Библиотеке требуются волонтёры

География как учебный предмет в наших школах

«Школьная география – печальнейший предмет школьного преподавания».

(Пешель)

В настоящее время часто слышатся жалобы на то, что современная средняя школа, переутомляя учащихся обширностью программ учебных предметов, не дает ни твердых знаний, ни умственного развития, и таким образом не подготовляет в достаточной мере молодые поколения в жизни, к труду и к дальнейшему высшему образованию. Главную причину такого печального явления не без основания видят в той сухости и односторонности, какою страдает школьное преподавание, имеющее в виду лишь умственное развитие учащихся, «гимнастику ума», и забывающие о воображении, чувстве и воле, которая энергично требуют своих прав и ставят известные рамки для разума. Только преобладанием в нашей школе «грамматического» обучения можно объяснить то странные явления, что на одни учебные предметы преподаватели и учащиеся обращают серьезное внимание (математика, языки, словесность), а другие не пользуются правами полного гражданства (история, география, физика и естествоведение), а третьи являются совершенными париями (пение, рисование, гимнастика). Эти ненормальности школьной системы преподавание ясно отмечены в современной педагогической литературе, но для устранения их сделано пока очень мало.

Веря, что серьезные улучшения в современной системе образования – дело недалекого будущего, мы в настоящей заметке обращаем внимание лиц, живо интересующихся успехами педагогического дело и горестями «малых сих», на ненормальную постановку географии, этой «падчерицы» современной школы (и средней, и низшей).

Великое значение географии в духовной жизни человека не подлежит сомнению и прекрасно выяснено мыслителями и учеными. «Ничто так не просвещает здравый разум», говорит Кант, «как география». Расширяя умственный кругозор учащихся и освобождая дух их из тесных стен родного гнезда, география сообщает им понимание нашей земли и содействует выработке ясного миросозерцания, которым, к сожалению, не может похвалиться современное молодое поколение. «Благодаря преподаванию географии, ученик», по прекрасному замечанию Гердера, «не покидая своего отечества, делается Одиссеем, проходящим всю землю и знакомящимся со многими народами и странами, нравы которых преисполнены мудрости или глупости. Представьте всё это наглядно, и он должен быть тупым уродом, если у него не зашевелятся идеи в голове и великие и чистые ощущения в душе».

География имеет и этическое значение, помогая человеку уяснить свое призвание на земле, а также и разрешить противоречие между духом и материей и указать пределы зависимости его от природы. Она «учит детскую душу познавать справедливость Божию живых описаниях местности, указывая на то, как беспощадно караются неразумие и леность людей, и как распространяется благодать в тех странах, которые отличаются энергии и добрыми нравами» (проф. Кирхгов).

Изучение географии в значительной мере содействует развитию сознательной любви и привязанности к родине, раскрывая в ней такие светлые стороны, которые не были известны учащимся, или же представлялись им в другом свете. Привязанность же к родине составляет, по меткому выражению Риттера, «часть нашего душевного здоровья». Такое воспитательное значение географии особенно необходимо ценить в наших школах, которые вследствие многоразличных и сложных причин, едва ли могут похвалиться здоровым патриотическим духом учащихся. В этом отношении русским людям, часто слепо преклоняющимся пред западноевропейской культурой, следует учиться у народов Запада, ясно и глубоко сознавших необходимость в настоящее время национального самоопределения. Не говоря уже о немцах, англичанах американцах, даже в «космополитической» и «свободолюбивой» Франции преподавание географии является могучим фактором воспитания в учащихся патриотического чувства. Дети не только знакомятся с внешним бытом своего народа, но с любовью изучают его душу, проникаются живою симпатией к своим соотечественникам, увлекаются на школьной скамье, например, геройской борьбой с природой жителей Бретани и сочувствуют тяжелому положению жители бесплодной Оверни1.

География, наконец, при умелом преподавании является незаменимым средством для развития детского воображения. Эта истина в настоящее время не вызывает сомнений. Её поэтическим чутьем угадал великий художник слова Н.В. Гоголь. «Велика и поразительна область географии», пишет он. «Край, где кипит юг и каждое творение бьется двойной жизнью, и край, где в искаженных чертах природы прочитывается ужас, и земля превращается в оледенелый труп; исполины – горы, парящие в небо, наброшенный небрежно, дышащий всею роскошью растительной силы и разнообразия вид, и раскаленные пустыни и степи; оторванный кусок земли посреди безграничного моря, люди и искусство, и предел всего живущего! Где найдутся предметы, сильнее говорящие юному воображению? Какая другая наука может быть прекраснее для детей, может быстрее возвысить поэзию младенческой души их?2

Образовательное и воспитательное значение географии, казалось, должно было бы по праву обеспечить ей почетное место в школе среди других учебных предметов, но неприглядная действительность говорит о другом. Всякий, кто учился в средней школе, или знаком с постановкой преподавания географии, знает, что успехи и результаты этого преподавания слишком далеки от тех целей, которые ставятся при изучении географии, и не соответствуют той важности, которая по справедливости усвояется этому предмету. Постановку преподавания географии в нашей современной школе вполне можно охарактеризовать словами Маттеса, сказанными им более тридцати лет назад для обрисовки положение географии в немецкой школе: «Между учебными предметами, методика которых до сих пор находилась в пренебрежении, география стоит на первом месте; надо было испытать, чтобы поверить, какой изысканной пыткой мог быть сделан для учеников этот высокоинтересный предмет».

Где же кроются причины такого печального явления и что убивает в учащихся интерес к географии, этой живой науки о живой земле?

География, как известно, преподается в мужских и женских гимназиях, начиная с первого класса, когда учащиеся имеют 10–12 лет от роду. Мышление у детей этого возраста еще слабое и не способно к усвоению отвлеченных понятий, содержание которых не выяснено наглядно детям при участии их самих. Память, хоть и свежая, но не хранит долго усвоенного механически. Неокрепшие детские душевные силы требуют тщательного ухода и внимания. Педагог, имея дело с детьми этого возраста, ни на одну минуту не должен забывать дидактического правила: «При обучении иди от простого к сложному, от понятного к непонятному». На первых же уроках географии это правило грубо нарушается. Следуя указанию программы, преподаватель в первом классе сразу приступает к сообщению ученикам кратких предварительных сведений из математической и физической географии о горизонте и странах света, виде Земли и её движении, изображении Земли на плоскости и шаре, о географической сети, долготе и широте места и т.д.

Как бы ясно и просто не сообщал преподаватель эти сведения, но детьми они усвояются туго и медленно, так как превышают детское разумение. И вот с первых же уроков путь изучения географии орошается детскими слезами. Более способные успевают механически заучить наизусть географические понятия, менее же способным не дается и такое усвоение. Сознательность отсутствует одинаково и у тех и у других. Напрасно преподаватель волнуется, напрасно много раз заставляет лучших учеников повторять географические определения и указывать положение географических точек на глобусе или на карте, большинству детей это прямо недоступно: «Безнадёжно следят они за непонятными словами, упражнениями и с печалью посматривают на преподавателя, как бы напоминая ему, что дело ведется ненормально»3. В огорчении учитель, особенно малоопытный, склонен видеть источник неуспеха своего преподавания в детской тупости и лености; порой, в раздражении, у него срываются жесткие слова укоризны по отношению ко всему классу. Но виноваты ли дети? Может ли успешно идти изучение географии, если преподаваемый географический материал не под силу им? Нам пришлось присутствовать на одном из первых уроках географии, когда ученик, напрягая все силы своего детского ума, отвечал и движении Земли вокруг своей оси, почти дословно воспроизводя слова учебника: «Воображаемая прямая линия, вокруг которой, как бы вокруг оси, вращается Земля, называется земной осью. Земля вращается с Запада на Восток, следовательно, земная ось должна иметь направление с Севера на Юг». Приведенное определение, конечно, было усвоено памятью, и никто из учащихся не мог дать ему соответствующего объяснения; через несколько дней оно было основательно забыто. Между тем подобными определениями наполнены почти все страницы принятого во многих учебных заведениях «Учебника» Воронецкого. Естественно, что начало такого преподавания и не предвещает ничего хорошего, так как сразу же поселяет в детской душе нерасположение к трудному предмету. У детей на всю жизнь нередко с географией связывается представление, как о чём-то скучном и безжизненном. И это вполне естественно. «Начинать преподавание географии сроков о виде Земли, параллелях, меридианах, экваторе, полюсе и т.п., значит идти к плохому концу», совершенно справедливо замечает Гейки. «Помещение их на порог изучения географии является характерной чертой нашей системы или отсутствия системы в этом отделе преподавания»4

Не лучше идёт дело и в дальнейшем изучении географии. При прохождении отделов о распределении земной поверхности между сушей и водой, о морях, островах, заливах и т.д. учащимся преподносятся одни сухие названия, не вызывающие у них никаких ассоциаций. Удержать в памяти эти названия нелегко и взрослому. Попробуйте, в самом деле, запомнить такие названия. Тегуантепекская долина, вулкан Оризаба (Цитлатепетль), Анагуака, Мичиган, Сакраменто, Фризер и другие5, и это на одной-двух страницах учебника. Я знал одного способного мальчика 12 лет, который в течение трех часов никак не мог усвоить заданного урока: «Общий обзор Северной Америки»6 и со слезами заявил, что «противнее географии нет предмета»... Непомерное количество собственных имен, одно другого мудренее, которыми пестрят наши учебники, исключает всякую мысль о поучительным и развивающим значении географии. Преподающие по таким учебникам географию забывают, что географическая номенклатура имеет лишь значение тех лесов, какие ставятся при постройке здания, и откидываются прочь, когда здание готово. Такое именно значение номенклатуре придается в американских школах, где не гонятся за количеством географических названий, а заботятся, прежде всего, о возможном наглядном выяснении детям главнейших положений физической и политической географии.

Итак, первой причиной той нелюбви, которую питают учащиеся в нашей школе к географии, является неправильное и не соответствующие педагогическим принципам распределение географического материала в элементарном курсе географии и полная неудовлетворительность принятых учебников.

Но отмеченная ненормальность в значительной степени могла быть ослаблена и даже устранена, если бы география занимала подобающее ей место среди других предметов, а главное, если в преподавании её находилась в руках лиц, хорошо подготовленных и всецело проникнутых мыслью о важности воспитательного влияния географии на юные существа. Общеизвестный факт, что к преподавателям математики и словесности предъявляются и учебным начальством и обществом серьезные требования, как к лицам, которым вручается преподавание «главных» предметов. Достоинства и недостатки их учитываются сейчас же и учащимися. Такое исключительное внимание к этим лицам объясняется, по нашему мнению, тем, что те или иные результаты преподавания математики и русского языка влекут за собою осязаемые практические последствия, которые чувствительно затрагивают интересы и родителей, и детей. Иное положение преподавателя географии в современной школе. Так как этот предмет «не важный» и значение его не подлежит учету то преподавание его нередко получается таким лицам, которые по своим способностям и знанию считаются не выше средних. Распространенный же и среди учителей ложный взгляд на географию, как на самый легкий и не ответственный предмет для преподавания, мало располагает начинающих молодых преподавателей к энергичной работе. И вот «с лёгким сердцем» большинство учителей принимается за преподавание географии, сводя его к задаванию и выслушивание уроков по принятому учебнику и вычеркиванию напечатанного мелким шрифтом. Такие учителя часто не замечают, что заучивание учебника обращается в пустую трату времени, и что усваиваемые в готовом виде географические положения не действуют ни на ум, ни на чувство детей. Убивая детскую любознательность и создавая скуку на уроках географии, они совершают «тяжкий грех» против детей7.

Всякий преподаватель математики и русского языка в средней и низшей школе считает необходимым познакомиться с методическими руководствами по этим предметам. Знакомство с преподавателями географии в школах разных типов убедило меня в том, что далеко не все из них знакомы с методическими указаниями по своему предмету по той простой причине, что материал, разрабатываемый ими на уроках, «легкий» и в учебниках изложено всё необходимое так «ясно и просто». В моей педагогической практике был даже случай, когда молодой учитель географии в городском училище на мой вопрос, с какими методиками по географии он знаком, простодушно спросил меня: «Разве есть методики по географии?..» Конечно, такие личности, думается нам, представляют единичные явления… В данном случае характерно то, что тот же преподаватель оказался знающий методические руководства по русскому языку и математике и внимательно читавшим их, а между тем эти предметы – не его специальность.

Конечно, винить всецело преподавателей географии за равнодушное отношение их к преподаваемому ими предмету мы не имеем нравственного права, так как они сами проходили географию в школах, где на нее мало обращали внимания, и воспитались в том обществе, которое не ценит высоко воспитательного значение этой дисциплины.

Неподготовленность преподавателей географии и вследствие этого отсутствие у них живого интереса к землеведению тем более печальны, что в последнее время в области школьной географии заметно сильное движение не только на западе, но и в России. Усовершенствование техники в приготовлении карт и других географических учебных пособий, появление новых учебников по географии, построенных на новых началах и согласованных с педагогическими требованиями, и обоснование новых путей в преподавании географии – все это отрадные явления нашего времени, являющиеся результатом тех огромных научных приобретений, которые получила географии ещё со времени Гумбольдта. Необходимость тщательной подготовки и разностороннего образования для учителя географии в наши дни становятся очевидной. Она давно осознана и на западе. В Германии уже четверть века тому назад появилось сильное движение в пользу открытие высших специальных школ для приготовления учителей географии. Географические семинарии, учрежденные в Лейпциге и Галле, прекрасно оборудованные библиотеками и географическими инструментами, имеют своей целью, с одной стороны, сообщить своим ученикам теоретические познания по землеведению, а с другой – дать им практическую подготовку, т.е. ознакомить с методикой преподавания предмета в школе и доставить им возможность упражнять себя в этом преподавании. Учащиеся обязаны целый год давать уроки по географии. Они же рисуют изучают карты, планы, профили, знакомятся основательно с географическими атласами, теллуриями, настенными картами, глобусами и другими учебными пособиями; знакомству с учебниками по географии и географической литературой отведено также видное место. Кроме образования семинарий для подготовки учителей географии, интерес общества в Германии к преподаванию землеведения выразился ещё в устройстве т.н. географических ферейнов, задача которых – будить интерес к географии в узких кружках учителей. В немецкой педагогической печати оживленно обсуждаются вопросы о лучшем преподавании географии, как науки, играющей немалую роль в человеческом развитии, выдвигаются требования повсеместного устройства школьных географических музеев и т.д. В специальных же периодических изданиях8, посвященных разработке географических вопросов, нередко можно читать горячие призывы к учителям географии, чтобы они непрестанно учились, расширяли свои познания чтением и собственными наблюдениями.

Такая подготовка учителей географии, обеспечивающая успех её преподавания, заслуживает, конечно, глубокого внимания и подражания, но, к сожалению, при наличных условиях для нашей школы она является пока pia desideria. Хочется верить, что разрешение этого серьезного вопроса не будет отложена на далекое будущее теми, кому дороги наши школы. Известно, что доброе начало подготовки учителей математики и русского языка положено уже в Киеве учреждением при Учебном Округе курсов для приготовления преподавателей этих предметов в средних учебных заведениях. Быть может, дойдет очередь и до преподавателей географии, и тогда, надеемся, быстрее станут редеть ряды таких педагогов, которые превращают занятия географией в простое выспрашивание урока, заданного по учебнику, и на смену их станут «люди, серьезно и вдумчиво относящиеся к своей задач, – люди, понимающие, что прекрасный Божий мир не может быть заменен никаким учебником»9.

Возлагая надежды на недалекое лучшее будущее для географии в наших школах, мы все-таки высказываемые убеждение, что и при не вполне благоприятных условиях можно преподавать географию так, что дети заинтересуются этим предметом, и он может оказать на них развивающие и воспитательное влияние. Для этого учителю необходимо отрешиться от общепринятого метода заучивания географического материала наизусть по тем учебникам. в которых на первых же страницах помещаются сведения из математической и физической географии10. Предметом первых уроков по географии должно служить то, что известно из повседневного опыта учащихся. «Факт, открытый ребёнком путем собственного непосредственного наблюдения, становится», замечает Гейки, «частью его самого и значит для него бесконечно больше, чем тот же факт, заученный им со слов учителя и вычитанный в учебнике»11 Поэтому лучше всего начинать изучение географии со знакомства с родным уголком и, лишь накопив надлежащий запас наблюдений непосредственных, можно переходить к выяснению понятий из математической и физической географии. Объектом, на котором ученик должен изучать эти понятия, является ближайшая родина. Таким образом, изучению того курса географии, которые проходится в первом классе мужских и женских гимназий. должно предшествовать, по-нашему мнению, родиноведение, хотя бы в кратком виде. Представления и познания, приобретённые здесь учащимися, послушать им, по выражению Генинга, «фундаментом, наглядным пособием для понимания соответствующих явлений, о которых ему придётся слышать от очевидцев», так как родина – своего рода «микрокосм» и природа в каждом своем уголке представляет отражение целого (Гумбольдт). Вводя в основные понятия землеведения, подготавливая глаз и внешние чувства к восприятию отдаленных предметов, родиноведение должно подготовить учащихся к пониманию и сознательному пользованию картой, которая является одним из главных условий успехов в дальнейшем изучении географии.

Подробное рассмотрение состава подготовительного курса к изучению географии – родиноведения – не входит в задачу настоящей заметки, и желающих обстоятельно познакомиться с этим вопросом мы отсылаем к руководствам по методикам географии Петри, Гейки и др.

Скажут, что введение подготовительного курса в первом классе является отступлением от установленной программы по географии и замедлит выполнение положенного курса. Это возражение едва ли имеет серьезное основание, так как никто не поставит в вину учителю, если он посвятить несколько уроков подготовительный беседам с учащимися по родиноведению. В этом отношении свободу для инициативы преподавателя дают допущенные Учен. Комит. Мин. Нар. Просв. в учебные заведения «Начальные курсы географии» Г.И. Иванова и преподавателей Крубера, Григорьева, Баркова и Чефранова. Эти курсы вполне соответствуют развитию учащихся и содержат малое количество номенклатуры. Изданные изящно, они составляют «альфу и омегу современной учебно-географической литературы»12 В руках опытного и любящего географию учителя преподавание по этим учебникам может сделать географию интересным и любимым предметом.

Остаётся только пожелать, чтобы учителя географии, за неимением у нас учреждений для специальной подготовки их, прониклись мыслью о важности этой дисциплины в ряду других учебных предметов и необходимости самообразования и самообучения. Так как в деле самообучения начинающим преподавателям, ввиду общности поле изучения и неопределенности его границ, трудно решить, с чего начать, и что является более существенным среди частностей, то для них знакомство с методическими руководствами – дело первостепенной важности. Желание облегчить молодым преподавателям труд по ознакомлению с методическими руководствами по географии и побудило нас присоединить к настоящей заметке список этих руководств, с кратким отзывы о них. Вместе с этим предлагается и список книг для чтения и хрестоматий по географии, которые могут служить пособиями при преподавании географии.

М. Григоревский

Методические руководства по географии

А. Гейки. О преподавании географии (советы учителям относительно принципов и методов обучения). Перев. с. англ. Сицикого. Изд. 2-е. Москва. 1905. 182 стр. Ц. 1 руб. Допущ. Мин. Нар. Просв. в учительские библиотеки низших училищ.

Специальной задачей географии является приобретение всесторонних сведений о стране, в которой мы живем, и вместе с тем указание на сходства и различия в природе других областей Земли. Единственно целесообразным средством для сознательного усвоения географии служит не заучивание детьми с чужих слов, а непосредственное наблюдение и самостоятельная детская умственная работа, развитие в детях способности исследования. Эта мысль – одна из плодотворнейших педагогических истин, «все более и более получающая право гражданство в теории, а отчасти и в практике воспитания», проходит от начала до конца через методическое руководство Гейки, составившего себе громкое имя в области геологии и физической географии.

Сочинение Гейки состоит из введения, где излагаются его взгляды на задачи и цели изучения географии, и пятнадцати глав, содержание которых следующие: общие принципы преподавания географии (2 и 3 гл.), пособия при преподавании географии (4 гл.), элементарная стадия преподавания географии, первые понятия об относительной величине, положении и высоте предметов (5 гл.), элементарные представления о времени (6 гл.), окрестности школы, преподавание под открытым небом (7 гл.), физическая география школьной местности (8 и 9 гл.), политическая география школьной местности (10 гл.), переход от школьной местности к отечеству и от отечества к земному шару (11 гл.), старший курс географии (12 гл.), математическая и физическая, политическая и историческая география (13 – 15 гл.) и специальные занятия географией в старших классах. В конце книги помещены «Примечания» (131–182 стр.), составленные переводчиком и приспособленные к требованиям русского читателя.

Большая часть книги Гейки посвящена постановке преподавания в начальных школах и низших классах средней школы (5–11 гл.) и только в последних четырех главах даются указания о преподавания географии в средних и старших классах средней школы.

Главным недостатком рассматриваемого руководства является некоторая теоретичность советов и указаний, делаемых автором, и слишком широкая постановка географии. Раздвигая рамки географии, как учебного предмета, Гейки предъявляет к преподавателям географии совершенно невыполнимые требования. Так, учитель должен составить коллекции физических, геологических, политических и промышленных карт, имея для этого запас в бланковых карт и постепенно раскрашивая их сообразно с предметом урока (19 стр.); составление историко-географических и физико-географических карт рекомендуется делать в увеличенном размере и не только по готовому образцу, но и на основании «литературных указаний» (26 стр.). На уроках географии преподаватель, по взгляду Гейки, должен коснуться вопроса о языке, так как «указание тесных лингвистических взаимоотношений помогает запоминанию известных общих географических фактов» (117 стр.). Исходя из положения, что «с каждым именем должны соединяться известные ассоциации, которые придадут названиям более широкий интерес, чем тот, какой может представлять то или другое географическое положение», автор высказывает пожелание, чтобы учитель, который не может найти в учебнике достаточного количества ассоциаций, сам пополнил этот недостаток, заимствуя сведения из народных преданий, из общей литературы, из истории, поэзии, хроники, из журналов, газет и т.д.

Если к изложенному присоединить еще совершенно справедливое требование Гейки, чтобы преподаватель географии был практически знаком хотя бы с одним отделом естествоведения, научно знал историю и географию, то становится ясным, что на учителей географии возлагается непосильное бремя. Выполнить требования автора едва ли может талантливый и опытный преподаватель, не говоря уже об учителях со средними способностями и знаниями.

Нельзя не отметить ещё и того, что автор привлекает к изучению на уроках географии много лишнего материала, советуя рассказывать на этих уроках о жизни государственных людей, поэтов, художников, знакомить учеников с историей денег, книг и мн.др. Все эти советы остаются pia desideria, внушенными увлечениями автора географией из прекрасной дали от действительности не только русской школы, но и Западно-европейской.

Останавливая внимание на указанных недостатках книги Гейки, мы в тоже время не можем не сочувствовать стремлению автора поставить изучение географии на «правильные основы». Никто, конечно, не станет защищать печальную постановку географии в современной русской школе, заставляющую детей проливать слезы над усвоением географической номенклатуры при самом начале изучения курса и ставящую географию в разряд «нелюбимых» предметов… Урок географии часто даёт работу одной памяти, не затрагивая ни чувства, ни детской наблюдательности. Является настоятельная необходимость изменить характер преподавания географии, чтобы придать ей тот глубокий и непреходящий интерес, который должна представлять наука об обитаемой нам земле. Для учителей, которые пожелали бы избрать новый путь в школьном преподавании географии, книга Гейки, несомненно, даст много ценных указаний и советов принципиального свойства, которые заставят их глубже и вдумчивее отнестись и к детям и географическому материалу. Особенного внимания заслуживают те главы методического руководства, где излагаются общие принципы преподавания географии (2 и 3 гл.).

Автор восстает против изучения географии с первых же шагов по учебнику, через «книжные очки», и совершенно справедливо осуждает преподавателей, начинающих изучение географии с уроков о виде Земли, параллелях, меридиане, экваторе, полюсе и т.д. «Помещение этих сведений», по его мнению, «на порог изучения географии является характерной чертой нашей системы, вернее, отсутствия системы в этом отделе преподавания» (8 стр.). Ежедневный урок обыкновенно сводится к запоминанию учащимися известного числа параграфов из учебника, лишь изредка пополняемых рассказом учителя. Такое преподавание вредно для учителя, превращая его в простую машину, механический работающую в пределах предписанных учебников, и губительно для детей, истомляя детскую память, не давая взамен ничего положительного.

Написанная простым и живым языком, книжка читается от начала до конца с интересом.

Мысли Гейки о преподавании географии заслуживают серьезного внимания, прежде всего, со стороны преподавателей этого предмета, а затем и всех лиц, кому дороги интересы нашей школы.

Весьма ценными являются и обстоятельно составленное переводчиком «Примечания» (131 – 182 стр.), дающие возможность познакомиться с русской и иностранной литературой и по разным отделам географии.

Руководство Гейки можно рекомендовать для приобретения в библиотеки средних учебных заведений, учительских институтов, семинарий и городских училищ.

* * *

Я. Руднев. Краткое руководство по методике географии. Для учительских семинарий и школ, педагогических классов женских гимназий и епархиальных женских училищ. Изд. 2-е (1-е издание допущ. Ученым Комит. М.Н. Просв. в библиотеки учительских семинарий и низших учебных заведений). Спб. 1909. 96 стр. Ц. 50 коп.

Руководство г. Руднева состоит из введения, четырех небольших глав и приложения. Введение (5–21 стр.) содержит краткий очерк развития землеведения, в котором автор вполне уместно знакомит читателя с постепенным накоплением географических сведений по мере роста человечества, начиная с древнего мира и заканчивая характером и содержанием современного землеведения. В первой главе (21– 32 стр.) говорится о развитии географии, как учебного предмета, о значении географии и о том минимуме требований, которым должен удовлетворять учитель географии. Вторая глава посвящена раскрытию методов обучения и главных дидактических правил: наглядность, географическая номенклатура, интерес, и формы обучения и проверка изученного (32– 43 стр.). В третьей главе: «Отделы элементарного курса географии» (43–71 стр.) автор останавливается на выяснении понятие о родиноведении, которое должно состоять в усвоении основных географических понятий путём исследования явлений, встречающихся в пределах того пространства, которое учитель может изучить со своими учениками (44 стр.). Здесь же даются руководящие указания относительно прохождения курса родиноведение, об объеме сведений из математической географии, которые полезно сообщить при элементарном изучении географии, о географической карте и др.

Четвертая глава (71–90 стр.) посвящена вопросу о пособиях необходимых при изучении географии: учебнике, атласе, стенных картах, черчении карт, о теллурии, глобусе, географических картинах, коллекциях предметов в естественном виде, моделях, рельефах и географическом чтении. В приложении содержится перечень главных пособий по методике и дидактике учебной географии, учебников для низших и средних учебных заведений, географических атласов, стенных и репетиционных карт, картин, хрестоматии и справочных изданий.

Как видно из содержания рассматриваемой книжки, автор ставит своей задачей дать ряд практических указаний, которые могли бы найти применение в низшей школе при обучении географии. При этом, по скромному его заявлению, «предлагаемая программа курса географии является только примерной, и в начальных школах разных типов и в отсутствии вполне соответствующих ей учебников допускает возможность разнообразных изменений и сокращений» (предисловие, 3 стр.)

Принимая во внимание, что «краткое руководство» предназначено для учительских семинарий, педагогических классов женских гимназий и епархиальных женских училищ, мы можем с уверенностью сказать, что при раскрытии методических положений автором избран совершенно правильный и целесообразный путь: не вдаваясь в теоретические изыскания и не пытаясь научно осветить и обосновать те или иные мысли, он ясно и общедоступно излагает самые существенные и проверенные на опыте положения, причем указания личного опыта он подкрепляет тем, что есть лучшего в методиках Соколова, Гейки, Раевского и др. Зная по личному опыту контингент учащихся в названных автором учебных заведениях и их умственное развитие, мы можем вполне согласиться с ним, что его руководство должно ввести учащихся, не обладающих специальной географической подготовкой, в понимание географии как науки и как учебного предмета, и дать краткий свод до известной степени уже установившихся положений методики и дидактики учебной географии. Книжка г. Руднева является весьма полезным руководством и для слушателей, открываемых в настоящее время педагогических курсов для подготовки начальных учителей, и для воспитанников учительских институтов. Поэтому ее можно рекомендовать для приобретения в фундаментальные и ученические библиотеки названных учебных заведений.

* * *

А. Павлов. О начальном преподавании географии. Москва. 1902. страница 18. Сергий Меч. География как наука и как учебный предмет. Третье издание. Москва. 1906. 28 стр. Ц. 20 к. – Склад изданий при типографии Т-ва И. Кушнерев.

Первая брошюра представляет собой реферат, читанный в географическом отделении Московского педагогического общества; вторая – речь, сказанную в заседании географического отдела общества любителей естествознания в Москве. Хотя названные брошюры и не дают систематических указаний о преподавании в школе географии, но они заслуживают полного внимания преподавателей этого предмета, как авторитетный протест против царящей в географической области схоластики, содействующий произрастанию в школе «горьких корней». «Соединим наши усилия», горячо призывает проф. Павлов учителей географии, «чтобы в нашей географической области повырвать горькие корни и посеять вместо них здоровое семя настоящего научного знания. Если она не будет посеяно и выращено в младших классах или в начальных училищах, мы никогда не дождемся тех сладких плодов, которые обещают нам охранители горьких корней». Неудовлетворительную постановку преподавания в нашей школе отмечает и г. Меч, который искренно скорбит об этом потому, что «живая наука о живой земле не может не иметь большого педагогического значения». Он «глубоко верует» и «страстно надеется», что ряды педагогов, превращающих занятие географией в простое выпрашивание урока, заданного по учебнику, будут быстро редеть и что на смену их станут люди, серьезно и вдумчиво относящиеся к своей задаче, – люди, понимающие, что прекрасный Божий мир не может быть заменен никаким учебником (13 стр.). Одушевлённый такой верой, автор и стремится сделать общим достоянием то, что добыто им после многих лет труда и продолжительных усилий мысли. В книжке Меча преподающие географию найдут немало глубоко верных замечаний о значении географических карт, о черчении, о географической номенклатуре, а равно и о тех приемах изучения географии, при помощи которых можно сделать этот предмет и поучительным, и развивающим для детей (17–27 стр.). Написанная простым и живым языком, согретая любовью к детям, от которых уроки географии в большинстве школ закрывают живой мир, брошюры дают полезные указания, особенно начинающим преподавателям, о характере сообщения детям географических сведений и могут предостеречь их от тех мерцающих приёмов на уроках географии, которые убивают детское воображение и подавляют память учащихся13.

* * *

1

См. ст. Г. Иванова «О способах преподавания географии за границей». Журн. Мин. Нар. Проств. 1901 г. №9, стр. 1 – 23 (Совр. летоп.).

2

«Арабески» Мысли о географии, стр. 674–675. Идз. сочинений Тихонравова.

3

См. цит. ст. Иванова, стр. 2.

4

«О преподавании географии», стр. 3– 4.

5

Учебник Воронецкого, ч. 2, стр. 51–52.

6

Там же, стр. 50–51.

7

«Быть скучным – тяжкий грех преподавателя» (Дистервег).

8

В Вене, напр., более 30 лет издается специальный орган школьной географии на немецком языке «Zeitschrift für die Schulgeographie».

9

С. Меч. География, как наука и как учебный предмет. 3-е изд. Москва, 1906, стр. 13.

10

См. учебники Воронецкого, Плетенева, Гречушкина (для низших училищ) и другие.

11

См. первые главы со. Гейки «О преподавании географии, где высказываются мысли о желательной постановке географии».

12

А.П. Нечаев. Начальный курс географии с методической точки зрения. Москва. 1909 г., стр. 15.

13

Как на «поучительный пример», г. Меч указывает, что в одном учебнике географии при описании Мексики на одной странице встречаются названия: Оризаба, Попокатепетль, Мехико (Мексика тож), Вера-Крусь, Тампико, Матомарос, Мазатлань, Акопулько и др. (17 стр.). Добросовестный учитель взял новейший из существующих учебников, о котором он читал лестные отзывы в печати, и, не чувствуя себя компетентным, не решился выпустить ни одного слова.


Источник: География как учебный предмет в наших школах. Методические руководства по географии / [Рец. М. Григоревский]. - [Санкт-Петербург] : тип. И.Н. Кушнерев и К°, [1912]. - 16 с.

Комментарии для сайта Cackle