчика Евтолмия. Его роль в действии скромна: Галактион его обращает, оглашает и крестит, он сопровождает своих господ на Синай и становится монахом. О его жизни в монастыре ничего не говорится. Каким-то образом он оказывается на месте казни и хоронит останки святых. При этом он единственный персонаж, тем или иным образом упоминающийся во всех частях текста.

С точки зрения пространства текст организован также весьма просто. Примерно три пятых действия происходит в доме Клитофонта в Эмесе. Затем оно перемещается на отстоящую довольно далеко, на десять дней пути, гору Публий и, наконец, в некое место пребывания правителя Урса. Однако, судя по тому, что Галактиона доводят туда меньше чем за день, оно находилось где-то совсем близко и может поэтому рассматриваться вместе с горой Публий как некое единство. В целом, в отличие от античного романа, нашего автора мало занимает география: описаний даже реальных мест (как Эмеса) не дано вообще, а само действие развивается в очень скупых декорациях.

С точки зрения времени текст распадается на три чётких блока, отделённых друг от друга большими хронологическими промежутками: историю Клитофонта и Глевкиппы отделяют от истории заключения брака Галактиона и Эпистимы 25 лет, а последнюю от истории их мученичества ещё 6. Внутри этих частей временные промежутки присутствуют, но намного менее значительные: восемь дней, два-три месяца, снова восемь дней, три дня, десять дней и, наконец, одна ночь.

Совмещение пространственного и временного построений текста образует три крупных сюжетных блока, структуру которых мы и проанализируем ниже. Блоки эти объединены единством действия, но при этом распадаются на ряд отдельных сцен – такой характер позволяет сопоставить их с драматическими актами.

I. Первый акт открывается экспозицией (глава 2), вводящей обстоятельства действия и одновременно дающей ему завязку из двух трагических линий: с одной стороны, супруги Клитофонт и Глевкиппа несчастны из-за бездетности, с другой правитель Секунд начинает жестокие гонения на христиан, и потому монах и священник Онуфрий в облике нищего просит по домам подаяния. К началу действия расстроенная Глевкиппа велит гнать Онуфрия от своих ворот.

I.1. Собственно действие начинается вполне сценически – монах входит в дом. На протяжении первой сцены (главы 3–4) роли героев полностью меняются: из нищего просителя Онуфрий превращается в наставника Глевкиппы, а она из немилостивой госпожи – в покорную ученицу. Полностью меняется и характер обстоятельств: в конце этой сцены женщина из несчастной язычницы становится счастливой христианкой, а в начале следующей получает и долгожданного ребёнка.

I.2. Последнее выясняется, когда беременность героини становится очевидной. Переход ко второй сцене (глава 5) подготовлен Онуфрием, который, ссылаясь на ап. Павла, разрешает христианке сожительствовать с мужем-язычником. Однако смысловая задача Жития, по всей вероятности, состоит в демонстрации восхождения героев по ступеням духовной лестницы, что диктует необходимость крещения Клитофонта как следующего этапа восхождения30. Обращение Клитофонта начинается с сонного видения (автор не уточняет, настоящего или мнимого), причём не Клитофонта, а Глевкиппы вообще на протяжении всего нашего текста видений удостаиваются только женщины, в то время как функция мужчин их толковать. Неожиданным (прежде всего, для него самого) образом толкователем данного видения оказывается, однако, не кто иной, как язычник Клитофонт, приходящий благодаря этому ко Христу. Итак, в финале второй сцены крестится и Клитофонт, и супруги, наконец, обретают семейный мир, хотя христианство их остаётся, так сказать, не совсем «полноценным»: они решаются исповедовать Христа только втайне, оставаясь для окружающих обычными людьми.

I.3. Кульминацией супружеского счастья становится краткая сцена рождения и крещения их сына Галактиона, одновременно завершающая первый акт (первые две фразы главы 6). В ней уходящий навсегда со сцены монах Онуфрий31 произносит пророчество о будущем Галактиона: дальнейшее действие станет его реализацией.

II. Несмотря на неизменность места действия (дом Клитофонта), новые обстоятельства заставляют автора начать второй акт такой же краткой экспозицией (середина главы 6), содержательно растянутой во времени на целых 24 года и, в отличие от экспозиции первого акта, вполне благополучной. Посвящена она описанию постижения Галактионом наук, т. е. теме его возмужания, что вполне логично завершается темой его сватовства оно и составляет, собственно, новую завязку действия, которая наступает уже после смерти Глевкиппы («блаженная кончина»).

II.1. Тема брака как завязки сюжета уже была использована автором в начале первого акта. Однако в первой сцене второго акта (конец главы 6 – глава 7) герои сразу же оказываются в ином положении: язычница только Эпистима, тогда как Галактион христианин от рождения. Выше автор устами Онуфрия32 и, что важнее, устами самого ап. Павла говорил о возможности такого брака, однако здесь и вопрос стоит несколько иначе: не «может ли крестившаяся жить с некрещёным», а «может ли христианин брать в жёны язычницу». Клитофонт считает, что да, и ставит социальное равенство молодожёнов выше их духовного единства (сам знатный человек, он находит себе в невестки дочь топарха), в то время как Галактион считает это невозможным. Так проявляется разница между поколениями родителей-криптохристиан и детей, которым уготована иная, более трагическая, но одновременно и более высокая участь. В результате Галактион убеждает Эпистиму креститься, обещая, что после этого они станут настоящими супругами. Получив её согласие, он крестит её сам.

ΙΙ.2. Земной брак, однако, так и не совершается: вместо этого Эпистима во второй сцене второго акта (глава 8) видит сонное видение, которое толкует, опять же, муж33 и которое призывает молодых к монашеству. Это заметно отличает ГиЭ от преподобнических житий34, где такой призыв исходит от мужа. Эпистима, помнящая прежнее обещание Галактиона, недоумевает, как же они в монашестве смогут быть неразлучны друг с другом. На это Галактион отвечает несколько загадочной фразой об их неразлучности ни в нынешнем, ни в будущем веке: ближайшие события покажутся формально полным этому противоречием, однако финал всего действия их полностью подтвердит. Таким образом, слова Галактиона оказываются пророчеством, говорящим так же, как и пророчество Онуфрия35, о его будущей судьбе.

II.3. Третья сцена второго акта (глава 9) является логическим продолжением второй: герои осуществляют своё намерение уйти в монастырь. Эпизод перехода, разумеется, лишён единства действия, времени и пространства и означает радикальную перемену всех трёх этих обстоятельств. Герои постепенно избавляются от всего, что связывает их с миром: сразу же раздают имущество, затем, через три дня, покидают родину и, наконец, ещё через три дня вступают, соответственно, в соседние мужскую и женскую обители. Дверь горного (т. е., в символическом плане, «горнего») монастыря, в которую они стучатся, захлопывается за ними, и они навсегда уходят со старой сцены, т. е. из мира36 Если первый акт завершался появлением героя на свет, то концовка второго это вступление героя в новую жизнь.

III. Вступление в монастырь естественным образом порождает новое преуспеяние героя37, теперь уже не в мирских, а в монашеских добродетелях, описание которых и составляет экспозицию последнего, третьего акта (глава 10), более поэтому пространную и даже снабжённую подобием нового риторического пролога. Экспозиция эта призвана описать теперь и новые декорации действия монастырские, и, подобно двум предыдущим, она так же растянута во времени (на шесть лет). Тема монашества в этой экспозиции, опять же, находит параллель в одной из двух тем первой экспозиции38, однако если там данная тема имеет трагический аспект (Онуфрий вынужден скрывать своё монашество во время гонений), то здесь скорее триумфальный (ничто не мешает Галактиону проводить идеальную подвижническую жизнь), впрочем, иным будет и формальный финал темы: гонимый Онуфрий не только сам не гибнет, но и достигает успеха в своей деятельности, в то время как Галактиона монашество (гонителю доносят именно на монахов) приводит к мученической кончине. Речь здесь идёт только о Галактионе, что можно объяснить вниманием автора к избранному им приёму иллюзии очевидца: рассказчик Евтолмий мог видеть только подвиги Галактиона в мужском монастыре. Впрочем, в самом конце экспозиции фигура Эпистимы снова появляется на горизонте: Галактион отказывается её видеть, пока не настанет «неизбежный час» (καιροῦ ἀναγκαίου), снова выступая в роли пророка и снова предсказывая своё будущее. Этот загадочный «час» и становится переходом к завязке действия третьего акта.

III.1. Саму завязку автор создаёт при помощи deus ex machina, но это скорее не deus, а diabolus: правитель Урс начинает новое жестокое гонение на христиан, и кто-то доносит ему на синайских монахов. Но тут, чуть ли не впервые в повествовании, наш автор отступает от линейной логики развития событий: арест Галактиона будет показан лишь в следующей сцене, тогда как первую сцену третьего акта (глава 11), разворачивающуюся за то время, пока воины идут от правителя к горе, занимает новое сонное видение Эпистимы и его истолкование (так сказать, компенсация за молчание о героине в экспозиции). Если предыдущие видения Глевкиппы и Эпистимы39, знаменовавшие собой перелом действия, приводили соответственно к крещению и монашеству, то это видение возводит героиню выше ещё на одну ступень к мученичеству, причём почти в тех же декорациях, что и второе видение (отметим также тему мучимого Бога в первом видении). Толкователь снова мужчина, но теперь за невозможностью видеть Галактиона это ещё один авторитетный монах, его старец, составляющий своего рода пару к Онуфрию из начала текста; отметим и то, что его толкование более, чем в других случаях, имеет характер пророчества.

III.2. Во второй сцене третьего акта (глава 12 – начало главы 13) автор возвращается к оставленному повествованию и сообщает об аресте Галактиона, отрываясь, таким образом, от линии Эпистимы (впрочем, ненадолго). Он почти сразу же возвращается к ней и показывает её реакцию при известии об аресте Галактиона. Подобно предыдущей ситуации, она снова ищет помощи у старших теперь у своей настоятельницы-диакониссы. Но тут протагонист нашего текста впервые идёт против монашеского наставления (уже в своей ответной реплике исповедуя Бога, т. е. предвосхищая мученическое исповедание веры) и, тем самым, как бы превышает меру монашества: Эпистима оставляет монастырь и бросается за Галактионом. Их прежний брачный союз повторяется теперь в виде буквального связывания вместе бывших супругов и будущих мучеников одной верёвкой. Галактион нарушает своё многолетнее «необщение» с Эпистимой и даёт ей последние наставления перед мученичеством, после чего замолкает до «поры».

III.3. В отличие от финалов двух предыдущих актов, данный (вторая половина главы 13 – глава 15) не краток, потому что является кульминацией: в нём заключена сцена мученичества, написанная по образцу древних passiones. Обладая единством времени (на следующий день), места (суд правителя) и действия (от исповедания к казни), финал сам, свою очередь, состоит из трёх частей. В первой части (вторая половина главы 13) Урс допрашивает и пытает Галактиона, вполне в топике мученических актов, а Эпистима, так же топично, оплакивает мучения мужа. Во второй (большая часть главы 14) мучитель обращает внимание на Эпистиму и наказывает её, а она в ответ совершает вполне типичное для passions epiques чудо с ослеплением и прозрением. В третьей (конец главы 14 – глава 15) Урс так же типически не раскаивается, жестоко мучит и казнит святых. И вот здесь мученики, впервые после своего единодушного разлучения в конце второго акта, наконец-то предстают как некое единство: вместе призывают Господа, вместе проклинают языческих богов и вместе погибают. После этой кульминации единства героев рассказчик Евтолмий погребает их останки, завершая единственным своим самостоятельным действием цикл своего повествования. Третий акт заканчивается входом героев в вечную жизнь.

Подводя итог анализу композиции ГиЭ, можно констатировать, что наш текст написан по довольно чёткому плану, предполагающему, кроме обязательного риторического пролога, три основные сюжетные части, разделённые большими временными отрезками и соответствующие трём динамическим состояниям: от язычника к семейному христианину, от семейного христианина к монаху, от монаха к мученику; первая, семейная тема, однако, не исчезает до самого конца.

В плане композиции наш текст отражает знакомство со многими литературными жанрами и на многие из них ориентирован, не совпадая при этом полностью ни с одним. С passions épiques его роднит не столько наличие самого мученичества (совсем небольшого по сравнению со всем объёмом текста), сколько его обширная предыстория, а также единство места и действия в финальной части, однако отличает большая временная протяжённость и наличие двух поколений героев. Последнее роднит его скорее с назидательными христианскими повестями40 и c античными романами, особенно так называемыми «семейными»41. Так же несомненно знакомство нашего автора с античным любовным романом42, который он трансформирует в христианском ключе, подобно авторам апокрифических деяний апостолов II в., но в своей, абсолютно оригинальной, манере символической повести.

Жизнь и мученичество святых мучеников Галактиона и Эпистимы

1. Послушайте43 ныне, возлюбленные мои, рассказ необычайный и чудесный44, полезный для ваших душ; и он тем более будет полезен, если кто станет не только слушателем, но и исполнителем45, как вразумляет апостол Павел: потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона праведны будут46. Ведь если вам укажут, где спрятано сокровище47, вы не сможете обрести богатство благодаря одному этому указанию, покуда не добудете его, копая с великим трудом и усердием48.

Конечно, не к тому я призываю вас, любезнейшие мои братия, чтобы вы просто выслушали житие и мученичество, которое я собираюсь вам поведать, но чтобы вы, бережно сохранив и в стремлении к истине запечатлев этот рассказ в ваших душах, поспешили по его образцу стать исполнителями, а не слушателями. Я-то ведь, смиренный Евтолмий49, рассказывающий вам эту душеполезную историю50, хотя и был очевидцем и помощником моих господ51 в их трудах и подвигах, но не возревновал к жизни их ангельской и бесплотной52, потому что жил в страстях53, любя плоть больше духа54. Но вы не потворствуйте легкомысленному и беззаботному сердцу: я не оробею55 расказать, а вы не бойтесь <послушаться>56. Я не скрою таланта57, который не по достоинству я удостоился принять от Господа, чтобы тем вернее искупить то, что от меня не было никакой пользы и я ничего не смог сделать. Нет, я всё в точности вам расскажу58, делая вас должниками Бога, Который сказал негоднейшему, как и я, рабу: «Для чего же ты не отдал серебра моего в рост? чтобы я, придя, получил его с прибылью?»59. Поэтому прошу вас, возлюбленные, не смотрите на неискушённость и простоту моей речи: я не учён и не сумею подобающе изложить вам этот рассказ, но я знаю, что, видя, как я подробно рассказываю, вы не пренебрежёте повестью, но, поверив моему смиренному уроку веры60, выслушаете жизнь и мученичество, о котором я собираюсь поведать.

Жил в городе Эмесе61 один муж благородный и славный, как никто другой в городе, гордый своим большим богатством и известный в окрестных городах и селениях, и звали его Клитофонт. И жену он взял самую красивую дочь топарха62 Мемнона63 по имени Глевкиппа. Но она была бесплодна и не рождала64, отчего печалилась сильно и скорбела, и от собственного мужа изо дня в день терпела брань и поношение. Это было время правления наместника Секунда65, мужа жестокого и сурового, враждебного ко стаду Христову: он так преследовал христиан, что уже по всем улицам пытали и везде были орудия истязаний; поэтому, когда находили христиан, то сразу злодейски их казнили66. В то время всякий благочестивый человек67 сам должен был заботиться о своём спасении: одни, охваченные страхом, бежали, другие сдавались, иные же, робея, скрывались68. Был среди них и некий монах по имени Онуфрий69 который не снял своего монашеского одеяния70, но надевал его под старый белый латаный плащ. Он ходил от места к месту и от дома к дому, прося подaяния71. Так и пришёл он однажды и к дому моего господина. А мою госпожу в тот день муж особенно сильно поколотил72: уж очень злился он на неё за бесплодие. И вот, подойдя к воротам, монах попросил милостыни.

3. Рассерженная Глевкиппа послала одну из служанок запереть перед ним дверь. Монах же, подождав немного73 и снова попросив милостыни, как это делают нищие, склонил душу госпожи моей к милости: послав за ним, она впустила старца в дом. Она ведь не знала, что он христианин и ведёт монашескую жизнь74; а были и она, и её муж идолопоклонниками, особо же уповали они на идол Артемиды. И вот, когда монах вошёл и получил на бедность, что просил, госпожа моя Глевкиппа застонала из глубины своего сердца75. А монах ей говорит:

– Что ты так печальна, госпожа моя, что так рыдаешь? Я ведь вижу, что таишь ты в себе неутешное горе.

И она, словно движимая Богом, ответила:

– Бездетность и бесплодие владеют мною, и супруг мой то колотит меня, то попрекает, а иногда и гонит; из-за этой-то бездетности, растративши на врачей и лекарства золота без меры, и не получив никакой пользы76, казню себя несказанно77 и в печали живу.

Старец ей говорит:

– А какому богу ты служишь?

А она:

– Величайшей богине Артемиде78!

и тогда старец бесстрашно сказал ей:

– И поделом нет у тебя детей: ты не уповаешь на Бога, могущего даровать тебе плод чрева79.

4. А она ему снова сказала:

– Так какому же богу служить, чтобы он даровал мне подобную милость?

Старец отвечает:

– Христу истинному Богу, и Его Отцу, и с Ними вместе прославляемому Святому Духу80.

– Не о том ли боге говоришь, которому служат гaлилeянe81?

Она говорит старцу:

Старец ей отвечает:

– Да, Его тебе возвещаю, простёршего небо и основавшего землю82, создавшего человека и всякое дыхание сотворившего83.

А Глевкиппа старцу сказала:

– Страшусь я, мил человек84, правителя Секунда, как бы он не дознался и как бы не стать мне не только бездетной, но и бездыханной. Ибо пыток я не смогу выдержать.

Старец ей говорит:

– Ты прими печать во Христе через святое Крещение85 и служи Святой Троице тайно, соблюдая заповеди, которые я передам тебе.

Глевкиппа говорит ему:

– Отче, если я поверю, а мой супруг останется неверующим, не будет ли вера моя напрасна из-за мужа неверующего?

А старец снова:

– Нет, женщина. Для таких людей есть апостольское предание86

, чтобы они поступали по удостоверению своего ума87. Послушалась бы ты меня: и себя, и мужа своего спасёшь! Видишь, и я из страха перед правителем изменил свой облик, и выгляжу для всех как человек мирской и как нищий, по сути88 будучи монахом и священником.

Этими и многими другими речами её укрепив, старец подвиг её к ревностному почитанию Бога, и говорит ему женщина:

– Отче, можешь крестить меня тайно?

А он ей говорит:

– Да. И коль скоро есть вода, значит, пора89!

Тогда приказала она своим служанкам наполнить одну из бочек90, и втайне крестил её монах по обычаю христиан во имя Отца, Сына и Святого Духа.

5. Глевкиппа научилась от него таинствам христиан91 и другие наставления получила, а потом щедро дала ему на пропитание и отослала, упросив его не забывать её, но навещать почаще. После этого Глевкиппа притворялась больною восемь дней, говоря себе: «Как бы мне не осквернить моё освящение сожительством с мужем92, словно я презрела Дар Святого Духа»93. А по прошествии восьми дней понесла женщина во чреве. Когда она начала тяжелеть, её муж очень обрадовался и говорит ей:

– Теперь узнал я, госпожа моя, что ты угодна богам, и они наградили тебя плодом чрева. Итак, пойдём и принесём им жертвы.

Она же со стоном говорит Клитофонту:

Бог явился мне во сне перед тем, как я зачала, и были руки его распяты на древе94, и это он даровал мне такую милость. Поэтому, если хочешь, господин мой, то мы ему принесём жертву95.

Клитофонт ей говорит:

– Тот, жена, кого ты увидела во сне, это бог галилеян96. А я от многих слышал о нём, будто он часто совершает дивные чудеса97.

Говорит ему жена:

– Господин мой, а не поверить ли нам в него, если он так силен, что даже развязал узы моего бесплодия98?

Муж ответил:

– Ты разве не слышала, жена, о ярости правителя? Таких людей он казнит денно и нощно!

А она опять:

– Но мы будем почитать его тайно, а на людях, насколько сможем, будем вести нашу обычную жизнь.

Он на это:

– А кто же нас научит и посвятит в таинства?

Тогда Глевкиппа, увидев, что муж согласен, падает к его ногам и рассказывает ему обо всём случившемся с нею, и что стала она христианкой. А когда она показала ему монаха, то и Клитофонт тоже был оглашён и крещён во имя Отца, Сына и Святого Духа.

6. Как пришло ей время рожать, родила она дитя мужского пола. Монах крестил дитя и нарёк его именем Галактион. И монах пророчествовал о нём так: «Это дитя получит жительство на небесах99 а земное презрит, не щадя себя»100. Когда дитя возмужало, отдали его родители обучаться Священному Писанию. И учился отрок так хорошо, что легко постиг всякую науку грамматическую, поэтическую, риторическую и философическую. И в астрономии он преуспел настолько, что прекрасно разбирался в движении небесных тел101.

Когда ему исполнилось двадцать четыре года102, его отец решил найти ему жену103 (мать его, Глевкиппа, уже обрела блаженную кончину). Найдя некую девицу, красавицу, дочь одного вельможи, которую звали Эпистима, он сосватал её сыну, и после обручения отправился блаженный Галактион, как положено новобрачным, к своей обручнице. Он, однако, не поцеловал её, потому что не было у неё святого Крещения104.

7. А Эпистима рассказала своему отцу, и отец говорит зятю:

– Скажи, юноша, почему ты не целуешь свою обручницу, как принято у молодых105?

На это Галактион отговорился своим смущением, а когда никто не видел и не слышал, спрашивает Эпистиму:

– Ты знаешь, жена, почему я не целую тебя?

А она:

– Нет, мой господин, не знаю и весьма печалюсь.

Говорит ей Галактион:

– Потому что ты не христианка; но если примешь святое Крещение, тогда и поцелую тебя, и назову своей супругой106.

А она говорит:

– Когда хочешь, мой господин, тогда и крещусь.

Говорит ей блаженный Галактион:

– Священство иссякло107 в роде христианском108. Поэтому, сделай завтра вид, что идёшь мыться в сад, взяв с собою пелену109, а я незаметно войду туда и крещу тебя.

Когда она исполнила, что было велено, в одной из купален110 крестил её блаженный Галактион во имя Отца, Сына и Святого Духа.

8. На восьмой день, омывшись <по обычаю>111, говорит Галактиону госпожа Эпистима:

– Знаешь, мой господин, что я вижу во сне с тех пор, как приняла святое Крещение112?

Говорит он ей:

– Расскажи, моя госпожа, что ты видишь?

Она говорит ему:

– Вижу дворец, весьма украшенный113 и в нём три поющих хора114: в одном хоре мужи, одетые в чёрное, в другом прекрасные девы, а в третьем люди крылатые и огненные115.

Говорит ей Галактион:

– Поистине, <будем> блаженны, госпожа, став такими, как они.

Говорит ему Эпистима:

– А есть ли, господин, такие на свете?

Говорит ей Галактион:

– Да, моя госпожа. Те, в чёрных одеяниях116, кого ты видела в первом хоре, оставили мир, и богатство, и супруг своих, и последовали за Христом. Жены из другого хора это оставившие мир, а также своих супругов и последовавшие за Христом. А огненные117 и крылатые, кто в третьем хоре, это ангелы, с которыми те вместе ликуют и торжествуют118.

Говорит ему Эпистима:

– А если мы это сделаем, мой господин, и разлучимся друг с другом, сможем ли всегда ликовать вместе119?

Говорит ей Галактион:

– Дай мне сейчас обещание, что последуешь за мной, и тогда я не разлучусь с тобой ни в нынешнем веке, ни в грядущем120, ибо Господь мой Иисус Христос исполнит желание боящихся его121.

И Эпистима поклялась ему Господом Иисусом Христом:

– Последую за тобой, куда бы ты ни пошёл. А созерцание тебя даст мне утешение бесстрастия122.

Тогда блаженный Галактион сказал ей:

– Возблагодарим Бога нашего, который обратил слух свой к нам, и в день искушений и лишений согласие наше не поколеблется123.

9. И вот тогда святой Галактион говорит блаженной Эпистиме:

– Послушай, я отправляюсь домой, а ты приготовься: откажись от всего <имущества> и раздай нищим124, и я буду делать то же самое125, и на третий день, соединившись, вместе отправимся, взяв с собой и Евтолмия.

Ведь господин мой Галактион огласил и крестил меня и придал мне решимости вместе с ним сделаться монахом126. И господин мой Галактион следующей ночью раздал из своего богатства двести талантов127, так же и госпожа моя Эпистима: пояса два, бусы одни, серьги четыре, ожерелья и вообще всю свою одежду отдала бедным128. И, выйдя ночью, мы тронулись в путь129 и через десять дней130 достигли горы Публий131.

А там жили монахи числом двенадцать и при них, поодаль132, четыре сестры, древние старицы133. Разыскав монахов134, мы постучались и сказали, зачем пришли, а эти мужи приняли нас и постригли, а госпожу мою Эпистиму отправили туда, где подвизались святые жены135. И, приняв это, она уходила, прославляя Бога. А мы остались в монашеской обители136.

10. Как мне описать служение и подвижничество господина моего Галактиона? Ни язык, ни уста137 не могут поведать о тех трудах и тяготах, которые он возложил на себя138. Ибо два года он ел только по субботам139, а бодрствовал столько, что стал походить на мертвеца. Он пел непрерывно: утренние и ночные службы, в первый час, в третий, шестой, девятый и вeчepню140. И как найти слова, чтобы рассказать о его борениях? Кто поведает о его трудах, кто измерит его тяготы, кто опишет его скорби? Он так упражнялся в добродетели чистоты, что за шесть лет подвижничества своего ни разу не видел женского лица141. Часто святые старцы звали его: «Пойдём с нами повидать госпожу диакониссу142, которая девяностый год в монашестве143. Так ты увидишь и сестру Эпистиму». И мой господин отказывался: «Пока не придёт пора144, я её не увижу»145.

11. Случилось в ту пору сильное гонение на христиан, и всех принуждали приносить жертвы бесам. Один человек отправился к правителю Урсу146 и сообщил о монахах, живущих на Синайской горе147, что «они исповедуют Христа Богом и хулят наших богов». И правитель послал отряд воинов148, чтобы схватить всех бывших там монахов и привести их на суд. И вот в ту ночь, когда святых собирались схватить, видит блаженная Эпистима такой сон. Видит она, что стоит во дворце, с мужем своим Галактионом, и царь возлагает на них венцы149. Наутро она посылает за старцем150, который был игуменом151 святого Галактиона152 Она рассказывает ему, что видела во сне и просит растолковать ей видение153. А старец ей говорит:

– Дворец, чадо, это Царство Небесное154, венцы это воздаяния за тяготы и боренья. Царь это Христос, за которого и ты, и господин155 Галактион прете́рпите множество мук от правителя Урса. Так что не отступай156 ибо множество благ ожидает тебя.

И она, получив истолкование вещего сна157, возблагодарила Бога.

12. Когда воины достигли той горы, где подвизались два великих светоча, Галактион и Эпистима, то нашли святого Галактиона читающим глаголы Божии158. А прочие монахи убежали159. Поэтому, схватив одного преподобного Галактиона, они потащили его на суд. Он шёл, как агнец на заклание160. А блаженная Эпистима, прятавшаяся выше на горе161 вместе с другими девами162, услышала163, что её господина Галактиона связанным ведут к правителю, чтобы принести в жертву, и припала с мольбой к ногам диакониссы и говорит ей:

– Молись за меня, госпожа моя, ведь сердце у меня болит: господина моего Галактиона богоборцы164 забрали и увели к нечестивому правителю165. Так пойду же следом и я, чтобы с ним умереть166.

Диаконисса ей отвечает:

– Нет, чадо моё, Эпистима, не уходи: как бы не сломили тебя пытки, и не отреклась ты от Христа, и не осквернила своё девство167.

Святая говорит диакониссе:

– Нет, пусть я не отстану от господина моего Галактиона, ведь благодаря ему я узнала, что Христос Бог истинный; ради него я оставила всё: богатство, родителей и всё своё имение, чтобы не разлучаться с ним ни в нынешнем веке, ни в грядущем168.

Говорит ей диаконисса:

– Да будет во всём благословен путь твой, чадо, и ты пройдёшь до конца поприще подвижничества твоего, как первомученица Фекла169.

Тогда обняв всех сестёр на прощание, Эпистима бросилась следом за блаженным Галактионом и говорит ему:

– Начальник спасения моего170! Благодаря тебе я познала, что Христос Бог истинный, не оставь меня бедную, но попроси Господа дать нам умереть вместе и не разлучаться как в веке нынешнем, так и в грядущем171.

13. Воины обернулись, увидели её и связали её вместе со святым172. И пока они шли, святой Галактион так её наставлял:

– <Сестра>173, нам надо выстоять недолгое время, чтобы быть увенчанными навеки. Смотри, жена, чтобы тебя не прельстили радости этого мира174, ведь все они преходящи и тленны.

Говорит ему Эпистима:

– Я пойду за тобой след в след, и, видя, что ты делаешь, то же и я сделаю175.

Когда же они пришли ко входу в передний двор176 правителя, то вышел один из слуг и сказал:

– <Правитель> говорит177: пусть остаются до утра под стражей!

А наутро судья, нечестивый Урс178, занял своё место на возвышении и приказал ввести святых Галактиона и Эпистиму. Когда святых ввели, говорит правитель:

– Кто этот в чёрном и та, такая же, как он?

Святой говорит:

– Мы монахи и христиане.

Правитель:

– А кто такой Христос179?

Святой:

– Создавший небо, и землю, и всё, что в них180.

Правитель:

– А боги кто такие?

Святой:

– Камни и тленное дерево181.

Тогда нечестивейший правитель Урс:

– Разденьте этого богохульника182 и как следует высеките!

Когда святого Галактиона стали жестоко бичевать, возопила блаженная Эпистима:

– О, бессердечие тирана, о, бесчеловечность правителя! Как не жаль тебе такое прекрасное тело?! Ты хочешь истерзать его бичами183. Оставь юношу, злодей!

14. Разгневавшись, правитель сказал:

– Разденьте эту менаду184! Ведь ясно, что по своей воле погрязла она в бесстыдстве185.

Когда святую Эпистиму раздели до рубашки, она сказала тирану:

– Проклятый тиран! При моём святом Крещнии, которым Бог в чистоте сопряг меня с мужем186, муж не видел моей наготы, а ты приказываешь мне предстать обнажённой перед тобой и всем народом. Пусть глаза ваши ослепнут, чтобы вы не увидели моего обнажения.

И ослепли правитель и все бывшие с ним. Тогда все они закричали:

– Спаси нас, святая раба Христова, от этой тьмы, и мы поверим в твоего Бога!

А святая мученица Эпистима призвала Господа Бога, и все прозрели187, и уверовало в Господа нашего Иисуса Христа пятьдесят три души188. Однако правитель, снова взъярясь, сказал ей:

– Это ослепление послано нам богами, чтобы мы поняли, как они оскорблены; заострите-ка тростник и загоните им под ногти189.

Когда же его слуги выполнили его приказание, святые в страшных муках закричали:

– Мы служим Христу, а твоих богов попираем.

15. Правитель говорит слугам:

– Отрубите им руки, чтобы они не богохульствовали.

Когда же им отрубили руки, святые закричали:

– Восстань, Господи, помоги нам190, потому что влеченьем к Тебе пронзённые, мы последовали за тобой!

А гнусный и жестокий правитель приказал отрубить им и ноги. Когда же им отрубили ноги191, святые закричали;

– Проклятие богам вашим192, а Господь Бог наш Иисус Христос благословен во веки веков193!

Тогда беззаконнейший правитель вынес приговор их обезглавить.

Взяв святых и вытащив их во двор, их обезглавили пятого ноября на глазах у меня, смиренного Евтолмия.

И там же бросили их останки. А я забрал их и, оплакав, похоронил194 во славу Великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Чья слава и власть во веки веков, аминь.

(Продолжение следует)

Список сокращений


ДБ Древности Боспора
ВМЧ Великие Минеи Четьи, собранные всероссийским митрополитом Макарием. Санкт-Петербург-Москва, 1868–1917
ГИМ Государственный Исторический музей
КСИА Краткие сообщения Института археологии РАН
НЭ Нумизматика и эпиграфика
ПИФК Проблемы истории, филологии, культуры. Москва-Магнитогорск
ПЭ Православная энциклопедия. Москва, 2000–...
РА Российская археология
РГАДА РНБ, Кир.-Бел. Российский государственный архив древних актов – Российская национальная библиотека, собрание Кирилло-Белозерского монастыря
СА Советская археология
AASS Acta Sanctorum. Antwerp-Tongerloo-Brussels,1643–1902; Venice, 1734–177; Paris, 1863–1883
АЕ L’année épigraphique
AHw Akkadisches Handwörterbuch
ANRW Aufstieg und Niedergang der römischen Welt. Berlin-New York, 1972–...
АОАТ Alter Orient und Altes Testament
ARMT Archives royales de Mari. Transcription et traductions
BHG Bibliotheca Hagiographica Graeca: in 3 vols. Ed. F. Halkin. Brusseles, 19573; Auctarium Bibliothecae hagiographicae graecae. Ed. F. Halkin. Bruxelles, 1969; Novum auctarium Bibliothecae hagiographicae graecae. Ed. F. Halkin. Bruxelles, 1984.
BSOAS Bulletin of the School of Oriental and African Studies
Bull, е́р Bulletin épigraphique
CAD Chicago Assyrian Dictionary
СВС Cahiers de la Bibliotheque copte. 1983–...
DHGE Dictionnaire d’histoire et de géographie ecclésiastiques. Paris, 1912–...
EAF Etnographisch-archaölogische Forschungen
EAZ Etnographisch-archaölogische Zeitschrift
FM Florilegium Marianum
IG Inscriptiones Graecae
IGBulg Inscriptiones graecae in Bulgaria repertae. Vol. I–V. Ed. G. Mihailov. Sofia, 1958–1997
IOSPE Inscriptiones antique orae septentrionalis Ponti Euxini. Ed. B. Latyschev. Petropoli, 1885–1916
JAOS Journal of American Oriental Society
JARCE Journal of the American Research Center in Egypt
JEA Journal of Egyptian Archaeology
JRS Journal of Roman Studies
LSJ H.G. Liddell, RA. Scott. Greek-English Lexicon. Oxford
MDAIK Mitteilungen des Deutschen Archaologischen Instituts. Abteilung Kairo. Berlin-Wiesbaden-Mainz
ODB The Oxford Dictionary of Byzantium, Vol. 1–3. Ed. A.P. Kazhdan. New York-Oxford, 1991
OGIS Dittenberger W. Orientis Graeci inscriptiones selectae. I–II. Leipzig, 1903–1905
PG Patrologiae Cursus Completus, Series Graeca. Vol. 1–161. Ed. Jacques-Charles Migne. Paris, 1857–1866
PLRE A.HM. Jones, J.R. Martindale, J. Morris. The Prosopography of the Later Roman Empire. Cambridge, 1971–1992
PPS Proceedings of the Prehistoric Society
RE Pauly’s, Realencyclopadie der Classischen Altertumswissenschaft. Neue Bearbeitung von G. Wissowa, hrsg. von W. Kroll. Stuttgart, 1894–1972
TLG Thesaurus linguae Graecae the Online TLG database
ZDMG Zeitschrift der Deutschen morgenlandischen Gesellschaft
ZPE Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik
ZÄS Zeitschrift für ägyptische Sprache und Altertumskunde

* * *

1

Оригинальный заголовок жития Галактиона и Эпистимы реконструирован предположительно. В своём издании Ипполит Деле (см. прим. 4) избрал заголовок рукописей F и V (расшифровку сигл см. в предисловии к критическому изданию), а именно: «Жизнь и мученичество святых преподобномучеников Галактиона и Эпистимы» Βίος καὶ μαρτύριον τῶν ἀγίων ὁσιομαρτύρων Γαλακτίωνος καὶ Ἐπιστήμης, схожий заголовок имеется также в неучтённой им рукописи Е). В таком виде заголовок не мог быть авторским, потому что термин «преподобномученик» (ὁσιομάρτυς и в слитном, и в раздельном написании) довольно поздний и нечастый он встречается с IX в. Подобный титул получал святой монах, ὅσιὸς, и одновременно мученик, погибший от рук тех или иных завоевателей (арабов, турок и других).

В рукописной традиции заглавие Жития несколько варьирует. В частности, в рукописях S и Е, которых Деле не учитывал, присутствует также слово πολιτείᾳ, его использует и Симеон Метафраст в заглавии своего Жития (Βίὸς καὶ πολιτεία καὶ μαρτύριον τῶν ἀγίων καὶ ἐνδόξων μαρτύρων Γαλακτίωνος καὶ Ἐπιστήμης). К сравнению с переложением Метафраста мы будем прибегать в комментариях как для лучшего понимания смысла сказанного в ГиЭ, так и для обнаружения его особенностей по контрасту, систематическое сравнение, однако, особая задача, которая здесь не ставится.

В прологе рассказчик Евтолмий определяет своё повествование всеми словами традиционного заглавия (за исключением преподобномучеников) (см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Жанровое самоопределение ГиЭ).

2

BHG 665.

3

BHG 666.

4

Acta SS. Novembris. III. Bruxelles, 1910. P. 35–45.

5

Passio altera.

6

PG 116, 93–107.

7

Попова T.B. Симеон Метафраст // Памятники византийской литературы IX–XIV вв. М., 1969. С. 80–106.

8

Первым переводом на современный русский язык является публикуемый здесь текст. Препринт его, выполненный по изданию И. Деле, помещён на сайте http://librarius.narod.ru/galactio.doc. В настоящее время британская византинистка Энн Элвис готовит для издательства Кембриджского университета перевод и исследование трёх энкратических житий, включая и Житие Галактиона и Эпистимы. Книга планируется к выходу в свет в 2009 г.

9

Синаксарь класса В.

10

1050 г., Палестина.

11

Великие Минеи-Четьи, собранные всероссийским митрополитом Макарием. СПб., 1897, ноябрь, дни 1–12. Стб. 149–160; Проложные жития стб. 146–147 и 177 (стишной пролог). Древнейшая рукопись это сборник конца XIV в. ГИМ. Чуд. 23. Л. 137–142.

12

К вопросу о редакции «Жития Галактиона и Епистимии» в составе Великих Миней Четьих митрополита Макария // Макариевские чтения. Русская культура XVI века эпоха митрополита Макария. Материалы X научной конференции, посвящённые памяти Святителя Макария. Можайск, 2002. Вып. X. С. 525–532.

13

Коробейникова Л.Н. Житие Галактиона и Епистимии в составе четьих сборников // Макариевские чтения. Можайск, 1998. Вып. VI. С. 374–383; она же. «Житие Галактиона и Епистимии» в составе пролога (по спискам XIII–XIV вв. собрания Московской Синодальной типографии РГАДА) //Герменевтика древнерусской литературы. М., 2000. Вып. 10. С. 182–195.

14

Она же. К вопросу об особенностях текста «Жития Галактиона и Епистимии» в составе Четьих-Миней Димитрия Ростовского // Чтения памяти И.П. Болотцевой. Тез. докл. Ярославль, 2001. С. 122–137.

15

BHG. I. Р. 210–211, № 665–666; Sauget J.-M. Galaction et Épistème // DHGE. Т. 19. Col. 703; Коробейникова Л.Н., Лукашевич А.А., Э.В.Ш. Галактион и Епистимия // ПЭ. Т. 10. С. 291–293; ср., однако, Аноним Миусский. Галактион и Эпистима и «Картина Кебета»: Житие как Scriptio superior сократического диалога // Индоевропейское языкознание и классическая филология-Х. Материалы Чтений, посвящённых памяти проф. И.М. Гронского. 19–21 июня 2006 г. РАН. Институт лингвистических исследований СПб., 2006. С. 192–208 (http://iling.spb.ru/comparativ/mater/tronsky_10_ end.pdf).

16

Р. 34–35.

17

По Константинопольскому синаксарю жизнь святых относится к временам Диоклетиана (и Секунда), в славяно-русском переводе упоминается «Дакий», т. е. Деций, и Секунд (Propylaeum ad Acta Sanctorum Novembris. Synaxarium Ecclesiae Constantinopolitanae e codice Sirmondiano //Ed. H. Delehaye. Bruxelles, 1902. Col. 193–195; Великие Четьи Минеи, Ноябрь 1–12. СПб., 1897. Проложное житие, стб. 177); другое Проложное житие (стб. 146) имени императора не называет, как и греческое, в котором упоминается Секунд, чьё историческое существование сомнительно.

18

Comm. Martyr. Rom. Р. 498–99. Not. 4.

19

Например Martyrologium Hieronymianum.

20

См. Sauget J.-M. Bibliotheca sanctorum 9. Roma, 1967. Col. 1356–1359.

21

Delehaye H. Les ménologues grecs // Analecta Bollandiana. 1897.16. P. 311–329.

22

Ягич И.В. Служебные Минеи за сентябрь, октябрь и ноябрь в церковнославянском переводе по русским рукописям 1095–1096. СПб., 1886. С. 300–304; Память мучеников у славян: Martinovius I. Annus ecclesiasticus graeco-slavicus

23

См. Коробейникова, Лукашевич, Э.В. Ш. Ук. соч. С. 293.

24

РНБ, Кир.-Бел. 30/1107.

25

См. Коробова А. «Велика наша вера крещёная, велик наш христианский Бог!» Святые мученики духовных стихов. Статья 8: http://religion.russ.ru/culture/20020124-korobova.html.

26

См. Коробейникова, Лукашевич, Э.В. Ш. Ук. соч. С. 293.

27

См. об этом жанре ст. «Галактион и Эпистима...», разделы История изучения ГиЭ и Жанр.

28

Например, в Martyrium Irenae BHG 953.

29

Например, в Martyrium Anastasiae Viduae ВНЕ 404; BHG 81.

30

В этой связи важно отметить, что во второй сцене полностью исчезает тема жестокости Клитофонта: восьмидневное воздержание жены от сожительства с ним не порождает ярости мужа, которая во многих памятниках раннехристианской литературы становится причиной семейного конфликта между мужем-язычником и женой-христианкой (см., например, Acta Andreae, passim).

31

Вообще, первый акт «малонаселён»: кроме трёх протагонистов, в нём дважды (приход Онуфрия и крещение Глевкиппы) мелькают фигуры служанок.

32

См. 1.1.

33

Ср. I. 2.

34

Например, истории Аммуна из «Лавсаика» или Жития Алексия Человека Божия BHG 51.

35

См. I. 3.

36

Второй акт чуть более населён персонажами, чем первый. Здесь только два протагониста, зато больше второстепенных персонажей: в начале Клитофонт и Мемнон, в середине на сцену, наконец, выходит рассказчик Евтолмий, и в самом конце появляются монахи и девы, хоры которых предугаданы в видении из середины акта.

37

Ср. II.

38

Ср. I.

39

См. I. 2; II. 2.

40

Такими, как Vita Barlaami et Joasaphi BHG 224 или Vita Alexii Hominis Dei BHG 51.

41

Например «История Аполлония, царя Тирского».

42

«Левкиппа и Клитофонт» и, возможно, «Эфиопика».

43

В редакции Симеона Метафраста вступление от лица Евтолмия полностью опущено, а его участие в действии сведено почти к минимуму: он только свидетель казни. Евтолмий как рассказчик оказывается фигурой, словно конкурирующей с рассказчиком Метафрастом, а потому лишней (впрочем, иногда рассказчик сохраняется у Метафраста, например, слуга Пасикрат в Мученичестве святого Георгия (BHG 676), которое Симеон изменил лишь незначительно). Содержательный пролог от лица Евтолмия Метафраст заменяет орнаментальным экфрасисом, описанием города Эмесы, где будет происходить действие. Это уже «сфрагида» самого Метафраста, которого Михаил Пселл особенно хвалит именно за экфрастические прологи Житий (Encomium Metaphrastae // PG 114, 196).

44

О разнообразных жанровых характеристиках, которые рассказчик даёт своему повествованию, см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Жанровое самоопределение ГиЭ.

45

Ср. Иак. 1:22: Γίνεσθε δὲ ποιηταὶ λόγου καὶ μὴ μόνον ἀκροαταὶ παραλογιζόμενοι ἑαυτούς – «Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя» (здесь и далее используется Синодальный перевод, иногда с небольшими изменениями).

46

Рим. 2:13: οὐ γὰρ οἱ ἀκροαταὶ νόμου δίκαιοι παρὰ τῷ θεῷ ἀλλ᾿ οἱ ποιηταὶ νόμου δικαιωθήσονται «Потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона праведны будут». Цитаты из Ветхого и Нового Заветов в ГиЭ часто точные, как, например, и эта.

47

Образ «спрятанного сокровища» (θησαυρὸς κεκρυμμένος) восходит к Мф. 13:44, где ему уподобляется Царствие Небесное, и широко используется в ранневизантийской агиографии: см., например. Historia Monachorum in Aegypto, prol.; Vita Sanctae Syncleticae (Q) 384; Vita Nicolai Sionitae 24.

48

Подобный развёрнутый образ встречается в ранневизантийской агиографии. Ср., например: PsBasilius Seleucensis. De vita et miraculis sanctae Theclae, Miracula 28: «Я отвлёкся и забыл, что имел намерение, уподобившись золотодобытчикам, перерывающим вначале много руды и земли, таким же образом, но, только пользуясь словами, собрать воедино чудеса, припорошённые пылью времён, события, поблёкшие от забвения, когда ускользает из памяти и смутно уже припомнить можно, когда, где и как это произошло». Также ср.: Cyrillus Scythopolitanus. Vita Sabae 1.

49

В ранневизантийское время известно несколько исторических Евтолмиев (PLRE I. 316; II. 439–440; III. 474–75). Один из них в начале IV в. преследовал христиан в Малой Азии, другой в V в. сочинил несколько эпиграмм, а ещё один в VI в. работал над Дигестами. После VI в. это имя больше не встречается. Повествование от первого лица (я- или мы- рассказ), свойственное многим описаниям агиографического толка, придаёт достоверности рассказанной истории, более того, ссылка на свидетельство очевидца мучений или его рассказ являются необходимыми условиями жанра мученичества.

50

Термин «душеполезный» (ψυχωφελής) упоминается впервые у Евсевия Кесарийского (Vita Constantini pin. 1. 10), причём в схожем с нашим контексте: в подробном оглавлении книги (авторском ли?) так называется одна из глав (Περὶ τοῦ καὶ ἀναγκαίαν εἶναι καὶ ψυχωφελῆ τὴν ἱστορίαν ταῦτην), а со второй половины IV в. встречается широко (39 случаев, согласно TLG Database) у различных Отцов Церкви: Григория Нисского, Василия Великого, Афанасия Великого, Кирилла Иерусалимского, Иоанна Златоуста и других.

51

Евтолмий хотя и назван «слугой» (ὑπηρέτης), нигде не исполняет собственно его функции. Скорее, он выступает как спутник и свидетель, необходимый для передачи всего, что случилось. Фигура ученика и свидетеля является агиографическим топосом учеников имел почти каждый святой (Pratsch Т. Der hagiographische Topos. В.-N.Y., 2005. S. 186). Например, Деяния и мученичество св. Георгия записывает его слуга Пасикрат (BHG 671, 672), Мученичество св. Марины – Феотим (BHG 1165) и т. д. В passions épiques упоминаются также слуги, ушедшие с хозяевами в монастырь, например, евнухи Прот и Иакинф в Мученичестве св. Евгении (BHG 607w-z), принявшие вместе с ней и мученическую кончину. Однако слуга, который уходит в монастырь, становится монахом и потом описывает мученичество господина, в греческой агиографии нам не известен.

52

В византийское время «бесплотными силами» или просто «бесплотными» именуются ангелы. Однако выражение «бестелесная жизнь» (вернее, «бестелесный образ жизни») встречается редко. Несколько иное выражение – ἀσώματος ζωή – Филон прилагает к раю (Qgen 1. 70, 1. 3). Бестелесная жизнь как обозначение монашеской жизни встречается у Иоанна Златоуста (Sermo exhortatorius de temperantia // PG 64, 17); также и Феодорит Киррский говорит о подражании в теле жизни бестелесной применительно к монаху (Historia ecclesiastica 202. 25–203. 2: Καὶ ὁ τῶν ἀσωμάτων δὲ τὸν βίον ἐν σώματι μιμησάμενος). Агиография рисует отшельников Фиваиды как существующих в воскресшем или ангельском модусе – они перемещаются чудесным образом, не нуждаются в пище и тому подобном.

Евтолмий описывает жизнь Галактиона и Эпистимы по контрасту со своей жизнью «по плоти, а не по духу», отсылая тем самым читателя к Рим. 8:4~(и шире, ко всей главе). Парадокс, на котором он концентрирует внимание слушателей, состоит в том, что жизнь супругов бестелесная и ангельская, что отвечает представлению о монашестве как осуществлённой эсхатологии. В эсхатологической же перспективе не женятся и не выходят замуж: «в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах» (Мф. 22:30). Ранний апокриф Apocalypsis Johannis 11 дополняет евангельскую мысль идеей бесплотности воскресших: «...все воскреснут одного вида и одного возраста. Всякое естество человеческое бестелесным воскреснет, как и сказал Я вам: в воскресении не женятся и не выходят замуж, но все словно ангелы Божии» (ἀλλὰ πάντες ἀναστήσονται μιᾶς εἰδεας καὶ μιᾶς ἡλικίας πᾶσα φύσις ἀνθρωπίνη ἀσώματοι ἀναστήσονται, καθὼς εἶπον ὑμῖν ὅτι ἐν τῇ ἀναστάσει οὔτε γαμοὺσιν οὔτε ἐγγαμίζονται ἀλλ’ ἤ εἰσιν ὡς ἄγγελοι τοῦ θεοῦ). Наш автор утверждает нечто не вполне обычное с точки зрения всех выше приведённых контекстов. Его герои живут жизнью ангельской и бестелесной, жизнью монашеской, оставаясь супругами, и эсхатологической жизнью до воскресения. Здесь нет идеи сравнения с ангелами или подражания им, скорее парадокс; ср. Andreas Cretensis. Encomium S. Nicolai 1: «земной ангел и небесный человек»). В средневизантийское время это выражение становится агиографическим топосом (Vita Euthymii Junioris 27; Vita Euaresti 11).

53

В тексте ἐμπαθῶς πολιτευσάμενος глагол того же корня, что слово, определяющее праведное житие (πολιτεία καὶ μαρτυρία см. прим. 1 во вступлении к переводу и прим. 4 выше) Галактиона; рассказчик ещё раз самоуничижается, противопоставляя свой неправедный образ жизни житию и мученичеству своих господ.

54

Это важнейшее для христианской догматической традиции противопоставление восходит к Посланиям ап. Павла, прежде всего, Гал. 4:29; 5:16–17; 6:8.

55

В оригинале: τὸ λέτειν οὐκ ὀκνηρόν. Слово ὀκνηρός «медлящий, робкий, ленивый» здесь восходит к парафразируемой ниже притче о таланте из Мф. 25:26, где Христос говорит: «Лукавый раб и ленивый!» Πονηρὲ δοῦλε καὶ ὀκνηρέ. Наличие этой аллюзии подтверждается упоминанием ниже негоднейшего раба, отсылающим к этому же месту Евангелия.

56

Место испорчено. Первая часть противопоставления ἐμοὶ μὲν γάρ в 8 (MPRUEGXY) из 18 рукописей опущена, во втором противопоставлении имеется вероятный пропуск инфинитива после артикля τὸ, отмеченный и в издании Деле. Единственный текст, который восполняет лакуну, это славянский перевод (С), в котором стоит слово «послушати». Выше сказано, что надо быть «исполнителями, а не слушателями» и что сам Евтолмий был не в силах следовать на деле за своими господами, поэтому можно предположить, что противопоставление «я осмелюсь поведать, а вы не оробейте...» следует дополнить чем-то вроде «исполнить», «действовать подобным образом». Возможно, «послушать» в славянском тексте передаёт именно эту мысль: «послушаться», «исполнить», ср. греческое πείθεσθαι.

57

Ср. Мф. 25:25: καὶ φοβηθεὶς ἀπελθὼν ἔκρυψα τὸ τάλαντόν σου «И, убоявшись, пошёл и скрыл талант твой (в земле)». Автор не имеет в виду каких-либо своих дарований, пусть даже вручённых ему свыше, но говорит о «таланте» как о чём-то целиком внешнем для него: это возможность быть свидетелем и поведать об увиденном. Тот же образ и ход мысли в прологах Кирилла Скифопольского (Vita Sabae 1 и Vita Euthymii 1).

58

Ср. Лк. 1:3~(Пролог): ἔδοξε κἀμοὶ παρηκολουθηκότι ἄνωθεν πᾶσιν ἀκριβῶς καθεξῆς σοι γράψαι κράτιστε Θεόφιλε «рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил».

59

Ср. Мф. 25:27: ἔδει σε οὖν βαλεῖν τὰ ἀργύριά μου τοῖς τραπεζίταις καὶ ἐλθὼν ἐγὼ ἐκομισάμην ἂν τὸ ἐμὸν σὺν τόκῳ «Посему надлежало тебе отдать серебро моё торгующим, и я, придя, получил бы моё с прибылью»; а также Лк. 19:23: καὶ διὰ τί οὐκ ἔδωκάς μου τὸ ἀργύριον ἐπὶ τράπεζαν κἀγὼ ἐλθὼν σὺν τόκῳ ἂν αὐτὸ ἔπραξα «Для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтобы я, придя, получил его с прибылью?». По всей видимости, автор цитирует по памяти или вольно.

60

Выражение τὸ τῆς πίστεως ταπεινόν μου ἀπόφθεγμα не совсем обычно. Апофтегма (ἀπόφθεγμα) в древнегреческом – меткое высказывание, остроумный ответ, небольшой анекдот, его содержащий (LSJ s.v.). В Септуагинте слово встречается всего однажды (Втор. 32:2), а у Отцов Церкви и других византийских авторов только в названиях собраний изречений, т. е. в рамках античной традиции. В Септуагинте оно используется для перевода слова со значением «урок» или «поучение» в Прощальной песни Моисея: «Польётся как дождь учение моё (προσδοκάσθω ὡς ὑετὸς τὸ ἀπόφθεγμά μου), как роса речь моя, как мелкий дождь на зелень, как ливень на траву». Сопоставляя своё поучение с Моисеевым лексически, рассказчик, естественно, добавляет к нему эпитет смиренный: «мой смиренный урок веры». В НЗ известен лишь соответствующий глагол, он используется как синоним к словам «говорить» и «высказывать», особенно звучно и громко, если высказывается нечто важное и серьёзное, а также «пророчествовать»; см. Деян. 26:25: «Нет, достопочтенный Фест, сказал он, я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла» (ἀληθείας καὶ σωφροσύνης ῥήματα ἀποφθέγγομαι); ср. Деян. 2:14~и особенно Деян. 2:4: «И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (καθὼς τὸ πνεῦμα ἐδίδον ἀποφθέγγεσθαι αὐτοῦς).

61

Эмеса (современный Хомс) крупный позднеантичный и ранневизантийский город в Сирии. Особенно знаменита Эмеса была в начале III в., когда её жрецы становились римскими императорами (Гелиогабал и другие). Автор, однако, не сообщает об Эмесе ничего, что составляло её славу в языческие или христианские времена: возможно, город был выбран автором потому, что уроженцем его был Гелиодор, автор «Эфиопики». В то же время действие романа Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт» заканчивается в Тире, и наш автор переносит его в соседнюю Эмесу: в ранневизантийское время оба эти города относились к одной провинции Phoenicia Libanensis; об открытом финале последнего романа см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Левкиппа и Клитофонт.

62

Топарх в поздней античности провинциальный чиновник среднего уровня, в ранней Византии провинциальный чиновник, гражданский или военный, в широком смысле, в том числе и правитель области или города, особенно на Востоке (ODB. Col. 2095). В нашем случае слово употреблено, по всей видимости, в последнем значении.

63

Имя Мемнон не встречается среди официалов поздней Римской и ранней Византийской империй. О нём см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Онуфрий.

64

Библейский плеоназм: двумя глаголами передаётся одна идея бездетности, ср. Суд. 13:23; Быт. 11:30; а также Быт. 16:2, 25:21; Ис. 54:1; Лк. 1:7: καὶ οὐκ ἦν αὐτοῖς τέκνον καθότι ἦν ἡ Ἐλισάβετ στεῦρα «У них не было детей, ибо была Елизавета неплодна».

65

Cognomen Секунд встречается среди поздне-римских и ранневизантийских официалов (см. PLRE I, 814–818; II, 986; III, 1120), однако не известно ни одного гонителя христиан с таким именем.

66

Рукописи FV, на которые опирался Деле, поясняют, в чём заключалась особенная свирепость гонителя: он казнил «без допроса», непременного условия римского судопроизводства и, соответственно, обязательной части мученических актов.

67

«Благочестивый» (εὐσεβής) в данном контексте означает вообще всякого верующего христианина в противоположность язычникам. В IV в. слово становится эквивалентом для «христианина» (см. Lampe s.v.).

68

Понимание этого места представляет известную сложность. Перевод ἑαυτοὺς προεδίδοσαν может звучать как «предавали самих себя» и как «выдавали самих себя». «Предательство самих себя» может иметь духовный смысл и означать, соответственно, отступничество. Однако речь идёт о поведении верующих людей, которые так или иначе заботятся о своём спасении и ради этого бегут прочь или «прячутся». Последний способ не означает сидение в подполе или в лесу, что скорее было бы «бегством», он означает поведение криптохристианина, образец которого немедленно будет предъявлен читателю в образе Онуфрия. Таким образом, и беглецы, и криптохристиане спасают свои жизни, в обычном смысле слова σωτηρία, но не отступают от своей веры, т. е. заботятся о своём спасении и в новом, христианском смысле слова. Представляется несообразным, чтобы «предательство самих себя» означало бы в нашем тексте отступничество. Поэтому «предать самих себя» означает здесь «добровольно выдать себя властям». Итак, предлагаются три способа спасения: два противоположных один продиктован страхом, другой бесстрашием, а последним назван третий путь, на который встал Онуфрий, а следом за ним и Глевкиппа и Клитофонт. Когда придёт черед Галактиона и Эпистимы, то братья бегут, а сестры остаются в укрытии, Галактион же не бежит и не скрывается от преследователей при приближении опасности, а Эпистима сама идёт ей навстречу.

69

Онуфрий из ГиЭ имеет мало общего с фиваидским отшельником Онуфрием Великим (см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Онуфрий и прим. 77). Египетское (т. е. отсылающее к египетскому монашеству древнейшему в христианском мире) имя призвано подчеркнуть символическую роль Онуфрия: он благословляет Галактиона на «небесное жительство», т. е. на монашество.

70

Снятие монашеской одежды может символизировать отказ от обетов. Поэтому, если было нужно по тем или иным причинам скрыть в миру свой статус, монах надевает поверх своего одеяния мирское платье. Так, преп. Авраамий (BHG 5), выходя в мир, надевает латы поверх монашеского одеяния.

Белая мирская одежда противопоставляется здесь монашеской, которая должна быть, вероятнее всего, чёрной (ср. глава 13). Между тем египетские монахи, к которым принадлежал и исторический Онуфрий Фиваидский, носили в качестве монашеского одеяния именно белую (см. Ivanov S.А. The Origin of the Oldest Slavic Designation of Monk // Традиции и наследие Христианского Востока. М., 1996. С. 239–247). Таким образом, наш автор принадлежит не египетской традиции.

71

В редакции Метафраста уточняется, что Онуфрий не нищенствует по-настоящему, а притворяется, чтобы иметь повод посещать дома и проповедовать: «И вот, притворившись бедным, чтобы скрыть своё благочестие, Онуфрий по своей доброй воле стал нищенствовать». В то же время переодевание в нищенскую одежду, дабы не быть узнанным, литературный мотив, который встречается и в «Одиссее», и в «Эфиопике» Гелиодора (2. 19. 1, 6. 8. 1, 6. 10. 1–11. 3, 7. 7. 1), и в «Житии Алексия, человека Божия» (BHG 51), и в «Тристане и Изольде», и в других произведениях. Текст Метафраста здесь и далее цитируется по переводу Т.В. Поповой (см. вступление к переводу, прим. 7); фрагменты, пропущенные в её переводе, дополнены Т.А. Михайловой.

72

В романе Харитона ослеплённый безосновательной ревностью Херей бьёт беременную (а вовсе не бесплодную) Каллирою, и та теряет сознание, её принимают за мёртвую и хоронят заживо в склепе; так начинаются злоключения героев.

73

В оригинале игра слов: μακροθυμήσας μικρόν. Дальнейшее поведение Онуфрия отсылает к Евангельской притче: Иисус говорит о том, кто просит хлеба в неурочный час и получает отказ из-за запертой двери, но, не получив подаяния по дружбе, получает его «по неотступности» (διά γε τὴν ἀναίδειαν) (Лк 11. 8).

74

Οὐ ... ἤδει, ὅτι χριστιανὸς ἦν καὶ μονάζων τῷ σχήματι. Последнее слово может намекать на монашескую «схиму» Онуфрия, которую он не снял, но скрыл под плащом нищего (глава 2).

75

Выражение «глубина сердца» септуагинтизм, ср. Иудиф. 8:14~и др.

76

Парафразируется история кровоточивой жены из Мк. 5:26: καὶ πολλὰ παθοῦσα ὑπὸ πολλῶν ἰατρῶν καὶ δαπανήσασα τὰ παρ᾿ αὐτῆς πάντα καὶ μηδὲν ὠφεληθεῖσα «Много потерпела от многих врачей, истощила всё, что было у ней, и не получила никакой пользы» (ср. Лк. 8:43: ἥτις [ἰατροῖς προσαναλώσασα ὅλον τὸν βίον] οὐκ ἴσχυσεν ἀπ᾿ οὐδενὸς θεραπευθῆναι «которая, издержав на врачей всё имение, ни одним не могла быть вылечена»). Язычница Глевкиппа ещё до обращения цитирует Писание, которого она не может знать.

77

«Казню несказанно» (ἐπὶ πλέον ἐπιπλήττω) ассонансная игра слов.

78

В Эмесе культ Артемиды неизвестен; речь идёт о почитании Артемиды «Величайшей» (Μεγίστη) это сакральный титул малоазийской Артемиды Эфесской, которая широко почиталась и в Сирии и в Палестине (см. Катреп J. The Cult of Artemis and the Essenes in Syro-Palestine // Dead Sea Discoveries, 10/2, 2003. P. 205–220). Упоминание этой богини отсылает и к роману Ахилла Татия, и к НЗ. В романе именно Артемида является Левкиппе во сне (4, 1, 4) и побуждает её после бегства из родного дома для соединения с возлюбленным соблюдать до брака целомудрие. Для автора ГиЭ значимо упоминание, во-первых, великой богини, которая была наставницей и руководительницей героев в их молодости, но обнаруживает свою никчёмность ныне, а во-вторых, упоминание в Деяниях (Деян. 19:28, 34) прославленного языческого культа как противостоящего проповеди ап. Павла («Велика Артемида эфесян!»).

79

Библейское выражение (например Быт. 30:2), особенно знаменитое благодаря словам Елизаветы из Лк. 1:42: «благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего!»

80

Формула, введённая в Символ веры на II Вселенском Соборе (381 г.).

81

Об именовании христиан «галилеянами» см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Необычные слова и формулы.

82

Парафраза выражения, неоднократно встречающегося в Библии: Зах. 12:1: λέγει κύριος ἐκτείνων οὐρανὸν καὶ θεμελιῶν γῆν καὶ πλάσσων πνεῦμα ἀνθρώπου ἐν αὐτῷ – «Господь, распростёрший небо, основавший землю и образовавший дух человека внутри него» (ср. Пс. 103:2–5: ἐκτείνων τὸν οὐρανὸν ὡσεὶ δέρριν·[...] ἐθεμελίωσεν τὴν γῆν ἐπὶ τὴν ἀσφάλειαν αὐτῆς – «Ты простираешь небеса, как шатёр [...] Ты поставил землю на твёрдых основах»; Ис. 51:13: θεὸν ... τὸν ποιήσαντα τὸν οὐρανὸν καὶ θεμελιώσαντα τὴν «Господа... распростёршего небеса и основавшего землю».

83

Ср. Ис. 57:16: πνοὴν πᾶσαν ἐγὼ ἐποίησα «всякое дыхание, Мною сотворённое». Цитата неточная.

84

Обращение ἄνϑρωπε является нейтрально-любезным (см. Dickey Е. Greek forms of address. From Herodotus to Lucian. Oxf., 1996. P. 150–154). Второе обращение к Онуфрию в устах Глевкиппы уже иное: «отче». Она стремительно проходит путь от запирания двери перед нищим к любезности, а затем почтительности.

85

«Печать (во Христе)» terminus technicus для обозначения Крещения в раннем христианстве; см. Ysebaert J. Greek Baptismal Terminology. Its Origin and Early Development. Nijmegen, 1962. P. 281 f., 390 f. Это же выражение встречается, например, в «Деяниях Павла и Феклы».

86

Подразумевается 1Кор. 7:14: ἡγίασται γὰρ ὁ ἀνὴρ ὁ ἄπιστος ἐν τῇ γυναικί καὶ ἡγίασται ἡ γυνὴ ἡ ἄπιστος ἐν τῷ ἀδελφῷ «Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим».

87

Онуфрий точно цитирует из Рим. 14:5: ἕκαστος ἐν τῷ ἰδίῳ νοῒ πληροφορείσθω – «всякий поступай по удостоверению своего ума».

88

Онуфрий, монах «по положению» (τῷ σχήματι), «изменил облик» (ἠλλοίωσα σχῆμα). Игра на противопоставлении значений слова σχῆμα: с одной стороны, это «облик», «одеяние», «форма одежды», с другой «положение», «роль», «образ действий». То есть Онуфрий изменил свой облик-схему, не отказавшись при этом от своей сути-схимы.

89

«Если есть вода, вот и пора» (εἶ ἐστιν ὕδωρ ἰδοὺ ἡ ὥρα) аллюзия на Деян. 8:36, где язычник мгновенно принимает решение креститься, когда видит воду: «... вот вода (ἰδοὺ ὕδωρ); что препятствует мне креститься?» О техническом значении слова «вода» для обряда Крещения см. Ysebaert. Op. cit. Р. 77 f.

90

Изначально крестили в проточной воде. Отсюда разрешение в Дидахе (7. 2–3), если нет проточной воды, крестить и «в иной». Дидахе скоро вышло из употребления, но археологические данные показывают, что крестили и в непроточной воде. Крещение самой Эпистимы далее (глава 7) происходит в проточной, «живой» воде в саду у источника.

91

Под научением «таинствам христиан» (μυστήρια τῶν χριστιανῶν) понимаются, очевидно, так называемые, тайноводческие беседы, или поучения о таинствах. Ср. «Тайноводческие беседы» Кирилла Иерусалимского для новокрещёных. Само выражение «научиться таинствам христиан» встречается у Иоанна Малалы (Chronographia 434), где речь также идёт о просвещении язычников.

92

Сцены воздержания жены-христианки от сожительства с мужем-язычником встречаются в христианской литературе уже со II в. (см., например. Acta Andreae 14).

93

О сакральной неделе после Крещения см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Крещение. В ГиЭ упоминаются два крещения женщин и два особых недельных срока после крещения. Этот параллелизм контрастен: по окончании сакральной недели Глевкиппа получает потомство, а Эпистима видит сон, который указывает путь к бесплотной ангельской жизни.

94

См. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Необычные слова и формулы.

95

Вероятно, текст имеет двойной смысл: Клитофонт хочет принести благодарственную жертву языческому богу за дарование ребёнка, а Глевкиппа склоняет мужа к принесению жертвы «богу, распятому на древе», которому, однако, не приносят в жертву ни тельца, ни барана.

Возможно, в словах Глевкиппы предвосхищена судьба Галактиона: родители приносят его в жертву Богу. Мотив посвящения первенца Богу известен из Ветхого Завета, таковы младенцы Самсон и Самуил (Суд. 13; 1Цар. 1–2), таково закреплённое в Пятикнижии правило приносить в Храм первенца и жертву за него, т. е. посвящать Богу, как это было и с младенцем Иисусом (Лк. 2:22–23). Отречение Галактиона от мира и особенно мученическая смерть его жертва Христу. Намёк на принесение Галактионом себя в жертву заключён и в пророчестве Онуфрия о том, что Галактион «земное презрит, не щадя себя» (см. ниже в тексте, глава 6).

96

О «галилеянах» см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Необычные слова и формулы.

97

Примечательна близкая перекличка данного пассажа с восклицанием ещё не обратившейся к Богу Израиля Асенет: «Но слыхала я, как многие говорили, что Бог евреев есть Бог истинный...» («Иосиф и Асенет» 11. 10). См. также ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Галактион и Эпистима и «Иосиф и Асенет».

98

Завязанная утроба, которая не может зачать младенца, образ не библейский. Похожие образы есть у Иоанна Златоуста (In Gen. // PG 54, 444, 55–56: Θεὸν διηνεκῶς παρακαλῶν, ὥστε λῦσαι τῆς Ρεβέκκας τὴν στείρακην «непрестанно умоляя Бога разрешить бесплодие Ревекки», PG 54,445,15: καὶ τὰ δεσμὰ τῆς φυσεως διὰ τῆς εὐχῆς λύειν ήπειγετο – «разрешить узы её силой молитвы».

99

Точная цитата из Флп. 3:20: ἡμῶν γὰρ τὸ πολίτευμα ἐν οὐρανοῖς ὑπάρχει «наше же жительство на небесах».

100

Метафраст, считая необходимым пояснить семантику необычного имени, а также убрать прямую речь вместе с цитатами из НЗ, убирает и само пророчество о судьбе Галактиона, оставив только рамочные слова о «предвестии событий»: «и оказалось имя его верным предвестием будущих событий. Ибо родился он чистым от чистых, поистине благородный отпрыск благородных родителей».

101

Изучение святым наук встречается в житиях, но нехарактерно для мученических актов. О месте «светских» наук см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Эпистима и Галактион и «Картина Кебета».

102

В большинстве рукописей указан этот возраст, 24 года, однако в двух рукописях FV, чтению которых Деле отдал предпочтение в своём издании, 25 лет. В Константинопольском синаксаре сообщается, что Галактион умер в 30 лет, что совпадает с хронологией большинства рукописей: на Синае, согласно ГиЭ, он провёл шесть лет. По рукописи синаксаря F, Епистимия прожила 16 лет.

103

Отец решает женить Галактиона на Эпистиме (Знании) после прохождения им полного круга наук.

104

Заключение брака представлено в виде следующего за помолвкой (ὡρμάσατο) обручения (μνηστήρια), которое обычно состояло из происходившего в доме невесты подписания брачного договора (tabulae nuptiales) и обмена дарами. Из других обрядов, традиционно сопутствовавших брачной церемонии (например соединении правых рук, dextrarum junctio), упоминается лишь обязательный поцелуй женихом невесты.

Уже в иудейской традиции обручённые считались женатыми, хотя ещё не жили вместе (Втор. 22:23–29; Мф. 1:18; Лк. 2:1–5; для расторжения обручения требовалось разводное письмо). В некоторых случаях брачный сговор и пир в честь него могли быть единственными обрядами бракосочетания (Быт. 24:54), что можно наблюдать и в данном случае (подробнее см. Желтов М.С. «Брак» // Православная энциклопедия. Т. 2. С. 146–181). О брачной церемонии в ГиЭ см. также ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Брак.

105

Поцелуй женихом невесты в нашем случае должен являться частью церемонии, Галактион, однако, Эпистиму не целует. Судя по тому, что отец Эпистимы узнаёт об отказе от поцелуя из рассказа дочери, поцелуй этот не должен быть публичным, раз эту церемонию не видят даже ближайшие родственники. Вероятно, она происходила в отдельном покое, где, по всей видимости, молодые уединяются и для дальнейшего разговора.

106

То, что родители-христиане находят Галактиону жену-язычницу, не представляется автору чем-то странным. В первые века христианства заключение браков христиан только с христианами не было нормой и не могло ею быть ввиду малочисленности самих христиан.

107

Слово ἱερωσύνη в византийское время имеет значение и «пресвитерство», и «епископство» (Lampe s.v.). Толкование недостатка священства см. в ст. «Галактион и Эпистима...», разделы Крещение и Необычные слова и формулы.

108

Впервые выражение «род христианский» упоминается в Martyrium Polycarpi 3. 2 (II в.); ср. «Послание Диогнету» (1. 1).

109

Галактион велит взять с собой ὀθόνιον это тонкая льняная ткань, из которой могли делать как паруса, так и полотенца или нательную одежду. В Септуагинте этим словом называется нижняя одежда, скрывающая наготу (в словах пророка Осии (Ос. 2:9) о том, что Бог накажет Свою «невесту» Израиль, обнажив её, сорвав с неё как верхнюю одежду, так и ὀϑόνη/ὀϑόνια). См. ниже о роли этой пелены в сцене мученичества, глава 15, прим. 186.

110

В оригинале ὑυδροχεῖον, т. е. бассейн, в котором задерживается вода источника, питающая сад. Климат Палестины не предполагает бассейнов для дождевой воды, ср. «Климентины», hom. 10, 2, 1: «На третий день в Триполи, пораньше вставши ото сна, Пётр вышел в сад, где был большой гидрохейон, в который постоянно в изобилии втекала вода. Омывшись там, потом так помолясь, он сел...».

111

Об омовении на восьмой день см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Крещение. Хотя в случае с Эпистимой ничего не говорится о недельном воздержании после Крещения, очевидно, что это так и в этом случае. Но сакральность недели после Крещения не связана в этом случае с Даром Духа Святого (миропомазанием), так как крещённая мирянином Эпистима не могла быть помазана.

112

По-видимому, Эпистима видит всю неделю после Крещения один и тот же сон.

113

«Вижу дворец, весьма украшенный», ср. ниже в гл. 11 второй сон Эпистимы, где снова появляется дворец как символ Царства Небесного.

114

Три (а не два, как в богослужении) поющих хора во дворце возможная аллюзия на церемонии императорского дворца (ср. Constantinus Porphyrogenitus. De ceremoniis, passim). См. также о «хоре» как термине для общины дев в Сирии в ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Диаконисса.

115

Дважды (здесь и чуть ниже, в толковании сна) упомянуто слово πυρίμορφος довольно редкое. Вероятно, его первое упоминание это Apocalypsis Baruch 6, 5 и Apocalypsis Ioannis III (II–III вв.). Интересно, однако: до IX в. оно практически не употребляется, а позднее относится почти всегда к ангелам или к огненным небесным престолам. Временная лакуна позволяет предположить, что автор нашего текста действительно мог быть знаком с вышеназванными апокрифическими Откровениями, хотя в апокрифах оно относится как раз не к ангелам, а к солнцу и к трону соответственно, в то время как у нас оно употреблено в смысле более поздних источников.

116

Мужей первого хора, одетых в чёрные одеяния, и Эпистима, и Галактион называют редким словом μελανοφοροῦντες. Позже, когда правитель Урс увидит Галактиона, он назовёт его просто μελοενός (глава 13) и укажет на Эпистиму, такую же, как Галактион, т. е. также в чёрном одеянии.

117

См. выше, прим. 115.

118

В этом месте рукописи довольно сильно разнятся. Так, например, в некоторых во второй хор попадают «мужи», а в третий «девы». Слово «женщины» встречается в ответной реплике Галактиона. В редакции Метафраста хоры имеют более необычный вид. Эпистима видит во сне тот же чертог и три хора, «в одном из них мужи, почтенные видом, облачённые в чёрные одеяния; в другом женщины в таких же одеждах; а третий хор состоит из дев: их лица, озарённые радостью и веселием, светятся благородной красотою. Женщины, одетые в черные одеяния, казалось, имели какие-то крылья, а от них исходил огонь...». Далее Галактион поясняет, что эти три хора составляют люди, оставившие всё мирское, «а те, облачённые в чёрное, подобны ангелам». Образ, который стоит за этим описанием, и причины данной замены не вполне ясны. Возможно, Метафраст знал о существовании до VI в. двух традиций женской аскезы общин дев и женских монастырей и произвёл соответствующее распределение хоров, заменив ангелов женщинами. Источником могла послужить также и рукопись ГиЭ, которой Метафраст пользовался.

119

Игра слов на сходстве χορεύω и χωρίζω. Галактион говорит об ангелах, которые, ликуя, «торжествуют» (χορεύουσιν), а Эпистима спрашивает: смогут ли они сами ликовать, «если разлучатся» (εἰ... χωρισθῶμεν).

120

Эта формула повторяется затем Эпистимой в конце главы 12, когда она убеждает диакониссу отпустить её, потому что она последовала за Галактионом, чтобы не разлучаться с ним ни в нынешнем веке, ни в веке грядущем.

121

Точная цитата из Пс. 144:19: θέλημα τῶν φοβουμένων αὐτὸν ποιήσει «желание боящихся Его Он исполняет».

122

Уникальное выражение «утешение бесстрастия» (παραμυϑία ἀπαθείας), возможно, является аллюзией на Флп. 2:1: παραμυθίαν ἀγάπης «услада (или утешение) любви». «Бесстрастие» в античной философии, как и в христианской аскезе, понятие положительное: философ, как и аскет, достигает состояния бесстрастия-апатии, недоступен страданию и находится выше страстей. Эпистима использует в этой фразе целый ряд философских терминов: θεωρία, παραμυϑία и ἀπάϑεια. Либо она говорит тем самым, что созерцание любимого (которого она до рокового часа будет лишена!) будет утешать её в её монашеской жизни, лишённой земных страстей, т. е. смягчать апатию-бесстрастие, либо что созерцание-умозрение Галактиона будет усладой её новой бесстрастной жизни. В любом случае Эпистима, говоря о своей любви, высказывает философскую максиму, оправдывая этим своё имя Знание, Наука. См. о философском диалоге («Картина Кебета») в литературном и образном арсенале Жития в ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Эпистима и Галактион и «Картина Кебета», Ср., однако, тот же термин в ранней аскетической литературе достижение бесстрастия девственными супругами из Лавсаика (Palladius. Historia Lausaica. 8, 4, 2).

123

В пророческих словах героя, предвидящего грядущее мученичество, присутствует звуковая игра: ἐν ἡμερᾳ παρισπασμοῦ καὶ πειρασμοῦ. «Симфония» таким образом осуществляется в самом созвучии произносимых слов, но и более того: симфония/согласие осуществляется в самом конце жития, когда герои, соединившись в мученичестве, произносят как бы хором, вместе одни и те же исповеднические слова, голоса их согласно сливаются. Ср. ниже прим. 144, 193. Сближение этих созвучных слов ср. у Евсевия Кесарийского (Commentaria in Psalmos 23. 388). Здесь, кроме того, содержится аллюзия на Лк. 8:13: οὗτοι ῥίζαν οὐκ ἔχουσιν οἳ πρὸς καιρὸν πιστεύουσιν καὶ ἐν καιρῷ πειρασμοῦ ἀφίστανται «которые не имеют корня и временем веруют, а во время искушения отпадают».

124

Согласно античным традициям бракосочетания (они были в ходу вплоть до 895 г., когда император Лев VI Мудрый в своей 89-й новелле предписал заключать брак только с церковного благословения), после пира и пожеланий от гостей происходила передача невесты в дом жениха (deductio in domum). Поэтому Эпистима и собирается быть при Галактионе неотлучно, а он отсылает её домой, чтобы выполнить некое условие перед их окончательным воссоединением раздачу приданого. Метафраст не мог понять, каким образом Галактион и Эпистима находятся в доме Эпистимы, и сделал так, чтобы помолвленные встретились на «нейтральной территории» или, скажем, опять у неё в саду. Вот почему Галактион уходит сам и отсылает Эпистиму, очевидно, к ней домой заниматься раздачей имущества (а не из-за того, что Эпистима живёт вместе с ним).

125

Аналитическая форма будущего времени (вспомогательный глагол «быть» в будущем времени и активное причастие настоящего времени) передаёт продолжительность действия. Хотя нормой такие формы становятся в среднегреческом языке, спорадически родственная аналитическая форма сочетание вспомогательного глагола (ἔχω, βούλομαι, θέλω, ὀφείλω, μέλλω) и инфинитива встречается уже в папирусах птолемеевской эпохи (Gignac F.T. А Grammar of the Greek Papyri of the Roman and Byzantine Periods. Vol. II. Morphology. Milano, 1981. P. 321–322; Mandilaras B.G. The Verb in the Greek Non-literary Papyri. Athens, 1973. P. 180).

126

До сих пор Евтолмий, от имени которого написано предисловие, в повествовании не появлялся (за исключением слов «дом господина моего» в главе 2). Здесь он впервые упомянут как персонаж в указаниях, которые Галактион даёт своей супруге перед отправлением в путь; следом идёт ремарка снова от лица рассказчика-Евтолмия о том, что он был оглашён и крещён Галактионом. Так Евтолмий-рассказчик периодически напоминает о себе читателю.

127

То есть около 4080 кг (по уточнению рукописей DH, золота), если речь идёт о самом позднем, так называемом «аттическом» таланте императорского времени. Такой суммой вряд ли могло обладать частное лицо в провинциальном городе. Так как талант не был в римское время ходовой мерой, то, вероятнее всего, мы имеем здесь дело с топосом презрения к богатству.

128

Помещение числительного после слова, к которому оно относится, создаёт впечатление реестра, списка приданого. Раздача имущества это и знак отречения от мира, и знак покаяния и отвержения язычества. Мотив в агиографии, разумеется, топический, однако перечисление женских украшений, которые отдаются нищим, имеет исключительно близкую параллель в ветхозаветном апокрифе «Иосиф и Асенет», где обращённая героиня первым делом выбрасывает драгоценные изваяния, украшения и одежды на улицу для нищих (9, 10–11: «И тотчас сбросила Асенет свою ризу царскую из виссона златотканого, и надела чёрный хитон плача, и распустила пояс свой золотой, и препоясалась верёвкой, и сняла с головы высокий убор свой, и венец, и браслеты с рук и ног своих, и на пол всё положила. И взяла она свою ризу прекрасную, и пояс золотой, и убор высокий, и венец, <всё> бросила из окна, выходящего на север, для бедных»). В свою очередь, этот топос и в «Иосиф и Асенет», и в христианской литературе восходит к Ис. 3:17–24: «оголит Господь темя дочерей Сиона и обнажит Господь срамоту их; в тот день отнимет Господь красивые цепочки на ногах и звёздочки, и луночки, серьги, и ожерелья, и опахала, увясла и запястья, и пояса, и сосудцы с духами, и привески волшебные, перстни и кольца в носу, верхнюю одежду и нижнюю, и платки, и кошельки, светлые тонкие епанчи и повязки, и покрывала. И будет вместо благовония зловоние, и вместо пояса будет верёвка, и вместо завитых волос плешь, и вместо широкой епанчи узкое вретище, вместо красоты клеймо». Характерно, что приводится реестр имущества Эпистимы, а не Галактиона, этому есть основания и в реальности: Эпистима могла раздать только своё приданое (στολισμός), состоящее из одежды и украшений, а Галактиону принадлежала «недвижимость», и раздача такого имущества требовала специального описания, замедляющего ход событий.

129

В романе «Левкиппа и Клитофонт» Левкиппа хочет покинуть родной дом, чтобы соединиться со своим возлюбленным, поскольку родители этому препятствуют (Ach. Tat. 2, 26–31). Бегству влюблённых содействует слуга Сатир, который бежит вместе с ними, как и Евтолмий. Несомненно, автор ГиЭ сознательно выстраивает параллель с эпизодом из жизни родителей Галактиона, чтобы таким образом подчеркнуть сходство и контраст в судьбе старшего и младшего поколений: младшие бегут, чтобы стать не любовниками, но монахами.

130

И. Деле считал десятидневный пеший путь из Эмесы (современный Хомс) до Синая нереалистичным, что не соответствует действительности. Однако также возможно, что герои идут в Зевгму (см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Гора Публий), откуда от Эмесы ближе.

131

Топоним «Пуплий», или «Публий» (Πούπλιον), один из трёх топонимов в ГиЭ и единственный ниоткуда иначе не известный. В главе 11 он отождествляется с Синаем, но на Синае не засвидетельствован. Метафраст расположил гору рядом с горой Синай, очевидно для того, чтобы согласовать 9-ю главу, в которой герои приходят к горе Публий, с 11-й главой, где они оказываются на Синае. Метафраст такой горы не знает, но почёл за лучшее не убирать название святого места вовсе, а переложить ответственность за него на местную традицию. О возможной связи названия этой горы с диакониссой Публией или отшельником Публием на горе возле города Зевгмы на Евфрате см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Гора Публий.

132

«Поодаль» (μήκοθεν), «вдали от (них)», т. е. сёстры-монахини вдали от своих братьев-монахов. В ранневизантийское время известны монастыри, где по соседству проживали мужчины и женщины. Впервые они были запрещены Юстинианом в Новелле СХХIII (промульгация 1 мая 546 г.), гл. 36 (CIC. Vol. 3. Berolini, 1895. Р. 619–620), однако как terminus ante quem для ГиЭ этот факт использовать сложно: запрет был повторен в 787 г. на VII Вселенском Соборе (правило 20). См. Konidares I.М. «Die Novelle 123 Justinians und das Problem der Doppelkloster» // Κονιδάρης I. Ζητήματα βυζαντινοῦ καὶ ἐκκλησιαστικοῦ δικαίου. Ἀϑήνα, 1990. Τ. I. № 14. В «Лавсаике» Палладия (420 г.; 11, 1, 1–5) Аммоний с тремя братиями и всего лишь с двумя сёстрами также основывает в пустыне парную обитель (κατ’ ἰδίαν μονήν) с порядочным расстоянием между женским и мужским поселениями (ὡς ἱκανὸν ἀπέχειν μεταξὺ ἀλλήλων).

133

Число монахов равно числу апостолов, старость монахинь (ср. ниже о том, что диакониссе девяносто лет) подчёркнута, чтобы подчеркнуть и юность Эпистимы. У Метафраста четыре монахини именуются не старицами, а девами.

134

В оригинале «мы разыскали», т. е. имеются в виду Галактион и Эпистима вместе с Евтолмием, а рассказывает об этом Евтолмий, и потому говорит «мы» (рассказчик снова участвует в повествовании; в целом его появления редки, а исчезновение не всегда объяснимо: см. ниже ситуацию ареста Галактиона). Поиск монахов и присоединение к ним является целью Галактиона и Эпистимы. Метафраст же указывает на то, что они «вышли из дома, намереваясь начать жизнь отшельников» (τὸν τῶν μονοτρόπων μέλλοντες ὑπελθεῖν βίον). Встречу с монахами он представляет как случайную, употребляя глагол ἐντυγχάνω «наткнуться, неожиданно встретить». В древнем ГиЭ ищут и с трудом находят монастырь, а здесь отправляются и натыкаются на него, потому что монастыри для автора не редкость.

135

В оригинале «аскетерион» (ἀσιαίτήριον), т. е. место для аскезы, прибежище аскетов. Об этом термине см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Аскетерион.

136

В этом месте повествования происходит перелом. Больше жизнь младшего поколения не имеет параллелей с жизнью поколения «родителей». В конце они избирают путь мученичества, на который не решались вступать родители Галактиона. Десятидневное путешествие отделяет Галактиона и Эпистиму от прежней жизни. Приняв постриг, герои переходят в качественно другой мир, и осуществляется пророческий сон Эпистимы из главы 8.

137

Евтолмий говорит об «устах» (χείλη), которые должны восхвалить подвиги, в соответствии со словоупотреблением греческой Псалтири (ср. Пс. 118 (119):171).

138

Поскольку в этом месте повествования начинается новая жизнь героев, в начале главы 10 вновь всплывают темы и топосы пролога: Евтолмий опять сомневается, сможет ли он достойно описать подвиги. Этот повтор выполняет функцию ретардации перед тем, как повествование достигнет своей самой драматической точки.

139

О посте от субботы до субботы см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Молитва и пост. У Метафраста о посте употреблено выражение более ясное, чем в ГиЭ: «в течение двух лет раз в неделю» (ἐπὶ δυσὶν ἔτεσιν ἅπαξ τῆς ἑβδομάδας).

140

О суточном круге см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Молитва и пост. Метафраст опускает указание на конкретные часы, либо имея в виду другой распорядок, либо считая службу по часам обыденным явлением.

141

«Не видеть женского лица» монашеский житийный топос. В ГиЭ использовано уничижительное слово «бабёнка» (Gen. Sng. γυναίου), более не употребляющееся и исправленное в ряде рукописей на нейтральное. Однако в следующем стихе старцы зовут Галактиона повидать именно Эпистиму.

142

Диакониссами могли быть единобрачные вдовы или девственницы. Диакониссы поставлялись из почтенных женщин (канонический возраст 60 лет по кодексу Феодосия 390 г., затем около 50 лет по новелле Юстиниана 535 г.). Замужество их фактически запрещалось. Их функции и роль в Церкви остаются не до конца ясными. О диакониссах и монастырях см. ст. «Галактион и Эпистима...», разделы Диаконисса и Аскетерий.

143

Буквально: «проводит в монашестве девяностый год». Если она монашествует 90-й год, ей должно быть за сто лет. Это не невозможно: настоятель коптского монастыря Шенуте действительно был монахом больше ста лет, прожив с 333 по 451 г. Самое естественное считать этот срок одним из анахронизмов автора, входящих в поэтику passion epique. Но, возможно, речь идёт о том, что монахиня была годами под девяносто.

144

В греческом тексте выражение «пока не настанет неизбежный час» (ἕως καιροῦ ἀναγκαίου) свидетельствует о приближении к развязке и о том, что встреча героев близится. Последовательное описание с передачей всех реплик героев на время оставлено. О годах монашества, состоявших из череды положенных действий, рассказано кратко. Время ускоряется, поэтому так стремительно пролетели годы пребывания героев в монастыре. Едва Галактион произносит слово кайрос, центральное для новозаветной эсхатологии, как в первом же предложении главы 11 оно подхватывается рассказчиком: час гонений, пора искушения, о которых только что говорил братьям Галактион, настали (ср. выше, глава 8 о дне искушения, в который не поколеблется согласие супругов). После описания святости монашеской жизни Галактиона его слова получают значение пророчества о его и Эпистимы будущем, как пророческими были слова Онуфрия о младенце Галактионе.

145

У Метафраста ситуация изменена на более обычную для его эпохи: «когда два монаха, имеющие мать не только усердную в добродетели, но и преклонную годами и состарившуюся в аскетической жизни, захотели увидеть её и в материнских молитвах поучаствовать, он [Галактион] не согласился». Свидание монаха с матерью характерный эпизод монастырской жизни, тогда как отказ отшельника с ней встретиться характерный топос житий (ср. Hieronymus. Vita Malchi captivi 3: Малх захотел пойти домой повидать мать, пока она жива, игумен запрещает; Малх уходит, игумен пророчит ему беды; Palladius. Hist. Laus 76: авва Пимен и его братья, встречая мать, бегут от неё и затворяются; мать плачет, хочет увидеть сыновей, а ей предлагается выбор увидеть их в этой жизни или в этой не увидеть, но в той увидеть. То же самое в Житии Симеона Столпника: мать умерла рядом, но так его и не увидела). Встреча с монахиней, тем более супругой, исключительна, а Метафраст стремится исключительное затушёвывать, поэтому диаконисса в женской обители, переставшая отвечать реалиям X в., заменена на благочестивую мать одного из братьев. Действительно, диакониссы во времена Метафраста не являлись главами монастырских обителей, но имели иные функции. Предложение пойти повидать Эпистиму у Метафраста вообще не упоминается, соответственно Галактион не произносит фразы про грядущее время, когда он её увидит. Хотя у Метафраста эпизод характеризует аскезу святого, он выпадает из «экономии» повествования.

146

Собственно, «медведь» (ursus); римское имя, исторически засвидетельствованное, в том числе и для поздней античности и ранней Византии. Для греческих мученических Актов естественным образом преобладают римские имена у властителей и греческие имена у мучеников. Из известных Урсов наиболее близок ко времени событий префект Египта 84/85 г., а ко времени создания текста консул Константинополя 338 г. Этот последний является героем крайне популярного в Византии «Деяния о стратилатах» свт. Николая Мирликийского (BHG 1349z–1350f; V в.?): святой спасает его от несправедливой казни. Ещё один значительный ранневизантийский Урс префект Константинополя 415–416 гг.: он перенёс в Св. Софию мощи Иосифа Прекрасного и Захарии, отца Иоанна Предтечи (см. PLRE II, 1192). Впрочем, выбор такого имени для гонителя может быть обусловлен чисто художественными задачами и не указывать ни на какое определённое историческое лицо (см. ниже, прим. 178).

147

Первые отшельники и монашеские общины на Синае появляются в IV в., большой монастырь строится императором Юстинианом в VI в. (ODB. Col. 1902–1903). Судя по «Паломничеству Эгерии» (Itinerarium Egeriae 32), в конце IV в. на Синае было много монахов и построены церкви.

148

В оригинале φάλαγγα στρατιωτῶν, у «фаланги» есть и значение «отряд», см. LSJ s.v., 1. 5.

149

Венцы (как награда за стойкость) присутствуют во снах и видениях мучеников (например, у 40 мучеников Севастийских, мц. Ирины и других). Древнейший пример Martyrium Potamiaenae et Basilidis. 6. См. о семантике венков в этом сновидении в ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Мученичество как брак: венцы мученичества и брачные венки.

150

Из текста не ясно, кого посылает Эпистима. Вполне вероятно, что с точки зрения автора и в монастыре сохраняются социальные различия, подобно тому как это было в монастыре Св. Павлы в Вифлееме (Hieronymus. Epistola CVIII ad Eustochium virginem. Epitaphium Paulae matris), и у Эпистимы есть услужающие ей. Впрочем, единственный слуга, взятый ею из мира, это Евтолмий, который живёт в мужском монастыре. С другой стороны, автор, вероятно, молчаливо исходит из представления об устройстве современного ему монастыря, где есть люди, которые имеют и необходимость, и право покидать монастырь ради тех или иных общих надобностей, но монахини в основном из монастыря не выходят. Поэтому впоследствии сам выход Эпистимы одной из монастыря, чтобы последовать за уводимым воинами Галактионом, действие исключительное.

151

Слово «игумен» (ἡγούμενος) в качестве обозначения настоятеля монастыря появляется уже в IV в. (Lampe s.v., 3). Болотов предполагал, что термин «игумен» как «начальник монастыря» появляется в связи с монастырями Пахомия, поскольку они были общежительными (Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов. Т. 4. М., 2001. С. 348). Вероятно, в данном случае игумен является духовником обеих обителей.

152

Метафраст передаёт события иначе: Эпистима не зовёт игумена мужского монастыря, а рассказывает о сне эконому (οἰκονόμο) τῶν τῆς μονῆς). По-видимому, эконом представляется Метафрасту попечителем обеих обителей, поэтому он вхож у него в женский монастырь. В средне-византийское время существовала практика мужчин-экономов, в том числе и монахов, в женских монастырях (см., например, PmbZ, № 1720). С другой стороны, нельзя исключать здесь и того, что «эконому» поручается толкование снов потому, что в библейской истории толкователем снов (фараона) выступает Иосиф, а Иосиф это эконом фараона.

153

Λύσις здесь решение задачи, т. е. толкование сна. Вместе с тем это термин для развязки в драме, и действительно, толкование сна, его «развязывание», описывает развязку всей истории в её мистическом и символическом измерении.

154

Сравнение Царства Небесного с царём и, соответственно, его дворцом встречается уже в Мф. 18:23; 19:12; 25:1.

155

Употреблена поздняя (с IV–V вв.) усечённая форма κύρις от κύριος. Первоначально подобное усечение в окончании появилось в именах и было широко засвидетельствовано в надписях эллинистического времени в основном как часть обращения или как дополнение к имени.

156

Буквально: «оставлять строй», «оставлять поле боя» (λειποτακτέω). Образный язык мученичества включает помимо атлетической образности также и воинскую.

157

Буквально: «оракул сновидения». Вещие сны или оракулы эти мотивы широко представлены во всей античной литературе от Гомера до романов, включая Ахилла Татия, популярны они и в агиографии. В данном случае стоит обратить внимание на то, что образы снов и их толкования замещают образы новозаветных притч.

158

В оригинале λόγια, что означает Евангелие или книгу, содержащую Евангелия (Lampe, S.V. λόγια). В рукописях FV и у Деле другой термин для обозначения Евангелия μεγαλεῖα.

159

Метафраст, описывая этот эпизод, сообщает, что когда «...воины <...> прибыли в эти места, поскольку все уже бежали, то они нашли только двух монахов, одним из которых был Галактион». В дальнейшем о судьбе второго схваченного монаха ничего не говорится, но Галактион не остаётся один, и ситуация из выразительной, символичной становится более обыкновенной, включающей факты, значение которых не обнаруживается, но за этот счёт прибавляет в достоверности «факта». Возможно, под вторым, неназванным, монахом Метафраст мыслил Евтолмия. Но как он мог оставаться в монастыре с Галактионом и не быть схваченным, а, не быв схваченным, как оказался рядом с героями во время их допроса и казни, остаётся непонятным.

160

Ср. Ис. 53:7: ὡς πρόβατον ἐπὶ σφαγὴν ἤχθη «Как овца, ведён был Он на заклание»; цитируется дословно в Деян. 8:32; в том эпизоде Деяний, к которому отсылает сцена обращения Глевкиппы, евнух, сидя на колеснице, читает именно эту фразу, см. прим. 89.

161

В горах христиане часто прятались от гонений; ср., например, Martyrium Agapiae, Hioniae, Irenae et sociorum.

162

Выше сёстры Эпистимы называются «старицами» и «святыми жёнами». «Девами» в первые века христианства именовались отшельницы и вдовы, ведущие целомудренную жизнь.

163

Не уточняется, от кого и когда Эпистима услышала о произошедшем. Весть могла быть от монахинь, которые увидели происходящее сверху, от бежавших монахов, от игумена, который ещё не ушёл или вернулся с полдороги. Если автор заботится о том, чтобы у драматических сцен был свидетель, чтобы сделать рассказ правдоподобным, то им мог бы быть Евтолмий.

164

Это слово применялось христианскими писателями к всевозможным отрицательным персонажам, в том числе к языческим правителям (Lampe, s.v. θεομάχος А).

165

Правитель назван буквально «нечестивейшим» (ἀσεβέστατος), в противоположность титулу византийского императора «благочестивейший» (латинский: piissimus, греческий: εὐσεβέστατος; существовал с IV в. и был особенно распространён в V–VII вв.). Но сам титул «благочестивый» (pius) введён в титулатуру императора ещё при Коммоде (Roesch G. ΟΝΟΜΑ ΒΑΣΙΛΕΙΑΣ. Studien zum offiziellen Gebrauch der Kaisertitel in spätantiker und frühbyzantinischer Zeit // Byzantina Vindobonensia. Bd X, Wien, 1987. S. 42–43). Таким образом, этот суперлатив делает языческого правителя как бы антиподом христианского императора, тогда как обычные люди называются в тексте просто «благочестивыми» или «нечестивыми».

166

Просьба Эпистимы представляет собой продолжение темы единства героев, несколько отошедшей на второй план в «монастырской» части. В варианте Метафраста (глава 14) Эпистима просит отпустить её не на смерть, а на заточение с Галактионом. По Метафрасту, она верна договору, заключённому ранее, и готова разделить с Галактионом любую судьбу, в том числе и темницу.

167

В связи с этим предостережением см. ниже о параллелизме ГиЭ и «Деяний Павла и Феклы».

168

Ср. эту же формулу выше в устах Галактиона и ниже снова в устах Эпистимы.

169

Поскольку автор ГиЭ помещает события в III век, то он, подобно ранней агиографической традиции, берёт древнейший пример женского мученичества. Св. Фекла как образец женского мужества встречается уже в III в. Acta Xanthippae et Polyxenae 36, ср. Martyrium Eugenii, Valeriani, Canidii et Aquilae 23. Диаконисса не просто упоминает первомученицу Феклу, она своим предостережением, повторяющим предостережение ап. Павла Фекле, отсылает и к древнему апокрифу (см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Деяния Павла и Феклы). Этого примера, как и всей реплики диакониссы, нет у Метафраста (глава 14), который просто пересказывает суть диалога.

170

Использовано редкое слово, термин для судьи и распорядителя состязаний βραβευτής. Вероятно, здесь содержится аллюзия на выражение ап. Павла: Эпистима бежит, как атлет, и догоняет Галактиона, награду же в состязании-подвижничестве Павел именует βραβεῖον (1Кор. 9:24: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду?»). В сочетании со спасением слово βραβευτής встречается только в Sever. Gaval. De саесо nato // PG 59, 552, где оно прилагается ко Христу.

171

Та же формула, что и выше, в главе 12.

172

Связывание мучеников друг с другом часто упоминается в Актах: см., например, Martyrium Pauli 3; Martyrium Eugenii, Valeriani, Canidii et Aquilae 4.

173

В рукописях FVKH Галактион называет Эпистиму «сестрой» (ἀδελφή) так христиане называли всех христианок (1Кор. 7:15) и сразу после этого «женой» (γύναι) (см. о жене и супруге ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Брак). Именование жены сестрой встречается в Септуагинте (Тов. 5:21: Товит называет сестрой свою жену Анну; Тов. 7:15: Рагуил свою жену Едну; Тов. 8:7: Товия свою жену Сарру). Ап. Павел употребляет выражение «сестра-жена» применительно к женам апостолов, христианкам (1Кор. 9:5). Ср. также выражение ἀδελφή μου νύμφη «сестра моя, невеста» (Песн. 4:9–10; 4:12; 5:1), которое, возможно, имеет совершенно иное, египетское происхождение. Другие обращения Галактиона к Эпистиме также являются обращениями мужа к жене или обручённого к обручнице.

174

Предупреждение Эпистиме не соблазниться «удовольствиями сего мира» (τῶν ἡδέων τοῦ κόσμου τούτου), скорее всего, подразумевает только и исключительно сохранение жизни, а не какие-либо соблазны. Если говорить о литературных сближениях, то наставления Галактиона продолжают наставления диакониссы, причём и то, и другое восходит к сомнениям Павла в способности Феклы принять крещение, так как она молода и не устоит перед миром.

175

Возможно, Эпистима повторяет одну из формул заключения римского брака: «Где ты Гай, там и я Гайя» (Плутарх. Римские вопросы. 30).

176

Проавлион или проавлий внешний портик или вход во внутреннее помещение или внутренний двор. Слово встречается в Мк. 14:68: καὶ ἐξῆλθεν ἔξω εἰς τὸ προαύλιον [καὶ ἀλέκτωρ ἐφώνησεν] «И вышел [П`тр] вон на передний двор; и запел петух». Можно отметить, что в Евангельской сцене отречения Петра есть угроза смерти, которая, как и мучеников, ждёт их наутро; кроме того, в проавлии в этих текстах появляются слуга и служанка.

177

Сохранилось только в славянском переводе, но по смыслу лучше греческого текста: приказ отдаёт не слуга, а правитель.

178

Возможно, «медведем» гонитель назван потому, что медведи были зверьми наиболее страшными и свирепыми в преданиях о звероборствах мучеников. Например, в Мученичестве Перпетуи и Фелицитаты в заключительной сцене, описывающей их мучения на арене, отмечено как проявление Божественного Промысла то, что катехизатор всех мучеников Сатир боялся из всех зверей только медведя, о чём говорил сомученикам. Однако выпущенный на него медведь спрятался под ареной и не захотел выходить из клетки (Passio Perpetuae et Felicitatis 19. 3–6).

179

Правитель знает, что христиане так названы от имени Христа. Допрос Урса подражает passions historiques, но акценты в нём сдвинуты в сторону исповедания веры, а не соблюдения законов. Представления о творце мира языческий мир допускал самые разные, но не те, которые исключают почитание общепринятых богов.

180

Сама формула ветхозаветная, но чрезвычайно часто встречается в Актах; здесь точная цитата из Пс. 145:6: τὸν ποιήσαντα τὸν οὐρανὸν καὶ τὴν γῆν τὴν θάλασσαν καὶ πάντα τὰ ἐν αὐτοῖς «Сотворившего небо и землю, море и всё, что в них». Однако отнесение сотворения мира ко Христу для времени после конца IV в. не слишком ортодоксально (см. ст. «Галактион и Эпистима...», раздел Необычные слова и формулы).

181

Это топос раннехристианских актов (ср., например. Acta Pauli Fr. 1: ὑμῶν γὰρ θεοὶ χαλκοῖ καὶ λίθινοι καὶ ξύλινοι; Acta et martyrium Apollonii: διὸ οὐ μὴ προσκυνήσω χρυσόν ἢ ἄργυρον ἢ χαλκὸν ἢ σίδηρον ἢ ξυλίνους καὶ λιθίνους θεοὺς ψευδωνύμους), восходящий к библейским текстам; ср. Деян. 17:29; Прем. 14:7; Ис. 44:17–19.

182

Обвинение христиан со стороны гонителей в «богохульстве» (βλασφημία) часто встречается в мученических актах: ср. Martyrium Carpi, Papyli et Agathonicae 21; Martyrium Ignatii Antiocheni (martyrium Romanum) 3. 9; Martyrium Eugenii, Valeriani, Canidii et Aquilae 19; 28; Martyrium Mocii 3; Martyria Anastasiae Viduae 33; Martyrium Tatianae 12 и т. п.

183

Жалость к телу супруга, ещё сохранённая в ГиЭ, у Симеона Метафраста исчезла. Более того, из прекрасного Метафраст делает тело Галактиона «испытавшим труды подвижнической жизни», потому что для него возможно говорить только о теле монашеском и только как об изнурённом.

184

Этим словом «менады» клеймили нескромных служительниц языческих культов христианские авторы (Athan. Hist. Ar. 56–57, 59). Метафраст заменяет «менаду» на более нейтральные слова, автор же ГиЭ стилизует речь язычника и пишет более смело и контрастно: целомудренная монахиня и экстатическая почитательница культа «разнузданности». Кроме того, в ГиЭ правитель приказывает раздеть Эпистиму полностью, и она, чтобы остановить позор, начинает говорить, когда раздета до рубашки. В более сглаженной редакции Метафраста правитель сразу приказывает раздеть героиню только до нижней одежды.

185

Сначала «медведь» допрашивает только Галактиона, поскольку женщина представляется ведомой и зависимой, а следовательно, менее ответственной. Но Эпистима, верная своему обещанию делать то же, что и Галактион, раздражает Урса и вызывает его гнев. Тогда правитель меняет свой взгляд на Эпистиму, признаёт за ней собственный сознательный выбор, а следовательно, и ответственность. Ср. беседу правителя с юной христианкой Стефанидой в Мученичестве св. Виктора (Изречения египетских Отцов. Введение, перевод с коптского и комментарии А.И. Еланской. СПб., 2004. С. 282), которую сначала спрашивают о её возрасте и замужестве и казнят, когда она проявляет рвение принять мученичества вместе со святым Виктором.

186

В этой сцене снова, как и в сцене Крещения Эпистимы, упоминается пелена или рубашка (ὀθόνιον и ὀθόνη). В Евангелиях слово используется для обозначения погребальных пелен Христа (Ин. 19:40, 20:5–7; Лк. 24:12). Повторяя в сцене Крещения и в сцене мученичества одно слово, автор, возможно, указывал на его Евангельские контексты, ведь «пелены» сопровождают Эпистиму от Крещения до мученической смерти.

187

Ослепление и последующее исцеление топос passions epiques: ср., например, Martyria Sanctae Anastasiae Viduae 28; Martyrium Juliani et Basilissae 2. 51.

188

Точное число уверовавших, возможно, означает, что ещё какое-то не названное число людей исцелилось, но не уверовало. Во время чуда св. Феклы излечились не все, а только поверившие (Ps.–Basilius Seleucensis. De vita et miraculis sanctae Theclae, Miracula 25). Впрочем, точные исчисления уверовавших после чуда это один из устойчивых житийных мотивов. Самый показательный пример Martyrium Irenae 13, 19, 23, 26, 29, 34. В Ин. 21:11~чудесный улов составляют 153 рыбы. Символически этот улов означает души обратившихся к Богу. Число «сто» могло либо выпасть, так как по-гречески это всего одна буква, либо число 53 только намекает на число 153, оставляя Евангельскому образу больший вес.

189

Введение заострённых палочек для письма под ногти изредка встречается в мученичествах среди особо изощрённых пыток: например, Martyrium Bonifacii 9, Martryrium Victoris (Изречения египетских Отцов... С. 272–273, 275–276, 280–282).

190

«Восстань, Господи, и помоги нам» ср. Пс. 43:27.

191

Отрубание ног и/или рук перед отсечением головы изредка встречается в passions epiques: например, свв. Фотины Самарянки; Океана; Феспесия; Феагена, Феодора и Павсилиппа. Подробности четвертования и истязания, возможно, восходят к чрезвычайно популярному у Отцов Церкви месту из 2Мак. 7, где описывается мученичество семи братьев и где также заживо разрубают людей.

192

Проклятие (ἀνάθεμα) богам трижды встречается в тексте Martyrium Sanctae Anastasiae Virginis 20.

193

Три последние реплики герои произносят вместе, одновременно, их голоса сливаются. Мученики в Актах часто говорят вместе: см., например, Martyrium Eugenii, Valeriani, Canidii et Aquilae 21, 23; Martyrium Juliani et Basilissae 2. 50. В ГиЭ этот топос использован особенно искусно. В этом «согласии» осуществляется та «симфония» («согласие»), о сохранении которой в будущем пророчествует Галактион, заключая с Эпистимой необычный договор (см. главу 8, прим. 123).

194

Описание казни и погребения – неизбежный топос мученических Актов. Необычно здесь отсутствие типичного и даже обязательного для passions epiques указания на место казни и погребения. Объяснений может быть как минимум два; житие вымышлено, указывать на какое-либо место, где на самом деле нет культа этих святых, невозможно; если первоначально Житие говорило о местах на Евфрате, соответствующий топоним пришёл в противоречие с локализацией событий на Синае и был удалён. Но скорее при передаче и редактировании житий следует ожидать сохранения противоречия, нежели подобной системной редактуры.


Источник: Жизнь и мученичество святых мучеников Галактиона и Эпистимы // Вестник древней истории. 2009. № 3. С. 210-234; № 4. С. 269-291; 2010. № 1. С. 241-266; № 2. С. 232-250.

Комментарии для сайта Cackle