Азбука веры Православная библиотека профессор Митрофан Дмитриевич Муретов Из академической жизни: Виктор Михайлович Васнецов ― почетный член Императорской Московской Духовной Академии


профессор Митрофан Дмитриевич Муретов

Из академической жизни: Виктор Михайлович Васнецов ― почетный член Императорской Московской Духовной Академии

Виктор Михайлович Васнецов – Почётный член Императорской Московской Духовной Академии

В собрании академического совета 29 – го сентября 1914 -го года, посвящённом избранию почётных членов Академии, по случаю её столетия, среди других избран был, по представлению М. Д. Муретов, профессор живописи, действительный статский советник, Виктор Михайлович Васнецов, как выдающийся русский художник, оригинально объединивший в одном художественном синтезе религиозные идеалы византийской и русской живописи и своим художественным гением глубоко приникший к тайне святости тела душевного на пути его преображения в тело духовное. 17 – го апреля диплом на это звание вручён был Виктору Михайловичу, в его квартире, Преосвященным Ректором Академии Фёдором, Епископом Волоколамским, в присутствии профессоров Академии – М. Д. Муретова и Д. И. Введенского. При этом М. Д. Муретов произнёс следующее приветствие:

«Глубокоуважаемый Виктор Михайлович!

Императорская Московская Духовная Академия приобщила Вас к себе в звании её Почётного Члена. Руководилась она не общепризнанною славою Вашею, как звезды первой величины на художественном небосводе и имела в виду не недосягаемое мастерство Ваше в высокохудожественной трактации многочисленных и разнообразных сюжетов от французского балагана и русских – дьячка и мелкого чиновника («с квартиры на квартиру») до легендарных птиц певчих «Сирин и Алконост», русской сказки («Алёнушка» и др.) и русских былин («Богатыри» и др.). Это, так сказать, мирское творчество Ваше – не компетенции духовных Академий, – оно уже давно и достойно оценено знатоками и мастерами живописи. Как духовная, по своему назначению,– долженствующая быть матерью – кормилицею духа,– наша Академия чтит духовно – религиозное, частнее – богословско-христианское, в особенности – православно – церковное проявление Вашего художественного таланта.

И здесь она отметила две главные стороны.

Одна – временно – историческая, преходящая и национально – русская. Она проявляется в достигнутом Вами высокохудожественном синтезе византийского и русского идеалов религиозной живописи,– в органическом сращении их в один живой идеал, представляемый Вашими воспроизведениями святых типов православной греко – русской церкви. А это могло быть достигнуто Вами благодаря не только художественному постижению, но и вдумчивому научному изучению православного духа в его византийском и русском художественных проявлениях. Эта сторона Вашего религиозно -церковного художественного творчества глубоко национальна и должна служить гордостью и славою современной русской живописи. Она отвечает исконным предчувствиям и стремлениям как руссов так и византийцев,– усилившимся с того времени, как побрачившийся с единственною наследницею последнего византийского царя Константина Палеолога Софьею Палеолог московский князь Иван III Васильевич получил все права на византийский трон. В особенности теперь, когда так ясна перспектива церковно политического объединения Петрограда с Царьградом,– когда византийские и русские прозрения идут к явному осуществлению.

Но в Вашем художественно – религиозном творчестве есть и другая духовная, точнее -более духовная, сторона, непреходящая, общечеловеческая. Это – достигнутое Вашим художественным устремлением глубокое проникновение к великой общечеловеческой, даже космической, тайне святой плоти на пути её преображения из тела душевного в тело духовное,– даже некое проникновение этой тайны и постижение её Вашим художественным гением. Лики многих начертанных Вами святых, особенно Богоматери с Младенцем – Спасителем, на Ваших картинах как бы проявляют невидимые лучи небесного света и так сказать веют святым вдохновением. Как в лике и одеждах Преобразившего Спасителя, в них можно замечать, может быть даже сверхсознательное, стремление художника отразить предназначенную им славу божественного осияния. А в «Преддверии рая» все,– в особенности две мученицы: с мечом – св. Варвара и в венце – св. Екатерина,– хотя и умерли, но живут невидимою таинственною жизнью,– как посеянное зерно, тлея под землёю, невидимо и таинственно возрастает в новое живое растение с плодами его. Это – плоть умершая и тленная, но таинственно живущая и растущая о Христе из тела земляно – душевного в тело духовно небесное. Всё преддверие рая с верою-надеждою-любовью ждёт того часа, когда, выросши из-под тьмы и тления земли на необъятный просто надземной жизни, небесного света и духовного воздуха,– услышать победный клич жизни и блаженства: «Смерть, где твоё жало? Ад, где твоя победа?» – Да, своими вдохновенными художественно – религиозными творениями Вы внушаете зрителю таинственный порыв к небу и духу и действенно зовёте смертных верующих к жизни вечной и блаженной.

Эти две главнейшие стороны Вашего религиозно – художественного творчества, кратко указанные в дипломе, духовно роднят Вас с Духовною Академией.

Но мне хочется теперь отметить и Ваше родство Академии по плоти. Доселе духовная школа, и в частности высшая – академии, в подавляющем большинстве своих питомцев суть школы духовно-сословные: – детей иереев, диаконов, псаломщиков, трапезников, просвирен. По какому-то странному предубеждению в нашем духовенстве есть сильное нерасположение к художеству вообще и живописи в частности,– заметна робость отдавать свои силы на служение искусству, за исключением разве одного вокального, и то не далее элементов и практического применения на клиросе. На все попытки идти против этого предубеждения смотрят недоверчиво, даже враждебно, как на свойственные только неудачникам во всех других деятельностях. Вот почему нам почти неизвестны из духовенства поэты, литераторы, особенно живописцы и скульпторы. Во всяком случае, они теряются в сонме великих и средних и малых художников из других сословий.

Вы, Виктор Михайлович, как великий художник из детей бедного духовенства, являете собою для него привлекательный образец и действенный пример разнообразных возможностей и высоких достижений в живописном искусстве. Вы, в своём лице, неотразимо осуждаете это предубеждение нашего духовенства и мощно зовёте всех способных в нём смело вступать на путь хотя и трудного, но усладительного служения живописи, как и всякому другому искусству.

Кончаю естественною в настоящее время просьбою к Вам. Мы переживаем святые и великие события. Без сомнения, они будут ознаменованы и соответствующими им великими и святыми памятниками искусства, разумею храмы Духовной Главе Церкви Православной – Спасителю Богочеловеку. Кому же из современных художников, как не Вам, Виктор Михайлович, украсить этот храм живописью? Конечно, это быть может – дело не малых лет и не близкого будущего. Но ничто не препятствует Вам теперь же начать эскизные работы. Простите меня за это вторжение моё в планы Ваших работ. Но… особенности Вашего религиозно – художественного творчества так исключительно, даже как бы предопределительно, соответствуют порождаемой современными событиями идее будущего храма Спасителю – Богочеловеку, что я не мог удержаться, чтобы не высказать этого, быть может не совсем тактичного, но искреннего и доброго, а потому и простительного пожелания».

После этого Преосвященный Феодор, вручая Виктору Михайловичу диплом, сказал:

«Как внешнии знак Вашего родства Академии, и именно по духу,– она и вручает Вам свой диплом на звание её Почётного Члена. Мне хотелось бы думать, глубокочтимый Виктор Михайлович, что Ваше художественное творчество, как и наше научно – богословское академическое творчество, черпают свои силы и жизненность из одной и той же стихии -религиозной, церковной. Эта стихия вдохновляла и вдохновляет ум к созданию бессмертных произведений Вашего художественного таланта, который Вы так сыновне принесли на служение и в дар своей духовной матери – православной Церкви. И Ваш этот труд идёт в этом отношении параллельно нашему. Драгоценная риза Св. Церкви веками ткалась художниками слова, талантом поэзии и живописи, а наипаче творчеством просветлённою благодатию Св. Духа, духа человеческого в области догматов веры, порядка, церковной жизни в области литургической и канонической. В эту прекрасную ризу, облекающую и украшающую тело Церкви и Ваша рука, вплела прекрасные ткани, служащие к религиозному восторгу и умилению многих верующих. Да благословит Вас Господь и укрепит ещё на многие года служить данным Вам от Бога талантом на пользу Его Св. Церкви».

В ответной речи своей В. М. за оказанную ему честь просил передать глубочайшую благодарность Совету Академии, а в нарочитом посещении его мастерской Преосвященным Феодором он видит святительское благословение и освящение его посильных трудов. Между прочим, о своих жанровых картинах из быта духовенства, мелкого чиновничества и др. заметил, что они написаны были им в период бывшего у него, как вероятно и у многих, «духовного облысения», после коего он отдался народной русской душе, как она проявляется в сказках и былинах. Переход к работам религиозного содержания В. М. считает делом Вышнего предуказания и Божьего внушения. Правда, в детстве и юности он много занимался религиозными сюжетами, но это было скорее следствием внешнего влияния обстановки (иконопись и здание сельского храма), чем внутреннего увлечения. В начале своей художественной деятельности В. М. отдавался преимущественно мирским сюжетам (жанр). Его работы религиозного содержания начались позднее, и первым его трудом в этой области была его знаменита. «Богоматерь с Младенцем – Спасителем». В первоначальном эскизе эта картина находится в столовой квартиры художника. К сожалению, картина стояла так, что её трудно было рассмотреть ясно,– да и время не позволяло этого. Затем к своей светлой и просторной мастерской (стильная вышка на доме) В. М. показал нам и другие свои работы: Куликовскую битву, Апокалипсические видения и мн. др. Особенно сильное впечатление произвело большое полотно «Спящая Царевна» – символически воспроизводящая как бы всю Русь в её древней сказочной обстановке. На картине всё живое, начиная от царевны, спит глубоким сном, с закрытыми глазами,– и только у двух кукол глаза открыты. Не касаясь научно – исторической и художественной сторон картины,– кроме самой царевны, особенно запечатлелись: спящий медвежонок – годовик и девка -семилетка, сладко заснувшая над разогнутою книгою Глубинною (Голубиною), В. М. сообщил, что на картине была нарисована ещё, и нарисована весьма удачно, спящая собачка -дворняжка («она тоже уснула, и уснула хорошо», говорил В. М.), но, по совету других, он снял её с картины, как несоответствовавшую древне – русской домашней обстановке. На виднеющемся вдали клочке озера или болота (тоже спящей – стоячей воды) вместо купавки В. М. намерен нарисовать сказочную лебедь, тоже в сонном виде.

Картина ещё не совсем закончена. Интересно было бы видеть это сонное царство проснувшимся. Картина, можно сказать, переполнена содержанием: чем долее всматриваешься в неё, тем более замечаешь в ней разных деталей.

Виктор Михайлович – сын сельского священника Вятской губернии. Родился в 1848 -м году, учился в Вятской духовной семинарии в течении пяти лет, и всегда шёл в первом разряде. В детстве самоучкою занимался рисованием, потом в семинарии – под руководством учителя рисования. После первого года богословского класса В. М., подготовившись, поступил в Академию Художеств, в 1868 -м году. Таким образом, влияние богословского образования на Викторе Михайловиче сказалось в особом, оригинальном, идейно – богословском характере художественной трактации религиозных сюжетов. Несмотря на свой почтенный возраст, Виктор Михайлович ещё преисполнен телесной силы и духовной энергии. Мы расстались с ним, пожелав ему ещё много – много лет плодотворно работать излюбленным им трудом на славу и пользу России и Церкви.

Главнейшие работы Виктора Михайловича хранятся в Московской Третьяковской Галерее и Петроградском Музее Александра III. В них же находятся и первоначальные эскизы и подготовительные оригиналы религиозной живописи В. М – ча соборов в Петрограде (Воскресенском), Киеве (Владимирском), Варшаве, Дармштадте.


Источник: Муретов М.Д. Из академической жизни: Виктор Михайлович Васнецов – почетный член Императорской Московской Духовной Академии // Богословский вестник, 1915, 6. – С.885-890.

Вам может быть интересно:

1. Греческое "житие" св. Климента еп. Словенского профессор Митрофан Дмитриевич Муретов

2. Из церковной жизни православного Востока: I. Евхаристический конгресс римских католиков в Иерусалиме профессор Иван Николаевич Корсунский

3. К биографии Иннокентия, арх. Херсонского профессор Николай Иванович Барсов

4. Жизнь Стефенса Иван Васильевич Киреевский

5. Судьба католического епископа Германа из Юрьева Ливонского архимандрит Макарий (Веретенников)

6. Жизнь святого Саввы, первого архиепископа Сербского профессор Петр Симонович Казанский

7. Подвиги и страдания сщмч. Космы Равноапостольного протоиерей Александр Горский

8. Житие святого Германа, Свияжского Чудотворца, второго архиепископа Казанского на чувашском языке епископ Никанор (Каменский)

9. Константинопольский патриарх Кирилл VI профессор Иван Иванович Соколов

10. Автобиография святейший Григорий II Кипрский, патриарх Константинопольский

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс